Меню Рубрики

Дупликационная киста 12 перстной кишки

Киста – это болезненное образование, полость в разных органах и тканях, содержимое которой – жидкость или отмершие клетки.

Медики различают истинные и ложные кисты: истинная выстлана эпителием, ложная нет. Киста может развиться внутриутробно (врожденная) или в процессе жизни (приобретенная).

По гистологическому строению кисты бывают:

  • ретенционные – возникают вследствие закупорки протока железы;
  • дупликационные – удвоение участка органа, на протяжении пищеварительного канала могут развиться в любом месте;
  • паразитарные – начальная стадия развития ленточных червей;
  • травматические – образуются при вдавливании эпителия в подлежащие ткани, характерно для кистей и стоп;
  • дизонтогенетические – образуются, если вовремя не рассасываются эмбриональные каналы и щели, в кишечнике это остатки желточно-кишечного хода;
  • опухолевые – возникают внутри злокачественных образований, часто многокамерные.

По количеству камер, образованных внутренними перегородками, кисты бывают одно-, двух-, трех – и многокамерными. До 80% кист кишечника имеют одну камеру.

Симптоматика полностью зависит от места расположения кисты. По неизвестным причинам излюбленная локализация – сигмовидная и прямая кишка, реже тонкая кишка и брыжейка или место прикрепления к задней стенке живота. Редко встречается поликистоз кишечника.

Пока киста имеет небольшие размеры, она никак себя не проявляет. При увеличении могут появиться такие симптомы:

  • нерезкие боли в животе без четкой локализации, тянущие либо схваткообразные (колики);
  • метеоризм, недержание газов, в тяжелых случаях – кала;
  • ощущение неполного опорожнения кишечника;
  • при кисте большого размера в перианальной области и промежности можно прощупать плотный безболезненный эластичный узел, не спаянный с кожей;
  • боли в промежности;
  • чувство присутствия постороннего тела в кишечнике;
  • частые и безрезультатные позывы к мочеиспусканию и дефекации;
  • чередование запоров и поносов;
  • примесь крови в кале;
  • вздутие живота;
  • изменение формы стула (кал тонкий, как карандаш).

Возникают в случае воспаления или нагноения, характерны признаки интоксикации:

  • пульсирующая боль в месте воспаления;
  • тошнота;
  • утомляемость, вялость и сонливость;
  • головная боль и головокружение;
  • повышение температуры тела до лихорадки;
  • ломота в суставах и теле;
  • вторичное малокровие (бывает не всегда).

Если киста самопроизвольно прорывается в полость кишечника и удаляется естественным образом, то общее состояние улучшается.

Трудно установить конкретную причину, но статистика утверждает, что имеют значение такие факторы риска:

  • подтвержденный рак или доброкачественная опухоль у кровных родственников;
  • злоупотребление алкоголем;
  • курение, особенно несколько пачек крепких сигарет в день;
  • низкая физическая активность, сидячий образ жизни;
  • преобладание в пище красного мяса;
  • поедание большого количества жира животного происхождения;
  • употребление большого количества свежего белого хлеба и сдобы;
  • частые запоры;
  • неспецифический язвенный колит или хроническое воспаление слизистой толстой кишки;
  • недостаточное содержание в пище витаминов и микроэлементов;
  • дефицит овощей и фруктов в еде;
  • избыточная масса тела.

Если имеются несколько факторов риска, то к различным изменениям здоровья нужно относиться настороженно, не откладывая обследование в долгий ящик.

Достаточно часто кисты прямой кишки образуют свищи или открытый ход между полостью и кожей. Свищи образуются в процессе нагноения, когда содержимое кисты прокладывает себе дорогу наружу. Ход свища обычно располагается рядом со сфинктером прямой кишки. Там же могут располагаться припухлости, болезненные при надавливании.

Если киста расположена выше, то обнаружить ее без обследования невозможно. Используется инструментальная диагностика:

  • ректороманоскопия – осмотр при помощи ректоскопа (широкий зонд с освещением) прямой и начального отдела сигмовидной кишок, общая глубина осмотра не более 25 см;
  • фиброколоноскопия – осмотр эндоскопом (зонд с освещением и видеокамерой, возможностью забора материала для биопсии) толстого и части тонкого кишечника, средняя длина колоноскопа до 145 см;
  • КТ или компьютерная томография – хорошо виден размер кисты, можно предположить характер содержимого, определить опухоли, воспаления или метастазы;
  • МРТ – можно исследовать весь кишечник послойно, составить трехмерную модель патологического образования;
  • рентген кишечника с контрастом – используется редко;
  • осмотр и зондаж свищевого хода – для уточнения локализации.
  • исследование биоптата – если неясно, какими тканями киста образована или есть подозрение на злокачественное перерождение;
  • общеклиническое обследование – анализы крови, мочи, флюорограмма, ЭКГ – определение общего уровня здоровья;
  • кровь на онкомаркеры – определение вероятности рака.

Зависит от размера и места расположения кисты. Если образование обнаружено случайно при профилактическом осмотре или во время обследования по другому поводу и никак себя не проявляет, то первое время наблюдают за ее ростом и «поведением». Раз в полгода или чаще – как назначит врач – нужно проходить повторное обследование.

Киста не может рассосаться или исчезнуть самостоятельно. Уменьшаются в размере только гормонозависимые образования, но это совсем другая история. Однажды возникшая киста сопровождает человека до конца дней. Если она не увеличивается в размерах и не беспокоит, то можно ее не удалять. Однако требуется хотя бы раз в год контролировать ее состояние.

Это единственный радикальный способ вылечиться от кисты. Удаление необходимо, если образование увеличивается в размере и мешает прохождению пищевого комка. Кисты больших размеров могут стать причиной непроходимости, при которой требуется срочная операция.

Опасны воспаления и нагноения, когда в брюшной полости образуется очаг инфекции. Нагноившаяся киста может прорваться в брюшину, спаять между собой кишечные петли, распространить воспаление на пищеварительные железы и органы, расположенные рядом.

В ходе операции часть кишечника вместе с кистой удаляют, восстанавливая проходимость. Однако могут возникнуть осложнения, особенно если было нагноение. Возбудители из гнойного очага проникают в ткани, несмотря на все меры предосторожности. Воспаление тканей может принять хронический характер или стать часто повторяющимся (рецидивирующим).

Кисты на ножке удается удалить при помощи эндоскопической техники без вскрытия брюшной полости, но это возможно не всегда. Киста должна быть маленького размера, без признаков перерождения, с хорошо выраженной тонкой ножкой, единичная и находиться на расстоянии, доступном медицинской аппаратуре. Такие эндоскопические операции выполняются людям, не имеющим противопоказаний.

Самое неприятное осложнение – абсцедирование (частое нагноение) крестцово-копчиковой области, из-за чего анальный сфинктер становится несостоятельным (недостаточно смыкается). В этом случае дело может закончиться инвалидностью.

При обнаружении кисты больших размеров ее лучше удалить до того, как она нагноилась.

Проводится только в ходе подготовки к плановому хирургическому лечению, если нужно снять воспаление. Это не относится к срочным (ургентным) вмешательствам.

При плановой операции принимаются все меры для того, чтобы уменьшить возможное воспаление. Назначаются антибактериальные средства широкого спектра, при необходимости противовоспалительные, витамины, общеукрепляющие. Если есть сопутствующие болезни, назначаются консультации профильных специалистов.

После операции можно есть только то, что разрешил врач. Диета зависит от того, была ли удалена часть кишечника и какая именно.

Для профилактики желательно придерживаться принципов щадящего питания:

  • отказаться от сладкого – усиливает бродильные процессы, иногда можно съесть ложку натурального меда;
  • отказаться от готовых мясных блюд – колбас, копченостей, консервов, содержат много химических добавок;
  • уменьшить или убрать овощи, вызывающие повышенное образование газов – бобовые, капуста, редис, грибы;
  • не использовать или максимально ограничить острые специи – горчицу, уксус, перец;
  • отказаться от приготовления блюд в большом количестве жареного жира;
  • уменьшить крепость чая и кофе.

Прогноз благоприятный, если не доводить дело до нагноения. Реабилитационный период после удаления – если нет осложнений – занимает около месяца, дальше нужно на время ограничить физическую нагрузку. Через полгода или в сроки, обозначенные врачом, можно возвращаться к привычному образу жизни.

При кистах маленького размера раз в год нужно проходить профилактическое обследование.

Профилактика простая – размеренное питание качественными продуктами, умеренная физическая нагрузка, низкий уровень стресса и отказ от вредных привычек.

источник

Точность, легкость, быстрота!
Универсальная система — современный дизайн, высокая функциональность и простота в использовании.

Кишечные дупликационные (энтерогенные) кисты встречаются довольно редко. Они могут локализоваться в центральной нервной системе [1], перикарде [2], средостении [3], яичках [4], а также в любом месте по ходу желудочнокишечного тракта, преимущественно в области тонкой кишки [5, 6]. В литературе для обозначения такого состояния были предложены следующие термины: дупликация (удвоение), редупликация, двойная кишка, кишечная киста, гигантский дивертикул, энтерогенная киста [7]. В настоящее время наиболее часто используются два термина: энтерогенные кисты — для обозначения образований в центральной нервной системе [1] и кишечные дупликационные кисты -для обозначения кист, развивающихся по ходу кишечной трубки [8, 9]. Последние кисты обычно наблюдаются у детей [2, 3].

Кишечные дупликационные кисты — это врожденные аномалии, которые могут развиться в любом месте вдоль кишечного тракта, от ротовой полости до ануса. Такие кисты локализуются, как правило, в самой стенке или прилежат к стенке какой-либо части желудочно-кишечного тракта. H. Dardic и соавт. [10] предложили следующие диагностические критерии: наличие выстилки, соответствующей слизистой оболочке кишечника или желудка, гладкомышечного слоя и тесной связи с какой-либо частью желудочно-кишечного тракта. В то же время в литературе имеются описания кист, выстланных респираторным эпителием [5, 11] или многослойным плоским эпителием [12]. В отдельных наблюдениях отсутствовала связь кисты с желудочно-кишечным трактом [13].

Для объяснения патогенеза дупликационных кист было предложено несколько теорий. Теория аберрантной реканализации полостей объясняет удвоение тех участков желудочно-кишечного тракта, которые в своем развитии проходят солидную стадию (например, пищевод, тонкая кишка и толстая кишка) [14]. Существует мнение, что формированию изолированной полости предшествует скручивание или какая-либо сосудистая аномалия на проксимальном участке дивертикула. Такие полости могут полностью отделяться от стенки кишки, формируя изолированные дупликационные кисты [5, 9, 10]. Согласно теории внутриутробного нарушения кровоснабжения, дупликационные кисты развиваются в результате возникновения локальной сосудистой недостаточности при аноксии или какихлибо стрессовых ситуациях [15].

Кишечные дупликационные кисты обычно проявляются в течение первых лет жизни в виде пальпируемого образования, а также признаками кишечной непроходимости. У взрослых, помимо указанных симптомов, могут возникать аррозивные кровотечения при изъязвлении кист [16]. Кроме того, возможно озлокачествление дупликационных кист [5, 13, 17].

Лучевые методы исследования, как правило, подтверждают кистозную природу образования. При ультразвуковом исследовании (УЗИ) дупликационные кисты имеют вид гипоэхогенных масс с выраженными стенками и хорошей трансмиссией из-за наличия прозрачного жидкого содержимого или вид анэхогенных образований при кровоизлиянии или сгущении содержимого в просвете кисты.

Лечение заключается в полном хирургическом удалении таких кист [3, 5].

В качестве примера приводим собственные наблюдения.

Больная А., 33 лет, поступила в институт с жалобами на постоянные боли тянущего характера в эпигастральной области, голодные боли. По данным анамнеза, впервые стала отмечать голодные боли около 4 лет назад, в связи с чем проходила обследование в поликлинике по месту жительства. При эзофагогастродуоденоскопии установлен диагноз рефлюкс-эзофгита. Больной проводили курс антисекреторной терапии с временным положительным эффектом. Однако в последующем боли возобновились и постепенно усиливались, в связи с чем проводили повторное обследование, но никаких патологических изменений не было выявлено. Три года назад выполнено УЗИ брюшной полости, при котором обнаружено кистозное образование в области желудка и поджелудочной железы. При очередной эзофагогастродуоденоскопии выявлено пролабирующее в просвет желудка кистозное образование. Больная поступила в институт для дообследования и определения тактики лечения.

При поступлении общее состояние больной удовлетворительное, кожные покровы и видимые слизистые оболочки естественной окраски, чистые. Дыхание проводится во все отделы, хрипов не выслушивается, частота дыхания 16 в минуту. Границы сердца в пределах возрастной нормы, тоны сердца ритмичные, звучные. АД 120/80 мм рт. ст. Пульс 76 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения. Отеков нет. Язык чистый, влажный. Живот симметричный, участвует в акте дыхания всеми отделами. При пальпации в эпигастральной области чувствителен, симптомов раздражения брюшины нет. Перистальтика высушивается. Физиологические отправления в норме.

Данные лабораторных методов исследования в пределах нормы.

При УЗИ органов брюшной полости в эпигастральной области слева, в проекции желудка (в его просвете) определяется округлое образование, размером 53,1×49,6×45,6 мм, с четкими ровными контурами, по структуре анэхогенное, однородное, с наличием эхоплотной стенки толщиной до 4,1 мм. При наполнении желудка жидкостью создается впечатление, что образование исходит из его задней стенки, так как оно фиксировано к ней и не смещается при перемене пациенткой положения тела и кашлевом толчке (рис. 1). В режиме цветового допплеровского картирования данных о наличии кровотока в капсуле образования не получено. Заключение: киста (кистозное образование), исходящее из стенки или расположенное в полости желудка.

Рис. 1. УЗ-картина дупликационной кисты в просвете желудка, В-режим.

Больной поставили предварительный диагноз: кистозное образование желудка. С целью уточнения диагноза было решено произвести эндоскопическую диагностическую пункцию образования. Образование при инструментальной пальпации мягкое, создается впечатление, что оно имеет жидкостное содержимое. Произведена пункция образования с попыткой аспирации содержимого, однако густой его характер не позволил произвести данную манипуляцию через катетер. При помощи папиллотома произведена фенестрация кисты с аспирацией большого количества вязкого густого секрета цвета «кофе с молоком», без запаха. В процессе аспирации киста полностью спалась.

При цитологическом исследовании содержимого кисты обнаружен тканевой детрит, макрофагальная реакция, клетки плоского эпителия, преимущественно в состоянии деструкции.

Биохимическое исследование содержимого кисты: диастаза — 5 ед/л, CEA — 1887,6 нг/мл, СА 19-9 — 29707, 92 ед/л.

Таким образом, у больной имела место клинико-инструментальная картина дупликационной кисты желудка. В связи с чрезвычайно высоким уровнем онкомаркеров в содержимом кисты необходимо думать о ее малигнизации.

Больная была полностью информирована о характере заболевания, рисках и возможных осложнениях оперативного вмешательства, а также в случае отказа от него. От предложенного оперативного лечения, проведения эндоскопической биопсии стенки кисты пациентка воздержалась. В удовлетворительном состоянии она была выписана под наблюдение хирурга и онколога по месту жительства.

Больная З., 47 лет, поступила с жалобами на ноющие боли в верхних отделах живота. Считает себя больной с 17 лет, когда стали беспокоить периодические боли в верхних отделах живота, особенно после погрешностей в диете. Лечилась амбулаторно по поводу хронического гастрита. Три года назад развился приступ болей в эпигастральной области и больная была госпитализирована в городскую больницу, где при УЗИ диагностировано кистозное образование головки поджелудочной железы до 2 см в диаметре. Год назад у больной развился очередной приступ болей в эпигастральной области, сопровождавшийся однократным приступом рвоты и жидким стулом. По этому поводу она находилась на лечении в Институте гастроэнтерологии, где при УЗИ было установлено увеличение образования в головке поджелудочной железы до 3,3 см. Пациентка поступила в Институт хирургии им. А.В. Вишневского для обследования и лечения.

При поступлении состояние больной удовлетворительное, кожные покровы и видимые слизистые оболочки обычной окраски, чистые. Периферические лимфатические узлы не увеличены. В легких дыхание везикулярное, проводится во все отделы. Тоны сердца ритмичные, шумы не выслушиваются. Пульс удовлетворительного наполнения, 68 ударов в минуту. АД 110/70 мм рт. ст. Определяется варикозное расширение вен обеих нижних конечностей. Живот не вздут, симметрично участвует в акте дыхания, при пальпации мягкий, умеренно 67 болезненный в эпигастральной области. Симптомов раздражения брюшины нет. Перистальтика выслушивается. Физиологические отправления в норме.

При УЗИ и дуплексном сканировании сосудов брюшной полости печень не увеличена в размерах, переднезадний размер правой доли — 136 мм, левой доли — 66 мм, контуры четкие, структура паренхимы однородная, диффузно уплотнена. Желчный пузырь не увеличен, визуализируется с перегибом, стенки утолщены, содержимое однородное. Внутри- и внепеченочные желчные протоки не расширены. Гепатикохоледох определяется, диаметром 3,6 мм, просвет его свободный. Поджелудочная железа не увеличена в размерах, головка — 30 мм, тело — 11 мм, хвост — 18 мм. Контуры железы в проекции тело — хвост ровные, четкие, структура паренхимы однородная, диффузно уплотнена. Главный панкреатический проток не визуализируется. В проекции гепатодуоденальной связки определяется кистозное образование овальной формы, с четкими ровными контурами, размером 47,0×33,4 мм, по структуре анэхогенное, неоднородное с наличием эхоплотных, неравномерно выраженных перегородок в эхоплотной капсуле толщиной до 2,8 мм (рис. 2, а). При дуплексном сканировании данных о наличии кровотока в капсуле и перегородках образования не получено. По заднему контуру образования прослеживается ход общей печеночной артерии (рис. 2, б) без гемодинамически значимых изменений скорости кровотока.

а) Киста (указана стрелкой) в В-режиме (VP — воротная вена).

источник

К огромному сожалению, существуют самые разнообразные аномалии развития плода.
И, если непоправимые болезни встречаются достаточно редко — а самая частая хромосомная аномалия, болезнь Дауна, встречается в среднем около 1:700 родов, то разнообразные другие, менее опасные заболевания – гораздо чаще – до 1: 30 родившихся.

Среди прочих аномалий кисты брюшной полости встречаются редко – даже наиболее часто встречающаяся из этих кист — киста яичника плода – только в 1:1500-2000 случаев. Изображение кисты на УЗИ достаточно простое, всем (не только докторам) понятное.

И вроде бы все просто, но вот только с интерпретацией проблемы: что это за киста – яичника, селезенки, почки, брыжейки, сальника, атрезия ли это 12-перстной кишки, или это дупликационная кишечная киста, мекониевая киста, а может быть, это вовсе не киста, а похожее по ультразвуковому изображению заболевание — лимфангиома, пиелоэктазия, мегацистик, мегалоуретер, гипернефрома, непроходимость кишечника и т.д. – тут-то как раз проблемы.

Читайте также:  Разрыв кисты левого яичника последствия

Начать с того, что диаметр живота плода при проведении 1-го скрининга беременности всего 18 мм (толщина вашего пальца!), а во втором – около 40мм (т.е. меньше длины спички!). Соответственно, размер этой выявляемой кисты брюшной полости плода также небольшой – несколько миллиметров.

Попробуйте, разберитесь, откуда вдруг у плода взялась киста и что с ней делать! Встретить кропотливого в работе специалиста, дотошно выясняющего проблемы вашего, еще не родившегося, ребенка ой как не просто!

— А зачем нам эти академические бредни? – поинтересуетесь вы, — Родится, тогда и разберемся! Отвечу: «Киста кисте рознь, а с такими принципами дай Бог, чтобы хватило времени успеть разобраться с этой самой кистой новорожденного!»

Прогноз жизни и здоровья с кистами брюшной полости новорожденного самый различный:
так, киста яичника с большей долей вероятности самостоятельно пройдет без врачебного вмешательства, при атрезии же 12-перстной кишки необходимо срочное хирургическое вмешательство (и поэтому необходимо родоразрешение в специализированных перинатальных центрах). Практически все кисты подлежат тщательному динамическому УЗИ наблюдению первые 12 месяцев жизни ребенка, на основе которого решается прогноз и способ лечения.

Редким вариантом кист брюшной полости является энтерокистома
(или дупликационная киста брюшной полости, энтерогенная киста), образующаяся из незаросшего ductus omphalo-mesentericus (желточно-кишечного протока). Данную кисту очень трудно дифференцировать от геморрагической кисты яичника, что и подтверждает практика ведущих европейских клиник (точный диагноз устанавливается уже после рождения).

Однако есть важное отличие этих энтерогенных кист от кист яичника
– особое строение стенки энтерокистомы, содержащей элементы кишечной стенки: цилиндрический эпителий, Либеркюновы железы, ворсинки, гладкие мышечные волокна. Именно это отличие строения стенки кисты замечательно регистрируется с помощью методики УЗИ (см. фото).

Энтерокистомы часто остаются соединены с кишкой посредством тонкого соединительнотканного тяжа, их содержимое – негомогенное, иногда слоистое – слизь, холестерин, отторгнутый эпителий, что создает особенную УЗИ-картину.

Опасность таких кист в возможности спонтанного нагноения, что вызовет клинику смертельно опасного острого перитонита, возможен перекрут кисты и снова – клиника «острого живота», необходимость срочного оперативного лечения; также, при больших размерах кисты, возможно формирование кишечной непроходимости, и опять же требуется срочное оперативное вмешательство. Кроме того, отмечено статистическое сочетание энтерогенных кист с вертебральной патологией, именно поэтому рекомендуется при выявлении энтерокистомы внимательно изучить состояние позвоночника ребенка.

Таким образом, своевременное выявление энтерокистомы, надежно и достоверно проведенный с помощью УЗИ дифференциальный диагноз с другими кистами брюшной полости, плановое ее хирургическое лечение предупреждает возможность развития смертельно – опасных осложнений этой редкой разновидности кист брюшной полости.

И попадаться на удочку вроде «а там пустяковая киста, наверное, яичника, сама пройдет!» ох как не стоит!

На фото из собственной практики:

УЗИ. Второй скрининг беременности, 18 нед. Киста брюшной полости плода. Особенности расположения кисты позволяют ее расценивать как энтерогенную кисту.

УЗИ брюшной полости ребенка 3-х месяцев. Направлен с диагнозом «киста правого яичника». При исследовании выявлено кистозное образование, прилежащее к поверхности правого яичника, но не исходящее из него, со специфическим строением стенки, с негомогенным жидкостным содержимым. Диагноз кисты яичника исключен, установлен диагноз энтерокистомы. Пациентка направлена на консультацию хирурга. Своевременная и верная диагностика позволила уберечь ребенка от возможного негативного сценария развития этого заболевания.

Панорамное УЗИ брюшной полости, тот же случай. Панорамное УЗИ позволяет наглядно представить взаимное расположение кистозного образования и органов брюшной полости.

источник

Существуют разные классификации кист брыжейки, о большинстве из которых речь пойдет в этой статье.

В 1950 году Bears и соавт. предложили классификацию брыжеечных кист и выделили четыре основные категории:

  1. кисты, которые развиваются из-за нарушения эмбрионального развития;
  2. травматические кисты;
  3. неопластические кисты;
  4. инфекционные и дегенеративные кисты.

Несколько позже Ros с соавт. предложили гистологическую классификацию, в которую вошли пять групп:

  1. Лимфангиома.
  2. Кишечные дупликационные формы (кистозные формы удвоения кишки).
  3. Кишечные кисты.
  4. Мезотелиальные кисты.
  5. Непанкреатические псевдокисты.

Достаточно удобная классификация 2009 года, предлагаемая Georgios Metaxas с соавт., а именно:

I. Кисты лимфатического происхождения.

1. Простая лимфатическая киста.

II. Кисты мезотелиального происхождения.

1. Простая мезотелиальная киста.

2. Доброкачественная кистозная плевра.

3. Злокачественная кистозная плевра.

III. Кисты кишечного происхождения:

1. Кишечная дупликационная киста.

IV. Муцинозные кистозные новообразования:

2. Пограничная злокачественная муцинозная кистозная опухоль.

3. Муцинозная цистаденокарцинома.

V. Кисты урогенитального генеза.

1. Зрелая кистозная тератома.

2. Нейроэндокринная карцинома.

3. Веретеноклеточная кистозная опухоль.

VII. Не неопластические кисты:

VIII. Псевдокисты не панкреатического происхождения:

В зависимости от локализации выделяют такие типы кист:

  1. расположены в центре брыжейки между ее листами;
  2. в центре брыжейки, но с преимущественным ростом в одну из ее сторон;
  3. в корне брыжейки;
  4. у стенки кишки (киста у толстого кишечника часто диагностируется при колоноскопии под наркозом);
  5. в корне брыжейки с прорастанием в забрюшинную клетчатку.

Аутоиммунные заболевания — это группа заболеваний, характеризующихся повреждением и разрушением.

Если у пациента здоровые от природы зубы, то чаще всего.

Существует множество классификаций клиновидных дефектов, которые учитывают только глубинную характеристику.

В практике врачей рентгенологов нередко встречаются ситуации, когда на снимке.

В колопроктологии одним из основных методов диагностики и верификации диагноза.

Искусственные заболевания — это заболевания, вызываемые как умышленно (с целью.

Рак толстой кишки может проявлять себя по-разному. .

Очищение кишечника начинается прежде всего с очистки толстой кишки. Посредством.

Часть пищи, проходя через кишечник, не выводится полностью из организма.

Расстройство кишечника — наиболее распространенное заболевание в США, от него.

источник

Кистозные или трубчатые образования, напоминающие обычную кишку, выстланные нормальной желудочно-кишечной слизистой и имеющие гладко-мышечную стенку, могут встречаться вблизи любого отдела пищеварительного тракта — от рта до ануса. Согласно данным анализа 342 опубликованных случаев удвоения пищеварительного тракта, наиболее часто (51,5%) в патологический процесс вовлекается тощая и подвздошная кишка. По форме дупликации могут быть сферическими или тубулярными.

Чаще всего удвоения тощей и подвздошной кишки представляют собой сферические кисты, которые располагаются по мезентериальному краю кишечника и обычно имеют с ним общую мышечную стенку. Брыжеечные сосуды проходят над обеими поверхностями дупликации, снабжая одновременно и удвоение и подлежащую стенку кишки.

Как маленькие, так и большие кисты могут не вызывать кишечной обструкции и каких-либо других симптомов, пока не происходит инвагинация или зоворот. Единственным проявлением этой патологии может быть наличие в животе подвижного, свободно смещаемого образования.

Трубчатые удвоения аналогичны кистозным, но, в отличие от последних, сообщаются с просветом нормальной кишки. Протяженность тубулярных дупликаций варьирует от нескольких миллиметров до 90 см, а порой они распространяются на длину всего нормального кишечника. Сообщение с просветом кишки может быть в области как проксимального, так и дистального конца.

Если сообщение имеется только в области проксимального конца трубчатого удвоения, то просвет его может значительно расширяться кишечным содержимым, что иногда приводит к сдавлению кишки с обструкцией или к перфорации. Более часто сообщение отмечается в каудальном отделе, в таком случае удвоение легко опорожняется.

Пренатальная ультразвуковая диагностика энтерогенных дупликаций основывается на визуализации округлых или трубчатых кистозных образований с гипо- или анэхогенным содержимым в брюшной полости плода. Причем, если кисты содержат кровь или плотные компоненты, их эхогенность повышается. Несмотря на то, что стенка кисты, как правило, имеет двухслойное строение, эхографические признаки двойной выстилки стенки являются характерными для новорожденных, а не для плодов.

Согласно опубликованным результатам, пренатальная ультразвуковая диагностика энтерогенных кист возможна уже с середины II триместра беременности. Около одной трети новорожденных с энтерогенными кистами имеют сочетанную патологию. Причем кисты верхних отделов кишечника чаще сочетаются с патологией позвоночника, а кисты нижних отделов кишечника — с патологией пищеварительного тракта. Из 12 случаев кишечного дублирования, описываемых австрийскими учеными, 50% наблюдений было пренатально диагностировано; у половины пациентов не было клинических проявлений после рождения.

По данным венгерских исследователей, точность пренатальной диагностики энтерогенных кист составила 66,6%. D. Richards и соавт. в сообщении о пренатальной диагностике энтерогенной кисты отмечают, что специфическим эхографическим признаком дупликационной кисты является визуализация перистальтики ее стенки.

Наличие энтерогенной кисты у новорожденного является показанием к хирургическому лечению, так как очень высока вероятность появления серьезных осложнений, включающих в себя респираторные нарушения, кишечную непроходимость, перфорацию, кровотечение. При своевременном оказании хирургической помощи и отсутствии сопутствующей патологии прогноз благоприятный.

источник

Киста – это болезненное образование, полость в разных органах и тканях, содержимое которой – жидкость или отмершие клетки.

Медики различают истинные и ложные кисты: истинная выстлана эпителием, ложная нет. Киста может развиться внутриутробно (врожденная) или в процессе жизни (приобретенная).

По гистологическому строению кисты бывают:

  • ретенционные – возникают вследствие закупорки протока железы;
  • дупликационные – удвоение участка органа, на протяжении пищеварительного канала могут развиться в любом месте;
  • паразитарные – начальная стадия развития ленточных червей;
  • травматические – образуются при вдавливании эпителия в подлежащие ткани, характерно для кистей и стоп;
  • дизонтогенетические – образуются, если вовремя не рассасываются эмбриональные каналы и щели, в кишечнике это остатки желточно-кишечного хода;
  • опухолевые – возникают внутри злокачественных образований, часто многокамерные.

По количеству камер, образованных внутренними перегородками, кисты бывают одно-, двух-, трех – и многокамерными. До 80% кист кишечника имеют одну камеру.

Симптоматика полностью зависит от места расположения кисты. По неизвестным причинам излюбленная локализация – сигмовидная и прямая кишка, реже тонкая кишка и брыжейка или место прикрепления к задней стенке живота. Редко встречается поликистоз кишечника.

Пока киста имеет небольшие размеры, она никак себя не проявляет. При увеличении могут появиться такие симптомы:

  • нерезкие боли в животе без четкой локализации, тянущие либо схваткообразные (колики);
  • метеоризм, недержание газов, в тяжелых случаях – кала;
  • ощущение неполного опорожнения кишечника;
  • при кисте большого размера в перианальной области и промежности можно прощупать плотный безболезненный эластичный узел, не спаянный с кожей;
  • боли в промежности;
  • чувство присутствия постороннего тела в кишечнике;
  • частые и безрезультатные позывы к мочеиспусканию и дефекации;
  • чередование запоров и поносов;
  • примесь крови в кале;
  • вздутие живота;
  • изменение формы стула (кал тонкий, как карандаш).

Возникают в случае воспаления или нагноения, характерны признаки интоксикации:

  • пульсирующая боль в месте воспаления;
  • тошнота;
  • утомляемость, вялость и сонливость;
  • головная боль и головокружение;
  • повышение температуры тела до лихорадки;
  • ломота в суставах и теле;
  • вторичное малокровие (бывает не всегда).

Если киста самопроизвольно прорывается в полость кишечника и удаляется естественным образом, то общее состояние улучшается.

Трудно установить конкретную причину, но статистика утверждает, что имеют значение такие факторы риска:

  • подтвержденный рак или доброкачественная опухоль у кровных родственников;
  • злоупотребление алкоголем;
  • курение, особенно несколько пачек крепких сигарет в день;
  • низкая физическая активность, сидячий образ жизни;
  • преобладание в пище красного мяса;
  • поедание большого количества жира животного происхождения;
  • употребление большого количества свежего белого хлеба и сдобы;
  • частые запоры;
  • неспецифический язвенный колит или хроническое воспаление слизистой толстой кишки;
  • недостаточное содержание в пище витаминов и микроэлементов;
  • дефицит овощей и фруктов в еде;
  • избыточная масса тела.

Если имеются несколько факторов риска, то к различным изменениям здоровья нужно относиться настороженно, не откладывая обследование в долгий ящик.

Достаточно часто кисты прямой кишки образуют свищи или открытый ход между полостью и кожей. Свищи образуются в процессе нагноения, когда содержимое кисты прокладывает себе дорогу наружу. Ход свища обычно располагается рядом со сфинктером прямой кишки. Там же могут располагаться припухлости, болезненные при надавливании.

Если киста расположена выше, то обнаружить ее без обследования невозможно. Используется инструментальная диагностика:

  • ректороманоскопия – осмотр при помощи ректоскопа (широкий зонд с освещением) прямой и начального отдела сигмовидной кишок, общая глубина осмотра не более 25 см;
  • фиброколоноскопия – осмотр эндоскопом (зонд с освещением и видеокамерой, возможностью забора материала для биопсии) толстого и части тонкого кишечника, средняя длина колоноскопа до 145 см;
  • КТ или компьютерная томография – хорошо виден размер кисты, можно предположить характер содержимого, определить опухоли, воспаления или метастазы;
  • МРТ – можно исследовать весь кишечник послойно, составить трехмерную модель патологического образования;
  • рентген кишечника с контрастом – используется редко;
  • осмотр и зондаж свищевого хода – для уточнения локализации.
  • исследование биоптата – если неясно, какими тканями киста образована или есть подозрение на злокачественное перерождение;
  • общеклиническое обследование – анализы крови, мочи, флюорограмма, ЭКГ – определение общего уровня здоровья;
  • кровь на онкомаркеры – определение вероятности рака.

Зависит от размера и места расположения кисты. Если образование обнаружено случайно при профилактическом осмотре или во время обследования по другому поводу и никак себя не проявляет, то первое время наблюдают за ее ростом и «поведением». Раз в полгода или чаще – как назначит врач – нужно проходить повторное обследование.

Киста не может рассосаться или исчезнуть самостоятельно. Уменьшаются в размере только гормонозависимые образования, но это совсем другая история. Однажды возникшая киста сопровождает человека до конца дней. Если она не увеличивается в размерах и не беспокоит, то можно ее не удалять. Однако требуется хотя бы раз в год контролировать ее состояние.

Это единственный радикальный способ вылечиться от кисты. Удаление необходимо, если образование увеличивается в размере и мешает прохождению пищевого комка. Кисты больших размеров могут стать причиной непроходимости, при которой требуется срочная операция.

Опасны воспаления и нагноения, когда в брюшной полости образуется очаг инфекции. Нагноившаяся киста может прорваться в брюшину, спаять между собой кишечные петли, распространить воспаление на пищеварительные железы и органы, расположенные рядом.

В ходе операции часть кишечника вместе с кистой удаляют, восстанавливая проходимость. Однако могут возникнуть осложнения, особенно если было нагноение. Возбудители из гнойного очага проникают в ткани, несмотря на все меры предосторожности. Воспаление тканей может принять хронический характер или стать часто повторяющимся (рецидивирующим).

Кисты на ножке удается удалить при помощи эндоскопической техники без вскрытия брюшной полости, но это возможно не всегда. Киста должна быть маленького размера, без признаков перерождения, с хорошо выраженной тонкой ножкой, единичная и находиться на расстоянии, доступном медицинской аппаратуре. Такие эндоскопические операции выполняются людям, не имеющим противопоказаний.

Самое неприятное осложнение – абсцедирование (частое нагноение) крестцово-копчиковой области, из-за чего анальный сфинктер становится несостоятельным (недостаточно смыкается). В этом случае дело может закончиться инвалидностью.

При обнаружении кисты больших размеров ее лучше удалить до того, как она нагноилась.

Проводится только в ходе подготовки к плановому хирургическому лечению, если нужно снять воспаление. Это не относится к срочным (ургентным) вмешательствам.

При плановой операции принимаются все меры для того, чтобы уменьшить возможное воспаление. Назначаются антибактериальные средства широкого спектра, при необходимости противовоспалительные, витамины, общеукрепляющие. Если есть сопутствующие болезни, назначаются консультации профильных специалистов.

После операции можно есть только то, что разрешил врач. Диета зависит от того, была ли удалена часть кишечника и какая именно.

Для профилактики желательно придерживаться принципов щадящего питания:

  • отказаться от сладкого – усиливает бродильные процессы, иногда можно съесть ложку натурального меда;
  • отказаться от готовых мясных блюд – колбас, копченостей, консервов, содержат много химических добавок;
  • уменьшить или убрать овощи, вызывающие повышенное образование газов – бобовые, капуста, редис, грибы;
  • не использовать или максимально ограничить острые специи – горчицу, уксус, перец;
  • отказаться от приготовления блюд в большом количестве жареного жира;
  • уменьшить крепость чая и кофе.

Прогноз благоприятный, если не доводить дело до нагноения. Реабилитационный период после удаления – если нет осложнений – занимает около месяца, дальше нужно на время ограничить физическую нагрузку. Через полгода или в сроки, обозначенные врачом, можно возвращаться к привычному образу жизни.

При кистах маленького размера раз в год нужно проходить профилактическое обследование.

Профилактика простая – размеренное питание качественными продуктами, умеренная физическая нагрузка, низкий уровень стресса и отказ от вредных привычек.

источник

Булганина Н.А., научный сотрудник эндоскопического отделения

Годжелло Э. А., главный научный сотрудник эндоскопического отделения

Хрусталева М.В., руководитель эндоскопического отделения ФГБНУ «РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского»

Кисты пищевода встречаются нечасто, в большинстве случаев из-за небольших размеров протекают бессимптомно и у взрослых, как правило, являются случайной находкой при эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС) или компьютерной томографии (КТ). Они бывают врожденными и приобретенными. Врожденные кисты пищевода формируются из клеток переднего отдела кишечной трубки в период созревания трахеопищеводной перегородки на 4–8 неделях внутриутробного развития. Большинство кист находится в средостении и расположены вдоль пищевода, часть из них имеет соединение с его стенкой и лишь некоторые локализуются интрамурально. Различают дупликационные, энтерогенные и бронхогенные кисты. Приобретенные ретенционные кисты (мукоцеле) располагаются в подслизистом слое пищевода и образуются в результате закупорки протоков желез. При эндоскопическом исследовании киста обычно имеет вид мягкого подслизистого образования, легко меняющего форму при прохождении перистальтической волны и при инструментальной пальпации, а на компьютерных срезах представляет собой гомогенное образование с ровными краями. В настоящее время для уточненной диагностики подслизистых образований широко используется эндосонография (ЭУС). Во многих руководствах по ЭУС кисты пищевода описаны как анэхогенные образования с ровными краями, которые расположены в подслизистом слое. В действительности они могут располагаться в любых слоях стенки органа и, кроме того, иметь нетипичную эхоструктуру, что может приводить к неправильной интерпретации данных и ошибочным заключениям.

Читайте также:  Ребенок киста левого сосудистого сплетения

Продемонстрировать разнообразие эндосонографической картины кист пищевода, обуславливающее трудности диагностики.

Материал, методы исследования и результаты

В эндоскопическом отделении ФГБНУ «РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского» с 2005 г. по 2015 г. эндосонография была выполнена более чем у 550 пациентов с различными заболеваниями пищеварительного тракта. Из них у 29 пациентов были жидкостные интрамуральные образования пищевода (20), желудка (5) и двенадцатиперстной кишки (4) размерами от 5 до 30 мм. У 16 пациентов образования локализовались в подслизистом слое,у6—вмышечном,у2—вмышечной пластинке слизистого слоя, у 2 — на границе мышечной пластинки слизистого и подслизистого слоев, у 1 — в слизистом слое и у 2 пациентов в стенке органа без четкого указания слоя. Только 19 из 29 пациентов имели характерную ультразвуковую картину образований с анэхогенным однородным содержимым, причем все 9 пациентов с кистами желудка и двенадцатиперстной кишки вошли в эту группу. Анэхогенное неоднородное содержимое за счет гиперэхогенных включений было выявлено у 2 пациентов, анэхогенное содержимое с однородным гипоэхогенным тканевым компонентом — у 1, гипоэхогенное однородное содержимое — у 3 и гипоэхогенное неоднородное содержимое с гиперэхогенными включениями — у 4 (все — с кистами пищевода). Оперированы 2 пациента: эндоскопическая фенестрация кисты верхней трети пищевода (1), торакоскопическое иссечение кисты нижней трети пищевода (1).

Для более наглядной иллюстрации разнообразия эндосонографической семиотики кист пищевода приводим следующие клинические наблюдения.

Пациентка Н., 65 лет. Жалоб нет. ЭГДС: на расстоянии 25 см от резцов — подслизистое образование округлой формы, 6х8 мм, при инструментальной пальпации плотное, смещающееся относительно подлежащих тканей, слизистая над ним не изменена, смещается. ЭУС: в мышечном слое стенки пищевода — образование 15х10 мм однородной гипоэхогенной структуры, состоящее из двух долей, сливающихся в одну. Заключение: тканевое образование пищевода, расположенное в мышечном слое (вероятно, лейомиома). Повторные ЭГДС в течение 2 лет: без динамики. ЭУС через 2 года с помощью эхоэндоскопа с большей разрешающей способностью: в подслизистом слое стенки пищевода — жидкостное образование тех же размеров с анэхогенным содержимым. Капсулу образования образуют листки подслизистого слоя. Мышечный слой тонкий, прослеживается четко. Внутри образования определяются тонкие гиперэхогенные перегородки, разделяющие его на 2–3 камеры. Заключение: дупликационная киста пищевода, расположенная в подслизистом слое. Рекомендовано динамическое наблюдение. В данном случае возможности более совершенного оборудования и накопленный опыт позволили изменить интерпретацию ультразвуковой картины.

Пациент К., 43 года. Жалобы на дискомфорт за грудиной при приеме твердой пищи. КТ органов грудной клетки: лейомиома пищевода. Рентгенография: дефект наполнения протяженностью 5 см, суживающий просвет пищевода до 1 см. ЭГДС: подслизистое образование с 34 до 37 см от резцов. Инструментальная пальпация: образование плотной консистенции, покрывающая его гладкая слизистая легко приподнимается над ним. ЭУС: объемное образование 3,5–3,75 см с ровными, четкими контурами, неоднородной гипоэхогенной структуры, четко связанное с мышечным слоем стенки пищевода. Заключение: тканевое образование пищевода, расположенное в мышечном слое (вероятно, лейомиома). Во время торакоскопической операции выявлено опухолевидное образование, располагающееся в мышечном слое, размерами 5х3,5 см. При выделении образование вскрылось, выделилось небольшое количество детрита. Стенки кисты иссечены. Морфологическое исследование: деформированная фиброзная ткань, очаги гиалиноза, гладкомышечная упорядоченно расположенная ткань, очаги кальциноза и сосуды — киста пищевода.

Пациент М., 69 лет. Жалобы на периодическое ощущение першения в горле. Рентгенография: на уровне С7 — дефект наполнения длиной 6 см, наполовину перекрывающий просвет пищевода. ЭГДС: сразу за входом в пищевод — верхний край подслизистого образования, выдающегося в просвет на 1,5 см. Слизистая, покрывающая его, гладкая, местами голубоватого цвета, поверхность крупнобугристая. Нижний край образования — на 23 см от резцов. Основание широкое, при инструментальной пальпации образование мягко-эластичной консистенции. ЭУС: в мышечной пластинке слизистого слоя пищевода определяется полостное многокамерное анэхогенное образование с четкими контурами. Размеры на всем протяжении от 10х10 до 10х20 мм. При цветовом допплеровском картировании (ЦДК) кровоток не определяется. Заключение: многокамерная киста пищевода. Возможно эндоскопическое вмешательство — фенестрация кисты.

Пациентка Б. 38 лет. Жалобы на чувство кома за грудиной, затруднение прохождения твердой пищи. ЭГДС: с 22 до 24 см от резцов — подслизистое образование округлой формы, покрытое гладкой слизистой, с голубоватым оттенком, высота около 1 см, при инструментальной пальпации мягкой консистенции. ЭУС: гипоэхогенное образование однородной структуры с гиперэхогенными включениями (перегородки?) по наружному контуру. При ЦДК кровоток не определяется. Контуры образования ровные, четкие, размер 2х1,5 см. Образование связано с мышечным слоем стенки пищевода, при этом межмышечная соединительная ткань в мышечном слое стенки прерывается. Заключение: киста верхней трети пищевода. Выполнена эндоскопическая фенестрация кисты. После рассечения слизистого, подслизистого слоев и верхнего слоя капсулы кисты образовалось отверстие протяженностью 6–7 мм, через которое из ее полости выделилось очень густое мутное белесоватое содержимое. Дно полости кисты неровное, в виде небольших углублений с незначительными рубцовыми изменениями по типу дивертикулоподобных карманов. Рентгенография с водорастворимым контрастным веществом, введенным по катетеру: остаточная полость кисты объемом 1 мл. Через 2,5 месяца при контрольной ЭГДС — втяжение стенки с линейным рубцом в центре, по верхнему краю которого имеется свищевое отверстие диаметром 1–2 мм, из которого в небольшом количестве поступает мутная жидкость. При введении водорастворимого контрастного вещества по катетеру визуализируется остаточная полость кисты объемом около 1 мл. Через 1,5 месяца эндоскопическая картина та же. Гистологическое исследование биопсийного материала из полости кисты выявило цилиндрический эпителий выстилки (вероятно, энтерогенная киста). При повторной эндосонографии в мышечном слое определяется гипоэхогенное образование однородной структуры с ярким гиперэхогенным включением в центре (пузырек воздуха). Контуры образования ровные, четкие, размер 0,5х0,9 см. Межмышечная соединительная ткань в мышечном слое стенки прерывается. Рекомендовано дальнейшее наблюдение — ЭГДС и ЭУС 1 раз в год в течение 2 лет, далее один раз в два-три года. Учитывая наличие сообщения между кистой и пищеводом, обеспечивающего ее дренирование и препятствующего задержке содержимого в остаточной полости, инфицированию и дальнейшему увеличению полости в размерах, отсутствие признаков воспаления и малигнизации, а также клинических проявлений в виде дисфагии, болей, гипертермии, показаний к хирургическому лечению в настоящее время нет.

Обсуждение. В немногочисленных публикациях, посвященных эндосонографической диагностике кист пищевода, указано, что они имеют анэхогенную структуру, ровный контур и расположены в подслизистом слое. Однако мышечная оболочка образования может быть непрерывно связана с мышечной оболочкой пищевода. Это важно учитывать для дифференциальной диагностики с другими стромальными образованиями, так как кисты могут визуализироваться как гипоэхогенные однородные или гетерогенные очаги с анэхогенным компонентом из-за наличия гноя, крови или густого содержимого, что может изменить обычные ультразвуковые характеристики. При недостаточном разрешении и четкости ультразвукового изображения бывает довольно трудно дифференцировать тканевые и жидкостные гипоэхогенные образования, что может помешать правильной интерпретации изображения. Для подтверждения диагноза можно выполнить тонкоигольную пункцию под эндоскопическим ультразвуковым контролем (ЭУС-ТИП) и получить жидкое содержимое кисты и иногда фрагменты стенки. При этом необходима профилактическая антибиотикотерапия. Однако не следует забывать, что эндосонографическое заключение носит только предположительный характер, окончательно диагноз устанавливается на основе гистологического исследования операционного материала. Четких клинических рекомендаций по лечению кист пищевода нет. При бессимптомном течении обычно выполняют ЭГДС один раз в 2 года. При активной секреции киста может быстро увеличиваться в размерах, вызывая сдавление жизненно важных органов средостения, при инфицировании микробной флорой кисты могут нагнаиваться, осложняться кровотечением, перфорацией, возможно озлокачествление. В связи с этим ряд авторов рекомендует хирургическое лечение даже бессимптомных кист, что в настоящее время возможно выполнить миниинвазивными методами.

Повышение доступности ЭУС может изменить существующее представление о распространенности кист пищевода. Диагноз интрамурально расположенных полостных образований не всегда может быть легко установлен, так как ультразвуковая картина может отличаться от типичной как по внутренней эхоструктуре, так и по месту расположения относительно слоев стенки органа. ЭУС является важным методом дифференциальной диагностики интрамуральных кист пищевода, кист средостения и лимфатических узлов. Для определения тактики лечения кист пищевода необходимо большее количество наблюдений и выработка клинических рекомендаций.

источник

Доброкачественные опухоли двенадцатиперстной кишки встречаются редко.

Так, по данным клиники Мейо (США) на 6044 случаев опухолевого поражения этого органа лишь в 44 случаях имели место доброкачественные новообразования.

Они в среднем составляют 20,3 % всех доброкачественных опухолей тонкой кишки.

По данным A.Essinger (1963) при вскрытии они встречаются в 0,002% случаев.

Доброкачественные опухоли двенадцатиперстной кишки весьма разнообразны по своему происхождению и морфологическим характеристикам. Наиболее распространенными являются аденомы и аденоматозные полипы, а также лейомиомы и липомы, составляющие от 13 до 19,8%.

Мы наблюдали 36 больных с доброкачественными опухолями двенадцатиперстной кишки. Аденоматозные полипы были у 22 больных, лейомиомы — у 6, неврилеммомы — у 5, карциноиды — у 4, липома — у 1 больного.

Большинство доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки исходят из эпителиальной ткани, представляя собой различные варианты аденом. Согласно международной классификации опухолей №15 аденомы могут быть тубулярными (аденоматозый полип), ворсинчатыми и тубулярноворсинчатыми.

В двенадцатиперстной кишке наиболее часто описывают аденоматозные полипы. От простого полипа на ножке, который представляет собой как бы вытянутую дубликатуру слизистой оболочки, аденоматозный полип отличается широким основанием. В результате разрастания желез слизистой оболочки он может иметь как гладкую, так и бугристую поверхность.

Аденомы локализуются преимущественно в надсосочковой зоне. Аденоматозные полипы в 25% случаев являются множественными образованиями, часто встречасются при общем полипозе желудочно-кишечного тракта.

Микроскопически аденоматозный полип состоит из разного рода желез, выстланных слизеобразующим эпителием с базально расположенными ядрами.

В 1978 году M.Cooperman et. al. на основании анализа данных литературы и собственного опыта убедительно показали большую вероятность малигнизации аденоматозных полипов двенадцатиперстной кишки. В дальнейшем эти данные были подтверждены другими исследователями.

Малигнизацию полипа характеризует резкое увеличение размера «темноклеточных» желез, укрупнение ядер, появление эпителиальных тяжей, не образующих железистый просвет, и признаки инфильтрирующего роста. Лейомиомы двенадцатиперетной кишки составляют почти четвертую часть (22,7%) всех доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки.

Лейомиома является зрелой доброкачественной опухолью, источником развития которой являются гладкие мышцы стенок кишки. Предполагается, что генез их связан с диэмбриогенетическими закладками. Они возникают в любом возрасте у лиц обоего пола, чаще в возрасте 30-50 лет.

Макроскопически опухоль представляет собой четко отграниченный узел плотной консистенции, окруженный слегка склерозированными тканями, что создает впечатление инкапсуляции. Размеры ее самые разнообразные. Достигая даже очень больших размеров, они при этом могут не нарушать проходимости кишки.

По локализации в стенке кишки лейомиомы делятся на субсерозные (наружные) и субмукозные (внутренние). Субсерозные лейомиомы исходят из продольного слоя мышц и растут кнаружи в сторону серозной оболочки на широком основании или узкой ножке. Мы наблюдали больную с субсерозной лейомиомой двенадцатиперстной кишки размерами 20х14×10 см, которая явилась неожиданной находкой во время операции, не проявляя до того себя клинически.

Субмукозные лейомиомы происходят из циркулярного мышечного слоя и растут в сторону слизистой оболочки, постепенно сужая просвет кишки. Иногда, лейомиомы бывают множественными в виде изолированных или сливающихся узлов.

Микроскопически лейомиома состоит из опухолевых мышечных клеток веретенообразной формы, которые собираются в пучки, имеющие различное направление. Клетки окружены аргирофильными волокнами, образующими для каждой из них своеобразный футляр. Коллагеновые волокна встречаются в наибольшем количестве.

Опухолевые мышечные клетки отличаются от нормальных несколько большим размером, более плотным ядром. Цитоплазма не бывает ацидофильной. Ядра мышечных клеток при продольном сечении выглядят палочновидными, иногда пузырьковидными. С течением времени мышечные клетки могут атрофироваться, количество стромы увеличивается, вследствие чего опухоль приобретает строение фибролейомиомы.

Лейомиомы двенадцатиперстной кишки, как правило, обильно снабжены сосудами. При надавливании некоторых из них легко кровоточат. В опухолях нередко возникают нарушения циркуляции, приводящие к отеку и некробиозу тканей с последующим образованием очагов некроза и кист. При массивных очагах некроза, расположенных близко к слизистой оболочке, могут развиваться кровотечения. Обширные очаги распада субсерозной опухоли могут привести к перфорации стенки кишки и перитониту.

Считается, что лейомиома двенадцатиперстной кишки в 15-20% случаев может превращаться в злокачественную лейомиому или лейомиосариому.

Липома двенадцатиперстной кишки — зрелая опухоль из жировой ткани. Макроскопически она характеризуется узловатой формой, реже бывает нечетко отграниченной. Микроскопически опухоль построена по типу обычной жировой ткани и отличается от нее различными размерами долек и жировых клеток. Обилие в некоторых липомах сосудов позволяет говорить об ангиолипомах. При длительном существовании в липоме могут развиваться дистрофические изменения, обызвествления, а иногда — оссификация.

Невриномы — редко встречающиеся доброкачественные опухоли двенадцатиперстной кишки, источниками которых являются клетки оболочек нервных стволов. Наиболее распространенным вариантом является неврилеммома (шваннома). Опухоль обычно бывает одиночной и представляет из себя узел, связанный с нервным стволом. Масса ее может достигать 2,5 кг. Ткань на разрезе белесоватого или желтоватого цвета, с кровоизлияниями и участками слизистого вида.

Микроскопически опухоль состоит из переплетающихся нежноволокнистых структур, окрашивающихся пикрофуксином в желтый или желтовато-розовый цвет. Волокна собраны в пучки, которые располагаются беспорядочно, Между волокнами выявляются многочисленные клетки с овальными или вытянутыми ядрами. Клетки обычно располагаются параллельными волокнам рядами.

В большинстве опухолей обнаруживаются так называемые тельца Верокаи — небольшие нежноволокнистые пространства или узкие извилистые ленты, лишенные ядер, ограниченные правильно ориентированными клетками, расположенными в виде частокола. Эти тельца считаются патогномоничными для неврилеммом, хотя изредка наблюдаются также в лейомиомах, фибромах.

Характерно для неврилеммом наличие в центральных отделах опухоли крупных сосудов, нередко ангиоматозно расширенных. Стенки их часто поражены гиалинозом или фиброзом, имеется тромбоз. Часто в опухолевой ткани обнаруживаются дистрофические изменения, кисты со слизистым содержимым.

Могут встречаться также нейрофибромы. Макроскопически эта опухоль представляет собой бугристый, плотный или тестоватой консистенции узел различных размеров. На разрезе цвет его белый или розовато-бурый, иногда с наличием кист. Микроскопическая картина довольно однообразна и представлена волнообразно или лентовидно располагающимися нежными волокнами в виде пучков, местами образующих вихревые или концентрические структуры.

Между волокнами большое количество клеток с овальными или вытянутыми ядрами. Встречаются участки слизистой с межклеточной субстанцией и звездчатыми клетками, а также участки фиброза, которые особенно велики при длительно существующих опухолях.

Гемангиомы — доброкачественные опухоли, которые копируют в своем строении артерии, вены, капилляры. Для возникновения сосудистых опухолей большое значение имеют дисэмбриоплазии в форме отщеплений ангиобластических элементов, которые затем начинают бурно пролиферировать, образуя уродливо построенные сосуды различной структуры. Со временем темпы пролиферации ослабевают и такая опухоль может даже самопроизвольно исчезнуть. Бластомы же развиваются то на почве этих дисэмбриоплазий, то без связи с ними.

С учетом этого классификация ВОЗ рассматривает гемангиомы как собирательное понятие, включающее в себя несколько разновидностей сосудистых новообразований. В двенадцатиперстной кишке, как и вообще в органах желудочно-кишечного тракта, встечаются капилярные и кавернозные гемангиомы.

Капиллярная гемангиома являентся новообразованием, основную массу которого составляют мелкие сосуды капиллярного типа, расположенные в многоклеточной или фиброзной строме. Чаще наблюдается у детей. Может сочетаться с поражением кожи лица, печени.

Макроскопически выгладит как дольчатый узел. Микроскопически опухоль построена из эндотелиальных трубочек, стенки которых состоят из 1-2 слоев клеток, расположенных на базальной мембране. Просветы сосудов пусты или заполнены кровью.

Кавернозная гемангиома — образование, состоящее из сосудистых полостей типа синусоидов различной величины и формы, сообщающихся между собой, заполненных кровью. Макроскопически полости выстланы одним слоем уплотненных эндотелиальных клеток и разделены соединительнотканными прослойками различной толщины. Гемангиомы располагаются обычно в подслизистом слое кишечной стенки и выступают в просвет в виде полипа на широком основании. Часто служат источником кровотечений, реже вызывая нарушения проходимости кишки.

Карцинонд весьма редко встречается в двенадцатиперстной кишке, чаще поражая червеобразный отросток, прямую кишку, поджелудочную железу и т.д. Опухоль бывает одиночной, очень редко множественной. Как правило, карцинонд располагается в подслизистом слое, имеет плотную консистенцию, на разрезе желтоватого цвета. Размеры опухоли вариируют от 0,1 до 3 см. Иногда опухоль прорастает мышечный и субсерозный слои кишечника и тогда возможно метастазирование.

В настоящее время наиболее распространено представление о карционоиде как о пороке развития, основу которого составляют скопления энтерохромаффинноцитов (клеток Кульчицкого). Согласно такой точке зрения, карциноид имеет нейроэктодермальное происхождение.

Об этом, в частности, свидетельствует обнаружение в карциноидах серотонина, продуцируемого энтерохромаффиноцитами. Большое количество серотонина, образующееся в карциноидах, может вызывать так называемый карциноидный синдром, описание которого представлено в следующем разделе.

Клиническая картина при доброкачественных опухолях двенадцатиперстной кишки характеризуется многообразными проявлениями, но специфических симптомов не имеет. Она зависит от величины, количества, локализации, смещаемости опухолевых узлов. Часто клиническую симптоматику в основном определяют возникающие осложнения.

Из наблюдавшихся нами 36 больных было 25 женщин и 11 мужчин. Средний возраст больных составил 42±0,5 лет. Длительность заболевания с момента появления первых симптомов до установления диагноза колебалась от 6 месяцев до 7 лет и не зависела от морфологического строения опухоли.

В начале заболевания отмечается появление в верхней половине живота неопределенных неприятных ощущений: чувство неудобства или тяжести, непостоянного давления, легкой тошноты. Как правило, эти явления связаны с приемом пищи, особенно, обильной.

Читайте также:  История гинекологической больной киста яичника

По мере увеличения размеров опухоли появляются периодические или постоянные боли, преимущественно, в эпигастральной области справа, не всегда связанные с приемом пищи. Боли часто сопровождаются отрыжкой, тошнотой, изредка бывает рвота, снижается аппетит, больные теряют в весе, нарастает слабость.

С этим явлением больные нередко длительное время лечатся по поводу гастрита, дуоденита. Подобная клиническая картина имела место у 16 из 36 больных. Эту группу можно классифицировать как неосложненный вариант клинического течения доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки.

Больная П. 42 лет. поступила в клинику с жалобами на тупые боли в эпигастральной области, отрыжку, снижение массы тела на 6 кг в течении года, периодически появляющуюся субфебрильную лихорадку. Считает себя больной в течении 5 лет. Заболевание началось с чувства “желудочного дискомфорта», умеренно выращенной тошноты, отрыжки.

После первого обращения к врачу диагностировался хронический гастрит с гипосекрецией и гипоацидностью желудочного сока. Проводилось консервативное лечение, которое давало кратковременный эффект. В течении последнего года появились боли в эпигастральной области, которые усиливались после приема обильной или жирной пищи. Боли сопровождались отрыжкой. Периодически возникала рвота.

При поступлении состояние больной было удовлетворительным. Кожные покровы обычной окраски. Пульс 76 уд в 1 мин, ритмичный. В легких везикулярное дыхание. Язык влажный, обложен у корня. Живот не вздут, мягкий, безболезненный при пальпации. Каких-либо образований в брюшной полости не определяется.

Клинические и биохимические анализы крови не выявили каких-либо патологических изменений. Выполненная рентгеногастродуоденография выявила в нисходящем отделе двенадцатиперстной кишки дефект наполнения по внутренней стенке округлой формы, размерами 3х4 см.

В зоне дефекта имелось незначительное сужение просвета кишки. Рельеф слизистой не изменен. Установлен диагноз доброкачественной опухоли (лейкомиомы?) двенадцатиперстной кишки. Больная оперирована. Выполнена верхняя средняя лапаротомия.

При ревизии обнаружена опухоль на передней стенке в нисходящей части двенадцатиперстной кишки. Консистенция ее мягко-эластичная, поверхность гладкая. После рассечения серозной оболочки опухоль, располагавшаяся субсерозно иссечена вместе с частью кишечной стенки. Швы на рану стенки кишки. Послеоперационный период без осложнений. Выздоровление.

Как показал анализ наших наблюдений по мере увеличения размеров доброкачественных новообразований, особенно, если они локализуются субсерозно, боли усиливаются, ухудшается аппетит, отмечается снижение массы тела.

Иногда сами больные обращают внимание на прощупываемое в животе плотное, безболезненное или малоболезненное образование. Это образование может быть обнаружено врачом при глубокой пальпации в проекции двенадцатиперстной кишки, как подвижная опухоль с гладкой или бугристой поверхностью.

Полипы двенадцатиперстной кишки иногда могут быть одним из проявлений заболевания, которое носит название синдрома Пейтца-Джегерса (Peutz-Jeghers). Известны также синонимы этого названия: синдром Peutz-Touraine; синдром Hutchinson-Weber-Peutz; lentiginopolyposis digestiva. Во всех случаях речь идет о наследственном интестинальном полипозе, сочетающемся с поражением губ и кожи лица. Заболевание имеет аутосомно-доминантное наследование. Мы наблюдали двух больных с этим синдромом.

Он характеризуется пигментацией кожи лица в виде крупных веснушек или пятен светлокоричневого цвета. Кроме того наблюдается пигментация слизистых оболочек полости рта, губ темно-коричневого или темно-синего цвета. Очаги пигментации выявляются с рождения или в детском возрасте. В некоторых случаях могут исчезать. Иногда пигментация сочетается с алопедией и онихотрофией.

Полипоз желудочно-кищечного тракта выявляется, как правило, позже, в возрасте от 5 до 30 лет. Он может одновременно встречаться в носу, бронхах, матке и мочевом пузыре.

Клиническая картина синдрома Пейтца-Джегерса иногда характеризуется длительным бессимптомным течением. В других случаях отличаются неопределенные жалобы на тупые или коликообразные боли в животе, тошноту, периодическую рвоту. Могут иметь место кровотечения с разитием анемии.

При небольших размерах этого вида опухолей они нередко являются случайной находкой во время операции или диагностического исследования двенадцатиперстной кишки. Специфическую клиническую картину имеют карциноиды двенадцатиперстной кишки.

Кроме признаков, обусловленных инфильтрирующим ростом опухоли в подслизистом слое стенки кишки, для этого вида опухоли характерны проявления карциноидного синдрома. Отмечаются частые приливы с появлением красных пятен на коже лица, шеи, верхней части туловища.

Больные жалуются на приступы болей в животе, сопровождающиеся урчанием, частым водянистым стулом. Нередко отмечается одышка и астматоидные приступы удушья. Возникновение этих приступов карциноидного синдрома может быть связано с приемом пищи, психическими и физическими нагрузками, стрессом. При больших размерах опухоли и при длительном течении заболевания они могут возникать и без видимых причин.

При локализации опухоли в области большого дуоденального соска ярким клиническим признаком может стать желтуха, которую следует рассматривать как серьезное осложнение. Оно имело место у 6 наблюдавшихся нами бальных. Появление желтухи сопровождаешь резкими болями спровоцированными, как правило, приемом пищи, рвотой, нарастающим кожным зудом.

У 4 больных причиной механической желтухи явились околососочковые полипы двенадцатиперстной кишки. Следует отметить, что до появления желтухи лишь у одного больного удалось выявить наличие предшествующей симптоматики.

У трех других больных развитие осложнений в виде механической желтухи явилось первым клиническим проявлением заболевания. Такая же ситуация наблюдалась у двух больных, у которых желтуха была обусловлена лейкомиомой и карциноидом.

Распад или исчезновение опухоли часто приводит к дуоденальным кровотечениям. Больные жалуются на резкую слабость, головокружение. Может быть рвота с примесью крови или цвета «кофейной гущи», но чаще наблюдается мелена. Кровотечение у 7 наблюдавшихся нами больных носило профузный характер и сопровождалось характерными гемодинамическими нарушениями и признаками острой кровопотери. У 4 больных источником кровотечения были полипы, у 3 — неврилеммомы.

Больной Р. 62 лет поступил в клинику по экстренным показаниям с жалобами на резкую слабость, говолокружение, рвоту цвета “кофейной гущи”, мелену. Заболел за 6 часов до поступления, когда внезапно, на фоне полного здоровья, появились вышеуказанные симптомы заболевания. Ранее каких-либо признаков заболеваний органов брюшной полости не отмечалось. Страдает атеросклерозом и постинфарктным кардисклерозом.

При поступлении состояние больного тяжелое, бледен. Кожные покровы покрыты липким потом. Пульс 116 уд в 1 мин, ритмичный. АД 100/60. Тоны сердца глухие. В легких везикулярное дыхание. Живот не вздут, мягкий, несколько болезненен в эпигастральной области. Печень и селезенка не увеличены.

При пальцевом исследовании в прямой кишке обнаружены дегтеобразные каловые массы. Выполнена экстренная гастродуоденоскопия, при которой в просвете желудка обнаружена жидкая кровь и сгустки, патологических изменений слизистой оболочки желудка не выявлено. Осмотреть луковицу и другие отделы двенадцатиперстной кишки не удалось в связи с тем, что просвет ее был выполнен плотным трудносмещаемым сгустком крови.

Отмывание сгустка и продолжение исследования было признано нецелесообразным в связи с тяжелым состоянием больного и решением о срочной операции. Предполагалось, что источником кровотечения является язва двенадцатиперстной кишки. При лапаротомии обнаружено, что все отделы кишечника заполнены кровью.

На передней стенке луковицы двенадцатиперстной кишки определяется плотной консистенции опухоль размерами 2х3 см. Опухоль иссечена в пределах здоровых тканей. Срочное гистологическое исследование установило, что опухоль является невриномой. Операция завершена пилородуоденопластикой по типу пилоропластики Гейнеке-Мишулича. Послеоперационный период без осложнений. Выздоровление.

Доброкачественные опухоли двенадцатиперстной кишки могут осложняться и так называемыми скрытыми кровотечениями. Эти кровотечения периодически повторявшиеся на протяжении длительного периода у 3 больных привели к выраженной анемии, которая и явилась поводом к тщательному обследованию. При рентгеноскопическом и эндоскопическом исследовании у двух больных этой группы выявлены аденоматозные полипы, а у 1 — лейомиома двенадцатиперстной кишки.

Достигая больших размеров и, как правило, располагаясь субсерозно, доброкачественные опухоли могут приводить к постепенной обтурации просвета кишки и развитию дуоденальной непроходимости. Мы наблюдали трех таких больных: лейомиома 2, липома 1. Во всех случаях непроходимость двенадцатиперстной кишки носила компенсированный характер и сопровождалась периодическими болями, сопровождавшимися рвотой съеденной пищей.

У одного больного опухоль лейомиома) располагалась дистальнее большого дуоденального соска и клиническое течение заболевания было особенно тяжелым. Рвота наблюдалась не только после приема пищи, но и натощак, и содержала большое количество желчи. При этом ли носили постоянный характер, периодически иррациировали в спину.

Дважды этот больной госпитализировался в хирургическое отделение с диагнозом острого панкреатита.

Другими осложнениями доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки у наблюдавшихся нами больных явились острый панкреатит и перфорация опухоли с развитием перитонита. Последнее осложнение особенно характерно для расположенных субсерозно опухолей, в центре которых происходит некроз и распад (лейкомиомы, невриномы).

Вседствие некроза внутри опухоли могут образовываться кисты с инфицированным геморрагическим содержимым. Прорыв этой кисты в свободную брюшную полость приводит к развитию гнойного перитонита. Примером такой ситуации может быть наше наблюдение.

Больная В. 31 года поступила с диагнозом «острый живот». Жаловалась на сильные боли в животе без четкой их локализации, рвоту, тошноту. Боли появились внезапно за 2 часа до поступления. Однако, известно, что на протяжении одного года больная испытывала ноющие боли в эпигастральной области, сопровождавшиеся тошнотой, нарастающей слабостью, похуданием. К врачу не обращалась.

При осмотре и объективном исследовании больной установлено следующее. Больная пониженного питания, бледна. Температура тела 37,3 С, рентально 38,5 °С. Пульс 96 уд в 1 мин, ритмичный. АД 115/90. Тоны сердца приглушены. Язык чистый, влажный. Живот несколько вздут, щадится при дыхании. Пальпация его болезненна во всех отделах. Определяется напряжение мышц передней брюшной стенки.

Печень и селезенка не увеличены. Печеночная тупость сохранена. При анализе периферической крови обнаружен лишь умеренный лейкоцитоз 12×109 при отсутствии патологических изменений в лейкоцитарной формуле. При обзорной рентгенографии брюшной полости свободный газ в брюшной полости не выявлен.

С диагнозом перитонита больная оперирована. В брюшной полости до 1,0 л геморрагического выпата. Сальник и серозный покров органов брюшной органов брюшной полости гиперемированы. В восходящей части двенадцатиперстной кишки в 3 см от места переда ее в тонкую обнаружен узел диаметром 2,5 см, в центре которого имеется дефект с неровным краем и дном. Ткани в окружности опухоли синюшного цвета.

По краям дефекта обрывки толстостенных структур, напоминающих обрывки капсулы. Пораженный участок стенки кишки иссечен с наложением анастомоза в три четверти. Результаты гистологического исследования: невринома двенадцатиперстной кишки с очагами некроза. Послеоперационное течение без осложнений. Выздоровление.

Имеются указания, что при подслизистой локализации неврином с очагами некроза могут формироваться внутренние свищи, возникать желудочные кровотечения. Такое же осложнение часто возникает при дуоденальных гемангиомах.

Описанные клинические проявления как видно не имеют специфичности и не позволяют установить истинную природу опухоли. Окончательный анализ, как правило, устанавливается после операции при гистологическом исследовании. Однако, даже эти скудные и непатогномоничные клинические симптомы позволяют обозначить клиническую классификацию доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки.

1. Проявляющиеся признаками локального характера.
2. Проявляющиеся патологическими синдромами

а. Синдром Пейтца-Джегерса
б. Карциноидный синдром

1. Осложненные дуоденальным кровотечением.
2. Осложненные механической желтухой.
3. Осложненные дуоденальной непроходимостью.
4. Осложненные перфорацией.
5. Осложненные острым панкреатитом.

Исследование периферической крови при доброкачественнных опухолях двенадцатиперстной кишки, не сопровождающихся развитием осложнений, как правило, каких-либо патологических изменений не выявляет. Они начинают появляться с момента развития осложнений. При хронических кровотечениях развивается анемия, у многих больных имеющая выраженный характер со снижением гемоглобина и уменьшением количества эритроцитов.

Острая кровопотеря, естественно, также сопровождается аналогичными изменениями красной крови различной степени выраженности. При этом они носят стадийный характер и сопровождаются соответсвующими дефицитами объема циркулирующей крови, ее глобулярной и плазматической фракций. Умеренно выраженная анемия может также свидетельствовать об озлокачествлении опухоли.

Распад опухоли, некроз, перифокальное воспаление приводит к развитию лейкоцитоза. Число лейкоцитов увеличивается до 10-12х109 без выраженных изменений лейкоцитарной формулы. Как правило, отмечается увеличение СОЭ в пределах 20-30 мм в час.

При нарушениях проходимости устья общего желчного протока наблюдается в той или иной степени выраженная гипербилирубинемия. Так, средний уровень билирубина у 6 наблюдавшихся нами больных с околососочковыми полипами двенадцатиперстной кишки составил 20,0-32,0 ммоль/л. При этом преобладала фракция непрямого билирубина как это и характерно для желтух механического характера.

Исследования желудочного сока у больных с доброкачественнными опухолями, как правило, выявляет наклонность к гипосекреции и гипоацидности вплоть до ахилии. Наш небольшой опыт подтверждает мнение А.В.Ефремова и К.Д.Эристави, что чем больше опухоль и чем ближе к желудку она располагается, тем ниже показатели секреции и кислотности желудочного сока.

Исследование дуоденального содержимого выявляет умеренные изменения. Повышается по сравнению с нормой концентрация слизи, количество лейкоцитов и эпителиальных клеток. При распаде опухоли возможно значительное увеличение количества эритроцитов. При озлокачествлении опухоли вожможно обнаружение опухолевых клеток в осадке дуоденального содержимого.

О наличии кровотечения из опухоли, не имеющего профузный характер, свидетельствует положительная реакция на скрытую кровь в каловых массах.

Основным рентгенологическим признаком доброкачественной опухоли, растущей в просвет кишки, служит наличие одиночных, реже — множественных, дефектов наполнения округлой или полуовальной формы. В большинстве случаев они связаны со стенкой кишки широким основанием, внутренний край их гладкий или полициклический, четко ограничен. Опухоли на узкой ножке круглые, в процессе исследования смещаются, иногда в больших пределах.

При малых одиночных опухолях на широком основании, а также при опухолях на узкой ножке не оказывается заметное влияние на эластичноть и перистальтическую активность стенки пораженного участка кишки. Это влияние на кишечную стенку заметно при больших размерах одиночных и при множественных малых размеров опухолях на широком основании в пределах ограниченного участка кишки, а также при больших субсерозных опухолях (лейомиоме, невриноме).

Рентгенологический метод исследования двенадцатиперстной кишки применяется очень давно и постоянно совершенствуется, но, несмотря на это, информативность его недостаточна. При полипах определяется дефект наполнения, но судить о его природе бывает трудно. Лучшие результаты дает релаксационная дуоденография, пневмоперитонеум, томография.

Правильная рентгенодиагностика опухолей двенадцатиперстной кишки довольно редка — от 11 до 45%. В последнем случае диагноз субсерозной опухоли может быть установлен при обнаружении прощупываемого безболезненного или мало болезненного узла, неотделимого от кишечной стенки. Судить ренгенологически о характере опухоли нельзя.

Предположение об аденоматозном характере опухоли достоверно только при обнаружении множественных полипов в двенадцатипнерстной кишке, либо при одновременной находке полипов в других отделах желудочно-кишечного тракта. Обнаружение крупных одиночных и длительно существующих полипов или других злокачественных опухолей требует от рентгенолога настороженности и умения в определении признаков их озлокачествления.

Это иногда удается на основании установления признаков потери четкости очертаний (по серийным снимкам), изъявление или увеличение опухоли в течении короткого времени. Я.М.Брускин подчеркивает, что нельзя решить вопрос о доброкачественности или злокачественности полипов на основании данных рентгенологического исследования.

Установление признаков потери четкости, даже на ограниченном участке контуров полипа, не всегда является своевременным. Этому моменту может предшествовать развитие злокачественного процесса различной давности.

Не всегда правильным является также представление о связи озлокачествления с величиной полипа. Известны наблюдения развития рака из одной ворсинки или на верхушке полипа, сосуды которых были сплошь заполнены раковыми клетками. Впечатление доброкачественной опухоли двенадцатиперстной кишки может создавать выпадение в нее слизистой оболочки желудка.

Основное отличие выпадения слизистой оболочки от полипов на рентгенограмме заключается в изменении формы и размеров дефекта наполнения в процессе исследования, либо полное исчезновение его под влиянием двигательной активности желудка или при пальпации. Привратник при выпадении слизистой желудка, не производит впечатления расширенного и удлиненного, в нем всегда прослеживаются полоские складки слизистой оболочки.

Эндоскопическая диагностика доброкачественных опухолей двенадцатиперстной кишки представляется особенно ценной в связи с тем, что дает возможность не только объективной визуализации, но и прицельной биопсии.

Подозрение на любое заболевание двенадцатиперстной кишки, тем более опухоль, уже давно является показанием к дуоденоскопии.

Ю.В.Васильев (1973) из 766 обследованных больных наблюдал 4 с доброкачественными опухолями двенадцатиперстной кишки (0,5%), у всех больных правильный диагноз был установлен лишь при эндоскопии. Я.В.Гавриленко (1973) из 1000 обследованных выявил полипы двенадцатиперстнеой кишки у 6 (0,33%). Рентгенологически они были выявлены лишь у 1 больного. Из 441 дуоденоскопию Damling et. al. (1972) выявили 30 случаев опухолей двенадцатиперстной кишки, при этом был уточнен характер опухоли.

Доброкачественные полипы имеют характерные эндоскопические признаки. Они представляют собой выбухание небольшого размера (0,5-2 см) цилиндрической, полушаровидной или шаровидной формы. Поверхность их гладкая, блестящая, слизистая оболочка имеет более интенсивную окраску, чем окраска окружающих участков. При инструментальной пальпации полип подвижен относительно стенки желудка.

На верхушке полипа могут обнаруживаться изъязвления (эрозии, язвы), что характерно также для полиповидного рака. Важное диагностическое значение имеет размер полипа. Некоторыми авторами размер полипа более 2 см в диаметре рассматривается как признак злокачественности.

Такие признаки, как изменение конфигурации, ригидность, инфильтрация у основания, кровоточивость при контакте, изменение цвета, хотя и заставляют подумать о злокачественном процессе, не являются его стопроцентными признаками. Так, В.С.Савельев с соавт. (1977) при наличии этих признаков заподозрил рак у 34% больных с полипами, но ни в одном случае этот диагноз не подтвердился при гистологическом исследовании.

Роль морфологического исследования в определении доброкачественного полипа трудно переоценить. Ошибки визуальных обследований составляют 9%, а при биопсии — 4,5%. Для уменьшения уровня ошибок необходима последовательная прицельная биопсия всех подозрительных участков полипа.

Доброкачественные опухоли, расположенные в подслизистом и мышечном слоях стенки двенадцатиперстной кишки (лейомиомы, фибромы, липомы, нейрофибромы и др.) обнаружить при эндоскопии легко, но дифференцировать по визуальным данным сложно. Ведущее значение принадлежит данным гистологического исследования.

источник