Меню Рубрики

Зашивают ли после гнойного мастита

Воспалительный процесс может ограничиться воспалением молочных ходов (галактофоритом), который сопровождается выделением молока с примесью гноя. Воспалительный процесс в железе проходит сначала серозную фазу, а затем фазу гнойного воспаления с образованием гнойников различной локализации.

Средняя продолжительность лечения больных с начальными формами мастита составляет при проведении энзимотерапии 4 дня, без применения ферментов 7 дней. При энзимотерапии воспалительный процесс переходит в гнойную фазу в 2 раза реже, чем у больных, не получавших ферментной терапии.

Ферментативный диализ позволяет быстро снизить количество микрофлоры в ране к 5&6-м суткам до 102 103 микробных тел в 1 мл раневого экссудата, т.е. сделать возможным неосложненное заживление раны.

УЗИ в сочетании с клиническими данными дает объективную картину воспалительного процесса в молочной железе.

Какие бы лечебные методы ни применялись, необходимо проводить лечение мастита с учетом фазности процесса: на начальных стадиях показана комплексная консервативная терапия, в деструктивной фазе хирургическое лечение.

В лечении начальных форм мастита пользуется популярностью ретромаммарная новокаиновая блокада с антибиотиками или без них.

Для вскрытия интрамаммарного абсцесса рассекают кожу, подкожную клетчатку, ткань железы. Полость обследуют пальцем, разделяют перемычки. Гной удаляют, полость гнойника промывают раствором перекиси водорода, осушают.

Острый воспалительный процесс в молочной железе необходимо отличать от острого застоя молока. К острому застою приводят неправильное строение соска, неправильное кормление ребенка, недостаточное развитие молочных протоков у первородящих (у первородящих застой молока встречается в 2 раза чаще, чем у повторнородящих).

В микрофлоре носоглотки в 1-й день жизни стафилококк содержится у 10&15 % новорожденных, на 7-й день более чем у 90 %. Выделяемые штаммы имеют высокую полирезистентность к антибиотикам.

Из-за высокой антибиотикорезистентности возбудителей гнойно-воспалительных заболеваний целенаправленная этиотропная терапия мастита невозможна без учета характера и свойств возбудителей. Проще лечить гнойный мастит после оперативного вмешательства: посев гноя, взятого во время операции, позволяет определить вид возбудителя и его чувствительность к лекарственным средствам.

Первичный шов в лечении гнойных маститов

При консервативном лечении мастита в серозно-инфильтративной фазе применяют УЗИ. УЗИ показывает уменьшение и снижение плотности инфильтрата при эффективности лечения. Увеличение инфильтрата, появление полостей распада указывают на прогрессирование воспаления, неэффективность терапии, переход процесса в деструктивную фазу.

Комплексное консервативное лечение мастита предусматривает создание покоя органу и применение противовоспалительных средств. Назначают постельный режим, железе придают возвышенное положение с помощью иммобилизующих повязок или лифчика, которые поддерживают, но не сдавливают железу. Для уменьшения лактации сокращают прием жидкости, назначают солевое слабительное, камфору, синестрол, диэтилстильбестрол.

Сцеживаемое молоко непригодно для кормления ребенка.

Интрамаммарные абсцессы вследствие резкого истончения междолевых перемычек, обусловленного воспалительным процессом и увеличением секреторного аппарата железы во время лактации, могут сливаться и прорываться в ретромаммарное пространство.

В крови лейкоцитоз, СОЭ повышена до 20&30 мм/ч.

; субареолярный; интрамаммарный; ретромаммарный; галактофорит.

Клиническая классификация мастита наиболее распространена, что обусловлено ее простотой и приемлемостью для практических целей.

При лечении больных с применением первичного шва и ферментативного диализа осложнения в виде вторичного нагноения раны и полного расхождения ее краев, а также воспалительные осложнения, не приводящие к нарушению заживления раны и не влияющие на конечные результаты лечения.

К этому же времени полностью стихают воспалительные явления.

Стафилококк высевают из гноя на протяжении всей болезни.

Иссечение гнойно-некротических тканей в пределах здоровых тканей нецелесообразно, поскольку обычно приводит к потере больших участков железистой ткани. Кроме того, метод сам по себе травматичен, в связи с чем возможна деформация железы. Иссечение некротизированных тканей производят в границах демаркации, чтобы не повредить созданный организмом защитный лейкоцитарный или даже грануляционный вал-берьер, предупреждающий распространение инфекции на окружающие здоровые ткани железы.

Патологоанатомическая классификация предусматривает выделение галактофорита, паренхиматозного и интерстициального мастита. Две последние формы встречаются только совместно.

В современных условиях 60&70 % больных имеют начальные (серозную и инфильтративную) формы мастита, деструктивные формы (абсцедирующая и флегмонозная) встречаются в 30&40 % случаев.

Диагностика мастита, казалось бы, не представляет затруднений, но лечебная тактика при различных фазах воспалительного процесса строго дифференцирована. Своевременная диагностика начальных форм мастита и рано начатое консервативное лечение позволяют в большинстве случаев добиться обратного развития процесса, предупреждают его переход в гнойную, деструктивную фазу.

В комплексном лечении лактационного мастита большое внимание уделяется физиотерапевтическим процедурам. Применяют УВЧ-терапию, положительный эффект дает длинноволновая диатермия. При воспалительных инфильтратах после 2-3 сеансов применения ультразвука воспалительные явления стихают, инфильтрат уменьшается.

Если условия для дренирования неблагоприятны (большая полость, гнойные затеки), то делают дополнительный радиальный разрез. Полости гнойников дренируют хлорвиниловой трубкой. При нескольких разобщенных интрамаммарных абсцессах каждый вскрывают из отдельного разреза.

В ряде случаев присоединяются явления лимфангита, регионарного лимфаденита.

У больных маститами в стадии серозной и воспалительной инфильтрации удается добиться ликвидации воспалительного процесса после 1&2 блокад с протеолитическими ферментами. Можно применить сочетание трипсина и химотрипсина с антибиотиками, оно обеспечивает антибактериальный (антибиотики) и противовоспалительный (ферменты) эффект. Высеваемые из молока штаммы микроорганизмов у больных маститом в большинстве случаев чувствительны к цефалоспоринам, аминогликозидам, ванкомицину.

При неблагоприятных условиях, проникновении в ткань железы гноеродной микрофлоры застой молока через 2&4 дня переходит в воспаление серозную фазу мастита. Заболевание начинается остро, с озноба, повышения температуры, потливости, слабости, ощущения разбитости, резких болей в железе. Молочная железа увеличивается, ее пальпация становится болезненной, инфильтрат определяется нечетко. Сцеживание молока болезненно и не приносит облегчения.

Общие вопросы хирургии: приемы и техника операции, хирургический инструмент и способы наложения швов, медицинская психология и физиотерапия, инфекции и аллергия, терапия и профилактика здоровья

Сторонники продолжения кормления видят в опорожнении молочной железы возможность удаления из молочных ходов бактерий и продуктов их жизнедеятельности. Однако необходимо создать максимальный покой железе, поэтому ряд авторов настаивают на прекращении кормления.

Закрытые методы лечения острых гнойных маститов позволяют изолировать и быстро ликвидировать один из источников внутри-больничной инфекции. Применение первичного шва, пункционного метода при гнойных маститах в сочетании с проточным ферментативным диализом с учетом показаний и противопоказаний позволяет считать эти методы весьма перспективными.

В сомнительных случаях, когда невозможно выполнить УЗИ, для определения фазы мастита и возможного абсцедирования делают пункцию молочной железы: получение гноя указывает на неэффективность консервативной терапии и переход процесса в гнойно-деструктивную фазу. Ультразвуковой метод позволяет контролировать проведение пункции и повышает ее эффективность.

Однако при пункции невозможно удалить некротизирование ткани; кроме того, не исключается опасность инфицирования здоровых участков по ходу пункционного канала, а при множественных абсцессах пункционный метод лечения совсем неэффективен. При оперативном вмешательстве возможно широкое вскрытие гнойника, иссечение некротизированных тканей и создание адекватных условии для лечения ран после операции.

Воспалительный процесс приводит к повышению рН молока, что связано с повышением активности щелочной фосфотазы.

Оставление такого вала, где уже идет репаративная регенерация, в дальнейшем способствует более быстрому рубцеванию. Оставшиеся на стенках раны в незначительном количестве нежизнеспособные ткани после закрытия раны первичным швом расплавляются вводимыми в последующем через дренаж протеолитическими ферментами и вымываются растворами антисептиков при вакуумном дренировании раны.

При остром застое молока опухолевидное образование соответствует контурам долек молочной железы, уплотнение в молочной железе достаточно подвижное, с четкими границами, бугристой поверхностью, малоболезненное; при надавливании на это образование молоко выделяется свободно, его сцеживание безболезненно. После сцеживания молока женщина ощущает облегчение.

В возникновении мастита первостепенное значение придают внутрибольничной инфекции. Носители патогенного стафилококка инфицируют новорожденных, которые становятся непосредственным источником инфицирования молочных желез матери при кормлении.

Морфологические изменения на ранних стадиях мастита определяются локализацией воспаления, в соответствии с которой выделяют галактофорит поражение протоковой системы молочной железы, паренхиматозный мастит поражение паренхимы железы и интерстициальный мастит поражение межуточной ткани молочной железы. Последние две формы в изолированном виде практически не встречаются.

Хронический мастит хроническая и инфильтративная форма.

Мастит, грудница (mastitis) воспаление паренхимы и интерстициальной ткани молочной железы; изолированное воспаление молочных ходов галактофорит (galactoforitis); воспаление желез околососочковой зоны ареолит (areolitis). Мастит следует отличать от других воспалительных заболеваний кожи, подкожной клетчатки молочной железы (фурункул, карбункул, абсцесс, флегмона, рожистое воспаление), объединяемых понятием парамастит.

При УЗИ в отечно-инфильтративную фазу мастита отмечают возрастание эхогенности клетчатки и паренхимы железы. Часто определяют расширенные до 3-4 мм млечные протоки. При галактофорите выявляют расширение протоков с гипоэхогенным гнойным содержимым.

Подавление лактации путем тугого бинтования желез крайне вредно, так как при еще сохранившейся лактации способствует лактостазу. С целью подавления лактации назначают бромокриптин по 2,5 мг (1 таблетка) 2 раза в сутки в течение 1,5&2 нед. Сцеживание молока постепенно уменьшают и прекращают через неделю.

Препараты гипофиза окситоцин, питуитрин специфически воздействуют на молочную железу. У родильниц происходит стимуляция молокоотдачи при одновременном расширении молочных протоков.

Процентное отношение числа маститов к числу родов колеблется от 1,5 до 6,0. От 10 до 19 % всех случаев мастита родильниц переходят в деструктивную форму. Гнойный мастит может осложниться сепсисом.

Для лечения гнойных ран с применением ферментативного диализа необходимы первичная хирургическая обработка гнойного очага с дренированием и ушиванием образовавшейся раны. Затем постоянно или фракционно применяют раствор ферментов и орошение раны антисептиками с активной аспирацией раневого отделяемого и диализата.

Разрез определяют строго индивидуально, в зависимости от локализации гнойника и обширности поражения. Разрез должен создавать условия для максимального оттока гнойного содержимого молочной железы, не повреждать ее протоков и по возможности не приводить к деформации молочной железы.

При первичной хирургической обработке гнойной раны обеспечивают дренирование трубками диаметром 0,5&0,6 см со множеством боковых отверстий. Можно вывести одну трубку через контрапертуру в 1,5&2 см от углов раны. Этот способ дренирования чаще применяют при абсцессах, он эффективен при наличии гнойной раны без дополнительных полостей и затеков.

Опасность инфицирования новорожденных при кормлении их грудью при мастите преувеличена. Вследствие высокой переваривающей способности желудочного сока желудочно-кишечных заболеваний у детей не отмечают, а при посеве мекония не обнаруживают роста микроорганизмов. Большинство авторов рекомендуют при мастите продолжать кормление или сцеживать молоко аппаратами.

; серозная форма; инфильтративная форма.

Переход начальных форм мастита в гнойную сопровождается усилением общих и местных симптомов воспаления, присоединением выраженных признаков гнойной интоксикации. Температура держится постоянно на высоких цифрах или становится гектической. Инфильтрат в железе увеличивается, гиперемия кожи нарастает, в одном из участков железы появляется флюктуация, которая возникает раньше при поверхностно расположенных гнойниках.

Это служит основанием для применения пластических операций раннего вторичного шва.

При сформировавшемся абсцессе четко визуализируется гиперэхогенная капсула различной толщины. Внутренняя структура абсцесса неоднородна, представлена анэхогенными участками зоны некроза и гнойного расплавления и гиперэхогенных образований фрагменты тканевого детрита.

Применение первичного шва при гнойных маститах в сочетании с проточным ферментативным диализом позволяет значительно сократить сроки лечения, получить хорошие ближайшие и отдаленные клинические и косметические результаты.

Необходимо при хорошем освещении осмотреть полость абсцесса, надавливая на железу. Если обнаруживается сообщение гнойника с другим, глубже расположенным абсцессом, то отверстие, из которого поступает гной, расширяют инструментом.

Важна динамика изменений через 1-2 дня комплексной консервативной терапии улучшение или ухудшение ультразвуковой дифференциации тканей указывает на отечно-инфильтративную стадию мастита.

Удалению из молочной железы микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности, уменьшению застоя молока способствует кормление ребенка грудью или сцеживание молока молокоотсосом. Если в молоке обнаруживают гной, кормление грудью прекращают, но систематически опорожняют железу молокоотсосом, сцеженное молоко ребенку не дают.

Входными воротами для микроорганизмов служат чаше всего трещины сосков. Возможно и интраканакулярное проникновение возбудителя при кормлении грудью или сцеживании молока, реже инфекция распространяется гематогенным и лимфогенным путем из эндогенных очагов инфекции у родильницы.

Для лечения гнойных ран после вскрытия флегмон, абсцессов различной локализации, в том числе при маститах, применяют энзимотерапию. Уже через 24 ч от начала энзимотерапии значительно уменьшаются отек и гиперемия окружающих тканей, через 48&72 ч рана заметно очищается от некротических тканей. К 3&8-му дню наблюдают полное отторжение девитализированных тканей, появление грануляционной ткани: грануляции ярко-красного цвета, плотные, мелкозернистые, хорошо кровоточат.

Ретромаммарный абсцесс вскрывают из нижнего полуовального разреза Барденгейера. По нижней переходной складке рассекают кожу, подкожную клетчатку и проникают в ретромаммарное пространство, гной удаляют, полость абсцесса обследуют пальцем, разрывают перемычки, вскрывают карманы, затеки. После обработки полости раствором перекиси водорода ее осушают и дренируют трубкой.

В сомнительных случаях для диагностики деструктивной формы мастита прибегают к пункции получение гноя говорит о гнойном мастите. Возможности пункции повышает ее проведение под ультразвуковым контролем.

Дифференциальной диагностике помогает использование при остром застое молока окситоцина, питуитрина, которые вызывают расширение выводных протоков молочных желез. Питуитрин вводят по 0,5 мл 2 раза в сутки подкожно перед кормлением ребенка или сцеживанием молока. Для уменьшения образования молока показано ограничение приема жидкости, для уменьшения застоя в железе фиксация груди косынкой или лифчиком.

При лактостазе после сцеживания молока боли в железе исчезают, в ее глубине пальпируют безболезненные плотные дольки, имеющие мелкозернистую структуру, температура тела снижается. При гнойном мастите на фоне лактостаза сцеживание молока не приносит облегчения: определяется плотный болезненный инфильтрат с нечеткими контурами, температура тела остается высокой, общее состояние больной не улучшается.

Особенно трудно дифференцировать острый застой молока и начальные формы мастита, особенно при повышении температуры тела. Мы считаем всякое нагрубание молочных желез с повышением температуры серозной стадией мастита. Это позволяет своевременно начать лечение и предупредить переход процесса в гнойную фазу.

Гнойные, деструктивные формы мастита служат показанием к оперативному лечению. Возможно опорожнение абсцесса путем пункции иглой с последующим введением в нее раствора антисептика. При ограниченном скоплении гноя, сформировавшемся абсцессе пункционная санация является методом выбора.

Маммография при остром воспалении молочной железы позволяет выявить неспецифическое затемнение при инфильтративной форме или полость распада при абсцедировании, но к маммографии прибегают лишь при дифференциальной диагностике опухоли молочной железы и вялотекущего или хронического воспаления мастита

Пункцию гнойной полости можно выполнить с помощью двух игл Дюфо с последующим промыванием и введением растворов антисептиков и протеолитических ферментов.

При микроскопическом исследовании клеточного состава молока выявляют увеличение количества лейкоцитов выше нормальных показателей. Это позволяет судить и об обратном развитии воспалительного процесса в результате лечения происходит резкое снижение числа лейкоцитов в секрете молочных желез.

Хирургическое лечение гнойного мастита

При выраженной интоксикации показано применение инфузионной дезинтоксикационной терапии.

О роли инфицирования новорожденных и родильниц госпитальными штаммами свидетельствуют данные D. Loschonzi. Дети, рожденные вне лечебных учреждений, тоже могут быть источником инфекции, бациллоносителями, но это происходит реже, чем среди детей, родившихся в роддомах. Даже по истечении 4 лет среди детей, родившихся в роддомах, бациллоносителей больше, чем у родившихся вне лечебного учреждения.

Однако физиотерапевтические методы эффективны лишь при начальных формах мастита и в комплексе с другими методами.

Локализация гнойных образований в молочной железе: 1 субареолярный абсцесс; 2 интрамаммарный абсцесс; 3 ретромаммарный абсцесс; 4 галактофорит

Пластические операции в лечении больных гнойным маститом. Ранний вторичный шов. Главной задачей при лечении гнойных ран молочной железы является ускорение заживления. Ранний вторичный шов, кроме того, позволяет избежать грубых рубцов и деформаций молочной железы. У больных с глубокими, обширными ранами после вскрытия гнойных полостей при маститах самостоятельное заживление занимает много времени и оставляет грубые рубцы и выраженную деформацию молочной железы.

При получении результатов бактериологического исследования, определения антибиотикорезистентности микрофлоры сразу же проводят соответствующую коррекцию антибактериальной терапии.

При больших, сложных по конфигурации полостях гнойных ран применяют дренажи диаметром 0,7&0,8 см, располагая их в наиболее глубоких участках раны.

Этиология, патогенез, эпидемиологические аспекты и профилактика мастита. Более чем у 80 % больных выделяют патогенные стафилококки в монокультуре, у 11 % в ассоциации с кишечной и синегнойной палочкой, у 6&7 % в монокультуре выделяют кишечную палочку, у 5 % стрептококк; редко встречаются протей, синегнойная палочка, грибы. Все штаммы стафилококка обладают ярко выраженной гемолитической и плазмокоагулирующей способностью.

Малые разрезы при вскрытии обширных гнойников являются ошибкой. В этом отношении совершенно справедливо замечание В.Ф. Войно-Ясенецкого о том, что большие и глубокие разрезы самое верное средство сохранить больше железистой ткани для функции, так как продолжающийся при малых разрезах воспалительный процесс приводит к гибели новых зон железы.

Молочная железа мало способна к отграничению воспаления, происходит его широкое распространение с вовлечением соседних участков железистой ткани. Это распространение нередко не останавливается и при радикальном вскрытии очага, после которого могут образоваться новые абсцессы в паренхиме железы.

Показаниями для прекращения лактации служат тяжелые формы мастита, распространенный гнойный процесс в железе, двустороннее поражение молочных желез, затяжное, рецидивирующее течение мастита, а также настойчивое желание женщины прекратить кормление грудью. Определив необходимость прекращения лактации, следует добиться устранения лактостаза.

; инфильтративно-абсцедирующая форма; флегмонозная форма; гангренозная форма.

Рекомендуется применение цефалоспоринов, фторхинолонов, ванкомицина.

Комплексное лечение больных маститами после вскрытия гнойника предусматривает применение дезинтоксикационной, антибактериальной терапии, иммунотерапии (применение средств, воздействующих на специфическую и неспецифическую реактивность организма), лечение ран.

При начальных (серозной, инфильтративной) формах мастита для своевременного начала антибактериальной терапии необходимы систематические посевы молока с целью выделения возбудителя и выявления его чувствительности к антибиотикам.

Читайте также:  Симптомы мастита у девочек подростков

хирургия, прием, техника, операция, хирургический инструмент, способ наложения швов, техника, медицинская психология, врач, физиотерапия, инфекция, здоровье, аллергия, терапия, здоровье, профилактика

При необходимости антибиотикотерапии нужно учитывать высокую устойчивость возбудителей неспецифической гнойной инфекции к антибиотикам первого поколения (пенициллины, стрептомицины, тетрациклины), следует назначать антибиотики второго, третьего поколения, к которым микрофлора менее резистентна.

Ограничение приема жидкости и дегидратационная терапия нецелесообразны, так как усугубляют интоксикацию.

Чрезвычайно важным фактором в возникновении лактационного мастита является застой молока с его инфицированием патогенными микроорганизмами.

Из ретромаммарного разреза вскрывают также и глубоко расположенные интрамаммарные гнойники, обследуют пальцем заднюю поверхность железы, определяют расположение инфильтратов, разводят края раны, приподнимая крючком железу кверху, и остроконечным скальпелем достаточно широким разрезом вскрывают гнойники. Дренирование осуществляют через нижний полуовальный разрез.

Интрамаммарный гнойник вскрывают радиальным разрезом. Разрез должен быть достаточной длины в соответствии с глубиной абсцесса.

Оставление в железе мелких гнойников чревато продолжением гнойного процесса, повторными хирургическими вмешательствами.

Эхография молочных желез при мастите в динамике позволяет определить не только распространенность процесса, но и фазность его развития.

Вторая ошибка заключается в том, что оперирующий ограничивается лишь вскрытием гнойника и удалением гноя, как при вскрытии флегмон, абсцессов мягких тканей. При гнойных маститах следует иссекать некротизированные ткани, свисающие в полость абсцесса, но связанные с тканью железы. Для этого необходимо развести края разреза крючками и при хорошем освещении осмотреть полость абсцесса.

Методом выбора является внутривенное общее обезболивание, которое позволяет широко вскрыть гнойные очаги, иссечь некротизированные ткани и провести ревизию гнойной полости. Местная анестезия применима лишь при вскрытии небольших поверхностных гнойников.

Консервативную терапию острого мастита выполняют при определенных условиях: длительность заболевания 3-5 дней, общее удовлетворительное состояние: нормальное или субфебрильная температура тела, отсутствие местных признаков гнойного воспаления. Эффективность консервативной терапии определяют в первые 3 дня лечения по динамике как местных (уменьшение воспалительных изменений, отечности тканей, инфильтрата), так и общих признаков (снижение температуры тела, уменьшение интоксикации).

Среди факторов риска возникновения мастита наибольшее значение имеют тяжелые осложнения родов, гнойно-воспалительные заболевания послеродового периода, скрытые очаги инфекции в организме, трещины сосков как входные ворота инфекции. В период беременности имеют значение заболевания с нарушением питания, авитаминозы, анемии, мастопатии, втянутый сосок, возраст беременной старше 35 лет.

Основной источник госпитальной инфекции бациллоносители среди персонала. Резервуаром инфекции служат палаты и перевязочные. Инфицированные в роддомах новорожденные и родильницы становятся уже вторичным источником инфекции, особенно при развитии у них гнойно-воспалительных заболеваний и нарушении противоэпидемического режима (отсутствие строгой изоляции заболевших).

Кроме ферментативного диализа, после первичного шва применяют физиотерапевтические методы лечения (токи УВЧ, токи Бернара).

Принципы терапии острых маститов предусматривают борьбу с инфекцией, предупреждение деформации и грубых косметических нарушений формы, сохранение лактационной способности молочной железы.

Гнойные заболевания грудной стенки. Гнойный мастит

Невскрытые мелкие изолированные полости иногда требуют повторных операций. Большинство хирургов рекомендуют производить операцию на ранних стадиях нагноения в молочной железе, так как промедление ведет к расплавлению железистой ткани и понижению лактационной функции железы.

источник

Может быть, и мне тоже подскажете?
18 октября у меня была операция по удалению абсцесса в правой груди.сначала разрезали, неделю ходила с повязками,потом зашили и поставили активный дренаж- с ним ходила 2 недели (вместо 7-10 дней как в книжках пишут)- молоко все текло и текло.
в итоге дренаж сняли, так как текло уже только чистое молочко(слава Богу!)
рана от дренажа затянулась буквально за день-два
но!
молоко нашло выход. через шов- и подтекает по сей день.
Я тихонько кормлю из левой груди (все мое существо просило кормить!), но то, что из правой все течет и течет, тоже беспокоит.

Была у Оганесян-даже у нее я не частый случай((

может быть, у кого-то была похожая ситуация?сколько еще молоко подтекало из шва в прооперированной груди?

Прошу,откликнитесь! каждый такой случай-редкость!

Ответ на сообщение Польза от 8 дек 2012, 20:38
Врачи, которые операцию делали-сразу посоветовали достинекс (который меня в итоге не взял)
а то, что сейчас подтекает-я им не говорила и не придется, надеюсь.

Карина спокойна-типа пройдет же когда -нибудь
но уже месяц капает, а я даже полностью душ принять не могу-по частям только.

просто если б кто написал с похожей историей- вот, 2-3 месяца подтекало, я бы спокойно ждала(и продолжала кормить)
а то у меня впечатление, что я одна такая.

может подтекает 2-3 месяца, в моей практике были такие случаи. потом все зажило. мама все это время кормила.
Карине можно доверять она асс своего дела

Ответ на сообщение molochko от 9 дек 2012, 18:12
ой спасибо большое за ответ!
я вам очень признательна!

а именно из шва капало??
еще временами маенькие желтые пятнышки-вот что это? о плохом не хочу думать, надеюсь, молозиво или застоявшееся молоко-может такое быть?

Ответ на сообщение Польза от 8 дек 2012, 23:12
да уж, редкое дело
ну у нас не полное ГВ- когда я попала в больницу, малыша экстренно на ИВ перевели, 3 недели мы были в разлуке, потом достинекс.

в общем сейчас у нас СВ(где-то 500мо смеси + мое молоко)

Ответ на сообщение Польза от 9 дек 2012, 20:44
понятно.
спасибо!
а они из этой груди кормили? или оставляли ее в покое и кормили одной? галактоцеле/ рецидивов не было?
не помните, из шва капало или из ранки от дренажа?

спасибо заранее за ответ- по крупицам собираю информацию!

Ответ на сообщение molochko от 10 дек 2012, 08:36
я этой грудью не кормлю.
с Кариной решили, что так будет лучще

а правда,что если одну грудь не трогать вообще, не сцеживать, молоко в ней уйдет? мне казалось, что пролактин все равно в обе груди придет

спасибо вам большое за ответ!
вы наверное, даже не представляете, как меня поддерживают сейчас ваши слова и чувство, что я не одна такая.

и хирург просто замечательный! это в Москве такой?

а сколько текло, не помните? и полость больше не наполнялась инфильтратом и рецидивов не было?

ваш пример просто чудесный!

Ответ на сообщение molochko от 11 дек 2012, 11:46

Девушки, спасибо всем за ответы и поддержку.

мы снова на полном ГВ и я здорова!

В столь поздний час, я вдруг вспомнила об этой теме

Очень рада за автора

Ответ на сообщение Sne*ana от 2 мар 2013, 00:49

вы мне? спасибо, я сама очень счастлива!
и спасибо вам за то, что поделились своим опытом, в трудный момент он поддержал меня, что у таких историй случается хороший и счастливый конец!

источник

По статистике гнойный мастит относится к распространенным инфекционным заболеваниям молочной железы. О нем знает практически каждая женщина. Сталкиваются представительницы прекрасного пола с ним преимущественно в период лактации. Рассмотрим нарушение подробно, выделим формы, причины и способы терапии.

Чтобы исключить вовремя заболевание и обратиться за необходимой медицинской помощью, женщина должна знать признаки гнойного мастита. Стоит отметить, что симптомы нарушения напрямую зависят от стадии процесса: серозная, инфильтративная, гнойная. При первой отмечаются:

  • болезненность и тяжесть в железе;
  • повышение температуры тела до 38, озноб;
  • увеличение железы в размере;
  • гиперемия кожи.

При переходе заболевания в стадию инфильтрации в железе отмечается образование — плотное на ощупь, не вызывающее боли при пальпации. Отличительной чертой является отсутствие четких границ, так называемых участков размягчения. При нарастании симптоматики, осложнении процесса лактостазом (нарушение оттока грудного молока), температура тела повышается, — становится более 38, уплотнение вызывает чувство боли, формируется в четкое образование, в центре которого имеется размягченная область. В некоторых случаях может фиксироваться образование нескольких абсцессов, напоминающих соты (инфильтративно-абсцедирующая форма).

Врачи отмечают, что такая форма нарушения, как гнойный мастит, при грудном вскармливании фиксируется чаще. При этом, в большинстве случаев дело с ним имеют женщины впервые родившие малыша. Среди главной причины развития такого явления называют лактостаз и несвоевременное его лечение. Развитие заболевания отмечается спустя 2-3 недели с момента родов. Признаками заболевания являются:

  • чувство распирания и отечность железы;
  • покраснение груди;
  • увеличение бюста в размере;
  • высокая температура.

Эта форма гнойного мастита характеризуется отсутствием выраженной симптоматики, клинической картины. При этом врачи на вопрос о том, как определить гнойный мастит, отвечают, что на первый план выходит само основное заболевание, — карбункул или фурункул. Это и провоцирует воспаление гнойного характера в самой железе. Встречается такая форма в 4 раза реже лактационной. Провокационными факторами его развития являются:

  • травмированные молочной железы;
  • гнойно-воспалительные заболевания (микробная экзема, карбункул, фурункул);
  • мастопатия;
  • доброкачественные образования в груди (фиброаденома, папиллома молочных протоков);
  • злокачественные процессы;
  • специфические инфекции молочной железы — туберкулез, актиномикоз.

Такая форма нарушения, как хронический гнойный мастит, развивается в результате нерезультативного, местного лечения заболевания. Состояние и самочувствие женщины при этом удовлетворительное:

  • небольшое повышение температуры тела – 37,5;
  • наличие малоболезненного, небольшого уплотнения в груди;
  • увеличение железы в объеме;
  • воспалены и увеличены регионарные лимфоузлы.

Гнойный мастит не развивается одномоментно. Симптоматика нарастает постепенно. Врачи выделяют следующие стадии воспалительного процесса:

Первая отмечается на ранних этапах формирования нарушения, — начинается через 2-4 дня от попадания инфекции в железу. Сначала женщина отмечает небольшой подъем температуры, что сопровождается слабой болезненностью в области груди, чувством распирания, увеличением ее в объеме. Непосредственно так начинается острый гнойный мастит. Симптоматика постепенно нарастает, в связи с проводимыми кормлениями грудью или сцеживаниями молока.

Спустя 2-3 дня в груди отмечается инфильтрат — область воспаления, с уплотнением, имеющим нечеткие границы. По мере прогрессирования образование увеличивается в размере, состояние женщины ухудшается. Лихорадочное состояние является неотъемлемым признаком нарушения. Со временем, при пальпации груди врачи говорят о флюктуации, — наличие в образовавшейся области воспаления гноя, что явно определимо. Начинается гнойная стадия.

Лактационная форма нарушения, как видно из названия, формируется исключительно в период грудного вскармливания. Если с этим типом заболеванием все понятно, то для того чтобы установить, почему постоянно воспаляется гнойный нелактационный мастит, врачи вынуждены провести комплексное обследование. Среди основных причин заболевания принято выделять:

  • физиологические – постклимактерический период, время полового созревания;
  • патологические – заболевания молочных желез, сопровождающиеся снижением защитных сил организма;
  • инфицирование послеоперационных ран на железе (после удаления опухоли);
  • травмы груди со сдавлением.

Терапевтический процесс такого заболевания, как гнойный мастит, может быть проведен консервативным методом или радикально. Выбор способа лечения напрямую зависит от стадии нарушения, выраженности симптоматики, общего состояния пациентки, наличия или отсутствия хронических болезней. После выставления диагноза «острый гнойный мастит», что делать с ним медики определяют на основании полученных данных обследования. Терапия основана на использовании:

  • антибактериальных препаратов;
  • соблюдении режима кормления (при лактационной форме);
  • профилактических мероприятиях.

Оперативное вмешательство является главным методом терапии такого воспалительного процесса. Лечение гнойного мастита в поздней стадии проводится исключительно этим способом. Вскрытие гнойника происходит под общей анестезией. Удаление гнойного содержимого осуществляют с помощью небольшого прокола. При наличии одновременно нескольких очагов поражения, необходимо полостное рассечение, — хирург производит несколько разрезов, после чего осуществляет промывание полостей, накладывает швы. Операция может проводиться и методом дренирования — введение в абсцесс дренажа, отсасывание гноя и последующее промывание.

Необходимо сказать, что такой вариант терапевтического воздействия допустим при серозной стадии. Когда же имеется бурная клиническая картина, с наличием инфильтративных образований, выставлен «гнойный мастит» — лечение без операции не осуществимо. Терапия путем принятия медикаментов, может быть осуществлена при лактационной форме, сопряженной с лактостазом. При этом назначают:

  • антибактериальные препараты — Осмапокс, Хиконцил, Флемоксин, Амотид;
  • антигистаминны – Супрастин;
  • ультразвуковую или УВЧ-терапию.

Когда у женщины отмечается гнойный мастит, лечение в домашних условиях трудно проводить. При этом, до момента обращения в клинику, назначения терапевтических препаратов, можно использовать народные методы, которые позволяют облегчить самочувствие, но не излечивают гнойный мастит. Среди таковых:

  1. Листья капусты белокочанной. Хорошо вымыв, обдав лист кипятком, чтобы тот пустил сок, прикладывают к пораженной железе. Проводят процедуру 3-4 раза в сутки, 7 дней.
  2. Лопуха свежий лист используют для обертываний груди по вышеописанному методу. Кроме того, сок растения может применяться и внутрь — 1 ложка столовая, 3 раза на день. Лечат так 1 неделю.
  3. Свеклу натирают, добавляют мед. Приготавливают кашеобразную мазь в пропорции 1 часть меда 2 части корнеплода. Используют в виде компрессов на ночь. Делают ежедневно, на протяжении 14 дней.
  4. Камфорным маслом смазывают воспаленную грудь, слегка массирующими движениями. Начинают применять с появлением симптомов, до их исчезновения.
  5. Испеченную луковицу смешивают с медом: 2 части лука 1 часть меда. Прикладывают на несколько часов, 3 раза на день, на 1-2 часа. Проводят 3-4 суток подряд.

Заболевание при лактации обусловлено нарушением оттока синтезируемого грудного молока. В таком случае терапия сводится к проведению регулярных сцеживаний. Осуществляют их каждые 3 часа. При этом мам интересует вопрос, касающийся того, можно ли кормить ребенка при мастите гнойном. Когда имеется инфильтрат, заболевание вызвано наличием инфекционного очага в организме, давать малышу сцеживаемое молоко запрещено. Врачи рекомендуют переводить на искусственное вскармливание. В исключительных случаях допускается использование грудного молока, которое подвергают температурной обработке.

источник

Я пишу этот пост, потому что перед тем, как ложиться в больницу с гнойным маститом, я не нашла в интернете четкие ответы на мои вопросы. Возможно, кто-то задается теми же вопросами, и им поможет мой опыт!

Я не буду останавливаться на том, как избежать мастита или как его лечить: об этом как раз есть много статей (правда, мне они не помогли). Также не буду излагать причины, зачем восстанавливать ГВ. Итак, у вас гнойный мастит, и вам предстоит его вскрытие, либо это уже произошло, и вы хотите после лечения вернуться к ГВ.

Сколько дней лежать в больнице с маститом? У нас в Кирове по общему правилу неделю.

Как происходит вскрытие мастита? Сначала гнойник вскрывают под общим либо местным наркозом (мне вскрывали под общим), остается разрез(ы) (у меня их два). Их не зашивают, а вставляют туда марлевые дренажи и несколько дней их раз в день меняют, смотрят, чтобы весь гной вышел. При этом вы пьете таблетки для подавления лактации (я пила достинекс), т. к. врачи говорят, что лактация мешает заживлению. Потом вытаскивают дренажи и раз в день заливают мазью левомеколь и сверху прикрепляют марлевую повязку. После выписки нужно через день ходить на такие перевязки к хирургу по месту жительства. В один прекрасный момент хирург мне сказал, что все идет к заживлению и я могу перевязываться сама дома.

Сколько времени заживают раны после мастита? Когда я впервые решилась при перевязке посмотреть на разрезы, у меня был шок на весь день. Не каждый день видишь настоящее человеческое МЯСЦО. Мне казалось, это никогда не сможет зажить. Но, конечно, мои страхи оказались напрасными: через 10 дней после снятия дренажей раны уже затянулись корочками, а еще дня через 3-4 корочки отпали и остались розовые рубцы.

Когда можно начинать восстанавливать лактацию после мастита? Гинеколог в больнице сказал, когда будут розовые рубцы. Консультант по ГВ сказала, можно сразу после выписки. Я колебалась: кормить очень хотелось, но раны меня пугали. В итоге я сразу после выписки просто для самоуспокоения давала ребенку пустую здоровую грудь пару раз в сутки и радовалась, убедившись, что она ее посасывает. Более активные действия я начала после последней перевязки в поликлинике, когда мне сказали, что раны заживают.

Как восстанавливать лактацию после мастита? Тут все действия можно разделить на две категории: направленные на то, чтобы ребенок брал грудь, и на то, чтобы в ней появилось молоко. Рассмотрим обе.

I. Чтобы ребенок брал грудь.

Мне повезло: после недели кормления из бутылочки ребенок не забыл грудь (дочке было 1,5 месяца). Но может случиться и отказ, сразу или потом. В любом случае, нужно поскорее перестать использовать бутылочку и пустышку (хотя с пустышкой лично у меня получилось только когда мы полностью перешли на ГВ — ребенок сам перестал ее брать). Вместо бутылочки надо использовать любые другие системы докорма: специальные системы от фирмы Медела, поильники, мягкие ложки, шприц с катетером и т.п. — варианты есть в интернете, например gvinfo.ru/sposoby_dokorma. Я кормила сначала из чашки, но так много проливается по сторонам и неудобно держать ребенка вертикально, поэтому перешла на шприц с пальцем. Ну и, конечно, прикладывать ребенка к груди. Если ребенок все равно совсем не берет грудь, есть способы его спровоцировать: ходить с голой грудью, прижимая к себе ребенка, носить его в слинге и т.п. — это тоже можно найти в интернете.

II. Чтобы появилось молоко.

1. Прикладывать ребенка к груди. Рекомендуют делать это до кормления смесью, но моя дочка на голодный желудок только кричала, получив пустую грудь. Поэтому я давала ей здоровую грудь между кормлениями вместо пустышки. Иногда она мусолила грудь подольше, иногда сразу отпускала — любой результат важен. Больную грудь я подключила попозже, когда уже подзажили раны, а в здоровой груди уже было молоко.

Читайте также:  Что делать от мастита для коров

2. Сцеживать грудь. Когда нет молока, делать это невероятно скучно. Чтобы дать себе стимул, я нацеливалась на 8 сцеживаний в сутки, но реально получалось только 4-6. Я сцеживалась вручную, считая движения, и поставила себе за правило делать от 300 сцеживательных движений за раз. Больную грудь на всякий случай пока сцеживала поменьше, раза 2 в день. В итоге потом мне и не пришлось ее сильно расцеживать: мы уже кормились из здоровой груди, и, когда дала дочке больную, ребенок расцедил ее самостоятельно. Когда потихоньку появляется молоко, надо почаще давать ребенку и сцеживать после ребенка и в промежутках до последней капли.

3. Пить отвары трав. Мне очень помогли семена пажитника, которые рекомендовала консультант по ГВ. В Кирове они продаются в сети «Орехи и специи» и стоят недорого. Я брала 2 чайные ложки семян, замачивала их ненадолго в обычной воде (когда не было времени, не замачивала), заливала стаканом воды и варила после закипания 7 минут. Отвар пила 3 раза в день. Также мне понравился чай для лактации Fleur Alpine, в его состав входит гаига (козлятник), но этот чай не из дешевых. Пила этот чай 3 раза в день с едой. Чай Hipp не дал никакого эффекта. Конечно, без сцеживаний никакие травы не помогут.

4. Принимать домперидон. Препараты с этим веществом — это ТМ Дамелиум, Домет, Домперидон, Домперидон ГЕКСАЛ, Домперидон-Тева, Домстал, Мотижект, Мотилак, Мотилиум, Мотинорм, Мотониум, Пассажикс. Подробнее про действие домперидона — milkmama.info/info/102/domperidon-kak-na chat-prinimat-preparat-chtoby-uvelichit-l aktaciyu.html. Я пила пассажикс 2 таблетки 3 раза в день. Не уверена на 100%, что он мне помогал: может, прибытие молока обеспечила перичисленные выше средства. Но и побочных эффектов не было. До домперидона я принимала Апилак, но он не помог.

5. Верить в успех. Я с удивлением узнала в интернете и книгах, что с помощью этих мер можно при желании выкормить даже приемного ребенка, т. е. вызвать лактацию без родов! Чего уж тогда говорить о своем. Меня вдохновили истории успеха других женщин, их можно почитать здесь: gvinfo.ru/relaktacija_posle_tabletok. И не слушайте никого, кто говорит, что у вас не получится!

Привожу хронологию событий, как это было у меня:

  1. 8 сентября — операция
  2. 10 сентября — допила Достинекс для подавления лактации
  3. 13 сентября — сняли дренажи
  4. 15 сентября — выписали из больницы
  5. 16 сентября — впервые дала здоровую грудь ребенку
  6. 20 сентября — последняя перевязка в поликлинике, потом стала это делать сама
  7. 26 сентября — начала пить Апилак, но после 10 дней приема никакого эффекта
  8. 1 октября — начала пить чай Fleur Alpine
  9. 2 октября — на ранах появилась сухая корочка, перестала мазать Левомеколем, сняла повязку и помазала зеленкой
  10. 3 октября — начала пить пажитник
  11. 4 октября — начала пить Пассажикс
  12. 6 октября — перешли на смешанное вскармливание: давала грудь, а если ребенок не наедался и кричал, добавляла 60 г смеси. Сначала было 4 докорма в сутки, потом 1-2 — вечером и ночью.
  13. 8 октября — впервые дала больную грудь, в ней в тот же день появилось молоко
  14. 13 октября — мы полностью на ГВ. Пока молока маловато, кормимся часто, пью чай и пажитник. Но это уже ГВ!

источник

Евгений Ликунов:

Программа «Семейная медицина с доктором Ликуновым». Сегодня в гостях Светлана Саввовна Шестопалова, хирург-онколог, маммолог, доктор клиники «СОЮЗ». Сегодня мы поговорим об острой хирургической патологии, раскроем тему «Маститы у женщин».

Светлана Шестопалова:

Здравствуйте, Евгений, очень рада быть в эфире. Чем интересна эта тема? Тем, что чаще всего маститы возникают в послеродовом периоде. Это 80-85 % примерно, но и бывают также у женщин, которые не кормят грудью. Проблема острая, случается у женщин часто впервые, они не знают, что с ней делать. Проявляется болью в молочной железе, отёком, покраснением. Конечно, надо обращать внимание на эти жалобы сразу же, обращаться либо к маммологу, либо к хирургу. Далеко не все это почему-то делают.

Евгений Ликунов:

Светлана, разберём лактационные маститы, когда мама кормит грудью, и не лактационные. Что делать, когда повысилась температура, происходит отёк в молочных железах. Что нужно делать кормящей маме?

Светлана Шестопалова:

Безусловно, нужно сразу же обратиться к врачу в хирургическое отделение. Врач назначит анализ крови, анализ мочи и УЗИ молочных желез. На УЗИ можно определить, что за мастит мы имеем. Это начальная стадия, либо это сформировавшийся гнойник в молочной железе, оценить его размеры, локализацию и дальнейшую тактику лечения.

Евгений Ликунов:

То есть совершенно неправильная позиция, когда мамы начинают что-то греть, прикладывать, контрастный душ, какие-то антибиотики сами пить.

Светлана Шестопалова:

На начальном этапе формирования мастита, на серозной стадии, имеет место быть консервативная терапия. Но она проходит только под контролем врача, чтобы не пропустить момент, когда сформируется гнойник. Это возвышенное положение молочной железы, регулярное сцеживание молокоотсосом и антибиотикотерапия широкого спектра действия, если не установлен возбудитель.

Евгений Ликунов:

То есть единственное, что может сделать кормящая мама, это сцедить, убедиться после осмотра врача, что это не гнойник, не гнойное заболевание.

Светлана Шестопалова:

Безусловно, молоко берётся на посев. При любой форме мастита, даже при серозной форме, когда нет гнойника, кормление грудью запрещено, потому что ребёнок может заразиться возбудителем, кишечное расстройство, как минимум, будет. Кормление возможно только при стерильных посевах грудного молока. Иначе – только сцеживание.

Евгений Ликунов:

С лактационными маститами более-менее понятно. Какие другие бывают причины мастита не у кормящих мам и женщин?

Светлана Шестопалова:

Не у кормящих мам бывают маститы на фоне сниженного иммунитета, хронических иммунодефицитных состояний. Инфекция попадает в молочные железы гематогенным или лимфогенным путём. Бывают различные проблемы с лимфоузлами в подмышечных областях, даже одонтогенная инфекция может туда мигрировать; хронические воспалительное заболевание лёгких, мягких тканей, гнойничковые заболевания кожи могут привести к такой проблеме. В общем, различные причины. Бывает, воспаляются хронические кисты. Так как незначительное количество микробов бывает в мигрирующем состоянии в потоке крови, эти кисты инфицируются, как слабое место, и возникает мастит.

У некормящих женщин маститы бывают на фоне сниженного иммунитета, хронических иммунодефицитных состояний.

Евгений Ликунов:

Главным, основным возбудителем при маститах что является?

Светлана Шестопалова:

Это стафилококк. Он может быть как один в своём роде, так и в сочетании с другими микробами: кишечная палочка, стрептококк, протей, синегнойная палочка и другие бактерии.

Евгений Ликунов:

То есть стафилококк на первом месте.

Светлана Шестопалова:

Евгений Ликунов:

Какими антибактериальными препаратами в современной фармакотерапии лечится мастит?

Светлана Шестопалова:

Широкого спектра действия, если мастит не лактационный. Допустима таблетизированная форма доксициклин, к примеру. Если это лактационный мастит, то будут инъекционные формы, цефалоспорины I, II, III третьего поколения. Если высеялись отрицательные микробы, то это уже II, III поколение цефалоспоринов.

Евгений Ликунов:

Из Вашего опыта, какова примерная кратность и продолжительность антибактериальной терапии при лечении как лактационного мастита, так не лактационного?

Светлана Шестопалова:

Всё зависит, естественно, от поражения, так как мастит бывает по объёму совершенно разный. Может быть как маленький локальный гнойный процесс, так и флегмонозный, гангренозный мастит, он уже протекает на уровне сепсиса, который может закончиться очень печально. Любая форма гнойного мастита лечится хирургическим способом. Гнойник вскрывается, чаще всего под общим наркозом, потому что нужно избавиться от нежизнеспособных тканей, удалить все асепты, перегородки, тщательно дренировать полости. Используют в основном двухканальные дренажи, чтобы можно было делать активное дренирование гнойной полости. Антибиотикотерапия проводится от 7 до 10 дней, чтобы не осталось никаких микробов, которые останутся в будущем антибиотико-резистентными в организме.

Евгений Ликунов:

Есть такое мнение людей о том, что при начальных стадиях маститов, то есть изменениях молочной железы воспалительного характера, нужно что-то греть. Якобы, после этого прогревания воспаление уходит. Это действительно так? Я очень много слышу от людей, в том числе, от врачей, такое мнение, что нужно греть обязательно.

Светлана Шестопалова:

Если есть боль, воспаление, отёк, нужно убедиться, что там нет гнойника. Как минимум, сделать УЗИ. При серозной форме мы точно не знаем, есть там возбудитель или нет, можно сделать посев молока на флору. Это не быстрый процесс, сразу мы не сможем узнать, есть там бактерии или нет, пока они вырастут в чашке Петри. Можно делать тепловую терапию, если есть убеждённость врача в том, что нет никаких объёмных образований. Бывают объёмные образования в не диагностируемой стадии, в которой тепловые процедуры могут повредить. Всё зависит от пациента, наверное, и от степени ответственности доктора, который назначит процедуру. Часто бывает, что мастит маскирует какое-то более грозное заболевание, тогда этими методами лечения можно спровоцировать его интенсивный рост, потому что тепловые процедуры увеличивают кровоснабжение тканей молочной железы, и любое патологическое образование начинает быстро расти.

Евгений Ликунов:

Скажите, пожалуйста, какая-либо травма может привести к маститу?

Светлана Шестопалова:

Да, иногда бывает, несколько случаев таких было в моей врачебной практике, что кусает ребёнок за грудь. Мама кормит до той поры, когда у ребёнка начинают прорезываться зубы, он начинает всё жевать и заносит инфекцию. Ротовая полость, это, естественно, грязное место. След от укуса потом очень тяжело лечится антибиотикотерапией. Тупые травмы также могут привести к маститам. Также они бывают в хронической форме, и на фоне хронического мастита образуются онкологические заболевания, такое тоже было.

Евгений Ликунов:

То есть частые маститы могли приводить к онкологическим заболеваниям?

Светлана Шестопалова:

Не долеченные. Допустим, женщине помогали тепловые процедуры, она периодически к ним прибегала, либо лист капусты, либо ещё какие-то способы. Такой не вылеченный хронический участок фиброза, либо какого-то образования – это плодотворная почва для онкологического заболевания, такое часто бывает.

Евгений Ликунов:

В плане хирургии, Вы вскрываете под контролем ультразвука? Хирургическую операцию какую делаете? Вначале делаете ультразвук, а потом?

Светлана Шестопалова:

Сначала ультразвук, потому что по локализации гнойники бывают подкожные, субмаммарные, интрамаммарные, внутри молочной железы, и ретромаммарные, то есть между мышцей и тканью молочной железы. С помощью УЗИ мы определяем доступ вскрытия гнойника. Если гнойник подкожный, то выполняется радиальный разрез; если возле ареолы, мы выполняем субареолярный разрез полулункой; при ретромаммарном, когда гнойник между мышцей и молочной железой, разрез делаем под грудью, в ретромаммарной складке.

Евгений Ликунов:

Провели хирургическое лечение, провели курс антибактериальной терапии. Физиотерапевтическое лечение используется в качестве долечивания при маститах?

Светлана Шестопалова:

В принципе, это допустимо. Опять же, если исключены различные новообразования.

Евгений Ликунов:

То есть, если нет дополнительных объёмных образований в ткани молочной железы, то в качестве дополнительного.

Светлана Шестопалова:

Магнитотерапию можно для заживления рубцов, УВЧ, в принципе, даёт неплохой эффект, потому что улучшается кровоснабжение тканей. При отсутствии патологических процессов это допустимая мера, чтобы ускорить заживление.

Евгений Ликунов:

Давайте разберём с Вами такой алгоритм. Женщина почувствовала ночью острую боль в правой молочной железе. Симметричность поражения или не симметричность поражения при маститах?

Светлана Шестопалова:

Чаще всего это одностороннее поражение, 90 %, в 10 % случаев бывает двустороннее поражение. Если это свеженький симптом, раньше его не было, это кормящая женщина, она идёт в горячий душ и очень интенсивно сцеживает молоко. Если сцеживание помогает, боль утихала, набухание, нагрубание молочных желез прошло – можно сказать, что она справилась с ситуацией. Если ситуация усугубляется, если женщина нервничает, она начинает часто прикладывать ребёнка, чем стимулирует дополнительно лактацию. Но из-за того, что отток затруднён, потому что отек закрывает молочные потоки, грудь не освобождается от молока, и застой ещё больше усугубляет проявление мастита. Тут без врачебной помощи женщина уже не справится, обязательно надо обратиться к врачу.

Евгений Ликунов:

Если женщина попробовала сцедиться, у нее ничего не получилось, ее следующий шаг какой?

Светлана Шестопалова:

Поднялась температура, осталось покраснение и боль – она сразу же собирает вещи и едет в больницу. Там выполняют ультразвуковое исследование, диагностируют стадию мастита и приступают к лечению.

Евгений Ликунов:

Понятно. Скажите, какие ещё методы обследования могут быть маститах?

Светлана Шестопалова:

Кроме того, что выполняется посев молока, посев содержимого на чувствительность бактерий к антибиотикотерапии, помимо УЗИ ещё делают анализ крови и анализ мочи. Это помогает доктору выяснить, насколько тяжела общая ситуация, каков иммунный статус женщины. Если в моче определяется белок, то доктор может заподозрить полиорганную недостаточность, то есть уже начинающийся сепсис. Тогда делается коррекция электролитов. Можно сделать биохимию крови, посмотреть, в каком состоянии печень, в каком состоянии почечные ферменты. Назначается дезинтоксикационная терапия, то есть, достаточно серьёзное лечение.

Евгений Ликунов:

В Вашей практике часто были тяжёлые маститые с флегмоной, с абсцессами?

Светлана Шестопалова:

Так как я онколог, я маститы видела при распадающихся опухолях. Очень тяжёлая картина, конечно. Но даже с такими маститами с помощью интенсивной антибиотикотерапии можно справиться.

Евгений Ликунов:

По Вашей практике, что делают женщины неправильно?

Светлана Шестопалова:

К примеру, в клинике «СОЮЗ» у меня была пациентка, молодая женщина, первый ребёнок. Она пришла в самом начале развития мастита. По УЗИ мы не определили флюктуацию, не определили жидкое содержимое. На серозной стадии я думала, что мы сможем сделать консервативное лечение. Я назначила антибиотик, назначила сцеживания, горячий душ, и чтобы родственники взяли на себя ответственность и приглядели за её ребёнком, потому что, когда женщина берет ребенка на руки, у неё вырабатывается пролактин и стимулируется лактация. Этого при мастите делать нельзя. Она пошла домой, но она не справилась с ситуацией, потому что брала ребёнка на руки, не выполняла в полной мере назначения, на одних антибиотиках у нас не получилось справиться. Мне пришлось её отправить на госпитализацию.

Евгений Ликунов:

То есть правильный алгоритм должен быть: отказ от кормления грудным молоком, не прикладывать ребёнка к груди, сцеживать, антибиотики. Женщина не разобралась, и всё это закончилось хирургическим вмешательством.

Мастит вообще бывает на пустом месте? У женщины не было никаких травм, она не кормит грудью, и вдруг появилось воспаление в молочной железе.

Светлана Шестопалова:

На пустом месте не бывает ничего. Обязательно должна быть причина. Либо это микротрещины сосков, либо укус насекомого, то есть инфекция откуда-то обязательно подпадает. Либо в организме есть очаг хронической инфекции, к примеру, с почками проблемы, хронический пиелонефрит, либо кариозные зубы. Либо это новообразование или киста, которая воспалилась. То есть это видимое самочувствие женщины. Она мало обследована и мало о себе знает, мало информирована о своём состоянии. Ей кажется, что мастит возник на пустом месте. На самом деле, если копнуть глубже, обязательно можно найти причину мастита.

Мастит не возникает на пустом месте. Его причина – инфекция, внешняя или внутренняя.

Евгений Ликунов:

Скажем, ситуация такая, что женщина не кормит грудью, но при этом у неё есть проблемы в молочной железе, например, мастопатия, фиброзно-кистозные изменения. Это является неблагоприятным фактором развития мастита, или не влияет? Скажем, мастопатия.

Светлана Шестопалова:

Мастопатия чаще всего бывает у возрастных женщин, после 40. У них начинается инволюция молочных желез, то есть железистой ткани становится меньше, соответственно, выделений, активной гормональной функции у них особо нет. Поэтому, чем старше женщина, тем меньше у неё вероятность мастита. Тем не менее, такое тоже бывает, особенно при кистозной мастопатии. То есть много кист, чаще всего безобидных, они наполнены содержимым. Но они могут травмироваться и могут инфицироваться, соответственно, может развиться мастит.

Евгений Ликунов:

Будем считать, что маститы больше присущи женщинам молодого возраста, которые кормят грудью.

Светлана Шестопалова:

Евгений Ликунов:

Всё-таки, отягчающим фактором является кормление грудным молоком, я так понимаю? Лактационные маститы в популяции чаще встречаются?

Светлана Шестопалова:

Чаще встречаются. Причём, у первородящих они составляют 80-90 %, у женщин с повторными родами где-то 30-40 %. После третьих родов это 3%, то есть минимально, потому что протоки уже достаточно широкие, отток молока хороший.

Евгений Ликунов:

Бывает такое, что назначается антибактериальная терапия, женщина всё правильно делает, сцеживается, а нет эффекта? Всё-таки, мы же эмпирически назначаем антибиотики, пока посев ещё не готов.

Светлана Шестопалова:

Если нет эффекта, подключают ещё один антибиотик, то есть добиваются эффекта. В условиях стационара это сделать проще, потому что идёт мониторинг температуры тела, идет сбор анализов. Если видим, допустим, снижается лейкоцитоз в крови, СОЭ снижается, значит, есть эффект. Если этого нет, обязательно подбирается второй, третий антибиотик.

Читайте также:  Нелактационный мастит у кого был чем лечили

Евгений Ликунов:

Будем считать, что гнойный мастит – это хирургическая патология, которая должна лечиться в стационаре, а не на дому. Нужно объяснять женщинам, что, если не получилось сцедиться, значит, надо ехать в больницу, делать ультразвук, назначать антибиотики и лежать в больнице отдельно от ребёнка, чтобы вернуть полное здоровье. Потому что многие думают, что они могут пить антибиотик, попросить процедурную медсестру приезжать на дом колоть этот антибиотик, в том числе, в вену. А на выходе динамики нет, наблюдения нет, врачебно-динамического наблюдения просто нет, отсутствует. По самочувствию трудно определить, есть эффект от антибактериальной терапии или нет.

Вы, как хирург, как специалист, который связан с острой хирургической патологией, доносите мамам, женщинам о том, что лечиться надо в больнице, а не на дому заниматься?

Светлана Шестопалова:

Обязательно. Очень хорошо, если в роддоме это объясняют молодым первородящим мамам. Акушерки, когда учат женщину прикладывать ребёнка к груди, ухаживать за соском, соблюдать правила гигиены, обязательно объясняют, что такое мастит. Но таких акушерок не так уж много. Поэтому, если педиатры возьмут на себя функцию объяснять мамам правила кормления, какие-то осложнения, возникающие при кормлении, это убережёт многих женщин от отягчающих последствий мастита.

Гнойный мастит – это хирургическая патология, которая должна лечиться в стационаре, а не на дому.

Евгений Ликунов:

Скажите, пожалуйста, что делать в качестве профилактики мастита, кроме того, что сцеживаться, организовывать гигиену? Есть ли способы профилактики? Для первородящих, например.

Светлана Шестопалова:

Для первородящих есть иммунодефицитный синдром после родов, потому что сама беременность предполагает, что плод — это чужеродный геном, и несколько снижен иммунитет. Поэтому обязательно необходимо сбалансированное питание, с белками, углеводами, витаминами, полноценное питание. Так же следует ухаживать за сосками, микротрещины могут спровоцировать попадание инфекции в молочную железу. Как только появилась трещина на соске, боль при прикладывании ребёнка, нужно сразу же начать сцеживание из этой молочной железы, ребёнка не прикладывать до полного заживления этой трещины, пользоваться заживляющими кремами, мазями. Это бепантен, солкосерил, можно использовать облепиховое масло. Обязательно ежедневно менять бельё, стирать его, проглаживать утюгом. После каждого кормления соски нужно обмывать простой водой без мыла.

Евгений Ликунов:

Всё-таки, основа — это гигиена. Гигиена стоит на первом месте. И сцеживание, чтобы не было застойных явлений в молочных железах.

Светлана Шестопалова:

Даже преимущественно ручное сцеживание, потому что молокоотсосы, в основном, центральные квадранты отсасывают хорошо, а наружным квадрантам нужно помогать кулачком, разминать молочные железы.

Евгений Ликунов:

Всему этому должны учить в роддомах, или в другом месте для молодых родителей?

Светлана Шестопалова:

Есть специальные школы мам, есть специальные школы беременных, где об этих моментах рассказывают. Но не у каждой женщины, к сожалению, есть возможность посещать эти школы. Участковым педиатрам, наверное, можно наводящими вопросами выяснить уровень знаний мамы и порекомендовать ей либо почитать литературу на эту тему, либо, если есть время и возможность, самим поподробнее об этом рассказать.

Евгений Ликунов:

То есть при первичном патронаже новорождённого врач-педиатр должен уточнить, в курсе ли мама об этих явлениях мастита, проблем, с которыми она может столкнуться в раннем послеродовом периоде. Если мама не подготовлена, лучше ей приобрести и изучить дополнительную литературу, и лучше ей рассказать, провести краткую лекцию о возможностях, о проблемах, с которыми она может столкнуться.

После того, как пациент выздоравливает, вы как за ним наблюдаете? Делаете ли Вы контрольные ультразвуки, какое-то динамическое наблюдение?

Светлана Шестопалова:

Делается контрольный ультразвук и несколько раз после излечения мастита делается посев грудного молока, если женщина настроена дальше на грудное вскармливание. Грудное вскармливание разрешается только при стерильном посеве.

Евгений Ликунов:

Бывают случаи, когда после антибактериальной терапии или хирургической терапии происходит отказ от грудного вскармливания в связи с тем, что сохраняется инфекция?

Светлана Шестопалова:

Да, бывает такое. Есть условно патогенные микробы, которые плохо реагирует на антибиотикотерапию. Они не вызывают болезненное состояние у матери, но мать является носителем этого микроба. В связи с нестерильностью молока грудное вскармливание отменяют.

Евгений Ликунов:

Вы говорите о том, что мастит – это односторонний процесс. Почему иногда бывает двусторонний, в 10 % случаев? Переход инфекции?

Светлана Шестопалова:

Скорее всего, это предрасположенности женщины. Например, у неё не на одной груди возникла трещина соска, а на двух молочных железах. Так как ребёнок кушать хочет, мало информированная женщина его и к той, и к другой груди прикладывает, получает инфекцию в обе молочные железы, примерно так.

Евгений Ликунов:

В послеродовый период, женщина находится в некой стрессовой ситуации. Скажите, пожалуйста, нужны ли ей помощники в плане ухода за ребёнком? Вообще, несколько позиции поменялись и в уходе за ребёнком, и в уходе за молочными железами, сосками? Нужно ли женщине приглашать специалиста, например, по расцеживанию, специалиста по грудному вскармливанию? Сейчас есть такие люди, специально обученные. У меня очень часто мамы спрашивают: мы родили, но мы до конца не понимаем, нужны ли такие специалисты, реальна ли их помощь, помогают ли они реально в плане расцеживания.

Светлана Шестопалова:

Всё это делает акушерка в роддоме. Это её обязанность, проконтролировать кушает ли ребёнок, как он набирает массу тела. Те 2-3 дня в роддоме после родов предназначены для того, чтобы маме объяснить базовые вещи по уходу за ребёнком. Если этого не было сделано в роддоме, скорее всего, молоко пропадёт и уже безвозвратно, смысла от расцеживания особо большого нет, либо эти моменты очень трудно восполнить уже через месяц, к примеру, после родов. Не вижу большого смысла, тем более, что интернет пестрит информацией достаточно адекватной. Много информации женщина получает от участкового педиатра. Быть узко-узко специалистом по расцеживанию, большого смысла в этом нет. Только в непонятных ситуациях и, чаще всего, эти вопросы должны решаться непосредственно после родов. Либо если мама, допустим, была после тяжёлых родов в реанимации, и у неё после возврата к активной жизни каким-то образом сохранилась лактация и можно всё наладить. Может быть, в таком варианте есть потребность в таких специалистах. Но, опять же, педиатры и акушерки всегда прекрасно с этим справлялись.

Евгений Ликунов:

То есть, в принципе, знаний и опыта акушера хватает для того, чтобы доходчиво объяснить маме, как правильно ухаживать за молочными железами, как правильно выбрать позицию кормления ребёнка, как правильно сохранить грудное молоко, как расцедить, как сделать так, чтобы молоко приходило. Главное, чтобы молодая мама выполняла рекомендации акушера-гинеколога, а не занималась самодеятельностью, что у нас чаще всего бывает. Тема, на самом деле, очень важная и сложная, с одной стороны. С другой стороны, всё просто, если обратиться вовремя за медицинской помощью в хирургический стационар. Но, если не обратиться, то всегда есть процент риска осложнений.

В Вашей практике были случаи настолько тяжелого бактериального процесса, что происходило удаление молочной железы?

Светлана Шестопалова:

В современных условиях, когда у нас очень много антибиотиков, мы подкованы во всех смыслах, чтобы помочь женщине. Таких случаев, наверное, уже нет. Они остались в прошлом.

Евгений Ликунов:

Всё осталось в прошлом, тогда, когда не было массивного антибактериального лечения.

Светлана Шестопалова:

И доступности медицинской помощи. Всё-таки, сейчас вопрос больших гнойных маститов решен.

Евгений Ликунов:

Фактически, в настоящий момент основным является вовремя обратиться за медицинской помощью в хирургический стационар, вовремя выполнить ультразвук, вовремя провести осмотр у оперирующего хирурга, назначать антибиотики и динамическое наблюдение. Получается, примерно 7-10 дней проводится антибактериальная терапия?

Светлана Шестопалова:

Антибиотикотерапия, активное дренирование раны, промывка, ежедневная перевязка, это всё входит в план лечения.

Евгений Ликунов:

Это стандартный алгоритм хирургического лечения, острой хирургической патологии?

Светлана Шестопалова:

Не вполне стандартное. Для некоторых ран достаточно трубки или резинового выпускника. А именно молочная железа нуждается в очень активном дренировании антисептическими растворами. В этом есть своя специфика.

Евгений Ликунов:

По Вашей практике, в чем сложность этого диагноза, мастита, в чем его подвох? Почему всегда есть процент людей, у которых возникают осложнения? Из-а позднего обращения, в первую очередь?

Светлана Шестопалова:

Либо позднее обращение, либо недостаточный социальной уровень женщины, когда ей просто не на кого грудничка оставить, и она запускает процесс не потому, что не хочет, а потому, что не может. Бывает, что картина смазана на фоне хронических проблем, та же самая мастопатия: возникает хронический мастит, и за счёт болевой формы мастопатии женщина не обращает внимания, что там уже сформировался гнойник. Если флора мало вирулентная, то она вполне может развиваться в капсуле, и на УЗИ молочных желез иногда гнойные капсулы обнаруживаются как случайная находка. Иногда мастит возникает на онкологическом процессе.

Евгений Ликунов:

Давайте, немножко поподробнее об этом. Это очень важно, Вы онколог.

Светлана Шестопалова:

Есть маститоподобный рак, он диагностируется только пункционным методом. Берётся биопсия ткани, отправляется на исследование, и только таким способом обнаруживается это злостное заболевание. Там есть и подъём температуры, и интоксикация, и покраснение, и апельсиновая корка на молочной железе – все типичные проявления, даже бывает флуктуация, если опухоль начала распадаться внутри. В этом они и составляют опасность, что иногда хирурги принимаются лечить, как хирургическую патологию, а на самом деле это онкологическая проблема. Здесь совсем другое лечение требуется. Как правило, маститоподобный рак очень быстро протекает.

Евгений Ликунов:

Маститоподобный рак возникает у женщин в раннем возрасте, или у женщин за 40, за 50, поздно родящих?

Светлана Шестопалова:

Все раки в геометрической прогрессии увеличивается с возрастом, поэтому в раннем возрасте это, конечно, нонсенс. Но это не исключает, что такое бывает. В раннем возрасте чаще всего бывает рак Педжета. На ареоле появляется лёгкое шелушение, покраснение, что-то вроде экземы. Бывают пузырьки, что-то непонятное. Женщина пользуется кремами, мазями, ничего не помогает. Вместо того, чтобы пойти к врачу, начинают заниматься самолечением, к сожалению. Тут расставить все точки над «i», установить правильный диагноз может только консультация врача-онколога, даже не всегда хирурга.

Евгений Ликунов:

То есть не нужно забывать, что бывает рак в форме мастита. Но это вовсе не мастит, а рак. Только дополнительная диагностика, пункционная биопсия сможет поставить диагноз, и врач назначит уже специфическое лечение онкологического заболевания.

Бывает такое, что врачи не разобрались и лечат, как мастит, никто даже не задумывается о том, что надо пункцию сделать?

Светлана Шестопалова:

Если на антибиотики широкого спектра действия нет ответа, любой врач должен заподозрить онкологическую патологию. Это должно быть на 3-4 день после начала терапии. Если нет никакого ответа, температура остаётся, остаются внешние клинические проявления, нужно обязательно заподозрить рак и взять на гистологическое исследование кусочек ткани.

Евгений Ликунов:

Скажем по-простому для слушателей: если мы не получаем ответа на антибиотики, нужно дообследовать пациента. Взять на гистологическое исследование материал молочной железы для того, чтобы убедиться, что это не онкологический диагноз. Это очень важно, так как у нас много, долго иногда лечатся, люди ходят, эффекта нет, а потом оказывается, что там вовсе не мастит, и никакое не острое хирургическое бактериальное заболевание, а онкологический диагноз. Подобное, наверное, не так часто бывает в популяции? Я имею в виду, что лечили мастит, а на самом деле, это не мастит.

Светлана Шестопалова:

Если касаться конкретно молочной железы, может быть, не так часто. В менее доступных местах, прямая кишка, допустим, когда якобы лечат геморрой, а там рак. Либо ЛОР-патология, когда всякими припарками, антибиотиками лечат полгода, год, а получается рак гортани. Поэтому, не так редко бывает.

Евгений Ликунов:

По локализации мастит, как классическое воспаление, чаще занимает всю молочную железу, или точечно, если брать между кожей, или в самой ткани?

Светлана Шестопалова:

Бывают подкожные образования, под ареолой, бывает внутри молочной железы и под молочной железой. Чаще всего, конечно, на поверхности. Потому что пути попадания инфекции, это получается снаружи внутрь. Так устроена иммунная система человека, что, как только микроб попадает в организм, сразу же лимфоциты его пытаются остановить. На том уровне, на котором инфекция остановилась, иммунная система не справилась, развивается патология, воспаление. Подкожные, конечно, проще всего лечить, это можно сделать под местной анестезией. Более глубокие формы требуют более тщательной хирургической помощи.

Евгений Ликунов:

Мы с Вами определились, что любой мастит, который не сцеживается, сохраняется температура, сохраняются болевые ощущения, должен быть осмотрен врачом. Не нужно пытаться куда-то поехать, вскрыть где-то поближе к дому. Речь идёт о госпитализации в хирургический стационар, а не в какой-то частной клинике кто-то начинает что-то за деньги вскрывать, капать, лечить, антибиотики назначать.

Светлана Шестопалова:

В частной клинике, минимум, может быть произведена диагностика этого состояния. Врач-маммолог из частной клиники обязан направить женщину на стационарное лечение.

Евгений Ликунов:

Да, если он видит признаки мастита, если он подтверждает диагноз мастита, естественно, он его лечит не на дому и не в своей частной клинике, а в специализированном хирургическом стационаре со всеми подходами, алгоритмами и способами диагностики, капельницами и так далее.

Скажите, пожалуйста, Светлана, в Вашей практике встречались маститы, связанные с политравмой, например, ДТП? Вы таких пациентов видели когда-нибудь? Тупая травма молочной железы и формируется мастит, отсроченный или быстрый, острый процесс.

Светлана Шестопалова:

Скорее всего, нет, травма не имеет отношения к маститу. Если это, допустим, открытая рана, человек сразу попал на госпитализацию, то нет достаточного времени, чтобы сформировалась инфекция. Для развития абсцесса в молочной железе надо 4-5 дней от момента проникновения инфекции. Если мастит возник в больнице, к примеру, после ДТП человек находится на госпитализации, то это, как правило, внутрибольничная инфекция. Она будет лечиться не просто, как мастит, а как госпитальная инфекция и комплексная травма. Это будет сложное сочетанное состояние, не изолированный мастит.

Евгений Ликунов:

Это будет, скорее всего, политравма в сочетании с изменениями в молочных железах.

Светлана Шестопалова:

Да, при адекватном хирургическом уходе, обработке раны, наверное, такого не бывает.

Евгений Ликунов:

Будем считать, что маститы – это проблема кормящих мам с большими ошибками.

Светлана Шестопалова:

Скорее всего, не с ошибками. Бывает предрасположенность к маститу, то есть очень узкие протоки молочных желез, соски неправильно сформированы. Бывают маленькие очень соски, ткань молочной железы есть, а протоков очень мало. Бывают закрытые, запаянные протоки, и, чтобы расцедить такую грудь, нужно приложить очень большое физическое усилие, чтобы эти протоки разорвались, микротравмы получились, чтобы они раскрылись. Есть всякие ситуации, и каждая женщина особенная, и каждая грудь разная. К каждой женщине нужен индивидуальный подход. Конечно, в условиях роддома с этой ситуацией должны на самых ранних порах разобраться и помочь женщине. Не всегда это проблема в гигиене.

Евгений Ликунов:

С этим должен разбираться акушер-гинеколог?

Светлана Шестопалова:

Микроисследование, конечно, не проводится, но, если проявления мастита начались, акушерка пытается помочь женщине расцедиться молокоотсосом, ручное пособие, и ничего не получается – скорее всего, патология в соске, в протоках. Там уже идут несколько другие способы помощи. Может быть, даже, если совсем всё плохо с сосками, то грудное вскармливание невозможно.

Евгений Ликунов:

Выходит, есть процент женщин, у которых протоки не работают, отток молока не осуществляется, или есть проблемы с сосками молочных желез. Здесь проще и спокойнее кормить смесью, перейти на искусственное вскармливание, чем подвергать риску маму или определённым мучениям, потому что всё равно даже не расцедиться, есть какая-то анатомическая особенность. В процентном соотношении сколько процентов, 10, 20, 30?

Светлана Шестопалова:

Это бывает крайне редко, конечно. Может, 1-2 % из общего числа. Патологии сосков корректируется накладками, если по размеру, по деформации, захват ребёнком происходит трудно. Это очень неудобно, мало, кто из женщин готов через накладку кормить. Должна быть очень жёсткая приверженность грудному вскармливанию. Именно патология молочных протоков, что бывает не так уж часто, 1-2 %. К сожалению, да, это может затруднить настолько грудное вскармливание, что его отменяют.

Евгений Ликунов:

Всё-таки, не очень высокая вероятность, не так часто бывают анатомические изменения, которые не позволяют кормить. Чаще всего это, как Вы говорите, предрасположенность, нарушение оттока, нарушение гигиенических моментов, неправильная техника кормления и неправильное сцеживание и расцеживание. Наверное, ещё какие-то послеродовые стрессовые ситуации, снижение иммунитета, наверное, ещё какие-то факторы, когда инфекция попадает через травматизацию кожи.

Спасибо, Светлана, за эфир, очень интересная тема. Я надеюсь, что в следующий раз мы с Вами, как с хирургом, разберём другие острые хирургические патологии, возможно, в маммологии. Спасибо Вам большое за эфир!

источник