Меню Рубрики

Чего боится рак молочной железы

Онкопсихология – современное направление психологии, которое исследует влияние психологических факторов на возникновение и течение болезни; специалисты-онкопсихологи оказывают психологическую помощь онкологическим пациентам и их родственникам.

Ольга Рожкова — член правления Ассоциации онкопсихологов России, эксперт Благотворительной программы Avon «Вместе против рака груди» отвечает на важнейшие вопросы, связанные с психологией рака груди.

Как преодолеть страх перед визитом к врачу, если есть подозрения на злокачественное заболевание груди?

Страх перед таким важным визитом к врачу отнимает силы, парализует и мешает нормально мыслить. Как преодолеть страх — просто подумать о последствиях отложенного обследования. Человек, не обращающий внимания на себя и своё здоровье, создаёт условия для того, чтобы потом врачи и близкие люди, путём неимоверных усилий спасали его от болезни, забыв про себя и свою жизнь. Старайтесь всегда помнить, что ваше здоровье – это не только ваше счастье, но и счастье ваших родных и близких. Поэтому обязательно обследуйтесь. Даже при отсутствии симптомов маммография – обязательная ежегодная процедура для женщин старше 35 лет.

Как пережить новость о страшном диагнозе?

Не паникуйте, постарайтесь успокоиться, поговорить с близкими людьми, ведь разделённое горе — уже не горе. Но помните: «У Бога нет других рук, кроме твоих». Поэтому возьмите ответственность за своё лечение и своё состояние на себя. Лечение рака груди – это не только устранение самой опухоли, а решение многих задач одновременно, физических, психологических и социальных.

Во-первых, нужно осознавать, что на борьбу с опухолью направлены передовые медицинские технологии. Их сейчас много и они успешно работают.
Во-вторых, необходимо свести к минимуму факторы, способствующие возникновению онкологических клеток. Помогут борьба с депрессией, страхом, изменение питания и соблюдение специальной диеты, отказ от вредных привычек, занятия лечебной физкультурой и дыхательной гимнастикой, освоение способов релаксации .
В-третьих, вы не одни в этой борьбе, рядом с вами близкие люди, друзья, врачи и психологи, которые помогут в трудные минуты преодолеть страх и тревогу.

Как психологически подготовиться к лечению и операции?

Напоминайте себе, что рак груди – это болезнь, которая успешно лечится. И сегодня каждый год появляются новые методы операций, которые убирают опухоль, но позволяют сохранить грудь.

  • Получать информацию только от врачей и не слушать «больничные ужасы», от соседей по палате, знакомых и других некомпетентных источников.
  • Не примерять на себя чужой негативный опыт, т.к. негатив разрушает здоровье, отнимает силы и угнетает иммунитет, а значит, снижает эффективность лечения.
  • Всегда помнить, что вы сами отвечаете за свое настроение и физическое состояние. Наш разум и тело соединены в единое целое, значит, наше лекарство всегда с нами – это наше воображение и позитивное мышление. Учитесь мыслить позитивно и создавайте себе хорошее настроение.
  • Верить в свое излечение и свои силы. Помните, бороться необходимо не только против рака, бороться нужно за свое здоровье. Надо говорить своему организму: «Я хочу жить, и я забочусь о тебе». Чем быстрее человек поймет и поверит, что рак – это не смертельный приговор, тем легче и успешнее будет лечение.

Как должны вести себя близкие больной женщины, чтобы помочь ей справиться с раком молочной железы?

Главное — помните, вы должны не спасать, а помогать женщине, каждый раз спрашивая, какая ей нужна помощь, и что она может и хочет делать сама. Всячески поощряйте активность, самостоятельность и инициативу больного, они – залог успеха в лечении. Отмечайте любые позитивные изменения во внешности или психологическом состоянии человека. Это укрепит его веру в себя и облегчит процесс лечения.

Предлагайте больной способы расслабления, пополняющие ее силы (в их числе могут быть интересные фильмы, книги, музыка, увлечения, доступные на данный момент).

Не забывайте при этом и про себя. Родственники должны находить время для отдыха и расслабления хотя бы 1-2 раза в неделю и не испытывать по этому поводу угрызений совести. Отдых необходим, он сохранит ваши силы и здоровье, без которых вы не сможете поддерживать больную.

Как вернуться к нормальной жизни после окончания лечения?

Самое главное — не прятаться от жизни, не замыкаться в себе, не уходить в заботу о семье или депрессивное состояние.

  • Ставьте себе цели на каждый день, на месяц, на несколько лет, старайтесь, чтобы Ваша жизнь была наполнена приятными и важными для вас событиями. Станьте автором своей жизни, иначе автором может стать страх , тревога или депрессия.
  • Возвращаясь к активной жизни, старайтесь возобновить общение с приятными Вам людьми.
  • Вернитесь к любимым делам.
  • Каждый день найдите не менее 10 пунктов, за которые вы можете себя похвалить и сказать спасибо этому дню.
  • Общаясь в интернете на всевозможных форумах, вы увидите, что женщин, победивших рак, очень много, и все они когда-то сделали первый шаг и преодолели свои страхи. Расскажите о своем опыте остальным.
  • Можно также начать посещать тренинги и психологические группы поддержки, если такие есть в вашем городе.
  • Начните что-то делать для себя уже сегодня, тогда завтра будет радостным.

источник

Всемирный день борьбы против рака отмечается сегодня, 4 февраля, во многих странах проходят акции и различные мероприятия по профилактике болезней среди населения. Рак молочной железы – один из наиболее часто встречающихся видов онкологии в современном мире. Данной проблемой обеспокоены многие женщины, но, как показывает практика, не все владеют достаточной информацией и следуют рекомендациям врачей. О симптомах, профилактике, ответственности за свое здоровье и страхе женщин перед болезнью в беседе с корр. ИА UssurMedia рассказал известный во всем Приморье онколог-маммолог Владимир Апанасевич.

— Владимир Иосифович, в каком возрасте следует впервые посетить маммолога?

— Во-первых, если беспокоит, то, начиная с младенчества. Проблемы могут быть с рождения: мастит новорожденных, преждевременное развитие молочной железы. С 12-13 лет созревает молочная железа, и могут появляться доброкачественные опухоли — фиброаденомы, а также кисты.

А вот где-то начиная с 25 лет, появляется риск получить рак молочной железы, если в семье были случаи злокачественных образований в молочной железе или яичниках. Вообще считается нормальным обследоваться с 35 лет. Обычно до этого возраста у женщин жалобы одни и те же: циклические боли, наличие выделений, особенно после беременности, отечность молочной железы, увеличение или нарушение размеров. А вот уже после 35 лет надо делать маммографию и регулярно осматриваться у онколога. Сейчас, кстати, говорят, о необходимости передачи этих полномочий гинекологам, но, как показывает практика, онкологи все-таки смотрят лучше.

— То есть после 25 лет нужно раз в год проходить обследование?

— Есть стандарты: до 30 лет можно жить спокойно, если ничего не беспокоит и нет плохой наследственности. А вот с 30 лет проверяйтесь.

— Есть ли какие-то способы профилактики заболеваний молочной железы?

— Давайте тогда сначала разберем, что вызывает эти заболевания. Начнем с самого главного: во сколько лет у женщины проходят первые роды? В 21 или 22 — идеальный вариант, но сейчас замуж выходят поздно и рожают, соответственно, очень поздно. Американки в этом плане — впереди планеты всей. Они выходят замуж в 30 лет, а про первого ребенка задумываются к 32-33 годам. И кормить грудью у них не принято, если честно. Дело в том, что, если женщина перешагнула 30-летний рубеж, а родов не было, тогда на 30% увеличивается вероятность развития рака молочной железы.

Второе — ожирение. Наличие жировой клетчатки — это ароматизация собственных андрогенов и превращение их в эстрогены. Последние — это гормоны, которые вызывают рак. Каждые 4 лишних кг — это ещё один работающий яичник, а, значит, увеличение числа вырабатываемых гормонов.

Третье – это употребление спиртных напитков. Четвертая угроза кроется в оральных контрацептивах, особенно, у нерожавших, и в заместительной гормонотерапия. Затем, пожалуй, отнесем сюда и факторы неблагоприятной среды, радиацию. Люди, работающие с рентген-аппаратами, действительно болеют чаще. К ним также относятся и сотрудники аэропортов, стюардессы.

Как ни странно, влияет и наличие высшего образования. Ночная работа, сверхурочные, — все это способствует развитию болезней. Связано это с увеличением гормона пролактина, который сразу на 40% повышает риск вероятности возникновения болезни.

Ну и, конечно, не забываем о генетике. Если в семье были заболевания, особенно у родственников первой линии, обязательно нужно обследоваться на наличие мутаций генов BRCA1 и BRCA2. У нас в России чаще встречается BRCA1, а у в западной Европе — BRCA2. Мы четко знаем, если выявлена мутация, значит, у женщины будет рак молочной железы с вероятностью до 85% в возрасте до 45 лет. Анджелина Джоли сделала больше чем генетики все вместе взятые для профилактики рака молочной железы.

— Чем отличаются BRCA1 от BRCA2?

— Отличаются они точками мутаций. Мутации сложились примерно полторы тысячи лет назад в разных популяциях. Потомки представителей этих популяций являются носителями этих генов. Впоследствии пошло распространение этих мутаций по всей популяции человечества. В западной Европе распространен BRCA2. Там превалирует рак яичников, хотя онкология молочной железы тоже встречается, но реже. У нас в стране наоборот — рак молочной железы распространен больше: в соотношении, примерно, 70% на 30%.

— Доступен ли этот анализ жителям Приморья?

— Сегодня на платной основе делает «Асклепий», «Инвитро», «Юнилаб», ГАУЗ «ККЦ СВМП».

— При каких симптомах женщинам стоит пройти обследование?

— Вообще есть три симптома: выделение, боль, наличие образований. Женщина раз в месяц должна сама себя обследовать. Левой рукой правую молочную железу, а правой рукой — левую. Встала перед зеркалом, проверила все ли симметрично, нет ли западений, нет ли отклонения соска. Обследоваться нужно во 2-10 день от начала менструального цикла. Главное: не должно быть никаких узловых образований. Если обнаружили что-то, не надо дожидаться следующего цикла — бегом к врачу. Там вам уже УЗИ назначат, маммографию и так далее.

О наличии выделений. В принципе 300 лет назад молочная железа у женщин не просыхала. Девушек выдавали в 12-14 лет замуж, в 16 — первый ребенок, и каждые три последующих года по ребенку. Сейчас мы считаем это патологией, хотя и не всегда. Рано или поздно, если есть выделения, они исчезают, но тут важна цитология. Не должно быть кровянистых выделений, потому что это обязательный повод для беспокойства. Ну и локальная боль, не связанная с циклом.

Для тех женщин, у кого импланты, а их сейчас много, риск возникновения рака молочной железы снижается примерно на 8%. Дело в том, что нахождение большого инородного тела замещает железистую ткань, иными словами, поле, на котором может развиться рак. У таких женщин маммография не работает, требуется МРТ. У нас в Приморье есть хорошая конкуренция среди трех центров, которые зарекомендовали себя как эксперты в области МРТ: «Хокуто», «Эксперт», «Лидер».

— Если рак развивается на железистом слое, влияет ли размер груди на возникновение заболевания?

— Нет. Дело в том, что молочная железа это уникальная железа, уникальный орган, который в процессе эволюции мы получили последним. Внешне грудь может выглядеть одинаково в 20-30-40 лет. Но внутри с возрастом железистый слой сменяется жировой тканью. Это естественно. Организм уменьшает объём этого поля для снижения риска болезни. Но если этот процесс выбивается из нормы, возникает повышенная плотность молочной железы, это для нас звоночек, что здесь может быть рак.

Не все, к сожалению, на это обращают внимание. Незаконченное кормление или прием гормональных препаратов, проведение гормонозаместительной терапии ведут к увеличению уровня плотности железистого слоя, и, значит, растет риск развития рака молочной железы. Как только женщина прекращает принимать эти препараты, все нормализуется в течение пяти лет.

— Какой процент случаев победы над раком молочной железы?

— Если обнаружение заболевания проходит на первой стадии 95-98%, на второй — 80%, третья стадия — до 50% (речь идет о пятилетней выживаемости), а дальше мы уже, как правило, не может отследить.

— Если сравнить с раком яичников, это высокие показатели?

— Да, в области борьбы с раком яичников все намного хуже. Но рак молочной железы по частоте заболеваний стоит на первом месте. За прошлый год, боюсь соврать, более 800 женщин заболели раком молочной железы в Приморье. В этом году цифры будут, скорее всего, выше. Почему? Потому что факторы, которые приводят к этому, не ликвидированы. Мы не можем сегодня так изменить жизнь женщин, чтобы проблемы, о которых я говорил выше, не влияли на них. Мы можем только провести вторичную профилактику: своевременное выявление. Вот вы знаете, в Приморском крае в прошлом году вместе с диспансером мы провели несколько конференций, заставили наших врачей, специалистов УЗИ и рентгенологов описывать по специальной системе все обследования.

И вот за один год увеличилась численность выявления первой и второй стадии на этапе диагностики на 10%. Это очень много, примерно, 80 женщин. Ну и естественно, женщины стали сами понимать, что их здоровье находится в их руках. Многие женщины приходят на профилактический осмотр и выявляют болезнь на ранних сроках. Это нормально, это положительная тенденция.

— Как жительницы Уссурийска могут попасть к Вам на прием?

— Мы проводим консультации уже лет 12. Сейчас прием ведем один раз в месяц в медицинском центре «Альтернатива» по субботам. Предварительно нужно записываться у администратора центра.

Не надо бояться рака молочной железы. На сегодняшний день, если он на ранних стадиях диагностирован, то мы можем сохранить не только здоровье, не только жизнь, но и внешний вид. Мы можем сделать экономную резекцию, реконструкцию сразу после операции или отсроченную реконструкцию. Это все возможно. Можно сделать так, что и внешний вид не изменится.

Знаете, Коко Шанель в свое время сказала: «Лицо женщины — это ее свидетельство о рождении, шея — это ее паспорт, а грудь — это ее загранпаспорт».

источник

Я стою в коридоре крохотной лаборатории, заполняю многостраничное согласие на обследование и пытаюсь понять: боюсь я рака груди или нет.

Примерно полгода назад мне дали сертификат, по которому можно бесплатно сдать анализ на наследственную предрасположенность к болезни. Исследование недешевое — 8 тысяч рублей, за свои деньги я его, конечно, делать не стала бы (не то чтобы из жадности, просто не задумывалась о его необходимости), но раз дают — надо брать. Вернее, отдавать — самую важную биологическую жидкость.

Читайте также:  Какие антибиотики дают кошкам при раке молочной железы

Сдаешь кровь из вены и ждешь 10 дней результатов — ничего необычного процедура из себя не представляет. От стандартного анализа крови этот отличается только тем, что надо подписать согласие и заполнить анкету о болезнях, которые есть у тебя и у твоих родных, вредных привычках, беременностях, абортах и т.д.

Магия остается за кадром. Из крови выделяют ДНК, в которой зашита вся информация обо мне, в том числе — о том, чем я могу заболеть. Цепочку ДНК «разворачивают», находят в ней нужный отрезок — ген. Его-то и расшифровывают: последовательности составляющих ДНК нуклеотидов трансформируют в последовательности букв, сравнивают их с образцом и смотрят, есть ли ошибки — мутации. Если ошибку найдут в одном из знаменитых генов — BRCA1 или BRCA2 — значит, наследственный риск рака груди есть.

Мои представления о раке сотканы из новостей о суицидах онкобольных, Анджелине Джоли и вдохновляющих примерах победы над болезнью. Еще я знаю, что рак — это очень больно, но если вовремя его найти, можно вылечиться и жить дальше.

Среди моих ближайших родственников никаких онкологических заболеваний не было, и лицом к лицу с онкологическими пациентами я не сталкивалась.

По статистике, в России каждый год диагноз «рак груди» получают 54 000 женщин, в мире — 1 250 000; это онкологическое заболевание номер один среди женщин и третья причина смерти — после болезней кровообращения и несчастных случаев. Абстрактные примеры и сухая статистика — вот все, что мне известно о болезни.

Итак, я сдала анализ и стала ждать результатов. За 10 дней я вспомнила о них едва ли несколько раз. Это странно, потому что обычно я предполагаю худший вариант развития событий, особенно когда речь о каких-нибудь исследованиях. В этот раз представить самое страшное как-то не получилось, и мне стало жутко интересно, почему.

Отсутствие больных среди мамы и двух бабушек позволяло предположить, что риск наследственного заболевания, мягко говоря, очень мал. С другой стороны, рак мог быть у других родственниц, о чем мне неизвестно. К тому же, мне всего 27, а в зоне риска обычно женщины после 40. Да, болеют и молодые женщины, но, если бы я была среди них, — я бы знала (по крайней мере, я так думаю).

Мне известно, например, что такое старческая деменция — по сути, тоже результат злокачественного процесса, который идет себе незаметно, а потом — раз — и ты уже не человек, а оболочка. Выпадаешь из реальности, прошлое мешается с настоящим, нет ни вчера, ни завтра — только бесконечное и унылое подобие «сегодня». Тебе может быть больно или грустно, но помочь никто не в силах, даже если очень постарается. Я видела это не раз, вблизи и со стороны, и могу сказать: вот этого я на самом деле боюсь.

С раком все по-другому. Я не знаю, что происходит с такими пациентами, у меня в голове нет маркера, по которому я должна определить, что это страшно.

Для чистоты эксперимента я попыталась продумать, что я смогу сделать, если результат окажется положительным, но это тоже не удалось: лечить — рано, удалить грудь, как Джоли— нельзя (в России пока нет законодательства для таких операций), а из чего состоит профилактика, — я даже и не знаю.

источник

Если раньше диагноз «рак молочной железы» звучал как приговор, то сегодня он является болезнью, которая успешно лечится. Возможности современной медицины позволяют полностью излечить его в подавляющем большинстве случаев. О том, что изменилось в диагностике и лечении рака молочной железы за последние годы, корреспонденту «МИР 24» рассказали специалисты ведущих российских клиник.

Сегодня ученым намного больше известно о раке молочной железы, чем, скажем, десять лет назад. Этого «зверя» современной медицине уже намного легче удается «укротить», главное – настрой самого пациента, своевременная правильная диагностика и лечение. Женщинам важно понять, что не стоит панически бояться этого заболевания. Но также не стоит оставлять этот вопрос без внимания.

Важно выяснить, относитесь ли вы к высокой группе риска по развитию рака молочной железы или нет. Для этого поговорите с семьей, узнайте были ли в вашей семье повторяющиеся из поколение в поколение случаи рака груди или яичников, или такие же случаи ранних (до 50 лет) раков. Имея эту информацию, обратитесь к гинекологу или онкологу-маммологу за консультацией и попросите помочь определить вашу группу риска. Врач скорее всего, задаст вам уточняющие вопросы про ваше здоровье и образ жизни, и сможет сказать, есть ли именно у вас высокая вероятность развития рака груди.

Если – да, вам необходимо найти специалиста онколога-маммолога, которому вы будете доверять, и составить вместе с ним индивидуальную программу обследований. В этом случае профилактические обследования могут быть показаны с довольно раннего возраста 25-30 лет. Всем остальным женщинам не нужны профилактические обследования до 40-50 лет. Если вас ничего не беспокоит, ведение здорового образа жизни – это то, что мы все можем сделать для себя профилактически. При любых изменениях по сравнению с вашей нормой – не откладывая обращайтесь к врачу. С 50 лет один раз в два года нужно делать профилактическую маммографию, даже если вас ничего не беспокоит.

По мнению Екатерины Башта, директора благотворительной программы «Женское здоровье», способность организма бороться с онкологическим заболеванием тесно связана с качеством жизни и способностью психики адаптироваться к болезни. «Мы убеждены, – говорит она, – что когда поставлен диагноз «рак», важна не только своевременная медицинская помощь, но и психологическое, эмоциональное состояние человека и его близкого окружения. Именно поэтому мы объединяем экспертов в сфере лечения онкологических заболеваний женской репродуктивной системы, развиваем поддерживающее сообщество для пациентов и их родственников, помогаем им получить актуальную информацию и оказываем им эмоциональную и психологическую поддержку».

Для того, чтобы разобраться, какие нововведения сегодня есть у медицины в методах лечения рака, мы разделили вопрос на несколько составляющих: диагностика, хирургия, лекарственная и лучевая терапия, а также протезирование и реабилитация. А также узнали у специалистов по соответствующим областям, какие новые технологии они используют в своей работе.

Главным методом современной диагностики остается маммография. Она позволяет увидеть опухоль на той стадии, когда она еще мала, не прощупывается и не вызывает симптомов. Если потребуются уточнения диагноза, то в некоторых случаях делают магнитно-резонансную маммографию (МРТ), а также компьютерную томографию (КТ), ПЭТ (позитронно-эмиссионную томографию, когда пациентке внутривенно вводится радиоактивное контрастное вещество, благодаря чему можно увидеть места скопления раковых клеток). В последнее время появились ультразвуковые сканеры, которые дают возможность обрабатывать данные КТ и МРТ и совмещать их в реальном времени с данными УЗИ.

Открытием для ученых стали новые подтипы рака. Их выявляют при помощи молекулярно-генетических методов. При этом, становится возможным выявить рецепторы, в отношении которых данная опухоль чувствительна, и провести таргетную терапию (о ней подробнее речь пойдет ниже). Еще одно из достижений последнего времени – открытие роли генов в развитии рака. Ученые поняли, что мутация генов BRСA-1 и 2 многократно увеличивает риск заболеть раком молочной железы и раком яичников.

«Если у ваших близких родственниц был рак молочной железы до 50 лет, то в семье может присутствовать мутация BRCA, и ваш риск заболеть раком возрастает, — говорит онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии» Михаил Ласков. – Если у вас подобная семейная история, нужно посоветоваться с онкологом и он, возможно, предложит сделать исследование на наличие мутации. Если мутацию найдут, опять же, это не означает, что обязательно будет рак, но лишь то, что риски выше. В этом случае нужно, опять же, посоветовавшись со своим онкологом, выбрать стратегию дальнейших действий».

Для того, чтобы понять, есть у вас эта генетическая предрасположенность, можно сделать исследования – они проводятся в Москве и других городах, и стоят примерно 5-15 тысяч рублей.

Используют и лабораторные методы исследования. «Мы привыкли называть раком молочной железы любую опухоль, которая возникла в молочной железе, – говорит онколог, химиотерапевт, заместитель руководителя «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии» Александр Аболмасов. – При гистологическом исследовании, то есть оценке опухоли под микроскопом, опухоли выглядят более или менее одинаково. Однако, если использовать дополнительный метод, который называется «иммуногистохимия» (когда опухоль «красят» специальными веществами и анализируют, прокрасилось или нет), мы получаем как минимум 4 разных болезни, которые ведут себя по-разному и требуют разного лечения».

Когда рак был не так хорошо изучен, хирурги, чтобы минимизировать риски рецидива, отсекали нездоровые ткани по-максимуму. Применявшаяся традиционная операция – радикальная мастэктомия – калечила женщину, так как помимо молочной железы хирургу приходилось удалять пациентке и большую, и малую грудные мышцы, а также регионарные лимфоузлы. Сегодня же в приоритете – органосберегающие методики. Кроме мастэктомии, сегодня распространена лампэктомия – операция, когда удается только опухоль, а сама железа сохраняется.

«Известно, что одно из самых существенных долговременных побочных эффектов после такой операции это отеки руки (лимфодема или лимфостаз), которые возникают из-за профилактического удаления всех лимфоузлов. Для того чтобы не удалять все подмышечные лимфоузлы, профилактически применяется методика сторожевого лимфоузла», – добавляет Михаил Ласков.

Сторожевой узел – это лимфоузел, ближайший к начальному очагу опухоли. Практически всегда первый метастаз опухоли возникает именно в нем. Если в ходе биопсии сигнальных лимфоузлов не будут обнаружены злокачественные клетки, то врачи считают, что с высокой вероятностью их не будет и в других узлах, и принимают решение не удалять пациенту все регионарные лимфоузлы.

Именно в этом виде терапии за последние два десятилетия произошел настоящий прорыв. Об этом говорят почти все эксперты. Руководитель центра химиотерапии, заведующий отделением химиотерапии Клинической больницы МЕДСИ в Боткинском проезде, врач-химиотерапевт, онколог Евгений Ледин рассказывает о главных революционных достижениях современной медицины: открытии сигнальных путей и таргетной терапии: «Ученые и врачи отошли от глобального механизма воздействия на клетку и выяснили, а почему опухолевая клетка растет? Что дает ей сигналы к делению? Так они нашли так называемые «сигнальные пути», то есть механизмы передачи сигнала к делению с поверхности опухолевой клетки к ее ядру. И появилась теория: если найти специфические сигнальные пути и заблокировать их, то опухолевая клетка перестанет делиться или погибнет. Побочных эффектов мало, а эффективность высокая».

«Еще 15-20 лет назад лечение переносилось крайне тяжело, после него люди чувствовали себя очень плохо, вплоть до отказа от продолжения лечения, например, из-за неконтролируемой тошноты и рвоты. Это сформировало стереотипное отношение к лекарственной противоопухолевой терапии, которое сохраняется и по сей день, но не соответствующее действительности. Сегодня сопроводительная терапия вышла на совершенно иной уровень. Появились крайне эффективные и безопасные противорвотные средства, да и многие противоопухолевые препараты воздействуют уже не на организм в целом, не отличая опухолевые клетки от здоровых, а более прицельно, таргетно. Таргетные препараты воздействуют на мишени, которыми могут быть либо отдельные рецепторы на опухолевой клетке или белки, которые участвуют в передаче сигнала к ее делению».

Достижений медицинской науки в данном направлении немало, и развитие происходит семимильными шагами. «Мы порой не успеваем отслеживать по всем направлениям новые разработки, все происходит лавинообразно, – говорит доктор Ледин. — Мы даже пришли к разделению докторов по специализации – кто-то в нашем коллективе более глубоко понимает рак легкого и активно отслеживает по данной патологии новую информацию, кто-то рак молочной железы, и так далее».

«Есть еще эндокринная терапия, или гормональная терапия, которая тоже является таргетной, – рассказывает Евгений Ледин. — Например, есть мишень в виде рецептора эстрогена на поверхности опухолевой клетки, и она блокируется, клетка замирает и перестает делиться. При раке молочной железы ее можно остановить на годы. Гормональная терапия применяется уже с 70-х годов, когда была открыта молекула тамоксифен, которая до сих пор является «золотым стандартом» в лечении рака молочной железы. Были открыты и другие препараты: какие-то более доступны, какие-то – менее».

Онколог Михаил Ласков добавляет один важный момент по поводу терапии лекарствами: «Очень важно, что сейчас у женщины, столкнувшейся с диагнозом «рак молочной железы», есть возможность сохранить способность иметь детей после завершения лечения. Для этого нужно заранее заготовить материал (яйцеклетки, эмбрионы, ткань яичников) и заморозить. Также применяют специальные лекарства, которые на время приостанавливают работу яичников и те меньше подвергаются действию химиотерапии».

Все последние разработки в лучевой терапии направлены на то, чтобы минимизировать травматизацию окружающих тканей, и подвести поток энергии только к опухолевому очагу. Современные аппараты позволяют лучше прицелиться и избежать повреждения других тканей. Чаще всего при лечении рака молочной железы используется внешнее облучение, похожее на обычный рентген, но занимающее чуть больше времени (сеанс длится от 10 до 20 минут).

«Иногда лучевую терапию проводят прямо во время операции по удалению опухоли, – говорит Михаил Ласков. – Это называется интраоперационная лучевая терапия. Она позволяет облучить опухоль на ранней стадии за 1 сеанс и повышает эффективность лечения, снижая риск рецидивов».

Иммуноонкология – это принципиально другой подход к борьбе с опухолью. Если химиотерапия, таргетная терапия и гормонотерапия воздействуют непосредственно на опухоль, то иммунотерапия позволяет нормально работающему иммунитету распознавать опухолевые клетки, которые прежде не распознавались иммунокомпетентными клетками.

Евгений Ледин объясняет механизм так: «Иммунокомпетентные клетки пациента просто не видят «поломанные» опухолевые клетки, что позволяет тем свободно развиваться. Опухолевая клетка иммунитетом не воспринимается, он ее «не видит» и она продолжает спокойно жить и делиться. Но когда с помощью иммунотерапии с нее снимают «плащ-невидимку», иммунитет ее распознает как чужеродную и сам удаляет ее из организма».

Тем не менее, данный вид терапии включен в стандарты лечения многих онкологических заболеваний. Но в отношении лечения рака молочной железы он используется очень мало. «Применять иммунотерапию можно, но только при некоторых, достаточно узких, местах: при метастатическом раке (при радикально пролеченном раннем раке не применяется), и только если в опухолевой ДНК есть особое состояние, которое называется «микросателлитная нестабильность», – добавляет онколог Александр Аболмасов.

Читайте также:  Болят кости после рака груди

Немаловажной частью лечения пациенток с РМЖ является реабилитация, которая должна проводиться на всех этапах терапии рака. Реабилитолог Александра Степанова рассказала нам, что сегодня реабилитация онкологических пациентов включает в себя ЛФК, массаж и физиотерапию. «Большинство считает, что массаж, физиотерапия и онкология – это вещи не совместимые, – говорит Александра. – Однако уже давным-давно в крупных международных и отечественных исследованиях было доказано, что определенные виды массажа и физиотерапии не только можно, но и крайне нужно проводить онкологическим больным. Правда, реабилитацию обязательно должен назначать опытный врач, который, прежде всего, является онкологом».

Проведение полноценной реабилитации позволяет избежать, а, при необходимости, и лечить большинство осложнений, например, уже упоминавшийся выше отек руки. «При этом, – уточняет Александра Степанова, – очень важно начинать реабилитацию как можно раньше, если она после операции – то с первых суток после операции».

Как мы видим, медики постепенно находят все более эффективные способы лечения опухолей, и это, конечно радует. Но в то же время, все врачи советуют женщинам не доводить свой организм до болезни, вести здоровый образ жизни и регулярно проходить профилактические обследования. Здоровья вам!

Благодарим за помощь в подготовке материла Благотворительную программу «Женское здоровье».

Петр Владимирович Криворотько, д.м.н., заведующий отделением опухолей молочной железы, ведущий научный сотрудник ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России.

Михаил Савельевич Ласков, онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии».

Александр Евгеньевич Аболмасов, онколог, химиотерапевт, заместитель руководителя «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии».

Александра Михайловна Степанова, зав. отд. реабилитации НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

Евгений Витальевич Ледин, руководитель центра химиотерапии, заведующий отделением химиотерапии Клинической больницы МЕДСИ в Боткинском проезде, врач-химиотерапевт, онколог.

источник


Автор: Жукова Елена Николаевна

Хочется зарыться головой в подушку и даже мысли не допускать, что он может случиться с тобой. Несмотря на усилия общественных организаций, кампании, которые проводят по всему миру такие крупные корпорации, как Estee Lauder, Philips, Avon, факт существования этой болезни большинство из нас как бы отрицает.

«Не понимаю, чего все так боятся рака, — сказала наш эксперт, врач онкологического центра Sofia клиники «Медицина» Елена Жукова. — Есть гораздо более неприятные заболевания, диабет, например.

А рак лечится. Пугает больше всего незнание. Что же, перед вами факты, цифры, ответы врачей и две предельно честные истории женщин с раком груди.

Все началось с того, что у меня стала расти грудь. Я думала: «Надо же, в 30 лет такое возможно!». Но грудь все увеличивалась, и это было уже не так здорово. Я пришла к гинекологу, рассказала, что рак был у моей мамы, мне сделали УЗИ. Врач не увидел ничего опасного, поставил диагноз «мастопатия», выписал таблетки и отпустил. Так я потеряла 2-3 месяца, что в моем случае было критичным — болезнь перешла в серьезную стадию.

Второй доктор, к которому я обратилась, тут же сделал биопсию. «Ничем я вас обрадовать не могу, — сказал он. — Это — то самое.».

Знаете, я благодарна своей болезни — она заставила меня по-другому посмотреть на отношения с людьми и с любимым. Мы поженились на следующее утро после того, как был поставлен диагноз. Оказывается, если ситуация критическая, могут расписать сразу же — при наличии справки. И мой муж все это организовал. Мы, конечно, планировали свадьбу, но позже. Просто эта ситуация стала катализатором и подтверждением — никогда ничего не откладывайте на потом.

После нашей утренней свадьбы мы сразу же улетели лечиться в Германию — к российским специалистам я доверие потеряла.

Диагноз подтвердился сразу. Со мной работала команда специалистов: онколог, гинеколог, генетик. С генетиком составили целое полотно болезней нашей семьи. Помню, звонила маме, уточняла, чем болели прабабушки и прадедушки, получилось такое генеалогическое древо заболеваний и проблем. Врач объяснил, что тестов очень много, а таким образом можно сократить их количество, проверить прицельно.

Перед операцией мы с мужем завалились к врачу со стопкой мужских журналов. «Вот, доктор, мы провели работу, посмотрели на бюсты, мы хотим такой вариант». Доктор на нас с большим удивлением смотрел. «А что, должен же у меня какой-то бонус от этой ситуации быть», — говорил мой муж. И мы сделали ему и мне этот красивый бюст!

Вообще, все, что прохожу я, мы проходим вместе. Если бы не муж и его поддержка, его юмор, то ничего бы хорошего сейчас не было.

Был период, когда я ходила в парике, носила очки. Только представьте:

ты привлекательная молодая женщина, и тут — такое. Тебе ужасно жарко из-за всех этих химий. У тебя очень крутой дорогой парик, от настоящего не отличишь, но тебе дико жарко, все чешется. Очки эти — отличные очки! — но ты себе вообще не нравишься. Муж на меня смотрит и выдает: «Ты знаешь, чего тебе не хватает? Брекетов. Точно, брекетов! Будешь героиней «Не родись красивой»!» Говорят, болезнь меняет людей, отношение к родителям, друзьям. Но у меня не было никакой серьезной переоценки. Операция прошла успешно, препараты работали. Я думала, что легко отделалась. У меня не было страха смерти, ощущения «черты».

Через 2 года болезнь вернулась. Как в кино:

мы сидим с моим доктором в кабинете, там везде фотографии его дочек — у него их четыре, он держит меня за руки и проникновенно смотрит в глаза. А я вижу это словно со стороны, как будто я не Марина, а режиссер, который снимает кино про Марину. И доктор говорит: «Знаешь, в первый раз мы не волновались, а сейчас все серьезно. Все плохо, Марина, но надо идти до конца, операция невозможна, только химия». И начал что-то про статистику, что шансы крошечные. И я поняла: ничего знать не хочу!

Мысль, которую я повторяю всем, с кем общаюсь, и к которой сама пришла не сразу, — чем бы вы ни болели, не смотрите на статистику и не слушайте врачей, которые начинают переводить все в цифры. Каждый организм уникален, как не бывает двух одинаковых снежинок. Статистика не учитывает возможности отдельно взятого организма. Не позволяйте себе уходить в болезнь.

Я отношусь к тем людям, которые считают, что рак — это возможность что-то изменить в жизни. Благодаря болезни я нашла себя и свой путь.

Я всегда пыталась соответствовать идеалу. Хорошая дочка, отличница, ценный сотрудник, лучшая девушка для любимого. Я не замечала, что нужно мне. Иногда я задаю себе вопрос:

«А как ты решила использовать свой рак?». Я работала пиарщиком. Но я никогда не мечтала о тусовках, вечеринках, которых так много было в моей работе. Мне всегда нравилось общаться с людьми, делать глубокие интервью — болезнь подтолкнула меня к этому пониманию.

Сегодня я бы очень хотела помочь другим — кому так же непросто, как и мне. Помочь смотреть на мир смело и не бояться болезни. Но самое главное, я хочу поделиться тем, что УЖЕ знаю. Надеюсь, это будет полезно как в практическом плане, так и в эмоциональном — во многих из нас идет постоянная внутренняя работа, и любой серьезный диагноз — катализатор, чтобы эту духовную работу усилить и ускорить. А хороший совет или подсказка иногда важнее лекарств.

Я хочу помочь как можно большему количеству людей. И блог, который я веду, — marinagolive.livejournal.com — это пространство, чтобы делиться знаниями, полученной информацией, мыслями и эмоциями.

Он для тех, кто сейчас переживает болезнь, потрясение, и это не обязательно онкология. Мой блог для всех, кто хочет радоваться жизни, хочет ЖИТЬ! Когда я столкнулась с болезнью, то начала активно «погружаться в тему»: общаться с онкологами, психологами, узнавать о новых методиках. Мне поступает столько информации, что я не могу ее оставлять только себе. Ведь где-то есть человек, который ищет ответ именно на тот вопрос, о котором сейчас узнала я. Скоро в блоге появятся мои видеоинтервью с людьми, которые столкнулись с тяжелым испытанием и победили его. В этом проекте приняли участие и известные всем люди. Я начала его несколько месяцев назад и очень надеюсь, что он выйдет за рамки блога.

Однажды я спросила Дарью Донцову, с которой имею счастье общаться, в чем основной секрет ее выздоровления. Она мне сказала: «Знаешь, я ведь никогда не относилась к своей болезни серьезно. Ну, есть она и есть. Я не фиксировалась на ней, продолжала заниматься своими делами и жить.».

Думаю, в таком подходе — ключ к успеху. Нам самим решать — сдаться, принять и ждать конца или продолжать жить наполненной, яркой жизнью, несмотря ни на что. Если я могу об этом мечтать — значит, я могу этого добиться. Сегодняшним позитивом мы заказываем себе чудо.

Диагноз мне поставили 1 апреля 2010 г.

Я навсегда запомнила это первое апреля.

Задолго до того, году в 2006-м, я обнаружила у себя небольшое уплотнение, но не в груди, а почти на ребре под ней. Я запаниковала, пошла к маммологу. Мне сделали УЗИ: «Грудь у вас хоть и маленькая, но здоровая. Поэтому живите счастливо, приходите периодически на профосмотр, и все будет хорошо». Я успокоилась.

Я себя чувствовала как обычный человек.

У нас в семье есть шутка: чувствовала себя хорошо, пока не начала лечиться. А потом я случайно растерла кожу в том месте косточкой бюстгальтера, и появилась ссадина. Она не становилась ни больше, ни меньше — просто не заживала.

Терапевт отправил меня к хирургу-онкологу. Он посмотрел на меня скептически и спросил: «Где вы были все это время? Почему к маммологу не ходили?». Сделал очень неприятное лицо и написал в карточке: рак правой молочной железы.

Я позвонила другу-хирургу. Он тут же приехал: «У тебя не может быть рака. Он так не протекает». Во второй раз я пошла к онкологу с ним. Врач со мной вообще отказывался разговаривать, а с моим другом нашел общий язык. Они решали — завтра мне грудь отрезать или послезавтра.

Биопсия показала, что это карцинома. Мой друг убедил еще раз проверить результаты биопсии и показать ее другому гистологу, профессору. Тот сказал, что не видит злокачественности.

Мы поехали еще к одному хирургу. В общем, все меня смотрели и убеждали, что рака у меня нет.

Я тоже была уверена, что у меня не может быть рака. Это какая-то ошибка, у меня все хорошо. Замечательный хирург, преподает в медицинском университете, с хорошей репутацией, сказал моему другу, что если ему хоть на секунду покажется, что у меня рак молочной железы, то не будет оперировать, а отправит меня в онкоинститут. Но он меня прооперировал. И гистология показала, что это доброкачественная опухоль. Меня все поздравили.

Но я все же решила перепроверить послеоперационный материал. Все тот же профессор посмотрел, позвонил мне и сказал: «Извини, я ошибся. Есть».

Мне сделали химию, лучевую терапию.

Первой о моем диагнозе узнала подруга. Потом друг-хирург. А мужчина, которого я считала своим, отвез меня первого апреля в онкополиклинику, сказал: «Ни пуха, ни пера», и с тех поря его ни разу не видела. В подобных ситуациях задаются вопросом — за что мне все это сразу? Но его уход я не восприняла как второе свалившееся испытание. Я проектный менеджер, и мне надо было «сделать проект» — пройти лечение от рака молочной железы.

Вся моя энергия была направлена на это. Ушел, слава богу, буду заниматься собой.

Меня поддерживали и помогали мои друзья. Друг-хирург был рядом все лечение, звонил почти каждый день и требовал отчет — как самочувствие, что сегодня делают и чем надо помочь. А еще. знаете, бывают такие мужчины в жизни женщины, которые уже почти как родственники, — вот и у меня были отношения, которые то начинались, то заканчивались — и так 11 лет. Узнав о диагнозе, я попросила помощи и у него. И как-то получилось, что, когда мне было страшно, плохо, я могла выплакаться только ему. В октябре 2010 г., в конце лечения, мне захотелось хоть чуть-чуть сменить обстановку, и я попросила его взять меня с собой в поездку в другой город — но он мне отказал.

Я давно думала о том, что надо сделать сообщество для тех, кто проходит через то же, что и я. На следующий день проснулась, и ко мне пришло название — «Онкобудни». Я зарегистрировалась, стала заполнять профиль, написала первый пост. Это было 13 октября 2010 г. Через несколько дней я узнала, что в то же самое время этот мужчина разбился. Страшная авария — в лобовую столкнулись две машины.

Моя жизнь изменилась. Осталось очень мало друзей из прошлого, но появились новые. Ушли непонятные мужчины. Я сменила работу, через полтора года рецидив, и я уволилась просто в никуда.

Второй раз было все намного проще — я уже знала, что мне надо и от кого. Друзья помогали и помогают финансово и физически, меня очень поддерживают люди из «Онкобудней». Я не стала уже экспериментировать с нашими врачами и больницами и обратилась в частную украинско-израильскую онкологическую клинику «ЛИСОД». Не могу сказать, что все совсем гладко, но там относятся к пациентам так, что нет ощущения, что рак — это что-то страшное. У меня была проблема с реконструкцией груди, и я уже даже смирилась, что ее не будет, но хирург клиники нашел слова, как меня переубедить, и методику, которая подойдет мне.

Читайте также:  Развитие рака груди у женщин

Вот сейчас, в 40 лет, у меня «растет» грудь.

Я больше трех лет веду oncobudni.livejournal.com — блог, где общаются люди, столкнувшиеся с онкологией. Я не люблю теорию о том, что рак дается человеку для чего-то. Это болезнь, а не кармическое наказание. Я не видела статей о том, что у человека ишемическая болезнь сердца или подагра, и тут же рассуждения о том, как от них избавиться — медитациями или прощением.

Тем, кто столкнулся с диагнозом «рак груди», я хочу сказать: не считайте, что с вами случилось что-то ужасное, что вы умрете и что вы в этом уникальны. Вы одна из многих женщин, у которой рак молочной железы, который обычно хорошо лечится. Не надо пытаться за один момент представить, как вы переживете это все и насколько это страшно. Вам предстоит лечение. Надо вздохнуть, поплакать, попереживать и пройти весь путь лечения шаг за шагом.

В свои 31 я была на УЗИ груди ровно один раз. Я чувствовала дискомфорт и, как врачебный ребенок, привычно сходила по знакомству — к маминой подруге в детскую поликлинику.

У меня все оказалось в порядке, да и всюду расставленные зайки и динозавры помогли — с ними проходить процедуру не так тревожно. Но это было больше трех лет назад.

Я выбрала «АВС-Клинику», с которой ежегодно сотрудничает компания Philips, — в октябре диагностику груди здесь проводят бесплатно. Мне, как журналисту, сделали исключение, устроив октябрь в январе.

УЗИ занимает не больше 10 минут. Проходить его надо на 5-12-й день после начала менструации, но мой цикл с производственным циклом журнала не совпадает, так что доктор на некоторое время стопорится на правой груди. «Я уверена, там ничего страшного, максимум маленькая киста, я напишу «под вопросом». Доктор рассказывает, что в прошедшем октябре четыре пациентки вызвали у нее тревогу, их отправили обследоваться дальше. А у одной рак был диагностирован еще на этапе УЗИ: «Как в учебнике на картинке. И главное, эта женщина и не собиралась проверяться. У нее невестка была у нас и записала свекровь. Оказалось, не зря».

Следующий врач — гинеколог. Длинный список вопросов и осмотр груди — так как потом нужно ежемесячно будет делать дома самостоятельно (методику осмотра можно найти на многих сайтах, например www.nationalbreastcancer.org/breast-self-exam). Обсуждаем с доктором факторы риска. Кроме очевидных и неизбежных — я женщина, и я не молодею, — в целому меня все очень даже неплохо. Мой вес в норме (избыточный повышает риски), регулярно занимаюсь спортом, не курю, пью умеренно, рака груди в нашей семье не было. И если я рожу ребенка в ближайшие четыре года, до 35, еще один фактор риска тоже можно будет вычеркнуть. Может быть, со справкой, что у меня отличный здоровый бюст, поскорее разобраться с личной жизнью будет проще.

К Елене Жуковой, онкологу-маммологу онкологического центра Sofia клиники ОАО «Медицина», я иду исключительно как журналист.

ELLE Начиная с какой стадии женщина может сама нащупать опухоль?

Если у женщины небольшая грудь, она может и первую пропальпировать. При пятом размере обычно можно найти самостоятельно образование от 2 см, а это всегда вторая-третья стадия. Большой процент пациенток самостоятельно находят новообразование в молочной железе, когда у них начинаются выделения из соска, либо происходят изменения кожи — она уплотняется, иногда краснеет, бывает похожа на «апельсиновую корку», как при целлюлите. Болевой синдром при этом может отсутствовать.

Где-то 50 % женщин жалуются на дискомфорт в железе, который не проходит после менструации.

ELLE Количество заболевших раком молочной железы растет, заболевание «молодеет».

Е.Ж. Большое значение имеет негативное влияние внешней среды: постоянная стрессовая нагрузка, городская жизнь и суета. Плюс поздние роды или вообще их отсутствие. По данным немецких авторов, роды после 35 лет увеличивают риск развития РМЖ на 1-5 %. Это немного на фоне общей популяции, но риск есть.

Чаще всего рак груди — это результат нарушения гормонального обмена. После 35 начинается процесс гормонального спада, а поздними родами женщина массивно в него вмешивается.

С возрастом заболевания начинают прогрессировать. В том числе возрастает и нагрузка опухолевых злокачественных клеток. Беременность — иммуностимулятор, который провоцирует не только хорошее, но и плохое.

ELLE Какие еще есть факторы риска?

E.Ж. Позднее наступление менопаузы, применение заместительной гормонотерапии — препаратов, назначаемых при менопаузе. Немецкие исследования говорят, что при приеме ЗГТ риск развития РМЖ каждые 5 лет вырастает на 3-4 %. Бесконтрольно использовать такие средства нельзя. Но бывают случаи, когда ЗГТ показано женщине. Например, при остеопорозе.

ELLE Существуют данные, что прием оральных контрацептивов более 10 лет так же увеличивает риск развития РМЖ.

Е.Ж. ОК увеличивают риск тромбозов и тромбоэмболии, но дозированное назначение с целью контрацепции не приводит к развитию рака груди — это доказано.

ELLE Как диагностика рака молочной железы зависит от возраста?

Е.Ж. До 40 лет в груди много железистой ткани, рентгеновские лучи не проходят через нее. Поэтому маммограмма неинформативна. Всем женщинам до 40 показано УЗИ в первую фазу цикла до 10-го дня. При отсутствии проблем надо проходить его раз в год, если есть какая-то очаговая патология — мастопатия, фибромы — два раз в год.

После 40 лет, когда железистая ткань переходит в жировую, показательней всего маммография.

Ее тоже нужно делать раз в год обязательно.

ELLE Говорят, самый современный метод диагностики — термография.

Е.Ж. Термография, применяемая для диагностики других видов рака, для осмотра груди не очень подходит. Она не дает достаточной дифференцировки между раком и доброкачественными образованиями.

Е.Ж. Онкомаркеры — это белки, которые вырабатываются раковыми клетками. К сожалению, исследование показывает верный результат только в 60% случаев. При этом сама опухоль должна иметь определенную массу. То есть на начальных стадиях заболевания этот вид диагностики редко дает результат.

Здоровому человеку, у которого врач не подозревает онкозаболевания, сдавать их просто ради того, чтобы провериться, не имеет смысла.

ELLE Стоит ли сдавать генетические тесты на BRCA1 и BRCA2?

Е.Ж. Если у кого-то из ваших родственников есть РМЖ, стоит провериться на аномалии генов BRCA1 и BRCA2. Это информативный метод узнать, будет ли в вашей жизни когда-нибудь онкопатология. Отсутствие мутаций означает, что вы имеете онкологическую нагрузку, как в популяции. Мутация увеличивает риск развития РМЖ до 80%, на 60% — риск рака яичников, на 20% — риск рака толстого кишечника и на 12% — рак простаты у мужчин.

ELLE Анджелине Джоли, у которой были обнаружены мутации и того и другого гена, удалили обе молочные железы. Она не заболеет раком?

Е.Ж. У нее обнаружены мутации в генах и очевиден наследственный фактор — и бабушке, и маме был диагностирован РМЖ. Ей сделали двойную мастэктомию и удалили яичники, то есть раком груди и яичников она никогда не заболеет.

ELLE Может ли женщина, которая пролечилась от РМЖ, родить ребенка?

Е.Ж. Да. Нежелательно беременеть в течение 5 лет после ее окончания — из-за риска генетических мутаций и врожденных уродств у ребенка. Cтоит подумать, чтобы перед химией сдать яйцеклетку на криоконсервацию.

Идеальный вариант, если потом ребенка из яйцеклетки выносит здоровая суррогатная мать, так как беременность может спровоцировать рецидив заболевания.

ELLE Есть теории о психологической природе опухолей: рак развивается от чувства вины, обиды. Есть в этом рациональное зерно?

Е.Ж. И обида, и вина — стрессовые нагрузки.

Часто гормонозависимые опухоли появляются после смерти близкого. Поэтому надо беречь себя и заботиться не только о физическом здоровье, но и об эмоциональном.

— У двух родственниц первой линии (мама, сестра), одной из которых меньше 50 лет, выявлен РМЖ.

— У трех родственниц первой или второй линии (мама, сестра, тетя, бабушка) независимо от возраста выявлен РМЖ.

— У кого-то из родственниц первой линии выявлены опухоли в обеих молочных железах.

— У двух родственниц первой или второй линии выявлен рак яичников.

— У кого-то из родственниц первой и второй линии диагностирована комбинация рака молочной железы и рака яичников.

— У кого-то из родственников-мужчин первой или второй линии (отец, брат, дедушка, дядя) был выявлен рак груди.

источник

К сожалению, чуть больше 2х лет назад в нашу семью пришла беда. Мой дедушка заболел онкологией. Не буду вдаваться в подробности лечения, операций и пережитого, но рак был побежден. Дедушке очень повезло, что, несмотря на его 70 лет, организм оказал должное сопротивление болезни. Да и онкология была диагностирована на одной из ранних стадий.

После выздоровления деда, я решила пройти обследование, так как наследственность никто не отменял. Анализы не подтвердили наличие раковых клеток. Однако меня не покидает ощущение, что надо что-то делать, заняться профилактикой.

Мне попалась интересная статья о здоровом питании и об определенных продуктах, которые способны бороться с раковыми клетками. Была даже информация, что данные продукты помогает при уже диагностированном раке. Я скептик. Считаю, что при онкологии самолечением заниматься нельзя. Подобное питание не излечит, но хорошо поддержит организм в борьбе за жизнь без рака.

Перейдем к этим «волшебным» продуктам.

Ученые провели исследования, которые показали, что в свекле содержатся в большом количестве антоцианы (красные пигменты), которые помогают бороться с опухолями. При этом этих пигментов в 8 раз больше чем в любом другом растении.

Кроме того, в состав свеклы входят:

  • магний – также помогает в борьбе с раковыми клетками;
  • антиоксиданты – нормализуют PH состава крови;
  • витамин С – поддерживает иммунную систему;
  • бетаин – улучшает работу печени;
  • натуральные антисептики – помогают в борьбе с инфекцией;
  • углеводы – поддерживают энергию в организме.

Однако не каждая свекла подойдет на роль лекаря. Корнеплоды с белыми прожилками не годятся, они содержат большое количество нейтратов. Лучшими являются красные сорта продолговатой формы. Овощ надо употреблять сырым.

Она является богатым источником омега-3 кислот и витамина D. Они укрепляют иммунитет и помогают в борьбе с онкологическими заболеваниями. Больше всего омега-3 содержится в камбале. Советуют съедать 150гр морепродуктов в день.

3. Крестоцветные

К ним относятся – цветная капуста, брокколи, кочанная капуста, брюссельская капуста и др. Эти овощи уже давно заслужили репутацию в борьбе с раком. Они содержат индолы, которые стимулируют образование мощного антиоксиданта – глутатионпероксидазы.

Ученые считают, что индолы расщепляют избыточные эстрогены, которые часто служат причиной рака, в особенности опухолей молочной железы. Для максимальной пользы их рекомендуется употреблять сырыми или после обработки паром.

Я сама столкнулась с пользой индола. Было выявлено, что у меня повышен эстроген, с этим были связаны некоторые проблемы со здоровьем. Врач прописал таблетки с содержание индола. Прочитав в интернете информацию, я поняла, что индол можно получить и естественным путем. Я стала больше есть брокколи в пропаренном виде. Через месяц анализы улучшились. Конечно, я не ограничивалась одними брокколи. Было уменьшено количество кофе, исключен алкоголь и ряд других продуктов, где содержится эстроген.

4. Кунжутное и льняное семя

Они содержат фитоэстрогены, которые помогают выводить излишек эстрогена из организма. Собственно принцип действия, как и у индола, содержащемся в крестоцветных.

Лигнаны (фитоэстрогены) также содержатся в тыквенных и подсолнечных семечках, соевых бобах, мисо, тофу.

Помидоры содержат ликоптин, который способен нейтрализовать свободные радикалы кислорода, влияющие на образование раковых клеток. Ликоптин содержится только в ярко-красных томатах. Кроме того, зимние помидоры не принесут лечебного эффекта, так как содержат много нейтратов. Лучше дождаться сезона. Употреблять их советуют по 2-3шт в день.

6. Лук и чеснок

Лук содержит кверцетин, он препятствует мутации клеток. Очень эффективен при злокачественных новообразованиях молочной железы, в предстательной железе и яичниках.

Чеснок является хорошим источником селена, который защищает от канцерогенов пищевод, ротоглотку, желудок, толстую кишку, кожу и молочные железы.

Куркума – приправа ярко-желтого цвета из клубня растения семейства имбирных. Кто бы мог подумать, что всем известная куркума обладает антираковыми свойствами, особенно полезна при лечении опухолей мочевого пузыря и кишечника. Она действует таким образом, что уменьшает выработку энзимов в организме, которые связаны с воспалительными процессами.

Лично я про целебные свойства зеленого чая знаю давно. Главное его достоинство — это содержание большое количество антиоксидантов (катехины), которые также способны препятствовать делению раковых клеток. Но оказывается, что и черный чай обладает этими свойствами, хоть и в меньшей степени, чем зеленый.

Ученые доказали, что в листьях зеленого чая содержится до 40% полифенолов (катехинов). Собственно в связи с этим его рекомендуют пить для профилактики возникновения рака кишечника, легких, желудка, поджелудочной и печени.

9. Миндаль

В состав этих орешков входит леатрил (В17)– натуральное вещество в котором содержится гидрид бензола, глюкоза и цианид. Цианид – это яд, однако в той дозе, которой он содержится в молекуле витамина, он не вреден для человека. Он наоборот активно борется с злокачественными клетками. В день достаточно съедать 10 орешков.

Их основное действие – это купирование канцерогенов, поступающих в организм. Происходит это за счет содержания витамина Е, бета-каротина и селена. Клетчатка, входящая в состав, помогает быстро и тщательно вывести шлаки и токсины из организма. Особенно действенны отруби при опухолях кишечника.

В день надо съедать 2-3 столовые ложки этого продукта. Как его употреблять не имеет разницы. Мне нравится смешивать отруби с йогуртом, так их проще съесть.

11. Морковь и тыква

Содержат большое количество бета-каротина. Употребление 200гр этих овощей ежедневно предупредит раковые опухоли легких, шейки матки, поджелудочной, молочной железы, простаты и толстого кишечника.

Саму морковь я не очень люблю, но оказывается на ее основе можно приготовить вкусные свежие фруктово-овощные салаты.

Конечно, не реально питаться только этим списком продуктов. Однако очень полезно включать их в свой ежедневный рацион, избегая вредной пищи. Тогда вы не только по максимуму огородите себя от онкологических заболеваний, но и проживете долгую энергичную жизнь.

источник