Меню Рубрики

Что такое пмр рак молочной железы

© О.Д. Брагина, Е.М. Слонимская, М.В. Завьялова, 2014
УДК 618.19-006.6-091-037

О.Д. Брагина 1 , Е.М. Слонимская 1,2 , М.В. Завьялова 1,2

1 ФГБНУ «Томский НИИ онкологии», г. Томск

2 ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития,
г. Томск

Брагина Ольга Дмитриевна — очный аспирант отделения общей онкологии ФГБНУ «Томский НИИ онкологии» 634050, г. Томск, пер. Кооперативный, д. 5, тел. (3822) 41-80-58,
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Реферат. В статье изучается предсказательная значимость ряда молекулярных маркеров у 49 больных операбельным трипл-негативным раком молочной железы. Полученные результаты позволяют рассматривать изученные маркеры в качестве предиктивных параметров, а разработанная модель логистической регрессии оценивать ожидаемую эффективность в виде достижения ПМР и планировать лечение.
Ключевые слова: трипл-негативный рак молочной железы, неоадъювантная химиотерапия, полная морфологическая регрессия.

Трипл-негативный рак (ТНР) молочной железы представляет собой подтип рака молочной железы, главной характеристикой которого является отсутствие экспрессии как к рецепторам стероидных гормонов (эстрогену и прогестерону), так и к Her-2/neu [1]. Данный тип опухоли имеет достаточно агрессивное клиническое течение, проявляющееся высокой частотой гематогенного метастазирования, преимущественно в легкие и головной мозг, и ассоциируется с низкими показателями безрецидивной и общей выживаемости по сравнению с другими подтипами РМЖ [2, 3].

Накопленные к настоящему моменту знания позволяют говорить о ТНР, как о гетерогенной группе, имеющей различные морфологические и молекулярные особенности, а также биологическое течение [4]. Так, B.D. Lehmann et al. посредством транскрипторного анализа идентифицировали 6 подтипов трипл-негативного рака, имеющих различный генный набор, выделяя базальноподобные подтипы 1 и 2, иммуномодуляторный, мезенхимальный, мезенхимальный, подобный стволовым клеткам, и люминальный андрогенный [5].

Наиболее же распространенным в клинической практике остается разделение трипл-негативного рака на 2 основных подтипа: базальноподобный и небазальноподобный, поскольку, прежде всего, они ассоциированы с различным исходом заболевания [6]. Базальноподобные опухоли встречаются примерно у 50-75% [7], а по некоторым данным и до 85% от общего числа больных трипл-негативным раком [8]. Как правило, эти новообразования характеризуются высокими показателями пролиферативной активности, степени злокачественности, митотического индекса и имеют неблагоприятный прогноз [9, 10]. Показано, что мутации гена BRCA1 значительно чаще (70-85%) выявляются при базальноподобном ТНР [11].

Идентифицикация подтипов ТНР осуществляется посредством использования ИГХ-панели Nielsen, которая была разработана в 2004 г. Она включает определение тройного отрицательного рецепторного статуса (РЭ-, РП-, Her-2/neu-), экспрессию базального цитокератина 5/6 и эпидермального фактора роста EGFR1 [12].

В связи с отсутствием таргетных мишеней, единственным принятым методом системного лечения для больных с трипл-негативным раком молочной железы на сегодняшний день является химиотерапия [13], которая в последние годы все чаще применяется в неоадъювантном режиме. Подобный подход позволяет добиться значимого уменьшения размеров первичного опухолевого узла у ряда пациентов, тем самым способствуя увеличению количества выполняемых органосохраняющих операций, и, что наиболее значимо, оценить чувствительность опухоли к проводимому лечению [14].

Отмечено, что опухоли с тройным отрицательным рецепторным фенотипом обладают большей химиочувствительностью по сравнению с другими подтипами рака молочной железы [21]. Однако только достижение полных морфологических регрессий (ПМР) сопряжено с более высокими показателями выживаемости, аналогичными тем, которые наблюдаются при люминальных опухолях [15].

Поскольку ответ опухоли на лечение может быть различным, актуальным является поиск маркеров, принимая во внимание которые, можно было бы с большей вероятностью прогнозировать ожидаемую эффективность планируемой химиотерапии. К сожалению, ни один из традиционно оцениваемых клинических параметров, таких как возраст, состояние менструальной функции, и даже распространенность опухолевого процесса не могут рассматриваться в качестве информативных предсказательных маркеров [16]. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении морфологических критериев. В литературе представлены отдельные публикации, касающиеся ответа различных гистологических форм ТНР на проводимую химиотерапию. Так, метапластическая карцинома молочной железы с тройным отрицательным фенотипом характеризуется меньшей чувствительностью к системному лечению по сравнению с инвазивным протоковым трипл-негативным раком [17, 18].

В связи с этим, все большее внимание уделяется изучению предсказательный значимости молекулярных маркеров, в том числе и самих подтипов ТНР. Согласно данным, опубликованным H. Masuda et al., достижение полных морфологических регрессий на фоне проведения системной химиотерапии наблюдается значительно реже у больных с базальноподобным подтипом опухоли по сравнению с небазальноподобным [16]. В то же время Rouzier et al. наоборот показал, что уже сам по себе базальноподобный фенотип является предиктором в отношении достижения большего количества ПМР [19].

В качестве предиктора эффективности предоперационной химиотерапии также изучается значимость маркера клеточной пролиферации Ki-67. Отмечено, что количество достигаемых полных морфологических регрессий прямо пропорционально уровню пролиферативной активности [20, 21].

Однако эти исследования немногочисленны и нередко характеризуются противоречивыми результатами, а сама проблема требует дальнейшего изучения.

Цель исследования — оценка предсказательной значимости ряда молекулярных параметров (цитокератина 5/6, эпидермального фактора роста EGFR1 и маркера клеточной пролиферации Ki-67) у больных оерабельным трипл-негативным раком молочной железы.

Материалы и методы исследования

В исследование было включено 49 больных трипл-негативным раком молочной железы (T2-3N0-2M0), проходивших лечение на базе отделения общей онкологии ФГБУ НИИ Онкологии СО РАМН в период с 2007 по 2013 гг. Средний возраст пациентов составил 48±9,6 лет.

До начала лечения всем пациенткам проводилось полное клинико-инструментальное обследование, включающее клинический осмотр, УЗИ молочных желез, регионарных лимфатических узлов, печени, маммографию, рентгенографию и/или компьютерную томографию органов грудной клетки, остеосцинтиграфию.

На предоперационном этапе все пациентки получили химиотерапию с использованием 2 схем: FAC (5-фторурацил 500 мг/м2 в 1-й день, адриамицин 50 мг/м2 в 1-й день, циклофосфамид 500 мг/м2 в 1-й день, внутривенно, через 21 день) и САХ (циклофосфан 100 мг/м2, внутримышечно в течении 14 дней, адриамицин 30 мг/м2 внутривенно в 1 и 8-й дни, капецитабин 1000 мг/м2 2 раза в день, per os, в течении 14 дней, через 21 день). В зависимости от эффекта, пациенты получали 2-4 курса лечения. Далее выполнялось оперативное вмешательство в объеме секторальной резекции с аксиллярной лимфаденэктомией или радикальной мастэктомии. В адъювантном режиме проводилось 2-4 курса химиотерапии по схеме FAC, лучевая терапия назначалась по показаниям.

Морфологическму и иммуногистохимическому исследованию подвергались образцы опухолевой ткани биопсийного и операционного материала. Проводка и изготовление гистологических препаратов осуществлялись по стандартной методике. Препараты окрашивались гематоксилином и эозином. Гистологический тип рака устанавливался согласно рекомендациям ВОЗ, Женева, 2003.

Имунногистохимическое исследование осуществлялось с использованием антител фирмы «Dako» к рецепторам эстрогена (клон 1D5, RTU, мышиные), рецепторам прогестерона (клон PgR636, RTU, мышиные) и онкопротеину c – erbB – 2 (HER2/neu статус) (рабочее разведение 1:500, кроличьи).

Определяли уровень маркера клеточной пролиферации Ki-67 (клон MIB-1, RTU, мышиные). Показатели менее 20% оценивали как низкий, а 20% и более — как высокий уровень.

Определялась экспрессия CK5/6 (клон D5/16 B4, рабочее разведение 1:100, мышиные, фирмы «Novo­castra») и EGFR1 (клон SP9, рабочее разведение 1:600, кроличьи, фирмы Diagnostic BioSystems). Экспрессия оценивалась в процентном содержании положительно окрашенных клеток в 10 полях зрения на 1000 клеток при увеличении х400. Для эпидермального фактора роста EGFR1 анализировали уровень экспрессии (менее 10% — низкий, 10% и более — высокий), ее локализацию (мембранная, цитоплазматическая или мембранно-цитоплазматическая) и интенсивность (слабая, умеренная, выраженная).

Непосредственная эффективность НАХТ оценивалась по шкале RECIST по данным клинического осмотра, УЗИ молочных желез и маммографии. Достижение полных морфологических регрессий устанавливалось по результатам гистологического исследования операционного материала (IV степень лекарственного патоморфоза). Статистическая обработка материала выполнялась с помощью пакета программ «Statistica 7.0 for Windows».

При проведении иммуногистохимического исследования количество больных с базальноподобным фенотипом составило 44 (89%), с небазальноподобным подтипом — 5 (11%). В связи с малым количеством пациентов подгруппа с небазальноподобным подтипом в дальнейшем не рассматривалась.

Различное возможное сочетание маркеров (СК5/6 и/или EGFR1) позволило выделить 3 подгруппы больных трипл-негативным раком молочной железы: экспрессия в опухолевой ткани только СК5/6 отмечена у 2 (6%) пациентов, экспрессия EGFR1 — в 24 (54%), и обоих параметров — в 18 (40%) наблюдениях. Подгруппа с экспрессией только СК5/6 также в дальнейшем не рассматривалась.

При оценке эффективности НАХТ лучший ответ в виде полных (69%) и частичных регрессий (58%) отмечался у больных с экспрессией в ткани опухоли EGFR1 (табл. 1). Однако значимые различия были получены только в отношении ПМР (р=0,01).

Дальнейший анализ показал, что достоверно чаще ПМР отмечались при уровне экспрессии EGFR1 10% и более в 72% (р=0,02) наблюдений, а также при его умеренной и выраженной экспрессии — 90% (р=0,02), и не зависели от локализации (табл. 2).

Еще более значимые результаты были получены при дополнительной оценке пролиферативной активности опухоли. Так, наибольшее количество ПМР (90%) наблюдалось у больных с высоким уровнем пролиферативной активности и экспрессией только EGFR1 (р=0,0006) (табл. 3).

Поскольку пациенты, вошедшие в исследование, получали химиотерапию по двум схемам — FAC и CAX (кселода), мы оценили частоту ПМР в зависимости от данного параметра, а также экспрессии маркеров EGFR1 и СК5/6 (табл. 4). Оказалось, что лучшие результаты были получены у больных, в опухоли которых определялась экспрессия только EGFR1, а при лечении использовали схему с включением капецитабина. Полные морфологические регрессии были достигнуты в 81% наблюдений (0,004).

На основании полученных результатов нами была разработана модель логистической регрессии, позволяющая прогнозировать достижение полных морфологических регрессий у больных базальноподобным трипл-негативным раком молочной железы. В данную модель вошли такие показатели, как подтип базальноподобного рака, определяемый наличием экспрессии EGFR1 и СК5/6, уровень экспрессии EGFR1, Ki-67 в биопсийном опухолевом материале и применяемая схема химиотерапии.

Модель рассчитывается по формуле:

Y = (42,8 – 1,86X1 – 9,3X2 — 2,14X3 + 3,19Х4), где

Y — значение уравнения регрессии;

(42,8) — значение коэффициента регрессии свободного члена;

X1 — подтипы базальноподобного трипл-негативного рака (1 — с экспрессией только СК5/6; 2 — с экспрессией только EGFR1; 3 — с экспрессией СК5/6 и EGFR1), (1,86) — значение коэффициента регрессии этого признака;

X2 — уровень экспрессии EGFR1 (1 — высокий, 2 — низкий), (9,3) — значение коэффициента регрессии этого признака;

Х3 — уровень экспрессии Ki-67 (1 — низкий, 2 — высокий), (2,14) — значение коэффициента регрессии этого признака;

X4 — схема химиотерапии (1-FAC, 2-CAX), (3,19) — значение коэффициента регрессии этого признака.

К наличию ответа на проведение НАХТ относится полная регрессия, к отсутствию — частичная регрессия, стабилизация и прогрессирование процесса. Значение вероятности достижения полных морфологических регрессий определяется по формуле:

Р = еY/(1+ еY), где Р — значение вероятности развития признака; Y — значение уравнения регрессии; е — математическая константа, равная 2,72 и при Р 0,5 — высокую.

Чувствительность модели составила 82%, специфичность — 67%.

Таким образом, проведенное исследование позволяет полагать, что такие молекулярные параметры как эпидермальный фактор роста EGFR1 и маркер клеточной пролиферации Ki-67 можно рассматривать в качестве предикторов в отношении достижения полных морфологических регрессий у больных трипл-негативным раком молочной железы.

Использование разработанной модели логистической регрессии позволяет с достаточно высокой вероятностью рассчитывать частоту достижения полных морфологических регрессий, что крайне важно и значимо у данной категории пациентов.

Исследование выполнено при поддержке Грантом Президента Российской Федерации (договор 14.122.13.491-МД).

1. Brouckaert O. Update on triple-negative breast cancer: prognosis and management strategies / O. Brouckaert, H. Wildiers, G. Floris // Int. J. of Women`s Health. — 2012. — Vol. 12 (4). — P. 511—520.

2. Carey L. Triple-negative breast cancer: disease entity or title of convenience? / L. Carey, E. Winer, G. Viale et al. // Nature Reviews of Clin. Onc. — 2010. — Vol. 10 (7). — P. 1—10.

3. De Ruijer T.C. Characteristics of triple-negative breast cancer / T.C. De Ruijer, J. Veeck, J.P. De Hoom et al. // J. Cancer Res. Clin. Oncol. — 2011. — Vol. 137 (2). — P. 183—192.

4. Dreyer G. Triple-negative breast cancer; Clinical characteristics in the different histological subtypes / G. Dreyer, T. Vandorpe, A. Smeets et al. // The Breast. — 2013. — Vol. 1. — P. 1—6.

5. Lehmann B.D. Identification of human triple-negative breast cancer subtypes and preclinical models for selection of targeted therapies / B.D. Lehmann, J.A. Bauer, X. Chen et al. // J. Clin. Invest. — 2011. — Vol. 121 (7). — P. 2750—67. doi: 10.1172/JCI45014.

6. Rakha E.A., Elsheikh S.E., Aleksandarany M.A. Triple-negative Breast Cancer: Distinguishing between Basal and Nonbasal subtypes / E.A. Rakha, S.E. Elsheikh, M.A. Aleksandarany et al. // Clinical Cancer Research. — 2009. — Vol. 15 (7). — P. 2302—2310. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-08-2132.

7. Perou C.M. Molecular Stratification of Tripl-negative Breast Cancer // The Oncologist. — 2011. — Vol. 16 (1). — P. 61—70. doi: 10.1634/theoncologist.2011-S1-61.

8. Cheang M.C. Basal-like Breast Cancer defined by five biomarkers has superior prognostic value than Triple-negative phenotype / M.C. Cheang, D. Voduc, C. Bajdik // Clin. Cancer Res. — 2008. — Vol. 14 (5). — P. 1368—1376.

Читайте также:  Как жить с 4 стадией рака молочной железы

9. Choo J.R. Biomarkers for Basal-like Breast Cancer / J.R. Choo, T.O. Nielsen // Cancers. — 2010. — Vol. 2. — P. 1040—1065. doi:10.3390/cancers2021040

10. Kreike B. Gene expression profiling and histopathological characterization of triple-negative/basal-like breast carcinomas / B. Kreike, M. van Kouwenhove, H. Horlings et al. // Breast Cancer Res. — 2007. — Vol. 9. — R65. — P. 1—10.

11. Nielsen T.O. Immunohistochemical and Clinical Characterization of the Basal-like Subtype of Invasive Breast Carcinoma Immunohistochemical and Clinical Characterization of the Basal-like Subtype of Invasive Breast Carcinoma / T.O. Nielsen, F.D. Hsu, K. Jensen, M. Cheang et al. // Clin. Cancer Res. — 2004. — Vol. 10. — P. 5367—5374. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-04-0220.

12. Hawk N. Treatment of Triple-negative breast cancer / N. Hawk, R. O`Regan // Com. Oncol. — 2010. — Vol. 7. — P. 328—332.

13. Smith I.E. Neoadjuvant/presurgical treatment // Breast Cancer Research. — 2008. — Vol. 10 (4). — S24. doi:10.1186/bcr2184.

14. Reis-Filho J.S. Triple-negative tumors: a critical review / J.S. Reis-Filho, A.N. Tutt // Histopathology. — 2008. — Vol. 52 (1). — P. 108—18. doi: 10.1111/j.1365-2559.2007.02889.x.

15. Liedtke C. Response to Neoadjuvant therapy and Long-Term survival in patients with Triple-negative breast cancer / C. Liedtke, C. Mazouni, K.R. Hess et al. // J. of Clin. Onc. — 2008. — Vol. 28 (8). — P. 1—18. doi:10.1172/JCI45014.

16. Masuda H. Predictive factors for the effectiveness of neoadjuvant chemotherapy and prognosis in triple-negative breast cancer patients / H. Masuda, N. Masuda, Y. Kodama // Cancer Chemotherapy Pharmacology. — 2011. — Vol. 67. — P. 911—917.

17. Montagna E. Heterogeneity of triple-negative breast cancer: histologic subtyping to inform the outcome / E. Montagna, P. Maisonneuve, N. Rotmensz et al. // Clin. Breast Cancer. — 2013. — Vol. 13. — P. 31—39.

18. Reis-Filho J.S. Metaplastic breast carcinomas are basal-like tumors / J.S. Reis-Filho, F. Milanezi, K. Savage et al. // Histopathology. — 2006. — Vol. 49. — P. 10-21. doi: 10.1111/j.1365-2559.2006.02467.x.

19. Rouzier R. Breast cancer molecular sybtypes respond differently to preoperative chemotherapy / R. Rouzier, C.M. Perou, W.F. Symmans et al. // Clinical Cancer Research. — 2005. — Vol. 11 (16). — P. 5678—5685. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-04-2421.

20. Fasching P.A. Ki-67, chemotherapy response, and prognosis in breast cancer patients receiving neoadjuvant treatment / P.A. Fasching, K. Heusinger, L. Haeberle et al. // BMC Cancer. — 2011. — Vol. 11 (486). — P. 2—13. doi:10.1186/1471-2407-11-486

21. Keam B. Ki-67 can be used for further classification of triple-negative breast cancer into two subtypes with different response and prognosis / B. Keam, S-A. Im, K-H. Lee et al. // Breast Cancer Res. — 2011. — Vol. 13. — R2. — P. 1—7. doi:10.1186/bcr2834

источник

«Результаты УЗИ молочных желез выявили образование, подозрительное на онкологию», «результаты маммографии не позволяют однозначно исключить наличие злокачественного образования», «биопсия показала наличие раковых изменений в молочной железе и требуется расширенное обследование». Это лишь немногие из самых страшных слов, которые женщина может услышать от своего врача.

Молочные железы состоят из трех основных типов тканей — жировой, соединительной и железистой. Раком молочной железы (РМЖ) называют злокачественные опухоли, развивающиеся именно из клеток железистой ткани. Вопреки расхожему мнению, РМЖ заболевают как женщины, так и мужчины, однако у женщин он встречается примерно в 100 раз чаще.

Рак груди развивается так же, как и любая другая злокачественная опухоль в организме. Одна или несколько клеток железистой ткани в результате произошедшей в них мутации начинают аномально быстро делиться. Из них образуется опухоль, способная прорастать в соседние ткани и создавать вторичные опухолевые очаги — метастазы.

Мутации, которые приводят к РМЖ, бывают наследственными и приобретенными.

Распространенными наследственными генетическими причинами рака молочной железы становятся мутации в генах BRCA1 и BRCA2. Носительницы мутации BRCA1 имеют риск заболеть раком молочной железы 55–65%, а носительницы BRCA2 — 45%. Такие генетические дефекты передаются по наследству от родителей детям, они становятся причиной рака молочной железы примерно в 15% случаев.

Намного чаще опухоль возникает из-за приобретенных мутаций: они возникают в клетках молочной железы и не передаются по наследству. Например, в 20% случаев увеличено количество копий гена, кодирующего HER2 — белок-рецептор, который находится на поверхности клеток и стимулирует их размножение.

«Молекулярно-генетический портрет» опухоли имеет важное значение при выборе оптимального лечения.

Чаще всего опухоли молочных желёз развиваются из клеток молочных протоков — в этом случае врачи говорят о протоковом раке молочной железы или протоковой карциноме. Довольно часто злокачественные опухоли вырастают из клеток долек молочной железы, этот тип рака называют инвазивной лобулярной карциномой (инвазивный рак молочной железы). Стоит отметить, что рост опухоли возможен и из других клеток железистой ткани.

К сожалению, полной информации о причинах возникновения рака молочной железы у ученых пока нет. Существует список факторов риска, влияющих на вероятность появления опухоли, однако у некоторых болезнь диагностируют при отсутствии этих факторов, другие же остаются здоровыми при наличии сразу многих из них. Тем не менее, ученые все же связывают развитие рака груди с определенными обстоятельствами, наиболее часто предваряющими его появление. К ним относятся:

  • Возраст. Большинство случаев РМЖ приходятся на женщин в возрасте 55 лет и старше.
  • Наследственность. Если РМЖ диагностирован у кого-то из близких родственников, риск повышается вдвое.
  • Рак молочной железы в анамнезе.
  • Повышенная плотность ткани молочной железы по результатам маммографии.
  • Некоторые доброкачественные новообразования в молочной железе.
  • Раннее начало менструаций — до 12 лет.
  • Поздняя менопауза — после 55 лет.
  • Отсутствие детей или поздние (после 35 лет) первые роды.
  • Воздействие радиации, например, в ходе лучевой терапии, проводимой для лечения другого типа рака.
  • Курение и злоупотребление алкоголем. Если женщина ежедневно потребляет 28–42 г этилового спирта, ее риски повышаются на 20%.
  • Лишний вес и низкая физическая активность.
  • Использование гормональных препаратов: оральные контрацептивы, заместительная гормональная терапия в постменопаузе.
  • Травмы молочных желез.
  • Сахарный диабет.
  • Работа по графику с ночными сменами.

Довольно часто на ранних стадиях рак молочной железы протекает бессимптомно. Но в ряде случаев признаки, указывающие на наличие заболевания, все же есть, и их можно заметить.

В первую очередь, к симптомам, которые должны насторожить, относят уплотнения в молочных железах, рядом с ними или в подмышечной впадине. В 9 случаях из 10 уплотнения бывают доброкачественными, однако установить это наверняка можно только на осмотре у маммолога.

К симптомам рака молочной железы относят:

  1. Отвердение кожи
  2. Участок втяжения кожи
  3. Эрозия кожи
  4. Покраснение кожи
  5. Выделения из соска
  6. Деформация молочной железы по типу ряби
  7. Припухлость кожи
  8. Увеличенные в размерах вены
  9. Втяжение соска
  10. Нарушение симметрии молочных желез
  11. Симптом лимонной корки
  12. Пальпируемый узел внутри молочной железы.

При появлении указанных симптомов, а также любых других изменений в молочных железах (например, необычных или болезненных ощущений) нужно немедленно проконсультироваться с маммологом.

В Европейской клинике ведёт консультативный приём и выполняет операции известный российский хирург-маммолог, доктор медицинских наук Сергей Михайлович Портной (автор более 300 печатных работ, член правления Российского общества онкомаммологов, автор трех патентов на изобретения).
Сергей Михайлович выполняет весь объем оперативных вмешательств на молочной железе, включая органосохраняющие и реконструктивные пластические операции.

Самостоятельно проверять грудь на наличие узелков или каких-либо других изменений стоит раз в месяц, по окончании менструации. Домашнюю диагностику удобнее всего проводить, принимая ванну или находясь под душем. О любых изменениях, которые удалось обнаружить, стоит как можно быстрее рассказать врачу.

Порядок проведения самообследования молочных желез:

  • Разденьтесь выше пояса и встаньте перед зеркалом.
  • Поднимите руки вверх и заведите их за голову. Внимательно осмотрите грудь. Повернитесь правым, левым боком.
  • Ощупайте молочные железы в положении стоя сложенными указательным, средним и безымянным пальцем. Начинайте с верхней наружной части груди и двигайтесь по часовой стрелке.
  • Сожмите сосок двумя пальцами. Проверьте, выделяется ли из него что-нибудь.
  • Снова ощупайте молочные железы — теперь в положении лежа.

70% случаев рака молочной железы выявляются пациентами самостоятельно в результате самообследования груди.

О роли биопсии в диагностике рака молочной железы рассказывает врач Европейской клиники Портной С.М.:

Для подтверждения или исключения диагноза в первую очередь проводится мануальное обследование груди. Затем, при наличии подозрений или в качестве скрининговой процедуры, может быть назначена маммография, рентгенологическое исследование молочных желез. Как правило, женщинам до 35 лет ее выполнение не рекомендуется, в молодости ткань молочных желез особенно чувствительна к радиоактивному облучению.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) молочных желез позволяет оценить структуру их ткани и отличить, например, опухоль от кисты, наполненной жидкостью.

Если результаты маммографии или УЗИ указывают на наличие новообразований в молочной железе, врач, как правило, назначает биопсию, лабораторное исследование образца тканей из молочной железы. Биопсия позволяет выяснить, является ли опухоль злокачественной, а также определить ее тип и стадию. Кроме того, исследование биопсийного материала дает ответ на вопрос, является ли опухоль гормонозависимой, что также влияет на схему лечения.

При необходимости могут использоваться и другие диагностические методы, например, магнитно-резонансная томография (МРТ).

После постановки диагноза основной задачей лечащего врача является определение стадии онкологического заболевания, то есть размера опухоли, ее расположения, наличия метастазов и агрессивности. От этих факторов зависит прогноз лечения и подбор оптимальных методов терапии. Как правило, для уточнения стадии проводятся анализы крови, маммография другой молочной железы, сканирование костей, а также компьютерная или позитронно-эмиссионная томография. В некоторых случаях определить стадию опухоли можно только при проведении операции.

Стратегия лечения рака молочной железы зависит от многих факторов — типа рака, стадии, чувствительности клеток опухоли к гормонам, а также общего состояния здоровья пациентки.

Основной метод лечения рака груди — хирургическая операция. Если болезнь удалось диагностировать на ранней стадии, хирург может выполнить лампэктомию, удаление тканей опухоли и небольшой части окружающей ее здоровой ткани. При более крупных опухолях молочная железа удаляется целиком (такая операция называется мастэктомией), равно как и ближайшие к ней лимфатические узлы. Если по оценке врача риск развития рака во второй молочной железе достаточно высок, пациентке может быть рекомендовано удаление обеих молочных желез сразу.

Чтобы разобраться, распространились ли раковые клетки в лимфатические узлы, и определиться с объемом хирургического вмешательства, может быть проведена сентинель-биопсия, или биопсия сторожевого лимфоузла. Во время операции в опухоль вводят радиофармпрепарат или флуоресцентный краситель — это помогает визуализировать лимфоузел, который первым принимает лимфу от ткани молочной железы. Его удаляют и проводят гистологическое исследование. Если в сторожевом лимфоузле не обнаруживают опухолевых клеток, можно ограничиться удалением очага в молочной железе. В противном случае показано иссечение регионарных лимфоузлов.

Лучевую терапию (то есть воздействие на опухоль ионизирующим излучением) при раке молочной железы, как правило, используют после проведения хирургической операции. Терапия проводится с целью уничтожения раковых клеток, которые могли остаться в организме.

Химиотерапия, то есть использование препаратов, убивающих раковые клетки, может проводиться после операции по удалению опухоли, как и лучевая терапия. В некоторых случаях химиотерапию проводят до оперативного лечения для того, чтобы уменьшить размер слишком крупной для удаления опухоли.

В Европейской клинике для лечения рака молочной железы применяются наиболее современные, оригинальные европейские и американские химиопрепараты. У нас есть возможность составить «молекулярный отпечаток» опухоли, подобрать на основании его анализа наиболее эффективные и безопасные комбинации лекарств.

Для лечения рака молочной железы, чувствительного к гормонам, используют гормональную терапию — к ней относится несколько разных методов, останавливающих выработку гормонов в организме или блокирующих их поступление к опухоли. Гормональная терапия позволяет снизить вероятность рецидива опухоли, а также, в случае выявления неоперабельной опухоли, помогает контролировать ее рост.

Для лечения рака молочной железы применяют также таргетную терапию — препараты, поступающие непосредственно к тканям опухоли и минимально воздействующие на здоровые клетки организма. Таргетную терапию используют либо отдельно, либо в комбинации с другими методами лечения — в зависимости от того, какая схема лучше всего подойдет пациенту.

Если рак молочной железы диагностирован на ранних стадиях (0-I), пятилетняя выживаемость приближается к 100%. То есть, можно сказать, что удается вылечить практически всех женщин. Далее, в зависимости от стадии, прогноз относительно пятилетней выживаемости ухудшается:

  • На II стадии — 93%.
  • На III стадии — 72%.
  • На IV стадии — 22%.

Совокупность имеющихся в арсенале онкологов методов лечения рака молочной железы позволяет в большинстве случаев добиться ремиссии заболевания или, как минимум, продлить жизнь с сохранением ее качества. Однако следует помнить, что эффективность лечения в целом напрямую зависит от того, было ли лечение начато своевременно, то есть на ранних стадиях заболевания.

Читайте также:  Какие первые признаки рака молочной железы у женщин на ранней стадии фото

Максимальная эффективность противоопухолевого лечения достигается только в том случае, если оно проводится в соответствии с международными протоколами, при этом учитываются индивидуальные особенности каждого пациента. Именно так назначают лечение онкологи Европейской клиники.

источник

Кириллова К. А. (6 курс, лечебный факультет),Головкова Н. В.(4 курс, лечебный факультет)

Научные руководители: к. м. н., доцент, Кожар В. Л., д. м. н., профессор Луд Н. Г.

УО «Витебский государственный медицинский университет»,

Актуальность.Данная работа посвящена актуальному разделу онкологии, изучающему первично-множественные злокачественные новообразования. В этой области онкологии имеется много нерешенных вопросов ранней диагностики и лечения.

Цель. Проанализировать последние данные по диагностике первично-множественного рака (ПМР) молочной железы.

Материалы и методы исследования.Материалом исследования явились данные Белорусского канцер-регистра за 2010-2013 годы. За этот период времени выявлено 326 случаев ПМР молочной железы. Полученные данные подвергнуты статистической обработке.

Результаты исследования.Был проведен анализ 326 случаев ПМР молочной железы, средний возраст исследуемых женщин составил 63,5 лет.

Согласно имеющимся литературным данным, две или более злокачественные опухоли, выявленные одновременно или в интервале времени до 6 месяцев, называются синхронными. Метахронными первично-множественными новообразованиями являются злокачественные опухоли, диагностируемые через 6 месяцев и более. Синхронный ПМР молочной железы выявлен у 28 женщин (8,6%), метахронный рак – у 298 (91,4%). Средний возраст женщин с синхронным ПМР составил 65 года, с метахронным – 63 года.

Таблица 1. Синхронный ПМР молочной железы.

Вторая локализация опухоли Число пациентов Процент от общего количества
Кожа 28,6%
Матка 25%
Молочная железа 14,3%
Яичники 10,7%
Другие органы 21,4%
Всего 100%

Несмотря на небольшое количество женщин с синхронным ПМР молочной железы, 80% раков молочной железы сочетаются со злокачественными опухолями четырёх локализаций – кожа, матка, вторая молочная железа, яичники.

Таблица 2. Метахронный ПМР молочной железы.

Вторая локализация опухоли Число пациентов Процент от общего количества
Кожа 26,8%
Матка 17,5%
Молочная железа 10,3%
Желудок 7,2%
Другие органы 38,2%
Всего 100%

У 194 пациенток, излечивших рак молочной железы, в более позднем периоде, чем 6 месяцев, развилась злокачественнаяопухоль в другом органе. Опухолевой процесс в молочной железе у этих женщин на момент лечения был диагностирован в следующих стадиях: insity – 3 (1,5%), в 1 стадии – 64 (33,%), во 2 стадии – 103 (53,1%), в 3 стадии – 24 (12,4%). При анализе выявления второй злокачественной опухоли обнаружено преобладание 4 анатомических локализаций (кожа, матка, вторая молочная железа, желудок). На эти органы приходится более 60% всех женщин этой группы.

Вторая опухоль развивалась в различные сроки наблюдения. Учитывая это, пациентки разделены на три группы. Первая группа – женщины, у которых вторая опухоль появилась в более ранние сроки – до 5 лет, вторая группа – 5 – 10 лет наблюдения, третья группа – более 10 лет. Оказалось, что все пациентки с ПМР, когда рак молочной железы был первой опухолью, достаточно равномерно распределились по трём временным группам. В период до 5 лет второй рак диагностирован у 72 (37,3%), от 5 до 10 лет – у 43 (22,3%), более 10 лет – 78 (40,4%).

В первые пять лет после лечения рака молочной железы выявлены раки матки (30,5%), кожи (19,4%), толстой кишки (6,9%), яичников (5,5%). При диспансеризации 5 — 10 лет наиболее часто выявлены раки кожи (30,2%), матки (23,3%), толстой кишки (11,6%), яичников (13,9%), после 10 лет – кожи (32,1%), второй молочной железы (16,7%), щитовидной железы (6,4%), желудка (6,4%).

В таблице № 3 представлены данные додиагностике метахронного ПМР молочной железы в обратном варианте – первоначально женщины лечились от рака различных локализаций, а в дальнейшем – развитие рака в молочной железе.

Таблица 3.Метахронный ПМР молочной железы.

Первая локализация опухоли Число пациентов Процент от общего количества
Кожа 29,8%
Матка 26,9%
Щитовидная железа 8,65%
Толстая кишка 8,65%
Яичники 7,7%
Другие органы 18,3%
Всего 100%

Анализ полученных результатов в этой группе пациенток также показал достаточно постоянную избирательность локализации второй опухоли. Как и при синхронном ПРМ у 90% женщин, лечивших рак пяти локализаций (кожа, матка, щитовидная железа, толстая кишка, яичники), в различные сроки наблюдения появился рак в молочной железе. Рак молочной железы, как вторая злокачественная опухоль, диагностирован у 37 в сроке до 5 лет(35,6%), у 26 (25%) – 5 – 10 лет, у 41 (39,4%) – более 10 лет.

В сроки наблюдения до 5 лет рак молочной железы наиболее часто развивался у женщин, леченых по поводу рака кожи (43,2%), матки (10,8%), яичников (5,4%). При диспансеризации 5 — 10 лет рак молочной железы наиболее часто наблюдался после рака кожи (38,5%), матки (30,7%), толстой кишки (11,5%), после 10 лет – после тех же локализаций (кожа – 31,7%, матка – 12,2%).

Метахронные ПМР в качестве второй опухоли у пациенток третьей клинической группы выявлены в 1 стадии у 42 (40,4%) женщин, во 2 стадии – у 51 (49%), в 3 стадии – у 8 (7,7%), 4 стадия – у 3(2,9%).

Таким образом, стадии опухолевого процесса при ПМР молочной железы, когда рак молочной железы первая или вторая опухоль статистически не отличается друг от друга.

Особую группу составили женщины, у которых наблюдался рак обеих молочных желез. У 11 из 19 пациенток, леченных по поводу рака молочной железы, вторая опухоль диагностирована через 10 и более лет.

1. Среди ПМР молочной железы преобладает метахронный рак.

2. Рак молочной железы наиболее часто сочетается со злокачественными опухолями кожи, матки, второй молочной железы, толстой кишки, желудка, яичников и щитовидной железы.

3. Рак второй молочной железы развивается преимущественно через 10 и более лет.

1. Статистика онкологических заболеваний. Белорусский канцер-регистр. – Минск. – 2013 – 373 с.

источник

В этом разделе мы ответим на такие вопросы, как: Что такое стадия рака? Какие бывают стадии рака? Что такое начальная стадия рака? Что такое 4 стадия рака? Какой прогноз при каждой стадии рака? Что означают буквы TNM при описании стадии рака?

Когда человеку говорят, что у него обнаружено онкологическое заболевание, первое, что он хочет узнать – это стадия и прогноз. Многие онкобольные боятся узнать стадию своего заболевания. Пациенты боятся 4 стадии рака, думая, что это приговор, и прогноз только неблагоприятный. Но в современной онкологии ранняя стадия не гарантирует хороший прогноз, так же как и поздняя стадия заболевания не всегда является синонимом неблагоприятного прогноза. Есть множество побочных факторов, которые влияют на прогноз и течение болезни. К ним относятся гистологические особенности опухоли (мутации, индекс Ki67, дифференцировка клеток), ее локализация, тип обнаруженных метастазов.

Стадирование новообразований на группы в зависимости от их распространённости необходимо для учёта данных об опухолях той или иной локализации, планирования лечения, учёте прогностических факторов, оценке результатов лечения и контролем за злокачественными новообразованиями. Другими словами, определение стадии рака необходимо для того, чтобы спланировать наиболее эффективную тактику лечения, а также для работы статистов.

Существует специальная система стадирования каждого онкологического заболевания, которая принята всеми национальными комитетами здравоохранения, — это TNM классификация злокачественных новообразований, которая была разработана Пьером Денуа в 1952 году. С развитием онкологии она пережила несколько пересмотров, и на данный момент актуальным является седьмое издание, опубликованное в 2009 году. Оно содержит самые последние правила классификации и стадирования онкологических заболеваний.

В основе классификации TNM для описания распространённости новообразований лежит 3 компонента:

  • ПервыйT (лат. Tumor— опухоль). Этот показатель определяет распространенность опухоли, её размеры, прорастание в окружающие ткани. Для каждой локализации идет своя градация от самых малых размеров опухоли (T0), до самых больших (T4).

Второй компонентN (лат. Nodus — узел), он указывает на наличие или отсутствие метастазов в лимфатических узлах. Точно так же, как и в случае с компонентом Т, для каждой локализации опухоли существуют свои правила определения этого компонента. Градация идет от N0 (отсутствие пораженных лимфоузлов), до N3 (распространённое поражение лимфатических узлов).

  • ТретийM (греч. Metástasis — перемещение) – обозначает наличие или отсутствие отдалённых метастазов в различные органы. Цифра рядом с компонентом указывает на степень распространённости злокачественного новообразования. Так, М0 подтверждает отсутствие отдаленных метастазов, а М1 — их наличие. После обозначения М, обычно, в скобках пишут название органа, в котором выявлен отдаленный метастаз. Например М1 (oss) означает, что есть отдаленные метастазы в костях, а M1 (brа) — что найдены метастазы в головном мозге. Для остальных органов используют обозначения, приведенные в таблице ниже.
  • Легкие Pul
    Кости Oss
    Печень Hep
    Головной мозг Bra
    Лимфатические узлы Lym
    Костный мозг Mar
    Плевра Ple
    Брюшина Per
    Надпочечники Adr
    Кожа Ski
    Другие органы Oth

    Также, в особых ситуациях перед обозначением TNM ставят дополнительное буквенное обозначение. Это — дополнительные критерии, обозначаемые символами “c“, ”р”, «m», «y», «r» и «a».

    Символ «с» означает, что стадия установлена по данным неинвазивных методов обследования.

    Символ «р» говорит, что стадия опухоли была установлена после оперативного вмешательства.

    Символ «m» используется для обозначения случаев, когда в одной области располагаются сразу несколько первичных опухолей.

    Символ «y» применяется в тех случаях, когда опухоль оценивают во время или сразу после противоопухолевого лечения. Префикс «y» учитывает распространённость опухоли до начала комплексного лечения. Значения ycTNM или ypTNM характеризуют распространённость опухоли на момент определения диагноза неинвазивными методами или после операции.

    Символ «r» применяется при оценке рецидивных опухолей после безрецидивного периода.

    Символ «a», используемый в виде префикса, указывает на то, что опухоль классифицирована после аутопсии (вскрытие после смерти).

    Помимо классификации TNM, существует классификация по гистологическим особенностям опухоли. Её называют степенью злокачественности (Grade, G). Этот признак указывает, насколько опухоль активна и агрессивна. Степень опухолевой злокачественности указывают следующим образом:

      GX — степень дифференцировки опухоли не может быть определена (мало данных);

    G1 — высокодифференцированная опухоль (неагрессивная);

    G2 — умеренно дифференцированная опухоль (умеренно-агрессивная);

    G3 — низкодифференцированная опухоль (высокоагрессивная);

  • G4 — недифференцированная опухоль (высокоагрессивная);
  • Принцип очень простой — чем выше цифра, тем агрессивнее и активнее ведет себя опухоль. В последнее время степени G3 и G4 принято объединять в G3-4, и называют это «низкодифференцированная — недифференцированная опухоль».

    В классификациях сарком костей и мягких тканей вместо степеней G просто используются термины «высокая степень злокачественности» и «низкая степень злокачественности». Особые системы оценки степени злокачественности разработаны для опухолей молочной железы, они определяются с помощью показателей в результате иммуногистохимического исследования.

    Только после классифицирования опухоли по системе ТNМ, может быть выполнена группировка по стадиям. Определение степени распространения опухолевого процесса по системе TNM или по стадиям очень важно для выбора и оценки необходимых методов лечения, тогда как гистологическая классификация позволяет получать наиболее точные характеристики опухоли и предугадать прогноз болезни и возможный ответ на лечение.

    Традиционно стадии рака принято обозначать от 0 до 4. Каждая стадия, в свою очередь, может иметь буквенные обозначения А и В, что разделяет её еще на две подстадии, в зависимости от распространенности процесса. Ниже мы разберем наиболее распространенные стадии рака.

    Хотим обратить внимание на то, что в нашей стране многие любят говорить «степень рака» вместо «стадия рака». На различных сайтах размещены вопросы про: «4 степень рака», «выживаемость при 4 степени рака», «степень рака 3». Запомните — степеней рака не существует, есть только стадии рака, о которых мы и расскажем ниже.

    Стадии рака на примере опухоли кишечника

    Как таковой 0 стадии не существует, её называют «рак на месте», «carcinoma in situ» — что означает неинвазивную опухоль. Стадия 0 может быть при раке любой локализации.

    При 0 стадии рака границы опухоли не выходят за пределы эпителия, который дал начало новообразованию. При раннем обнаружении и своевременном начале лечения прогноз при раке 0 стадии практически всегда благоприятный, то есть рак 0 стадии в подавляющем большинстве случаев полностью излечим.

    В отличие от первой, на второй стадии рака опухоль уже проявляет свою активность. Вторая стадия рака характеризуется еще большим размером опухоли и ее прорастанием в окружающие ткани, а также началом метастазирования в ближайшие лимфатические узлы.

    Вторая стадия рака считается самой распространенной стадией рака, на которой диагностируют онкологические заболевания. Прогноз при раке 2 стадии зависит от многих факторов, включая локализацию и гистологические особенности опухоли. В целом, рак второй стадии успешно поддается лечению.

    На третьей стадии рака происходит активное развитие онкологического процесса. Опухоль достигает еще больших размеров, прорастая ближайшие ткани и органы. При третьей стадии рака уже достоверно определяются метастазы во все группы регионарных лимфатических узлов.

    Третья стадия рака не предусматривает отдаленные метастазы в различные органы, что является положительным моментом и определяет благоприятный прогноз.

    Четвертая стадия рака считается самой серьезной стадией рака. Опухоль может достигать внушительных размеров, прорастает окружающие ткани и органы, метастазирует в лимфатические узлы. При раке 4 стадии обязательно наличие отдаленных метастазов, другими словами, метастатическое поражение органов.

    Читайте также:  Какие выделения из соска при раке молочной железы

    Редко бывают случаи, когда рак 4 стадии может диагностироваться и при отсутствии отдаленных метастазов. Большие в размерах, низкодифференцированные, быстрорастущие опухоли также часто относят к раку 4 стадии. Излечение при раке 4-й стадии невозможно, равно как и при раке 3-й стадии. На четвертой стадии рака болезнь принимает хронический характер течения, и возможно только введение болезни в ремиссию.

    Таким образом, рак на начальной стадии может быть успешно вылечен, а при 4 стадии рака правильно подобранная схема лечения поможет существенно продлить жизнь с онкологическим диагнозом. Если вы увидели рассказ, что кто-то сумел вылечить рак четвертой стадии, какими либо народными средствами, содой или другими методами нетрадиционной медицины, не верьте им! Чаще всего это просто рекламный ход очередных мошенников, а люди в их видеороликах, которые «излечили рак 4 стадии», — просто нанятые артисты. Помните, что своевременная диагностика и вовремя начатое лечение являются критериями успеха при любой стадии онкологического заболевания.

    источник

    Классификация рака молочной железы осуществляется ВОЗ по системе TNM, на основании которой определяется стадия рака молочной железы 1, 2, 3 или 4 стадии. Также для постановки диагноза и выбора тактики лечения используются классификации по МКБ 10, по гистологии, скорости роста опухоли, определения группы риска для операции.

    С50 Злокачественное заболевание молочной железы.
    С50.0 Сосок и ареола.
    С50.1 Центральная часть молочной железы.
    С50.2 Верхневнутренний квадрант.
    С50.3 Нижневнутренний квадрант.
    С50.4 Верхненаружный квадрант.
    С50.5 Нижненаружный квадрант.
    С50.6 Подмышечная область.
    С50.8 Распространение более чем на одну из вышеуказанных зон.
    С50.9 Локализация неуточнённая.
    D05.0 Дольковая карцинома in situ.
    D05.1 Внутрипротоковая карцинома in situ.

    На данный момент используют гистологическую классификацию ВОЗ от 1984 года.

    • внутрипротоковый (интраканаликулярный) рак in situ;

    • дольковый (лобулярный) рак in situ.

    • другие формы (папиллярный, плоскоклеточный, ювенильный, веретеноклеточный, псевдосаркоматозный и др.).

    Наиболее часто диагностирующиеся гистологические формы рака — это: плоскоклеточный рак;
    болезнь Педжета (разновидность особая плоскоклеточного рака в зоне соска железы); аденокарцинома (железистая опухоль). Наиболее благоприятный прогноз по течению и лечению имеют: рак тубулярный, слизистый, медуллярный и аденокистозный.

    Если паталогический процесс не распространяется за пределы одного протока или дольки, то рак называют неинфильтрирующим. Если опухоль распространяется на лежащие вокруг дольки, то его называют инфильтрирующим. Инфильтрирующий рак является наиболее чаще выявляемой формой (протоковая форма 50-70% случаев и дольковая форма — в 20%).

    Более подробно о лечение и прогнозе рака молочной железы читайте на нашем сайте.

    Скорость роста опухоли молочной железы определяется с помощью лучевых методов диагностики, скорость роста рака дает понять насколько злокачественный процесс.

    — Быстро растущий рак (общая масса опухолевых клеток становится в 2 раза больше за 3 месяца).

    — Средняя скорость роста (увеличение массы вдвое происходит в течение года).

    — Медленно растущий (увеличение опухоли в 2 раза происходит более чем за год).

    Т — определение первичного опухолевого узла.

    Тх – недостаточно данных для оценки первичной опухоли.

    То – первичная опухоль не определяется.

    Tis (DCIS) – преинвазивная карцинома (протоковый рак in situ).

    Tis (LCIS) – неинфильтрирующая внутрипротоковая или дольковая карцинома (дольковый рак in situ).

    Tis (Paget’s) – рак Педжета соска молочной железы при отсутствии опухоли в молочной железе.

    Т1 – Опухоль ≤ 2см в наибольшем измерении.

    Т1mic — микроинвазивный рак (≤ 0,1 см в наибольшем измерении).

    Т4 – опухоль любого размера с прямым распространением на кожу или грудную стенку (фасции, мышцы, кости).

    — Т4a: опухоль прорастает в грудную стенку, но не врастает в грудные мышцы;

    — Т4b: опухоль с изъязвлением кожи и/или отёком (включая симптом апельсиновой корки) и/или метастазы в коже одноимённой молочной железы;

    — Т4d: Первично-отёчная форма рака, воспалительный рак молочной железы (без первичного очага).

    Оценивают локализацию поражённых регионарных лимфатических узлов и распространённость опухолевого процесса при помощи пальпации, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ) и патологоанатомически (по результатам гистологического исследования лимфатических узлов после операции).

    Nx – недостаточно данных для оценки состояния регионарных лимфатических узлов.

    No – нет признаков метастатического поражения регионарных лимфатических узлов.

    N1 – метастазы в смещаемых подмышечных лимфатических узлах или лимфатическом узле на стороне поражения.

    N2 – метастазы в подмышечных лимфатических узлах, фиксированных друг с другом, на стороне поражения, или клинически определяемые (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии) метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при отсутствии клинически определяемых метастазов в подмышечных лимфатических узлах:

    — N2a – метастазы в подмышечных лимфатических узлах на стороне поражения, фиксированных друг к другу, или другим структурам (кожа, грудная стенка)

    — N2b – метастазы, определяемые только клинически (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии), во внутренних лимфатических узлах молочной железы при отсутствии клинически определяемых метастазов в подмышечных лимфатических узлах на стороне поражения;

    N3 – метастазы в подключичных лимфатических узлах на стороне поражения с/без метастазов в подмышечных лимфатических узлах, или клинически определяемые метастазы (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии) во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при наличии метастазов в подмышечных лимфатических узлах или метастазы в надключичных лимфатических узлах на стороне поражения с/без метастазов в подмышечных или внутренних лимфатических узлах молочной железы:

    — N3a: метастазы в подключичных лимфатических узлах на стороне поражения;

    — N3b: метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения;

    — N3c: метастазы в надключичных лимфатических узлах на стороне поражения.

    рNx – недостаточно данных для оценки состояния регионарных лимфатических узлов (узлы удалены ранее, или не удалены для патологоанатомического исследования).

    рNo – нет гистологических признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов, на изолированные опухолевые клетки дополнительных исследований не проводилось.

    При наличии в регионарных лимфатических узлах только изолированных опухолевых клеток – данный случай классифицируется как No. Единичные опухолевые клетки в виде небольших скоплений (не более 0,2 мм в наибольшем измерении) обычно диагностируется иммуногистохимически или молекулярными методами. Изолированные опухолевые клетки, как правило, не проявляют метастатическую активность (пролиферация или стромальная реакция)

    рNo(I-): нет гистологических признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов; отрицательные результаты иммуногистохимического исследования.

    рNo(I+): нет гистологических признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов; положительные результаты ИГХ при отсутствии скоплений опухолевых клеток более 0,2 мм в наибольшем измерении по данным ИГХ

    рNo(mol-): нет гистологических признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов; отрицательные результаты молекулярных методов исследования.

    рNo(mol+): нет гистологических признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов; положительные результаты молекулярных методов исследования.

    рN1 – метастазы в 1 – 3 подмышечных лимфатических узлах на стороне поражения и/или во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения с микроскопическими метастазами, определяемые при иссечении сторожевого лимфатического узла, но не выявленные клинически (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии):

    — рN1mi: микрометастазы (> 0,2 мм, но 2 мм;

    — N2b – клинически определяемые метастазы (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии), во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения, при отсутствии метастазов в подмышечных лимфатических узлах.

    рN3 – метастазы в 10 и более подмышечных лимфатических узлах на стороне поражения; или метастазы в подключичных лимфатических узлах на стороне поражения; или клинически определяемые (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии) метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при наличии одного и более поражённого метастазами подмышечных лимфатических узлов; или поражении более 3 подмышечных лимфатических узлов с клинически негативными, но микроскопически доказанными метастазами во внутренних лимфатических узлах молочной железы; или метастазы в надключичных узлах на стороне поражения:

    — рN3a: метастазы в 10 и более подмышечных лимфатических узлах, один из которых > 2 мм или метастазы в подключичных лимфатических узлах на стороне поражения;

    — рN3b: клинически определяемые (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии) метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при наличии одного и более поражённого метастазами подмышечных лимфатических узлов; или поражении более 3 подмышечных лимфатических узлов и внутренних лимфатических узлов с клинически негативными (при осмотре, УЗИ, КТ, МРТ, ПЭТ, но не при лимфосцинтиграфии), но микроскопически доказанными метастазами во внутренних лимфатических узлах молочной железы при стенцинальной биопсии;

    — рN3c: метастазы в надключичных лимфатических узлах на стороне поражения.

    Мх – недостаточно данных для оценки наличия отдаленных метастазов

    Мо – нет признаков отдаленных метастазов.

    М1 – имеются отдаленные метастазы, в том числе поражение кожи за пределами железы, в надключичных лимфатических узлах.

    На основании системы TNM определяют стадии рака молочной железы. В зависимости от стадии выбирают тактику лечения. Стадии рака молочной железы представлены в таблице.

    источник

    Рак молочной железы занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости женщин.

    Проблема роста числа злокачественных новообразований остается крайне актуальной во всем мире, и Приднестровье не является исключением. Профилактика и ранняя диагностика злокачественных новообразований являются залогом успешного лечения и выздоровления в онкологии. Профилактика онкологических заболеваний — приоритетное направление в работе Республиканского онкологического диспансера и врачей — онкологов республики. Основные задачи медицинской профилактики — это улучшение информированности населения о возможностях предупреждения развития новообразований, своевременном выявлении и лечении предраковых заболеваний, первых признаках злокачественных опухолей, а также мотивация на ведение здорового образа жизни. Важным звеном в этой деятельности является повышение онкологической настороженности среди населения Приднестровья.

    В мире октябрь впервые был назван месяцем борьбы против рака молочной железы в 1993 году. В настоящее время в проведении подобных акций принимают участие свыше 40 стран. Цель таких мероприятий — привлечь внимание женщин к проблеме рака молочной железы, расширить их уровень знаний о методах диагностики и лечения.

    Симптомы рака молочной железы:

    1. Пальпируемое образование, единичное или множественное, плотное, иногда с втяжением кожи в виде «лимонной корочки».
    2. Боли в области молочной железы.
    3. Увеличенные плотные подмышечные лимфатические узлы: среди женщин с увеличением подмышечных узлов у 1/3-1/2 находят рак молочной железы.

    Диагностика рака молочной железы:

    1. Ежегодный осмотр врача-акушера-гинеколога
    2. Самообследование. Этот метод является наиболее дешевым в диагностике рака молочной железы.
    3. Маммография
    4. Аспирационная игольная биопсия. Используется для установления доброкачественных и злокачественных заболеваний.
    5. Открытая биопсия. Наиболее частая процедура в диагностике рака молочной железы выполняется под местной анестезией.

    Маммография показана всем женщинам в возрасте от 35 до 40 лет. При наличии факторов риска женщины в возрасте 40-50 лет должны проходить маммографию ежегодно или один раз в два года, а в возрасте старше 50 лет – ежегодно.

    Женщинам, относящимся к группам риска, рекомендована ежегодная маммография, начиная с максимально раннего возраста. Другие исследования: УЗИ, радиоизотопное сканирование, лимфография, флебография, биопсия.

    В 94 % случаев рак, выявленный на ранних стадиях, можно излечить полностью, сохранив здоровье пациенток. Основным скрининговым тестом рака молочной железы, доказавшим свою эффективность, является маммография.

    В каждой стране октябрь считают особенным месяцем, ведь в это время женщины могут проверить свое здоровье в рамках акции, предоставляющей возможность прекрасной половине человечества пройти обследование молочных желез.

    По сложившейся традиции в октябре в Приднестровье проходит республиканская информационная разъяснительная кампания по профилактике онкопатологии Месячник — это время, когда в республике проводится активная просветительская работа с женщинами. Врачи-онкологи особо акцентируют внимание на проблемах, связанных со здоровьем молочной железы, формированием мотивации у женщин следить за собственным здоровьем. Главная задача сегодня – это раннее диагностирование рака молочной железы.

    Главный онколог Министерства здравоохранения отметила, что будет проведен ряд мероприятий по всей республики: будут организованы «Дни открытых дверей» на базе лечебных учреждений здравоохранения республики. Врачи проведут обследование всех желающих на наличие опухолевых и предопухолевых образований молочных желез. Планируется проведение консультативных приемов врачей-онкологов на предприятиях республики с целью первичной профилактики онкопатологии молочных желез, выявления ранних признаков заболевания с распространением наглядной литературы и памятных брошюр. Планируется организовать выездные комплексные онкологические бригады врачей, состоящие из врача онколога, маммолога и гинеколога, в села. Создание выездных комплексных групп – это способ приближения специализированной помощи женскому населению районов, удаленных от профильного медицинского учреждения. «В прошлом году впервые были проведены такие выездные осмотры. Они показали свою эффективность и заинтересованность женщин из сельской местности, у которых не всегда есть возможность выехать к специалисту в город. В прошлом году мы выявили несколько случаев и своевременно отправили женщин на лечение» — отметила Алина Андреева.

    По статистике в нашей республике смертность от онкологических заболеваний занимает второе место, поэтому уделяется особое внимание профилактике, и тем более ранней выявляемости рака. Обращение к специалисту и своевременная постановка диагноза может спасти жизнь многим пациентам.

    источник