Меню Рубрики

Где лучше лечить рак молочной железы отзывы

Мне 31 год. Не знаю с чего начать и заранее извиняюсь если такая тема уже была, просто все темы про рак молочной железы в основном про мам, про старшее поколение, про уже конкретно лечение. А я вот со своей проблемой и сейчас в растерянности.
Полтора-месяц назад начались какие то боли в левой груди. Немного тянущие, как постреливание. ну не постоянно, а так. Без привязки к менструальному циклу. Да, сразу скажу, детей нет, беременностей не было. Записалась в свою поликлинику по месту жительства к онкологу, но у нас как — запись за три недели, и это только за направлением на УЗИ МЖ, никакой консультации вообще я не получила, собственно и возможности задать какие либо вопросы не было, такое ощущение что пациенты идут потоком, по 3 минуты на каждую. УЗИ — тоже запись, но уже на сентябрь (а сегодня 19 августа), и то — мне должны позвонить из поликлиники, и дождусь ли я вообще этого звонка, я сомневаюсь что-то. То есть УЗИ как минимум только в сентябре.
Не то что я паникую. но что-то страшно реально. Вообще с чего начинают данные обследования? Онколог в местной поликлинике, а затем куда? Загуглила Онкологический диспансер есть у нас на Плахотного, вот по идее туда. но туда же надо направление от онколога, а у меня от местного онколога только направление на УЗИ, и то я вот должна дождаться звонка по очереди на это УЗИ. а время то идет(
Обращаться в платные клиники? Их много, и если честно. не очень у меня доверие к платной медицине, тк. я сталкивалась с платной гинекологией, ну как ни странно впечатления нехорошие.
Что вообще делать то и куда бежать? (

Что усугубляет ситуацию — у матери (64 года), ровно год назад был рак молочных желез, поздно выявили, сделали операцию с удалением груди, мама живет, лечится, довольно активный образ жизни ведет. Такая вот история. Но по ряду психологических причин (это вообще отдельная история) я не могу задать все вышеперечисленные вопросы ей. Это звучит странно, но спросить у нее я не могу.

Обратиться к местному терапевту? но она пошлет меня к онкологу, к которому я собственно и ходила сегодня.

почитала , делают маммографию для выявления на ранней стадии, но опять же, это же надо направление, а у меня пока только направление на УЗИ.

в общем я в полнейшей растерянности. Извините за это нелогичный пост и сумбур в вопросах. Каких-то знакомых которые проходили бы через все это у меня нет.

Вернуться к началу

На сайте с 12.07.08
Сообщения: 44757
В дневниках: 5338
Откуда: Новосибирск, Октябрьский район, Плющихинский ж/м, Татьяны Снежиной

Добавлено: Пт Авг 19, 2016 20:40
miss-Alice
Я бы сделала платное УЗИ груди. Уточните, его лучше делать на определенный день цикла.
И можно сдать кровь на онкомаркеры. Я в Инвитро сдавала, может, где подеешвле

Добавлено спустя 1 минуту 27 секунд:

miss-Alice
Терапевт сначала вас также, отправит на УЗИ, на кровь/мочу и т.п. А потом уже, если сочтет нужным ,к онкологу. Вобщем, много времени пройдет.
Можно еще через гинеколога, но тоже все обследования будут для начала

Крис11
Аспирант Сибмамы

На сайте с 19.02.12
Сообщения: 3764
В дневниках: 54
Откуда: Новосибирск, Ленинский

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 8:01
miss-Alice
Вам онколог что сказал? Грудь щупал? Новообразование или выделения есть?
Думаю вы рано тревожитесь. Подождите спокойно узи, или платно все таки сходите для успокоения, в районе 500р будет стоить наверно.
Лилия Лия
Онкомаркеры-выкачка денег, недавно рассказывали в одной передаче. Иначе бы и в обычной ПК направляли на них.

Самое информативное-маммография. Раз не назначили, значит пока ложная тревога.

Вернуться к началу

На сайте с 12.07.08
Сообщения: 44757
В дневниках: 5338
Откуда: Новосибирск, Октябрьский район, Плющихинский ж/м, Татьяны Снежиной

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 8:57
Крис11
Онкомаркеров бесплатных нет.
Поэтому, на них и не отправляют

Благодарностей: (1)

Крис11
Аспирант Сибмамы

На сайте с 19.02.12
Сообщения: 3764
В дневниках: 54
Откуда: Новосибирск, Ленинский

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 14:31
Лилия Лия
Онкомаркеры могут быть информативны в том случае, когда человек уже болел раком. Это как вариант проверки на рецедив.
Просто у меня свекровь так вбухала энную сумму денег, когда сначала сдала этот анализ, и он оказался положительным. Потом в спешном порядке прошла обследование всего-от узи до мрт. Никакой онкологии нигде замечено не было, слава Богу.
Так что онкомаркеры уж точно не то, с чего надо начинать, имхо.
Вернуться к началу

На сайте с 17.04.10
Сообщения: 315
В дневниках: 2222

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 20:37
Лилия Лия
Спасибо
ну вот сейчас пока буду наверное ждать УЗИ, или поищу платно. Хотя я так поняимаю, если идти в платную клинику, надо сначала потйи к ним же просто на прием, ну за направлением

Добавлено спустя 9 минут 55 секунд:

Крис11
выделений нет вообще, кроме того грудь у меня правтически нулвого размера. никаких изменений чисто внешне нет. Но вот эти периодически возникающие тянущие ощущения, постреливания в левой груди как то настораживают (мягко говоря) .

Онколог грудь смотрел, но очень поверхностно. Прямо вот вообще секунды 2 это заняло. На моей памяти лет 8 назад я посещала платно маммолога (я уже не помню по какому пводу. гинеколог что ли послала, жалоб в то время у меня не было), так вот там он грудь и прощупывал. и из сосков пытался что-то выдавить.

плохо ,что как я поняла без направления от местного оконлога невозможно обратиться напрмер в онкоцентр, который на Плахотной

Вернуться к началу

На сайте с 12.07.08
Сообщения: 44757
В дневниках: 5338
Откуда: Новосибирск, Октябрьский район, Плющихинский ж/м, Татьяны Снежиной

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 20:52
miss-Alice
В платную клинику на УЗИ можно сходить без каких-либо направлений
Кариша-76
Аспирант Сибмамы

На сайте с 09.09.11
Сообщения: 4245
В дневниках: 3
Откуда: Новосибирск

Добавлено: Сб Авг 20, 2016 21:32
Сходите в маммологический центр «Вера» на левом берегу к Ткачук О.А.- замечательный врач-онколог-маммолог!
Прием 1000р превичный, потом вроде 600 р.
А вообще план обследования таков.

1. УЗИ молочных желез (можно сделать в ВЕРЕ, там дешево, можно в любом центре, в Алмите, в Евромедклинике, Биовере.. УЗИ мол.желез делается с 5 по 10 день цикла.
2. Если на УЗИ что-то не так, назначают маммографию. В любом платном центре (Евромедклиника, диагн. центр на горбольнице, диагностический центр ЖЕЛезнодорожной больницы. Можно платно сделать в 1 поликлинике- всего 600 р вроде, но снимки не отдают, только описание и диск). Также с 5-10 день цикла делают маммографию.

3. Если что-то не так, врач назначит (или даже в рекомендациях УЗИ и мамографии пишут) пункцию. Пункцию делать надо под контролем УЗИ. БЕСПЛАТНО пункции под контролем УЗИ в Новосибирске не делают. Только без контроля (могут сделать в поликлинике, могут в онкодиспансере на горбольнице).
Цены ну оочень разные! от 1200 до 2800.
В «Вере» стоит 1200. Врач Ткачук берет очень бережно, все объясняет. Через 4 дня- результат. Нужно делать с 5 по 13 день цикла.

Еще мне понравился онколог-маммолог Проскура в центре Наедине на Б.Хмельницкого. Он оперирует на горбольнице в онкодиспансере. Прием 1200 вроде первичный.
А Ткачук- в областном онкодиспансере.

Можно попытаться все сделать бесплатно, мне в моей поликлинике это не удалось, увы. Маммографию назначили на 25 день цикла )так очередь подошла), ехать из Заедьцовского аж в Ленинский район почему-то..УЗИ у нас бесплатно делают только на горбольнице в диагн. центре..ждать 3-4 месяца, и опять день цикла может не совпасть.
Пункцию же, как я уже написала, под контролем УЗИ в принципе бесплатно не делают.

На онкомаркеры пока смысла нет никакого сдавать.

Добавлено спустя 7 минут 54 секунды:

miss-Alice

Цитата:
если идти в платную клинику, надо сначала потйи к ним же просто на прием, ну за направлением

Не надо никаких направлений на УЗИ. Просто звоните и записываетесь, только день цикла подгадываете. Я делала в Алмите у врача Самарской. В евромедклинике хорошо делают.

И прежде чем идти на прием к маммологу- ОБЯЗАТЕЛЬНо сделайте УЗИ! Чтобы прийти с результатами уже..и не платить за повторный прием.

источник

Екатерина М (27 Январь 2018 — 17:07) писал:

  • Элина С
  • Пользователи
  • 47 сообщений

Маша1212 (27 Январь 2018 — 17:15) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

Элина С (27 Январь 2018 — 17:22) писал:

  • Оличка Санкт-Петербург
  • Пользователи
  • 1 619 сообщений
  • Город Санкт-Петербург

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

Оличка (27 Январь 2018 — 18:17) писал:

  • Елена1952
  • Пользователи
  • 695 сообщений

Маша1212 (27 Январь 2018 — 18:49) писал:

  • Елена2505
  • Пользователи
  • 33 сообщений

Маша1212 (27 Январь 2018 — 17:37) писал:

  • ЕленаМ
  • Пользователи
  • 2 054 сообщений

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

Елена2505 (27 Январь 2018 — 20:59) писал:

  • Панкова Елена
  • Пользователи
  • 438 сообщений

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • Панкова Елена
  • Пользователи
  • 438 сообщений

  • СветикМ
  • Пользователи
  • 174 сообщений

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • Оличка Санкт-Петербург
  • Пользователи
  • 1 619 сообщений
  • Город Санкт-Петербург

  • Панкова Елена
  • Пользователи
  • 438 сообщений
  • ЕленаМ
  • Пользователи
  • 2 054 сообщений

Маша1212 (27 Январь 2018 — 22:45) писал:

источник

Хотела бы выразить свою благодарность за безупречно проведенную операцию по удалению фиброаденомы молочной железы хирургом онкологом Ворстом Вадимом Николаевичем и его командой врачей и медицинского персонала в клинике Москворечье 8 апреля 2019 г..

Особая благодарность врачу анестезиологу-реаниматологу Жукову Сергею Александровичу, медицинской сестре Светлане (если я правильно запомнила имя этой прекрасной, заботливой, улыбчивой женщины после наркоза) и всем сотрудникам клиники.

осещая медицинские учреждения нашего города в течение своей жизни ни разу нигде не смогла отметить такой высокий градус человеческого, заботливого отношения к пациенту. Забота, настрой на быстрое, гармоничное восстановление исходило даже от стен этой клиники, от уютной палаты, безупречной чистоты всех помещений, где я побывала, качества и чистоты пастельного белья, полотенец и их количества (3 полотенца на пациента, невероятно!), сервировки и качества еды, словом, всех тех мелочей, в которых, как известно, кроется не скажем кто! 🙂

Здесь все не так, как в других клиниках, и, тем более, в государственных больницах. Здесь везде разрыв шаблонов.

Врач, хирург, который должен, казалось, просто резать, удалять, и строго сказать: следующий! — вдруг, неожиданно, начинает с тобой разговаривать, объяснять процедуру, вносить ясность, успокаивать, улыбаться и думать вслух о том, как бы сделать операцию так, чтобы не остался шрам. Нет, в это просто невозможно поверить! Пациент, то есть я, уже настроился услышать страшилки на тему того, как он, пациент, не прав, потому что пришел поздно, чем чревато это его, пациента, состояние, как плохо может закончится такое отношение к телу — в общем, тот набор негатива и нагоняемого на пациента страха, с которым я лично сталкивалась при разговоре с врачами за всю мою жизнь. А тут у хирурга возникает один вопрос — как же сделать операцию безупречно, красиво, чтобы шва было не видно? О том, что все пройдет хорошо, Вадим Николаевич Ворст даже тени сомнений не оставил. Это был волшебный прием — консультация, после которой я тут же записалась на операцию: без страха за последствия, с абсолютным доверием к врачу-хирургу наивысшей — уже для меня — категории. Это был самый позитивный медицинский шок в моей жизни.

Вадим Николаевич, огромное Вам спасибо, низкий поклон за Ваш труд, Вашу чуткость, Ваше доброе отношение, Ваш правильный настрой на исход операции и восстановление, Вашу заботу!

А врач-реаниматолог? Сергей Александрович Жуков, огромное спасибо Вам за деликатность, заботу, сладкий сон во время и после операции 🙂 Спасибо Вам за поддержку, заботу и понимание, проявленное во время обхода в ночное дежурство в день операции. Я чувствовала полную уверенность в том, что если какие-то неожиданности, будет к кому обратиться и получить надежную помощь.

Огромная благодарность медицинский сестре Светлане за профессиональные руки, такт, нежное отношение к пациенту, улыбки, добрые пожелания, за интонации и тембр голоса, когда приходилось меня будить (мелочь, но как же приятно!), за помощь, сочувствие и заботу.

Выражаю огромную благодарность сотрудникам буфета, за чуткое, внимательное отношение ко мне во время подачи еды, за чудесную сервировку ужина и завтрака — я этого не могла не заметить. Вот это все вместе поднимало мне настроение, а значит, гарантировало быстрое восстановление здоровья!

А еще отмечу, что была приятно удивлена наличием на прикроватной тумбочке питьевой воды, чая хорошего качества в пакетиках в достаточном количестве, сахара и… бумаг для записи с ручкой! Высший пилотаж проявления клиникой заботы и уважения к пациенту.

И еще. Спасибо незнакомому доктору, к которому я обратилась с просьбой подсказать дорогу на выход, при выписке из клиники, заблудившись в коридоре. Добрый доктор не только показал мне дорогу, но и галантно открыв мне дверь и проводив до выхода, спросил, как я себя чувствую. Так же не бывает, это же сказка, параллельная медицинская реальность, верно, удивительные люди клиники Москворечье?

Огромное спасибо, любимая клиника Москворечье!

P.S. я нашла на сайте незнакомого доктора на первом этаже — это был Деревенец Владимир Алексеевич! Ура! И Вам лично моя благодарность, Владимир Алексеевич!
Вы все там чудесные! 🙂

Что такое Дарсонваль и Дарсонвализация

Дарсонвализация — это лечебное воздействие переменным током высокого напряжения на тело человека через наполненный газом стеклянный электрод. Воздействие происходит импульсными переменными синусоидальными токами высокой частоты (110—400 кгц), высокого напряжения (около 20 кВ), но малой силы (до 100—200 мА).
Метод дарсонвализации в электротерапии назван по имени французского физиолога Жака Арсения д`Арсонваля (Jaques-Arsene d’Arsonval … – показать

). Также по имени этого французского физиолога называют прибор для дарсонвализации — Дарсонваль. Часто Дарсонваль ошибочно называют Дарсенвалем, Дорсенвалем, Дарсанвалем и т.д.

Жак Арсений д`Арсонваля — французский физиолог, родился в 1851 г., окончил образование в Париже со степенью доктора медицины в 1877 г., в 1882 г. назначен директором биологической лаборатории, для него же основанной в Ecole des hautes tudes. Напечатал ряд работ о животной теплоте: «La production de la chaleur chez divers animaux», «L’influence de la temprature du milieu ambiant», «L’origine de la chaleur animale» (1883—84). д`Арсонваль впервые изучил терапевтическое влияние высокочастотного электрического тока на организм человека и предложил применять его в лечебной практике в 1891 г.

В настоящее время Дарсонвализация успешно используется в дерматологии, косметологии, хирургии, урологии, гинекологии, невропатологии, лечении заболеваний внутренних органов и т.д.

Благодаря применению аппарата Дарсонваля Корона улучшается кровообращение, активизируются биохимические обменные процессы в коже и под ней, усиливается питание тканей и снабжение их кислородом, понижается порог чувствительности болевых рецепторов к внешним раздражениям, что обеспечивает обезболивающий эффект.

При регулярном использовании аппарата Дарсонваля Корона улучшается деятельность центральной нервной системы, в частности сон, работоспособность; нормализуется тонус сосудов; проходят головные боли, усталость; повышается иммунитет организма.

Основными действующими факторами аппарата Дарсонваля являются высокочастотный ток, высоковольтный коронный разряд, тепло, выделяющееся в тканях организма и в области коронного разряда, незначительное количество озона и окислов азота, слабое ультрафиолетовое излучение, генерируемое коронным разрядом, слабые механические колебания надтональной частоты в тканях (осциляторный эффект).

Различают местную и общую дарсонвализацию.
Местная дарсонвализация основана на подведении высокого напряжения к коже через вакуумный электрод, в котором воздух либо разрежен, либо выкачан полностью. Небольшое напряжение, вызывающее ионизацию воздуха, способствует развитию тихого электрического разряда и широко применяется при контактной методике воздействия. При увеличении напряжения возникает вторичная самостоятельная ионизация воздуха с образованием искрового разряда как с местными тканевыми изменениями, так и с эффектом прижигания мощной искрой при высокой температуре, что используется как дистанционный метод воздействия (прижигание сосудов, пустул, лифтинговая методика).

Действующими факторами местной дарсонвализации являются импульсный высокочастотный ток, проходящий через тело пациента, и электрический разряд, возникающий между кожей пациента и электродом; общей дарсонвализации — вихревые высокочастотные токи, наведённые в поверхностных тканях пациента по закону электромагнитной индукции.

При дарсонвализации изменяются физико-химические процессы в тканях, в результате при местной Дарсонвализации улучшается деятельность центральной нервной системы, трофика тканей, обменные процессы, кровообращение,повышается фагоцитарная активность лейкоцитов.

Ответная реакция на воздействие высокочастотного тока аппарата Дарсонваля при местной дарсонвализации носит локальный или сегментарный характер. Кратковременный спазм сосудов сменяется расширением их просвета, улучшается циркуляция крови и лимфы, снижаются явления венозного застоя, рассасываются воспалительные очаги, улучшается тканевой кровоток с повышением содержания кислорода в коже. Тихий разряд, а в большей степени искровой оказывают бактерицидное действие.

Угнетается чувствительность нервных периферических рецепторов с блокадой нервных импульсов в центральную нервную систему, что, вероятно, связано с влиянием высокочастотного тока на нервные окончания. Снижается функция потовых и сальных желез. Через час после проведенной процедуры выявляется гиперемия, лейкоцитарная инфильтрация с умеренным отеком дермы, которая исчезает через сутки.

Местную Дарсонвализацию применяют при невралгии,неврите слухового нерва, миалгии, головных болях, кожном зуде, вагинизме, при начальных стадиях облитерирующих заболеваний сосудов, варикозном расширении вен голени, геморрое, незаживающих ранах и язвах, обморожениях 1-й и 2-й степеней и особенно часто как средство косметики,избавление от угревой сыпи, омоложение приувядающей кожи лица.

При общей дарсонвализации пациента в сидячем или лежачем положении помещают в клетку Д’Арсонваля — катушку колебательного контура. Общая дарсонвализация замедляет свертываемость крови, понижает артериальное давление, нормализует тонус сосудов мозга, устраняет головные боли, утомляемость, улучшает сон, повышает работоспособность, улучшает деятельность ЦНС и кровообращение капилляров, артерий, вен. Аппарат Дарсонваля cнимает спазмы сосудов, повышает иммунитет организма.

Общую Дарсонвализацию применяют при гипертонической болезни 1-й и 2-й степеней, неврастении с повышенным возбуждением, при плохом сне, некоторых болезнях обмена веществ.

Дарсонвализация противопоказана при кровотечении, лихорадке, сердечно-сосудистой недостаточности и индивидуальной непереносимости. Не стоит также перед процедурой обрабатывать кожу спиртовыми лосьонами, которые могут вспыхнуть.

В зависимости от области воздействия больного усаживают на стуле или укладывают на кушетке. Обнаженный участок тела припудривают тальком (за исключением волосистой части головы) и в течение всей процедуры перемещают по нему электрод. Влагалищный, ректальный, ушной и носовые электроды на время процедуры фиксируют в одном положении.

Дарсонвализация волосистой части головы.

Положение больного — сидя. Из волос удаляют металлические заколки и волосы расчесывают. Гребешковый электрод медленно и плавно передвигают по волосистой части головы ото лба к затылку, а если волосы короткие, то и в обратном направлении. Воздействие производят при малой мощности в течении 8—10 минут, ежедневно или через день.

Курс лечения 20—30 процедур.

Положение больного — лёжа или сидя, в последнем случае голову фиксируют с помощью подголовника. Методика процедуры контактная. Цилиндрический или конусообразный электрод плавно передвигают по коже века при закрытых глазах. Воздействие производят ежедневно или через день при малой мощности, начиная с одной минуты, увеличивая длительность процедуры на одну минуту, доводят ее до пяти минут.

Курс лечения до 15 процедур.

Дарсонвализация наружного слухового прохода.

Положение больного лежа или сидя. В последнем случае голову фиксируют при помощи подголовника. Из мочек ушей удаляют клипсы, серьги. Методика процедуры контактная. Ушной электрод на 1—1,5 см. вводят в наружный слуховой проход, оттягивая ушную раковину вверх и назад. Электрод находится там до окончания процедуры.

Воздействие проводят ежедневно или через день при малой мощности в течении 5—7 мин. Курс лечения до 25 процедур.

Дарсонвализация полости носа.

Положение больного — лежа или сидя. Носовой электрод поочередно вводят в правый и левый носовой проход на глубину до 2—2,5 см. Методика процедуры контактная. Воздействие производят при малой и средней мощности по 2—3 мин. на каждую ноздрю. Курс лечения 10—15 процедур

Процедуру проводят десенным электродом, вводя его конец в ротовую полость и медленно передвигая вдоль десен, не касаясь зубов. Накапливающуюся во рту слюну необходимо проглатывать или сплевывать. Необходимо помнить, что, во избежание неприятных ощущений, вызываемых искровым разрядом, следует предварительно выводить регулятор мощности разряда на минимум и лишь затем удалять конец электрода с десны. Процедуры проводят ежедневно или через день при мощности, вызывающей ощущение слабого или умеренного тепла. Продолжительность воздействия 5—10 мин. на каждую челюсть.

Курс лечения 10 -12 процедур.

Дарсонвализация височно-нижечелюстного сустава.

Положение больного — лёжа на боку или сидя. В последнем случае голову фиксируют с помощью подголовника. Методика процедуры дистанционная или контактная. Грибовидный электрод перемещают круговыми движениями над областью сустава и на 5—8 см вокруг него с воздушным зазором 5—10 мм при средней или большой мощности в течении 3—5 минут. Воздействие проводят ежедневно.

Курс лечения до 10 процедур.

Дарсонвализация области лица.

Положение больного — лёжа или сидя. В последнем случае голову фиксируют с помощью подголовника. Методика процедуры контактная или дистанционная (по показаниям). Грибовидный электрод медленно, круговыми движениями перемещают от от волосистой части головы до подбородка и от середины носа до ушей поочередно с одной и другой половины лица. Воздействие производят ежедневно или через день по 5—10 минут. Мощность воздействия — до появления ощущения слабых покалываний и тепла.

Курс лечения 15—30 процедур.

Дарсонвализация воротниковой области.

Положение больного — лёжа или лучше сидя. Грибовидный электрод перемещают по поверхности шеи, надплечий, под- и надключичных областей, верхней части спины — от шеи до шестого грудного позвонка сзади. Методика процедуры дистанционная с небольшим воздушным зазором. Воздействие производят ежедневно или через день при средней мощности в течение 10—15 минут.

Курс лечения по 10—15 процедур.

Дарсонвализация верхней конечности.

Положение больного — сидя. Полусогнутую в локтевом суставе руку укладывают на стол. Методика процедуры контактная или дистанционная с воздушным зазором 5—7 мм. Грибовидный электрод вращательно-поступательными движениями перемещают от кисти до плеча и далее на шейную и грудную часть до шестого грудного позвонка. Воздействие производят ежедневно или через день при средней мощности в течении 10—15 минут.

Курс лечения 15 процедур. При двустороннем поражении воздействие чередуют при сохранении указанных параметров.

Дарсонвализация сердечной области.

Положение больного — лежа на спине. Методика процедуры контактная. Грибовидный электрод перемещают продольно-круговыми движениями по коже грудной клетки слева и по зоне, ограниченной сверху ключицей, снизу — реберной дугой, справа — грудиной, слева — передней подмышечной линией. На сосок и пигментированную кожу вокруг не воздействуют. Воздействия проводят ежедневно или через день при средней мощности в течении 8—12 минут..

Курс лечения 10—15 процедур.

Дарсонвализация молочной железы.

Положение больного — лежа на спине. Методика процедуры контактная. Сосок и окружающую пигментированную кожу изолируют одной-двумя марлевыми салфетками. Грибовидный электрод перемещают круговыми движениями по коже молочной железы. Такое же воздействие при необходимости проводят и на вторую железу. Процедуры проводят ежедневно или через день в течении 10 минут на каждую железу. Мощность воздействия — до появления ощущений слабых или средних покалываний и тепла.

Курс лечения 10—15 процедур.

Дарсонвализация межреберной области.

Положение больного — лежа на боку или сидя. Методика процедуры дистанционная с небольшим воздушным зазором. Грибовидный электрод перемещают над соответствующими ребрами от позвоночника к грудине. Воздействия проводят ежедневно при средней или большой мощности в 8—10 минут..

Курс лечения 10—15 процедур.

Положение больного — лежа на животе. Методика процедуры контактная или дистанционная с воздушным зазором 3—6 мм. Грибовидный электрод перемещают слева и справа вдоль позвоночного столба от крестца до шеи. Воздействие производят по 6—8 минут при средней или большой мощности.

Курс лечения 10—15 процедур.

Дарсонвализация области солнечного сплетения.

Положение больного — лежа на спине. Методика процедуры контактная. Грибовидный электрод перемещают продольно круговыми движениями по коже живота в зоне, ограниченной сверху мечевидным отростком, снизу линией, проходящей на 3—4 см ниже пупка, в стороны на 5—7 см. Воздействия проводят ежедневно в течении 10 минут при средней мощности.

Курс лечения 12—15 процедур.

Дарсонвализация области толстого кишечника.

Положение больного — лёжа на спине. Методика процедуры контактная или дистанционная. При дистанционной — создают зазор 3—6 мм. Грибовидным электродом воздействуют на кожу нижней части живота в зоне, ограниченной снизу паховыми складками, сверху — линией проходящей через пупок. Воздействие проводят ежедневно или через день в течение 15—20 минут при средней либо большой мощности.

Дарсонвализация прямой кишки.

Предварительно очищают кишечник. Положение больного — на боку с приведенными к животу ногами. Методика процедуры контактная. Ректальный электрод, смазанный вазелином, вводят вращательными движениями в прямую кишку на глубину 4—6 см и фиксируют, накладывая под и над резонатором мешочки с песком. Воздействия проводят ежедневно или через день при мощности, вызывающей субъективное ощущение легкого тепла. Начинают с 5 минут, постепенно прибавляя по 2 минуты, доводят продолжительность до 15 минут.

Курс лечения 15—30 процедур.

Электрод грибовидной формы плавно перемещают сначала по пояснично-кресцовой области, а затем при положении больного на спине — по промежности и внутренней поверхности верхней и средней третей обоих бедер. Мощность воздействия до появления ощущений слабого или среднего покалывания и тепла. Процедуры

продолжительностью до 15—20 мин приводят ежедневно или через день, до 20 на курс лечения.

Положение — на спине с разведенными, полусогнутыми ногами, для чего в подколенную область подкладывают небольшие валики. Вагинальный электрод, смазанный вазелином, вводят во влагалище на глубину 10—12 см и фиксируют мешочками с песком. Воздействие ежедневно в течение 10—15 минут при мощности, вызывающей слабое тепловое ощущение.

Дарсонвализация при повреждении кожи (рана, язва, ссадина)

Положение больного — удобное для проведения процедуры. Электрод выбирают в зависимости от размера очага поражения. При обширной ране используют электрод грибовидной формы. Методика процедуры дистанционная с воздушным зазором 3—6 мм. Вначале в течение 3—5 минут воздействуют на кожу, окружающую очаг повреждения в радиусе 5—8 см., затем 1—3 минуты непосредственно очаг, а в конце — 3—5 минут на соответствующий сегмент спинного мозга. Если рана закрыта повязкой, то процедуры проводить непосредственно после перевязки, перемещая электрод по поверхности бинта. Воздействия проводят в дни перевязок при малой или средней мощности в течение 10—12 минут.

Курс лечения 10—15 процедур.

Методика процедуры дистанционная. Электрод для коагуляции удерживают над разрастанием кожи с воздушным зазором. 1,5—2 см.

Воздействие проводят один раз в 5 дней при большой мощности. Курс лечения 3—5 процедур.

Дарсонвализация при лечении заболеваний дыхательной системы.

Положение больного сидя. Методика процедуры контактная или дистанционная. Малый грибовидный электрод перемещают вдоль крыльев носа в течении 5мин. Затем обрабатывают 3—5 мин. носогубную складку. При этом следует глубоко дышать озонированным воздухом. Поле этого обрабатывается передняя поверхность шеи линейным перемещением электрода вниз и вверх в течении 5 мин. То же повторяют для задней поверхности шеи.Методика применяется при лечении трахеитов, бронхитов, бронхиальной астмы, катаров верхних дыхательных путей различной природы. Воздействие проводят каждый день или через день при средней мощности. Курс лечения 8—12 процедур.

Дарсонвализация мышц, сухожилий, суставов

Воздействие проводят большим грибовидным электродом. Методика процедуры контактная. Плавными продольными или круговыми движениями перемещают электрод по поверхности кожи в районе поражения. При процедуре можно обрабатывать до четырех участков.

Воздействие проводят ежедневно или через день при большой или средней мощности. Время процедуры 5—8 мин. на один учас

источник

Читайте вот этот форум на вумен — Подскажите! Рак молочной железы! 5 стр.

Девочки, дорогие, кто еще жив!
С праздником вас. Желаю вам крепкого здоровья, счастья, успехов в борьбе с врагом. Дай вам Бог всего самого наилучшего.

да я прекрасно понимаю как у нас в России всё происходит. сплошная коррупция и враньё..Но у нас в больнице герцептин назначают не тем у кого уже рецедив ,а у кого нер +++и без метастазов..У нас трудней инвалидность сделать . а без нееёё не кто его не выпишет..моя подруга прокапала его без проблем и ей его сразу выписали как она сделала инвалидность. И у неё слава Богу нет и не было метостаз.И стадия 2а опухоль не большая только вот сто этот нер. Ксю бери себя в руки и иди добивайся ..всё будет хорошо моя подруга два года с таким нером живёт и всё отлисчно ,тьфу тьфу чтобы и так дальше было. И у всех у нас тоже . Кстати она общалась в больнице у кого такой нер был три плюса и есть люди ,которые живут долго и успешно лечатся.

Ксюша,мне кажется все должны знать этого доктора,который отеки убирает,вы уж потом откройтесь.:)) спасибо.

Девочки, дорогие, кто еще жив!
С праздником вас. Желаю вам крепкого здоровья, счастья, успехов в борьбе с врагом. Дай вам Бог всего самого наилучшего.

Алла Анатольевна, миленькая! Как я рада вас тут найти. Читала всю ветку форума мастопатия, вы перестали там писать в 2012 году.. Какое счастье, что вы тут. Где с вами можно пообщаться в сетях. Очень жду весточки от вас! Вы меня пока ещё не знаете)))

Девочки посоветуйте,при удалении молочной железы был поставлен экспандер,закачали 300мл, грудь покраснела, назначили антибиотики.Что можно прикладывать к груди чтобы снять воспаление?

Девочки посоветуйте,при удалении молочной железы был поставлен экспандер,закачали 300мл, грудь покраснела, назначили антибиотики.Что можно прикладывать к груди чтобы снять воспаление?

Дорогие женщины! Напишите кто делал реконструкцию груди трам-лоскутом с живота. Я делала около года назад. У меня постепенно растет выпячивание сальника в районе желудка, кривой живот и выпячивание в одну сторону в районе лобка. Это грыжа, я так понимаю. Кто делал пластику в такой ситуации?

Дорогие женщины , прошу отозваться всех кто пострадал и их родственников от деятельности психолога Арбузова А.М. Перебрался он сейчас В Адлер. В январе я был свидетелем как он доучил человека почти до смерти и отправил умирать домой. 1 марта этот человек умер.

Ваш текст
да в этом году в 33 но в отделении общей онкологии — там прекрасный хирург Пульников Сергей Александрович. сначала укол потом в операционную, там общение только с анестезиологом — так что хирурга и не видела

Мне 25 лет. Я обнаружила у себя в молочной железе уплотнение. На нескольких УЗИ мне говорили, что это жировая долька но всё же нужна консультация маммолога. Обратилась за ней к Пульникову С.А. Выбрала его по территориальности и хорошим отзывам. Врач при осмотре данного уплотнения с ходу сообщает о том, что это не жировая долька а фиброаденома и ее нужно обязательно удалить. Услышав, что я планирую беременность говорит, что ни в коем случае этого нельзя делать пока не удалишь. Расписывает мне кучу анализов которые нужно сдать перед операцией и собственно «приглашает» на нее к себе. Естественно я хотела перепроверить данную информацию и обратилась к другому маммологу. Он сказал, что так как маммографию в таком возрасте делать нельзя, нужно сделать пункцию данного уплотнения чтобы точно узнать, что это такое. Под УЗИ мне сделали пункцию. Было абсолютно не больно. Уже на УЗИ и врач и узист были практически уверены, что это липома(жировик) но всё же для точного диагноза мы сделали пункцию. Через неделю пришел результат, что это жировик. В итоге решение врача было такое, что не нужно его оперировать до тех пор пока не начнет расти так как данный размер не является показанием к удалению. Просто под наблюдением. Поэтому как хирург Пульников С.А. может и хороший но вот ставить диагноз и звать на операцию только на основании осмотра руками- это как минимум странно. Так что проверяйте всегда у нескольких врачей все свои «болячки».

источник

Регистрация: 22.11.2012 Сообщений: 13 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Здравствуйте! Столкнулись с совершенно безумной ситуацией — не можем найти районного онколога, и не можем найти того, кто знает как это сделать. Проживаем в САО, в районной поликлинике терапевт обхамила и спросила «что вы от меня хотите», другие врачи сказали что попробуют узнать «по своим каналам». Онкодиспансер 2 сказал,что принимает только с диагнозом, а установить его должен онколог. То есть чтобы попасть на прием к онкологу нужно направление от этого онколога. Замкнутый круг.
В 1 диспансере на Бауманской требуют направление от онколога, и вообще это не их район. Не понятно, как и где его искать.
Опухоль у бабушки большая, выросла за лето, пока та была на даче. Ничего не говорила. На маммографии сказали,что снимок делать сложно — сплошной камень. То есть онкология явная, дежурный врач поставила диагноз «С-2 (?) молочной железы. А что делать дальше тоже не знает, выдала направление во 2 диспансер, куда не приняли. Написал письмо в департамент здравоохранения, может там кто знает, где найти врача в Москве. Хотя не факт.
Куда бежать-то, подскажите!?

Регистрация: 20.03.2008 Сообщений: 25 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Обычно районный онколог в онкодиспансере округа находится.В каждом АО есть свой диспансер. Я так понимаю, что у Вас вот этот:Онкологический диспансер № 2

м. Войковская, Старопетровский проезд, д. 6
150-17-25, 150-28-52 (справочная)

Я обращалась в Маммологический центр на Таганке.После биопсии мне дали направление в больницу.

Регистрация: 22.11.2012 Сообщений: 13 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Вот по этому номеру нас и послали.
Они говорят,что к ним только с диагнозом нужно идти.
Поставить диагноз должен онколог, который у них же и находится по идее.
В этом весь маразм ситуации.

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 20.03.2008 Сообщений: 25 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

В городской.
Если у Вас на руках направление в ОД, то настаивайте на приеме.Сходите к заведующему.Звоните в окружной отдел здравоохранения.Удачи и терпения!

Регистрация: 18.09.2005 Сообщений: 827 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

А что мешает обследоваться платно? Это не такие большие деньги. В 2005 прием в Герцена стоил 300 руб. Сейчас может стоить 600. Можете обратиться в Герцена, РОНЦ, 62 больницу. Я их все проходил без проблем в 2005 году без направления онколога. К районному онкологу попал уже после операции. А до этого даже не знал о его существовании.

Регистрация: 15.09.2012 Сообщений: 76 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Ник совершенно прав. Только он пишет о 2005,
а в 2012 тоже самое. И своего районного онколога я увидела
тоже после операции. После нехитрых обследований платно
в поликлинике (УЗИ, рентген, анализ крови. ) получаете
протокол на лечение, куда обратились. Затем с ним едете
за квотой м.Новослободская. Там дадут отрывной талончик
и по нему госпитализируют. В пятницу отвозила, в среду была
в больнице.

Регистрация: 22.11.2012 Сообщений: 13 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Слабоумие тетушек из всяческих регистратур и мешает.
Все, как одна, пели про обязательное направление от районного онколога.
При этом ни одна не знала как его отыскать. И информации нигде никто дать не мог. Только интернет, вот так и выяснили куда бежать.

Сообщение от %1$s писала:

Ну это можно и времена Хрущева вспомнить.
Сейчас обследоваться как нужно для операции, например на базе 62МГОБ, влетает примерно в 30 000 рублей.
Если лечиться там полностью платно, то сумма выходит почти сопоставимая с лечением заграницей. Что просто не имеет смысла.

Сообщение от %1$s писала:

Я бы тоже предпочел еще сто лет не знать о его существовании.

Сообщение от %1$s писала:

В Москве иметь московский полис и получать квоту на лечение в московской больнице — это просто за гранью здравого смысла.
Мне бы такое даже в голову не пришло, честно.

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 15.09.2012 Сообщений: 76 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Прохожий,
в 62-й б-це я могла бы лечиться только платно, т.к. живу
в ЮЗАО. А в РНЦРР на Калужской обследования в поликлинике
до операции не вышли за 10 000 руб. И это мне было по силам.
Поэтому и квоту пришлось получать, но это совсем не сложно.
В РНЦРР долго ждать первичного приема (за 2-3 недели запись,
быстрее не получилось), а дальше все было достаточно оперативно.

Регистрация: 22.11.2012 Сообщений: 13 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 12.08.2005 Сообщений: 1,762 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

1. Поиск рулит
2. Рекомендую зарегистрироваться в блоге.

Регистрация: 18.09.2005 Сообщений: 827 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 22.11.2012 Сообщений: 13 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

В общем, диагноз нам поставить не смогли. Предположили что это, но не уверены, крайне редкая опухоль. Отправили в онкодиспансер на Бауманской. Почитал про него отзывы, как о месте, куда ссылают помирать старушек.
В ММД у них там уже бланки готовые в этот диспансер, наверно для того,чтобы деньги не уходили в медучреждения других округов.
Порнография и идиотизм цветут буйным цветом.
Я, если честно, вообще не понимаю, как люди умудряются попасть на операцию. Или они записываются с 1 стадией, а госпитализируются с 3-й.
Потому что на перебирание никому не нужных бумажек можно потратить полгода, я так чувствую, посетив ряд больниц в Москве.
Если пытаться попасть в 62, хоть она и наша окружная, то нужно за месяц записаться к онкологу во 2-й диспансер, которая выпишет бумажку, с этой бумажкой надо ехать в 62, и тогда может быть еще через месяц положат.
Или скажут,что «ой, извините, это уже 5 стадия, ползите на кладбище» — я так понял, что это основная цель процедуры лечения онкологии в нашей стране.
Операцию нам рекомендовали срочно, времени на весь этот бред нет.
Приняли решение лечиться полностью платно. Наша полуафриканская медицина только в таком варианте на что-то способна, к сожалению. Иначе так и подохнешь с этими бумажками.

Регистрация: 28.01.2008 Сообщений: 207 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

источник

«Пациенты вообще могут поверить в любую чушь»

Октябрь во всем мире — месяц борьбы против рака молочной железы. Почему раком груди называют разные типы онкологии, как лечат их в России и почему при бесплатной медицине за лечение и анализы приходится платить? Что на самом деле значит диагноз «мастопатия»? Когда действительно стоит удалить грудь, как Анжелина Джоли, в целях профилактики? Всем ли надо делать генетические тесты на рак или не стоит тратить на это деньги?

The Village пригласил директора Фонда профилактики рака, онколога Илью Фоминцева задать профессиональные вопросы практикующему врачу, профессору Петру Криворотько — крупнейшему российскому маммологу, заведующему отделением опухолей молочной железы Национального онкологического центра имени Н. Н. Петрова.

Илья Фоминцев: Насколько онкологи могут влиять на смертность от рака молочной железы? Среди пациентов бытует такое мнение, что рак — это неизлечимая болезнь, а онкологи, напротив, постоянно «развенчивают этот миф».

Петр Криворотько: Я как раз отношусь к таким онкологам, которые этот миф не развенчивают. Впрочем, вот именно при раке молочной железы онкологи влияют на смертность, и влияют очень сильно. Да, рак неизлечим, но мы нередко можем перевести рак молочной железы в то состояние, когда он не повлияет на причину смерти. Мы можем отложить онкологическую историю на некоторый, довольно приличный период времени. И чаще всего этого периода хватает человеку, чтобы умереть от какой-то другой болезни, или, проще говоря, от старости.

— А в какой степени на эту отсрочку влияют действия онкологов, а в какой — биологические свойства самого рака груди?

— Да вообще-то, все влияет — и то, и другое. Впрочем, свойства опухоли влияют, наверное, больше, чем онкологи. Мы сейчас дошли до понимания, что рак молочной железы — это не один диагноз. Это маска, за которой скрывается огромное количество разных подтипов рака. Теперь мы даже начали думать, что научились их различать, хотя на самом деле это не совсем так. И наши успехи — это скорее доказательство нашего недостаточного понимания этой болезни. Есть представление у онкологов о том, что мы что-то знаем про рак молочной железы. Но в этом своем знании мы очень часто сталкиваемся с ситуациями, когда наши знания попросту не работают. Вот, например, мы знаем, что на поверхности опухоли есть молекулярный рецептор, мы даже имеем лекарство, которое этот рецептор может заблокировать, мы знаем, что при идеальном стечении обстоятельств у большинства таких пациенток мы сможем повлиять на размер опухоли. Но есть категория пациенток, у которых все есть: есть рецептор, есть молекула, а наше воздействие вообще никак не работает. Причин тут может быть огромное количество: может быть, мы неправильно определили этот рецептор, может быть, лекарство не очень хорошо работает. Но, скорее всего, все в порядке и с тем, и с другим, но есть какой-то третий фактор, на который мы пока никак не можем повлиять, поскольку вообще ничего о нем не знаем. Ровно так происходит с гормонотерапией рака молочной железы, которая применяется уже десятки лет. Идеальная, казалось бы, ситуация, чтобы вылечить пациентку. У пациентки есть опухоль, у опухоли есть рецепторы к половым гормонам. Мы блокируем эти рецепторы, гормоны не действуют на опухоль, и какое-то время опухоль не растет или не появляется вновь. Это может длиться месяцами, может годами. Но в какой-то момент опухоль начинает расти, не меняя своей биологии. Опухоль та же, лекарство то же, но оно не помогает. Почему? Не знаю.

Поэтому, если говорить о том, кто больше влияет на историю жизни и смерти — онколог или биология опухоли, я бы сказал так: онкологи пытаются влиять, и иногда им это удается. При раке молочной железы в большинстве случаев это удается.

Я не хочу сказать, что мы были шаманами, но на тот период мы недалеко от них ушли. При этом подавляющее большинство пациентов получали химиотерапию совершенно зря

— Раньше схем лечения рака груди было не так много, а сейчас их великое множество, и они подбираются для каждого пациента буквально индивидуально. На основе чего это происходит?

— История с эволюцией схем лечения вообще суперинтересная. Еще лет 10–15 назад все методы системной терапии рака были эмпирическими. Я не хочу сказать, что мы были шаманами, но на тот период мы недалеко от них ушли: мы тогда подбирали дозу, режим введения препарата, по большому счету никак не основываясь на биологических характеристиках опухоли. Еще 15 лет назад все клинические протоколы основывались только на статистических данных о том, как это снижает смертность у всех пациенток без разбору. И при этом подавляющее большинство пациентов получали эту терапию совершенно зря: она никак не влияла на их выживаемость. Самый яркий пример такого лечения — это адъювантная химиотерапия. Она проводится пациенткам, у которых уже нет никакой опухоли, мы ее хирургически удалили. И вот тут врач подходит к пациентке и говорит: «Вы знаете, Марьиванна, я блестяще провел операцию, у вас не осталось ни одной опухолевой клетки, но я вам назначу сейчас химиотерапию, от которой у вас вылезут волосы, вас будет тошнить, вы будете ненавидеть родственников, а родственники в итоге возненавидят вас. Это будет длиться шесть месяцев, и это вам поможет!»

И знаешь, что самое прикольное? Врач это говорил, абсолютно не зная, поможет или нет. Потому что, если мы возьмем оксфордский мета-анализ исследований адъювантной терапии рака молочной железы (это послеоперационная химиотерапия. — Прим. Ильи Фоминцева), по его результатам она действительно помогала. Но помогала только 10–12 % от всех пациенток. Фишка в том, что еще 15 лет назад врач не имел ни единого инструмента, чтобы заранее понять, кому она поможет, а кому нет. И вот, чтобы не потерять эти 10–12 %, ее назначали буквально всем!

С тех пор многое изменилось. Рак молочной железы тщательно изучили фундаментальные онкологи, и выяснилось, что рак молочной железы — это не одно заболевание. Это вообще разные болезни с разными биологическими характеристиками: с разным набором рецепторов на поверхности клеток, с разными мутациями внутри самой опухоли. И оказалось, что то лечение, которое проводилось раньше, эффективно только для определенных подтипов рака. И если это лечение применять в группе пациенток, которым оно не помогает, это не только не поможет, это ухудшит их состояние. Потому что она за просто так будет получать очень токсичное лечение. Химиотерапия — это ведь вовсе не витаминка.

Теперь уже есть такие термины, как «персонифицированная терапия», или «индивидуализация лечения». За этими словами фактически стоит стремление подобрать для конкретного пациента то лечение, которое — вероятно — будет для него эффективным в зависимости от биологических свойств конкретно его опухоли.

— Мы сейчас с тобой говорим по большей части о терапии рака груди. Но вот я хочу спросить тебя про хирургию. За последние годы объемы хирургического вмешательства при раке груди значительно уменьшились и продолжают уменьшаться. Нет ли такого шанса, что хирургию при раке молочной железы в скором времени можно будет и вовсе избежать?

— С одной стороны, действительно сейчас идут исследования о том, что есть подтипы опухолей, которые, скорее всего, вообще нет смысла оперировать, им достаточно будет подобрать схему терапевтического лечения. В MD Anderson Cancer Center уже год идет такое исследование, и, возможно, у нас они тоже будут (очень надеюсь, что мы найдем на них средства). Однако ожидать, что хирургия вообще исчезнет из маммологии в ближайшие десять лет, не стоит. Может быть, когда-нибудь у определенного биологического подтипа рака мы позволим себе не делать операцию.

— То, о чем ты рассказываешь: индивидуализация терапии, малоинвазивная хирургия рака груди. Насколько это вообще распространено в России?

— Страна у нас огромная. Есть центры, где блестяще лечат рак молочной железы, а есть центры, где медицина остановилась на Холстеде (операция Холстеда, калечащая операция большого объема при раке молочной железы. — Прим. И. Ф.). Я тут в одном диспансере спросил: «Сколько у вас выполняется органосохраняющих операций?» Они говорят: «Три». Спрашиваю: «Всего три процента. », — а мне в ответ: «Нет, три штуки в год». А так там всем делают Холстеда. Ты знаешь, моя любимая тема — биопсия сигнальных лимфоузлов, которую не просто не выполняют практически нигде в России. 90 % маммологов у нас считают, что это полная чушь!

— Расскажи немного об этом, пожалуйста, давай сделаем читателей более образованными, чем 90 % маммологов. Может, и врачей зацепим.

— Если коротко, это тест, который нужен для обоснованного уменьшения объема хирургического вмешательства. История такова: более 100 лет, чтобы вылечить рак молочной железы, удаляли первичную опухоль максимально широко и вместе с ней все лимфатические узлы, в которые чаще всего метастазирует рак. Для молочной железы — это подмышечные лимфоузлы. Так и делали: удаляли всю молочную железу и все подмышечные лимфоузлы. Считалось, что это лечебная процедура, которая положительно влияет на длительность жизни. После многих исследований оказалось, что в принципе это не сильно влияет на продолжительность жизни. Влияет биология опухоли, системная терапия. А вот удаление лимфоузлов практически не влияет на результаты лечения, при этом у большинства женщин на момент операции в лимфоузлах нет никаких метастазов.

И вот, представь себе, ты выполняешь операцию, а патоморфолог тебе говорит: «Ты выполнил блестящую операцию, удалил 30 лимфоузлов. И ни в одном из них нет метастазов!» Ты в этот момент можешь объяснить главному врачу, зачем ты это сделал, объяснить это своему коллеге абдоминальному хирургу (абдоминальные онкологи занимаются опухолями ЖКТ, как правило, меньше знают о биологии опухоли и гораздо больше о хирургии. — Прим. И. Ф.). Ты, разумеется, можешь объяснить это пациенту: пациенты вообще могут поверить в любую чушь. Но вот попробуй объяснить это себе! Зачем ты удалил 30 здоровых лимфатических узлов?!

Ведь это очень сильно влияет на качество жизни, это очень жестокая хирургическая травма. Рука со стороны операции после этого не сможет нормально функционировать, будет отечной. Ведь даже инвалидность пациенткам дают именно из-за этого — потому что рука плохо работает, а вовсе не из за отсутствия молочной железы!

При этом в большинстве случаев эта травма наносится совершенно зря. Скажу больше, она, скорее всего, выполняется зря всем. В реальности нам от лимфоузлов достаточно только знать, поражены они метастазами или нет, удалять их при этом, скорее всего, нет никакой необходимости, даже если они и поражены. И сейчас уже проходят исследования, которые это подтверждают.

Так вот, биопсия сигнальных лимфоузлов нужна, чтобы понять, что с лимфоузлами — поражены они или нет. И на основании этого обоснованно отказаться от вмешательства на лимфоузлах у подавляющего большинства пациентов, чтобы сохранить им качество жизни. И вот этого не просто не делают, этого даже не понимают практически нигде в России.

Самое крутое, с моей точки зрения, — это научное обоснование возможности сохранить молочную железу. Еще 30 лет назад молочную железу не сохранял никто и нигде

— Кромешный ужас, конечно, но не новость. Перейдем к хорошему, что ж мы все о плохом. Какие бы ты назвал основные прорывы в лечении рака груди за последние 50 лет? За что бы ты дал свою личную премию имени Петра Криворотько?

— Самое крутое, с моей точки зрения, — это научное обоснование возможности сохранить молочную железу. Еще 30 лет назад молочную железу не сохранял никто и нигде. Это следствие не только изменения в понимании прогрессирования рака, это еще и достижения в области лучевой терапии.

Второй прорыв на самом деле совсем недавний. Только в 2000-х годах появились первые революционные исследования, которые показали, что основным фактором в прогнозе является биологический подтип рака, а не стадия. И это и есть объяснение тому, как такое происходит, когда мы выявляем совсем маленькую опухоль, оперируем ее, хлопаем в ладоши от радости, а через год пациентка умирает от метастазов, или, наоборот, когда мы выявляем огромную опухоль, и пациентка потом живет долгие годы.

За последние десять лет выделили уже более 20 молекулярных подтипов рака молочной железы. И, сдается мне, их количество будет только увеличиваться. А с ними и наше понимание, как правильно подобрать лечение пациентке. И сейчас уже большинство пациенток укладывается в наше понимание биологических подтипов. Непонимание остается только уже с относительно небольшой группой людей — там мы все еще подбираем лечение наугад.

— А есть ли в России вообще технические возможности все эти биологические подтипы определять? Равномерно ли они распределены по регионам?

— Да, конечно, тут есть проблемы. Можно много говорить о великом, но если нет материальной базы для этого всего, то ничего не будет. Для того чтобы понять биологию опухоли, необходимо провести серию тестов, которые позволяют оценить биологию опухоли хотя бы суррогатно, не на генном уровне. Эти тесты дорогие, и они доступны, скажем так мягко, не везде. Хотя, впрочем, и тут за последние десять лет картина изменилась. Сейчас в той или иной форме хотя бы основные тесты делают практически во всех диспансерах страны, но проблема тут в качестве и сроках. Сроки этих исследований доходят в некоторых диспансерах до пяти недель, хотя в нормальной лаборатории это можно сделать за три дня. И все это время и пациентка, и врач ждут результатов, без которых продолжить лечение невозможно. А время идет, за пять недель опухоль может вырасти.

— Как ты думаешь, сколько нужно пациентке денег, чтобы закрыть финансовые дыры в государственных гарантиях? Можно ли лечить рак груди в России полностью бесплатно и при этом качественно?

— Я работаю в федеральном учреждении, тут совершенно другие принципы финансирования лечения, чем в регионах. У нас прекрасные возможности по лечению рака, тут мы практически все можем сделать за счет государства, но государство нам не оплачивает диагностику рака до момента установления диагноза. Так устроено финансирование федеральных центров. Приходится пациентам платить за все обследования до тех пор, пока диагноз не будет полностью установлен, и если это рак, то с этого момента для них все действительно бесплатно, ну, во всяком случае, на бумаге. В реальности бывают ситуации, когда пациентам целесообразнее заплатить за что-то. Однако основную часть все-таки покрывает государство.

Что касается сумм, то давай будем говорить поэтапно: вот пациентка почувствовала что-то неладное в молочной железе, или в ходе какого-то спонтанного обследования у нее выявилось подозрение на РМЖ. Для того чтобы поставить диагноз быстро, адекватно и правильно, ей понадобиться примерно 50 тысяч рублей. Именно столько придется потратить на исследования, которые нужны для верной постановки диагноза. Для жителей больших городов эта сумма еще более ли менее доступна, хотя даже здесь у всех разные возможности. И это, заметь, только диагностика, которая необходима, чтобы назначить лечение.

А теперь поговорим о самом лечении. На самом деле, как это ни странно, но в РФ стандарт лечения бесплатно может получить любая женщина. Вопрос только в том, какой это будет стандарт. Выполнить удаление молочной железы с полным удалением лимфоузлов можно бесплатно в любом диспансере, и его выполняют. Но вот тут начинаются нюансы. Во-первых, вопрос в том, насколько грамотно было проведено дооперационное обследование. Как я уже говорил, необходимую иммуногистохимию делают далеко не все. И, например, если стандарт нашего учреждения — это выполнение обследований с использованием КТ грудной клетки и брюшной полости с контрастированием, то в регионах этого, как правило, нет и в помине: в большинстве учреждений делают только флюорографию и УЗИ брюшной полости. Я сейчас не говорю даже о качестве. Но флюорография, даже в самых опытных руках, не имеет никакой адекватной информативности для онкологов.

Вот еще пример: рентген легких, сделанный на протяжении последних трех месяцев повсеместно принимается как подтверждение отсутствия метастазов в легкие. Я и многие мои коллеги считаем, что это, мягко говоря, неправильно.

Одним словом, стандартное лечение доступно бесплатно каждой гражданке нашей необъятной Родины. Вопрос только в стандартах, которые применяются. В реальности в очень многих диспансерах невозможно современное лечение. Ну что вот делать онкологу, у которого либо вовсе нет лучевой терапии, либо есть такая, что лучше бы не было ее? Разумеется, он не сможет делать органосохраняющие операции, ведь ему потом невозможно нормально облучить пациентку. Он сделает мастэктомию из лучших побуждений.

Ну и наконец, следующий этап — стоимость лекарств. Лекарства стоят дорого, и здесь, и во всем мире. И не все регионы могут себе позволить купить весь спектр препаратов. Поэтому пациенту часто предлагается «стандартная» терапия, которая существует уже давно и, строго говоря, не является ошибочной. Парадокс химиотерапии в том, что она предлагает огромный спектр препаратов — от дешевых схем до очень дорогих. При этом разница в результате лечения не такая уж и революционная: не в два или три раза. Дорогая может быть эффективнее на 15–40 %.

Что в этом случае делает врач? Врач назначает дешевую схему за счет бюджета государства, не слишком кривя душой: честно назначает то, что его диспансер закупил. Если он назначит дорогие препараты, которые его диспансер не закупает, ему, безусловно, влетит от начальства. А когда пациентка приходит, например, за вторым мнением к онкологу, не имеющему отношения к ситуации, и он говорит, что можно применить более дорогостоящее и эффективное лечение, то вот тут и начинаются дополнительные траты. А сколько их будет, зависит от ситуации, бывает, что и очень много.

— Это просто ад! Мастопатия — это не болезнь. Нет такого диагноза нигде в мире. И уж конечно, это не «переходит в рак» — это уж полная ахинея. Самое ужасное, что это отнимает силы и время у врачей, которые погружаются в эту историю.

Я много думал на эту тему и даже не понимаю, откуда эта хрень вообще пошла. Помню, что в 1998 году, когда я пришел работать в диспансер, этого добра там уже было навалом. Молочная железа может болеть не только раком. Болезни, кроме рака, могут быть: есть доброкачественные опухоли, есть всевозможные состояния, связанные с образованием кист. Иногда кисты бывают огромных размеров, они воспаляются, болят. Это все можно и нужно лечить. Но мы снова и снова упираемся в вопрос квалификации наших докторов: узистов, онкологов, маммологов. Им легче поставить какой-то непонятный диагноз, чем сказать женщине, что у нее все хорошо.

— Если говорить о сухих данных, то заболеваемость среди женщин от 20 до 40 лет никак не изменилась с 70-х годов. Вообще, это любопытный миф! Откуда он взялся? Во-первых, за последние 20 лет информационное поле расширилось до неимоверных границ. И если социальных сетей раньше не было, то теперь у нас огромное количество каналов, в которых все обсуждают важные и личные темы. Если раньше пациентки с таким диагнозом особенно никому о нем не говорили, порой даже родственники не знали, что женщина больна, то теперь есть огромное количество пациентов, которые открыто об этом говорят и даже делают из лечения что-то вроде шоу. В американском и британском фейсбуке есть даже премии за лучший блог больной раком груди. На этом уже даже умудряются делать деньги. И в информационном пространстве чаще проскакивают сообщения о том, что раком болеет какая-нибудь молодая симпатичная женщина. Вообще-то, 20 лет назад другая симпатичная молодая женщина тоже болела, но а) она часто просто не знала своего диагноза, б) она его стыдилась, если даже и знала, и в) ей было негде распространить эту информацию.

— Да, но сложно сказать однозначно за всех. Есть молодые, которые уже хорошо и по-настоящему знакомы с болезнью. И они настолько хорошо разбираются в теме, что иногда даже пасуешь давать какие-то советы. Я не знаю, хорошо это или плохо.

Есть и другие пациенты, которые перечитали кучу информации о РМЖ, но совершенно не той — ложной. И переубедить их порой бывает просто невозможно. Есть и третий тип — те, кто смирился с концом. Чаще всего у них есть пример старших родственников — бабушек, мам, у которых болезнь протекала очень тяжело.

А бывает напротив, что пациентки после курса лечения преображаются, начинают какую-то совершенно новую жизнь, в их глазах загорается огонь. Но таких немного, и они, как правило, уже постарше. В основном все-таки это трагедия.

Да, пожалуй, с молодыми работать тяжелее.

Если говорить о тех, у кого перед глазами были плохие примеры с тяжелыми болезнями. Тут речь идет о наследственном раке молочной железы.

Как правило, это женщины с онкогенными мутациями. Сейчас, к слову, генетическое тестирование нужно не только, чтобы оценить риск заболеть раком. Это нужно еще и для того, чтобы определиться с тактикой у тех, кто уже заболел.

— Я бы сказал всем, но боюсь, мне влетит от всего онкологического сообщества. Правда, всем этого делать не стоит. Начнем с того, что это недешево. Стоит пройти тестирование, если мы говорим о наследственном раке. Тут у нас в любом случае есть какая-то семейная история: если болели и бабушка, и мама, то дочь находится в группе риска. Если были случаи рака яичников в семье, и это была близкая родственница. Этот тест достаточно сделать один раз в жизни.

— Это огромная головная боль не только пациентки, но и моя. Вот что могу сказать. Во-первых, «предупрежден — значит вооружен». Мы знаем, что генетическая предрасположенность повышает шанс заболеть раком, но это не значит, что это случится завтра или вообще случится. Во-вторых, можно более активно проходить обследования — делать ежегодно МРТ молочной железы, и это вовсе не значит, что нужно перестать жить, — можно продолжать рожать детей, растить их, радоваться жизни. А когда вопрос с детьми закрыт, прийти к онкологу и попросить профилактическую мастэктомию. Но дело в том, что даже полное удаление железы не гарантирует того, что женщина не заболеет. Это бывает редко, но не предупредить пациентку мы об этом не можем. И все-таки тестирование нужно делать: это знание может снизить риск смерти от рака молочной железы.

— Не отчаиваться. И не впадать в панику. Это штука, которая в большинстве случаев вылечивается. И даже если уже есть метастазы, это не катастрофа. Это болезнь, которую онкологи стараются перевести в состояние хронической болезни. Мы, может, не можем ее вылечить окончательно, но в наших силах сделать так, что жизнь будет продолжаться, и это очень важно. Это первый совет.

Второй очень важный совет: найдите медицинский центр, не врача, а центр, где вы будете получать лечение.

— Это очень тяжело, очень. Во-первых, этот центр должен иметь соответствующее оснащение. Но для обывателей тяжело понять, какое оснащение хорошее, а какое нет. Например, лучевая терапия обязательно должна быть в принципе, бывает, что ее нет вовсе. Патоморфологическая лаборатория обязательно должна быть такая, которая может делать любые молекулярные тесты. Должно быть собственное отделение химиотерапии.

— Вот если, предположим, придет женщина к врачу и спросит: «Какой процент органосохраняющих операций вы выполняете?» Это критерий?

— Ты знаешь, большинство врачей просто пошлют ее и даже не будут разговаривать. Впрочем, если ко мне придет женщина и спросит, какой процент, я ей отвечу — мне не стыдно отвечать. Мне кажется, вот какой критерий важен: любой уважающий себя центр должен владеть всем спектром хирургических вмешательств при раке молочной железы. В нем должны делать мастэктомию, органосохраняющие операции, все виды реконструкций: с пересаженными лоскутами, с имплантами, с экспандерами, с совмещением методик. И если центр не владеет хотя бы одной методикой — это неправильно. Значит, что-то у них там в Датском королевстве не так.

Что еще? Важно, чтобы в центре, который вы выбираете для лечения, врачи говорили на английском языке. Хотя бы некоторые. А все остальные читали. Но проверить это или сложно, или невозможно.

Ну и наконец, ремонт еще должен быть нормальный. Должны палаты быть чистыми и красивыми. Ну не верю я, что в 12-местной палате оказывают нормальное лечение. Если бардак в отделении, значит, бардак и в головах. Если у главврача хватает времени и сил банальные вещи создать, то есть шанс, что у него хватит времени и сил сделать нормальную патоморфологию. Не помню я, чтобы была шикарная патоморфология, а вокруг разруха. Обычно все наоборот.

Но сейчас на самом деле много диспансеров в стране более чем приличных.

— Казань. Вообще шикарные ребята. Самара — шикарные ребята. Липецк — шикарные. Это, кстати, мой родной город, и там хорошая служба, там хорошее оснащение.

Ты знаешь, Тюмень приятно удивляет. Иркутск! Но Иркутск, надо понимать, это «роль личности в истории» (в Иркутске много лет работает главным врачом онкодиспансера легендарная среди онкологов В. В. Дворниченко. — Прим. И. Ф.). Иркутск — очень сильная контора. Новосибирск еще. В Екатеринбурге сильный центр у профессора Демидова в 40-й больнице.

— А вот такой вопрос тебе провокационный. Если взять всех маммологов РФ, какой процент из них ты бы навскидку назвал хорошими?

— Я не совсем понимаю, когда говорят «хороший доктор» в нашей профессии. Безусловно, доктор Айболит должен быть хорошим. Но современная онкология и лечение рака молочной железы в частности — это команда. Поэтому вместо «хороший доктор» надо говорить «хороший центр». А доктор, с которым вы будете общаться, — это зависит от вашего психотипа. Если вам надо в жилетку плакать, найдите доктора, которому вы будете плакать в жилетку. Если с вами надо строгим тоном в армейском стиле — найдите себе такого. Но ищите их в хорошем центре.

— Окей, тогда перефразирую вопрос. Всего в стране около сотни центров, которые занимаются раком молочной железы: по одному в регионах, еще федеральные центры, частные клиники. Какой процент из них хороших?

— Я не везде бывал. Но думаю, что нормальных процентов 30. Опять же, когда мы посещаем коллег, мы видим позитивные стороны. Понятное дело, что это может быть «ошибкой выжившего», ведь я посещаю центры, в которые зовут, а, стало быть, это во всяком случае активные люди. Но надеюсь, что хотя бы 30 % из всех центров в стране — хорошие.

источник

Читайте также:  Рак молочной железы при нулевой стадия лечение