Меню Рубрики

Химиотерапия без операции при раке молочной железы

Под химиотерапией (ХТ) предполагается применение лекарственных средств, непосредственно убивающих раковые клетки, это разные виды цитостатиков, преимущественно вводимых инъекционно — внутривенно. Эти лекарства обладают высокой токсичностью, поскольку уничтожают любые клетки, но в первую очередь, злокачественные.

Гормонотерапия (ГТ) базируется на прекращении поступления в раковую клетку необходимых ей гормональных средств, в результате чего нарушаются процессы роста и деления, что приводит к её гибели. Гормональное воздействие значительно менее агрессивное, но требует постоянного многолетнего приёма таблеток для создания определённого гормонального фона, не позволяющего роста и размножения раковых клеток.

Выбор лекарственного лечения при раке молочной железы зависит:

  • от распространения опухоли на время выявления, то есть размера новообразования в молочной железе и количества раковых лимфатических узлов в подмышечной области, а также наличия метастазов в других органах;
  • чувствительности опухолевых клеток к гормональным препаратам, что определяется по наличию рецепторов гормонов, положительными считаются клетки от 1% рецепторов;
  • маркёра чувствительности рака к лекарственным препаратам, что показывает ген множественной лекарственной резистентности HER2, которого много — гиперэкспрессия или в геноме встроено множество его копий — амплификация.

Есть дополнительные факторы, показывающую высокую агрессивность рака — Ki67 и определение 21 гена, но они не используются для выбора вида лекарственного лечения: химиопрепаратов или антигормонов. Если в раковых клетках нет рецепторов гормонов, то гормональное воздействие будет безрезультатным, поэтому для терапии выбираются химиотерапевтические препараты.

Недавно стали выделять четыре биологических подтипа рака.

Если клетки содержат гормональные рецепторы, то это люминальный подтип. Вариант «А» наиболее благоприятный, при нём уровень эстрогеновых (ЭР) и прогестиновых рецепторов (ПР) достаточно высокий, при варианте «В» прогестероновых рецепторов нет. Считается, что ПР говорят о чувствительности ЭР, то есть предполагают хорошую реакцию на антигормональное воздействие. Как правило, при люминальном варианте гена HER2 не определяется, что тоже говорит об ожидаемой пользе лекарств.

К базальному подтипу относят новообразования без рецепторов и HER2, его иногда именуют трижды негативный, такой вариант однозначно не реагирует на гормональные средства, поэтому применяются цитостатики.

Биологический подтип рака без гормональных рецепторов, но с наличием гена лекарственной устойчивости HER2 относят к нелюминальному или с гиперэкспрессией HER2. Он плохо реагирует на лекарства, поэтому к химиотерапии добавляется специальный препарат, подавляющий ген HER2.

  • Практически при всех стадиях рака молочной железы, кроме самой минимальной, для уменьшения вероятности возврата болезни предполагается дополнительное послеоперационное лечение — адъювантная лекарственная терапия.
  • При значительном поражении молочной железы для улучшения результатов операции применяется дооперационное лекарственное — неоадъювантное воздействие, что позволяет уменьшить раковый узел, выявить чувствительность клеточной популяции к конкретным лекарствам и даже избежать послеоперационной профилактики.
  • При неоперабельной — генерализованной стадии процесса на первом этапе химиотерапевтическое воздействие неизбежно.

Цитостатические препараты назначаются при высокой агрессивности РМЖ и незначительной зависимости клеток от гормонов. Формально, уже 1% ЭР и ПР предполагает реакцию на эндокринное воздействие, но особо выраженного результата от ГТ ждать не приходится.

При люминальном подтипе преимущества на стороне воздействия гормонами, но при высоком пролиферативном потенциале — Ki67 больше 20% и высоком риске рецидива по анализу 21 гена, что встречается при люминальном В, показана и химиотерапия. Базальный и нелюминальный молекулярные варианта лечатся цитостатиками.

Клинический пример:

Пациентка 54 года, работает профессором высшей математики и теоретической механики в столичном ВУЗе. Во время плановой маммографии было выявлена одиночная опухоль диаметром 2,5 см. Заподозрен рак молочной железы. После биопсии диагноз был уточнен: «Тройной негативный рак молочной железы, стадия 2». Существует несколько научных школ: европейская — «давайте сначала прооперируем, потом будем проводить химиотерапию»; альтернативное мнение американской школы онкологии со ссылкой на американские guidelines «давайте сделаем химиотерапию, а потом решим оперировать ли и в каком объеме». В результате попыток на протяжении 3 месяцев самостоятельно проанализировать рекомендации клинической онкологии, посещения еще врачей, и неоднократные обследования, в результате развития опухолевого процесса рак из стадии 2 перешел в стадию 4: при сцинтиграфии выявлено поражение костей, одиночные метастазы в печень.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, маммолога к.м.н. Д.А.Шаповалова:

Пациентка обошла в течение 3 месяцев врачей, чтобы сделать правильный выбор. Но выбора она себе не оставила. Потеряны годы жизни. Ее прогноз крайне неутешительный. Предполагаемая продолжительность жизни согласно статистическим данным — менее 2 лет, вместо 10-15, которые были бы при начале активной терапии в момент первичной диагностики.

Во всех случаях, когда предполагается использовании ХТ и гормонотерапии, начинают с цитостатиков и вместе с гормонами их не используют, поскольку эндокринное воздействие снижает чувствительность клеток к лекарствам. Лучевая терапия тоже проводится после завершения ХТ, не противопоказан параллельный прием гормональных лекарств.

Курсы лечения начинаются через 3–4 недели после операции, но при хорошем заживлении раны можно начинать ХТ и раньше, а отсрочка может неблагоприятно сказаться в дальнейшем.

Стандартно проводится не менее 4 курсов ХТ, если требуется препарат, подавляющие ген HER2, то его вводят каждые три недели целый год или 17 раз.

Дооперационное лекарственное воздействие возможно тогда, когда нет сомнений в проведении и обязательности профилактики рецидива рака, то есть при всех стадиях, кроме I и не операбельного рака молочной железы IV стадии — с метастазами.

Лечение лекарствами до операции выявит истинную чувствительность рака к выбранным лекарствам, что невозможно при адъювантном лечении. При стандартной профилактике опухоли уже нет, хоть лекарственная комбинация выбирается из оптимальных по сочетанию результата и осложнений, но индивидуальная реакция не прогнозируема. Соответственно, нечувствительность рака к лекарствам до операции позволит отказаться от лекарственной профилактики после хирургического этапа.

Если неоадъювантные циклы приведут к регрессии новообразования, то можно отказаться от мастэктомии в пользу сохраняющей молочную железу операции.

При люминальном, А варианте РМЖ неоадъювантная химиотерапия мало изменяет благоприятный прогноз болезни, поэтому не практикуется. При всех остальных подтипах уменьшение ракового узла, тем более полное его исчезновение, позитивно сказывается на дальнейшем течении заболевания.

Клинический пример:

Пациентка М., 40 лет, работает воспитателем в детском дошкольном учреждении. За неделю до обращения в клинику самостоятельно обнаружила уплотнение в молочной железы, с измененной кожей над уплотнением в виде «лимонной корки». На основе отзывов и рекомендаций записалась на прием к Шаповалову Д.А., хирургу онкологу, к.м.н., заведующему хирургическим отделением клиники «Медицина 24/7». На основании данных анамнеза и первичной диагностики, пациентке было рекомендовано проведение полихимиотерапии после проведения core-биопсии с иммуногистохимическим исследованием. Пациентка была удивлена, что врач отказал в первичном проведении операции.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, Д.А.Шаповалова:

В данном случае имеется классический вариант отечно-инфильтративной формы рака молочной железы IIIа/b/c стадии, что согласно рекомендаций NCCN, ESMO и ASCO требует на первом этапе ОБЯЗАТЕЛЬНОГО (!) проведения лекарственного противоопухолевого лечения — комбинации полихимиотерапии и таргетной терапии. При наиболее частой форме, собственно выявленной у пациентки, люминальном B-варианте были назначены согласно «золотого стандарта» по схеме Dose-Dance препараты AC-T в количестве 4+4 курсов. Невзирая на настоятельные требования пациентки начать лечение в день обращения, начало лечение было отложено до получения результатов определения Ki67 (5 рабочих дней), составивших 75% (агрессивная быстро делящаяся опухоль). От схемы СAF отказались, учитывая молодой возраст пациентки.

Через 2 курса от начала лечения была произведена клиническая оценка результата — отечность уменьшилась, опухолевый узел уменьшился по данным УЗИ. Лечение было продолжено.

Перед операцией используются аналогичные профилактическим комбинации, при положительном гене HER2 лечение обязательно, причём не менее 9 введений.

Если из 4 стандартных курсов провели только 2, то оставшиеся 2 надо доделать после удаления железы. После операции проводится столько курсов, сколько не удалось сделать до «полного счёта».

Рак молочной железы III стадии радикально сомнительно удалим даже с мастэктомией, его считают местно-распространенным, подлежащим комбинированному подходу, то есть с участием всех методов противоопухолевого лечения: лекарственного, лучевого и хирургического. Главная задача ХТ — уменьшить размер раковых узлов.

Разумеется, в этом случае химиотерапия до операции — неизбежность, а дальнейшее зависит от результата полноценной цикловой ХТ с соблюдением межкурсовых интервалов и доз лекарств.

Уменьшение узла в молочной железе в результате стандартного числа курсов приводит к операции и облучению.

Когда новообразование не среагировало на ХТ, меняется комбинация цитостатиков и при хорошем эффекте после завершения прибегают к удалению с последующим облучением.

Если после замены лекарств результата нет, проводится лучевая и только после неё операция.

Нужна ли профилактическая ХТ после удаления молочной железы, определяется индивидуально.

источник

При раке молочной железы химиотерапия после операции назначается для профилактики возврата болезни.

Всем нашим пациентам мы обеспечиваем возможность пройти химиотерапию у лучших специалистов Санкт-Петербурга.

Химиотерапию можно начинать через 2-3 недели после операции, но не ранее, чем через неделю после удаления дренажа (если после этого в зоне операции не копится лимфа). Если начать химиотерапию до заживления ран — процесс заживления затягивается. Перед началом химиотерапевтического лечения пациенту рекомендуется с календарём проследить даты последующих введений: чтобы они не совпадали со всенародными праздниками (новогодние и майские каникулы, прочее). Так как в эти дни государственные учреждения закрыты и сроки проведения последующих циклов химиотерапии могут сбиваться.

Обычно назначают 4-6 циклов химиотерапии в адьювантном режиме. Каждое повторное введение — это новый цикл химиотерапии. Иногда используют одинаковые препараты, иногда — разные. Назначение препаратов осуществляет химиотерапевт — в зависимости от свойств опухоли (ИГХ) и распространённости болезни (стадии).

Для эффективности химиотерапии важно проводить её ритмично: она эффективно действует только на делящуюся раковую клетку. Именно поэтому химиотерапию проводят через каждые 3 недели (21 день). Интервал между циклами необходимо строго соблюдать: те клетки, которые не делились при предыдущем введении препаратов будут чувствительны к лечению при очередном их введении.

Существуют и еженедельные схемы введения препаратов. Увеличение интервала между введениями на 1 день уменьшает эффективность химиотерапии на 5%.

Опухолевые клетки в родоначальной опухоли могли прорасти в её кровеносные или лимфатические сосуды и с током крови «улететь» в другие органы или ткани организма (до того, как опухоль была удалена при операции). Из-за своих малых размеров эти отдельные опухолевые клетки могли остаться невыявлеными при Ваших обследованиях до операции (рентгенография, КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ, ОСГ). По результатам гистологического и ИГХ исследований удалённой опухоли и лимфатических узлов можно предполагать о такой вероятности. Для того, чтобы уничтожить такие опухолевые клетки, или замедлить их рост — проводится химиотерапия и гормонотерапия.

Нередко организм не успевает восстановиться между курсами химиотерапии для очередного введения. В этом могут помочь препараты поддержки. Если администрация не обеспечила медиков данными препаратами, они вынуждены увеличивать сроки между циклами химиотерапии своим пациентам, что влияет на эффективность лечения, либо уменьшать дозы вводимых препаратов. Сказать пациентам что «лекарств нет» — значит спровоцировать жалобу на своего главного врача. За это увольняют.

В любом случае, не стоит боятся химиотерапии, опасаясь её токсичности и вреда: Ваш врач оценивает все риски и стремиться сделать так, чтобы Ваши шансы на выздоровление были максимальными (с учётом рисков токсичности от химиотерапии). Для уменьшения проявлений токсичности химиотерапии есть специальные препараты.

Для купирования тошноты и рвоты стандартом является Зофран (уколы, свечи, таблетки). Но он дорог, а потому пациентам в наших государственных учреждениях обычно назначают финансово-доступный Церукал и/или Эмесет. Эффективными препаратами являются Китрил и Навобан.

Некоторые наши пациенты отмечали уменьшение тошноты и кишечного дискомфорта при приёме ими препарата Энтеросгель.

Для купирования гематологической токсичности (падение лейкоцитов в контрольном анализе между циклами химиотерапии) используются стимуляторы лейкопоэза (стимулирует производство лейкоцитов: Neupogen, Филграстим, Neulasta, Неуластим, Лейкостим) и/или эритропоэза (стимулирует костный мозг к производству эритроцитов — необходимы при развитии анемии: Procrit, Эпоген, Аранесп).

  • ВО, 2-я линия, д. 49, телефон 8 (812) 323-57-20
  • 2-й Муринский пр-т, д. 39, телефон 8 (812) 448-63-62 и 8 (911) 958-55-61.
  • ул.Гжатская, д.22, корп.4, телефон 8 (812) 386-386-5 и
  • ул.Садовая, д.25, лит.А, телефон 8 (812) 401-61-33, сайт: www.dia-f.ru

Легально назначать Вам купленные самостоятельно лекарства врач не имеет права: это дискредитирует государственную систему закупок медикаментов.

Для контроля за показателями крови регулярно сдавайте анализы на 14 день после введения препаратов (максимальные проявления гематологической токсичности — для решения вопроса о целесообразности назначения вышеуказанных препаратов); а так же максимально приближенно к дате очередного введения (для решения вопроса о вашей готовности к очередному циклу химиотерапии).

Иногда пациентам для повышения уровня лейкоцитов в анализе назначают Преднизолон в таблетках. Преднизолон стимулирует выход лейкоцитов из ткани в кровоток, тем самым делает «нормальным» анализ не повышая общее количество лейкоцитов. Это явный признак того, что врач лимитирован в назначении пациенту необходимых стимуляторов лейкопоэза.

Информирование врачом пациентов об отсутствии чего-либо необходимого для их лечения провоцирует жалобы (со стороны тех, кто верует, что медикам предоставлено всё необходимое для лечения пациентов). Эти жалобы дискредитируют медицинских чиновников, неспособных организовать работу. Месть таких чиновников выливается на подчинённых. Именно поэтому в государственных учреждениях медики не могут открыто рекомендовать пациентам то, что им необходимо для правильного лечения. Если Вы сомневаетесь в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.

Введение некоторых препаратов (Доксорубицин, Адриамицин, Адриабластин, Герцептин) сопровождается их кардиотоксичностью: они могут увеличить риск инфаркта или усугубления сердечной недостаточности. Поэтому перед назначением этих препаратов показано выполнение пациентам ЭХО-сердца. Далее это обследование должно выполняться перед каждым нечётным курсом химиотерапии (перед 3, 5, 7, 9 и т.д.). В ряде случаев (пациентам с сердечной патологией) вместо Доксорубицина назначают менее кардиотоксичный препарат Фарморубицин (Эпирубицин). Из-за низкой кардиотоксичности он может назначаться в большей дозе. С той же целью (облегчение переносимости) может быть применён Эндоксан вместо препарата Циклофосфан.

Cпециалист-кардиолог, которого мы рекомендуем нашим пациентам для лечения и поддержки сопутствующей сердечно-сосудистой патологии при получении ими химиотерапии (в Санкт-Петербурге): Загатина Анжела Валентиновна (работает в частной сети), её телефон: 8(921)329-70-87.

Читайте также:  Сколько можно прожить с метастазами рака молочной железы

Пациентам до 45 лет перед химиотерапией и во время её проведения (или введениями герцептина) — перед каждым нечётным курсом — бесплатно и без направления (по полису ОМС и без него, благотворительно) делают эхокардиографию (ЭХО сердца) экспертного класса: определение ФВ в 2D и 3D режиме, GLS лж и пж на ультрасовременном оборудовании. Обращаться по адресу: м. Чернышевская, ул. Кирочная 41, СЗГМУ им. Мечникова. Обращаться по тел. 8-960-280-14-06, Ковалёва Надежда Николаевна (для согласования времени визита).

Мы делаем всё возможное, чтобы наши пациенты получили качественное лечение
при раке молочной железы.

Очень важно для пациента сразу правильно подобрать схему химиотерапевтического лечения, с учётом ЕГО стадии болезни, иммуногистохимических свойств именно ЕГО опухоли и исходного состояния здоровья. Выбор схемы химиотерапии во многих медицинских учреждениях обусловлен не этими факторами, а наличием лекарств: лечат тем — что есть, или тем, чем распорядилось лечить руководство, ориентируясь на срок годности имеющихся препаратов. Именно поэтому очень важно, чтобы лечение назначал химиотерапевт, не зависящий от указаний чиновников, а мотивированный только на оказание качественной помощи. Для этого мы рекомендуем проконсультироваться у нескольких химиотерапевтов учреждений с разной подчинённостью (городские, федеральные, частные) — если их назначения совпадут — значит Вам назначили то, что Вам действительно необходимо. Ещё есть вариант Ваших дополнительных частных консультаций с Вашим же врачом вне стен государственного учреждения.

Дополнительно о химиотерапии при раке молочной железы
можете прочитать ЗДЕСЬ.

В нашей стране назначение химиотерапии происходит по стандартам. Стандарты лечения рака молочной железы (для специалистов) Вы можете посмотреть ЗДЕСЬ. Для подбора химиотерапевтического лечения в развитых странах применяется система Adjuvantonline, тест Oncotype DX или MammaPrint. В отличии от развитых стран (в которых страховые компании оплачивают эти тесты) мы можем организовать указанные обследования нашим пациентам, но платно (около 4100 USD).

Недавно В Санкт-Петербурге появилась компания Genext, которая предлагает аналогичный анализ EndoPredict (Эндо-Предикт). Принцип анализа аналогичен Oncotype DX или MammaPrint. Тест выполняется в Мюнхене, стоит — 140 т. р.

Результаты всех этих тестов позволяют в 1/3 — 1/4 случаев отказаться от традиционно запланированной химиотерапии в пользу гормонотерапии и наоборот.

Герцептин и его аналоги (Пертузумаб, Бейодайм или Пертузумаб+Трастузумаб или Перьета и Герцептин, Бевацизумаб) не являются химиопрепаратами. Лечение ими называют ещё иммунотерапией или таргетным лечением. Это моноклональные антитела к фактору Her2/neu. Он показан только тем, у кого Her2/neu «+++» или «3+» или выявлена Fish-амплификация (Фиш)! Это препарат против эпидермального фактора роста опухоли: он нарушает рост и деление опухолевых клеток, когда они обусловлены активацией таких рецепторов на опухолевых клетках. Для пациентов с Her2/neu 0, 1+, или 2+ — Герцептин и его аналоги не нужны — они будут неэффективны. Пациентам с Her2/neu 2+ показан анализ опухоли на fish, так как 2+ это промежуточное значение — не понятно: есть или нет этот фактор.

Герцептин обладает кардиотоксичностью (требует контроля ЭХО-сердца перед каждым нечётным введением). Он может сочетаться с параллельным введением другихнекардиотоксичных химиопрепаратов (например, паклитаксел или доцетаксел), гормонотерапией (анастрозол), с лучевой терапией. Курс лечения герцептином составляет 1 год. Если Вам предложили его на 6-8 месяцев — значит закупки препарата в этом учреждении для всех нуждающихся не обеспечены. Его просто нет в нужных количествах. Если Вы не можете его докупить — рассмотрите вариант переезда в тот регион, где он есть на весь курс. Если кто-то сомневается в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.
Существуют более новые препараты, чем Герцептин для данной группы пациентов, но они ещё более дорогие (см. выше в скобках).

Проводились исследования об эффективности химиотерапии на фоне назначения пациентам герцептина. Длительность наблюдения в исследовании составила 6 мес (за эффективностью химиотерапии!). Теперь наши медицинские чиновники, не обеспечив всех нуждающихся лекарством, ссылаясь на это исследование, подменяя понятия, рекомендуют проводить таргетное лечение герцептином до 6 мес.

Если Вам планируется длительное введение химиопрепаратов (таргетных препаратов), для сохранения своих периферических вен (на руках) рассмотрите вопрос установки специального порта для химиотерапии. Подробнее о порте для химиотерапии смотрите ЗДЕСЬ. Имейте в виду, что для введения лекарств в порт необходимы иглы со специальным углом заточки (чтобы не повредить порт). Чаще всего их тоже «на всех не хватает», и Вам, возможно, придётся покупать их самим.

В процессе химиотерапии нарушается процесс нормального деления клеток волос и ногтей. Это определяет их ломкость — волосы теряют свою гибкость и элластичность и обламываются на уровне кожи. После химиотерапии процесс нормального деления клеток волос восстановится, и волосы отрастут вновь. В Германии пациентам при назначении химиотерапии по страховке просто перечисляют 200 евро на приобретение парика. У нас об этом приходится заботиться самим пациентам. Как вариант, можно приобрести готовый парик из искусственных или натуральных волос, либо под Вашу причёску могут постричь парик-заготовку и покрасить в цвет Ваших волос — чтобы полностью имитировать Вашу причёску и максимально скрыть Ваши временные проблемы. В этом вопросе Вам помогут ЗДЕСЬ.

О профилактике выпадения волос при химиотерапии можно прочитать ЗДЕСЬ. Однако на практике — все указанные в ссылке способы — лишь растягивают процесс во времени. Они не показали ожидаемой эффективности и за рубежом рутинно не применяются.

Иногда химиотерапию проводят до операции — чтобы создать более удобные условия для хирурга: например у Вас большая опухоль, которая не позволяет выполнить операцию с сохранением груди, или в подмышке имеются крупные метастатические лимфоузлы — при химиотерапии они уменьшатся и может появится шанс выполнить операцию с сохранением молочной железы, а сам факт уменьшения опухоли докажет эффективность подобранного лечения. Если Вам предлагают химиотерапию до операции — значит это оптимально для Вашего лечения: эффективность такого подхода доказана. Принципиально не важно: получите Вы часть суммарной дозы препаратов до операции и часть после, получите Вы всю химиотерапию до операции или всю после неё — суммарно Вы получите одинаковую дозу лекарств.

Если химиотерапия проводится до операции, то каждые 2 цикла (перед нечётным) проводится оценка её эффективности: маммографический или КТ — контроль размера опухоли и лимфатических узлов. Ожидается, что они будут уменьшаться. Если они увеличиваются — значит подобранная схема лечения не работает: её нужно менять.

Если химиотерапию проводят для уменьшения размеров опухоли с перспективой выполнения операции по сохранению молочной железы — до её начала необходимо маркировать опухоль (обозначить её границы). Во время проведения химиотерапии опухоль может стать незаметной, и тогда определение границ удаления будет осуществляться по маркировке (её делает Ваш хирург).

Если Вам назначена химиотерапия до операции, очень важно пройти современные обследования лёгких, печени и костей (КТ грудной клетки, УЗИ печени и остеосцинтиграфия и/или ПЭТ) до её начала. Дело в том, что если Вы проходили иные обследования с невысокой информативностью, а у Вас уже есть метастазы, то на фоне химиотерапии они могут стать незаметными. Они не исчезнут, но Ваше лечение может быть неправильным.

Подробнее о правильном обследовании
при раке молочной железы смотрите ЗДЕСЬ

Химиотерапия по протоколу (клиническое исследование) подразумевает, что Вам предлагают пройти лечение новым препаратом, либо уже известными препаратами (с доказанной эффективностью), но по новой схеме назначения. В наших условиях возможность пациенту попасть в клиническое исследование — шанс получить современное лечение или наблюдение.

Подробнее можно прочитать ЗДЕСЬ.

Наши зарубежные коллеги не прерывают химиотерапию. У нас нередко можно услышать, что химиотерапию нужно прервать для проведение лучевой терапии, а то «она будет неэффективна». Это не так. Вы получаете химиотерапевтическое лечение. Лучевую терапию следует начать через 3(4) недели после последнего введения химиопрепаратов (возможно, с одновременным получением таргетного лечения).

Важный момент лечения — используются ли оригинальные препараты для химиотерапии или дженерики. В ряде случаев пациенты лишены выбора: их лечат тем, что есть. Некоторые дженерики не отличаются по эффективности от оригинальных препаратов. Приобрести самостоятельно онкологические препараты можно, но не факт, что их будут применять для Вашего лечения в государственном учреждении: они не прошли через официальные механизмы закупок, и учреждение не всегда готово отвечать за возможные осложнения от применения «левых» препаратов. Кроме того, руководителю учреждению будет необходимо отчитаться о закупке на бюджетные средства нерасходуемых препаратов.

В 2014 году в одном государственном учреждении имели место достоверные случаи, когда его руководитель не обеспечил своевременную закупку лекарств. Для сокрытия отсутствия лекарств было прекращено разведение препаратов в процедурных отделений, а организован «кабинет централизованного разведения». При этом пациентов не предупреждали об отсутствии тех или иных химиопрепаратов в учреждении (чтобы не мешать карьере руководителя). Для проверяющих в аптеке учреждения находились купленные лично руководителем «демонстрационные» образцы лекарств. Чем лечили пациентов — . , только многие из них отмечали «необычно лёгкую переносимость» циклов химиотерапии в это время. Пациенту рекомендуется проявлять бдительность и быть уверенным в том, что ему действительно вводят назначенные препараты.

В процессе проведения химиотерапии у менструирующих женщин может сбиваться менструальный цикл, может даже наступить полная менопауза. Некоторые пациентки, озабоченные возможными проблемами (в перспективе) с беременностью до начала химиотерапии изымают и сохраняют свои яйцеклетки (как для ЭКО) — чтобы (если менструальная функция после химиотерапии не восстановится) иметь возможность иметь своих детей. В Санкт-Петербурге с этим Вам могут помочь в клинике «Мать и дитя», компании АВА-Петер, центрах ЭКО.

Ниже перечислены медицинские учреждения Санкт-Петербурга, в которых больные раком молочной железы могут получать химиотерапию:

  • ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова — Учреждение федерального подчинения – отделение химиотерапии – ул. Рентгена, 12, каб. 126: Зарембо Ирина Александровна, тел. 8 (921) 945-84-04 (оригинальные препараты)
    или ул. Льва Толстого, д.17, 7 этаж – вход под арку с ул. Рентгена. Стельмах Лилия Владимировна : ‭8 (921) 748-24-62‬ (оригинальные препараты)
  • ЛООД — Ленинградский областной онкологический диспансер — Учреждение подчиняется администрации области. СПб, Литейный пр. 37. Только в этом учреждении пациентам предоставляют герцептин на весь курс лечения по полису ОМС (для пациентов с HER2+++). Для его получения необходимо быть (стать) прописанным в Ленинградской области. Химиопрепараты в учреждении в своём большинстве неоригинальные.
  • ГКОД — Городской клинический онкологический диспансер — Учреждение городского подчинения (2 Берёзовая аллея 3/5). Лечение — по полису ОМС для жителей юга города, много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения; лекарства персонал разводит в присутствии пациента;
  • Клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи — КНПЦСВМПО — Учреждение городского подчинения (онкоцентр в пос. Песочный, ул. Ленинградская 68а, ЛИТ.А). Лечение по полису ОМС для жителей севера города. Много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения, препараты для химиотерапии не растворяют в присутствии пациента.
  • Частный онкологический центр «ДЕ-ВИТА» — Ул. Савушкина 14-б, тел. 8-981-864-20-27 – лечение равносильно лечению за рубежом, оригинальные препараты, препараты поддержки, европейские протоколы лечения. Иногда предлагают «лечение по протоколу» бесплатно, оригинальными препаратами.
  • Онкологический диспансер Московского района (Новоизмайловский пр., 77) — Только для жителей Московского р-на, лечение аналогично таковому в ГКОД.
  • Научно-исследовательский институт (НИИ) онкологии им. Н. Н. Петрова — Учреждение федерального подчинения (пос. Песочный, ул. Ленинградская, д.68).
  • Медсанчасть № 122
  • ЛДЦ МИБС (п. Песочный, ул. Карла Маркса, д. 43)

Если информация нашего сайта была Вам полезна — пожалуйста, оставьте свои отзывы о нём и рекомендации в интернете для других пациентов.

Автор: Чиж Игорь Александрович
заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

источник

До сих пор применение химиотерапии при опухолях молочной железы считалось абсолютно необходимым, чтобы избежать рецидива заболевания. Однако всегда ли оправдан такой риск и стоит ли «отравлять» организм?

Рак молочной железы – одно из тех заболеваний, которое, увы, часто возвращается – через месяц или год после предпринятых мер могут возникнуть метастазы в разных участках организма. Именно поэтому до сегодняшенего времени операция по удалению пораженных тканей обычно сопровождалась системной химиотерапией, направленной как раз на то, чтобы избежать повторения болезни. При этом, если опухоль гормонозависимая, то назначалась также и гормонотерапия. Однако, как показывают исследования, не всегда в химиотерапии есть необходимость. Если точно знать, какова вероятность рецидива заболевания, можно выстраивать схему лечения иначе.

Наиболее точная разработка для определения генетических характеристик опухоли на сегодняшний день – тест «Oncotype DX», разработанный компанией «Genomic Health». Образец опухолевой ткани для теста могут взять у пациентки при биопсии или же использовать фрагмент материалов, полученный ранее при других процедурах. Далее – компания отправляет материал в центр «Genomic Health» в США. Там эксперты изучают биологические характеристики опухоли – 21 ген, а именно степень экспрессии различных генов – от этого и зависит вероятность повторного развития заболевания. Полученные результаты обрабатываются и выдаются в виде шкалы риска рецидива заболевания.

  • Низкая злокачественность – 0-18 единиц – риск рецидива до 8% в течение 10 лет.
  • Средняя злокачественность 9-30 единиц – риск рецидива до 14% в течение 10 лет.
  • Высокая злокачественность 31-100 единиц – риск рецидива более 31%.

Тест «Oncotype DX» прошел масштабные клинические испытания, в ходе которых принимали участие женщины с раком груди 1-2 стадий, которые лечатся с помощью препарата Tamoxifen. Они показали, что тест достаточно точно определяет риск рецидива заболевания, чтобы на основе его данных выстраивать терапию. И на сегодняшний день точно можно сказать, в каких случаях он может кардинально поменять схему лечения:

  • при инвазивном раке молочной железы, если размер опухоли до 5 см;
  • если в пораженных тканях есть достаточо рецепторов эстрогена;
  • если отсутствуют метастазы в лимфатических узлах.
Читайте также:  Морфологические методы диагностики рака молочной железы

Исследования показывают, что при низкой злокачественности зачастую достаточно было провести гормональную терапию, чтобы предотвратить рецидив заболевания. А вот дополнительное проведение химиотерапии не снижало риск заболеть снова.

Если тест «Oncotype DX» определяет низкую злокачественность, то вполне можно отказаться от химиотерапии, хоть она и является частью основного лечения. Например, в израильской практике каждая четвертая пациентка (23%) с опухолью в груди третьей степени злокачественности избавлена от химиотерапии, поскольку с помощью теста был выявлен минимальный риск возвращения болезни.

В тоже время у около 10% пациенток с раком груди ранней стадии тест показал высокий риск рецидива. Это значит, что химиотерапия крайне необходима, хотя, руководствуясь стандартным протоколом, врач посчитал бы ее неоправданной нагрузкой на организм.

«Oncotype DX» – единственный из всех прогностических тестов, который после клинических исследований был включен в протоколы лечения рака молочной железы на ранних стадиях Национальной комплексной онкологической сети в США (NCCN) и Американского общества медицинской онкологии (ASCO).

Саломон Штеммер, профессор Онкологического центра «Давидов» МЦ им. Рабина: «Мы доказали, что во многих случаех при раке молочных желез нет необходимости в химиотерапии. На сегодняшний день исследования позволяют точно определить генетический штамм опухоли, а исходя из этого сделать прогноз о риске рецидива. Таким образом, мы можем избежать ненужных процедур с тяжелыми побочными действиями, ухудшающими качество жизни, – это сохранит здоровье пациентам, а заодно и госбюджет здравоохранения».

Еще в 2011 году генетические исследования опухолей были признаны выдающимся достижением в области онкологии, поскольку позволяют достичь лучшего результата с наименьшими потерями. Но только сейчас такое тестирование стало действительно точным и доступным инструментом для назначения индивидуального, а значит и максимально эффективного, лечения.

источник

В развитых странах в структуре онкологической заболеваемости женщин рак молочной железы (РМЖ) занимает 1-е место (26% всех случаев рака).

По данным ВОЗ, в мире ежегодно умирает от РМЖ 590 000 женщин.

В 2006 г. в России рак молочной железы составил 17,8% всех злокачественных опухолей у женщин.

Показатель заболеваемости в 2006 г. составил 65,5 случая на 100 000 населения, абсолютное число заболевших — 48 821. Смертность в 2006 г. равнялась 29,5 случая на 100 000 женского населения, 1-летняя летальность — 11,5%. Мутация генов BRCA1 и BRCA2 увеличивает риск РМЖ.

Выбор метода лечения больных раком молочной железы зависит от стадии заболевания и от биологической характеристики опухоли (степень злокачественности, рецепторный статус, экспрессия HER2).

Ниже приводится классификация РМЖ по системе TNM и группировка по стадиям (табл. 9.17).

ТХ — недостаточно данных для оценки первичной опухоли.
Т0 — признаков первичной опухоли нет.
Tis — рак in situ.
Tis (DCIS) — протоковый рак in situ.
Tis (LCIS) — дольковый рак in situ.
Tis (Paget’s) — рак Педжета соска при отсутствии опухоли в паренхиме железы. При этом рак Педжета в сочетании с опухолью паренхимы оценивают в соответствии с размерами последней.

Т1 — опухоль не более 2 см в наибольшем измерении.
T1mic — микроинвазивный рак размером 0,1 см и менее в наибольшем измерении.
Т1а — опухоль более 0,1 см, но не более 0,5 см.
T1b — опухоль более 0,5 см, но не более 1 см.
T1c — опухоль более 1 см, но не более 2 см.

Т2 — опухоль более 2 см, но не более 5 см в наибольшем измерении.

Т3 — опухоль более 5 см в наибольшем измерении.

Т4 — опухоль любого размера с непосредственным распространением на а) грудную стенку, б) кожу с учетом описанных ниже принципов:
Т4а — опухоль поражает грудную стенку;
Т4b — отек (включая симптом лимонной корки), изъязвление кожи или метастазы в
коже той же молочной железы;
Т4с — сочетание признаков Т4а и Т4b;
T4d — диффузный рак.

NX — недостаточно данных для оценки регионарных лимфоузлов (например, они были ранее удалены).
N0 — регионарные лимфоузлы не пальпируются.
N1 — пальпируются подвижные подмышечные лимфоузлы с той же стороны.

N2 — пальпируются подмышечные лимфоузлы с той же стороны, спаянные друг с другом или окружающими тканями, либо имеются клинические признаки метастазов в окологрудинных лимфоузлах той же стороны при отсутствии таких признаков для подмышечных лимфоузлов.
N2a — подмышечные лимфоузлы на стороне опухоли спаяны друг с другом или окружающими тканями.
N2b — клинические признаки метастазов в окологрудинных лимфоузлах той же стороны при отсутствии таких признаков для подмышечных лимфоузлов.

N3 — пальпируются подключичные лимфоузлы (лимфоузел) вне зависимости от состояния подмышечных лимфоузлов, либо имеются клинические признаки метастазов в окологрудинных и подмышечных лимфоузлах, либо имеются метастазы в надключичных лимфоузлах, необязательно в сочетании с метастазами в подмышечных или окологрудинных лимфоузлах.

MX — недостаточно данных для оценки отдаленных метастазов.
М0 — отдаленных метастазов нет.
M1 — отдаленные метастазы имеются.

Таблица 9.17. Группировка рака молочной железы по стадиям (6-е издание, 2002)

Своеобразное течение РМЖ и биологические особенности этой опухоли обусловливают использование на определенных этапах заболевания всех существующих методов лечения — хирургического, лучевого, гормонального, химиотерапевтического, включая таргетную терапию; однако оптимальная последовательность их применения до настоящего времени остается предметом активных клинических исследований.

По современным представлениям, для выбора оптимальной терапии больной раком молочной железы необходимо иметь сведения о содержании в опухоли рецепторов стероидных гормонов (рецепторов эстрогена (РЭ), рецепторов прогестерона (РП)), экспрессии HER2 и степени злокачественности опухоли, определяемой по степени ее дифференцировки.

С точки зрения биологических особенностей, определяющих возможности лечения, все больные РМЖ делятся на три группы:

1) больные с гормоночувствительными опухолями, содержащими РЭ, РП; в лечении этих больных, как правило, используется гормонотерапия;
2) больные, опухоль которых характеризуется гиперэкспрессией HER2; этим больным показан трастузумаб (Герцептин);
3) больные РМЖ, у которых опухоль не содержит ни рецепторов стероидных гормонов, ни HER2 (так называемые трижды негативные опухоли); при лечении таких больных наиболее перспективна цитотоксическая химиотерапия (XT).

Эти клинические группы соответствуют молекулярным подтипам рак молочной железы (люминальный А и Б HER2-позитивный, базальный нормоклеточный).

Гормонотерапия — один из важнейших методов лечения РМЖ. Около 60% больных РМЖ (а среди пожилых больных до 80%) имеют гормонозависимые опухоли, т.е. опухоли, содержащие РЭ и РП.

Существует прямая корреляция между наличием и уровнем рецепторов стероидных гормонов и эффективностью гормонотерапии. Эффективность лечения РЭ-положительных опухолей составляет 50-60%, тогда как при РЭ-отрицательных злокачественных опухолях молочной железы положительный эффект гормонотерапии отмечается лишь у 5-10% больных. Около 30% больных с неизвестным рецепторным статусом отвечают на гормональные воздействия.

К методам гормонотерапии относятся: хирургическая, лучевая и химическая (с помощью суперагонистов LH-RH) кастрация у женщин с сохранной менструальной функцией, применение антиэстрогенов, ингибиторов ароматазы, прогестинов, андрогенов и их аналогов, кортикостероидов.
В принципе в основе всех методов гормонотерапии рака молочной железы лежит попытка воспрепятствовать стимулирующему воздействию стероидных гормонов (эстрогенов) на клетки опухоли.

У женщин в пременопаузе это может быть достигнуто путем овариэктомии или облучения яичников либо с помощью применения суперагонистов LH-RH, под влиянием которых функционируют яичники. Такая химическая кастрация носит обратимый характер и достигается применением гозерелина (Золадекс) или лейпрорелина, бусерелина.

У женщин в менопаузе синтез эстрогенов происходит в основном в жировой ткани путем реакции ароматизации андрогенов, продуцируемых корой надпочечников, а следовательно, использование ингибиторов ароматазы снижает содержание эстрогенов.

К селективным ингибиторам ароматазы относятся нестероидные — летрозол (Фемара), анастрозол (Аримидекс) — и стероидный ингибитор экземестан (Аромазин).

Антиэстрогены блокируют РЭ в опухоли. В эту группу входят селективные модуляторы эстрогенных рецепторов (SERM) — тамоксифен и торемифен и селективный супрессор эстрогенных рецепторов (SERD) — фульвестрант (Фазлодекс). Эти препараты активны как в пре-, так и в менопаузе.

Менее ясен механизм противоопухолевого действия прогестинов (мегестрол, медроксипрогестерон), которые также используются в гормонотерапии РМЖ.

РМЖ — опухоль, чувствительная к большинству современных противоопухолевых цитотоксических препаратов, прежде всего к антрациклинам — доксорубицину, который эффективен у 40% больных. Аналогичная эффективность и у эпирубицина, митоксантрона, циклофосфамида (35%), метотрексата (35%), фторурацила и тегафура (25 %). В 1990-е годы в клиническую практику вошли таксаны: паклитаксел (Таксол), эффективность 56-60%, доцетаксел (Таксотер) — 57-75%, винорелбин (Навельбин) — 41-51 %, капецитабин (Кселода) вторая линия — 20-36%, гемцитабин (Гемзар) вторая линия — 25%. У больных с гиперэкспрессией HER2 эффективен таргетный препарат трастузумаб (Герцептин) — гуманизированное МКА к EGFR — и лапатиниб (Тайверб, Тайкерб) — двойной ингибитор тирозинкиназы рецепторов EGF (HER2/HER1).

Больные с операбельным раком молочной железы нуждаются в дополнительной (адъювантной) лекарственной терапии, улучшающей отдаленные результаты лечения, снижающей риск рецидива заболевания и увеличивающей выживаемость больных. Исключение составляет лишь небольшая прогностически благоприятная группа больных старше 35 лет с высокодифференцированной (G1) гормоночувствительной (РЭ+, РП+) опухолью размером до 1 см, без метастазов в лимфоузлах (T1aN0M0) и без гиперэкспрессии HER2.

Важнейшими прогностическими факторами являются наличие и число пораженных лимфоузлов, размер первичной опухоли, степень злокачественности, определяемая по дифференцировке опухоли (G), возраст больной и состояние ее менструальной функции, содержание РЭ и/или РП в опухоли, а также гиперэкспрессия HER2 (табл. 9.18).

Таблица 9.18. Распределение больных раком молочной железы на категории риска

Рекомендации по выбору методов лечения в зависимости от чувствительности РМЖ к гормонотерапии приведены в табл. 9.19 и 9.20.

Таблица 9.19. Рекомендации по выбору методов лечения в зависимости от чувствительности к гормонотерапии (ГТ)


Примечание: При необходимости назначения XT и тамоксифена прием последнего должен быть начат после завершения XT (ХТ->ГТ) Вопрос относительно последовательности назначения ингибиторов ароматазы и XT (XT + ГТ или ХТ->ГТ) остается дискутабельным У больных в пременопаузе применение аналогов гонадотропин-рилизинг гормона может быть начато одновременно с XT для максимально быстрого достижения менопаузы.

Таблица 9.20. Рекомендации по лечению больных с гормоночувствительными опухолями


Примечание: В круглых скобках указаны лечебные опции, являющиеся предметом дискуссий и оцениваемые в соответствующих клинических исследованиях. Т — тамоксифен; ИА — ингибиторы ароматазы, ГТ — гормонотерапия; ОС — овариальная супрессия

При высоком риске N0 и отсутствии гормональных рецепторов послеоперационно проводится 4-6 курсов химиотерапии с включением антрациклинов (AC, FAC) или 6 курсов CMF. Больным в пременопаузе с положительными рецепторами и N0 после XT назначается тамоксифен на 5 лет. Альтернативой у этой категории пациенток служит выключение функции яичников с назначением тамоксифена.

У больных с низким риском в пременопаузе с N0 используется выключение функции яичников с помощью агонистов LH-RH в течение 2 лет, изучается целесообразность более длительного применения этих препаратов.

У больных в постменопаузе с N0 и положительными рецепторами используются ингибиторы ароматазы либо тамоксифен в течение 5 лет или прием тамоксифена в течение 2-3 лет с последующим переходом на ингибиторы ароматазы (до 5 лет). У больных в постменопаузе адъювантная гормонотерапия на любом этапе ее проведения может включать ингибиторы ароматазы. В ряде исследований было показано, что лечение тамоксифеном неэффективно у НЕR2-позитивных больных, что служит показателем резистентности к тамоксифену.

При высоком риске и N0 даже в менопаузе считается целесообразным назначение химиотерапии, а затем гормонотерапии ингибиторами ароматазы или тамоксифеном. У больных старше 70 лет основой адъювантной лекарственной терапии является тамоксифен.

При N+ в пременопаузе и при количестве метастазов в подмышечных лимфоузлах менее 4 показано проведение 6 курсов антрациклинсодержащих комбинаций CAF, FAC, АС или 6 курсов классического режима CMF с пероральным приемом циклофосфамида. При наличии 4 метастазов и более считается целесообразным назначение более длительной химиотерапии с дополнительным использованием таксанов. Далее при положительных рецепторах назначается тамоксифен на 5 лет.

У больных с сохранной менструальной функцией при поражении не более 3 лимфоузлов и положительных рецепторах допустимо выключение функции яичников с одновременным приемом тамоксифена.

У больных в постменопаузе с положительными рецепторами основой адъювантного лечения считается гормонотерапия (ингибиторы ароматазы или тамоксифен), но при поражении 4 лимфоузлов и более показано на I этапе проведение XT с последующей гормонотерапией. При отрицательных рецепторах в постменопаузе рекомендуется только XT.

Комитет экспертов конференции (St. Gallen, 2009) предложил упростить вопрос выбора показаний к применению гормонотерапии при операбельном РМЖ: все больные, у которых обнаружены РЭ+ (независимо от их уровня), должны получать гормонотерапию. РЭ-положительными считаются все опухоли, в которых при иммуногистохи-мическом исследовании обнаруживается даже минимальное количество РЭ-положительных клеток. При окрашивании более 50% клеток опухоль рассматривается как высокочувствительная к гормонотерапии.

Стандарт гормонотерапии для больных в пременопаузе — это применение тамоксифена либо тамоксифена + выключение функции яичников; ингибиторы ароматазы пациенткам в пременопаузе противопоказаны и могут применяться лишь в случае противопоказаний к использованию тамоксифена, при условии надежного выключения функции яичников по показателю содержания эстрадиола в сыворотке крови (верификация выключения функции яичников желательна даже при назначении ингибиторов ароматазы пациенткам в менопаузе моложе 60 лет). Для женщин в менопаузе предпочтительна гормонотерапия ингибиторами ароматазы, хотя у отдельных больных возможно использование тамоксифена. У больных с высоким риском предпочтительны ингибиторы ароматазы.

Показано, что у больных в менопаузе при рецептор-положительном раком молочной железы длительное применение летрозола (Фемара) по 2,5 мг/сут после окончания 5-летнего приема тамоксифена улучшает эффективность адъювантной гормонотерапии, снижая к 4 годам наблюдения относительный риск рецидива на 42 %.

Современный выбор оптимальных режимов адъювантной химиотерапии достаточно широк и включает использование антрациклинов и таксанов.

Применение антрациклинсодержащих комбинаций позволяет по сравнению с CMF уменьшить риск рецидива на 12%, риск смерти — на 11 % и увеличить 5-летнюю безрецидивную выживаемость на 3,2%, 5-летнюю общую выживаемость — на 2,7%. В США в адъювантном лечении у больных с плохим прогнозом используется паклитаксел после нескольких курсов антрациклинсодержащих комбинаций, в Европе активно ведутся исследования по использованию доцетаксела в адъювантной терапии, показавшие его высокую активность.

Читайте также:  Пцр при раке молочной железы

У больных с HER2+ РМЖ в рандомизированных исследованиях показано значение адъювантного применения трастузумаба (Герцептин).

На основании предварительного анализа результатов этих исследований международным консенсусом в 2007 г. рекомендовано использование трастузумаба при ранних стадиях HER2+ РМЖ в течение 1 года. Остается неясным вопрос о длительности его применения, целесообразности назначения при N0 и Т 5 лет);
• пожилой возраст;
• метастазы в костях, локорегионарные метастазы, минимальные метастазы в легких;
• гистологически установленная I-II степень злокачественности (G1-G2);
• большая длительность полученной ранее ремиссии в результате предшествовавшей гормонотерапии.

Ответ на гормонотерапию маловероятен в следующих случаях:

• короткий период без метастазирования (

источник

Рак молочной железы является одним из распространенных онкологических заболеваний, которое поражает, как молодых девушек, так и пожилых женщин. Курс химиотерапии при раке молочной железы основывается на использовании лекарственных препаратов, замедляющих развитие раковых клеток и разрушающих опухоль. При правильно подобранных терапевтических мероприятиях отмечается улучшение прогноза заболевания и состояние женщины.

В Юсуповской больницы специалисты выполняют высокоточную диагностику онкологических заболеваний в минимальные сроки. Химия терапия при раке молочной железы проводится врачами-онкологами с использованием различных схем, применяемых в зарубежных странах. Специалисты клиники онкологии ответственно подходят к лечению каждой пациентки. В ходе прима врач-онколог объясняет, как проходит химиотерапия при раке молочной железы, пациенткам, которым показана данная процедура и рассказывает о возможных последствиях.

Специалистами Юсуповской больницы накоплен большой опыт онкологических заболеваний у женщин. Правильно поставленный диагноз позволяет выбрать наиболее эффективный метод лечения, поэтому при обращении пациенток с симптомами данного заболевания проводится комплексная диагностика. Химиотерапевтическое лечение является самостоятельным методом лечения, который при сочетании с оперативным вмешательством или лучевой терапией позволяет улучшить состояние женщины и добиться длительного излечения болезни.

Выделяют следующие виды химиотерапии, проводимые при данном заболевании:

  • неоадъювантная терапия рака молочной железы показана пациенткам перед оперативным вмешательством. Предоперационная терапия подавляет рост злокачественной опухоли и снижает вероятность ее метастазирования;
  • адъювантная химиотерапия направлена на предупреждение развития онкологического процесса после хирургического вмешательства. Схема химиотерапии ас при раке молочной железы, основанная на использовании циклофосфамида и паклитаксела является одни из компонентов адъювантной терапии. Данная разновидность химиотерапии может применяться в качестве дополнительного метода лечения для устранения скрытых метастаз;
  • таргетная терапия при раке молочной железы является быстроразвивающимся методом. Перед его использованием пациенткам назначаются иммуногистохимическое и генетическое исследование, после которых возможно использование препаратов. Принцип действия таргетных препаратов заключается в замедлении роста пораженных клеток и запуске механизма саморазрушения;
  • индукционная терапия назначается женщинам при наличии противопоказаний для оперативного удаления опухоли или чувствительности новообразования к лекарственным препаратам. Лечебная химиотерапия используется в качестве одного из методов паллиативной помощи для устранения симптоматики;
  • гипертермическая химия при раке молочной железы эффективна при крупных опухолях. Принцип действия данного метода заключается в воздействии на опухоль лекарственными средствами при высоких температурах;
  • щадящая химиотерапия основывается на использовании препаратов, обладающих минимальными побочными эффектами, в результате чего специалистами отмечается низкая эффективность данного метода;
  • платиновая химиотерапия предполагает использование препаратов, содержащих платину. Такие лекарственные препараты, как Фенантриплатин и Цисплатин обладают выраженным действием в борьбе с раковыми клетками;
  • паллиативная химия терапия при раке молочной железы показана пациенткам при неблагоприятных прогнозах. Основной целью данного метода является улучшение качества жизни больных, увеличение продолжительности жизни и снижение негативного воздействия раковых клеток на организм.

Пациенты с онкологическими заболеваниями нуждаются в регулярном уходе и психологической поддержке, которые оказывает персонал Юсуповской больницы. Поддержка близких и родных людей имеет особое значение для пациентов клиники онкологии, поэтому время их посещения не ограничено. Для стационарного лечения пациентов в Юсуповской больнице предусмотрены комфортные палаты с необходимой мебелью, оборудованием, выходом в сети Интернет.

Химиотерапевтическое лечение принято также подразделять в зависимости от цвета используемого препарата. Наиболее часто при лечении данной болезни проводится белая и красная химия при раке молочной железы.

Красная химиотерапия отличается большим количеством побочных эффектов, вызванных следующими препаратами: идарубицин, доксорубицин и эпирубицин. Данные лекарственные препараты агрессивно разрушают раковые клетки, однако при этом также поражаются здоровые ткани.

Химиотерапевтические препараты красного цвет показаны пациенткам для уменьшения размера первичного очага, предотвращения дальнейшего метастазирования опухоли и при неэффективности других препаратов для достижения ремиссии. Отказ от химиотерапии при раке молочной железы возможен при наличии серьезных противопоказаний, однако при этом лечение пациентки осуществляется другими методами.

Химиотерапия при раке молочной железы назначается женщинам после комплексного обследования. В клинике онкологии Юсуповской больницы имеется современное диагностическое оборудование, позволяющее выявлять очаги поражения на начальной стадии развития. Информация, полученная в ходе обследования, позволяет специалистам выбрать наиболее эффективные пути лечения онкологии. После определения объема терапевтических мероприятий рассчитывается стоимость химиотерапии при раке молочной железы.

Белые препараты для химиотерапии при раке молочной железы основана на введении таксола и такосела. Одним из основных показаний к белой терапии является повышенная чувствительность к другим медикаментам. Данная схема лечения отличается сниженной токсической нагрузкой на организм.

Курс химиотерапии при раке молочной железы, длительность которого определяется стадией заболевания и объемом поражения, подбирается врачами-онкологами Юсуповской больницы после высокоточной диагностики. При лечении онкологических заболеваний специалисты используют только обоснованные методы, применяемые в мировой медицинской практике.

Одним из основных методов лечения является неоадъювантная химиотерапия при раке молочной железы. Прием химиотерапевтических препаратов направлен на подготовку организма к хирургическому вмешательству. После проведения операции пациентке также назначаются лекарственные препараты, однако их токсическое воздействие на организм снижено.

В клинике онкологии Юсуповской больницы каждый обратившийся пациент получает качественную медицинскую помощь. Высококвалифицированные врачи-онкологи проводят лечение даже тех пациентов, от которых отказались в других медицинских учреждениях. Схемы химиотерапии при раке молочной железы составляются специалистами с учетом множества факторов.

Врачи-онкологи Юсуповской больницы обращают внимание пациенток на то, что реакция на химиотерапию при раке молочной железы может быть различной. Лечению химиотерапевтическими препаратами предшествуют подготовительные мероприятия.

Обязательным условием при онкологических заболеваниях является отказ от употребления алкоголя и курения. Специалисты Юсуповской больницы на подготовительном этапе проводят лечение сопутствующих заболеваний. Химиотерапия ас при раке молочной железы и другие схемы являются серьезной нагрузкой для почек, печени и желудочно-кишечного тракта, поэтому для их защиты назначаются определенные медикаменты.

Врачами-онкологами Юсуповской больницы используются различные виды химиотерапии, так, таргетная терапия при раке молочной железы назначается пациенткам, у которых обнаружены метастазы и другие препараты не дают положительного эффекта.

Современное оборудование, большой опыт специалистов Юсуповской больницы и сотрудничество с крупными научными центрами позволяют врачам-онкологам проводить эффективное лечение злокачественных опухолей и минимизировать последствия химиотерапии при раке молочной железы.

Сочетание различных методов терапии позволяет не только улучшать качество жизни больных, но и достигать длительной ремиссии. Химиотерапия при раке молочной железы после операции применяется для уничтожения микроскопических опухолевых очагов.

источник

Как проводится химиотерапия при раке молочной железы? Лечение осуществляется несколькими способами. Принцип химиотерапии – прием цитостатиков, медикаментов с противоопухолевым воздействием. Такие средства вводятся внутривенно либо через капельницу. Химия цистостатиками – это системная терапия, так как препараты попадают в кровь, угнетая рост раковых клеток во всем организме, а не только в груди.

Принцип химиотерапии – прием цитостатиков, медикаментов с противоопухолевым воздействием

Химиотерапия при раке молочной железы назначается, если есть злокачественная опухоль в данной области. При этом учитывается наличие/отсутствие следующих факторов:

  • размер опухоли;
  • гормональный статус больной;
  • скорость, с которой распространяется злокачественный процесс;
  • возраст.

Противоопухолевое медикаментозное средство принимается с учетом стадии болезни. Перед терапией врач оценивает состояние яичников, риск осложнений. Онкологи и маммологи выделяют следующие виды химиотерапии при РМЖ:

  • адъювантная;
  • лечебная.

Химиотерапия при раке груди назначается, если есть злокачественная опухоль в данной области

Первая методика применяется после операции на грудь с целью воздействия на скрытый очаг опухоли в другом органе. С помощью такой терапии врач определяет, есть ли чувствительность у новообразования к медикаментозному воздействию. Минус терапии – откладывание операции, сложности с некоторыми типами новообразований.

Лечебная химиотерапия при раке груди назначается до операции, чтобы уменьшить размер новообразования. Иногда такая терапия исключает проведение мастэктомии, позволяя обойтись только люмпэктомией. С помощью лечебной процедуры уменьшаются отделенные метастазы.

Длительность курса химиотерапии при РМЖ зависит от типа используемых препаратов, запущенности и формы недуга. Если основываться на цикличности приема, длительность курса составляет от нескольких месяцев до года.

Прежде чем лечить раковый процесс, проводится детальное обследование пациентки. Врач изучает историю недуга, собирая анамнез. На основе полученных данных разрабатывается схема химиотерапии при раке молочной железы. На втором этапе показана курсовая химия. Перед первой процедурой в историю болезни пациентки фиксируются основные показатели пациентки (АД, вес, пульс). Если лекарство вводится перорально, используется большое количество воды. Перед капельным введением больная укладывается на кушетку, ставится катетер, подсоединяется инфузионная система.

При проведении любой из вышеописанных процедур показана премедикация – прием препарата, снижающего интенсивность либо устраняющего отрицательное воздействие предстоящего лечения. Если после процедуры состояние женщины нормальное, ее отпускают домой. При проявлении побочных реакций пациентка переводится в стационар. После каждой такой манипуляции осуществляется полное диагностическое обследование больной.

Прежде чем лечить раковый процесс, проводится детальное обследование пациентки

Прием препаратов для химиотерапии при раке молочной железы – это важная составляющая всего лечения. Поэтому в борьбе с раковым процессом применяется комплекс разных процедур, который способствует выздоровлению либо поддержке организма для дальнейшей жизнедеятельности. Прогноз после химии зависит от стадии, на которой было начато лечение. В комплексе с противоопухолевыми препаратами назначается лучевая терапия и операция.

Зачем необходимо цитостатическое лечение? Противоопухолевые препараты принимаются циклами, количество которых зависит от состояния больного женского организма. Нужное их количество – полный курс химиотерапии при раке молочной железы. Чаще один такой курс состоит из 4-7 циклов.

Химия после удаления железы положительно воздействует на женский организм. Такая терапия предупреждает повторное развитие рака. Одновременно блокируется возникновение нового метастаза. С помощью такого решения можно избавиться от существующих опухолевых клеток, что способствует предотвращению рецидива в дальнейшей жизни пациентки.

Переоценить эффективность рассматриваемой терапии нельзя. Это объясняется тем, что в ее основе находится разрушение раковых клеток с последующим торможением их развития. Противоопухолевая терапия часто используется в качестве самостоятельной методики либо комбинируется с другими способами устранения недуга.

Это зависит от состояния больного организма и его способности выдержать предстоящие нагрузки. С помощью цитостатического лечения уменьшается новообразование, что способствует иссечению опухоли с минимальным травмированием ткани.

Для химиотерапии могут использоваться антрациклины – медикаменты красного цвета. Но такое лечение считается максимально жестким из всех используемых методов. Это объясняется его токсичностью. Причина отрицательного воздействия – необычная комбинация медикаментов. При данной методике происходит всестороннее медикаментозное воздействие на рак. Для проведения “красной терапии” ученые разработали различные схемы, с помощью которых улучшения наблюдаются в 50% случаев. С помощью антрациклинов снизилось количество смертей с 25% до 3%.

Схема лечения, подбираемая в каждом случае индивидуально, должна обладать некоторыми свойствами. Это связано с тем, что необходимо уничтожить все раковые клетки. При этом такое воздействие должно производиться только на конкретный участок железы.

Для этого используются препараты, эффект которых взаимно усиливается без побочных действий. Опухолевые клетки не должны привыкать к химиотерапии, а подобранная схема должна оказывать такое побочное влияние, которое может перенести женщина.

Стандартная схема цитостатического лечения простая. Название препарата и его дозировка подбираются с учетом уровня пульса, АД, температуры тела. Затем ставится капельница с лекарством. Медикаменты, используемые для химиотерапии и обладающие положительным воздействием, имеют в своем составе алкилирующие вещества. Механизм их влияния идентичен радиации.

Они разрушают белки, которые контролируют развитие генов раковых клеток. К таким препаратам относится Циклофосфамид. Остальные медикаменты получили название антиметаболитов. Они “обманывают” опухолевую клетку, легко встраиваясь в ее генетический аппарат. В процессе деления клетка погибает. Если выявлена карцинома, применяется препарат 5-фторурацил. Можно использовать новое средство Гемзер.

Антибиотики, используемые в химиотерапии, не похожи на традиционные аналогичные средства. Первые медикаменты являются специальными противораковыми антибиотиками, механизм воздействия которых заключается в замедлении деления генов. Лекарство Адриамицин – эффективный антибиотик для химиотерапии. Часто его сочетают с Цитоксаном.

Для лечения рака используют таксаны – агенты, активно воздействующие на определенные виды тканей. В группу таких медикаментов входит Паклитаксел, Доцетаксел. Под их воздействием происходит сборка микротрубочек из димеров тубулина. Одновременно наблюдается их стабилизация, что исключает деполимеризацию. Все вышеописанные средства эффективны при проведении химиотерапии ракового процесса.

Некоторым женщинам химия противопоказана. Связано это с неэффективностью данной процедуры в каком-то конкретном случае. Химиотерапия не назначается, если у женщины выявлена гормонально-зависимая форма рака.

У таких пациентов наблюдается низкий уровень прогестерона и эстрогена. Поэтому им назначают другое лечение. Чаще удаляются яичники, принимаются препараты, блокирующие эффекты вышеперечисленных гормонов. После химии женщина может испытывать некоторые неприятные симптомы, среди которых:

Ученые доказали, что проявление побочных эффектов зависит от настроя самой пациентки. Но совокупность вышеперечисленных признаков может привести к тромбоцитопении и выпадению волос. После химии способны возникнуть и различные осложнения. Цитостатическое лечение ликвидирует не только раковые, но и нормальные клетки. На фоне такого комплексного воздействия наблюдаются разные проблемы.

Чаще диагностируется анемия, сильный упадок иммунной системы. На фоне последнего явления организм легко “подхватывает” любую инфекцию. При этом допускается серьезное повреждение внутренних органов. В данном случае сокращается жизнь пациентки.

источник