Меню Рубрики

Как победить рак груди отзывы

Для женщин переживших рак груди, ваши истории и советы

семейный стаж — 15 лет
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 115
Регистрация: 27.11.08

сын
сын
дочка
а пёс считается?

1) В эту тему могут писать только женщины, пережившие рак груди.

2) Эта тема дает возможность женщинам, прошедшим этот тяжелый путь, выговориться, поделиться пережитым.

3) Если у кого-то из этих мужественных женщин будет желание, они могут дать совет по поводу того, что должна делать КАЖДАЯ из нас в уходе за грудью и чего НЕ ДЕЛАТЬ, как общаться с врачами и чего требовать от них.

4) ВСЕ ПОСТЫ, НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ЭТИМ ПРАВИЛАМ, И ЛЮБЫЕ ОСКОРБИТЕЛЬНЫЕ ПОСТЫ БУДУТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО УДАЛЯТЬСЯ АДМИНИСТРАЦИЕЙ.

Неисправимая спорщица
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 3065
Регистрация: 1.07.07
Хайфа-Рязань

Царь
Гусёнок
Зайка
Плюшка
lilu.06

Неисправимая спорщица
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 3065
Регистрация: 1.07.07
Хайфа-Рязань

Царь
Гусёнок
Зайка
Плюшка
lilu.06

Я не буду проще, и не надо ко мне тянуться!)
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 1542
Регистрация: 19.05.05
kharkov- USA-shomron


незарегистрирован *
пользователь
» обо мне «
дневник
Сообщений: 20
Регистрация: 30.06.08
Атланта, USA

Сергей 31.08.90
Анна 07.03.04
Даниил 03.01.06
Юлия 25.02.2009

Мультимаме привет и наилучшие пожелания, я писала ей, когда получила свой диагноз. Она вселила в меня дополнительную веру хороший исход. Сейчас я прошла этапы лечения, на прошлой неделе после обследования (через 6 месяцев после операции) мне заявили что все чисто, я победила эту гадость. А тогда, в сентябре, я не могла поверить, пошла на маммограмму в первый раз, и как закрутилось. Хорошо что нашли на первой стадии, когда оно не прощупывалось еще пальцами. Перенесла 2 операции люмпектомию, т.к. края раны после первой операции были нечистыми. Перенесла неплохо, страхов было больше. После врач сказала что у меня официально больше нет рака, но лечение пройти надо до конца. Конечно же, тут нечего и думать, я и на операцию просилась с первого же дня, поторапливала хирурга, и на вторую спешила, и химию сама просила. Ан не дали. Хорошо что есть такой тест oncotypeDX, который предрешил дальнейшее лечение: химию делать не стали, т.к. по результату выходит что у меня низкий шанс рецидива. Правда, этот тест не везде делают, он относительно новый. Прошла курс радио, 33 сеанса. До сих пор слабость, сплю много. Зато есть вера в то, что я смогу вырастить и воспитать моих детей сама.

Для всех важно регулярно проходить обследование. Не стоит успокаивать себя что здоровье хорошее, рожала вовремя, кормила грудью, абортов не делала, и в семействе не было никого с таким заболеванием. Все ерунда. По себе поняла. Никто не знает почему оно появляется. А уж если поставили диагноз, на всех парах лететь к врачам, делать все что советуют они. У меня есть знакомая, у которой диагностировали 1 стадию, а она пала духом, терпела, решалась, не решалась. дотянула до 2В стадии. Потом пошла лечиться. И теперь ругает себя.

А в госпитале я провела в первый раз 7 часов, включая подготовку к операции и саму операцию (операция длилась 1,5 часа), и выведение из наркоза. При второй операции и того меньше. В штатах не держат долго, если показатели хорошие и жизни ничего не угрожает.

*
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 332
Регистрация: 24.11.03
Maryland, USA
Рома 10.08.1999
Раян 22.06.2002

Ну вот, пришло и моё время написать о свей истории.
То что у меня будет рак — я узнала 7 лет назад, когда у меня. здесь, в Америке, обнаружили «ген Джоли» BRCA-1.
Это генетическая мутация, сейчас получившая такое название в «честь» Анджелины Джоли, которая, как всем известно, пережила две профилактические операции из-за наличия мутации.
У меня тяжелая наследственность, наличие рака у всех(!) родственников по маминой линии. У мужчин — рак желудка, у женщин — рак груди и яичников. Поэтому мне и сделали тест на наличие генетической мутации. Результат оказался положительным.

Наличие мутации BRCA-1 — 87% риск рака груди и 44% риск рака яичников у женщин.

После теста мне сразу предложили удалить яичники и оставить груди. Рак яичников НЕ диагностируется на раннних стадиях, его очень трудно «поймать». Рак груди найти на ранней стадии легче. Что и случилось со мной.

7 лет назад от превентивных операций я отказалась, хотела родить третьего ребенка, но появилась астма у младшего сына и все силы ушли на борьбу с этой болезнью.

Я регулярно проходила мед.осмотры — каждый год маммограмму и компьютерную томограмму груди, каждый год — УЗИ яичников и тест на онкомаркер. Онкомаркер в течении 7 лет скакал достаточно резко. При норме 20-25, повышался до 68 и снижался до нормы. Врачи объяснияли это подготовкой организма к менопаузе. Но продолжали уговаривать меня на операцию.

В декабре 2014 года томограмма груди показала наличие маленького образования, биопсия показала что это карцинома, нулевая стадия(когда клетки не затронули соседние ткани).

Хирург предложил 3 варианта операции. Удалить только образование, или удалить полностью грудь, или удалить обе груди, так как из-за моей мутации риск возникновения рака во второй груди был 90%. Именно на последнем варианте особенно настаивал хирург.

Я доооооолго думала, переживала и решилась делать так, как советует врач.
И это оказалось правильным.
Результат гистологии показал, что в одной груди было и вторая опухоль, и в другой груди обнаружили раковые клетки на стадии формирования.

Когда мне это сказали — я рыдала. Прям в кабинете врача разрыдалась. Потому что решение далось очень нелегко, и оказалось что я правильно сделала.

Оперировали меня в конце февраля 2015 года. Перед операцией провели радиоактивное изучение лимфатических узлов со стороны груди, в которой нашли опухоль. Это новая процедура, позволяющая определить «слабо работающие узла»(не знаю, правильно ли я выразилась), чтобы их удалить во время операции и взять на анализ.

Так как лимфоузлы оказались чистыми, опухоль оказалась негормонозависимой и медленнорастущей, очень маленькой по размеру, то мне онколог не стал назначать никакого послеоперационного лечения!

Операция длилась 3 часа, в госпитале пробыла одну ночь и на след.день выписали домой. Дома мучилась 10 дней с дренажной системой. С двух сторон груди установили дренаж и надо было регулярно сливать набравшуюся жидкость.

После операции шрамы заклеили медицинским скотчем, так что я уже на след.день могла принимать душ. Антибиотики не выписывали, болей не было. До сих пор все вокруг шрамов онемевшее. Наверно так будет навсегда. Там где убрали лимфоузлы впадина под подмышкой, но она особо не мешает.

От имплантов я отказалась, хотя мне их предлагали поставить при операции. Но я узнала, что сначала ставят экспандеры, которые в течении 3 месяцев накачивают соленой водой, чтобы растянуть кожу для установки имплантов. Потом снова операция по установке собственно импланта. Который придется менять через 10-15 лет.
Был еще вариант восстановления груди из собвсвенных тканей(мышц спины или бедра), но тогда операция увеличивается на 8 часов и восстановление тяжелее.

Я решила оказаться от всего. Сильно переживала за здоровье.

Постраховке купила силиконовые протезы. Хорошие протезы здесь стоят 300-400 долл за штуку. Я их вернула назад — они тяжеловатые и для них нужны специальные поддерживающие бюстгалтеры, которые не так уж легко подобрать.

Сейчас обхожусь поролоновыми протезами, которые купила через интернет за 25 долл за штуку и спортивными бюстгалтерами, которых есть спец.кармашки для вкладышей, поддерживающих грудь. Очень довольна.

Готовлюсь к операции по удалению яичников. Буду записываться на сентябрь. Знаю, что эта операция будет тяжелым стрессом для организма, будет резкая ранняя менопауза(мне уже почти 43 года), но жить в таком постоянном страхе уже нет сил, и надо думать о родных и близких — они не должны переживать о моем здоровье. Кстати, так же писала и Анджелина Джоли.

Моя мама удалила грудь и яичники 20 лет назад. Пережила 2 химии и радиацию, при лечении рака гортани. Слава Богу она жива.

Моя сестра решила лечить рак травами. она умерла в 2008 году.

источник

«Болезнь пытается внедриться в мою жизнь, но у неё не получится меня сломить»

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Мы уже рассказывали, что следует знать об этом заболевании и какие методы диагностики и профилактики самые действенные. Теперь мы решили обратиться к личному опыту и поговорили с Ириной Танаевой, которой два с половиной года назад диагностировали рак молочной железы. Ирина рассказала о том, как болезнь изменила её жизнь, о борьбе и о том, что помогает ей сохранять оптимистичный настрой. Редакция благодарит проект «Крути против рака груди» за помощь в подготовке материала.

В октябре 2013 года я неожиданно нащупала у себя в груди довольно большое уплотнение, которое появилось как будто мгновенно. Оно меня не беспокоило, не болело, но я всё равно пошла к врачу. В платной клинике, где я наблюдалась, меня осмотрела маммолог-онколог — повода не доверять ей не было. Мне сделали УЗИ, и врач сказала, что это фиброаденома. Я попросила сделать пункцию, но доктор отказала: мол, ничего страшного нет и я могу спать спокойно до следующего визита. Я всегда доверяла специалистам, мне и в голову не приходило сходить куда-то ещё, усомниться, перепроверить. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что очень халатно отнеслась к своему здоровью и к самой себе. Я не думала о плохом: раз врач так сказала, значит, всё хорошо.

На следующий осмотр я должна была прийти через три месяца. Я продолжала жить в прежнем режиме, абсолютно не сомневаясь в том, что здорова. Мы с семьёй поехали на море — это был долгожданный отдых в замечательном месте. Именно там я почувствовала боли в области груди — резкие, простреливающие — меня это сильно насторожило и напугало. С того момента эти ощущения стали регулярными. Вернувшись в Москву, я снова обратилась к врачу, но уже в специализированный маммологический центр.

Прошло уже два с половиной года, а мне до сих пор невыносимо вспоминать. 16 февраля 2014 года навсегда останется в моей памяти днём, который изменил всё в моей жизни. Тогда мне только исполнился 31 год, в кабинет врача пригласили не только меня, но и мужа — я тогда ещё не понимала, почему. «У вас, с большой вероятностью, рак», — сказал врач. Больше я ничего не слышала, в моей голове только звучали слова: «Рак — смерть, я умираю». Я очень сильно плакала, ничего не понимала, думала, как же я оставлю шестилетнего сына. Это были тяжелейшие минуты, нет слов, чтобы их описать: шок, отчаяние, ужас, страх — всё это разом, в одно мгновение навалилось на меня, и что с этим делать, я тогда не знала.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать

Мы вышли из больницы и поймали такси, ехали почти молча — я плакала, а муж прижимал меня к себе. Дома нас ждали сынок и моя мама. Я не знала, что ей сказать, поэтому зашла домой и спокойно, без слёз, объявила, что у меня рак. В ответ я услышала уверенное: «Вылечим». Мама выстояла, сдержалась и никогда при мне не плакала. Я знаю, как сильно она переживает, но со мной никаких разговоров о болезни никогда не ведёт. Как отреагировал папа, я не знаю — меня оградили от всего этого, со мной не сюсюкались, не жалели, мы все продолжали жить, как и прежде. По крайней мере, старались так жить, но болезнь внесла много изменений в наши планы.

Мы стали искать хороших врачей. Тех, кому мы в итоге доверились, мы нашли не сразу, но я счастлива, что это произошло. Первым, к кому я попала на приём, был хирург-онколог Евгений Алексеевич Трошенков, работающий в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени П. А. Герцена. Уже через пару минут общения я поняла, что это мой врач. Евгений Алексеевич очень подробно всё рассказал, показал, осмотрел, а самое главное — успокоил меня, вселил надежду и уверенность в хорошем результате лечения. Выходя из кабинета, он сказал: «Вылечим, обязательно вылечим!» Эти слова следующие полтора года я повторяла, как «Отче наш». Мы с мужем ушли от него с улыбками на лицах, оба в один голос сказали: «Это он». Больше я ни о чём не думала: за меня всё решал мой врач, он давал чёткие указания — какие обследования пройти, что и где сделать. Мне уже было не страшно, я больше ни секунды не сомневалась в своей победе. Я набралась терпения и пошла в бой.

Мой диагноз — рак молочной железы Т4N0M0: у меня была опухоль довольно внушительного размера, но лимфоузлы не были задеты, и метастазы тоже не обнаружили. Тип рака — HER2(+++), 3B стадия. Химиотерапию я проходила в Российском онкологическом научном центре имени Н. Н. Блохина; я попала в КИ — клинические исследования, где проверяли эффективность нового препарата по сравнению с другим существующим на рынке. Лечение шло по плану, который наметила мой химиотерапевт. Мне провели восемь курсов химиотерапии: каждый 21 день мне вводили через капельницу препараты, воздействующие на опухолевые клетки. После всех курсов опухоль существенно уменьшилась.

Потом последовала радикальная кожесохранная мастэктомия с одномоментной реконструкцией тканевым экспандером (временным силиконовым имплантом, объём которого может увеличиваться за счёт заполнения его специальным раствором; позднее его заменяют на пожизненный имплант) — мне удалили левую молочную железу и 13 лимфоузлов. Далее была лучевая терапия (воздействие на опухолевые клетки ионизирующим излучением), и через полгода после мастэктомии мне сделали восстановительную пластику груди. Год после химиотерапии я получала таргетный препарат, который блокирует рост и распространение злокачественных клеток, а также применяется в профилактических целях для предупреждения рецидива.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать. Я себя уговаривала, иногда жалела, плакала — делала всё, чтобы моё подавленное состояние не переходило на других. Моя болезнь практически не отражалась на моих родных и близких. Я продолжала жить, как и прежде, усиленно занималась с ребёнком, готовила его к школе. Всегда улыбалась, всегда была позитивна, порой сама утешала родных, ведь им тоже было несладко. Боль от лечения невозможно передать словами — это было очень страшно, очень тяжело, порой мне казалось, что я нахожусь на пределе своих возможностей. Я не знаю, что было тяжелее, — химиотерапия или лучевая терапия: и то и другое я переносила крайне плохо.

Легче всего мне дались две операции — на фоне химиотерапии и лучевой терапии боль от них казалась мне укусами комара. Я очень просила убрать обе груди — я желала избавиться от них, чтобы не осталось ни следа от рака. Я очень благодарна своему хирургу: он не хотел ничего слышать о полном удалении, сказал, что я молодая и что мне ещё жить дальше. Евгений Алексеевич пообещал, что сделает всё как надо, и попросил меня ни о чём не переживать — больше вопросов я не задавала. Сейчас у меня замечательная грудь, очень красивая, очень мне идёт — тем более что бонусом ко всему стало увеличение груди, о котором я сама попросила врача. Моё восприятие себя очень изменилось: я перестала видеть в себе одни недостатки, научилась воспринимать себя адекватно, не обижаться на себя, не ждать, а делать всё сейчас — ведь завтра наступит новый день и придут новые желания. Я полюбила себя — может, не до конца, но я полюбила свое тело, свою новую грудь, шрамы. Мне всё сейчас в себе нравится, несмотря на набранный вес, болезненный вид, отсутствие волос. Я люблю себя, и точка.

Сейчас я даю себе ровно пять минут на то, чтобы поплакать и пожалеть себя, — больше нет ни времени, ни желания

Во время лечения в 2014 году мне очень не хватало общения с такими же, как я. Мои родные не могли до конца понять глубину моих переживаний, интернет я принципиально не читала и как будто находилась в информационном вакууме. Однажды, в тяжёлой депрессии, я выставила в социальных сетях свою фотографию с лысой головой и написала: «Порой рак меняет нас до неузнаваемости». Долгие восемь месяцев я скрывала ото всех свою болезнь, многие даже не догадывались, куда я так внезапно пропала. Конечно, у окружающих был шок, очень многие предпочли перестать мне писать и общаться, но это их право и их выбор.

После этого на своей странице в инстаграме я начала вести онкодневник: рассказывала, что со мной происходит, как проходит лечение. Постепенно я стала находить таких же, как и я, девушек и молодых людей с онкологией. Мы поддерживали друг друга, давали советы, узнавали что-то новое о лечении. Я всегда была очень добрым человеком, мне всегда хотелось помогать, а тут я вдруг нашла применение своему большому доброму сердцу. Я действительно искренне сопереживаю всем, кто столкнулся с онкологией, отношусь к ним с большим уважением, любовью. Они для меня все герои, бойцы, победители.

Всё началось с малого. Сначала я придумала хэштег #берегисьмыбанда, благодаря которому люди с онкологией начали общаться и знакомиться. Потом стала устраивать небольшие встречи. В октябре 2015 года каждый день на своей странице в инстаграме я публиковала истории женщин с раком молочной железы. Благодаря этой моей затее очень многие поняли, что они не одни, — нас много, и что даже с таким диагнозом можно полноценно жить и радоваться каждому дню. Назвала я свою акцию #проект_Хорошиелюди. Аня Якунина так же, как и другие девушки, прислала мне свою историю — тогда меня поразили её смелость и жизнелюбие. Уже вдвоём мы начали устраивать небольшие мероприятия, мастер-классы и просто посиделки в кафе. Это были тёплые, душевные встречи, после них очень хотелось жить. Многие после общения с нами перестали стесняться своей болезни, внешности, стали открыто говорить о себе, смело ходить лысыми, не боясь косых взглядов. Многие, глядя на нас, стали понимать, что рак — это не конец жизни, а всего лишь её этап, который можно пройти.

источник

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Психоаналитик-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Личная встреча Скайп. Специалист с сайта b17.ru

Врач-психотерапевт, Сексолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Психолог-сексолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Супервизор, Психоаналитик Тренинговый Аналитик. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Онлайн. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Личный семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Читайте также:  Противозачаточные таблетки могут вызвать рак груди

Психолог, Семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

У моей мамы нашли в 33 года, вторая стадия. Прожила 18 лет. 7 операций, удалили грудь, всю женскую репродуктивную систему, но жила.. Последний год был просто ад, но жила. 18 лет. желаю вам вылечиться и прожить дл 100 лет.

У меня такой же диагноз. Пока ничем не лечусь, просто диагноз поставлен. А у вашей мамы рецидив случился спустя 18 лет? извините за вопрос.

сотрудница сказала, что только химией останавливает, всё остальное не помогает. Особенно нельзя вестись на сок нони и народные методы лечения. Ездит в церковь по-моему в Балашиху, там онкологический центр и помощь сильная.

Моя мама работает в онко.у всех все индивид.можно сделать операцию,вставить имплантанты.Главное,чтобы метостазы в др местах не появились.желаю вам скорого выздоровления и главное не падайте духом!

Асд фракция два почитайте в интернете. У сотрудницы моей тети тоже онкология, сама врач и пьет именно асд

Главное, не делайте химиотерапию.Он добивает борящийся против болезни организм.
Пейте больше соды. Чайную ложку на стакан.И пейте часто.Перестаньте нервничать , и цените каждый день своей жизни.
Храните покой и равновесие. Избегайте негативных эмоций, особенно, обид.

Главное, не делайте химиотерапию.Он добивает борящийся против болезни организм.Пейте больше соды. Чайную ложку на стакан.И пейте часто.Перестаньте нервничать , и цените каждый день своей жизни.Храните покой и равновесие. Избегайте негативных эмоций, особенно, обид.

У бабушки- операция, 4 химии— оклемалась , химию перенесла хорошо, пока все, сказали проверяться раз в полгода. удачи

Главное, не делайте химиотерапию.Он добивает борящийся против болезни организм.Пейте больше соды. Чайную ложку на стакан.И пейте часто.Перестаньте нервничать , и цените каждый день своей жизни.Храните покой и равновесие. Избегайте негативных эмоций, особенно, обид.

Тете сделали операцию, химию. Прошел год. Анализ. Все ок. Делайте все рекомендации врачей!!2 стадия лечится полностью

спасибо всем большое за отзывы, если быть более точной, то у меня Т2NOMO, низкодеференциальная инвазивная протоковая карцинома, также гормонозависимая, яичники вчера удалили, после должны удалить грудь, может кто посоветует средства помимо медикаментов или курс который менее травмирует организм?

спасибо всем большое за отзывы, если быть более точной, то у меня Т2NOMO, низкодеференциальная инвазивная протоковая карцинома, также гормонозависимая, яичники вчера удалили, после должны удалить грудь, может кто посоветует средства помимо медикаментов или курс который менее травмирует организм?

Окись висмута. Можно параллельно лечению.

1, 5 месяца назад увеличился лимфоузел в подмышечной впадине. Сходила к доктору, сказал, что ничего страшного, но если останется неизменным прийти вновь. После приема, дня так через 2-3 заболела левая молочная железа. Болит не постоянно, но очень часто и довольно сильно. Также левая грудь приопухла немного и изменила форму(приподнялась). Вопрос, что это такое?

На другой ветке поищите Екатерину миронченко

100% излечение от РМЖ. Скачайте книгу Увайдова «Победа над раком» (в частности стр. 137). Можно так же посмотреть его видео на ютуб. Очень авторитетный врач. Работал во многих странах.

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Хочу поинтересоваться можно ли лечится без гормонов

Не поленитесь сходите на УЗИ и маммографию, я поленилась в результате 2 В стадия.

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Подскажите чайнику. как написать Вам в личку. спасибо

Женщина очень успешно борется с 4 стадией РМЖ :
.
Цитата из её дневника:
.
«Ну если уж официально — опухоль в левой груди занимала почти всю грудь. В этом году в феврале попала в больницу с интоксикацией. По результатам УЗИ: в левой груди опухоль 1,6 х 1,8 см. В правой — 1,4 х 0,7 см (результаты я выложу в своём дневнике). Сейчас размеры ещё меньше. Это при пальпации. Разрушающиеся кости восстановились. Шишки под кожей уменьшаются. Болей становится меньше. Сознание уплывало даже при подъёме головы наверх. Сейчас ещё проблены в голове чувствую, но совсем немного. Мне надо обследоваться чтобы понять, что рак отступает? И так ясно.»
.
Лечится эта женщина недорогими препаратами, без химиотерапий, облучений и операций.
.
Метод своего лечения она подробно описывает в своём дневнике:
.
http://golodanie.su/forum/showthread.php?t=19961&page=37

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Добрый день. Никому не давайте такие советы, типа- не делайте химиотерапию. Только лечащий врач в зависимости от клинической ситуации может принимать решение о тактике ведения больного и методах лечения. Давая такие советы, Вы можете угробить чью-то жизнь. Здоровья Вам и всего самого хорошего.

Здравствуйте, заинтересовали. Хочу пообщаться на эту тему

Здравствуйте, заинтересовали. Хочу пообщаться на эту тему

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

У мами карцинома молочної залози . Допоможіть будь ласка!

Тете сделали операцию, химию. Прошел год. Анализ. Все ок. Делайте все рекомендации врачей!!2 стадия лечится полностью

1, 5 месяца назад увеличился лимфоузел в подмышечной впадине. Сходила к доктору, сказал, что ничего страшного, но если останется неизменным прийти вновь. После приема, дня так через 2-3 заболела левая молочная железа. Болит не постоянно, но очень часто и довольно сильно. Также левая грудь приопухла немного и изменила форму(приподнялась). Вопрос, что это такое?

Очень хорошие показатели при лечении рака у такого препарата, как рефнот. Обсудите со своим врачом его применение. Иногда даже без химиотерапии люди обходятся, хотя в сочетании с ней результаты часто лучше. Но химиотерапия не всем показана. У нас одна коллега победила рак с помощью рефнота. Сейчас у нее все хорошо.

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

20 декабря поставили рак правой мол грн. 43 года. Страшно. сказали делать химию.

20 декабря поставили рак правой мол грн. 43 года. Страшно. сказали делать химию.

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Подскажите пожалуйста, как Вам написать в личку?

Здравствуйте! Рак победим! Проходила всё на своём опыте. Могу поделиться ценными знаниями. Пишите в личку

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

Диагноз мне поставили не сразу. У меня отягощенная наследственность: раком болела мамина сестра, бабушкина сестра. Они, к счастью, выздоровели.

Когда у меня обнаружили в груди уплотнение и врач сказал, что это просто нормальные возрастные изменения, я почувствовала беспокойство и продолжила обследование. Поэтому, когда через два месяца мне поставили диагноз «рак молочной железы», я уже была к нему внутренне готова.

Меня испугало, что лечение продлится долго, минимум полгода. Что я выпаду из своего активного образа жизни: я занималась спортом, у меня сын-спортсмен.

Но самый большой шок испытала, когда мне сказали, что отрежут грудь. Полностью, без вариантов. Вот в этот момент меня переклинило, я сказала мужу, что вообще не буду лечиться.

Я была уверена, что вылечусь, потому что есть пример выздоровевшей тети. Но грудь для меня — символ женственности, и потерять ее было страшно.

В итоге муж нашел врачей, я получила направление в Москву, где мне сделали операцию с реконструкцией. То есть удалили молочную железу подкожно и поставили импланты. Это удалось, потому что у меня была самая ранняя стадия.

Химиотерапию я переносила достаточно тяжело. Не знаю, с чем это связано — с моим организмом или с препаратами.

Когда меня спрашивают, чего ожидать от «химии», я говорю — ничего. Потому что каждый переносит ее по-своему. Кто-то сразу выходит на работу: «прокапались», день полежали, наутро — в офис. Я лежала по 3—5 дней, просто не могла встать с постели, было очень тяжело.

Сейчас существуют препараты, которые снимают побочные эффекты. Но только врач подскажет, как именно их облегчить. Я могу посоветовать разве что настраиваться на лучшее и быть внимательной к себе.

У меня были длинные волосы. Когда они «посыпались», я поняла, что не хочу их собирать с подушки или делать стрижку. Попросила дочку, чтобы она меня побрила, мы даже с ней сняли это на видео и выложили ролик в соцсеть.

Ничего страшного в этом я для себя не видела. Не боялась шокировать публику, не покупала парик, иногда крутила себе чалму. Однажды я приехала к сыну на тренировку, и охранник на проходной не хотел меня пускать внутрь. Спрашивал, куда я и к кому. Попросил показать документы. Это было смешно.

Мне кажется, более болезненно отреагировал муж: он плакал, когда я побрилась.

Для меня же это было символично. Вообще, мне кажется, когда женщина хочет что-то изменить, она делает стрижку. Вот я эти волосы ритуально сожгла с молитвами о выздоровлении.

Я быстро прошла все этапы от отрицания до принятия своей болезни. Спокойно принимала все тяготы химиотерапии, потому что у меня была цель — выздороветь.

И когда вылечилась, закончила последнюю капельницу, наступил этот страшный момент апатии, когда вроде бы все хорошо, но словно находишься в каком-то вакууме.

Это состояние длилось несколько месяцев, потом я пошла к психологу. С его помощью я и справилась с чувством полной бессмысленности. Не знаю, в какой момент оно прошло. Я просто посмотрела на свою жизнь со стороны. Увидела, что все-таки, даже если не ради себя, мне есть ради кого жить.

Очень поменялись отношения с мужем. Честно говоря, до диагноза мне показалось, что я с ним разведусь, что он мне чужой человек, что он меня не понимает. Что мы прожили 16 лет вместе и уже давно не родные, нас ничего не связывает.

Болезнь поменяла отношения, мы смотрим друг на друга иначе. Психолог мне помогла увидеть, что муж — не преграда к моему личностному росту, а он — мой ресурс, помощь и поддержка. Он везде ходил со мной, удивляя врачей. Когда было совсем плохо, он держал меня за руку. После операции двое суток просидел рядом.

Благодаря психологу я теперь не делаю ничего, если не хочу. Я стала проще относиться к быту. У меня был синдром отличницы, я считала, что все должно быть идеально. А потом поняла: не должно! Идеального вообще не бывает.

Мне было безумно сложно просить о помощи. Всегда думала, что просить — это унизительно. Я раньше таким человеком была: «все сама». Перфекционистка, и коня на скаку остановлю, и в горящую избу войду, и все такое.

Но когда физически оказываешься беспомощной, когда лежишь в кровати после химиотерапии, то просто не можешь обойтись без помощи.

Еще мне очень помогли разговоры с батюшкой в церкви. Он мне сказал: просить мешает гордыня. Просить — это не плохо, это хорошо, это нужно. Когда мы просим, то даем возможность другому человеку оказать нам помощь. Ему становится понятно, как именно он может помочь.
Я всегда думала, что просить — это унизительно. Но оказалось, это не так.

Очень помогли близкие, тетя, подруги. Некоторые знакомые звонили моему мужу и плакали. Но не надо этого делать. Если хотите поддержать заболевшего раком, нужно просто позвонить, сказать, что все будет хорошо. Слезы и жалость нужны меньше всего.

Люди, сталкиваясь с таким диагнозом близких, почему-то думают, что все должно поменяться, мир рухнет. Нет, можно вести обычный образ жизни. Более того, важно как можно больше в него вовлекать заболевшего человека. Я, например, ходила с подругой в театр, потому что очень его люблю.

Нужно находить повод для радости. Лечение длится минимум полгода, можно наконец заняться тем, на что раньше не хватало времени: выучить иностранный язык, научиться шить или вязать.

То есть максимально стараться разнообразить жизнь, не делать из болезни культ.

После операции меня сразу отправили к реабилитологу, который показал набор упражнений для рук, чтобы их разрабатывать. Они простые, но нужно делать их ежедневно.

Было тяжело, казалось, что рука уже никогда не поднимется. Было ощущение, как будто в ней натянуты канаты. Но все наладилось, через три месяца я уже пошла в бассейн. Ходила на лечебную физкультуру у себя в Твери, сейчас уже занимаюсь йогой, стою на голове, никаких ограничений нет.

Нужно заниматься, заниматься и заниматься. Упорно идти к своей цели, чтобы вернуться к полноценной жизни.

Спустя два года после диагноза, лечения и реабилитации я поехала на восстанавливающую программу в Грузию, организованную Благотворительной программой «Женское здоровье». Там с группой женщин, прошедших лечение от РМЖ работали психологи, арт-терапевты, тренеры.

Я смогла отключиться от повседневной суеты, рутины, погрузилась в себя, свои чувства и размышления. И приняла очень важное решение: не соглашаться на повторную операцию на груди, хотя мне и казалось, что она неидеальна, что можно сделать ее лучше.

Я поняла, что не хочу соответствовать стандартам, быть как те женщины с красивых фотографий в Инстаграме. Я поняла, что не хочу больше стремиться к идеалу, его достичь невозможно. Можно бесконечно переделывать себя, и все равно оставаться недовольной. Признаться себе в этом было тяжело.

В этой поездке я окончательно приняла и полюбила себя.

После всего пережитого я поменяла профессию. Я бухгалтер по образованию, и когда-то мечтала быть парикмахером, но мама сказала, что это не профессия, нужно что-то более практичное. Противился и муж. Сказал: я не хочу, чтобы ты трогала чужие головы.

А сейчас я стала мастером депиляции, и это мне безумно нравится. Я люблю работать с людьми, общаться, мне нравится, когда женщины видят результат, у них загораются глаза, они выглядят счастливыми.

Мне кажется, более позитивной, чем сейчас, я не была никогда. Я настолько наполненная, счастливая. Я вернулась в спорт. У меня стали лучше отношения с мужем, очень повзрослели дети.

Мой главный совет женщинам с РМЖ — верить, что ты будешь здорова. И верить в свои силы. Тогда они непременно появятся, чтобы все это преодолеть.

Благодарим Aviasales за помощь в подготовке материала.

источник

«Болезнь пытается внедриться в мою жизнь, но у неё не получится меня сломить»

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Мы уже рассказывали, что следует знать об этом заболевании и какие методы диагностики и профилактики самые действенные. Теперь мы решили обратиться к личному опыту и поговорили с Ириной Танаевой, которой два с половиной года назад диагностировали рак молочной железы. Ирина рассказала о том, как болезнь изменила её жизнь, о борьбе и о том, что помогает ей сохранять оптимистичный настрой. Редакция благодарит проект «Крути против рака груди» за помощь в подготовке материала.

В октябре 2013 года я неожиданно нащупала у себя в груди довольно большое уплотнение, которое появилось как будто мгновенно. Оно меня не беспокоило, не болело, но я всё равно пошла к врачу. В платной клинике, где я наблюдалась, меня осмотрела маммолог-онколог — повода не доверять ей не было. Мне сделали УЗИ, и врач сказала, что это фиброаденома. Я попросила сделать пункцию, но доктор отказала: мол, ничего страшного нет и я могу спать спокойно до следующего визита. Я всегда доверяла специалистам, мне и в голову не приходило сходить куда-то ещё, усомниться, перепроверить. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что очень халатно отнеслась к своему здоровью и к самой себе. Я не думала о плохом: раз врач так сказала, значит, всё хорошо.

На следующий осмотр я должна была прийти через три месяца. Я продолжала жить в прежнем режиме, абсолютно не сомневаясь в том, что здорова. Мы с семьёй поехали на море — это был долгожданный отдых в замечательном месте. Именно там я почувствовала боли в области груди — резкие, простреливающие — меня это сильно насторожило и напугало. С того момента эти ощущения стали регулярными. Вернувшись в Москву, я снова обратилась к врачу, но уже в специализированный маммологический центр.

Прошло уже два с половиной года, а мне до сих пор невыносимо вспоминать. 16 февраля 2014 года навсегда останется в моей памяти днём, который изменил всё в моей жизни. Тогда мне только исполнился 31 год, в кабинет врача пригласили не только меня, но и мужа — я тогда ещё не понимала, почему. «У вас, с большой вероятностью, рак», — сказал врач. Больше я ничего не слышала, в моей голове только звучали слова: «Рак — смерть, я умираю». Я очень сильно плакала, ничего не понимала, думала, как же я оставлю шестилетнего сына. Это были тяжелейшие минуты, нет слов, чтобы их описать: шок, отчаяние, ужас, страх — всё это разом, в одно мгновение навалилось на меня, и что с этим делать, я тогда не знала.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать

Мы вышли из больницы и поймали такси, ехали почти молча — я плакала, а муж прижимал меня к себе. Дома нас ждали сынок и моя мама. Я не знала, что ей сказать, поэтому зашла домой и спокойно, без слёз, объявила, что у меня рак. В ответ я услышала уверенное: «Вылечим». Мама выстояла, сдержалась и никогда при мне не плакала. Я знаю, как сильно она переживает, но со мной никаких разговоров о болезни никогда не ведёт. Как отреагировал папа, я не знаю — меня оградили от всего этого, со мной не сюсюкались, не жалели, мы все продолжали жить, как и прежде. По крайней мере, старались так жить, но болезнь внесла много изменений в наши планы.

Читайте также:  Как применять прополис при раке груди

Мы стали искать хороших врачей. Тех, кому мы в итоге доверились, мы нашли не сразу, но я счастлива, что это произошло. Первым, к кому я попала на приём, был хирург-онколог Евгений Алексеевич Трошенков, работающий в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени П. А. Герцена. Уже через пару минут общения я поняла, что это мой врач. Евгений Алексеевич очень подробно всё рассказал, показал, осмотрел, а самое главное — успокоил меня, вселил надежду и уверенность в хорошем результате лечения. Выходя из кабинета, он сказал: «Вылечим, обязательно вылечим!» Эти слова следующие полтора года я повторяла, как «Отче наш». Мы с мужем ушли от него с улыбками на лицах, оба в один голос сказали: «Это он». Больше я ни о чём не думала: за меня всё решал мой врач, он давал чёткие указания — какие обследования пройти, что и где сделать. Мне уже было не страшно, я больше ни секунды не сомневалась в своей победе. Я набралась терпения и пошла в бой.

Мой диагноз — рак молочной железы Т4N0M0: у меня была опухоль довольно внушительного размера, но лимфоузлы не были задеты, и метастазы тоже не обнаружили. Тип рака — HER2(+++), 3B стадия. Химиотерапию я проходила в Российском онкологическом научном центре имени Н. Н. Блохина; я попала в КИ — клинические исследования, где проверяли эффективность нового препарата по сравнению с другим существующим на рынке. Лечение шло по плану, который наметила мой химиотерапевт. Мне провели восемь курсов химиотерапии: каждый 21 день мне вводили через капельницу препараты, воздействующие на опухолевые клетки. После всех курсов опухоль существенно уменьшилась.

Потом последовала радикальная кожесохранная мастэктомия с одномоментной реконструкцией тканевым экспандером (временным силиконовым имплантом, объём которого может увеличиваться за счёт заполнения его специальным раствором; позднее его заменяют на пожизненный имплант) — мне удалили левую молочную железу и 13 лимфоузлов. Далее была лучевая терапия (воздействие на опухолевые клетки ионизирующим излучением), и через полгода после мастэктомии мне сделали восстановительную пластику груди. Год после химиотерапии я получала таргетный препарат, который блокирует рост и распространение злокачественных клеток, а также применяется в профилактических целях для предупреждения рецидива.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать. Я себя уговаривала, иногда жалела, плакала — делала всё, чтобы моё подавленное состояние не переходило на других. Моя болезнь практически не отражалась на моих родных и близких. Я продолжала жить, как и прежде, усиленно занималась с ребёнком, готовила его к школе. Всегда улыбалась, всегда была позитивна, порой сама утешала родных, ведь им тоже было несладко. Боль от лечения невозможно передать словами — это было очень страшно, очень тяжело, порой мне казалось, что я нахожусь на пределе своих возможностей. Я не знаю, что было тяжелее, — химиотерапия или лучевая терапия: и то и другое я переносила крайне плохо.

Легче всего мне дались две операции — на фоне химиотерапии и лучевой терапии боль от них казалась мне укусами комара. Я очень просила убрать обе груди — я желала избавиться от них, чтобы не осталось ни следа от рака. Я очень благодарна своему хирургу: он не хотел ничего слышать о полном удалении, сказал, что я молодая и что мне ещё жить дальше. Евгений Алексеевич пообещал, что сделает всё как надо, и попросил меня ни о чём не переживать — больше вопросов я не задавала. Сейчас у меня замечательная грудь, очень красивая, очень мне идёт — тем более что бонусом ко всему стало увеличение груди, о котором я сама попросила врача. Моё восприятие себя очень изменилось: я перестала видеть в себе одни недостатки, научилась воспринимать себя адекватно, не обижаться на себя, не ждать, а делать всё сейчас — ведь завтра наступит новый день и придут новые желания. Я полюбила себя — может, не до конца, но я полюбила свое тело, свою новую грудь, шрамы. Мне всё сейчас в себе нравится, несмотря на набранный вес, болезненный вид, отсутствие волос. Я люблю себя, и точка.

Сейчас я даю себе ровно пять минут на то, чтобы поплакать и пожалеть себя, — больше нет ни времени, ни желания

Во время лечения в 2014 году мне очень не хватало общения с такими же, как я. Мои родные не могли до конца понять глубину моих переживаний, интернет я принципиально не читала и как будто находилась в информационном вакууме. Однажды, в тяжёлой депрессии, я выставила в социальных сетях свою фотографию с лысой головой и написала: «Порой рак меняет нас до неузнаваемости». Долгие восемь месяцев я скрывала ото всех свою болезнь, многие даже не догадывались, куда я так внезапно пропала. Конечно, у окружающих был шок, очень многие предпочли перестать мне писать и общаться, но это их право и их выбор.

После этого на своей странице в инстаграме я начала вести онкодневник: рассказывала, что со мной происходит, как проходит лечение. Постепенно я стала находить таких же, как и я, девушек и молодых людей с онкологией. Мы поддерживали друг друга, давали советы, узнавали что-то новое о лечении. Я всегда была очень добрым человеком, мне всегда хотелось помогать, а тут я вдруг нашла применение своему большому доброму сердцу. Я действительно искренне сопереживаю всем, кто столкнулся с онкологией, отношусь к ним с большим уважением, любовью. Они для меня все герои, бойцы, победители.

Всё началось с малого. Сначала я придумала хэштег #берегисьмыбанда, благодаря которому люди с онкологией начали общаться и знакомиться. Потом стала устраивать небольшие встречи. В октябре 2015 года каждый день на своей странице в инстаграме я публиковала истории женщин с раком молочной железы. Благодаря этой моей затее очень многие поняли, что они не одни, — нас много, и что даже с таким диагнозом можно полноценно жить и радоваться каждому дню. Назвала я свою акцию #проект_Хорошиелюди. Аня Якунина так же, как и другие девушки, прислала мне свою историю — тогда меня поразили её смелость и жизнелюбие. Уже вдвоём мы начали устраивать небольшие мероприятия, мастер-классы и просто посиделки в кафе. Это были тёплые, душевные встречи, после них очень хотелось жить. Многие после общения с нами перестали стесняться своей болезни, внешности, стали открыто говорить о себе, смело ходить лысыми, не боясь косых взглядов. Многие, глядя на нас, стали понимать, что рак — это не конец жизни, а всего лишь её этап, который можно пройти.

источник

– не приговор. 94% женщин, которые обращаются к врачу на первой стадии заболевания, выздоравливают. Самое главное – вовремя распознать «врага». Психологический настрой играет решающую роль в том, насколько успешно будет противостояние болезни.

Ваше здоровье – это не только ваше счастье, но и счастье ваших родных и близких.

Онкопсихология – современное направление психологии, которое исследует влияние психологических факторов на возникновение и течение болезни; специалисты-онкопсихологи оказывают психологическую помощь онкологическим пациентам и их родственникам.

Ольга Рожкова, онкопсихолог

Член правления Ассоциации онкопсихологов России, эксперт Благотворительной программы Avon «Вместе против рака груди» отвечает на важнейшие вопросы, связанные с психологией рака груди.

Как преодолеть страх перед визитом к врачу, если есть подозрения на злокачественное заболевание груди?

Страх перед таким важным визитом к врачу отнимает силы, парализует и мешает нормально мыслить. Как преодолеть страх — просто подумать о последствиях отложенного обследования. Человек, не обращающий внимания на себя и своё здоровье, создаёт условия для того, чтобы потом врачи и близкие люди, путём неимоверных усилий спасали его от болезни, забыв про себя и свою жизнь. Старайтесь всегда помнить, что ваше здоровье – это не только ваше счастье, но и счастье ваших родных и близких. Поэтому обязательно обследуйтесь. Даже при отсутствии симптомов маммография – обязательная ежегодная процедура для женщин старше 35 лет.

Как пережить новость о страшном диагнозе?

Не паникуйте, постарайтесь успокоиться, поговорить с близкими людьми, ведь разделённое горе — уже не горе. Но помните: «У Бога нет других рук, кроме твоих». Поэтому возьмите ответственность за своё лечение и своё состояние на себя. Лечение рака груди – это не только устранение самой опухоли, а решение многих задач одновременно, физических, психологических и социальных.

Во-первых, нужно осознавать, что на борьбу с опухолью направлены передовые медицинские технологии. Их сейчас много и они успешно работают.
Во-вторых, необходимо свести к минимуму факторы, способствующие возникновению онкологических клеток. Помогут борьба с депрессией, страхом, изменение питания и соблюдение специальной диеты, отказ от вредных привычек, занятия лечебной физкультурой и дыхательной гимнастикой, освоение способов релаксации.
В-третьих, вы не одни в этой борьбе, рядом с вами близкие люди, друзья, врачи и психологи, которые помогут в трудные минуты преодолеть страх и тревогу.

Как психологически подготовиться к лечению и операции?

Напоминайте себе, что рак груди – это болезнь, которая успешно лечится. И сегодня каждый год появляются новые методы операций, которые убирают опухоль, но позволяют сохранить грудь.

  • Получать информацию только от врачей и не слушать «больничные ужасы», от соседей по палате, знакомых и других некомпетентных источников.
  • Не примерять на себя чужой негативный опыт, т.к. негатив разрушает здоровье, отнимает силы и угнетает иммунитет, а значит, снижает эффективность лечения.
  • Всегда помнить, что вы сами отвечаете за свое настроение и физическое состояние. Наш разум и тело соединены в единое целое, значит, наше лекарство всегда с нами – это наше воображение и позитивное мышление. Учитесь мыслить позитивно и создавайте себе хорошее настроение.
  • Верить в свое излечение и свои силы. Помните, бороться необходимо не только против рака, бороться нужно за свое здоровье. Надо говорить своему организму: «Я хочу жить, и я забочусь о тебе». Чем быстрее человек поймет и поверит, что рак – это не смертельный приговор, тем легче и успешнее будет лечение.

Как должны вести себя близкие больной женщины, чтобы помочь ей справиться с раком молочной железы?

Главное — помните, вы должны не спасать, а помогать женщине, каждый раз спрашивая, какая ей нужна помощь, и что она может и хочет делать сама. Всячески поощряйте активность, самостоятельность и инициативу больного, они – залог успеха в лечении. Отмечайте любые позитивные изменения во внешности или психологическом состоянии человека. Это укрепит его веру в себя и облегчит процесс лечения.

Предлагайте больной способы расслабления, пополняющие ее силы (в их числе могут быть интересные фильмы, книги, музыка, увлечения, доступные на данный момент).

Не забывайте при этом и про себя. Родственники должны находить время для отдыха и расслабления хотя бы 1-2 раза в неделю и не испытывать по этому поводу угрызений совести. Отдых необходим, он сохранит ваши силы и здоровье, без которых вы не сможете поддерживать больную.

Как вернуться к нормальной жизни после окончания лечения?

Самое главное — не прятаться от жизни, не замыкаться в себе, не уходить в заботу о семье или депрессивное состояние.

  • Ставьте себе цели на каждый день, на месяц, на несколько лет, старайтесь, чтобы Ваша жизнь была наполнена приятными и важными для вас событиями. Станьте автором своей жизни, иначе автором может стать страх, тревога или депрессия.
  • Возвращаясь к активной жизни, старайтесь возобновить общение с приятными Вам людьми.
  • Вернитесь к любимым делам.
  • Каждый день найдите не менее 10 пунктов, за которые вы можете себя похвалить и сказать спасибо этому дню.
  • Общаясь в интернете на всевозможных форумах , вы увидите, что женщин, победивших рак, очень много, и все они когда-то сделали первый шаг и преодолели свои страхи. Расскажите о своем опыте остальным.
  • Можно также начать посещать тренинги и психологические группы поддержки, если такие есть в вашем городе.
  • Начните что-то делать для себя уже сегодня, тогда завтра будет радостным.

Дополнительную информацию о раке груди Вы можете получить по телефону горячей линии 8 800 200 70 07 (звонок бесплатный) и на сайте

С тех пор, как осенью 1991 года Сьюзан Комен начала раздавать розовые ленточки в поддержку людей, перенесших страшный диагноз «рак молочной железы», это социальное течение быстро набрало обороты во многих странах Запада. Теперь практически каждый прогрессивный житель планеты знает, что означают эти розовые цвета. Октябрь традиционно проходит под знаком флайеров, эксклюзивной спортивной одежды и обычных ленточек, приколотых на футболки простых граждан. Программа по распространению информации среди населения, сбору научных исследований, помощи в оказании реабилитации и сбору пожертвований теперь поддерживается и на высшем государственном уровне.

Те, кто нашел в себе силы справиться с этим страшным заболеванием, имеют свою уникальную историю. Однако есть некоторые универсальные истины, которые могут быть справедливы к каждому случаю. На сегодняшний день в мире проживают 3 миллиона человек, перенесших рак груди. В этой публикации мы предоставим откровения некоторых из них.

35-летняя Эрин Шайте рассказала о том, что большинство людей из ее окружения стали более чуткими и отзывчивыми по отношению к ней. В тот момент, когда жительнице Вашингтона диагностировали вторую стадию негативного инвазивного рака молочной железы, она приготовилась разделить свою боль только с близкими родственниками. Каково же было ее удивление, когда на ее беду откликнулись даже малознакомые люди.

Однако не все так радужно. Нашей первой героине повезло встретить чутких незнакомцев, но в то же самое время от нее отвернулись некоторые, казалось бы, преданные друзья. Эрин не винит их за отсутствие поддержки. Женщина полагает, что потеря некоторой части друзей — это необратимый процесс в ее ситуации. Люди по-разному реагируют на этот диагноз, и, по словам нашей первой героини, жизненная позиция ее бывших друзей имеет право на существование.

Многие люди считают рак молочных желез наиболее «простым» из всех существующих видов. Людям кажется, что это так просто, вовремя диагностировать заболевание, а затем провести двойную мастэктомию, курс реабилитации, и проблема решена. Джеси Пауэрс из Нью-Йорка полностью опровергает эту несостоятельную теорию. Девушке был поставлен диагноз инвазивная протоковая карцинома второй стадии, а спустя два с половиной года точно такое же заболевание было выявлено и у однокурсницы Джеси.

Обе девушки смогли обнаружить критические симптомы на ранней стадии, обе прошли через несколько курсов химиотерапии, затем через двустороннюю мастэктомию, после всего пережитого обе продолжали лечение гормонами. Обе девушки полагали, что самое страшное уже позади и готовились с оптимизмом смотреть в свое будущее.

Однако спустя какое-то время у подруги Джесси обнаружился онкологический рецидив, и метастазы распространились на другие органы. Новый диагноз был далек от первоначального. Этот случай указывает на то, что не существует наиболее легких или простых видов рака. К тому же от рака груди в одних только Соединенных Штатах Америки ежегодно умирают 40 000 женщин.

Утверждение о том, что здоровье не купишь за деньги, особенно красноречиво по отношению к онкологии. Однако если женщина услышала на приеме у врача страшный диагноз, это не значит, что она уже умерла. Существуют различные варианты течения болезни, к тому же даже за короткий период времени многие люди успевают сделать больше, чем иные за всю свою жизнь. Несмотря на то что онкология — это в какой-то степени приговор, это всего лишь только малая часть истории конкретной личности. Некоторые больные, напротив, не хотят, чтобы их жалели окружающие.

Сочувствие — это прекрасно, но в данном конкретном случае оно не является первой необходимостью. Именно об этом говорит Джеси Пауэрс. Она отмечала, что многие люди в ее окружении вели себя так, будто бы она медленно, но верно умирала, в то время как девушка стойко выдержала все испытания. Она просит общественность не воспринимать больных раком как жертв, она просит относиться к их диагнозу как к данности.

И пусть это не простая шишка, заработанная от удара о твердый предмет, это серьезная опухоль. Однако женщины и мужчины, которые лечатся от онкологии, так же ходят по магазинам, так же смотрят сериалы по вечерам и так же могут ссориться со своими близкими по пустякам. Каждый из этих больных имеет профессию, многие имеют детей. Они продолжают жить, несмотря ни на что, они борются.

56-летний Лэсли Уэйн Малинс из Мэдисона, штат Джорджия, заметил какое-то уплотнение в области груди, но проигнорировал его. Его жена настояла на диагностике, в ходе которой медики выявили рак молочной железы. Ранее семейство изучило статьи и форумы в Интернете, где отмечалось, что мужчины не могут иметь данный вид онкологии, а наблюдающиеся уплотнения в области молочных желез не что иное, как киста. Теперь мужчина жалеет о том, что в свое время был слишком доверчив ко всему, что написано в сети.

Первоначальный диагноз, который был поставлен в 2011 году, засвидетельствовал у жителя Мэдисона вторую стадию рака молочной железы. Мужчина перенес операцию по матэктомии, однако в этот самый момент выявилось самое ужасное обстоятельство. Специалисты разглядели в удаленных тканях третью стадию заболевания с подозрениями на четвертую. По истечении двух лет с момента обнаружения опухоли Малинс начал чувствовать некоторые боли и дискомфорт в области бедра.

Он снова отправляется на диагностику, где сначала медики заподозрили ущемление седалищного нерва. Однако во избежание ненужных повторений необходимо было пройти процедуру биопсии, которая и показала, что опухоль перешла на костную ткань. Новый диагноз «рак кости четвертой стадии» не приносил ничего утешительного.

Исходя из собственного опыта, Малинс утверждает, что план лечения онкологического заболевания — это нечто больше, чем краткосрочное радикальное хирургическое вмешательство. Именно это обстоятельство должно заставить людей изменить свое отношение к диагностике. Врачи рекомендовали мужчине самостоятельно управлять процессом, ведь по их оценкам, он мог прожить еще несколько лет.

Тогда он, с легкой подачи собственной жены, решает начать вести активный образ жизни. Параллельно Малинс обращается в различные раковые центры страны в надежде услышать альтернативный диагноз. Он делал многое: получал координированную помощь, скинул лишний вес, начал тренироваться, много ходил, чувствовал себя мотивированным как можно дольше прожить.

В конечном итоге в организме мужчины стали происходить удивительные процессы: тело стало реагировать на хорошее самочувствие. Своим примером целеустремленный американец демонстрирует то, как важен не просто план кратковременного лечения, а изменение образа жизни в целом.

Диагноз мне поставили не сразу. У меня отягощенная наследственность: болела мамина сестра, бабушкина сестра. Они, к счастью, выздоровели.

Когда у меня обнаружили в груди уплотнение и врач сказал, что это просто нормальные возрастные изменения, я почувствовала беспокойство и продолжила обследование. Поэтому, когда через два месяца мне поставили диагноз «рак молочной железы», я уже была к нему внутренне готова.

Меня испугало, что лечение продлится долго, минимум полгода. Что я выпаду из своего активного образа жизни: я занималась спортом, у меня сын-спортсмен.

Читайте также:  Программа о раке молочной железы сегодня

Но самый большой шок испытала, когда мне сказали, что отрежут грудь. Полностью, без вариантов. Вот в этот момент меня переклинило, я сказала мужу, что вообще не буду лечиться.

Я была уверена, что вылечусь, потому что есть пример выздоровевшей тети. Но грудь для меня — символ женственности, и потерять ее было страшно.

В итоге муж нашел врачей, я получила направление в Москву, где мне сделали операцию с реконструкцией. То есть удалили молочную железу подкожно и поставили импланты. Это удалось, потому что у меня была самая ранняя стадия.

Химиотерапию я переносила достаточно тяжело. Не знаю, с чем это связано — с моим организмом или с препаратами.

Когда меня спрашивают, чего ожидать от «химии», я говорю — ничего. Потому что каждый переносит ее по-своему. Кто-то сразу выходит на работу: «прокапались», день полежали, наутро — в офис. Я лежала по 3-5 дней, просто не могла встать с постели, было очень тяжело.

Сейчас существуют препараты, которые снимают побочные эффекты. Но только врач подскажет, как именно их облегчить. Я могу посоветовать разве что настраиваться на лучшее и быть внимательной к себе.

У меня были длинные волосы. Когда они «посыпались», я поняла, что не хочу их собирать с подушки или делать стрижку. Попросила дочку, чтобы она меня побрила, мы даже с ней сняли это на видео и выложили ролик в соцсеть.

Ничего страшного в этом я для себя не видела. Не боялась шокировать публику, не покупала парик, иногда крутила себе чалму. Однажды я приехала к сыну на тренировку, и охранник на проходной не хотел меня пускать внутрь. Спрашивал, куда я и к кому. Попросил показать документы. Это было смешно.

Мне кажется, более болезненно отреагировал муж: он плакал, когда я побрилась.

Для меня же это было символично. Вообще, мне кажется, когда женщина хочет что-то изменить, она делает стрижку. Вот я эти волосы ритуально сожгла с молитвами о выздоровлении.

Я быстро прошла все этапы от отрицания до принятия своей болезни. Спокойно принимала все тяготы химиотерапии, потому что у меня была цель — выздороветь.

И когда вылечилась, закончила последнюю капельницу, наступил этот страшный момент апатии, когда вроде бы все хорошо, но словно находишься в каком-то вакууме.

Я вообще не понимала, чего хочу, что дальше делать, куда двигаться. Потому что остается страх, вдруг болезнь вернется, вдруг рецидив. И смысл тогда что-то начинать?

Это состояние длилось несколько месяцев, потом я пошла к психологу. С его помощью я и справилась с чувством полной бессмысленности. Не знаю, в какой момент оно прошло. Я просто посмотрела на свою жизнь со стороны. Увидела, что все-таки, даже если не ради себя, мне есть ради кого жить.

Очень поменялись отношения с мужем. Честно говоря, до диагноза мне показалось, что я с ним разведусь, что он мне чужой человек, что он меня не понимает. Что мы прожили 16 лет вместе и уже давно не родные, нас ничего не связывает.

Болезнь поменяла отношения, мы смотрим друг на друга иначе. Психолог мне помогла увидеть, что муж — не преграда к моему личностному росту, а он — мой ресурс, помощь и поддержка. Он везде ходил со мной, удивляя врачей. Когда было совсем плохо, он держал меня за руку. После операции двое суток просидел рядом.

Благодаря психологу я теперь не делаю ничего, если не хочу. Я стала проще относиться к быту. У меня был синдром отличницы, я считала, что все должно быть идеально. А потом поняла: не должно! Идеального вообще не бывает.

Мне было безумно сложно просить о помощи. Всегда думала, что просить — это унизительно. Я раньше таким человеком была: «все сама». Перфекционистка, и коня на скаку остановлю, и в горящую избу войду, и все такое.

Но когда физически оказываешься беспомощной, когда лежишь в кровати после химиотерапии, то просто не можешь обойтись без помощи.

Еще мне очень помогли разговоры с батюшкой в церкви. Он мне сказал: просить мешает гордыня. Просить — это не плохо, это хорошо, это нужно. Когда мы просим, то даем возможность другому человеку оказать нам помощь. Ему становится понятно, как именно он может помочь.
Я всегда думала, что просить — это унизительно. Но оказалось, это не так.

Очень помогли близкие, тетя, подруги. Некоторые знакомые звонили моему мужу и плакали. Но не надо этого делать. Если хотите поддержать заболевшего раком, нужно просто позвонить, сказать, что все будет хорошо. Слезы и жалость нужны меньше всего.

Люди, сталкиваясь с таким диагнозом близких, почему-то думают, что все должно поменяться, мир рухнет. Нет, можно вести обычный образ жизни. Более того, важно как можно больше в него вовлекать заболевшего человека. Я, например, ходила с подругой в театр, потому что очень его люблю.

Нужно находить повод для радости. Лечение длится минимум полгода, можно наконец заняться тем, на что раньше не хватало времени: выучить иностранный язык, научиться шить или вязать.

То есть максимально стараться разнообразить жизнь, не делать из болезни культ.

После операции меня сразу отправили к реабилитологу, который показал набор упражнений для рук, чтобы их разрабатывать. Они простые, но нужно делать их ежедневно.

Было тяжело, казалось, что рука уже никогда не поднимется. Было ощущение, как будто в ней натянуты канаты. Но все наладилось, через три месяца я уже пошла в бассейн. Ходила на лечебную физкультуру у себя в Твери, сейчас уже занимаюсь йогой, стою на голове, никаких ограничений нет.Я поняла, что не хочу соответствовать стандартам, быть как те женщины с красивых фотографий в Инстаграме. Я поняла, что не хочу больше стремиться к идеалу, его достичь невозможно. Можно бесконечно переделывать себя, и все равно оставаться недовольной. Признаться себе в этом было тяжело.

Мой главный совет женщинам с РМЖ — верить, что ты будешь здорова. И верить в свои силы. Тогда они непременно появятся, чтобы все это преодолеть.

Благодарим Aviasales за помощь в подготовке материала.

Злокачественное формирование в груди развивается из одной патологической клетки. Если раньше этот диагноз ставился людям после 40 лет, то сегодня болезнь часто выявляется у девушек после 25 лет.

В группу риска входит большое число женщин, но среди заболевших много и тех, кто не имеет видимых причин для развития заболевания.

От развития рака груди не застрахована ни одна женщина. Не имеет значение ее социальный статус, финансовые возможности, место проживания.

Хотя специалисты все же смогли обобщить некоторые сведения о факторах, провоцирующих перерождение клеток в молочной железе:

  • Семейная предрасположенность – женщины, которые имеют ближайших родственниц с раком молочной железы, могут носить в себе ген рака в хромосомах под номером 13 и 17. Наличие этого гена повышает риск развития патологии до 10%.
  • Дети и лактация – практика показывает, что отсутствие детей до 30 лет повышает риск поражения онкологией груди. Женский организм создан природой для рождения детей и выкармливания их грудным молоком. Нарушение этого естественного процесса приводит к сбою в организме.
  • Аборты – искусственное прерывание беременности является резким вмешательством в гормональный фон. Организм еще какое-то время продолжает вырабатывать большое количество гормонов, в результате их резкого превышения в молочной железе и яичниках могут образовываться опухоли.
  • Оральные контрацептивы – их влияние на формирование опухоли сильно преувеличено. Исследователи пришли к выводу, что препараты повышают шанс развития патологии на 1%, да и то только в период их использования.
  • Мастопатия – заболеванию подвержены 80% женщин. Оно связано с нарушением гормонального статуса. Многие специалисты относят доброкачественную патологию груди к предраковому состоянию.
  • Возраст – несмотря на то, что злокачественные формирования в груди стали чаще диагностироваться у молодых девушек, заболевание все же характерно для женщин 45-55 лет.
  • Злоупотребление алкоголем и табакокурением – алкоголь и никотин являются сильными канцерогенами, они негативно влияют на способность организма бороться с патологическими процессами.

Большое значение для развития рака молочной железы имеет низкая физическая активность. Современные женщины, живущие в городах, проводят большую часть времени сидя на работе, в транспорте, у телевизора. Если к этому добавить позднее материнство, нежелание кормить ребенка грудью, то риск развития онкоформирования увеличивается во много раз.

Есть пациентки, которые ведут видео-дневники о борьбе с раком. Они записывают ролики, в которых рассказывают о том, как узнали о болезни, какие симптомы ощущали, описывают процесс лечения и дают советы по борьбе с раком.

Кристина, 1990 г.р., рак молочной железы 2 степени. Находится в ремиссии:

Дженни, 1984 г.р., рак молочной железы 3 степени. Находится в ремиссии:

Следующие известные личности столкнулись со злокачественной опухолью молочной железы:

  • американская певица Анастейша лечит вернувшийся спустя много лет рак;
  • не менее известная исполнительница Кайли Мионуг полностью излечилась от болезни;
  • актриса Кристина Эпплгейт избавилась от рака, сделав двойную мастэктомию;
  • звезда сериала Зачарованные Шеннен Доэрти находится в ремиссии с 2016 года;
  • американская рок-звезда Мелисса Этеридж победила болезнь и продолжает свою творческую деятельность.

Важно понять, что нет на 100% действенных методов, которые бы защитили от развития рака груди. Но существует ряд мер, которые способны минимизировать появление и дальнейшее развитие онкоформирования.

Прежде всего, женщина должна регулярно обследовать свои молочные железы. Для этого необходимо раз в месяц осматривать и прощупывать их на наличие уплотнений, неровностей, несимметричности, шероховатости, утрате эластичности.

Для самообследования подходит первая неделя менструального цикла. Обнаружение любых изменений в области груди является поводом для обращения к гинекологу либо маммологу.

Если женщина относится к группе риска, ей необходимо обследовать грудь раз в год с помощью УЗИ или маммографа.

Необходимо следить за здоровьем всего организма, своевременно лечить заболевания женской половой системы. В выработке гормонов принимают непосредственное участие яичники, которые необходимо поддерживать в здоровом состоянии.

Женщина должна вести активный образ жизни. Он подразумевает умеренные физические нагрузки в виде утренней пробежки или продолжительной прогулки. Также важно следить за своим питанием, отдавая предпочтение овощам, зерновым культурам. Необходимо исключить или минимизировать вредные привычки.

Важным событием в жизни женщины должны быть дети, точнее их наличие до 30 лет. Грудное вскармливание минимум двоих детей существенно уменьшает риск развития онкологии груди.

Радикальными мерами профилактики является удаление молочных желез путем мастэткомии. Метод применяется, если у пациента существует высокий шанс развития патологии. Однако он несет за собой возможные послеоперационные осложнения и продолжительный период восстановления в физическом и психологическом плане.

Онколагами и маммологами рак груди был классифицирован на 4 стадии. Основой для разделения на стадии служит размер онкоформирования, его инвазивность, поражение лимфатических узлов, наличие вторичных очагов в организме.

Описание стадий онкологии груди:

  • 1 стадия – новообразование имеет размер около 20 мм, прорастает в ткани железы, не распространяет метастаз;
  • 2 стадия – формирование имеет размер 20-50 мм, лимфатические узлы подмышечной впадины могут быть затронуты или нет;
  • 3 стадия – новообразование может быть любого размера, узлы лимфатической системы спаяны между собой или с жировой клетчаткой, они сформированы в конгломераты;
  • 4 стадия – онкоформирование любого размера, в организме присутствуют вторичные очаги.

При метастазировании онкологический процесс чаще переходит на кости скелета, печень, легкие. Реже поражается кожа, головной мозг, надпочечники.

Выявление рака груди на первых стадиях позволяет успешно с ним бороться. Для этого женщина должна следить за своим организмом.

Признаки, которые могут свидетельствовать о наличии онкоформирования в груди:

  • Уплотнение – оно прощупывается при самостоятельном обследовании, бывает любого размера, подвижным или неподвижным, безболезненным. За уплотнение может быть принят увеличенный лимфоузел в подмышечной впадине. Это также должно насторожить.
  • Изменение формы – резкое беспричинное увеличение железы либо изменение ее формы связаны с ростом образования. Особенно должно насторожить изменение только одной из желез.
  • Выделения из сосков – при надавливании на сосок из него может выделяться слизь, кровянистая жидкость. В целях самодиагностики следует постоянно просматривать внутреннюю сторону бюстгальтера на наличие пятен. В период беременности допускаются беловатые выделения.
  • Изменение кожи – наличие отеков, покраснений, втяжек, которые не связаны с тесным бельем, являются признаками онкологического процесса.
  • Изменение соска – наличие в области соска кровоточивой раны, его втянутость свидетельствует о наличии патологии.

Отсутствие уплотнения вовсе не означает, что онкологического процесса в груди нет. Опухоль с диффузным ростом без плотной части выявить можно только при инструментальном обследовании. Поэтому так важно проходить его раз в год.

При обнаружении того или иного признака не стоит паниковать. Но и надеяться на то, что проблема пройдет сама также не следует. Лучшим решением будет посещение гинеколога или маммолога.

При подозрении на онкологию груди следует незамедлительно обратиться к гинекологу. Он сможет внимательней осмотреть молочные железы и направить на дополнительную диагностику.

Основные виды обследования груди:

  • Консультация маммолога – специалист проводит осмотр желез как при самообследовании, обращая внимание на симметричность груди, состояние кожных покровов, наличие уплотнений, увеличенных лимфоузлов, выделений из соска.
  • Маммография – основной диагностический метод, подразумевает рентгенографию желез. Специалист может обнаружить уплотнение, определить его размер и форму.
  • УЗИ – наиболее доступный метод. Он позволяет получить изображение новообразования, выявить поражение узлов лимфатической системы.
  • Биопсия – забор ткани проводится из увеличенного лимфоузла, чтобы определить степень его поражения. Биоматериал исследуется на наличие онкологических частиц и степень их изменения. Возможно исследование биоматериала из самой опухоли.

Осмотр у специалиста и маммография относятся к ранним формам диагностики. УЗИ и биопсия назначается только при обнаружении уплотнения.

Терапия рака груди может быть радикальной, условно радикальной и паллиативной. Цель радикального метода в полном излечении, а паллиативного – в продлении жизни и избавлении от страданий.

  • Хирургическое вмешательство – цель метода в полном удалении новообразования и соседних тканей. При необходимости удаляются региональные лимфоузлы. Железа может быть иссечена полностью или частично.
  • Химиотерапия – метод состоит из приема специальных препаратов, которые негативно влияют на онкологические частицы. Они выпускаются в виде растворов и таблеток.
  • Лучевая терапия – метод, при котором пораженная часть груди подвергается радиационному облучению. Его относят к вспомогательной терапии, поскольку он помогает исключить рецидивы после хирургического вмешательства.
  • Гормонотерапия – метод призван уменьшить выработку эстрогена, который влияет на рост многих онкоформирований.
  • Народные средства – метод основан на увеличении сопротивляемости организма раковым образованиям за счет повышения иммунитета. Для этого используются такие натуральные компоненты как оливковое масло, пчелиные продукты и прочие.

Онкологи часто используют несколько методов. Так перед оперативным вмешательством может быть проведена гормонотерапия, а после удаления новообразования пациенту назначают химиотерапию. Все действия специалистов направлены на полное избавление организма от злокачественных частиц, чтобы минимизировать рецидив.

Наиболее высокий прогноз ожидает пациентов, которые начали лечение на 1 стадии патологии. Он составляет около 90%. Женщина достаточно быстро восстанавливается.

Пятилетняя выживаемость при 2 стадии болезни составляет 80-85%. Если в течение нескольких лет онкологический процесс не рецидивировал, то в дальнейшем этого не случится.

Наименее благоприятный прогноз пятилетней выживаемости при патологии 4 стадии, он составляет всего 10%. Однако за каждый год стоит бороться, тем более что медицина постоянно развивается в этом направлении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

«Это не приговор. Это болезнь, которая лечится. Любая болезнь требует своих определенных усилий – да, страданий – да. Но она лечится», – это говорит 16-летняя девушка, Карина.

«Первое, что я подумала, услышав слово «химиотерапия»: «Мои волосы!» – делится улыбчивая Маша с симпатичным каре до плеч. – Я записывала съеденные таблетки в красивую тетрадочку и называла их как-нибудь ласково: преднизалончик, например. Так меня научила моя бабушка, которая тоже перенесла рак: она считала, что каждая выпитая таблетка – это не гадость химическая, а то, что тебе поможет. Я закрывала глаза и представляла, как уходит все плохое, как организм очищается, обновляется, перестраивается».

«У меня были роскошные волосы, и мне их было очень жалко. А когда меня побрили налысо, мне так понравилось! – рассказывает Даша, а на экране компьютера возле нее мелькают фотографии умопомрачительно красивой, стильной девчонки. – Даже потом, когда после химиотерапии у меня снова начали расти волосы, я сама брилась еще несколько раз».

«Мне подруга сказала: «Тань, у нас с тобой произошло то, чего так все боятся: у нас с тобой больны дети. Чего нам еще с тобой бояться? Теперь просто мы живем и лечим своих детей». – Это говорит приятная женщина с ласковыми глазами, а ее сынуля Никита, лет 7–8, играет на гитаре «любовную песню для одноклассницы Дианы, которая такая красивая!».

Кадры сменяются кадрами, а на них мамы и папы, маленькие дети, юные девушки и молодой парень рассказывают о том, что им довелось пережить: о страхах, боли, злости, отчаянии, чувстве бессилия, беспомощности и уязвимости. Мамы признаются, что тайком, чтобы никто не видел, рыдали в туалете. Дети описывают, как рисовали в больнице недосягаемую для них тогда еду: икру, огурчик, гамбургер, рожок с мороженым. Девушки вспоминают, как звонили подругам и выли в трубку.

А еще они рассказывают о надежде. О вере и стремлении выжить – во что бы то ни стало. О целях, которые они перед собой ставили. О том, что благодаря болезни научились ценить каждое мгновение, наслаждаться ощущениями и ловить чудесные впечатления, как бабочек в сачок.

Они поминают добрым словом врачей-суперпрофессионалов и отзывчивых людей, которые им помогали. «Нужно общаться, не замыкаться на своем горе, не быть букой. У нас в больнице все друг друга поддерживали, особенно новеньких, выручали лекарствами, делились едой. Все друг друга подбадривали».

Все эти люди сходятся в одном: «Главное – настрой!»

«Когда тебя лечат жесткой химией, у тебя тела нет, ты сделать ничего не можешь. Но у тебя есть твои мысли. Как ты их выстроишь, как ты все решить, так оно все и будет. – Это слова не мудрого старого профессора, а всего лишь студентки, которая только вступает в жизнь, но которая уже сумела победить серьезное заболевание. – Даже когда у меня было давление 40 на 20, я лежала и думала: «Я буду жить. Да, сейчас мне плохо, но завтра мне станет лучше. И мне становилось лучше».

Наши мысли материальны. Верьте в хорошее – и рак отступит. В конце концов, это просто болезнь.

Предлагаем вам Фильм Павла Руминова «Это просто болезнь» – истории тех, кто победил рак. Все эти люди, которые сидят перед камерой, выжили. Справились. Смогли. А это значит, что шанс есть у каждого. Знайте: вы не одиноки. Посмотрите, послушайте, убедитесь – и поверьте в свои силы!

Студия «ДА», комания «Янтарный дом» при поддержке фондов «Адвита» и «Подари жизнь»

источник