Меню Рубрики

Как вылечить рак груди без химиотерапии

В воскресенье в США были опубликованы результаты двух крупных исследований. Согласно им многие люди, страдающие от рака молочной железы или легких, могут отказаться от химиотерапии и жить дальше. Больше нет нужды в том, что долгое время считалось стандартом лечения рака, пишет ABS-CBN NEWS.

Результаты были озвучены на собрании Американского общества клинической онкологии (ASCO) в Чикаго – крупнейшей ежегодной конференции по борьбе с раком в мире.

Первое исследование – это крупнейшее испытание методов лечения рака молочной железы на сегодняшний день. Оно показало, что большинство женщин с общей формой рака молочной железы могут не делать химиотерапию и не переживать ее токсичные и часто изнурительные побочные эффекты. Такое решение женщина может принять в зависимости от исхода операции и результатов генетического теста.

До сих пор женщины с раком груди не могли определиться, следует ли проходить химиотерапию в добавок к гормональной терапии. У таких женщин обычно диагностируют опухоли с положительными гормональными рецепторами или HER-2-отрицательный рак молочной железы, когда он обнаружен на ранней стадии и прежде, чем он распространится на лимфатические узлы.

«Благодаря результатам этого новаторского исследования мы можем безопасно избегать химиотерапии примерно у 70% пациенток с диагнозом самой распространенной формы рака молочной железы», – говорит соавтор исследования Кэти Альбен, онколог из Медицинского центра Университета Лойола в пригороде Чикаго.

21-генный тест под названием Oncotype DX, доступный с 2004 года, помог сделать некоторые выводы относительно надлежащего ухода за пациентом после операции.

Высокие результаты этого теста – выше 25 – означают, что пациенту рекомендуется химиотерапия, чтобы избежать рецидива. Низкий балл – ниже 10 – означает, что рецидива не будет.

В текущем исследовании основное внимание уделялось тем женщинам, чьи оценки были в среднем диапазоне – от 11 до 25.

Более 10 000 женщин в возрасте от 18 до 75 лет были распределены на две группы. В первую вошли пациентки, которые проходили химиотерапию с последующей гормональной терапией, а во вторую – те, кто проходил лишь гормональную терапию.

Исследователи изучили истории женщин на предмет рецидива рака груди, а также показатели общей выживаемости.

«У всех испытуемых с оценками генного теста между 11 и 25, особенно женщин в возрасте от 50 до 75 лет, не было существенной разницы в показателях между группой, которая проходила химиотерапию, и группой, которая обошлась без химиотерапии», – говорится в выводах, опубликованных в журнале New England Journal of Medicine.

Эти результаты показывают, что все женщины старше 50 лет с показателем рецидива от 0 до 25 могут не проходить химиотерапию и не переживать ее токсичные побочные эффекты.

Женщины моложе 50 лет с показателем рецидива от 0 до 15, также могут пропустить химиотерапию.

Однако у молодых женщин с показателями рецидива от 16 до 25 результаты лечения были лучше, если они проходили химиотерапию. Поэтому врачи могут побуждать таких пациенток проходить химиотерапию.

Результаты исследования «должны очень повлиять на врачей и пациентов», – сказала Альбейн. «Мы сворачиваем масштабы применения токсической терапии».

По словам первого автора исследования Джозефа Спарано из Медицинского центра Монтефиоре в Нью-Йорке, «любая женщина с ранней стадией рака молочной железы 75 лет или младше должна пройти тест Oncotype DX и обсудить его результаты» со своим врачом.

Рак молочной железы – основная причина смерти от рака среди женщин во всем мире. Ежегодно ставят около 1,7 миллиона подобных диагнозов. Более полумиллиона женщин во всем мире умирает от рака груди каждый год.

Основное финансирование данного исследования было получено от Национальных институтов здравоохранения США (NIH).

Во время второго исследовании была протестирована одна из форм иммунотерапии против химиотерапии. Тестирование проводилось на наиболее распространенном виде рака легких во всем мире, известном как немелкоклеточный рак легкого.

Обнаружено, что фармацевтический препарат компании Merck Кейтруда (пембролизумаб) продлил жизнь пациентов с раком легких на 4-8 месяцев дольше, чем химиотерапия. В свое время этот препарат отлично помог бывшему президенту США Джимми Картеру предотвратить развитие меланомы, распространившейся на его мозг.

Более 1200 человек приняли участие в исследовании. На сегодняшний день это крупнейшее клиническое испытание пембролизумаба в качестве самостоятельной терапии рака легких. Препарат был одобрен в 2014 году для борьбы с меланомой и в 2015 году для лечения рака легких.

«Эти результаты отличаются от всего, что мы видели в прошлом, исследуя немелкоклеточный рак легкого», – сказал ведущий автор исследования Гилберто Лопес, онколог из Медицинского центра Университета Майами.

Тем не менее, он признал, что большинство пациентов с прогрессирующей формой этого рака умирают в течение нескольких месяцев, и «нам нужно сделать гораздо больше работы».

Рак легких является основной причиной смерти от рака во всем мире, отнимая около 1,7 миллиона жизней в год.

Джон Хеймах, профессор Онкологического центра им. М. Д. Андерсона при Техасском университете, который не участвовал в исследовании, финансируемом компанией Merck, назвал его «истинной вехой» и «действительно важным достижением для пациентов».

«Сейчас мы покидаем эпоху, когда единственным выбором для пациентов с немелкоклеточным раком легкого была химиотерапия», – сказал он журналистам на конференции ASCO.

«Теперь подавляющее большинство пациентов получит преимущества от иммунотерапии», – добавил он.

«Иммунотерапия должна оставаться для подавляющего большинства пациентов с немелкоклеточным раком легкого «терапией первой линии» – то есть самым основным лечением».

А что вы думаете об этих исследованиях? Чудо вот-вот случится?

источник

До сих пор применение химиотерапии при опухолях молочной железы считалось абсолютно необходимым, чтобы избежать рецидива заболевания. Однако всегда ли оправдан такой риск и стоит ли «отравлять» организм?

Рак молочной железы – одно из тех заболеваний, которое, увы, часто возвращается – через месяц или год после предпринятых мер могут возникнуть метастазы в разных участках организма. Именно поэтому до сегодняшенего времени операция по удалению пораженных тканей обычно сопровождалась системной химиотерапией, направленной как раз на то, чтобы избежать повторения болезни. При этом, если опухоль гормонозависимая, то назначалась также и гормонотерапия. Однако, как показывают исследования, не всегда в химиотерапии есть необходимость. Если точно знать, какова вероятность рецидива заболевания, можно выстраивать схему лечения иначе.

Наиболее точная разработка для определения генетических характеристик опухоли на сегодняшний день – тест «Oncotype DX», разработанный компанией «Genomic Health». Образец опухолевой ткани для теста могут взять у пациентки при биопсии или же использовать фрагмент материалов, полученный ранее при других процедурах. Далее – компания отправляет материал в центр «Genomic Health» в США. Там эксперты изучают биологические характеристики опухоли – 21 ген, а именно степень экспрессии различных генов – от этого и зависит вероятность повторного развития заболевания. Полученные результаты обрабатываются и выдаются в виде шкалы риска рецидива заболевания.

  • Низкая злокачественность – 0-18 единиц – риск рецидива до 8% в течение 10 лет.
  • Средняя злокачественность 9-30 единиц – риск рецидива до 14% в течение 10 лет.
  • Высокая злокачественность 31-100 единиц – риск рецидива более 31%.

Тест «Oncotype DX» прошел масштабные клинические испытания, в ходе которых принимали участие женщины с раком груди 1-2 стадий, которые лечатся с помощью препарата Tamoxifen. Они показали, что тест достаточно точно определяет риск рецидива заболевания, чтобы на основе его данных выстраивать терапию. И на сегодняшний день точно можно сказать, в каких случаях он может кардинально поменять схему лечения:

  • при инвазивном раке молочной железы, если размер опухоли до 5 см;
  • если в пораженных тканях есть достаточо рецепторов эстрогена;
  • если отсутствуют метастазы в лимфатических узлах.

Исследования показывают, что при низкой злокачественности зачастую достаточно было провести гормональную терапию, чтобы предотвратить рецидив заболевания. А вот дополнительное проведение химиотерапии не снижало риск заболеть снова.

Если тест «Oncotype DX» определяет низкую злокачественность, то вполне можно отказаться от химиотерапии, хоть она и является частью основного лечения. Например, в израильской практике каждая четвертая пациентка (23%) с опухолью в груди третьей степени злокачественности избавлена от химиотерапии, поскольку с помощью теста был выявлен минимальный риск возвращения болезни.

В тоже время у около 10% пациенток с раком груди ранней стадии тест показал высокий риск рецидива. Это значит, что химиотерапия крайне необходима, хотя, руководствуясь стандартным протоколом, врач посчитал бы ее неоправданной нагрузкой на организм.

«Oncotype DX» – единственный из всех прогностических тестов, который после клинических исследований был включен в протоколы лечения рака молочной железы на ранних стадиях Национальной комплексной онкологической сети в США (NCCN) и Американского общества медицинской онкологии (ASCO).

Саломон Штеммер, профессор Онкологического центра «Давидов» МЦ им. Рабина: «Мы доказали, что во многих случаех при раке молочных желез нет необходимости в химиотерапии. На сегодняшний день исследования позволяют точно определить генетический штамм опухоли, а исходя из этого сделать прогноз о риске рецидива. Таким образом, мы можем избежать ненужных процедур с тяжелыми побочными действиями, ухудшающими качество жизни, – это сохранит здоровье пациентам, а заодно и госбюджет здравоохранения».

Еще в 2011 году генетические исследования опухолей были признаны выдающимся достижением в области онкологии, поскольку позволяют достичь лучшего результата с наименьшими потерями. Но только сейчас такое тестирование стало действительно точным и доступным инструментом для назначения индивидуального, а значит и максимально эффективного, лечения.

источник

Здравствуйте, меня зовут Ольга. Мне 45 лет, я живу в г. Обнинске Калужской области. Я излечилась от рака молочной железы 3-й стадии без операций и удаления. Прошло уже более четырех лет с момента моего заболевания, и я полностью здорова. Надеюсь, что мой опыт поможет многим людям. Сейчас я хочу рассказать свою историю.

Четыре года назад, в 2011 году, мне поставили диагноз – рак левой молочной железы 3-й стадии. Первую небольшую опухоль я обнаружила в октябре 2010 года. Уже тогда я понимала, что это значит. Но я побоялась идти к врачу, и к апрелю 2011 года опухоль была уже огромной. Онколог назначил мне курс химиотерапий, облучения и операцию по полному удалению левой молочной железы и левого подмышечного лимфатического узла.

Я хотела выздороветь и не хотела удалять грудь, поэтому я стала искать альтернативу операции, так как понимала, что грудь после операции больше не вырастет. Я нашла статистику 5-летнего выживания онкобольных после всех медицинских процедур и поняла, что выживают после онкоцентра через 5 лет очень немногие. В статье по раку груди там были данные выживания не более 2 % пациентов, то есть из 100 человек прооперированных и облучённых в живых через пять лет осталось только два человека!

В то время я встретила онкологическую больную, которую оперировали несколько раз. Каждый раз после операции у нее снова возникала опухоль, и ей опять что-нибудь отрезали. Ей оперировали одну грудь, потом вторую, потом печень, затем метастазы пошли в легкие. Под конец хирург во время операции повредил ей мышцу правой руки, и она перестала сгибаться. Это было очень грустное зрелище.

И тогда я поняла, что я не хочу идти по этому пути. Я не хочу всё время бояться рецидивов и чтобы моё тело резали по кускам.

Я начала искать в интернете то, что мне поможет. Почти сразу я нашла информацию про итальянского онколога Тулио Симончини. Он считал, что раковые клетки – это не мутировавшие клетки нашего организма, а размножившиеся грибки кандида. По его теории эти простейшие грибки всю жизнь живут с человеком в симбиозе, но стоит иммунитету (то есть защитным силам организма) ослабнуть, как они начинают размножаться в теле. И он сказал такую фразу: раковые клетки очень любят 3 вещи:

  • Животный белок;
  • Сахар;
  • Депрессивные мысли.

Потом я прочитала, что в организме ежедневно образуются тысячи раковых клеток, и если организм здоров, то иммунная система просто уничтожает их. Значит, мне нужно перестать кормить онкологию и начать укрепить иммунитет.

Для храбрости я проголодала 3 дня на воде. Затем перешла на вегетарианскую диету. Это была замоченная гречка, зелень и овощи. Также пила чистую воду. Тогда я просто не знала, что это называется сыроедением. Я полностью убрала всю магазинную еду.

Я понимала, что раз у меня рак, то значит сильно снижен иммунитет. Поэтому я начала искать средства для его поднятия. В интернете я прочитала про сильный иммуностимулятор АСД-2. Я нашла схему, как пить АСД-2 при 3-й стадии онкологии и начала принимать препарат, как было указанно 5 раз в день. Кроме этого, я нашла информацию о том, что мы все поголовно заражены паразитами, а уж онкологические больные и подавно. И прошла серьезную месячную антипаразитарную чистку травами.

Третьим шагом для меня было осознание того, что нам всем не хватает витаминов и микроэлементов для поднятия иммунитета и для нормального функционирования организма. Я изучила этот вопрос и поняла, что витамины бывают искусственные (т.е. химически синтезированные) и органические (сделанные из органического сырья). Я нашла фирму, которая сама выращивает травы и фрукты и производит из них БАД-ы. И начала принимать эти БАД-ы. Кстати, я и вся моя семья принимаем их уже больше 4-х лет и прекрасно себя чувствуем.

И, наконец, то, что я считаю наиглавнейшим в выздоровлении от любой болезни. Это настрой на выздоровление. Мудрые говорили: «Заболевает один человек, а выздоравливает совсем другой». Т.е. если заболевший человек не изменится, он так и будет болеть. Мне надо было изменить тональность и направление своих мыслей.

И оказалось, что почти все они были мрачные. Я постоянно думала, за что же мне дана эта болезнь, и расстраивалась, что именно я заболела. Т.е. свою итак не высокую энергетику я тратила на страхи и обиды. Поэтому я стала читать аффирмации (положительные утверждения) и учиться благодарить жизнь за всё, что есть. Я проснулась утром, а ведь кто-то не проснулся. У меня есть семья, работа, любимый город. При желании можно найти столько прекрасного в нашем чудесном мире! Я стала практиковать хорошее настроение и не позволять себе скатываться в депрессию. Это было трудно, особенно лёжа в онкологическом центре, но я понимала важность этого и тренировала каждый день хорошее настроение.

В онкологическом центре я прошла две химиотерапии и одно облучение. Сейчас я об этом жалею, так как сильно сожгла грудь и левую подмышечную впадину. Только спустя три года моя левая молочная железа начала восстанавливаться от сильного лучевого поражения. От двух химиотерапий выпали волосы, я очень ослабла, и сильно упал гемоглобин. Вообще, принимать яд, чтобы избавиться от болезни – я не считаю, что это разумно.

Опухоль от этих процедур не уменьшилась, и я приняла решение уйти из онкоцентра. Врачи долго меня уговаривали, говорили, что у них было много случаев, когда люди уходили, не долечившись, а потом умирали. Но я понимала, что врачи борются со следствием онкологии, а не с причиной. Вырезается опухоль, человек не меняет свое питание и образ мыслей, и через некоторое время рак возвращается. Часто в гораздо более тяжелой форме, поскольку химиотерапия очень сильно подрывает и без того слабый иммунитет.

Я постоянно представляла себя здоровой, даже когда опухоль не менялась. Каждый день, утром и вечером я делала визуализации, то есть мысленно видела своё тело здоровым и красивым. Самое важное, особенно когда ты не видишь результата сразу, не бросать делать визуализации. Вначале я не видела изменений в опухоли, но я каждый день себе говорила: «Процесс уже пошел, пусть я ничего не вижу, но внутри я уже оздоравливаюсь». Очень важно верить и настраиваться на здоровье и делать визуализации каждый день.

История американки доктора Рут Хейдрих, которая исцелила опухоль молочной железы вегетарианством, и она здорова уже более 25 лет. Также меня очень вдохновила история мужчины с раком кишечника. Он рассказывал, как отказался от операции и визуализировал, что его опухоль с каждым днем становится всё меньше. Он представлял свою опухоль как моток колючей проволоки и несколько раз в день представлял, как сжигает ее по частям на огне, и она становится все меньше.

Я придумала для себя визуализацию с деревом. Очень люблю березы, поэтому я постоянно представляла, как я прижимаюсь грудью к светлому стволу, как по дереву уходит моя энергия из опухоли. И старалась почувствовать, как опухоль уменьшается, размягчается и мне становится легче.

«Беседы с Богом» Нила Доналда Уолша», «Трансерфинг реальности» Вадима Зеланда, книги Ричарда Баха. Очень помогает книга Марси Шимоф «Книга про счастье». Я каждый день смотрела по две комедии или два позитивных фильма – то есть напитывала себя энергией радости. Также я находила радостные картинки в интернете и смеялась.

Из каменно-тяжелой она постепенно стала мягчеть, контуры ее стали расплываться и уменьшаться. И еще через два месяца она полностью исчезла. Я сделала УЗИ и маммографию: врачи были в шоке – никаких новообразований у меня обнаружено не было!

Сейчас я каждый год прохожу обследование, которое подтверждает моё полное выздоровление. В мае 2015 года я прошла тестирование на фазово-контрастном микроскопе по капле крови. И врач биохимик сказала, что у меня в крови нет даже атипичных клеток, которые всегда есть у бывших онкопациентов.

Читайте также:  Какие проявление при раке груди

Я общаюсь с теми женщинами, с которыми я лежала в онкологическом центре. Все они прошли весь курс традиционной медицины: десятки химиотерапий, облучение, операции. К сожалению, большинство из них уже умерли или находятся на инвалидности. Я знаю несколько случаев, когда после полного курса официального лечения, люди возвращаются к онкологам с метастазами.

После онкологии я в течении трех лет была вегетарианцем. Я полностью отказалась от мяса и алкоголя. Раз в неделю ела рыбу и потребляла молочные продукты. Я хорошо себя чувствовала на вегетарианстве, но мне не всё нравилось. Я была здорова, но лишний вес не уходил. При росте 165 см я весила 76 кг. Начали усиливаться пигментные пятна на коже лица и появляться новые. И при прохождении медосмотра я обнаружила, что у меня повышен сахар в крови – 6,4 (при норме 3-5), и холестерин был выше нормы. Я очень удивилась, но потом поняла, что это действие шоколада, булочек и разных магазинных сладостей. То есть я понимала, что отказавшись от мяса и алкоголя я нахожусь на пути к здоровью, но надо было менять свой рацион более серьезно.

Сейчас я, мой муж, старший сын и моя сестра едим только живую растительную пищу. Я потеряла 12 кг лишнего веса. Очистилась кожа лица, ушла седина. У меня постоянно хорошее настроение, высокая работоспособность и большое количество энергии.

На данный момент я уже год, как на сыроедении. И хочу рассказать об интересном опыте. Два месяца назад я начала допускать кроме шоколада и сыра, некоторые не сырые продукты. Я могла купить пирожное, халву, шоколадные конфеты, магазинные салаты с майонезом. Есть мнение, что можно легко сорваться с сыроедения. По моему опыту, через 10 месяцев сыроедения, организм достаточно перестроился и очистился. И когда я допускала не сырые продукты, то реакция организма была резко отрицательная. Тут же нарушался стул, вплоть до жидкого, болел живот. Утром шло сильное чиханье, был сильно обложен язык, изжога, и после нескольких кусков кремового торта, на утро было ощущение, как будто я выпила вчера спиртных напитков и сильно отравилась. Такие же ощущения были на магазинные салаты и конфеты. Вернулась мигрень, о которой я забыла на сыроедении и от которой страдала не один десяток лет. Сразу же вернулся лишний вес. Если за 10 месяцев я сбросила 12 кг, то за 2 месяца такого «баловства» я вернула себе 7 кг веса. Мне было очень некомфортно от этой не сырой еды, так что я с большим облегчением вернулась на сыроедение.

У нас дома уже 2 года нет телевизора, все фильмы мы смотрим из интернета, без рекламы. Я постоянно смотрю видео о сыроедении. Очень благодарна Сергею Доброздравину, Михаилу Советову, Юрию Фролову. Очень понравился проект «1000 историй о сыроедении». С удовольствием смотрю видео Павла Себастьяновича. В июне 2015 года мы были на Московском фестивале сыроедения и вегетарианства. Нам там очень понравилось.

Год назад я узнала, что метод, с помощью которого я исцелилась, давно уже применяется в Голландии. Еще в 40-х годах прошлого века голландский врач Корнелиус Моэрман лечил раковых больных вегетарианской диетой, натуральными витаминами и обязательной психологической поддержкой. Документально засвидетельствовано полное излечение 116 онкобольных из 160 человек. И это были очень тяжелые больные с 3-й и 4-й стадией рака. От большинства из них отказалась официальная медицина. Остальные больные получили значительное облегчение. Метод К. Моэрмана в 5-8 раз эффективней, чем методы традиционной медицины. Безо всяких операций, инвалидностей и последствий для организма.

В Голландии при онкологии пациент может выбрать официальное лечение, либо метод Моэрмана. Часто после операций и облучений люди переходят на метод Моэрмана, чтобы исключить возвращение рака.

В США уже многие годы работает Институт Герсона. Многие тысячи безнадежных раковых больных полностью излечились, изменив питание по схеме Макса Герсона. Есть замечательный фильм в сети – Терапия Герсона. (Прим. от МедАльтернатива.инфо: скорее всего речь идёт о фильме Gerson Miracle / Чудо Герсона: Исцеление рака. Фильм действительно замечательный).

Затем мне попалась книга Кацудзо Ниши «Макробиотическое питание» и в ней было сказано, что в Японии также очень успешно лечили онкологию вегетарианством, лечебным голоданием и магниевой диетой. В состав этой диеты входили как раз сырые овощи, замоченные не варёные крупы и прием витаминов, особенно магния. Кацудзо Ниши говорил, что следует полностью исключить сахар, соль, консервы, копчености, крахмал, продукты из белой муки, спиртные напитки. И я поняла, что всё делала правильно.

Потом я прочитала книгу Евгения Геннадьевича Лебедева «Давайте лечить рак». В ней автор описывает, как он вылечил многие десятки безнадежно больных пациентов с онкологией. И упор в лечении делался именно на макробиотическом питании и изменении своей духовности. Автор сам прошел через онкологию, в книге он дает подробные схемы лечения онкопациентов, и я полностью согласна с его методикой.

Хочу заметить, что Е.Г. Лебедев настаивает именно на православном образе жизни. Но надо понять, что Кацудзо Ниши, у кого Е.Г.Лебедев взял свою методику, узнал о таком способе исцеления у дзен-буддийских монахов, которые пользовались ею многие сотни лет. Я тоже придерживаюсь восточных взглядов и выздоровела с помощью этой методики. Поэтому, на мой взгляд, неважно, к какой из конфессий ты принадлежишь, важно то, что ты несешь в мир. Если это любовь и радость, то и возвращаться к тебе будет именно любовь и радость.

Сейчас я работаю над большим проектом – создать в России оздоровительный центр по методу Корнелиуса Моэрмана. Я назвала этот оздоровительный центр «Жизнь». Пациенты будут жить там 2-3 месяца для полного очищения и выздоровления от онкологии.

Почему я настаиваю на том, что пациенты должны именно жить в оздоровительном центре? Дело в том, что я написала о своем опыте выздоровления во многие лечебные газеты. И мой рассказ опубликовала газета «Бабушкины рецепты». Мне стали приходить письма от раковых больных, которые либо не хотят делать операцию по удалению опухоли, либо такая операция им противопоказана.
Я ответила на все письма и подробно описала, что и как надо делать. Особенно я настаивала на изменении питания, приеме витаминов и работе с настроем на выздоровление. Из десятка писем только одна женщина написала, что придерживается вегетарианства, остальные не смогли преодолеть тягу к шашлыкам и колбасе. А ведь у них у всех росли опухоли, то есть рак прогрессировал. И я поняла, что в одиночку справиться с раком очень сложно.

Поэтому я хочу создать лечебное учреждение, где под присмотром врача-диетолога и хорошего онкопсихолога, пациенты будут выздоравливать и, что не менее важно, учиться жить дальше без рецидивов.

Также я планирую, чтобы в оздоровительном центре «Жизнь» были группы лечебного голодания – как правильно это делать, группы перехода на вегетарианство и сыроедения. Группы для потери веса естественным путем. Группы выздоровления методами натуропатии от сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. Что тоже очень эффективно и без всяких побочных явлений.

Онкопсихологов сейчас в России очень мало, всего несколько десятков, хотя на Западе онкопсихологи работают при каждом научном и онкологическом центре. Есть статистика, что при работе онкопсихолога с пациентом выздоравливаемость повышается во много раз.

У меня готов бизнес-план оздоровительного центра «Жизнь», и сейчас я нахожусь в поисках спонсоров – людей, готовых вложить деньги в новый и очень перспективный вид бизнеса по оздоровлению людей методами натуропатии.

Спасибо за то, что прочли мою историю. Буду рада пообщаться со всеми слушателями, кому интересна тема исцеления от рака методами натуропатии, тема сыроедения. С теми, кто хочет полностью выздороветь от рака, и кому не показана химиотерапия или операция. Либо кто сам не хочет делать калечащие тело операции и процедуры. И жду предложений от деловых партнеров по оздоровительному центру «Жизнь».

Ольга Ткачёва (получить консультацию можно через раздел Помощь специалиста)

Большое спасибо Ольге за её замечательную историю исцеления. Подобные истории реальных людей в значительной степени могут помочь онкобольным заинтересоваться темой альтернативной онкологии и вдохновить их на изучение альтернативных методов лечения рака, тем самым, многократно увеличить свои шансы на выздоровление. Ведь зачастую именно беспрекословная слепая вера в официальную онкологию приводит к потере драгоценного времени и ресурсов организма (чаще всего – вплоть до летального исхода) и не даёт возможность больным даже просто допустить саму возможность существования альтернативных методов лечения рака, не говоря уже о том, чтобы поверить в то, что эти методы могут быть почти на 100% эффективными и не иметь тяжелых последствий, как это неминуемо бывает при традиционном калечащем “лечении”. История Ольги подтверждает идеи, описанные в книге “Диагноз – рак: лечиться или жить? Альтернативный взгляд на онкологию”. Поэтому, если вы не знакомы или недостаточно знакомы с альтернативной онкологией, но желаете изучить данную тему глубже, чтобы у вас сформировалась стройная система, лучший способ это сделать – прочесть данную книгу.

Чтобы максимально быстро войти в тему альтернативной медицины, а также узнать всю правду о раке и традиционной онкологии, рекомендуем бесплатно почитать на нашем сайте книгу «Диагноз – рак: лечиться или жить. Альтернативный взгляд на онкологию»

На 4 стадии статистика 5 летнего выживания 2%, из 100 выживали только 2, все правильно автор написала. Удалили свое, лечились химией и лучами, вы в это верили и вам далось по вере вашей. Большинству людей химия не помогает, она толко даст короткую отсрочку, и врачи этого не скрывают, заявляя что рак неизлечим. Их методами конечно нет. Медицине вы здоровыми не нужны.

Уважаемая Ольга,ваша история понравилась,сама прооперирована по тому же поводу в 2011 году,сама совмещаю традиционные и нетрадиционные методы лечения,единственно что резанула меня в вашей статье”Я нашла статистику 5-летнего выживания онкобольных после всех медицинских процедур и поняла, что выживают после онкоцентра через 5 лет очень немногие. В статье по раку груди там были данные выживания не более 2 % пациентов, то есть из 100 человек прооперированных и облучённых в живых через пять лет осталось только два человека! “,извините но это полная чушь,зачем людей пугать,как раз 2 % где-то умирает,а не выживает.Люди осознанно должны подходить к лечению,я тоже вегетарианец ,занимаюсь по системе Кацудзо Ниши ,”Цигуном” а еще и тренажерный зал, но свои опухоли я все таки удалила сразу.Да тоже твердо уверенна ,что в человеческих силах улучшить свою жизнь,приняв болезнь как предупреждение.Но всем огульно советовать отказываться от официальной медицины нельзя,не каждый человек готов поменять в корне свою жизнь,а для многих это невозможно.

Позвольте мне ответить на ваш коментарий.
Статистика, где успех после химиотерапии (особено в сочетании с другими методами как хирургия и лучевая терапия) равен примерно 2% верна. Так например есть данные: 2,1% по Америке и 2,3% по Австралии. Эти данные из научного исследования проведенного ведущими онкологами Австралии и вы его можете найти в журнале “Клиническая Онкология” Австралия 2004г. О бесполезности и даже вреде химиотерапии (как и других официальных методов) говорили многие ученые и заслуженные врачи: Ульрих Абель, Линус Паллинг, Джоана Будвиг, Рихард Хаммер, Хардин Джонс и др.
“Высокие” успехи в официальном лечении рака достигаются за счет огромного количества ложных диагнозов и передиагностик (об этом статья в http://www.greenmedinfo.com переведенная нами http://medalternativa.info/rak-bolshe-ne-rak/ ). Таким образом все “больные”, которым был таким образом поставлен диагноз рак, пополняют статистику “излечившихся” если они переживают лечение. Те же кто имеет правильный диагноз и лечится официально – к тем как раз и относится такой низкий % успеха. Достаточно побывать в онкологическом отделении или клинике и увидеть, что именно эта плачевная статистика верна. Остальное – это калечение здоровых людей с доброкачественными потологиями, которые могут быть излечены простым изменением диеты, детоксикацией, определенными изменениями в образе жизни.
Таким образом – это не запугивание людей, а “открытие им глаз” на настоящее положение вещей в официальной онкологии. Очень рекомендую вам посмотреть все фильмы из сериала Правда о Раке, где ведущие онкологи мира откровенно говорят об официальной онкологии и о том, что стоит за методами ее лечения.
С уважением, Борис Гринблат.

Добрый день! Здоровья и счастья всем!Моя история такова: три года нахожусь на гомеопатическом лечении по поводу грыжи шейного отдела позвоночника.Были сильнейшие боли в позвоночнике, напоминающие прижигание раскаленным железом, пропускание через все тело электрического тока, сильнейшие головокружения, непрекращающиеся панические атаки… Стала думать, что лучше уйти (грешна,каюсь), чем так мучиться. Официальная медицина поставила на мне крест.Хирург, делая обход в палате, раздавал вердикты:”Вам медикаментозное лечение, Вам операция, А Вам, сказал он мне, ни чего не поможет” Мой гомеопат излечил меня от этих недугов полностью! Но к концу лечения появилась новая беда- рак груди. Лечение продолжаем, но пока справиться не можем. В онкоцентре поставили рак груди 3 стадии гармонозависимый. Прошла полное обследование, все анализы хорошие, только УЗИ,КТ и трепанбиопсия лимфоузна (из опухоли не смогли взять материал по причине ее распада) показали рак груди и метостаз в подключичный и подмышечный лимфоузлы.Все остальное чисто.Так опухоль размером уже 10см. мне предложена только химиотерапия для облегчения симптомов.Как Вы считаете, есть ли у меня шансы излечиться с помощью гомеопатии, ведь мой гомеопат один раз уже спас меня от гибели? Прочла Вашу книгу “Диагноз – рак: лечиться или жить? и еще много литературы.

Здравствуйте, Татьяна. Я представляю команду проекта МедАльтернатива.инфо. Если прямо и кратко отвечать на ваш вопрос, есть ли у вас шансы излечиться с помощью гомеопатии, то наш (включая Бориса) ответ: шансы всегда есть.

Другое дело, насколько они высоки. Это сложно сказать на основании предоставленной вами информации. Потому что излечение зависит от множества факторов, прежде всего, от вашего психологического состояния и настроя. Также могут влиять многие другие факторы. Если вы читали книгу “Диагноз рак…” то вы должны были разобраться в этих факторах. Мы не знаем, всех тех факторов, которые сыграли свою роль в развитии ВАШЕЙ болезни, а также КАКИЕ МЕРЫ вы принимали помимо гомеопатии, поэтому сложно давать прогнозы. Также если вы прочли книгу, то вы должны были уловить идею КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА в лечении рака. Эта идея также проходит через многие материалы нашего сайта и, прежде всего, выступления самого Бориса. Он всегда подчеркивает – что ключ успеха в лечении рака именно в КОМЛПЛЕКСНОМ ПОДХОДЕ. Если ваше лечение будет представлять такой комплексный подход – то ваши шансы максимальны и близки к 100% (при условии, если вы не собираетесь одновременно использовать традиционное лечение – химиотерапию, облучение и хирургию. Тогда такое «комплексное лечение» будет означать лишь небольшую отсрочку от фатального исхода).

Вы пишите, что у вас «были проблемы с позвоночником и ваш гомеопат решил ваши проблемы полностью, но к концу лечения появилась новая беда – рак груди». Я не специалист по лечению, но если рассуждать логически, то смотрите, какая вырисовывается картина. Учитывая то, что вы читали книгу, вы должны понимать, что рак – это лишь СЛЕДСТВИЕ ОПРЕДЕЛЕННЫХ ВРЕДОНОСНЫХ ФАКТОРОВ, которые воздействовали на ваш организм. Скорее всего, включая ваше психологическое состояние. И все эти факторы не могли появиться в вашей жизни внезапно «к концу вашего лечения позвоночника». Как правило, нужны многие годы воздействия этих факторов, чтобы они вызвали рак.

Т.к. рак у вас всё-таки возник, это значит, что на протяжении как минимум нескольких лет действие этих факторов продолжалось и накапливалось. Наверняка за эти годы ваш организм как-то реагировал на эти факторы, что проявлялось в виде каких-то болезней.
Не исключено (и скорее всего так и есть) ваши проблемы с позвоночником также были вызваны этими факторами. Просто рак – это так сказать «последний крик организма», а пока до этого не дошло, то организм может подавать своему хозяину сигналы потише – в виде других, менее тяжелых болезней. Т.е. рак у вас не ВОЗНИК внезапно «к концу лечения». Он лишь ПРОЯВИЛСЯ в этот момент, а вызревал уже давно.

Если бы лечение позвоночника было бы аллопатическим (т.е. с помощью традиционных медикаментов), то можно было бы с высокой степенью уверенности утверждать, что именно ЭТО лечение для вашего организма стало последней каплей в той чаше множества вредоносных факторов, которые УЖЕ были накоплены на тот момент. Это могло быть так, поскольку большинство таких медикаментов представляют для организма мощные яды, т.е. токсины, которые, как вам уже известно из книги, сами являются канцерогенным фактором. Но поскольку лечение было гомеопатическим (если оно действительно было таковым), то лечение, скорее всего, не связно с раком, просто это совпало по времени, когда ваша «чаша вредоносных факторов» переполнилась, и организм просто вынужден был среагировать ростом опухоли. Если вы следите за нашими материалами в т.ч. видеороликами, то должны понимать, что сама опухоль – это компенсаторный механизм организма, т.е. образно говоря – она друг, т.к. выполняет полезную функцию для организма.

Читайте также:  Рак молочной железы у женщин в менопаузе

Возможно, всё было не так как я описал, я лишь восстанавливаю общую картину на основании предоставленной вами информации. Чтобы полностью разобраться в ситуации нужен специалист, который проанализирует все обстоятельства и факторы и предложит варианты решения проблемы.

Далее. Подход натуропатии (альтернативной медицины, который мы представляем) в отличие от традиционной медицины, а также в отличие от многих других альтернативных подходов, рассматривает организм целостно. Другими словами, если у вас проблема в каком-то одном органе, то это значит, что у вас проблема в организме в целом. Это значит, вам нужно оздоравливать ВЕСЬ ОРГАНИЗМ, а не только «лечить этот орган». Если же каким-то образом удастся это сделать (особенно с помощь методов традиционной медицины) – то это будет означать лишь то, что удалось подавить симптомы проблемы, не устранив сами причины. И рано или поздно либо та же самая болезнь проявится, но уже в более тяжелой форме, либо проявится более серьезная «другая болезнь» (например, был простатит – «пролечили» антибиотиками, вроде помогло. Но потом «появилась» аденома. Тоже как-то «вылечили». Но потом ни с того ни с сего вдруг «появился» рак простаты. На самом же деле это одна и та же нерешенная проблема, но на разных стадиях). Исцеление же с точки зрения натуропатии означает именно решение проблемы, а не сокрытие ее проявлений (симптомов). И для исцеления и оздоровления в натуропатии применяется целый ряд мероприятий, который мы и называем КОМПЛЕКСНЫМ ПОДХОДОМ.
Поэтому, повторюсь, если ваше лечение будет представлять такой подход, то успех лечения будет максимальным, чем, если вы будете использовать какой-то один, пусть и хороший, но локальный метод.

источник

Рак молочной железы — одно из лидирующих онкологических заболеваний. Несмотря на то, что медицина постоянно развивается, в России с лечением онкологии дела обстоят пока не очень хорошо: например, нет процедуры скринига на обязательном уровне, которая позволяет выявить рак на ранней стадии, когда еще нет внешних симптомов. Большинство людей обращаются к врачам, если испытывают сильные болевые ощущения: как правило, эта боль связана с большим размером опухоли и поздней стадией развития рака.

Несмотря на это, шанс вылечиться или получить поддерживающую терапию есть. Саша Сабанцева рассказала нам, как узнала о своем заболевании, кто помог ей выстроить правильное лечение и как изменилась ее жизнь после онкологии.

Мой молодой человек (уже муж) нащупал у меня достаточно большую шишку в груди. Я подумала — фигня какая-то. Наверное, нужно просто сходить проверить. Я пошла к платному доктору, который посмотрел результаты УЗИ и анализ пункции, и он не заметил признаков онкологии, хотя мне казалось, что врач он хороший. Сказал, что это доброкачественная опухоль и нужно сделать операцию. Этим он меня успокоил.

Я вообще человек-трус, и в итоге я прогуляла еще полгода. У меня к этому моменту заболели лимфоузлы в подмышечной впадине со стороны груди, где было уплотнение. Я собралась с духом, начала собирать анализы на операцию, чтобы мне удалили опухоль. Пришла уже к новому врачу, которая мне предложила сделать еще один анализ и УЗИ. Я со спокойной душой сдала анализы, врач сказала прийти через несколько дней, когда придут результаты.

Помню — мы идем с подругой в больницу за результатом анализов, и я пошутила — наверное, это рак. Мы посмеялись. К врачу я пришла с мыслями, что будет обычная операция, просто вырежут уплотнение и я пойду себе гулять спокойно.

Когда я зашла в кабинет, врач спросила, пришел ли кто-нибудь со мной. Так я узнала, что у меня нашли метастаз в лимфоузле. Я, естественно, немного опешила. В фильмах очень часто такое происходит, а в жизни это совершенно не так, тебя никто не готовит к этому. Я просто села и не могла говорить, и думала — что за бред, мне всего 22 года?

Усугублялась ситуация тем, что это был День рождения моей мамы, и она знала, что я должна была поехать за анализами и сильно переживала. А я до этого момента не переживала вообще.

С этого момента все и началось. Первый день я поплакала, а потом включилась моя мама. Она позвонила подруге, та посоветовала пойти к ее знакомому врачу, заведующему отделением в онкологическом центре. Мы пришли к нему, он отправил меня на биопсию. Надо отдать врачу должное, он продиагностировал меня по полной и за короткий срок. Наверное, в течение двух недель мне были сделаны две биопсии (это очень неприятная процедура), ПЭТ-КТ ( позитронно-эмиссионная томография — прим. ред.), МРТ. За 2 недели, пока мне делали диагностику, было подозрение на метастаз в позвоночнике, провели МРТ, но там оказалась лишь небольшая грыжа.

Из результатов стало ясно, что у меня инвазивная карцинома третьей стадии. Вообще выделяют 4 стадии, и у каждой есть своя подстадия — у меня была 3а. Было очень страшно, потому что четвертая стадия — финальная и неизлечимая. Я была на грани того, чтобы онкопроцесс перешел на другие органы, а это уже не лечится, существует только поддерживающая терапия, которая позволит жить дольше на какое-то время.

Затем меня принимал химиотерапевт — очень хороший, а в этой ситуации очень важно найти грамотного врача. Нужно, чтобы твой первый врач пропускал тебя по цепочке таких же талантливых врачей, как и он сам.

Химиотерапевт подтвердил, что третья стадия — это не очень хорошо, но я молодая, есть большой запас здоровья. Но все-таки лечение будет проходить по полной. В моем случае «по полной» означало 8 сеансов высокотоксичной химиотерапии — 4 курса одним препаратом и 4 курса другим.

Через 2 недели с постановки диагноза я уже была на первом курсе химиотерапии. Когда я пришла сдавать анализы перед первой химиотерапией (перед каждым курсом берут анализ крови и мочи), у меня появилось дикое желание просто взять и убежать оттуда. Я думала, что это все происходит не со мной. Мне было так страшно, что это какая-то ошибка, которая со мной случилась и я через эту ошибку должна пройти. В этот момент мне было страшнее всего в жизни.

Все стереотипы, который навязывают нам в фильмах про рак, делают свое дело — я была уверена, что после химиотерапии люди не могут встать, их постоянно рвет, но это не так. Сейчас много препаратов, которые затупляют рвотные рефлексы. После химиотерапии я чувствовала ощущение дикого похмелья: как будто ты всю ночь пьянствовал, пришел домой под утро, тебя чуть-чуть подташнивает и есть сильная слабость — вот это про химиотерапию.

На самом деле все оказалось не так страшно, как я изначально думала. Меня за всю химиотерапию ни разу не рвало, зато был гастрит. Но это состояние можно пережить. Сейчас я считаю, химиотерапию может пережить вообще любой человек, насколько бы «дрожным», как говорит моя мама, он не был.

Пятая химия была другая, побочные эффекты были другие. К этому моменту у меня выпали все волосы, включая брови и ресницы. На пятой химии начало сильно выкручивать суставы и болеть мышцы. Но последние 4 химиотерапии прошли морально намного лучше — я знала, что это скоро закончится.

Самое сложное в процессе лечения онкологии — это химиотерапия. Это долго, больно, неприятно, много побочных эффектов, я ходила со скоростью черепахи. Если начинала ходить быстрее, я задыхалась так, что думала — сейчас помру.

Большое заблуждение, что люди худеют при химиотерапии. У всех это происходит по-разному — я набрала 15 кг. Просто потому, что я себя очень жалела и пыталась всю свою обиду заедать. Кто-то от стрессов худеет, кто-то толстеет. Вот я ко второй группе отношусь. Когда была последняя химия, на меня надавила мама, и я начала худеть с диетологом. Так больше не могло продолжаться, я не могла на себя смотреть — толстая лысая женщина с серым цветом лица. Все это прошло через истерику, потому что мне трудно было просто взять и начать худеть. У меня есть сила воли, но ее нужно доставать откуда-то из недр.

После химиотерапии была операция. У меня было несколько вариантов ее проведения: полное удаление молочной железы, частичное удаление и удаление с постановкой импланта. Мы не знали, что выбрать, потому что мы ходили к нескольким хирургам и они предлагали разные варианты.

Моя опухоль была очень агрессивной. Перед тем, как ставят химиотерапию, делают анализ на скорость деления клеток: если они делятся быстро, это значит, рак может быстро распространиться по всему организму. Мои клетки делились очень быстро — возможно, поэтому у меня так быстро выросла опухоль.

Но плюс этой агрессивности в том, что такие опухоли хорошо поддаются лечению химиотерапией. После третьего курса у меня абсолютно исчезла опухоль размером с грецкий орех, исчез большой шар жидкости в лимфоузле.

Поэтому было принято решение сделать частичную мастэктомию и удалять все лимфоузлы. Сейчас я считаю, это было самое правильное решение, поскольку полное удаление молочной железы — это серьезный психологический стресс. В этом случае от груди ничего не остается, только длинный шрам от подмышки до грудины. Наверное, это очень тяжело.

Через месяц после операции у меня была лучевая терапия. По сравнению с химиотерапией — это вообще курорт. Ты просто приходишь 5 раз в неделю полежать несколько минут под аппаратом. Я переносила ее очень хорошо, не у всех так. Уже в это время можно начинать работать. Но на это время все равно дают больничный, потому что от лучевой падает иммунитет.

Во время химиотерапии вместе с потерей какой-то частички женственности, осознанием себя как женщины, ты теряешь волосы, ресницы, брови. Когда меня предупреждали о таких последствиях терапии, я думала, что со мной этого не случится. Хоть меня уверяли, что я должна быть готова к этому.

Через 2 недели после первой химиотерапии у меня начали выпадать волосы — я проводила рукой по волосам и буквально снимала их с себя. Мне это было даже обидно, потому что до этого я была уверена, что со мной такого не произойдет.

Я не пошла в парикмахерскую. Меня побрил мой муж Володя (тогда еще мы не были расписаны). Я ему вообще за все благодарна — он меня так поддерживал, пытался перевести все в шутку, сказал — когда ты еще согласишься на это? Мы с ним вместе купили мне парик.

К Володе и к маме у меня большое чувство благодарности, потому что они никогда не показывали, как устали. Да, мне было плохо, больно и обидно, но моей семье было намного хуже. Когда мы теряем кого-то, нам жалко не их, а самих себя, когда мы остаемся одни. Володе и маме было страшно меня потерять, потому что они ничего не могли сделать с моей болезнью. Они могли помочь мне морально, но не могли повлиять на окончательный вариант.

При постановке последней системы химиотерапии я была собой очень горда. Я думала, вот я молодец — 8 курсов химии, лысая, ногти все сошли, нет ни одного волоска на теле. Зато без волос я узнала, что мне идут короткие волосы.

Я развлекалась, как могла — купила себе розовый парик и гуляла в нем по городу. Я начала относиться ко всем последствиям болезни с юмором, потому что иначе, наверное, нельзя. Если начинаешь думать, что от этого умирают — твой организм может это принять и сказать — ну, раз люди умирают, значит и ты умрешь. Я никогда не думала о том, что могу от этого умереть. Никогда не рассматривала такую возможность.

Отсеялось огромное количество друзей. Я не могла выходить на улицу, потому что у меня был низкий иммунитет и я могла заразиться. А люди просто переставали звонить и писать. Наверное, им не нужен был человек, с кем не потусоваться, а чтобы его увидеть, к нему надо ехать, а этот человек еще и выглядит не очень приятно. Не знаю, с чем именно это было связано — но это расставило все на свои места.

Я общалась с другими онкобольными. Поначалу у меня было желание вообще ни с кем это не обсуждать. Все наши стереотипы о раке, порожденные необразованностью в этом вопросе, приводят к тому, что когда ты попадаешь в это комьюнити, ты ждешь, что все там страдают и говорят о смерти. Женское отделение в больнице, где я проходила лечение, было самым позитивным. Все точно также переосмысливают жизнь, пытаются уловить все хорошие моменты от происходящего, потому что они не знают, что будет завтра. Я ни с кем особенно не подружилась, но от других онкобольных всегда исходил позитив. Люди даже на последней стадии рака улыбались, обсуждали бытовые проблемы.

Из-за груди я не комплексую — просто поняла, что бывает и хуже. Когда я надеваю лифчик, даже без подклада, моя грудь выглядит более-менее симметричной. Если присмотреться, заметно, что одна немного больше, но меня это не пугает и не пугает мужа. Мы оба понимаем, главное — чтобы я была здорова.

Возможно, в будущем я сделаю пластическую операцию, если меня это будет беспокоить. Но сейчас мне не хочется ложиться под нож.

Прошел год с операции, отросли волосы. Онкология считается хроническим заболеванием, и с ней очень много ограничений даже во время ремиссии. Если ты приходишь в больницу, даже к стоматологу, и говоришь, что болела онкологией — могут отказать в услугах. То же самое и в аптеке, хотя можно практически все лекарства, кроме гормональных. Нельзя витамины, потому что они влияют на иммунитет. Нельзя ездить на море, менять климат, заниматься тяжелыми физическими нагрузками. У меня нельзя брать кровь из правой руки, потому что там нет лимфоузлов. Но я стараюсь жить полноценно, и особых ограничений я не чувствую.

С работой мне повезло, на время лечения удалось договориться, что они меня дождутся. Я понимала, что лечение затянется на 8-9 месяцев, на это время мне давали больничный несколько раз подряд. Мне было неудобно, потому что я с 18 лет работала и обеспечивала себя, а тут приходит 6-7 тысяч с больничного. К тому же, очень тяжело сидеть дома. Когда был последний сеанс лучевой терапии, я уже на следующий день вышла на работу.

Публикация от Шура Пална (@sasha_numph) 8 Июл 2017 в 9:26 PDT

Я считаю, что вся эта ситуация пошла мне на пользу. Раньше я была человек-депрессия, хлебом не корми — дай над чем-нибудь погрустить. А сейчас у меня желание жить. Оно такое сильное, что даже когда мне грустно, я гоню это от себя, потому что жизнь может закончиться в любой момент и нужно наслаждаться каждой секундой. Когда такое переживаешь, рождается много правильных мыслей. Сейчас мне хочется урвать все от того кайфового состояния, в котором я живу.

Я благодарна своей болезни, она помогла мне прийти в себя. До нее у меня был тяжелый период — я похоронила отца и с этого момента постоянно была в депрессии. Возможно, онкология появилась у меня из-за этого — я не знаю и никто не может знать. Но после всего этого я пришла в себя.

Когда мне рассказывают, что кто-то покончил жизнь самоубийством — я не понимаю этих людей. Я столько времени знала, что могу не выкарабкаться — и эта мысль дала мне мощное желание жить.

Онкология — не такая страшная болезнь, какой ее изображают. К ней нужно относиться, как к затянувшейся простуде — очень неприятной, но от которой можно вылечиться. Нужно настраивать себя жить и бороться.

источник

Автор: boletnebudu · Опубликовано Август 7, 2018 · Обновлено Апрель 20, 2019

Химиотерапия подавляет иммунную систему; а рак растет и метастазирует, когда естественные иммунные силы организма подавлены. Именно в этом и заключается основной вред химиотерапии. Выживаемость при раке напрямую связана с тем, насколько сильна иммунная система организма.

Поэтому при лечении онкологии иммунную систему надо усиливать, а не подавлять. Только при полноценно функционирующей иммунной системе можно вылечить и предотвратить развитие рака.

Помните, что раковой клетка становится, когда в нее поступает мало или совсем не поступает кислород. (Отто Варбург получил за это открытие Нобелевскую премию).

Вред химиотерапии также заключается в том, что она очень сильно снижает уровень кислорода в крови. Она насыщает клетки токсинами, которые деактивируют критически важные респираторные энзимы. Когда нормальные клетки подвергаются такому воздействию, они с большой вероятностью становятся раковыми.

Поэтому химиотерапия увеличивает риск развития новых или повторных раков, и эти раки часто более агрессивные.

На этом сайте вы сможете найти информацию о том, как можно лечить рак без химиотерапии, лучевой терапии и операций. Читайте раздел АНТИРАКОВЫЕ ПРОТОКОЛЫ, Причины возникновения рака, Антираковая диета, ДОБАВКИ, Истории исцеления. Вы также можете получить консультацию, связавшись через раздел КОНТАКТЫ.

Читайте также:  Как начинается рак молочных желез

Для вас это станет сюрпризом, но научных данных о том, что химиотерапия лечит рак или продляет жизнь пациентам, больным онкологией, не существует.

Химиотерапия может лишь ВРЕМЕННО уменьшить размер опухоли, но не может вылечить от нее или вылечить непосредственно сам рак.

Опухоль не является раком, это его симптом. Лечить симптом, не вылечив причину возникновения – это значит тянуть время и ждать рецидива.

В соответствии с исследованием, проведенным Департаментом радиационной онкологии Онкологического центра Northern Sydney, опубликованным в журнале Clinical Oncology в 2004 году, влияние химиотерапии на 5-летнюю выживаемость в Америке равно 2,1%, а в Австралии 2,3%.

То есть исследования говорят о том, что химиотерапия не работает в 98% случаев . И это данные по Америке и Австралии, странам, в которых лечение онкологии считается самым лучшим и передовым в мире.

Также доказано, что химиотерапия не работает в случаях, когда рак распространился по организму (то есть, когда есть метастазы).

Статистика говорит о том, что человек, подвергавшийся химиотерапии, живет намного меньше, чем тот, которого от рака вообще никак не лечили. Химиотерапия убивает людей раньше, чем это делает рак.

Если вам делали химиотерапию, вам обязательно требуется провести детоксикацию организма от нее. Иначе токсины от химиотерапии будут «сидеть» в вашем организме и отравлять вас и ваше здоровье до конца жизни.

Об эффективности лечения онкологии химиотерапией говорят только те исследования, которые проспонсированы производителями химиотерапевтических лекарств. Исследований, сделанных независимыми сторонами, которые не связаны или не заинтересованы в результатах финансово, и которые бы подтверждали ее эффективность в лечении рака, не существует.

Не стоит забывать о том, что медицина – это бизнес, который приносит денег больше, чем война. Стоимость химиотерапевтических лекарств высокая и на них зарабатываются огромные деньги.

Интересно, что химиотерапевтические препараты были изначально получены из нитроиприта (азотистого иприта) или, как его еще называют, «горчичного газа», то есть смертельного газа, которым убивали людей в газовых камерах во время Второй мировой войны. В газовых камерах не выжил никто. И этот газ никого не вылечил. Однако, медики заметили, что этот газ замедлял рост быстрорастущих тканей и снижал лейкоциты, поэтому решили его применять в онкологии. Одной из первых выпускать химиотерапевтические препараты стала переквалифицировавшаяся в фармкомпанию небезызвестная сейчас фирма Bayer — та самая, которая изначально производила горчичный газ для нацистов, которые убивали людей в газовых камерах.

Стоит обратить внимание на то, что уменьшить опухоль в размере и вылечить рак – это две абсолютно разные вещи. Зачем проходить через страдания и побочные эффекты, которые вызывает химиотерапия, если она не может вылечить рак?

Вы думаете, со времен войны многое изменилось, и химиотерапия стала более «продвинутой»? К сожалению, это не так.

Когда доктор говорит, что химиотерапия эффективна – это совершенно не означает, что она лечит рак. Это всего лишь значит, что она ВРЕМЕННО уменьшает размер опухоли. А что вы будете делать потом, когда опухоль снова начнет расти и более агрессивно, чем до «лечения» химиотерапией, когда иммунные силы организма уже полностью разрушены?

Что доктора называют «вылечиться от рака»? В мире врачей это означает, что после постановки диагноза человек прожил еще 5 лет. Разве это одно и тоже с тем, что обычный человек понимает под словом «вылечиться»? Если человек прожил 5 лет и умер через день – это никого уже не волнует. Также, как и значительно снизившееся качество жизни пациентов, после прохождения химиотерапии. Таким образом статистика сильно искажается и процент вылеченных людей искусственно завышается.

Каким еще образом медицина манипулирует статистикой? Благодаря технологиям рак сейчас часто обнаруживают на более ранних стадиях. Таким образом в 5-летний период «выживания» попадает больше людей, что позволяет говорить о «росте результативности лечения» злокачественных образований. Почему за основу берется именно 5-летний рубеж? Потому что потом статистика выживших резко падает и говорить о каких-то результатах лечения уже не приходится.

На сегодняшний день собрано достаточно статистических и научных данных о том, что вред химиотерапии слишком серьезен, чтобы задуматься об альтернативных методах лечения онкологии, практикуемых во многих клиниках мира.

  1. Ученые обнаружили, что, временно уменьшая размеры опухолей, но не вылечивая от них, химиотерапия приводит к попаданию раковых клеток в кровь и в другие органы.

Журнал Science Translation Medicine опубликовал исследование, в котором содержится информация о том, как химиотерапия может вызвать повторный рак и более агрессивные виды опухолей. В то время как химиотерапия работает над временным уменьшением первичной опухоли, она провоцирует распространение раковых клеток по остальным органам.

Исследователи изучили влияние химиопрепаратов на больных раком молочной железы и обнаружили, что препараты увеличивают вероятность распространения рака в другие части тела.

  1. Химиотерапия вызывает повреждение здоровых клеток, что заставляет их выделять белок, который поддерживает дальнейший рост опухоли и вызывает резистентность к лечению.

Исследователи рассматривали влияние химиотерапии на ткани, собранные у мужчин с раком предстательной железы, и обнаружили «доказательство повреждения ДНК» в здоровых клетках после лечения. Химиотерапия работает путем подавления размножения быстро делящихся клеток. Здоровые клетки, поврежденные химиотерапией, секретируют больше белка под названием WNT16B, что повышает выживаемость раковых клеток. «Увеличение WNT16B было совершенно неожиданным», — сказал в интервью AFP соавтор исследования Питер Нельсон из Исследовательского центра рака Фреда Хатчинсона в Сиэтле. Белок подбирался опухолевыми клетками, соседствующими с поврежденными здоровыми клетками. «WNT16B, когда секретируется, взаимодействует с соседними опухолевыми клетками и заставлять их расти, размножаться и, что важно, противостоять последующему лечению», — сказал Нельсон. При лечении рака химиотерапией, опухоли часто сначала хорошо реагируют, однако потом они также часто снова вырастают и оказываются резистентными к дальнейшей химиотерапии. Исследования показывают, что скорость восстановления раковых клеток между курсами химиотерапии растет. «Наши результаты показывают, что ответные реакции на повреждения в доброкачественных клетках … могут непосредственно способствовать усилению кинетики роста опухоли», — пишет команда.

Исследователи заявили, что подтвердили свои результаты с опухолями рака груди и яичников.

  1. Химиотерапия вызывает долгосрочное повреждение иммунной системы у пациентов.

Вред химиотерапии заключается в том, что она снижает уровень ключевых иммунных клеток у пациентов в течение по крайней мере девяти месяцев после лечения, оставляя их уязвимыми к потенциально опасным для жизни вирусным и бактериальным инфекциям. Часть клеток не восстанавливается и через 9 месяцев и остаются слабыми и подверженными вирусам. Именно поэтому люди часто умирают от побочных действий химиотерапии. Поскольку она убивает иммунитет, человек заражается инфекцией и его организм не в состоянии ей сопротивляться.

  1. Химиотерапия очень токсична для организма, это яд и канцероген, которого достаточно, чтобы вызвать у вас случаи повторного рака.

На химиотерапевтических препаратах на упаковке написано, что это канцероген. Канцероген – вещество, которое приводит к развитию рака в организме. Как можно вылечить организм от рака, если в него в процессе «лечения» дополнительно вливается в огромных количествах вещество, доказано вызывающее рак? Это еще один вред химиотерапии.

Часто пациенты умирают от химиотерапии просто потому, что их органы не выдерживают ее токсичности. У них отказывает сердце, печень или почки.

Хорошо отражают опасность химиотерапевтических лекарств руководства, которые своим медсестрам дают мед клиники (в США). Они предупреждает медсестер, которые готовят лекарства для ввода пациентам, что они подвергаются «значительному риску» повреждения кожи, репродуктивным аномалиям, проблемам с гематологической (кровеносной) системой, повреждениям печени и хромосом. Медсестрам также дается указание «никогда не есть, пить, курить или применять косметику в зоне подготовки лекарств». (выдержка из Questioning Chemotherapy, Ральф У. Мосс, Ph.D., Equinox Press, 2000).

  1. Не существует химиотерапии, которая бы не убивала и здоровых клеток.

Химия направлена на подавление размножения клеток, но здоровые клетки и ткани тоже размножаются, и этот процесс влияет и на них. Например, спинной мозг, который, кроме прочего, производит белые кровяные клетки, необходимые для иммунитета, слизистые оболочки стенки кишечника и волосяные фолликулы. Они серьезно повреждаются токсинами химиотерапии, что приводит к снижению иммунной функции, тошноте, рвоте, кишечному кровотечению, язвам во рту и потере волос. Пациенты сообщают о потере памяти, у детей возникают трудности с обучением. Также много случаев повреждении сердца, легких и почек, значительное количество инфекций. В этом состоит еще один вред химиотерапии.

  1. В производстве препаратов для химиотерапии много инноваций, но они вызваны исключительно коммерческими причинами.

Все лекарства для химиотерапии очень дорогие и это очень прибыльный бизнес для фармацевтических компаний. В Америке FDA (Управление по контролю за продуктами и лекарствами) одобряет новые химиотерапевтические лекарства, если в процессе испытаний они смогли уменьшить опухоль на 50% на срок в течение 28 дней. Даже если после 28 дней опухоль начинает снова агрессивно расти, FDA все равно называет этот препарата успешным и разрешает его выпуск на рынок. Разве это не обман онкопациентов, которым дарят ложную надежду, и пропускают через столько страданий от приема этих лекарств?

  1. В одной только Америке бизнес, связанный с онкологией, приносит 200 миллиардов долларов ежегодно (!).

В 2010 году в США 75 миллиардов долларов принесли только химиотерапевтические лекарства (!). В России лечение онкологии также очень дорого, но часто расходы на себя берет государство, благотворительные организации и фонды. Они платят из своего кармана за покупку необходимых лекарств, прибыль за которые получают фармацевтические компании, чиновники и другие заинтересованные лица, участвующие в закупках.

  1. Химиотерапия доказано помогает только в случае нескольких крайне редких видах рака.

Это рак беременности (хориокарцинома – рак зародыша), лимфоме Беркитта, которая существует в основном в отдельных областях Африки, при детской лейкемии, при раках половых органов. В таких распространенных видах, как рак груди, простаты, легких, рак толстой кишки, статистика показывает, что результаты химиотерапии более чем скромные.

  • В 2009 году было проведено исследование Cancer Cell, в котором выяснилось, что такие антираковые лекарства как Avastin и Erbitux способствуют развитию метастаз. Препарат Taxol (химиотерапевтическое лекарство) способствует росту раковых клеток. Если вам дают Taxol перед операцией, чтобы уменьшить опухоль, то количество циркулирующих опухолевых клеток в вашем теле увеличивается в 10 000 раз.
  • Журнал Scientific American выпуск 2010 года от 25 июня говорит о том, что болеутоляющие опиаты стимулируют рост и распространение раковых клеток в организме. Морфий приводит к тому, что раковые клетки размножаются быстрее и ускоряет развитие новых кровяных сосудов, необходимых для того, чтобы опухоль росла. Пациенты, которым не дают морфий, живут дольше.
  • Доктор John Diamond (NCI Journal) – «Исследование 10 000 пациентов очень четко показывает, чтоутверждение о том, что химиотерапия хорошо лечит лимфому Ходжкинса, является ложью. Пациенты, прошедшие химиотерапию, в 14 раз более подвержены развитию лейкемии, и в 6 раз чаще развивают раки костей, суставов, мягких тканей по сравнению с пациентами, которые не подвергались химиотерапии. Издание журнала New England Journal of Medicine от 21 марта 1996 года сообщало, что дети, успешно прошедшие лечение лимфомы Ходжкинса в 18 раз более подвержены повторным злокачественным опухолям в более поздний период. У девочек появляется 35% вероятность до 40 лет развить рак груди, что в 75 раз выше, чем средний показатель. Через четыре года после прохождения терапии сильно вырастает риск развития лейкемии и перестает расти этот риск только через 14 лет после лечения, но риск развития опухолей остается на уровне 30% в течение 30 лет.
  • McGill Center в Монреале (онкологический центр) проводил исследование среди 64 онкологов, которых спрашивали, что бы они делали, если бы им был поставлен диагноз рак. 58 из них сказали, что они не стали бы использовать химиотерапию ни для себя, ни для родственников, потому что она не приносит результата и очень токсична .
  • Seattle Times в 2010 году, издание от 10 июля, сообщили: «Датские эпидемиологи использовали данные зарегистрированных случаев рака, начиная с 1940 годов до конца 1980-х, и были первыми, кто обратил внимание на значительно более высокий риск заболеть лейкемией среди медсестер, и позже, среди врачей. Это значит, что химиотерапия настолько канцерогенна, что даже врачи и медсестры, которые ее вводят пациентам, подвергаются повышенному риску заболеть раком.
  • Еще одно исследование более 92 000 медсестер выявило среди них повышенную заболеваемость раком груди, щитовидной железы, нервной системы и раком мозга.
  • Другое исследование, проведенное CDC (US Centers for Disease Control), длилось в течение 10 лет и имело самую большую выборку. Оно подтвердило, что химиотерапия очень сильно загрязняет рабочие места, в которых она применяется, и в некоторых случаях до сих пор обнаруживается в моче людей, которые вводили ее пациентам (спустя десятки лет!)
  • Доктор Аллен Левин: «Большинство пациентов с онкологией умирают от химиотерапии. Химиотерапия не уменьшает рак груди, рак толстой кишки или рак легких. Этот факт был задокументирован еще десять лет назад, однако доктора все равно применяют химиотерапию».
  • Доктор Алан С. Нисон, бывший президент Американского Химического Общества: «Как химик, которого обучали пользоваться статистикой, я не могу понять, почему врачи игнорируют ясное свидетельство того, что химиотерапия приносит очень, очень, очень много вреда.»
  • Доктор Ральф Мосс: «Самое странное в химиотерапии – это то, что данные лекарства сами являются канцерогенами и вызывают заболевания раком. И это неоспоримый факт. Если вы посмотрите, существует ли продление жизни от использования этого лекарства, вы обнаружите всяческие манипуляции со статистикой. Нет никаких доказательств того, что химиотерапия продляет жизнь, и самая большая ложь про химиотерапию заключается в том, что между сокращением размера опухоли и продлением жизни пациента применительно к химиотерапии существует корреляция
  • В книге The topic of Cancer: When the Killing has to Stop, Дик Ричардс цитирует результаты нескольких исследований аутопсий, в которых пациенты умерли от химиотерапии еще до того, как их опухоль доросла до размера, который мог бы их убить.

Химиотерапия подавляет иммунную систему; а рак растет и метастазирует, когда естественные иммунные силы организма подавлены. Именно в этом и заключается основной вред химиотерапии. Выживаемость при раке напрямую связана с тем, насколько сильна иммунная система организма.

Поэтому при лечении онкологии иммунную систему надо усиливать, а не подавлять. Только при полноценно функционирующей иммунной системе можно вылечить и предотвратить развитие рака.

Помните, что раковой клетка становится, когда в нее поступает мало или совсем не поступает кислород. (Отто Варбург получил за это открытие Нобелевскую премию).

Вред химиотерапии также заключается в том, что она очень сильно снижает уровень кислорода в крови. Она насыщает клетки токсинами, которые деактивируют критически важные респираторные энзимы. Когда нормальные клетки подвергаются такому воздействию, они с большой вероятностью становятся раковыми.

Поэтому химиотерапия увеличивает риск развития новых или повторных раков, и эти раки часто более агрессивные. Если вам делали химиотерапию, вам необходимо пройти детоксикацию организма, чтобы избавить тело от токсинов и канцерогенов, полученных при прохождении химиотерапии.

Для того чтобы вылечить рак, необходимо в корне изменить образ жизни, чтобы создать в теле такую среду, в которой рак развиться не может. В здоровом теле рак развиться не может. Вы были больны в течение десятка лет прежде, чем в вашем теле появился рак. Рак – результат вашего больного тела. Почитайте статью Причины возникновения рака и максимально уберите из своей жизни все, что к нему приводит. Не убрав причину возникновения рака, вы не сможете от него вылечиться.

Насыщайте организм кислородом, ощелачивайте его антираковым питанием, устранять воспалительные процессы, а также токсины и недостаток витаминов и минералов, которые как раз и привели к возникновению у вас рака, пейте антираковые травы, занимайтесь спортом, проводить антипаразитарные чистки и делайте многое другое, о чем можно прочитать на этом сайте. Тогда вы будете здоровы и сможете победить болезнь.

На моем сайте вы можете прочитать об альтернативных методах лечения рака в разделе Антираковые протоколы, об антираковой диете, витаминах и минералах, травах, специях и добавках, которые рекомендуется принимать при диагностированной онкологии, причинах возникновения онкологии. Истории людей, которые вылечили рак альтернативными методами, можно почитать в разделе ИСТОРИИ ИСЦЕЛЕНИЯ. Вы также можете получить БЕСПЛАТНУЮ консультацию по всем этим вопросам, связавшись с нами через форму в разделе Контакты.

Автор статьи: Ирина Правдина

Healing the Gerson Way, Charlotte Gerson

Cancer. Step Outside the Box, Ty Bollinger

Never Fear Cancer Again, Raymond Francis, M.Sc.

Beating Cancer with Nutrition, Patrick Quilling, PhD, RD, CNS

Heal Breast Cancer Naturally, Dr. Veronique Desaulniers

The topic of Cancer: When the Killing has to Stop, Dick Richards

Cancer: Why We are Still Dying to Know the Truth, Phylip Day

When Healing Becomes a Crime, Kenny Ausubel

Издание журнала New England Journal of Medicine от 21 марта 1996

Журнал Scientific American выпуск 2010 года от 25 июня

источник