Меню Рубрики

Когда изобретут вакцину от рака груди

Современные клиники за рубежом располагают огромным арсеналом средств для успешного лечения рака груди. В большинстве случаев рак успешно лечится, но у некоторых пациенток случаются рецидивы. Чтобы их предотвратить, ученые разработали специальную противораковую вакцину.

Специалисты, работающие в области онкологии, отмечают, что лечение рака молочной железы проводится с помощью разных методик. Применяются традиционные и новые способы лечения, используются все доступные медикаменты. Но даже при успешном завершении лечебного курса, женщины рискуют столкнуться с рецидивирующей онкологией груди. С помощью системной терапии, которая сейчас практикуется в онкологии, сложно предотвратить рецидив, поэтому и ведется работа над созданием специальной профилактической вакцины, которая станет частью адъювантной терапии.

В настоящее время борьба с рецидивами рака груди ведется с помощью адъювантной терапии, которая подбирается в персональном порядке. Это может быть радиотерапия, назначенная после органосохраняющей операции. Также может быть назначена иммунотерапия или гормональная терапия.

В будущем планируется применение вакцин, препятствующих рецидивам рака груди. Причем они не будут замещать профилактические, уже существующие, мероприятия. Вакцина от рака груди станет дополнительным способом щадящего адъювантного лечения, предназначенного для тех пациенток, которые хотят свести к минимуму риски возникновения онкологического рецидива.

В основе действия вакцины против рака заложено стимулирование иммунной системы онкологических больных на выявление и разрушение раковых клеток. Такой препарат состоит из опухолевого антигена. Когда его вводят в организм пациенток, их иммунная система начинает реагировать.

Для изготовления опухолевых антигенов берутся белые клетки крови больного, после чего они вводятся в организм с помощью вакцин разных типов:

  • дендритно-клеточных;
  • вирусно-векторных;
  • цельноклеточных.

В настоящее время Управление по контролю продуктов питания и лекарств США одобрило лишь одну вакцину от рака. Это дендритно-клеточная вакцина сипулейцел. С ее помощью лечат рак предстательной железы с метастазами, который невозможно вылечить гормонотерапией.

Онкологи центра имени Андерсона в США используют пептидные вакцины. Для их изготовления из опухолевого антигена, в основном HER2 (онкопротеина), извлекаются цепочки молекул пептидов. Затем к ним добавляется иммуноадъюванты, провоцирующие иммунную реакцию. В онкоцентре им. М.Д. Андерсона проходят клинические испытания с применением гранулоцит-макрофаг колониестимулирующего фактора (GM-CSF). Этот иммуноадъювант уже используется в медицине для терапии нейропении, которая возникает у пациентов после трансплантации. Когда вышеуказанный препарат попадает в организм, то в месте введения вакцины активизируются дендритные клетки, при этом улучшается работа иммунной системы.

Сейчас специалисты онкоцентра им. М.Д. Андерсона проводят испытания вакцин на основе пептидов, изготовленных из онкопротеина (HER2). Такая вакцина против рака груди показывает отличные результаты у пациенток с нормальным количеством HER2 и негативной раковой опухолью, а также со средним содержанием HER2 и отсутствием карциномы молочной железы.

Испытания данной вакцины проходят третью фазу. В состав используемого пептида входит девять видов аминокислот. Когда молекулы комплекса гистосовместимости 1-го класса взаимодействуют с ними, происходит стимуляция CD-8 положительных клеток (Т-клеток). Такие Т-клетки находят раковые клетки среди здоровых и начинают их атаковать, при этом вырабатываются цитотоксические ферменты, развращающие клетки рака. Стоит отметить, что активировать Т-клетки способны только клетки HLA-A2 или HLA-A3. Поэтому вакцина на основе пептида Е75 назначается пациенткам, у которых клетки положительные к антигену указанных типов лейкоцитов.

По состоянию на май 2012 года специалисты хирургического отделения онкологии центра им. М.Д. Андерсона озвучили результаты первых двух фаз испытания вакцины на основе пептида Е75. После этого планируется приступить в третьей фазе испытаний, которые должны доказать эффективность вакцины Е75 в профилактике развития рецидива узлового рака груди у пациенток со средним и низким содержанием онкопротеина HER2.

Для проведения плацебо-контролируемого испытания выбран двойной слепой метод. Участвовать в испытании будут семь сотен пациенток, прошедших стандартное лечение рака молочной железы. Обязательное условие — рак HER2 1+ или HER2 2+, а также положительность HLA-A2- или HLA-A3.

Сначала женщины будут получать вакцину в течение полугода один раз в месяц. Затем инъекции будут продолжены на регулярной основе — в течение трех лет с периодичностью каждые полгода. Созданная вакцина должна улучшить показатели трехлетней выживаемости пациенток, прошедших лечение рака груди. Проводимые исследования позволят убедиться в эффективности такой прививки. Если препарат оправдает ожидания, то в будущем он будет входить в стандартную программу терапии рака груди.

По структуре и принципу воздействия вакцина GP2 аналогична вакцине Е75. Пептид АЕ37 отличается от перечисленных препаратов более длинной цепочкой, способностью связываться с молекулами комплекса гистосовместимости 2-го класса. Данная вакцина активизирует CD4-положительные клетки, при этом иммунная система выражена более ярко. Пептид АЕ37 можно представить клетками большинства типов HLA, кроме того данный пептид взаимодействует с li-Key белком, улучшая работу иммунной системы.

Вакцины АЕ37 и GP2 переходят на 3 этап испытания, который покажет, насколько препараты результативны для профилактики рецидива злокачественной опухоли груди (негативно-узлового и позитивно-узлового), связанного с высоким риском рецидивирования. Пациентки одной группы, которые участвуют в исследовании, делятся еще на несколько групп с учетом типа HLA, после чего проводится вакцинация соответствующим препаратом. Другая группа пациенток получает инъекции иммунадъювантов.

Для уточнения результатов испытаний специалисты провели дополнительный анализ, показавший, что применение пептида АЕ37 и GM-CSF позволило на 43% снизить показатель рецидивов.

Противораковые вакцины, которые исследуют специалисты американского онкоцентра, характеризуются ценовой доступностью и возможностью приобретения в свободной продаже. Они дешевле дендритно-клеточных вакцины, которые изготавливаются персонально для каждой пациентки.

Пациенты из Америки и других стран с радостью принимали участие в испытании. После его окончания женщины отметили, что вакцины оказались результативными, при этом они практически не вызвали побочных эффектов. Среди последствий вакцинации стоит отметить появление покраснения в месте введения инъекции. Также некоторые женщины столкнулись с легкими проявлениями гриппа, которые присутствовали после вакцинации на протяжении шести часов. Пациентки с легкостью перенесли эти проявления, ведь ранее им уже пришлось проходить лечение рака в Израиле химиотерапией, которая сопровождается серьезными проблемами с ЖКТ, выпадением волос и т.п.

При многочисленных плюсах новые вакцины применимы не для всех пациенток. Клинические исследования показали, что вакцинация не дает должного результата, если рак развился до поздней стадии, и сопровождается обширным метастазированием.

В будущем планируется разработка новых вакцин против рака на основе белка и циклина Е, которые содержатся в фолатах. Ведется активная разработка новых иммуноадъювантов, которые будут еще сильнее активизировать иммунную систему. Исследуются возможности эффективного сочетания вакцины с другими препаратами.

Кроме того, вакцины вполне могут стать результативным способом борьбы с раком ранних стадий, которую можно начинать, как только пациентке ставится окончательный диагноз. При таком подходе результативность терапии рака груди значительно улучшится.

источник

РАК – считается одним из самых опасных заболеваний в мире! Ученые десятилетия тщетно бьются над эффективным противодействием этой болезни. Проведение опытов по созданию спасительной вакцины всегда усложнялось тем, что антигены рака совершенно беспрепятственно проникали и поражали клетки организма. Потому что иммунная система человека не распознавала их, как что-то чужеродное, поэтому организм не вырабатывал защитную реакцию и не атаковал эти «вражеские клетки».

Опухоль молочной железы на сегодняшний день является наиболее распространенной формой рака поражающего женщин, именно поэтому ученые уделяют ей особое внимание. Абсолютно каждое новое исследование – это, безусловно, шаг к созданию вакцины. И совсем недавно ученые из Великобритании и США опубликовали результаты своего исследования.

Специально для опытов были выведены мыши, обладающие высокой склонностью к раку груди. Грызунов разделили на 2-е группы, одну из которых в течение 10-ти месяцев прививали вакциной. В завершении эксперимента выяснилось: у непривитой группы мышей обнаружилась прогрессирующая опухоль груди, а у привитых никаких признаков заболевания не отмечалось.

Ученые планируют в ближайшие два года протестировать эту вакцину на людях. Таким образом, первые клинические испытания вакцины помогут оценить ее безопасность для человека и определить уровень ее дозировки в том или ином случае. Ученые надеются, что благодаря данной вакцине 70% случаев рака груди будут излечены.

Разработанная вакцина будет защищать от возникновения злокачественной опухоли груди и разрушать ее, если заболевание уже появилась. В состав вакцины входит адъювант, усиливающий иммунный ответ организма. Вакцина заставляет иммунную систему больного атаковать конкретный злокачественный белок (α-лактальбумин) присутствующий в большинстве клеток рака молочной железы и тканях кормящих женщин (именно поэтому кормящим мамам прививание не рекомендуется).

Так как рак груди в основном поражает женщин старше 40 лет, которым крайне редко приходиться применять грудное вскармливание, то вакцина будет приемлема для большинства женщин. Однако возможность заболеть раком груди в более молодом возрасте всегда присутствует, поэтому профилактический осмотр все же не помешает. Кстати, рак груди встречается и у мужчин всех возрастов, но в несколько сотен раз реже.

В настоящее время причины возникновения опухоли медикам не известны, однако установлен ряд факторов, которые повышают риск развития заболевания. Один из них – это наследственность. Сам рак груди наследоваться не может – передается только предрасположенность к нему из поколения в поколение. Но даже если у человека склонность к раку груди, это не значит, что он заболеет раком. Это всего лишь значит, что ему необходимо подходить к профилактическому осмотру более серьезно.

Также содействовать развитию рака груди могут: повышенный уровень эстрогенов (женские половые гормоны), заболевания надпочечников, щитовидной железы и другие болезни, которые ведут к гормональному сбою организма. Контакт с радиоактивными источниками так же могут способствовать раковым заболеванием. Если у человека определяется опухоль «доброкачественная», то в зависимости от какого-то конкретного диагноза она может перейти, либо не перейти в «злокачественную». Для развития болезни должен совпасть, причем одновременно – целый ряд факторов, вследствие которых нарушается работа ДНК.

Известно, что любой орган человека состоит из ткани, а ткань образуют клетки. Как правило, наши клетки растут, делятся, создавая новые – при этом старые клетки отмирают. Данный процесс тщательно контролируется генами, состоящими непосредственно из цепочек ДНК.

При нарушении работы генов наши клетки постоянно образуются, причем даже когда организм абсолютно не нуждается в них. Более того в таких случаях клетки делятся хаотично и с ошибками. Поэтому каждое следующее деление – ошибок производит еще больше. Таким образом, возникает огромное количество мутационных клеток, которые не отмирают, как предположено, а только непрерывно делятся, тем самым производя себе подобные. Однако поскольку организм в этих клетках не нуждается, то они образуют новообразования (т. е. опухоли).

Если человек не проходит должного лечения, то клетки рака с «разрушительной силой» прорастают в органы и окружающие ткани. Они свободно проникают в кожу и мышцы, затем добираются до лимфатических сосудов, где попадают в лимфатические узлы, а потом с кровотоком разносятся по всему организму. Следует отметить, что попадая в органы и ткани, раковые клетки продолжают хаотично и непрерывно размножаться и в них. Таким образом, возникают метастазы (т. е. новые опухоли).

Сначала рак молочной железы образуется как небольшое уплотнение размер, которого меняется в зависимости непосредственно от менструального цикла. Уплотнение совершенно не вызывает неприятных ощущений и абсолютно безболезненно. Именно это должно насторожить женщину!

Однако паниковать не стоит, потому что уплотнения могут быть вызваны также и доброкачественной опухолью. В отличие от злокачественной она не прорастает в иные органы и ткани, поэтому крайне редко представляет угрозу жизни. В подобной ситуации поможет разобраться врач-маммолог, назначив необходимые обследования. Даже если обнаруженное уплотнение подтвердится, как рак, то паниковать не нужно. Если на коже груди и вокруг сосков ссадин еще нет, это значит, что опухоль обнаружена вовремя еще на ранней стадии. Посему велика вероятность полного излечения!

Также женщин должны насторожить даже незначительные асимметрия молочных желез и увеличение лимфатических узлов подмышечных впадин. Следует отметить, что по мере роста опухоли из соска начинаются кровянистые выделения, при этом кожа над опухолью бугриста, вдавлена, а соски как будто втянуты внутрь. Ссадины на коже появляются на следующих стадиях. В подмышечной области развиваются метастазы.

Методы лечения рака груди

Сегодня для лечения онкологии применяют лекарственную, лучевую и химиотерапию. В том случае если опухоль достаточно крупная, применяется оперативное вмешательство. Часто после операции назначают лучевую и химиотерапию, для того чтобы ликвидировать оставшиеся раковые клетки.

Различие этих 2-х способов заключается в следующем: химиотерапия через кровоток при помощи специальных лекарств воздействует на весь организм человека в целом, поэтому назначается она при метастазирующей стадии рака. Главный удар химиопрепараты оказывают непосредственно на быстроразвивающиеся клетки рака, так как за счет непрерывного деления раковые клетки чрезвычайно уязвимы перед химическими препаратами. В результате такой процедуры эти клетки уже не могут делиться.

В отличие от «химии» лучевая терапия бьет мощным ионизирующим излучением конкретно в определенную цель (т. е. непосредственно по злокачественным клеткам). Для проведения процедуры требуется современное автоматическое оборудование. Врач задает системе размер и границы опухоли, после чего техника прицеливается и самостоятельно передвигает пациента. Электрон сталкивается с молекулой злокачественной клетки и в результате нарушается клеточный обмен веществ. Раковая клетка погибает либо перестает делиться. Таким образом, устраняется основное оружие раковых клеток – то есть их рост.

В результате применения этих 2-х процедур злокачественное новообразование значительно уменьшается в размерах и отступает. Более того, существует достаточно высокая вероятность полного удаления опухоли без оперативного вмешательства при помощи лучевой терапии, если заболевание обнаружено на ранней стадии.

Но даже при абсолютном уничтожении опухоли, в организме человека могут остаться клетки, которые способны возродить рак. Именно поэтому таким больным рекомендуется регулярно проходить обследование и диагностику.

Абсолютно любое заболевание лечится гораздо легче на ранней стадии, чем на поздних этапах. Это особенно касается рака молочной железы. Поэтому всем без исключения женщинам, особенно перешагнувших 40-алетний рубеж, врачи настоятельно рекомендуют регулярно проводить самообследование: тщательно ощупывать грудь на присутствие уплотнений. Осмотр желательно проводить на 6-12-й день начала менструаций.

Но нужно понимать и помнить, что никакое самообследование не может заменить точную диагностику: маммографию и соответственно УЗИ молочных желез. Поэтому дорогие женщины – не забывайте регулярно посещать врача-маммолога!

ПОМНИТЕ – своевременное обращение к врачу – спасет вам жизнь!

источник

В начале октября новосибирские информационные ресурсы разместили сообщения, звучавшие сенсационно: новосибирская компания «АваксисБиотерапевтикс», разрабатывающая вакцину от рака молочной железы, приступила к ее клиническим испытаниям. Неужели сделан еще один шаг в лечении и профилактике онкологии – чумы 21 века? За подробностями корреспондент сайта «Сибмама» обратилась к директору ООО «АваксисБиотерапевтикс» Амиру Максютову.

— Амир Закиевич, прокомментируйте, пожалуйста, информацию, что ООО «АваксисБиотерапевтикс» изобрела чудодейственный препарат.

— Действительно, компанией ООО «АваксисБиотерапевтикс» разработана терапевтическая лечебная вакцина от рака молочной железы. Вскоре начнутся клинические испытания. Группа пациентов еще не сформирована, но с этим проблем не будет, желающих очень много. Мы сотрудничаем с Сергеем Сидоровым, главным онкологом Главного управления здравоохранения мэрии, заведующим отделением патологии молочной железы Городской клинической больницы № 1. Он – главный специалист в Новосибирске по раку молочной железы. Исследования будут проводиться на добровольцах, на базе Городской клинической больницы № 1 и НИИ клинической иммунологии СО РАМН.

— Расскажите, пожалуйста, принцип действия вакцины. Это прививка или лекарство?

— Наш продукт – это препарат крови пациента, обработанный по особой методике и предназначенный для лечения только конкретного больного.

Дендритные клетки, выделенные из образцов крови, обрабатываются специальными вакцинными конструкциями – они разработаны нами и содержат антигенные детерминанты, которые индуцируют Т-клеточный иммунный ответ. Если говорить проще, то мы берем, к примеру, 200 мл крови пациента, обрабатываем ее вакциной, «учим» распознавать и уничтожать опухолевые клетки. Делим полученный препарат на определенное количество доз и вводим обратно в организм пациента – разумеется, под наблюдением врачей.

Читайте также:  Рак молочной железы гистологическая классификация воз

Поэтому методика может использоваться в любом онкологическом диспансере, процедура предельно проста: взять кровь больного, привезти к нам в центр, через 4-5 дней она будет обработана и разделена на необходимое количество порций. Далее препарат замораживают, транспортируют, и в больнице проводят лечение.

” — Подчеркиваю – с помощью нашей вакцины получается индивидуальный препарат, который подходит только тому пациенту, чья кровь использовалась для его приготовления.

— Значит, полученный препарат усиливает иммунный ответ клеток, нацеленных на «убийство» частиц опухоли. Но при химиотерапии или лучевой терапии (традиционные методы лечения онкозаболеваний) в первую очередь страдает иммунитет пациента. Не будут ли традиционная и новая методика взаимоисключающим?

— Вопрос по согласованию схем применения, разумеется, требует тщательного рассмотрения. Люди – не подопытные животные, время рискованных экспериментов (сразу вспоминаю опыты японцев над военнопленными во время Второй мировой, или эксперименты английского врача Дженнера, который в 1796 году привил коровью оспу негритянскому мальчику и «был страшно рад, что тот не умер») прошло.

С курсами химиотерапии лечение нашей терапевтической вакциной будет разнесено во времени. Первый этап клинических испытаний будет проходить только как добавление к основному курсу традиционного лечения.

” — Обязательным условием остается первоначальное хирургическое удаление опухоли – мы и не рассчитывали, что способны бороться с твердотельной онкологией. Наша мишень – это именно остатки, опухолевые клетки, которые разносятся с током крови и могут вызвать рак в другом месте. Вакцина нацелена на них: она учит собственный иммунитет пациента отследить, найти по многочисленным параметрам и уничтожить «плохие» (опухолевые) клетки.

Это вполне реально: клетки рака обладают определенными маркерами, уметь находить их, отличать от здоровых и уничтожать – это как раз задача Т-лимфоцитов. И мы потренируем их в этом, увеличив эффективность работы. Наша основная задача – не дать развиться метастазам, победить их.

— Значит ли это, что основной мишенью для применения вашей вакцины будут больные с 1-2 стадией рака молочной железы? Ведь третья и четвертая стадии – это когда опухоль уже дала метастазы в регионарные и отдаленные лимфоузлы и органы.

— Почему, можно помочь и на третьей стадии. Конечно, о четвертой пока говорить не приходится, на этом этапе иммунитет снижен уже основательно.

— Можно использовать вакцину в профилактических целях? То есть, взять кровь здорового человека, обработать ее и вколоть ему обратно? Чтобы иммунитет был крепче?

— Нет. Мы обучаем бороться только с «плохими» клетками. Если их нет – чему учить? Видите ли, маркеры расположены на поверхностях всех клеток, и раковых, и нормальных, но на поверхности раковых клеток их очень много (мы используем термин «гиперэкспрессивность»). Именно такие скопления становятся мишенями для «обученных» цитотоксических Т-лимфоцитов (клеток-убийц рака). Для обучения собственных клеток пациента мы выбираем наиболее распространенные скопления маркеров и «натаскиваем» иммунитет уничтожать их.

Если же мы таким образом «натренируем» иммунную систему на клетки здорового человека, то, вполне возможно, получим аутоиммунную стимуляцию. Не думаю, что это особо опасно, реакция организма будет слабой, но зачем вам получать даже возможность риска таких аутоиммунных заболеваний, как рассеянный склероз, ревматоидный артрит?

— Недавно вся общественность была потрясена заявлением киноактрисы Анжелины Джоли о том, что она, будучи здоровой, сделала двойную мастэктомию: операцию по удалению молочных желез, причем только потому, что у нее велик риск заболеть раком.

— Для Анжелины Джоли эта операция была абсолютно нужна и необходима. У нее мутация гена BRCA1. Такие изменения приводят к хромосомной нестабильности и, в перспективе, – злокачественной трансформации клеток молочной железы, яичников и некоторых других органов. Это наследуемая мутация, и вероятность развития заболевания может превышать 85%. Это чудовищная вероятность, и в ее конкретном случае такой шаг – оправдан.

— А как узнать жительнице Новосибирска, есть у него такая мутация или нет?

— В Новосибирске есть медицинский центр «Статус» (www.biolinklab.ru), он расположен на ул. Владимирской 2/1, возглавляет его доктор Сергей Коваленко. Здесь занимаются проблемой на самом высоком уровне, и каждый человек, я считаю, может и должен выявить свои риски, особенно если прогнозы, основанные на состоянии здоровья и сроках жизни близких родственников, неблагоприятны.

” — У Анжелины Джоли, если вы помните, от рака молочной железы умерли и мать, и сестра матери. Так что люди с генетическими мутациями есть и в НСО, они все в обязательном порядке подлежат диспансеризации, должны состоять на учете онколога.

В медицинском центре «Статус» реализована первая в РФ программа по молекулярно-генетическому мониторингу онкологических заболеваний.

— Скажите, Вы разработали такую вакцину только против рака молочной железы?

— Вскоре начнутся исследования вакцины для терапии таких распространенных видов рака, как колоректальный (рак толстой кишки), рак яичников, простаты и желудка. Мы ставим задачу увеличений средней медианной выживаемости таких больных на 20-30%.

Мы не объявляем, что нашли панацею. Ее нет, иначе бы не умер Стив Джобс, Уго Чавес и многие другие, в чьем распоряжении были новейшие научные исследования и неограниченные финансовые возможности. Сейчас в Америке введен в медицинскую практику препарат Provenge компании Dendreon против рака простаты, действие которого основано на похожем принципе. Он позволяет продлить жизнь пациента в среднем на четыре месяца. Это и мало и много. Потому что и несколько лишних месяцев видеть, как всходит солнце, зеленеет трава и улыбается любимый человек – этот очень много. Мы все хотим жить.

-Спасибо Вам, Амир Закиевич, Вы занимаетесь большим и важным делом.

источник

Специалисты утверждают, что все женщины старше 40 лет в скором времени смогут получить вакцину от рака груди, которая не позволит им заболеть.

Вакцина, которая станет доступной уже через год, борется не только с опухолями на ранней стадии, но и с уже сформировавшимися новообразованиями. В случае успеха, ученые утверждают, врачи смогут предлагать ее женщинам в возрасте от 40 и старше, так как это именно тот возраст, когда риск заболеть раком молочной железы резко увеличивается. Препарат сможет уничтожить около 70 процентов всех опухолей, что, в свою очередь, сможет сохранить около 8000 жизней в одной только Великобритании.

Доктор Винсент Таои, создатель вакцины, обещает в лице данного препарата предложить существенную защиту, а также создать предпосылки для полного уничтожения болезни. «Мы верим, что вакцина против рака груди сделает с ним то же самое, что сделала с полиомиелитом вакцина от него», — добавил он.

«Мы полагаем, что он обеспечит существенную защиту, а также мы придерживаемся той позиции, что рак молочной железы – это то заболевание, которое может быть полностью излечено«. В основе вакцины лежит белок альфа-лактальбумин, который жизненно необходим для борьбы с опухолями молочной железы и который одновременно является одним из составляющих опухоли.

В докладе журнала Nature Medicine говорится о том, что в опытах проведенных на мышах, которым в возрасте 10 месяцев был искусственно введен ген рака груди, данный препарат показал себя с наилучшей стороны, освободив организм мышей от этого заболевания.

Вакцина стимулирует работу иммунной системы, которая уничтожает альфа-лактальбумин, тем самым не давая опухоли развиваться. Препарат также используется для борьбы с уже существующими опухолями, уменьшая их наполовину, тем самым он может использоваться не только в качестве вакцины, но и в качестве лекарственного препарата.

Важно отметить, что изобрести вакцину, которая будет эффективно работать крайне сложно, так как ткани организма, пораженные раком, имеют поразительное сходство со здоровыми клетками организма. Плохо проработанная противоопухолевая вакцина может легко обратить работу иммунной системы против здоровых тканей организма, что, в свою очередь, принесет гораздо больше вреда, чем пользы. Также не менее важная проблема состоит в том, что многие раковые заболевания способствуют ослаблению иммунной системы, причем, чем сильнее прогрессирует болезнь, тем слабее становится иммунная система.

Но, как утверждают ученые, данный препарат направлен на работу с исключительно зараженными клетками, не затрагивая здоровые ткани.

«Опухоли – это как пьяные в баре, которые говорят и делают то, чего им не следует делать, и одна из этих вещей – это выработка белка альфа-лактальбумина, а мы, в свою очередь, воспользовались этим», — отметил доктор Таои, специалист Кливлендской клиники в Огайо.

Поиск существования аналогичных белков в других формах рака, таких, как к примеру, рак кишечника или рак простаты, может привести к созданию аналогичных вакцин и против этих видов рака. Доктор Таои надеется провести первое тестирование своей вакцины на женщинах в следующем году. Будет рассматриваться способность вакцины сокращать опухоли молочной железы у женщин с уже диагностированным раком.

Еще одна важная часть исследования – это привлечь к участию в нем женщин, которые генетически больше других предрасположены к данному заболеванию. Дальнейшие работы в этом направлении покажут насколько безопасным является данный препарат, а также в каких дозах его нужно вводить в организм пациента.

При этом стоит отметить, что необходимость многочисленных дополнительных исследований означает, что в свободном доступе вакцина появится, по меньшей мере, через 10 лет.

«Это исследование может иметь важные последствия для нашего дальнейшего движения на пути к освобождению человечества от рака, однако, исследование находится на ранней стадии, и мы с нетерпением ждем результатов крупномасштабных клинических испытаний для того, чтобы узнать насколько эта вакцина безопасна и эффективна», — отметила доктор Кейтлин Палфраман, специалист центра по раковым заболеваниям Breakthrough Breast Cancer.

«Важно отметить, что существует много простых способов для женщин, чтобы обезопасить себя от рака груди – это сократить потребление алкоголя, поддерживать в норме свой вес, регулярно давать организму физическую нагрузку». В 2007 году диагноз «рак молочной железы» был поставлен 45700 женщинам, ежемесячно же рак уносит около 1000 жизней.

источник

Медицина шагнула далеко вперед в плане лечения рака молочной железы. В Израиле выживаемость пациенток с раком молочной железы составляет 95 %. Тем не менее, в определенном проценте случаев, рак рецидивирует и тогда прогноз лечения менее благоприятный. Поэтому возникает необходимость других методов лечения, которые можно использовать с целью предотвращения рецидива заболевания. Одним из потенциальных вариантов является вакцина против рака молочной железы.

«Опухоли молочной железы состоят из множества различных типов клеток, и нам приходится применять множество различных препаратов и методов лечения для их лечения, — говорит Дженнифер Литтон, доцент кафедры медицинской онкологии груди в Техасском университете при Онкологическом центре им. М.Д.Андерсона. Вакцины влияют на раковые клетки совершенно по-другому, нежели наше нынешнее системное лечение». Таким образом, вакцины могут улучшить эффект адъювантной терапии, которая в настоящее время используется для предотвращения рецидивов.

Для предотвращения рецидива рака молочной железы используют некоторые виды адъювантной терапии, которые зависят от индивидуальных особенностей пациента и самого заболевания. Например, лучевую терапию проходят больные после хирургической операции с сохранением молочной железы, но у которых имеется высокий риск рецидива. Гормональная терапия тамоксифеном или ингибиторами ароматазы применяется у пациенток с положительными рецепторами эстрогенов, а иммунотерапия с трастузумабом используется среди женщин с опухолями с явно выраженным рецептором человеческого эпидермального фактора роста 2 (HER2).

На текущий момент проводится несколько клинических испытаний вакцин против рака груди – не в качестве альтернативы нынешнему профилактическому лечению, а в качестве дополнительной адъювантной терапии, которая поможет предотвратить рецидив заболевания.

«Это новый подход специально для тех, кто хочет пройти еще одну терапию, чтобы снизить вероятность рецидива онкологии, — считает д-р Литтон. — Люди ищут дополнительные средства, которые могут улучшить результат лечения, но при этом, не подвергая организм слишком большому объему токсических веществ».

Противораковые вакцины стимулируют иммунную систему пациентов, заставляя ее распознавать и убивать злокачественные клетки. В состав вакцины входит опухолевый антиген, который при внедрении в организм вызывает иммунный ответ. Для ввода в организм опухолевых антигенов разработано несколько систем, включая цельноклеточные, вирусно-векторные и дендритно-клеточные вакцины, которые изготавливаются с использованием непосредственно белых кровяных клеток пациента. Единственной противораковой терапевтической вакциной, признанной Управлением по контролю продуктов питания и лекарств США, является вакцина сипулейцел-Т (Provenge) – дендритно-клеточная вакцина, применяемая для лечения метастазирующего рака простаты, который трудно поддается лечению гормональными средствами.

Вакцины против рака груди, которые в настоящее время испытываются в онкологическом центре им. М. Д. Андерсона, относятся к четвертому типу – пептидным вакцинам. Пептидные вакцины изготавливаются путем забора цепочек молекул аминокислот (пептидов) из опухолевого антигена. Чаще всего для изготовления вакцин против рака груди применяется опухолевый антиген — онкопротеин HER2, который способствует росту опухолей.

После извлечения пептида из состава антигена, его смешивают с иммуноадъювантом для того, чтобы вызвать иммунный ответ. Во время испытаний, проводимых в онкологическом центре имени М. Д. Андерсона, используется иммуноадъювант гранулоцит-макрофаг колониестимулирующий фактор (GM-CSF), который до сих пор применялся главным образом для лечения нейропении у пациентов, перенесших трансплантации.

Введение пептидной комбинации GM-CSF способствует активизации дендритных клеток в области инъекции, которые обрабатывают пептид таким образом, что он начинает лучше сочетаться с иммунной системой. Длина аминокислотной цепочки определяет тип стимулируемой ей иммунной клетки.

Несколько пептидных вакцин, являющихся производными от HER2, в настоящее время проходят клинические испытания в онкологическом центре имени М. Д. Андерсона. Хотя вакцины изготовлены на основе пептида HER2, они чаще всего оказываются эффективными для пациенток с пониженной экспрессией HER2 (при результатах иммуногистохимического анализа1+ или 2+)

Вакцина Е75 (NeuVax) является наиболее исследуемой из всех пептидных вакцин производных от HER2. Пептид E75, состоящий из 9 аминокислот, вступает во взаимодействие с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 1 и стимулирует CD8-положительные клетки; когда эти Т-клетки распознают цель как инородную, они атакуют ее и вырабатывают цитотоксические ферменты, чтобы уничтожить ее. Поскольку E75 является МНС-пептидом класса 1, вакцина эффективна только для пациенток, чьи клетки являются положительными к антигену лейкоцитов(HLA)-A2 или HLA-A3; только клетки этих типов HLA выведут данный пептид на клеточную поверхность для активации Т-клеток.

В мае 2012 Элизабет Миттендорф, магистр, доктор философии, помощник профессора отделения хирургической онкологии, вместе с коллегами опубликовала анализ результатов 1-й и 2-й фаз исследования вакцины Е75. Результаты открыли путь к 3-й фазе — PRESENT (предотвращение рецидивов рака молочной железы на ранней стадии узлового рака молочной железы при средней или пониженной экспрессии HER2, при лечении с помощью NeuVax), пока единственному испытанию 3-й фазы, вакцины против рака груди. Доктор Миттендорф является главным куратором этого международного исследования. В выборочном плацебо-контролируемом испытании «двойным слепым методом» примут участие 700 пациенток, излечившихся после стандартного курса. Все пациентки должны быть HLA-A2- или HLA-A3-положительными, при этом допускается участие только пациенток, у которых ранее, в ходе иммуногистохимического анализа, был диагностирован рак типа HER2 1+ или 2+. Вакцина будет вводиться 1 раз в месяц в течение 6 месяцев, после чего она будет вводиться уже как регулярная прививка каждые 6 месяцев в течение 3 лет. Так как GM-CSF вызывает воспалительные реакции на месте инъекции, она будет вводиться пациенткам каждой из исследуемых групп, выполняя функцию иммуноадъюванта для вакцинируемой группы и активного плацебо для контрольной группы. Конечной целью исследования является улучшение показателя выживаемости без появления признаков заболевания в течение 3 лет.

Исследователи надеются, что положительные результаты данного исследования позволят выработать показания к применению вакцины E75 в рамках стандартных курсов лечения рака молочной железы. «Мы все с осторожным оптимизмом и интересом ждем результатов. Если исследование выявит значительную эффективность вакцины E75, у наших пациенток появится отличный шанс на выздоровление», — говорит доктор Литтон.

Читайте также:  Аминокислоты при раке молочной железы

Вакцина GP2 действует почти также, как и Е75. Как и Е75, молекула пептида GP2 состоит из 9 аминокислот и вступает во взаимодействие с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 1, стимулируя CD8-положительные клетки; таким образом, эта вакцина эффективна только для пациенток с положительными показателями антигена лейкоцитов HLA-A2 или HLA-A3. Пептид АЕ37, в отличие от GP2 и АЕ37, имеет более длинную цепочку и связывается с молекулами главного комплекса гистосовместимости класса 2, стимулируя CD4-положительные клетки, поэтому он вызывает более выраженный иммунный ответ. Несмотря на то, что пептиды ГКГС класса 2 могут иметь более ограниченную экспрессию HLA, пептид АЕ37 является промискоитентным, то есть он может быть представлен клетками практически любого типа HLA. К тому же, пептид АЕ37 связан с белком Ii-Key, что усиливает презентацию этого пептида в иммунной системе.

И GP2, и AE37 – вакцины, которые испытываются в ходе продолжающегося исследования 3-й фазы, цель которого – определить, способны ли индивидуальные вакцины предотвращать рецидивы позитивно-узлового или негативно-узлового рака груди, характеризующегося высокой степенью риска. Пациентки распределяются по группам в зависимости от показателей HLA и затем в произвольном порядке направляются на соответствующую вакцинацию; пациенткам другой группы вводятся лишь иммуноадъюванты – либо GM-CSF, либо GM-CSF (контрольная группа).

В рамках исследования пептида AE37 был проведен промежуточный анализ, который показал, что по прошествии 22 месяцев, общий показатель рецидивов среди привитых пациенток составил 10,3%, в то время как для контрольной группы, пациентки которой получали исключительно GM-CSF, этот показатель составил 18%. Таким образом, общий показатель рецидивов снизился на 43%. «Данные обнадеживают, — говорит доктор Миттендорф. – Уже очевидно, что нам следует продолжить исследование и закончить подсчет результатов, однако данные говорят о том, что мы вполне резонно рассматривать перспективу исследования вакцины АЕ37 в ходе 3-й фазы исследования». Промежуточные результаты по исследованию вакцины GP2 пока недоступны.

Одним из преимуществ пептидных вакцин, исследуемых в центре имени М. Д. Андерсона, является их доступность в продаже. Поэтому, их легче достать, и они менее дорогостоящие, нежели дендритно-клеточые вакцины, изготавливаемые по индивидуальным заказам.

Доктор Литтон, работавшая с несколькими пациентками, которые участвовали в испытании вакцины против рака молочной железы, отметила, что они отнеслись к исследованию с огромным энтузиазмом. «Некоторые пациентки говорят мне, что идея, что они используют собственный организм, собственную иммунную систему для борьбы с раком, придает им силы».

Однако главной причиной, по которой исследование получило столь высокий отклик у пациенток, явилось то, что вакцины обеспечивают дальнейшую защиту от рака, при этом риск побочных эффектов крайне невелик. Большинство пациенток сталкивались с токсическими эффектами лишь 1-й и 2-й степени, имевших локальный характер, такими как покраснение на месте инъекции; у некоторых пациенток отмечались симптомы системного характера 1-й и 2-й степени, напоминавшие легкие симптомы гриппа, в течение 4-6 часов после вакцинации.

«В свое время эти женщины прошли курсы химиотерапии, утратили волосы на голове и испытывали крайне неприятные явления со стороны желудочно-кишечного тракта, изменения в ногтях, и многие другие проблемы, — говорит доктор Миттендорф. – Поэтому, лечение нетоксичными препаратами весьма предпочтительно».

С доктором Миттендорф согласна доктор Литтон: «Заинтересовать пациенток в участии в этом исследовании было несложно. На самом деле, несколько человек приехало ко мне из разных уголков страны, чтобы принять участие в исследовании, – говорит Литтон. – И мы благодарим всех пациенток, изъявивших желание участвовать. Всегда очень важно привлекать людей к участию в клинических испытаниях, иначе дальнейшее совершенствование методов лечения, подобных этому, будет невозможно».

В то же время, не все пациентки могут рассчитывать на данные вакцины. Проводимые ранее клинические испытания показали, что пептидные вакцины характеризуются ограниченной эффективностью для пациенток на поздних стадиях заболевания раком молочной железы, при наличии метастазов. «Существует целый ряд причин, по которым эти вакцины не следует вводить пациенткам, уже имеющим обширные метастатические поражения, — говорит Миттендорф. С помощью пептидной вакцины будет трудно добиться такого иммунного ответа, который позволил бы справиться с крупными и многочисленными опухолями. Микросреды и иммунные среды вблизи опухолей, как правило, меняются по мере прогрессирования болезни, и вблизи крупных метастазов также наблюдается неблагоприятная для функционирования компонентов иммунной системы среда. Кроме того, многие пациентки с обширными метастатическими поражениями к этому моменту уже прошли несколько курсов химиотерапии, которая также не лучшим образом сказывается на работе иммунной системы».

Что касается будущего противораковых вакцин, то здесь имеется немало возможностей. Антигены, такие как циклин Е и белок, входящий в состав фолатов, также могут быть использованы при вакцинации. Разрабатываются новые виды иммуноадъювантов, способных вызвать более мощный иммунный ответ, нежели GM-CSF. Наконец, формулируются новые подходы к использованию вакцин; также рассматривается возможность задействовать другие компоненты иммунной системы человека для борьбы с рецидивирующим раком молочной железы.

«Мне очень хотелось бы, чтобы эти вакцины можно было использовать одновременно с другими замечательными иммунотерапевтическими мероприятиями, которые в настоящее время готовятся к утверждению», — говорит доктор Миттендорф. Например, вакцина может сочетаться с препаратом, который ингибирует CTLA-4, – белок, способствующий снижению количества Т-клеток. «Импилимумаб – антитело, которое атакует CTLA-4, можно использовать для устранения барьеров, препятствующих работе иммунной системы. Вакцина могла бы стимулировать Т-клетки, а лечение, направленное на подавление CTLA-4, позволило бы им размножаться», — считает доктор.

В конце концов, эти вакцины можно использовать для лечения пациенток на ранних стадиях заболевания. «Я думаю, что это также открывает прекрасные перспективы для терапии первой линии, – говорит доктор Литтон. – Это позволило бы нам начинать лечение сразу же после постановки диагноза».

источник

Наиболее частый тип рака у женщин – рак молочной железы (РМЖ) – десятки лет находится под пристальным вниманием врачей и ученых.

РМЖ – одно из нескольких онкологических заболеваний, для которых сегодня разрабатывается принципиально новый метод лечения, — иммунотерапия.

Необходимость в более эффективном лечении рака молочной железы обусловлена высокой распространенностью заболевания, плохой переносимостью недостаточными результатами традиционной терапии, особенно на поздних стадиях.

Нынешняя доля РМЖ в структуре онкозаболеваний составляет 12%. В 2012 году в мире диагностировано 1 700 000 новых случаев рака молочной железы, а 500 000 женщин за этот же период умерло.

Если верить западной статистике, 1 из 8 женщин рано или поздно столкнется с этим заболеванием.

Существующие методы лечения рака молочной железы обычно предполагают хирургическое удаление опухолевой ткани. В зависимости от стадии и молекулярных характеристик опухоли, комплексная терапия может включать химиопрепараты, антигормональные средства, облучение.

Рак молочной железы традиционно считался «иммунологически тихим», хотя несколько последних доклинических и клинических исследований выявили преимущества иммунотерапии РМЖ перед стандартной химиотерапией. Иммунотерапевтические препараты заставляют иммунную систему больных целенаправленно искать и убивать только раковые клетки, поэтому данный метод безопасней «химии».

Функции иммунотерапии при раке груди:

• Останавливать или замедлять размножение раковых клеток
• Делать опухоль уязвимой перед другими химиопрепаратами
• Предотвращать образование метастазов

Иммунотерапия РМЖ активно использует синтетические и природные вещества.

Чтобы инициировать реакцию на злокачественные клетки-захватчики, иммунная система пациентов должна распознавать специфические белки, присущие только этим клеткам (система «свой-чужой»).

Каждая здоровая клетка нашего организма содержит поверхностные белки, не позволяющие лейкоцитам атаковать их. При аутоиммунных заболеваниях эта система распознавания дает сбой, и иммунитет набрасывается на собственные нормальные клетки. Если поражается щитовидная железа, возникает аутоиммунный тиреоидит, если воспаление развивается в суставах – артрит, если в печени – гепатит и т.д.

Аномальные, или чужеродные клетки содержат на своей поверхности и внутри клетки незнакомые белки, которые иммунная система не узнает – это антигены. Они запускают каскад сложных реакций, приводящих к нейтрализации чужака, будь то вирусы, бактерии или инфицированные клетки.

Почему иммунная система самостоятельно не атакует клетки рака молочной железы, без помощи иммунотерапевтических препаратов?

Этому есть две основные причины:

Раковая опухоль представляет собой набор клеток, которые когда-то были нормальными и здоровыми. Предраковые и даже ранние опухолевые клетки РМЖ не сильно отличаются от нормальных клеток. Они не кричат «я чужой!» и не обращают на себя внимания иммунной системы, будучи антигенно родственными.

Но все же раковые клетки несут определенные генетические мутации и продуцируют аномальные белки, которые иммунная система рассматривает как чужеродные. В некоторых случаях наш иммунитет быстро включается в борьбу и сдерживает опухоль, в других случаях он молчит – а рак убивает.

Это одна из причин, почему у разных пациентов болезнь прогрессирует с разной скоростью.

Рак молочной железы не возникает в одночасье; опухоль развивается в течение определенного времени.

По мере того, как здоровые клетки трансформируются в опухолевые, содержащаяся внутри них генетическая информация постоянно изменяется. Некоторые из этих генетических мутаций позволяют опухолевым клеткам избежать обнаружения лимфоцитами, то есть служат своеобразной маскировкой.

Другие изменения позволяют им ускорять темпы роста и размножаться намного быстрее, чем обычные клетки. Этот процесс может превосходить возможности иммунной системы и выходить из-под контроля.

Иммунотерапия при раке груди подразделяется на два основных типа:

Основана на введении в организм больных искусственных компонентов иммунной системы, помогающих лечить рак. Пассивная иммунотерапия при РМЖ не стимулирует иммунитет, как это делают вакцины. Типичные примеры такой терапии – цитокины и ингибиторы иммунных контрольных точек.

Давайте остановимся подробнее на каждом классе иммунотерапевтических препаратов:

Вероятно, вы знакомы с традиционными вакцинами от дифтерии, эпидемического паротита, коклюша, полиомиелита, краснухи, столбняка и других заболеваний, которые были практически истреблены в России. Для вакцинации против инфекций врачи используют убитый или ослабленный штамм болезнетворного организма, который не опасен для человека, но запускает иммунный ответ.

Противоопухолевые вакцины действуют несколько иначе. Они заставляют иммунную систему атаковать раковые клетки, но применяются не для профилактики рака (как многие считают), а для целенаправленного лечения конкретного типа опухоли. Вакцины создают из собственного биоматериала больных.

В некоторых случаях лимфоциты извлекаются из организма пациента и подвергаются обработке антигенами прямо в лаборатории. Как только иммунные клетки будут готовы к поиску рака, их возвращают в кровь.

Чтобы получить серьезные результаты, противоопухолевым вакцинам требуются месяцы. Поэтому при раке молочной железы их обычно назначают после основных лечебных мероприятий, для снижения вероятности рецидива в отдаленном будущем. Это адъювантная терапия, то есть назначаемая после операции.

В настоящее время вакцины при раке груди – экспериментальная область онкологии. Ни в Соединенных Штатах, ни в большинстве других развитых стран они не были одобрены для лечения РМЖ. Но сегодня ведется ряд многообещающих клинических испытаний противоопухолевых вакцин. В частности, ученые комбинируют вакцины с другими препаратами, такими как трастузумаб (Герцептин) и стандартная химиотерапия.

Адоптивная клеточная терапия направлена на активацию клеток иммунной системы – Т-киллеров – распознающих и уничтожающих раковые клетки.

При адоптивной терапии врачи берут кровь пациента, из которой удаляют и концентрируют Т-лимфоциты. Затем их модифицируют, чтоб те лучше распознавали опухолевые антигены. Модифицированные лимфоциты выращивают крупными партиями в лаборатории – процесс занимает от двух недель до нескольких месяцев. Наконец, Т-киллеры возвращают в организм пациентов.

Иногда перед возвращением модифицированных Т-лимфоцитов назначают специальную терапию, чтоб сократить популяцию собственных «бесполезных» иммунных клеток. Измененные должны встать на их место.

Существует два типа адоптивной клеточной терапии:

• Т-клеточная терапия химерным антигенным рецептором (CAR). Генетически модифицированные лимфоциты снабжают химерными антигенными рецепторами (chimeric antigen receptors), благодаря которым лимфоциты лучше распознают злокачественные опухоли и атакуют их.

• Т-клеточная терапия опухоль-инфильтрирующими лимфоцитами и интерлейкином-2 (IL-2). Заключается в извлечении из крови особой популяции опухоль-инфильтрирующих лимфоцитов (tumor-infiltrating lymphocyte, TIL) с их последующей обработкой белком интерлейкином. Синтетический аналог IL-2 был одобрен под маркой Пролейкин (альдеслейкин).

Во всех случаях возвращенные в организм пациентов лимфоциты гораздо успешнее распознают и атакуют злокачественные клетки. Замедляется рост опухоли, сокращается риск образования метастазов.

Мы уже говорили о системе распознавания «свой-чужой», которая позволяет уберечь здоровые клетки от иммунной агрессии и одновременно обеспечивает очистку организма от чужеродных агентов.

На поверхности Т-лимфоцитов выделяются особые белки-предохранители, называемые иммунными контрольными точками. Блокада иммунных контрольных точек, или checkpoint-блокада – перспективное направление иммунотерапии рака груди, развязывающее руки киллерным Т-клеткам. Т-киллеры перемещаются по организму, разыскивая признаки рака или инфекции. Когда они встречаются с другой клеткой, то анализируют определенные белки на поверхности мембраны, идентифицируя ее.

Если поверхностные белки сигнализируют, что клетка здорова, лимфоциты оставляют ее в покое. Если поверхностные белки предполагают, что клетка злокачественная или инфицированная, Т-киллеры атакуют и убивают ее. Как только Т-лимфоциты начинают атаку, иммунная система вырабатывает специализированные белки, защищающие от «шальных пуль» соседние здоровые клетки.

Эти специализированные белки и называются иммунными контрольными точками.

Например, PD-1 (рецептор запрограммированной клеточной смерти 1 типа) содержится на мембранах лимфоцитов. PD-L1 — еще один белок контрольной точки, вырабатываемый многими здоровыми клетками организма. Когда PD-1 связывается с PD-L1, он не позволяет Т-киллеру уничтожить клетку.

Этой хитрой лазейкой пользуются некоторые раковые опухоли, клетки которых несут на своей поверхности лиганд PD-L1. Они сигнализируют, что якобы здоровы, и успешно уклоняются от Т-лимфоцитов.

Ингибиторы иммунных контрольных точек PD-1 и PD-L1 могут применяться для лечения рака молочной железы.

Среди приоритетных препаратов данной группы:

Пембролизумаб (Кейтруда). Применяют для лечения рака кожи поздних стадий, некоторых видов немелкоклеточного рака легкого, плоскоклеточного рака головы и шеи поздней стадии, ходжкинской лимфомы, опухолей мочеполовой системы поздней стадии, рака молочной железы и других злокачественных опухолях с микросателлитной нестабильностью ДНК.

Ниволумаб (Опдиво). Назначают для лечения метастатического немелкоклеточного рака легкого, лимфомы Ходжкина, рака почки поздних стадий, уротелиальной карциномы, плоскоклеточного рака головы и шеи поздней стадии, метастатического рака кожи, рака груди и др.

Атезолизумаб (Тецентрик). Используется для лечения рака мочеполовой системы, опухолей молочной железы на поздних стадиях, метастатического немелкоклеточного рака легкого.

Дурвалумаб (Имфинзи). Применяют для лечения рака груди и опухолей мочеполовой системы.

Авелумаб (Bavencio). Назначается для лечения редкого метастатического рака кожи – карциномы клеток Меркеля, а также уротелиальной карциномы и РМЖ на поздних стадиях.

Клинические испытания ингибиторов PD-1 / PD-L1 и их комбинаций все еще продолжаются.

CTLA-4 (цитотоксический Т-лимфоцитарный антиген 4 типа) – другой белок иммунных контрольных точек, содержащийся на поверхности некоторых Т-клеток. CTLA-4 связывается с белком B7 в злокачественной клетке, не позволяя лимфоцитам уничтожить рак.

Ингибитор CTLA-4 ипилимумаб (Ервой) воздействует на эту контрольную точку, блокируя соединение CTLA-4 с B7 и останавливая иммунную реакцию. Препарат Ервой был одобрен FDA и применяется во многих странах мира для лечения рака кожи на поздних стадиях. Активно изучается при РМЖ.

Одна из самых серьезных проблем с ингибиторами иммунных контрольных точек – это риск поражения собственных здоровых тканей. Поскольку эти препараты вмешиваются в природный защитный механизм, лимфоциты могут свободно атаковать не только раковые, но и другие клетки.

Этим объясняются редкие, но весьма тяжелые побочные эффекты со стороны легких, печени, кишечника, поджелудочной железы, почек, желез внутренней секреции.

В настоящее время FDA не одобрила ингибиторы иммунных контрольных точек для иммунотерапии рака молочной железы, но результаты последних клинических испытаний выглядят многообещающе.

Цитокины считаются неспецифическими препаратами для иммунотерапии, потому что они не связаны с конкретными клеточными мишенями рака. Вместо этого они способствуют общему повышению функций лейкоцитов. Этот общий толчок способствует лучшему ответу на терапию. Во многих случаях цитокины назначают после или одновременно с другими лечебными воздействиями, включая стандартную химиотерапию или лучевую терапию.

Цитокины представляют собой белки, продуцируемые клетками иммунной системы. Они участвуют в контроле роста и активности других клеток иммунной системы, а также клеток крови.

Читайте также:  Рак груди все будет хорошо

В настоящее время цитокины при раке молочной железы являются больше экспериментальной опцией, чем стандартом лечения. Ведущие фармацевтические производители проводят десятки клинических испытаний с применением цитокинов и их комбинаций для лечения РМЖ.

Существует два основных типа цитокинов, пригодных для лечения рака:

Группа цитокинов, которые помогают лейкоцитам общаться друг с другом, обеспечивая эффективный иммунный ответ. Один из самых известных цитокинов интерлейкин-2 способствует ускоренному росту и делению лимфоцитов, а значит, быстрее растет популяция противоопухолевых клеток.

Синтетический аналог интерлейкина-2 альдеслейкин (Пролейкин) назначают при раке почки и метастатическом раке кожи. Проходит испытания для иммунотерапии рака груди.

Побочные эффекты IL-2 включают: озноб, повышение температуры тела, потерю веса, тошноту, рвоту и диарею, падение артериального давления, слабость и утомляемость.

Перспективными выглядят и другие интерлейкины — IL-7, IL-12 и IL-21.

Интерфероны – белки, которые помогают организму бороться с вирусными инфекциями и злокачественными заболеваниями. Некоторые исследования доказали, что интерфероны замедляют рост раковых опухолей.

Выделяют три типа интерферонов, которые сокращенно обозначают альфа, бета и гамма. Для лечения рака одобрен только альфа-интерферон, стимулирующий лейкоциты и замедляющий развитие необходимой для питания опухоли сосудистой сетки – опухолевый ангиогенез.

Синтетический аналог альфа-интерферона под разными торговыми наименованиями (Интрон А) назначают для лечения волосатоклеточного лейкоза, неходжкинской лимфомы и рака кожи, а также гепатита С и В.

Побочные эффекты интерферонов напоминают симптомы простуды: озноб, лихорадка, головная боль, слабость, потеря аппетита, тошнота и рвота. Может наблюдаться цитопения, кожная сыпь, истончение волос. Иногда тяжелые побочные реакции делают невозможным продолжение лечения.

Поскольку иммунотерапевтические препараты действуют на опухоль опосредованно, через иммунную систему, процесс лечения может занять много времени. На данный момент окончательно не ясно, сколько должна продолжаться иммунотерапия для победы над болезнью – это зависит от многих факторов.

Многие эксперты верят в эффективность комбинаций иммунотерапевтических препаратов. Например, противоопухолевых вакцин и ингибиторов иммунных контрольных точек.

Большое внимание удаляется таргетным препаратам, которые успешно дополняют иммунотерапию рака груди.

источник

Рак убивает миллионы людей каждый год. Медицинская наука время от времени сообщает о том, что чудо почти свершилось, решение почти найдено, однако впоследствии оказывается, что это очередной тупик. Теперь ученые говорят о том, что ключом к решению проблемы рака могут оказаться вакцины, возлагая на них надежду не только как на средство для лечения рака, но и для избавления человечества от этого страшного недуга.

Обычный ход событий привел бы к тому, что Шэри Бейкер, дизайнер ювелирных украшений из Скоттсдейла, штат Аризона, простилась бы с жизнью много лет назад. В 2005 году, всего через год, после того, как три специалиста один за другим сказали ей, что уплотнение в подмышечной впадине — это безопасная киста, Шэри получила диагноз рак молочной железы в IV-ой стадии. 80% пациенток с таким диагнозом умирают в течение последующих 5 лет. Половина пациенток с таким типом рака, как у Бейкер, когда метастазы уже достигли позвоночника, умирает в течение последующих трех лет. Но 53-летняя женщина решила побороться за жизнь. «Я была профессиональной гимнасткой и занималась бодибилдингом, я слежу за собой и хорошо питаюсь», — рассказывает Шэри, — «Я не должна сдаваться».

Бейкер начала поиски клинических испытаний новейших препаратов и с помощью интернет-группы поддержки онкобольных нашла весьма интригующее предложение: вакцина от рака. В мае 2006 года она приехала в университет Вашингтона. Ей сделали инъекцию вакцины в плечо; в последующие пять месяцев она получила еще пять инъекций. Сегодня, когда исследования не показывают никаких раковых образований в организме Шэри, можно уже сказать, что в этой неравной схватке она действительно одержала победу.

У нас нет, к сожалению, сайфай нанокамеры, поэтому мы не можем точно знать, что сделала вакцина. Однако, исходя из наблюдений за лабораторными животными и изолированными клетками опухолей человека в чашках петри, ученые имеют вполне достоверную картину происходящего в организме больного. Вакцина содержит фрагменты молекулы her2/neu, которые, оказываясь на поверхности опухолевых клеток, вызывает их бурный рост и размножение. Иммунная система пациентки среагировала на поток her2/neu как на вторжение армии неприятеля и организовала массированную контратаку. Клетки под названием CD4 дают сигнал тревоги, поднимая белые кровяные тельца (Т-клетки), которые прорываются в опухоль и призывают подкрепление, а именно цитокины Т-киллеры, а они, в свою очередь, разрушают раковые клетки. В случае Шэри Бейкер — клетки в молочной железе и в позвоночнике. 21 женщина получила экспериментальную вакцину против метастатического рака. Значительная часть этих пациенток преодолела заболевание, и это дает создательнице вакцины от рака, иммунологу Мэри Дисис из Вашингтонского Университета, надежду на то, что в будущем вакцина сможет «брать рак под контроль или даже привести к полному избавлению от него».

После десятилетий безуспешной войны с раком, ученые, наконец, обнаружили то, что может стать эффективной терапией, о существовании которой еще несколько лет назад никто не подозревал. Если этот путь приведет к успеху, то в лечении онкозаболеваний произойдет революция. Можно будет забыть о радио- и химиотерапиях с их ужасными осложнениями и такой низкой эффективностью, над которой можно было бы посмеяться, если бы речь не шла о предмете столь трагическом. Совсем недавно газеты писали о том, что появились два новых лекарства от метастатического рака груди, при этом ни одно из испытаний не подтвердило их способность продлить жизнь пациентки хотя бы на один день. Вакцины могут положить конец такого рода притязаниям. Возможно, рак станет заболеванием, которое мы сможем не только вылечить, но и предупредить. Ключевое слово здесь — «возможно».

Вакцины от рака все еще в процессе тестирования. Пациенты, доктора и ученые хорошо знают, как многообещающие средства чудесного избавления от рака оказывались обманками. Но научный прогресс набирает скорость. В 2010 г. в США была одобрена вакцина для лечения рака простаты Provenge. В разработке находится еще ряд вакцин. Прошлым летом ученые университета Пенсильвании объявили, что они совершили «прорыв, к которому они шли 20 лет». Так они назвали вакцину от хронической лимфатической лейкемии, приводящей к ремиссии сроком до года, на ее основе они надеются разработать вакцины от рака легких, яичника, от миеломы и меланомы. Тестируются вакцины от рака поджелудочной железы и рака мозга. «Впервые за годы исследований, — говорит Мэри Дисис, получившая грант 7,9 миллионов долларов от Пентагона на разработку профилактической вакцины от рака, — клинические испытания демонстрируют противоопухолевый эффект вакцин у ряда раковых больных, а не у одного или двух».

Теперь несколько уточнений. Под «вакциной от рака» ученые понимают некий агент, стимулирующий иммунную систему к атаке злокачественных клеток. Самый прямой путь, как следует из научных исследований, заключается во введении в организм тех самых молекул, прикрепленных к поверхности раковых клеток. Мы уже описывали, как молекулы her2/neu стимулируют Т-клетки, нацеливают их на антигены, что в свою очередь приводит к стимуляции иммунной системы. Вакцина, таким образом, может производить терапевтический эффект, т.е. уничтожать опухоль, и теоретически можно предположить, что в будущем она станет играть профилактическую роль, предотвращая рак. Во избежание путаницы проведем различие между этой вакциной и той, которая сейчас доступна и рекламируется как вакцина от рака шейки матки: вторая является строго профилактической и направлена против вируса папилломы человека, который в некоторых случаях приводит к раку шейки матки. Отметим, что большая часть раковых заболеваний вызывается не вирусами.

Принцип «вооружения» иммунной системы для борьбы с раком прямо противоположен принципам общепринятых радио- и химиотерапии. Обе эти терапии ослабляют иммунную систему, поэтому альтернативная медицина не советует прибегать к ним, но и отказ от них может сократить жизнь пациента. Как бы то ни было, важная роль иммунной системы в борьбе против рака получает новое подтверждение благодаря работе ведущих в области онкологии американских ученых.

Их открытия вдохновили и медицинских активистов. Национальная коалиция борьбы с раком груди запустила проект «Артемида», ставящий перед собой весьма дерзкую цель: полностью победить рак молочной железы к 1 января 2020 года. Поскольку самым многообещающим из всех путей к этой цели является создание вакцины, коалиция присуждает гранты на исследования в этой области, например, на выяснение, какие именно антигены становятся наилучшей мишенью для иммунной системы. Гранты подоспели вовремя: исследования вакцин против рака груди приобретают все большие масштабы. Несколько недель назад биотехнологическая компания «Антиген экспресс» (Antigen Express, Inc.) объявила, что 89% пациенток, получивших вакцину her2/neu, прожили уже 22 месяца, в то время как в группе невакцинированных их доля составила 72%. Компания надеется получить разрешение на проведение третьей фазы испытаний в 2012 году. Интересно, что вакцина, кажется, помогает даже тем женщинам, которым не показано применение препарата от рака груди Герцептин, потому что их первоначальный уровень her2/neu слишком низок. «Мы полагаем, что 75% женщин, страдающих раком молочной железы, могут быть кандидатами для лечения вакциной», — считает президент компании Эрик фон Хофе.

Вакцины обладают потенциалом революционного сдвига в области лечения рака, потому что их эффект не ограничивается излечением конкретного органа. Рак печально известен своим коварством, способностью менять биологические цепочки размножения раковых клеток, порой до такой степени, что ни химиотерапия, ни таргетная («прицельная») молекулярная терапия уже не дают результата. Именно поэтому такие агрессивно рекламируемые препараты, как Авастин, продлевают жизнь в лучшем случае на несколько месяцев. Предполагается, что вакцины смогут следовать за раковыми клетками шаг в шаг. В случае с пациентками, получившими инъекцию вакцины Мэри Дисис, после того, как Т-клетки разрушают опухоль в груди, они «пожирают» их, а потом «выплевывают» их обратно. Новый поток антигенов, прикрепленных к раковым клеткам, стимулирует иммунную систему к отражению второй волны. Такая реакция «распространяющегося» иммунитета порождает Т-клетки, запрограммированные на разрушение раковых клеток через годы после вакцинации, то есть обеспечивают пожизненный иммунитет, как, например, прививка от оспы.

Оптимизм по поводу вакцин от рака связан с тем, что в последнее время было сделано сразу несколько открытий, свидетельствующих о способности иммунной системы победить рак. Иммунная активность, то есть присутствие клеток иммунитета внутри опухоли и вокруг нее, очень часто является свидетельством того, что у этого пациента наступит ремиссия, а иногда и полное выздоровление. Например, в 2006 году, одно из исследований выявило, что те пациенты с раком толстой кишки, чьи опухоли привлекают Т-киллеры в большом количестве, имеют самый высокий шанс на излечение. Похожим образом те пациенты, чьи раковые опухоли в легких или в молочной железе, которые на ранней стадии усеяны молекулами, привлекающими Т-клетки, имеют самые высокие шансы на то, чтобы избежать метастазов, на стойкую ремиссию и более продолжительный срок жизни.

Продолжительность жизни увеличивается и для пациентов с раком печени и яичника, если эти опухоли атакованы Т-киллерами. И, наконец, последний аргумент в пользу важной роли иммунной системы в борьбе с раком: «По меньшей мере 30% новообразований, обнаруженных в результате маммографии, через некоторое время исчезают, даже если мы не предпринимаем никаких медицинских мер», — заявила хирург-маммолог Сьюзан Лав на конференции, организованной в рамках проекта «Артемида» прошлой весной.

Возникает вопрос: почему же человек с работающей иммунной системой может не только заболеть раком, но и умереть от него? Одна из причин заключается в том, что раковые клетки защищаются, производя молекулы, которые отталкивают и разрушают Т-клетки. Уже сейчас есть экспериментальные методы, включая иммунную терапию, предназначенные для того, чтобы «обойти» эту защиту. Например, в марте 2011 г. был одобрен препарат Ипилимумаб для лечения метастатической меланомы. Он блокирует молекулу CTLA4 (Cytotoxic T lymphocyte Antigen), подавляющую способность иммунной системы сопротивляться разрастанию злокачественных клеток. «Препарат как бы отключает тормоза иммунной системы, и она начинает убивать раковые клетки», — комментирует иммунолог Патрик Хью из онкологического центра Андерсона, который работает над разработкой новой вакцины от меланомы. Но Ипилимумаб, производящийся химико-фармацевтической лабораторией «Бристол-Майер Скуибб» и оцененный в 120 000 долларов, продлевает жизнь всего с 6.5 до 10 месяцев. Хью считает, что для большей эффективности потребуется увеличить количество иммуностимулирующих молекул в одной вакцине.

В марте 2010 года 78-летнему Берту Уильямсу, пенсионеру из Нью Джерси, был фактически вынесен приговор. «У вас неоперабельный рак поджелудочной железы», — это, пожалуй, самое страшное, что можно услышать от врача. Берт приготовился к самому худшему, но его жена Гейл нашла информацию о клинических испытаниях в институте рака в Нью Джерси. Онколог Елизабет Поплин встретила Уильямса со словами: «Именно вас мы и искали!» ведь Берт еще не успел пройти противораковые терапии, ослабляющие иммунитет. Больной согласился на инъекцию экспериментальной вакцины, в марте 2010 года ему ввели препарат непосредственно в опухоль. К декабрю от нее не осталось и следа. Состояние еще троих пациентов из пяти с раком поджелудочной железы остается стабильным. «Пациенты, получившие вакцину 13-19 месяцев назад, находятся в стабильном состоянии гораздо дольше, чем мы привыкли наблюдать в подобных случаях», — говорит Поплин: «Ни у кого нет метастазов в печени или других органах, что удивительно, потому что рак поджелудочной железы, как правило, распространяется повсюду».

Не менее страшен, чем рак поджелудочной железы, рак мозга, но по меньшей мере одна из экспериментальных вакцин дает надежду на то, что она сможет справиться с мультиформной глиобластомой, одним из самых агрессивных видов опухолей мозга. 18 пациентов, принявших участие в клинических испытаниях препарата, перенесли операцию по удалению глиобластомы, а затем получили инъекцию вакцины. Средняя продолжительность жизни в группе составила 26 месяцев против обычных 14, сообщают исследователи из университета Дьюка. А в июле 2011 г. Ларри Кварк с коллегами из центра Андерсена сообщили, что их пациенты с фолликулярной лимфомой, получившие экспериментальную вакцину, прожили вдвое дольше, чем невакцинированные пациенты. «Биовест Интернэшнал» планируют сертифицировать вакцину в 2012 году.

Многообещающие противораковые терапии периодически появляются на горизонте, но при ближайшем рассмотрении оказываются неэффективными. Кто знает, может быть и вакцины не оправдают наших надежд. Истории Шэри Бейкер и Берта Уильямса не являются типичными для большинства клинических испытаний. Почему для одного пациента вакцина от рака становится спасением, второму лишь ненадолго продляет жизнь, а третьему не дает ровно ничего, — предстоит еще выяснить, и ученые работают над этим. Возможно, некоторые пациенты слишком слабы, поэтому их иммунную систему не получается подстегнуть для отпора раковым клеткам. Иммунная терапия требует времени, и не всегда в соревновании на скорость побеждает злокачественную опухоль, очень быстро распространяющую метастазы. Возможно, антигены, на которые нацелена вакцина, оказываются и на здоровых клетках, тогда Т-киллеры начинают охотиться за ними и таким образом запускается аутоиммунный процесс.

Несмотря на то, что на все эти вопросы ответы пока не найдены, число тех, кто с оптимизмом смотрит на будущее подобных терапий, растет, а значит, проекты получают финансирование. Сотни медицинских центров объявляют клинические испытания и приглашают пациентов принять в них участие. Специалисты считают, что после многих лет неудач, они все-таки нашли правильный путь. Каждый день люди умирают от рака. Нельзя терять ни минуты в поисках спасения от этой страшной болезни.

Рубрики: Против вакцинации
Метки: вакцина, иммунитет, клинические испытания, осложнения, отказ, прививка, рак, фармацевт
Комментариев нет

источник