Меню Рубрики

Кто восстанавливал грудь после рака

Даже после того, как курс лечения в больнице закончен и врач сообщил, что результаты весьма обнадеживающие, борьбу с онкологическим заболеванием прекращать нельзя. Рак — болезнь крайне агрессивная, и методы ее лечения тоже не отличаются мягкостью. Как говорится, на войне все средства хороши. Однако многие лечебные методики сами по себе наносят ущерб здоровью. Поэтому реабилитация после онкологии — обязательная часть борьбы с этим заболеванием.

Агрессивное лечение рака — химиотерапия и оперативные вмешательства — чревато множеством осложнений. Среди них — послеоперационные боли, нарушение работы пищеварительной системы и почек, застой лимфы, проблемы с суставами, малокровие, выпадение волос, сильная слабость, отсутствие аппетита, тошнота и рвота (частые спутники химиотерапии). Кроме того, утомительное лечение и неясные перспективы на будущее часто приводят к неврозам и депрессиям. Свести эти проявления к минимуму возможно, если вовремя начать программу реабилитации.

Увы, в нашей стране реабилитации после онкологии не придается достаточного значения. В основном этим вопросом занимаются частные клиники. Однако реабилитация после онкологии необходима.

Восстановление после онкологии включает в себя несколько направлений. Во-первых (и это самое важное!), требуется поправить здоровье и по возможности устранить ущерб, нанесенный оперативным вмешательством и химиотерапией. Многих пациентов волнует и восстановление внешнего вида, однако это — не цель реабилитационной терапии, а скорее, ее следствие. Главное сейчас — устранить соматические нарушения и привести показатели крови к норме.

Во-вторых, людям, пережившим онкологическое заболевание, требуется помощь психотерапевта. Рак — очень серьезное испытание, и без работы со специалистом у пациентов могут развиться такие психологические проблемы, как повышенная тревожность и депрессия.

В-третьих, необходима социальная и бытовая реабилитация. Онкологическое заболевание меняет жизнь человека, и с этими изменениями нужно учиться жить.

Особенно важная задача — вернуть жизненные силы, поскольку утомляемость и хроническая усталость — одни из самых распространенных последствий химиотерапии. Упадок сил делает пациента пассивным, лишает воли к выздоровлению и не дает вернуться к привычному образу жизни. Однако правильно разработанная программа реабилитации помогает справиться и с этим.

При некоторых видах онкологических заболеваний (например, при раке груди) полное возвращение к привычному образу жизни без реабилитации возможно только для половины пациентов.

Реабилитация после любого онкологического заболевания предполагает комплексный подход и непрерывность. Иными словами, для успешного восстановления после онкологии необходимо использовать различные методы активной реабилитации и придерживаться системного подхода. Реабилитация после онкологии включает в себя следующие направления:

  • Психологическая реабилитация. Работа с психотерапевтом необходима — она поможет отыскать и использовать психический ресурс, нужный для борьбы с болезнью. Врачи единодушны: у пациента, сохраняющего волю к жизни и позитивный настрой, гораздо больше шансов побороть рак. Существует даже особая специализация — психоонколог, такие врачи работают при онкологических диспансерах и в центрах реабилитации после онкологии.
  • Восстановление мышечной силы и выносливости. Лечебная физкультура также важна, она позволяет поддерживать мускулы в тонусе и наращивать мышечную массу, улучшает кровообращение и ускоряет заживление после операций. Кроме того, упражнения способствуют лимфодренажу и снятию отеков. Но заниматься нужно под контролем врача — слишком интенсивные нагрузки приносят больше вреда, чем пользы.
  • Воздействие на метаболизм организма. Химиотерапия оказывает самое губительное воздействие на обменные процессы. Именно по этой причине больные раком часто теряют вес и испытывают слабость. Для нормализации обменных процессов назначают прием минералов и витаминов, а также ЛФК. Укрепление иммунитета. Химиотерапия снижает естественные защитные силы организма, и даже простая простуда, с которой иммунная система здорового человека справляется за пару дней, может стать серьезной проблемой для пациента, пережившего несколько курсов лечения рака. Для укрепления иммунитета применяют витаминные комплексы, гимнастику, специальные диеты, физиотерапевтические процедуры.
  • Восстановление когнитивных функций. Память, внимание, способность к концентрации также страдают после курса химиотерапии. Нередко пациенты отмечают у себя спутанность сознания или признаются, что забывают о самых простых повседневных вещах. Для восстановления когнитивных функций применяют препараты, нормализующие работу сосудов головного мозга, дието- и витаминотерапию, а также специальные упражнения.
  • Реабилитация, направленная на возвращение бытовых навыков. Эрготерапия — метод восстановления утраченных двигательных навыков, который уже много лет используется в европейских клиниках. В России же это относительно новое направление. Эрготерапия — это постепенная выработка алгоритма движений, необходимых для выполнения обыденных задач.
  • Профилактика лимфостаза. По статистике лимфостаз (застой лимфы) развивается у 30% больных со злокачественными новообразованиями. Он ограничивает подвижность, вызывает отеки и боль. Для профилактики лимфостаза и борьбы с ним используется специальный массаж, прессотерапия, а также аппаратные методики, например лечение при помощи лимфодренажного аппарата Lympha Press Optimal, позволяющего точно соблюсти силу давления.
  • Профилактика остеопороза. Остеопороз — нередкое явление у онкологических больных, особенно у тех, кто страдает раком простаты, груди или яичников. Для борьбы с остеопорозом назначают диету, богатую кальцием и витамином D, легкие физические упражнения и курс препаратов от остеопороза (чаще всего назначают бифосфонаты).

Самые распространенные проблемы, возникающие у пациенток после рака молочной железы, — отеки рук из-за застоя лимфы после мастэктомии, стресс и депрессия после операции по удалению молочной железы, формирование болезненных (и неэстетичных) рубцов, а также все общие последствия лучевой терапии. Для лимфодренажа применяют физиотерапевтические методы, прессотерапию и массаж, а также лечебную гимнастику. Очень важна работа с психотерапевтом, поскольку нередко удаление железы приводит к развитию комплекса неполноценности и депрессии. Условно к реабилитационным методам можно отнести протезирование молочной железы. Сроки реабилитации после рака молочной железы индивидуальны, но в среднем на восстановление уходит 12–24 месяца.

Восстановление после рака желудка требует времени: ускорить срастание сухожильного и мышечного корсета после операции очень трудно. Однако облегчить состояние после резекции желудка все же возможно. Большую роль играет диета. При неправильном питании пища будет попадать в кишечник полупереваренной, а это вредно и крайне неприятно. Диета при восстановлении после рака желудка должна быть сбалансированной, богатой белками, но с низким содержанием углеводов, соли и специй. Необходимо принимать ферменты и желудочный сок, это поможет нормализовать пищеварение. При соблюдении всех правил восстановительной терапии период реабилитации занимает 9–18 месяцев.

Проблемы с мочеиспусканием — одно из самых заметных последствий рака простаты. Поэтому в программу реабилитации входят упражнения для укрепления мышц тазового дна. Они необходимы для того, чтобы после удаления катетера мочевой пузырь снова смог «научиться» функционировать нормально.

Восстановление после рака простаты длится 3–6 месяцев. Через полгода функции мочевого пузыря и мускулатуры тазового дна полностью восстанавливаются у 96% пациентов, прошедших курс реабилитации. Следует помнить о том, что эрекция будет восстанавливаться медленнее — в среднем на это уходит 6–12 месяцев. Для ускорения процесса восстановления эрекции рекомендован прием ингибиторов фосфодиэстеразы-5.

Говоря о реабилитации, обычно подразумевают меры, принимаемые после операции или курса химиотерапии. Но не менее важна и превентивная реабилитация — подготовка к лечению. Рекомендуется пройти курс психотерапии, цель которого — позволить человеку понять необходимость лечения и морально к нему подготовиться. Используются и седативные препараты, улучшающие сон и снимающие нервозность. Еще до операции нужно принять меры по укреплению сосудов, почек, печени — для этого используются витаминные и медикаментозные препараты.

В России медицинские услуги по реабилитации после онкологии в основном предлагают частные медицинские учреждения. Рассказывает представитель реабилитационного центра «Три сестры»:

«Рак — системное заболевание, которое вмешивается в работу органов и систем всего организма. Поэтому для восстановления после онкологии может потребоваться привлечение специалистов самых разных профилей. Такие возможности есть не у каждого медицинского учреждения, и наличие мультидисциплинарной команды, в составе которой обязательно должны быть физические терапевты, психотерапевты, психологи — один из главных факторов выбора центра реабилитации. Кроме того, важным фактором, влияющим на скорейшее выздоровление, является домашняя обстановка и возможность пребывания родственников на протяжении всего курса реабилитации. Комфортабельные палаты на одного-двух человек, ресторанное питание и расположение Центра «Три сестры» в экологически чистом районе помогают сделать восстановительный период максимально комфортным для пациентов. В центре «Три сестры» оформление на госпитализацию производится по заявке пациента, с приложением выписного эпикриза из медучреждения, где проводилось лечение, снимков КТ или МРТ (при их наличии). Менеджер свяжется с вами в течение суток после поступления заявки. Оплата курса медицинской реабилитации может производиться в рассрочку, но всегда рассчитывается один раз, по системе «все включено».

P.S. Осложнения и побочные эффекты после терапии рака, к сожалению, не редкость. При необходимости вы можете получить консультацию специалистов Центра «Три сестры» через онлайн-форму на сайте. Доступен также круглосуточный телефон горячей линии, звонок по России бесплатный.

*Лицензия Министерства здравоохранения Московской области № ЛО-50-01-009095, выдана ООО «РЦ «Три сестры» 12 октября 2017 года.

источник

Женщинам с раком груди кроме химиотерапии нередко делают и мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Иногда вырезают только опухоль, но некоторым приходится удалять грудь полностью.

Четыре женщины, перенесшие радикальную мастэктомию, рассказали «Бумаге», как операция изменила их отношение к себе, почему они решили не вставлять импланты и как на это отреагировали их близкие.

— У меня двое детей, благополучная семья, я очень спортивная. И к врачам ходила в основном с травмами. У меня была порвана плечевая мышца, и я сначала лечила плечо, потом нашла что-то в груди, и врачи мне сказали, что это, скорее всего, синяк. Но на всякий случай сделали пробу. Это было в декабре 2016 года. И вдруг звонят из поликлиники и говорят, что мне нужно срочно прийти. И так настаивают.

Долго не могла поверить в то, что мне рассказывают, не могла вникнуть в смысл слов «атипичные клетки». Потом уже поговорила с хирургом, он сказал, что диагноз не вызывает ни малейших сомнений, вопрос только в том, какой это вид и какая схема лечения. Помню состояние абсолютной паники и растерянности: что делать, куда пойти? Паника длилась, наверное, неделю.

На работе сказали, что оплатят мое лечение в Герцена (Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена — прим. «Бумаги»). Операция прошла 4 августа 2017 года. Сначала я была настроена сразу же сделать одномоментную реконструкцию, потому что просто не представляла, как жить без груди. У меня была паника от картинок, которые я видела в интернете: смотрела на них и рыдала.

Но хирург сказал, что не рекомендует делать одномоментно: у меня третья стадия с метастазами — реконструкция пострадает при лучевой терапии. Технически реконструкцию можно делать спустя полгода после терапии. Я была настроена восстанавливать грудь, но только своим лоскутом (метод восстановления, при котором вместо имплантов используют собственные ткани пациентки: часть мышцы с передней брюшной стенки или лоскут со спины — и перемещают в область груди — прим. «Бумаги»). Однако потом была уже утомлена прошедшим лечением: восемь химий — это очень тяжело. Если после первой химии я была «не в форме» первые два дня, то после восьмой — десять дней совсем никакая.

Это настолько злобное лечение, что организм еще не восстановлен. Понимание этого тормозит меня делать что-то с грудью. И на предложение сделать самую дорогую операцию хирург сказал, что она мне не подходит. И потом, очень много деталей, о которых узнаешь, только вникнув в тему. Например, я перенесла лучевую и потеряла большой вес. Мне сказали, хорошо, что я не сделала имплант: при потере 15 кг и изменении тела он мог бы оказаться на спине.

Мне рекомендуют делать именно импланты, но я не хочу: надеюсь снова заниматься плаванием и айкидо, а [при физических нагрузках] они могут травмироваться, порваться внутри. И вопрос в их долговечности. Что с ними будет через 10 лет, через 20? Я человек нестарый, меня напрягает, что эта штука будет жить внутри меня долгое время. Скорее всего, операцию делать не стану.

Когда у меня была шестая или седьмая химия, в палату привезли женщину, которая не стала делать радикальную мастэктомию. Сейчас у нее метастазы по всему телу. Сколько ей осталось и что можно сделать? Смотреть на нее больно и страшно. Я для себя решила, что это подсказка свыше: [вот] что произойдет, если пожалею убрать грудь.

Было страшно до последнего, даже не могла смотреть на себя в зеркало после операции. Сейчас привыкла. Муж говорил, что для него это абсолютно неважно, но это не те слова, которые я хотела услышать. Когда было совсем тяжело, звонила по телефону горячей линии. И хочу сказать, что сотрудники отрабатывают свою миссию прекрасно. Когда я была на грани отчаяния, слышала [от них] слова, которые, наверное, и хочет услышать человек в такой момент.

Вдруг я поняла, что не одна. Девчонки из группы поддержки рассказывали, что это [удаление груди] как раз фигня, что из всех аспектов лечения он наименее травматичный.

Сейчас хожу в бассейн и до сих пор не могу раздеться при всех: прячусь и переодеваюсь отдельно. Не могу раздеться при муже, хотя он уверяет, что это не имеет никакого значения. Это имеет значение.

С операцией справилась, но длинное лечение сильно меняет мировоззрение. Теперь я ценю себя, жизнь приобрела яркие цвета. Больше не психую из-за немытого пола, непоглаженного белья — хрен с этим. Год не могла это делать и поняла, что [члены семьи] и так проживут; не буду готовить ужин из трех блюд — сварят себе пельмени.

Главное, мне хотелось бы перестать бояться рецидива. Никто не может объяснить, почему это произошло со мной. И образ жизни, и диета — всё было. Я не пила, не курила, родила детей, кормила их сама — не попадаю в группу риска. Один из факторов, почему я не иду на импланты: некоторые онкологи говорят, что это увеличивает риск рецидива. Свою прежнюю форму восстановлю: я человек целеустремленный. Но как мне перестать бояться, что мне опять поставят такой диагноз, не знаю.

Читайте также:  Фото рака молочной железы у женщин фото признаки 1 стадия сколько живут

Работает в социальной сфере в Москве

— В ноябре 2015 года мне поставили диагноз «рак груди», а в конце года сделали полную мастэктомию левой груди. Сейчас у меня ремиссия.

Моя бабушка болела раком груди; из-за этой болезни умерла мама, когда мне было 16 лет. Тогда я жила в онкоцентре на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии Блохина, РОНЦ — прим. «Бумаги»). Я всегда была «онконастороженной»: всю жизнь боялась заболеть — до психических срывов (и ходила к психологу, который пытался сгладить этот страх). Тем не менее болезнь не миновала, хотя я регулярно наблюдалась.

Сначала мне диагностировали фиброаденому (доброкачественная опухоль — прим. «Бумаги»), но в итоге это оказался рак. Опухоль обнаружил муж. На следующий день мы поехали в маммологический центр на обследование, но я знала: это диагноз, рак.

Мне диагностировали вторую стадию, и я понимала, что нужно сделать всё радикально, убрать [молочные железы] по максимуму. Мысли, что я теряю грудь и буду испытывать какие-то неудобства или страдания, не было. Просто сгруппировалась и дала себе установку: надо держаться за жизнь.

Я мама 13-летнего ребенка, у меня семья. Муж сразу сказал: «Саша, даже звука не произноси о реконструкции. Ты мне нужна живая: с грудью, без груди, кривая, косая — неважно, лишь бы ты была здесь, с нами».

Девочки, с которыми лежала в больнице и с которыми сейчас общаюсь, не видели себя без груди и решились на реконструкции. Но [реконструкция] — это операция не без последствий. Лечение было очень тяжелым, организму требуется много сил, чтобы это выдержать. И для себя решила, что не готова к этому ни физически, ни морально. Реконструкция — это шестичасовая операция с наркозом, двухнедельный вынос из жизни, который я не могу себе позволить. Стоит ли грудь таких мучений? Для меня нет.

Комплексов и дискомфорта у меня нет, спокойно смотрю на себя в зеркало. У меня вставлен протез, я ношу красивое нижнее белье, замечательно чувствую себя на море в купальниках. Понятно, что не могу надеть какое-нибудь декольте или что-то еще, но этим можно пожертвовать. Чем больше живу, тем больше понимаю, что реконструкция мне не нужна.

Вообще, во мне нет сентиментальности, я даже не плакала [из-за болезни]. Единственное, сказала мужу: «Игорь, ну е-мое, в 38 лет!». А потом видела женщин, заболевших онкологией и в 38, и в 28, и в 20 лет. Я не зациклена на себе, смотрю вокруг и понимаю: есть девчонки-героини, которые столько прошли. А я? Ну прооперировалась, прошла курс химиотерапии, прохожу обследование. Какое отсутствие груди, какие комплексы? В мыслях — только выжить, идти вперед, дожить до совершеннолетия ребенка, дай бог, выучить ее. Была бы возможность, я бы и вторую грудь убрала к чертовой матери.

Специалистка по нетрадиционной медицине из Москвы

— Когда узнала про диагноз, конечно, была в шоке. Но у меня даже вопросов не возникает, [почему это произошло]. В моем случае [причиной] заболевания стала психосоматика. Как мы обычно: нигде не болит — и ладно, а эмоции не так важны в жизни. Оказалось, что очень важны.

У меня была небольшая опухоль в груди, и она меня не беспокоила. В то время я помогала подруге [с ее депрессией], у которой муж умер от рака в 42 года. И вдруг начала думать, а что у меня там [в груди]? Меня это стало беспокоить даже не физически, а эмоционально. Пошла к врачу, и мне моментально поставили диагноз, анализ всё подтвердил, хотя ни боли, ничего не было. Диагностировали вторую стадию.

Когда мне до операции сказали, что возможно полное удаление, я ударилась в рев и в слезы. Но потом [врачи] сказали: «Да нет, обойдемся резекцией (частичным удалением груди — прим. «Бумаги»)». Мы еще думали, в какую сторону сделать шов, как буду прятать его под купальником.

На операционном столе выяснилось, что у меня внутрипротоковый рак, и грудь удалили полностью. Мне было очень тяжело, и процесс по выходу из этого состояния был очень тяжелым. У меня была и химиотерапия, и лучи, но думаю, что держусь за счет нетрадиционной медицины: биоэнергетики, биодинамики, работы с собой, вырисовывания своих эмоций, еще я мандалы рисую.

У меня была дикая депрессия, непрекращаемый поток слез. И если бы не мои подруги, которые вытягивали меня из этого состояния, не знаю, чем бы всё закончилось. Рука после операции не действовала, не могла поднять чашку с водой. Сейчас более или менее, могу выполнять бытовые задачи.

Муж удаление груди воспринял спокойнее меня. Так сложилось, что у нас родственники, у которых находили рак, все умирали. И поэтому потеря груди, а не жены была для него меньшим злом, он прямо об этом говорил. Но меня это мало успокаивало.

Пока не знаю, буду ли делать пластическую операцию, год делать ее нельзя. Переживания смягчились. Но это не я такая умная красавица — просто мне помогли.

Для меня грудь связана с сексуальностью, а женщина без груди — это уже не женщина. Поэтому потеря груди — это потеря и сексуальности, и красоты, вообще всего. Но сейчас понимаю, что в лифчике, например, не видно, что я без груди. Поэтому для посторонних людей ничего не поменялось. Отсутствие груди видно в интимном моменте, в бане. Но в баню мне сейчас всё равно нельзя. Есть такие фитнес-центры, где не общий душ, а кабиночки, я в такой ходила. Но тема пляжа для меня еще не решенная.

Плюсы реконструкции: у меня будет грудь, и меня перестанет беспокоить этот вопрос. А минусы: неизвестно, как себя поведет рука, и брать лоскут живота… Импланты мне не подходят, потому что я буду ощущать в своем теле что-то инородное. И еще очень пугает воздействие наркоза на мозг: потом от него долго отходишь, способность к биоэнергетике понижается — это меня останавливает.

Работала на заводе в Петербурге

— О диагнозе узнала случайно: в апреле прошлого года мылась в душе и нашла у себя уплотнение. Обратилась к гинекологу, а она даже смотреть меня не стала, сказала: идите к хирургу, к терапевту и, вообще, куда хотите. Сделала УЗИ, и врач сказала, что это очень похоже на опухоль. В итоге я пошла в онкодиспансер на Удельной, где мне дали направление в Песочное (НМИЦ онкологии имени Петрова в поселке Песочное — прим. «Бумаги»).

Там все хирурги в один голос сказали, что это опухоль. Сейчас у меня третья стадия, я прошла кучу обследований, и ни одно не выявило саму опухоль, только метастазы. Было обидно удалять грудь, понимая, что опухоли там может и не быть, что она может оказаться в совершенно другом месте. Но биопсия показала, что метастазы именно от молочной железы.

Был вариант резекции, но поскольку непонятно, в каком месте находится опухоль, наобум вырезать какую-то часть [было неэффективно]. А где гарантия, что она не в другом месте? Заведующая отделением сказала, что если для вас это не принципиально важно, то лучше убрать грудь целиком. Мы с мужем посоветовались и решили, что будем удалять полностью.

Любая женщина не готова расстаться со своей грудью, мне было жалко до последнего. Но я себя уговаривала, что это поможет выжить. Что если не сделаю этого, то опухоль, возможно, останется — и тогда придется всё начинать сначала.

Муж до последнего не верил в происходящее. Он у меня человек немногословный, за эти месяцы «постарел». Дети — у меня два мальчика, уже взрослые — поначалу даже не поняли, что произошло. Младшему мы сначала не говорили [подробностей], слово «рак» даже не произносили.

Реконструкцию, скорее всего, делать не буду: не считаю нужным подвергать свой организм дополнительной нагрузке. Всё это не так просто, как рассказывают: нужна серьезная подготовка — не месяц и не два, будет больно, невозможно добиться абсолютной симметрии, то есть нужно и вторую грудь оперировать. Я считаю, что с таким заболеванием, как рак, чем меньше вмешательств, тем лучше. Но, может, изменю свое мнение года через три-четыре.

У меня в семье одни мужчины, поэтому не даю слабины. Все эти мысли, что я инвалид, стараюсь от себя гнать, чтобы не плакать и не расстраиваться. Когда одета, вроде как ничего, но когда раздеваюсь, тяжело. Не могу раздеться при муже, показать ему это всё. Он говорит: «Что ты глупостями занимаешься? Что ты прячешься?». Но я пока не могу себя пересилить.

Поначалу отдыхала. А потом поняла, что если буду лежать, то сойду с ума: у меня все мышцы ослабли, осанку держать не могла. С апреля по январь, когда проходила химиотерапию, не было такой минуты, чтобы не думала о диагнозе. Дошло до того, что с ноября перестала спать. А после операции — как отрезало, будто организм сказал: «Всё, у меня нет рака».

Сейчас из-за лучевой терапии мне нельзя заниматься спортом, но с сентября пойду в бассейн: руку нужно всё время разрабатывать. Я созваниваюсь с женщиной, [которой тоже сделали мастэктомию], она ходит в бассейн и говорит: «Иду в туалет и переодеваюсь там в купальник, никто ничего не замечает». Конечно, при всех это будет не очень легко, но когда переживаешь такую болезнь, очень многое меняется в мироощущении. Если мне будет негде переодеться, буду переодеваться при всех, потому что это нужно для моего здоровья. Кто что подумает — это мало меня интересует. Может, задумаются и пойдут к врачу. Произошедшее со мной сподвигло знакомых пойти обследоваться.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит благотворительную программу «Женское здоровье»

источник

Рак молочной железы – злокачественное новообразование в области груди. Среди всех онкологических заболеваний он занимает лидирующие позиции. Согласно статистике, более 1 500 000 женщин по всему миру страдают от этой патологии.
Ежегодно в мире регистрируют примерно 1 250 000 новых случаев рака груди, из них 54 000 в России.
Реабилитолог Эмми Вант из штата Иллинойс, США в журнале Physical Therapy Journal писала: «Сегодня реабилитация после удаления раковой опухоли – быстро растущая область в медицине. И это неудивительно – число выживших после онкологии увеличивается с каждым годом. По данным ВОЗ, показатель пятилетней выживаемости после рака молочной железы в мире составляет 89%, десятилетней – 82%, пятнадцатилетней – 77%. Только в США примерное число раковых больных составляет 13 млн. и число пациентов с этим недугом растет. Учитывая раннюю диагностику, своевременное лечение, растет число победивших рак. Значит, и необходимость реабилитационных мер будет также увеличиваться»

Что включает в себя реабилитация после оперативного лечения рака молочной железы (РМЖ) нам рассказали специалисты ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ и некоммерческой службы «Ясное утро».


Врач-реабилитолог, к.м.н., завотделением реабилитации Ольга Обухова и врач-реабилитолог Марина Хуламханова ГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ:
— План лечения каждой пациентки определяется на консилиуме с участием хирурга, химиотерапевта и радиолога.
К лечению РМЖ относится локальное лечение (операция, лучевая терапия) и системное лечение (химиотерапия, гормонотерапия, таргетная терапия).

Операция по удалению молочной железы называется мастэктомия. Это, как правило, только часть комплексного лечения, которое назначают женщинам с диагнозом РМЖ.
Ее цель — предотвратить распространение онкологического процесса. Удаление груди у женщин достигается путем полного удаления ткани самой железы, окружающей ее подкожно-жировой клетчатки и лимфатических узлов.

Операция является травматичным фактором для организма, но общее самочувствие восстанавливается довольно быстро. Уже к вечеру после операции (по согласованию с лечащим врачом) можно присаживаться в постели, а на вторые сутки вставать. Если самочувствие позволяет, можно аккуратно передвигаться по палате и самостоятельно ходить в туалет. На 3-4 сутки после операции самочувствие становится нормальным.
Срок госпитализации после проведения операции составляет в среднем 10-21 день.


Перед выпиской из стационара пациенткам дают рекомендации по дальнейшему лечению и контрольному наблюдению.
Реабилитация начинается сразу после операции и включает лечебную физкультуру, массаж, физиотерапию различного объема, психотерапию, и, позднее, после снятия швов, ношение правильно подобранного протеза и белья.
Оперативное лечение того или иного объема (органосохранное или полное удаление молочной железы) нередко приводит к послеоперационным осложнениям и функциональным нарушениям — уменьшению объема движений в верхней конечности на стороне операции, отеку (лимфостазу) верхней конечности и грудной клетки, болевому синдрому, нарушению осанки, слабости, дисфункции мягких тканей, боли, быстрой утомляемости.

Проведение полноценной реабилитации у таких пациенток способствует ускорению процесса заживления послеоперационной раны; уменьшению отека в области операции; улучшению оттока лимфы; восстановлению проводимости в нервных структурах, пострадавших от травмы, компрессии; уменьшению болевого синдрома; профилактика развития и устранение уже сформированной тугоподвижности и контрактуры. Для достижения этого проводится специальный массаж, назначается специально разработанный комплекс лечебной физкультуры и разрешенные таким больным физиопроцедуры.


Компрессионная терапия является основой лечения и профилактики лимфедемы («застоя лимфы»). Подобрать правильную модель компрессионного трикотажа поможет только врач – реабилитолог. Компрессионное белье в короткие сроки принесет облегчение женщине: снимет отеки, уменьшит болевой синдром, тем самым повысит качество жизни. Во время плавания в бассейне и лечебной гимнастики ношения компрессионного рукава обязательно. Но к компрессионной терапии есть некоторые противопоказания: рожистое воспаление, появление сильных болей.

Читайте также:  Рак груди от чего бывает и как

Экзопротезы представляют собой искусственные накладки из мягких материалов. Они имитируют форму и размер настоящей груди пациентки. Экзопротезы подбираются индивидуально для каждой женщины и носятся постоянно после разрешения лечащего врача. Правильно подобранный экзопротез придаст женщине уверенности, а также станет лечебно-профилактическим средством быстрой постоперационной адаптации.

Экзопротез компенсирует весовой дисбаланс, предупреждая вторичные деформации тела, как искривление позвоночника, опущение плеч, нарушение осанки. Стоит отметить также важность специального белья, которое зафиксирует экзопротез. Специальные бюстгальтеры носятся вместе с экзопротезами. Они обеспечивают безопасность и комфорт при ношении экзопротезов.

Бретельки специальных лифчиков имеют подкладки, расширены в области плеча, не врезаются в кожу, снижают давление на плечи, предотвращая лимфедему. Белье должно плотно облегать, чтобы при движении и наклонах протез не менял положения.

Конечно, пациенток волнует вопрос, когда они смогут приобрести силиконовые протезы. В первые дни после операции не рекомендовано их ношение.
Женщинам, проходящим лучевую и химиотерапию, противопоказаны силиконовые протезы. В этот период повышается чувствительность рубцов и кожи вокруг швов, усиливается потоотделение. Силиконовые накладки плохо впитывают влагу, поэтому могут натирать и вызывать воспаление. Мы рекомендуем тканевые протезы, которые не раздражают кожу и ускоряют восстановление.
На сегодняшний день возможно проведение реконструктивных операций (одномоментных или отсроченных) с использованием силиконовых эндопротезов. Тактику такого лечения необходимо обсуждать со своим лечащим врачом.

Существует множество рекомендаций по профилактике осложнений после операции. Лучше проконсультироваться со специалистом по этому поводу в каждом конкретном случае.
Назовем лишь некоторые:
НЕЛЬЗЯ: мерить давление на руке со стороны операции, носить кольца, плотные браслеты, часы, рукава на резинках, сумки на локтевом сгибе, плече, поднимать более 2 кг рукой на стороне операции.
НЕЛЬЗЯ: спать на руке со стороны операции.
НЕЛЬЗЯ: брать кровь, проводить инфузии на руке со стороны операции.

Не существует достоверно изученных диет, которые бы были рекомендованы женщинам после лечения РМЖ. Однако некоторые продукты лучше исключить из рациона: жирную пищу, консерванты, алкоголь. Считается, что введение в рацион омега-3 жирных кислот (рыбьего жира), селена и витамина Д в суточных дозировках помогает легче переносить противоопухолевую терапию.

Советы по реабилитации западных специалистов.
Журнал WebMd в реабилитации делает основной акцент на правильном питании и движении. В конце 2018 года журнал опубликовал основные правила подбора рациона для пациенток после мастэктомии:
Справиться с потерей аппетита, тошнотой, слабостью после операции поможет питание маленькими порциями. Избегайте в первое время твердой пищи, лучше включить в диету йогурт, кефир.
Женщинам после мастэктомии необходим белок, строительный материал, «помощник» в восстановлении сил и борьбе с инфекцией.
Белком богато нежирное мясо. Несмотря на полезность сыра, орехов, чрезмерное увлечение ими чревато развитием панкреатита.
Антиоксиданты защищают клетки от повреждений. Они содержатся в брокколи, чернике, моркови, печени, манго, помидорах, абрикосах.
Западные и российские врачи утверждают, что все полезно, но в меру. Злоупотребление недопустимо, т.к. может наступить эффект, обратный желаемому!

Известно также, что нет панацеи от рака. Лечить онкологию значит наблюдаться у доктора и строго соблюдать его рекомендации.

Занятия спортом полезны для физического и психического состояний женщин после завершения лечения. Особенно подходит плавание и аквааэробика, скандинавская ходьба. Избегайте виды спорта, где используются повторяющиеся энергичные, противодействующие чему-либо движения рукой на стороне операции (теннис и т. д.), сильные температурные колебания (лыжи, коньки). Также лучше исключить травмоопасные виды спорта, баскетбол, волейбол, борьбу.

После удаления молочной железы с разрешения врача обязательно нужно заниматься физкультурой. Набор веса – шанс возвращения РМЖ. Начинать стоит с прогулок.
Основной комплекс ЛФК:
1. Перед гимнастикой обязательно разогрейте мышцы:
1) Сидя руки на коленки, сжимаем как можно сильнее пальцы в кулак, затем разжимаем, расслабляемся и повторяем 5-7 раз.
2) Сидя, руки согнуты в локтях, пальцы расслаблены: ладони поворачиваем тыльным боком вверх, затем ладошки плавно поднимаем и опускаем 7-10 раз.
3) Кисти рук на плечи, плавно приподнимаем и опускаем локти, 7-10 раз.
4) Прижимаем руки к корпусу, плавно из поднимаем и опускаем, 7-10 раз.
2. После окончания разогрева — основной комплекс.
1) Поочередно напрягаем и расслабляем мышцы руки. В фазе напряжения стараемся задерживаться хотя бы 3-4 секунды.
2) Выпрямляем руку перед собой, затем отводим в сторону, опускаем. При вытягивании — вдох, при опускании – выдох.
3) Кисти на плечи, плавно делаем круговые движения по часовой стрелке, потом — против.
4) Запястья заводим за спину, медленно потягиваемся лопатками назад.
5) Руки опущены, поочередно проделываем круговые движения плечевым суставом, сначала по часовой стрелке, потом — против.
6) Сидя пытаемся приподнимать руку с прооперированного бока. На первых занятиях ей можно помогать другой рукой.
7) Делаем наклон тела в бок прооперированной стороны, задерживаемся на пару секунд в таком положении и возвращаемся в исходную позицию. При наклоне делается выдох, при выпрямлении – вдох.
8) Опираемся спиной на стену, приподнимаем руки и пытаемся развести их в стороны.
9) Приложившись спиной к стене поднимаем руку с оперированной стороны вверх и немного задерживаемся в таком положении. С каждым разом стараемся дотянуться этой рукой немного выше, чем на предыдущем занятии.

При выполнении работы по дому, в саду или другой работы, при которой возможны даже минимальные повреждения, используйте перчатки. Старайтесь избегать любой травмы руки на стороне операции (удары, порезы, солнечные или другие ожоги, спортивные повреждения, укусы насекомых, царапины). Травматизация кожных покровов оперированной руки опасна инфицированием и развитием рожистого воспаления.
Касаясь отдыха на море, смены климата (поездка на юг) — обсуждайте с лечащим врачом, потому что это решается индивидуально и только после завершения лечения.

Длительность реабилитации зависит от функциональных нарушений, которые возникают после операции.
Во время реабилитации важна хорошая психологическая поддержка семьи и друзей. Это помогает женщине быстро адаптироваться к новой жизненной ситуации.
В онкологии очень важно после проведения лечения регулярные контрольные обследования по назначению врача.
После первичного лечения рекомендовано проводить осмотр от 1 до 4 раз в год (в зависимости от конкретной клинической ситуации) в течение первых 5 лет, далее – ежегодно.

Психолог «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ Галина Ткаченко:

— Вряд ли найдется хоть один человек, который спокойно воспримет известие об онкологическом заболевании. Слезы, страх, депрессия, отчаяние – это нормальная реакция. Однако, если лечение закончено, врач говорит, что вы здоровы, но по своим ощущениям вы этого не чувствуете, необходимо обратиться к психологу. Еще один повод для встречи со специалистом – сложности с адаптацией к привычной жизни. Если что-то мешает вам жить качественно: вы страдаете бессонницей, постоянно думаете о болезни, испытываете чувство тревоги и страха за свое будущее, не можете справиться с депрессией, не нужно стесняться или бояться разговоров с психологом.

Психолог службы «Ясное утро» Любовь Черкасова:

— К нашим специалистам, онкопсихологам, обращаются еще и до лечения. Сначала мы разбираемся, какая эмоциональная реакция человека на новость о диагнозе. У каждого выражается по-своему. Кто-то в шоке от услышанного и предстоящего лечения, операции. Кто-то уходит в себя, замыкается, а кто-то говорит, что это не могло случиться с ним. При любой реакции надо дать место эмоциям, дать человеку возможность выразить свои чувства, одним словом — дать пространство эмоциям.

Когда эмоциональный компонент разряжен, переходим к информационной составляющей. Психолог уточняет, что пациент знает о своей болезни, методах лечения, дополняет его знания. Если болезнь обнаружена на начальных стадиях, и поддается лечению, мы говорим, что сейчас 21 век, если выполнять все рекомендации медиков, есть хорошая перспектива.

После эмоций переходим к страхам. Страхи разные: а вдруг не поможет, а вдруг поможет, но потом будет рецидив? Все страхи выговариваем. Всегда отмечаем, что важно все обсуждать с лечащим врачом, все вопросы ему задавать, а не искать ответы и рецепты в Интернете.

Говорим о ценностях, которые были до вторжения болезни. Это может быть все, что угодно – творчество, увлечения, профессиональная деятельность. Даже мелочевки важны – например, человек любил до болезни печь торты или ценил утреннюю чашку кофе. Любая деталь, самая простая и на первый взгляд ничтожная, станет потом тем крючком, за который будем тянуть человека к жизни. (Это касается и постоперационного времени).
После излечения нередко у людей наступает апатия или депрессия. Чем это вызвано? Частая ситуация: пациент воображал себе, что когда услышит радостное сообщение врача о ремиссии или исцелении, то будет прыгать на одной ножке, закатит пир, пригласит всех на бал. А ничего! Пассивная реакция. «Ну да, хорошо и больше ничего. Почему такое происходит, куда делись мои чувства», — думает человек.
Ничего удивительного: эмоциональные ресурсы были истощены, растрачены на предыдущих этапах. Эмоциональная система вымоталась. Нужна пауза, и организм ее включает. Это нормально, поэтому надо дать этому состоянию быть! Некоторые пациенты на этом этапе боятся впасть в клиническую депрессию. И нам помогут те крючки, о которых мы говорили до начала лечения – вспоминаем вещи, дела, интересы, которые приносили радость. Пожалуйста, музыка, чтение, прогулки. Пусть не смущает и такая банальность, как еда. Да, она тоже может доставить радость, поднять настроение (конечно, только выбираем то, что разрешено врачом после операции).
Приведу одно из упражнений, к которому часто прибегаю:
Оно состоит из 8 вопросов, выполняем его несколько раз в день:

  • Что я вижу
  • Что я слышу
  • Что я осязаю
  • Что я обоняю
  • Какой вкус во рту
  • Что я чувствую
  • Чтобы я хотел делать, если бы не было ограничений (в первую очередь, материальных)
  • Что я буду делать сейчас на самом деле

Это помогает распознать себя, установить громкость эмоций, настроить на поиск «что делать», «где искать себя».
В среднем работа с психологом – 1 год. Это включает консультации до лечения, во время и после. Бывает, что пациенты возвращаются, например, работать со страхом рецидива. А бывает, что «выпустили» в жизнь, и пациент нашел новые интересы или развил старые, и больше не появляется.

Родственники и близкие друзья, конечно, могут поддержать человека с диагнозом рак, победившего онкологию. Важно бережное, теплое отношение. И помните, что до лечения и после нашему родному важно чувствовать себя нужным и полезным. Это надо поддерживать и развивать. Его нельзя изолировать или избегать, оставлять наедине со своими мыслями, вопросами.

Текст: Александра Грипас

источник

Дмитренко Алексей Петрович

маммолог, онколог

Итак, лечение рака груди уже позади… Что же делать дальше? Как и у кого наблюдаться? Как вовремя заметить рецидив рака груди? Этими вопросами озабочены все женщины после лечения рака молочной железы.

Печальный факт: «Рак молочной железы – хроническое неизлечимое заболевание с хорошей выживаемостью», — цитата из одного авторитетного источника. Да, рецидив рака молочной железы может произойти через 10 лет и даже через 20 лет. Риск рецидива существует при любой стадии рака груди и чем больше стадия, тем выше риск.

Почему же так происходит? В организме женщины, даже после таких агрессивных методов лечения, как химиотерапия и лучевая терапия, часто остаются опухолевые клетки, которые находятся в «дремлющем» состоянии. При снижении противораковой устойчивости организма раковые клетки начинают свой новый путь…

Поэтому необходимо наблюдаться. Стандартный план наблюдения, сложившийся в онкослужбе десятилетиями, сводится к следующему. Женщинам рекомендовано появляться в онкологическом учреждении с определенной периодичностью: в первый год после лечения – один раз в три месяца, второй-третий год – раз в полгода, с четвертого года наблюдения контрольные явки рекомендованы один раз в год. Во время визита онколог оценит общие показатели крови и мочи, УЗИ печени, флюорографию легких и, если Вам попался внимательный доктор, Вас даже посмотрят руками.

Но есть некоторая порочность в этой схеме. По пунктам:

1. Все вышеперечисленные мной оценочные критерии, направленные на выявление метастазов в печень и легкие, а именно, общие показатели крови и мочи, УЗИ печени, флюорография легких, к сожалению, показывают возвращение болезни достаточно поздно. Т.е. видимые глазами (УЗИ, ФЛО) метастазы, независимо от их величины, по биологическим меркам являются уже далеко зашедшим процессом. Химиотерапия, конечно, помогает в борьбе за жизнь, но финал уже предрешен.​​

2. Многие годы, наблюдая женщин после лечения рака груди, я отмечаю одну и ту же психологическую особенность. Сразу после окончания лечения по поводу рака груди женщина очень прилежно выполняет все рекомендации, очень внимательно следит за своим здоровьем и режимом, т.к. впечатления от перенесенного стресса ещё остры, опасения за жизнь велики. Проходит два-три года, ничего с болезнью не происходит, женщина приободряется и начинает многое себе позволять. Далее женщина становится всё смелее и смелее, пренебрегает запретами, нарушает график контрольных явок к доктору… И тут, как гром среди ясного неба, метастазы. На самом деле, в первые годы после лечения рака молочной железы риск появления метастазов невелик. Наиболее часто метастазы появляются (если им суждено появиться) на четвертом-шестом году наблюдения. К сожалению, как раз в этот опасный период женщин редко приглашают на контроль (лишь один раз в год).

Таким образом, очевидная порочность в наблюдении больных, перенесших лечение рака груди, не благоприятствует ранней диагностике повторного появления болезни. Такая сложившаяся в онкологических учреждениях практика в большей мере связана с экономическими вопросами. Поэтому в нашей жизни, как всегда, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. То есть, пациенты, желающие иметь углубленное представление о своем здоровье должны самостоятельно найти специалиста и оплатить необходимые исследования.

В нашем Маммологическом центре при наблюдении больных после лечения рака груди, кроме стандартных критериев, используются и дополнительные лабораторные тесты, позволяющие увидеть начальные проявления возврата заболевания. Благодаря специальным лабораторным исследованиям, мы можем оценить и эффективность гормонотерапии. Этот тест проводится пациенткам, получающим такие препараты, как анастрозол, летрозол, экземестан, фемара и др. Эта оценка является очень важной, т.к. на гормонотерапию часто возлагают большие надежды, а качество препаратов не всегда идеальное.

Читайте также:  Профилактика чистотелом рака молочной железы

ДЛЯ ЖЕЛАЮЩИХ ПРОХОДИТЬ УГЛУБЛЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ПОСЛЕ ЛЕЧЕНИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ НАШИ ДВЕРИ ВСЕГДА ОТКРЫТЫ!

источник

Для большинства женщин с диагнозом «рак груди» лечение подразумевает полное удаление злокачественного новообразования вместе с самой молочной железой, близлежащими здоровыми тканями и лимфатическими узлами. Успешное завершение лечения может быть как захватывающим, так и морально напряженным для самой женщины, поскольку перед ней встает множество других важных проблем и вопросов, среди которых и грудь после рака, то, как она теперь выглядит с точки зрения эстетики, как научиться с этим жить и не скажется ли такой косметический недостаток на семейной жизни и отношениях с супругом самым неблагоприятным образом.

Реконструкция груди после операции по удалению опухоли молочной железы – это вид хирургического вмешательства, который относят к разделу косметической пластики. Операция по восстановлению груди подразумевает вживление имплантов на месте удаленной железы или коррекцию при помощи лоскутов, коррекцию соответствующей формы и размера. После операции молочная железа, сосок и ареола выглядят максимально натурально.

Реконструкция молочной железы может осуществляться как на месте полного удаления грудной железы (мастэктомия), так и после частичной резекции (лампэктомия).

Реконструкция груди после лечения раковых заболеваний может быть осуществлена как спустя несколько месяцев, недель или даже нескольких лет после операции по удалению молочной железы, так и в один день сразу же после иссечения злокачественного новообразования. Такой тип восстановления груди после рака называется неотложной (немедленной) реконструкцией. Сроки и дата проведения восстановления сугубо индивидуальны, поэтому обговариваются и назначаются врачом в зависимости от случая и пожеланий пациента.

Преимуществом немедленного восстановления является слитный восстановительный период и адаптация организма. Другими словами, вы переносите всего одно хирургическое вмешательство, но получаете сразу два результата. К тому же, как уже было сказано, время, затраченное на полное восстановление организма после операций, снижается практически в два раза. Но самое главное – положительный аспект, поскольку вы сразу же избавляетесь от психологического давления по поводу внешней неполноценности, морального дискомфорта и комплексов, которые могут развиться в период отсрочки операции.

Плюсы позднего восстановления заключаются в том, что иммунной системе, как и организму в целом, дается достаточно времени на борьбу с раковым заболеванием, а также восстановиться и укрепиться перед новой операцией.

При проведении восстановления груди после рака следует учитывать:

  • Общее состояние пациентки.
  • Стиль и образ жизни.
  • Рост.
  • Вес.
  • Тип фигуры.
  • Размер груди.
  • Количество оставшейся после мастэктомии здоровой ткани.
  • Личные пожелания пациентки.

Типы реконструкции груди после удаления рака молочной железы:

  • Процедура установки имплантатов.
  • Реконструкция груди с помощью тканевого лоскута.
  • Восстановление молочной железы с помощью кожно-мышечного лоскута из прямой и поперечной мышц живота.
  • Реконструкция с помощью лоскута широчайшей мышцы спины.
  • Реконструкция за счет ягодичного лоскута ткани.

Спустя 2 недели после проведения хирургического вмешательства по восстановлению груди после рака, женщины обычно чувствуют сильную усталость и резкие боли, особенно во время резких движений. В таких ситуациях врач назначает сильные обезболивающие лекарственные препараты с целью снизить и контролировать боль и другие неприятные ощущения.

Выписку домой пациентки получают не раньше чем через 1-6 недель после проведения реконструкции (зависимости от типа и сложности проведенной операции). Выписка может быть проведена с наличием в вашем теле специальной трубки, которую вставляют непосредственно в саму рану для удаления излишков жидкости из оперативной раны, пока та не начнет успешно заживляться.

Вдобавок, пациенткам после операции необходимо тщательно следовать всем рекомендациям лечащего врача и хирурга, а также соблюдать все гигиенические меры по уходу за дренированием раны. Также, обязательно поинтересуйтесь у доктора по поводу того, какую одежду вам стоит носить, дабы не спровоцировать осложнений.

Не зависимо от типа проведения реконструктивной операции, вы должны понимать, что сама реконструкция не восстанавливает естественную функциональность молочной железы, так как та была частично или полностью удалена. Что же касается синяков и отеков, они уйдут как минимум через 8 недель после проведения хирургии. В этот период нужно стараться быть максимально терпеливой, поскольку конечный результат проявляется не сразу. Это может занять от 1 до 2 лет.

Проконсультируйтесь со своим врачом по поводу того, какие типы бюстгальтеров вам можно и нужно носить, чтобы те не терли и не сдавливали шрамы, каким должен быть ваш рацион питания, когда вам можно возвращаться к привычной жизни и спорту.

В первые 4-6 недель после выписки, важно избегать растяжек и резких движений руками, поднятия тяжестей и половых контактов.

Также, женщинам, прошедшим через восстановление груди после рака, обязательно необходимо посещать психолога, дабы предотвратить возможную депрессию, успешно пройти психологическую адаптацию и поскорее восстановить свое психологическое здоровье.

источник

Девочки, где можно сделать профилактическую мастектомию в Москве? В роду онкология у тети и мамы. Если сдам тест на brc1 и 2 это булет как основанием? Спасибо

Девочки, где можно сделать профилактическую мастектомию в Москве? В роду онкология у тети и мамы. Если сдам тест на brc1 и 2 это булет как основанием? Спасибо

У меня был диагностирован рак молочной железы 3 степени с метастазами в лимфоузлах. Была химия, мастэктомия, затем снова химия. Болезнь удалось победить. Сделала реконструкцию спустя год после последней химии. До операции прошла две процедуры липофилинга в прооперированной области, затем уже мягкую и эластичную кожу можно было подготовить к установке имплантата. Удалось избежать пересадки кожного лоскута с живота или спины. Грудь сейчас выглядит великолепно, однозначно рада, что решилась на реконструкцию.

У меня был диагностирован рак молочной железы 3 степени с метастазами в лимфоузлах. Была химия, мастэктомия, затем снова химия. Болезнь удалось победить. Сделала реконструкцию спустя год после последней химии. До операции прошла две процедуры липофилинга в прооперированной области, затем уже мягкую и эластичную кожу можно было подготовить к установке имплантата. Удалось избежать пересадки кожного лоскута с живота или спины. Грудь сейчас выглядит великолепно, однозначно рада, что решилась на реконструкцию.

Вера, в моем случае это была рекомендация врача, поэтому не могу здесь Вам точно посоветовать ждать или нет. Лучше проконсультируйтесь у профи, это важный вопрос. Липофилинг в данном методе реконструкции нужен для придания коже мягкости и эластичности, просто собственным жиром грудь вы не увеличите, жировые клетки только запускают процесс регенерации — кожа после химии приходит в себя. Без импланта грудь не увеличить, по крайней до тех размеров, чтобы грудь была симметричной.

Вера, в моем случае это была рекомендация врача, поэтому не могу здесь Вам точно посоветовать ждать или нет. Лучше проконсультируйтесь у профи, это важный вопрос. Липофилинг в данном методе реконструкции нужен для придания коже мягкости и эластичности, просто собственным жиром грудь вы не увеличите, жировые клетки только запускают процесс регенерации — кожа после химии приходит в себя. Без импланта грудь не увеличить, по крайней до тех размеров, чтобы грудь была симметричной.

Вера, опять же, могу говорить только о своем опыте. Я консультировалась со своим онкологом, он ответил, что причин для переживания всвязи с реконструкцией нет, но проверяться регулярно обязательно, что я и делаю. Жира нужно не много, поверьте, у вас он точно найдется)) У меня брали жир с бедер. Оперировалась я у Давида Рубеновича Гришкяна, вы правы, информации об этой методике мало, поэтому считаю важным рассказать о своем опыте, это хорошая альтернатива сложной операции по пересадки лоскута с живота.

Вера, опять же, могу говорить только о своем опыте. Я консультировалась со своим онкологом, он ответил, что причин для переживания всвязи с реконструкцией нет, но проверяться регулярно обязательно, что я и делаю. Жира нужно не много, поверьте, у вас он точно найдется)) У меня брали жир с бедер. Оперировалась я у Давида Рубеновича Гришкяна, вы правы, информации об этой методике мало, поэтому считаю важным рассказать о своем опыте, это хорошая альтернатива сложной операции по пересадки лоскута с живота.

А мне ставили имплант после растягивания 3месяца кожи эспандером.После радикальной мастектомии в 2008году.Поставили в мае.Анатомической формы.В итоге грудь,как полумячик,какой то пузырь.Плюс хирург пыталась сделать что то вроде мешку из кожи,чтобы имплант вложить и он намного висел как рядом живая грудь,но выглядит ужасно.имплант ниже уровня собственной груди, жёсткий.А я отдала 380000+имплант.Жуть.Изуродовали.еле хожу с бюстгальтеров.

Ника как дела. Меня зовут Лариса.Последнюю операцию сделала в марте 2014 года.Двухстороннию мастектомию сделала в 2011 году с сохранением кожи и ареолы на одной груди и на второй удалили ареолу. Поставили имплатанты- один силиконовый а второй с расствором соли.. Но основная проблемма была у меня как восстановить ареолу и сосок. Татуаж и еще одну операцию мне нелязя было делать т.к. кожа тонкая.Короче нашла шикарное решение проблеммы- силиконовый тонкий протез наклеиваеться на несколько месяцев-не отличишь от настоящего соска и цвет и размер. Если это может кому то помочь- то пищите -расскажу где и как заказать.

Подскажите где можно заказать

Юлия, отправьте, пожалуйста, на почту alina.soboleva.83@mail.ru , ищу для мамы врача и про Федосова слышала хорошие мнения

У меня был диагностирован рак молочной железы 3 степени с метастазами в лимфоузлах. Была химия, мастэктомия, затем снова химия. Болезнь удалось победить. Сделала реконструкцию спустя год после последней химии. До операции прошла две процедуры липофилинга в прооперированной области, затем уже мягкую и эластичную кожу можно было подготовить к установке имплантата. Удалось избежать пересадки кожного лоскута с живота или спины. Грудь сейчас выглядит великолепно, однозначно рада, что решилась на реконструкцию.

У меня был диагностирован рак молочной железы 3 степени с метастазами в лимфоузлах. Была химия, мастэктомия, затем снова химия. Болезнь удалось победить. Сделала реконструкцию спустя год после последней химии. До операции прошла две процедуры липофилинга в прооперированной области, затем уже мягкую и эластичную кожу можно было подготовить к установке имплантата. Удалось избежать пересадки кожного лоскута с живота или спины. Грудь сейчас выглядит великолепно, однозначно рада, что решилась на реконструкцию.

Ника как дела. Меня зовут Лариса.Последнюю операцию сделала в марте 2014 года.Двухстороннию мастектомию сделала в 2011 году с сохранением кожи и ареолы на одной груди и на второй удалили ареолу. Поставили имплатанты- один силиконовый а второй с расствором соли.. Но основная проблемма была у меня как восстановить ареолу и сосок. Татуаж и еще одну операцию мне нелязя было делать т.к. кожа тонкая.Короче нашла шикарное решение проблеммы- силиконовый тонкий протез наклеиваеться на несколько месяцев-не отличишь от настоящего соска и цвет и размер. Если это может кому то помочь- то пищите -расскажу где и как заказать.

Напишите пожалуйста где заказывали протез ореолы olechka28091971@yandex.ru

Лена здравствуйте . Мне предстоит операция по удалению правой мж. Можете подробнее написать об эспандере

Зара, идите на сайт пластик снижен.ру, там есть ветка по проблеме. Меня поразила работа Ищенко по восстановлению. Удачи Вам и здоровья!

А Вы не знаете, можно ли делать липофилинг после реконструкции? Мне сделали двухэтапную реконструкцию, но результаты совсем не впечатляют((

Девочки кого посоветуете в качестстве онкохирурга мамолога в нии Блохина по удалению мж?

Девочки кого посоветуете в качестстве онкохирурга мамолога в нии Блохина по удалению мж?

Портной СМ. Оперировалась у него в 2015 году, была опухоль в правой груди. Опухоль врач удалил, но саа форма груди осталась прекрасной. Знаю, что иногда проводят совместную операцию, Портной удаляет опухоль,а другой хирург проводит увеличение груди

У меня был диагностирован рак молочной железы 3 степени с метастазами в лимфоузлах. Была химия, мастэктомия, затем снова химия. Болезнь удалось победить. Сделала реконструкцию спустя год после последней химии. До операции прошла две процедуры липофилинга в прооперированной области, затем уже мягкую и эластичную кожу можно было подготовить к установке имплантата. Удалось избежать пересадки кожного лоскута с живота или спины. Грудь сейчас выглядит великолепно, однозначно рада, что решилась на реконструкцию.

Добрый день. Пожалуйста , напишите ФИО врача, который восстанавливать вам грудь , а так же клинику.

Делала реконструкцию у Федосова в Питере, сделал замечательно. Если нужно, то могу поделиться контактами

Юлия, отправьте, пожалуйста, на почту giv-sochi@mail.ru

Прооперировали, сегодня третий день после операции. Lego скажите а сколько химий у вас было до и после операции?

спасибо за ответ Малина. У меня тоже правая но удалять нужно всю грудь. У вас видимо маленькая шишечка и стадия начальная была

А мне ставили имплант после растягивания 3месяца кожи эспандером.После радикальной мастектомии в 2008году.Поставили в мае.Анатомической формы.В итоге грудь,как полумячик,какой то пузырь.Плюс хирург пыталась сделать что то вроде мешку из кожи,чтобы имплант вложить и он намного висел как рядом живая грудь,но выглядит ужасно.имплант ниже уровня собственной груди, жёсткий.А я отдала 380000+имплант.Жуть.Изуродовали.еле хожу с бюстгальтеров.[/quote

А где же вы сделали эту операцию.

Всем привет. Вчера пришел результат гистологии оставшейся опухоли после операции. Патоморфоз 4 степени. Все здохло. Слава Всевышнему Аллаху! Остались лучи. Всем желаю здоровья и долголетия!

А мне ставили имплант после растягивания 3месяца кожи эспандером.После радикальной мастектомии в 2008году.Поставили в мае.Анатомической формы.В итоге грудь,как полумячик,какой то пузырь.Плюс хирург пыталась сделать что то вроде мешку из кожи,чтобы имплант вложить и он намного висел как рядом живая грудь,но выглядит ужасно.имплант ниже уровня собственной груди, жёсткий.А я отдала 380000+имплант.Жуть.Изуродовали.еле хожу с бюстгальтеров.[/quote

источник