Меню Рубрики

Курсовая работа на тему рак груди

Глава 1. Иммунодиагностика опухолей молочной железы 7

1.1 Дифференцировочные антигены 10

1.2 Органоспецефические антигены 11

1.3 Онкофетальные антигены 12

Глава 2. Иммунотерапия больных раком молочной железы 16

2.1 Активная иммунотерапия 17

2.2 пассивная иммунотерапия 23

2.3 Комбинированная иммунотерапия 25

Рак молочной железы занимает первое место в структуре заболеваемости женщин, а частота его неуклонно растет особенно в пожилом возрасте. Статистические данные последних лет свидетельствуют о неуклонном, интенсивном росте заболеваемости и смертности от рака молочной железы в различных странах.

Усилия онкологов, направленные на борьбу с раком молочной железы, еще не дают ожидаемого эффекта. В связи с тем что более 50 % больных злокачественными новообразованиями обращаются в медицинские учреждения при распространенном процессе, а общепринятые методы лечения недостаточно эффективны, в структуре смертности населения России онкологические заболевания продолжают занимать второе место после сердечно-сосудистых. Это обусловливает актуальность разработки новых и совершенствование существующих методов диагностики и лечения рака молочной железы.

Чрезвычайная сложность канцерогенеза и трудности ранней диагностики рака молочной железы ставят задачу первостепенной важности — выбор оптимального варианта лечения рака молочной железы у каждой больной. Это трудная задача, так как при лечении рака молочной железы применяются все современные методы онкологии: хирургический, лучевой, цитостатический, гормональный, иммунологический и различные способы коррекции функции отдельных органов и систем.

За последние 15 лет достигнуты успехи в исследовании иммунологии и иммунотерапии рака, в том числе рака молочной железы. Получены данные о том, что опухоли молочной железы развиваются на основе выраженных нарушений иммунной системы, возникающих уже при предопухолевых заболеваниях, определяются распространенностью опухолевого процесса и усугубляются применяемым лечебным воздействием (операцией, облучением, химиотерапией, гормонотерапией). Эти данные и сведения о более благоприятном течении заболевания при сохраненном иммунитете побуждают многих исследователей к дальнейшему изучению состояния иммунной системы и разработке на этой основе более эффективных схем лечения больных раком молочной железы с включением иммунотерапии. Все методы иммунотерапии направлены на восстановление нарушенных функций иммунной системы.

Данная курсовая является отражением современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы и основных принципов его диагностики и лечения.

Актуальность исследования: Рассмотреть причины опухолей молочной железы.

Цель работы: Отражение современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы, его диагностики и основных принципов лечения рака молочной железы в мировой практике.

1. Рассмотреть иммунодиагностику опухолей молочной железы.

2. Рассмотреть иммунотерапию больных раком молочной железы.

Объект исследования: Рак молочной железы.

Предмет исследования: Иммунодиагностика и иммунотерапия при опухоли молочной железы.

1.1 Рассмотрение антиген при иммунодиагностике.

2.2. Рассмотрение видов иммунотерапии.

Работа состоит из оглавления, введения, двух глав, заключения, списка использованных источников. Выполнена на 28 страницах компьютерного текста, список использованных источников включает 15 наименований.

ГЛАВА 1. ИММУНОДИАГНОСТИКА ОПУХОЛЕЙ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Наиболее критическим фактором, определяющим успех лечения рака молочной железы, является степень распространенности опухолевого процесса в период постановки диагноза. Однако не менее чем у 50 % больных раком молочной железы при первом обращении к врачу обнаруживается инвазивный локальный рост опухоли или метастазы в отдаленные органы. В связи с этим актуальную проблему представляет разработка методов раннего выявления злокачественных опухолей молочной железы.

Раннее обнаружение метастазов позволяет своевременно проводить радикальное лечение и повышать его эффективность. Однако определение распространенности рака молочной железы имеет много трудностей. Микрометастазы в регионарных лимфатических узлах и отдаленных органах установить обычными клиническими методами практически невозможно. Поэтому важно выявлять опухолевые маркеры для диагностики рака молочной железы в начальных стадиях, а также для оценки эффективности терапии и ранней диагностики рецидивов и метастазов.

Маркеры опухолевого роста — большая группа факторов, обнаруживаемых в злокачественных и ассоциированных со злокачественным ростом клетках.

Считается, что опухолевые маркеры и практической онкологии должны отвечать нескольким требованиям:

    • быть селективно связанными с опухолевым ростом;
    • концентрация их в сыворотке крови или моче должна коррелировать с размером опухоли;
    • обнаруживаться до клинического проявления рецидивов.

В настоящее время не существует опухолевых маркеров, полностью отвечающих перечисленным требованиям. Диагностическая значимость многих опухолевых маркеров, которая определяется специфичностью и чувствительностью, различна. Только некоторые из большого числа обнаруженных маркеров имеют практический интерес.

Надо заметить, что именно динамика уровня маркера представляет больший интерес, нежели единичное значение уровня, взятое само по себе. Скорость возрастания опухолевого маркера обычно позволяет сделать заключение о природе прогрессирования заболевания, в частности, о метастазировании. Отметим, что рецидивирование или метастазирование может быть обнаружено при помощи опухолевых маркеров более чем за 6 месяцев до клинической манифестации.

Маркеры опухолевого роста объединяют в следующие классы:

    • иммунологические — ассоциированные с опухолью антигены или антитела к ним;
    • гормоны — эктопические гормоны (ХГГ, адренокортикотропный гормон);
    • ферменты — фосфатазы, лактатдегидрогеназы и др.;
    • продукты обмена — креатин, гидроксипролин, полиамины, свободная ДНК;
    • белки плазмы — ферритин, церулоплазмин, β-микроглобулин;
    • белковые продукты распада опухолей.

К наиболее перспективным следует отнести опухолеспецифические антигены в связи с возможностью получения моноклональных антител в целях специфической диагностики и лечения.

1.1 ДИФФЕРЕНЦИРОВОЧНЫЕ АНТИГЕНЫ

Для оценки степени дифференцировки опухолевых клеток молочной железы, что необходимо при выборе тактики лечения и установлении прогноза, существуют серии моноклональных антител, выявляющих дифференцировочные антигены эпителиальных клеток молочной железы.

Маркером дифференцировки эпителиальных клеток молочной железы является антиген, обнаруживаемый моноклональными антителами ДF3 . Антитела ДF3 были получены при иммунизации мыши фракцией, обогащенной мембранами клеток рака молочной железы. Эпителиальный антиген клеток молочной железы — высокомолекулярный гликопротеид с молекулярной массой 300 кД. Повышенный уровень этого антигена определяется в плазме крови больных раком молочной железы. Радиоиммунологическим методом установлено, что у 76 % больных содержание этого антигена в плазме крови составляет выше 150 ед/мл, а у 33 из 36 здоровых женщин — ниже 150 ед/мл. Поскольку высокое содержание антигена ДРЗ выявляли у 27 % больных гепатомой и 47 % больных раком яичников, определение этого антигена в плазме крови можно использовать лишь для контроля течения рака молочной железы.

В клетках первичного рака молочной железы и метастазов этой опухоли содержится антиген эпителиальных мембран . Антисыворотку против этого антигена молочной железы человека получали иммунизацией кроликов обезжиренными мембранами лактирующих эпителиальных клеток. В нормальных тканях молочной железы антиген эпителиальных мембран локализуется на люминальных мембранах эпителиальных клеток, выстилающих протоки. В клетках рака молочной железы этот антиген выявляют не только на люминальных мембранах, но и в цитоплазме эпителиальных клеток, а нередко и на мембранах прилегающих клеток.

1.2 ОРГАНОСПЕЦИФИЧЕСКИЕ АНТИГЕНЫ

Антигены, родственные структурным белкам вируса спонтанного рака молочных желез мышей. В срезах ткани рака молочной железы с помощью моноспецифического IgG непрямым иммунопероксидазным методом идентифицирован антиген, иммунологически идентичный гликопротеиду gp 52 вируса рака молочной железы мыши с молекулярной массой 52. Установлено, что антиген рака молочной железы человека перекрестно реагирует с полипептидной частью gp 52. Положительную реакцию с антисывороткой против антигена gp 52 наблюдали только в срезах ткани рака молочной железы (приблизительно в 50 % случаев). В тканях доброкачественных опухолей и нормальной молочной железы этот антиген не выявляется. Содержание антигена, перекрестно реагирующего с gp 52 вируса в опухолевой ткани, существенно выше при более агрессивных гистологических типах рака молочной железы. Иммуногистохимический метод для выявления этого антигена с успехом применяли для диагностики рака молочной железы, особенно с внутрипротоковой локализацией. Но не всегда в заведомо малигнизированных клетках молочной железы обнаруживают этот антиген, в разных блоках из одной и той же опухоли можно получить отрицательную и положительную реакцию. Учитывая клеточную гетерогенность рака молочной железы, рекомендуется исследовать не менее 3 тканевых блоков.

1.3 ОНКОФЕТАЛЬНЫЕ АНТИГЕНЫ

К этой группе антигенов относят белки, которые обычно обнаруживаются в норме в тканях и жидкостях плода, плаценте и во многих злокачественных новообразованиях (раковоэмбриональный антиген, тканевый полипептидный антиген, ферритин, β-микроглобулин). Онкофетальные антигены не являются специфичными к опухолевым клеткам, но могут содержаться в них в повышенных количествах.

Раковоэмбриональный антиген (РЭА) — гликопротеид с молекулярной массой 200-250 кД. Его определяют в сыворотке крови, моче, плевральном экссудате, асцитической жидкости при злокачественных новообразованиях главным образом радиоиммунологическим методом. Верхний предел содержания РЭА в сыворотке крови практически здоровых некурящих лиц составляет 2,5 нг/мл, курящих — 5 нг/мл. Более высокая концентрация РЭА наблюдается при раке, особенно при локализации его в пищеварительном канале. Среди больных раком молочной железы высокий уровень РЭА отмечается у 20-53% лиц.

По мере распространения опухолевого процесса в молочной железе уровень РЭА в крови повышается, но это зависит не столько от размеров опухоли, сколько от массивности поражения метастазами регионарного лимфатического аппарата. Следовательно, повышенная концентрация РЭА в крови до операции дает основание заподозрить поражение регионарных лимфатических узлов.

Частота увеличения содержания РЭА у больных раком молочной железы с метастазами зависит от их локализации. При локализации метастазов в мягких тканях уровень РЭА повышен у 66 % больных, в висцеральных органах — у 59 %, в разных органах одновременно — у 82 %.

У некоторых больных увеличение содержания РЭА в крови на 2-10 мес предшествовало появлению клинических признаков рецидивирования опухоли. Таким образом, определение РЭА в сыворотке крови не может быть с успехом применено для диагностики I-II стадий рака молочной железы из-за его низкой специфичности, но может оказать большую пользу для данного выявления рецидивов и метастазов в отдаленный период после операции, оценки эффективности лечения. При длительном наблюдении у 70—90 % больных раком молочной железы с повышенным уровнем РЭА в крови обнаружена корреляция между этим показателем и клиническим течением заболевания.

Тканевый полипептидный антиген (ТПА) присутствует в эмбриональных тканях и в различных типах злокачественных новообразований. Он представляет собой компонент клеточного эндоплазматического ретикулума и поверхностной мембраны.

При I-II стадиях рака молочной железы средние показатели концентрации ТПА в сыворотке крови не отличаются от нормы, но частота повышенных уровней растет по мере распространенности процесса. У больных раком молочной железы с метастазами частота (60—64 %) повышенного его уровня в крови больше, чем у больных без метастазов. Содержание ТПА быстро уменьшалось после любой терапии, т. е. определение его может быть полезно при мониторинге за больными раком молочной железы.

источник

Данная работа защищена студентом на «отлично». В интернете в свободном доступе её нет, а купить можно только у нас, она уникальна!

Сейчас Вы можете получить этот труд, отправив нам заявку и оплатив заказ!

Если же Вам нужен любой другой вариант дипломной или курсовой, смело заказывайте его у нас. Наша команда авторов выполнит работу любой сложности своевременно и качественно.

Тема: «Сестринский процесс при раке молочной железы»

ВВЕДЕНИЕ
1. РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
1.1. Факторы риска заболевания раком молочной железы
1.2. Формы и стадии рака молочной железы
1.3. Патогенез, клиника, диагностика рака молочной железы
1.4. Лечение РМЖ, прогноз
1.5. Приемы самообследования молочных желез
2. СЕСТРИНСКИЙ ПРОЦЕСС ПРИ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
2.1. Сестринский процесс при раке молочной железы
2.2. Особенности сестринского ухода в предоперационном периоде при РМЖ
2.3.Сестринский уход в раннем послеоперационном периоде при РМЖ
2.4. Особенности сестринского ухода в позднем послеоперационном периоде при РМЖ
3. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
3.1. Наблюдение из практики 1
3.2. Наблюдение из практики 2
3.3. Выводы
4.ЗАКЛЮЧЕНИЕ
5. ЛИТЕРАТУРА
6. ПРИЛОЖЕНИЯ

Рак молочной железы – одна из самых частых форм злокачественных опухолей у женщин. Актуальность данной проблемы заключается в том, что по частоте эта локализация занимает первое место среди раковых заболеваний у женщин, по смертности второе. Мало того, в последнее время наблюдается все большее нарастание частоты рака молочной железы, что можно объяснить улучшением диагностики и учета, а также ростом медицинской культуры населения. 80% больных сами случайно обнаруживают у себя опухоль, которая почти в половине случаев, к сожалению, относится к уже распространенной стадии. Только 20% больных активно выявляют медицинские работники, зато в более ранней стадии.

Большинство активно выявленных больных приходится на индивидуальный профилактический осмотр врачами разных специальностей. Значительно меньшее число больных выявляют при проведении массовых профилактических осмотров.

От поликлинического врача не требуется установления точного диагноза заболевания молочной железы. Но врачи любой специальности — гинекологи, терапевты, хирурги, невропатологи, дерматологи и другие — должны проявлять онкологическую настороженность и по возможности осматривать во время приема больных молочные железы.

При подозрении на какую-либо патологию молочных желез врач должен направить больную к онкологу, который занимается дообследованием и установлением точного диагноза. Поэтому все врачи общелечебной направленности должны быть достаточно ознакомлены с патологией молочных желез.

Объект изучения: сестринский процесс.

Предмет исследования: сестринский процесс при раке молочной железы.

Цель исследования: изучение сестринского процесса при раке молочной железы.

Для достижения данной цели исследования необходимо изучить:

  • этиологию рака молочной железы;
  • особенности патогенеза на разных стадиях;
  • клиническую картину рака молочной железы;
  • методы диагностики, самодиагностики рака молочной железы;
  • принципы лечения рака молочной железы;
  • этапы сестринского процесса;
  • особенности ухода за пациентами с раком молочной железы в пред- и послеоперационный периоды;
  • клинические случаи из практики.

Методы исследования:

  • научно-теоретический анализ медицинской литературы по данной теме;
  • эмпирический — наблюдение, дополнительные методы исследования:
  • организационный метод;
  • субъективный метод клинического обследования пациента (сбор анамнеза);
  • объективные методы обследования пациента (физикальные, инструментальные, лабораторные);
  • биографические (анализ анамнестических сведений, изучение медицинской документации);
  • психодиагностический (беседа).

источник

Актуальность темы. Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости женского населения во всем мире [77].

В России РМЖ также является ведущей онкологической патологией и занимает первое место по показателям заболеваемости (20,5%) и смертности (16,9%) среди злокачественных заболеваний у женщин, причем пик приходится на возрастную группу 50–59 лет [71].

Результаты лечения зависят от своевременного выявления и дифференциальной диагностики образований молочной железы (МЖ), оценки степени вовлечения в опухолевый процесс регионарных лимфоузлов [35]. Известно, что обнаружение опухоли размерами до 5 мм практически всегда ведет к полному излечению [2, 16, 50].

Органосохраняющие операции сегодня получают все большее распространение, в связи с этим особенно актуальна для хирургии проблема ранней и точной визуализации РМЖ и его действительной распространенности [43].

К сожалению, примерно у 30% больных с впервые выявленным РМЖ диагностируют III–IV стадию [13, 44]. По данным разных авторов, в России частота выявления запущенных форм РМЖ велика и составляет 25,4–25,5% [13], что обусловлено поздней диагностикой заболевания в связи с несвоевременным обращением пациентов, а также отсутствием эффективных методов диагностики ранних стадий РМЖ.

Поэтому в настоящее время одной из важнейших проблем маммологии остается поиск новых высокоспецифичных методов дооперационной дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных

образований МЖ [30, 123, 152,]. Общепринятым стандартом обследования пациенток с заболеваниями МЖ являются: клинический осмотр, рентгеновская маммография, ультразвуковое исследование (УЗИ), в случае необходимости — диагностическая пункция. Достоинства и недостатки этих методов хорошо изучены [68].

Читайте также:  Рак молочной железы типы описание

Так, по мнению большинства авторов, маммография не позволяет однозначно трактовать природу выявленного образования, обладает низкой информативностью в выявлении заболеваний у женщин молодого возраста с плотной тканью МЖ и на фоне отечно-инфильтративных и рубцовых изменений. Также существуют сложности в оценке поражения регионарных лимфатических узлов [6, 29, 38].

По данным K.L. Chakraborti et al. (2005), чувствительность рентгеновской маммографии составляет 60–95% в зависимости от возраста женщины, плотности МЖ, качества маммологического исследования и характера его интерпретации. До 35% всех инвазивных злокачественных опухолей не выявляют при маммографии в возрасте 40–49 лет по сравнению с 10% в 50–59 лет [30, 107].

УЗИ также имеет известные ограничения: субъективность интерпретации изображения, низкую информативность при жировой инволюции, сложности при оценке протоковой распространенности опухоли и при ретромаммарном расположении образований [17, 175, 207].

В 2005 году Early Breast Cancer Trialists Collaborative Group назвал магнитно-резонансную маммографию (МР-маммографию) с динамическим контрастированием «перспективным методом в улучшении результатов диагностики и, как следствие, лечения РМЖ». Отсутствие лучевой нагрузки, неинвазивность, высокая тканевая контрастность изображений, получение тонких срезов в любых плоскостях, высокая разрешающая способность данного метода, а также широкие возможности современного программного обеспечения являются очевидными преимуществами данного метода [40, 134].

Однако известно, что магнитно-резонансная маммография (МР- маммография) является высокочувствительным, но не всегда специфичным методом диагностики заболеваний МЖ. Так, чувствительность МР- маммографии с динамическим контрастированием для инвазивных опухолевых образований колеблется от 83 до 100%, а специфичность от 29 до 97% [30, 85]. При этом следует признать, что по данным МР-маммографии удается, как правило, выявить лишь макроскопические морфологические изменения, в то время как функциональные сдвиги, лежащие на биохимическом уровне, часто оказываются нераспознанными.

Перспективы развития МР-маммографии и, в первую очередь, повышение специфичности этого метода исследования связывают с внедрением в клиническую практику магнитно-резонансной спектроскопии (МР-спектроскопиии), а именно одновоксельной протонной МР- спектроскопии (SV?Н-МРС) — методики неинвазивного определения биохимического состава тканей МЖ [65, 78].

Первая работа, посвящённая возможностям SV?Н-МРС в дифференциальной диагностике образований МЖ, опубликована в 1998 году [201]. Затем последовал ряд других исследований, что свидетельствует о возрастающем интересе к методике [168, 174, 197]. При этом возможности SV?Н-МРС постоянно расширяются, но изучены недостаточно. До сих пор не определено место МР-спектроскопии в комплексном магнитно-резонансном (МР) обследовании женщин с новообразованиями МЖ.

Следует отметить, что на сегодняшний день не существует единого стандартного алгоритма комплексного лучевого обследования больных с подозрением на новообразования МЖ, не отработаны показания к проведению МР-маммографии и нет единых критериев оценки выявленных изменений.

Актуальность комплексного обследования МЖ с помощью магнитно- резонансной томографии (МРТ), включающей в себя МР-маммографию с динамическим контрастированием и МР-спектроскопию с детальным

описанием особенностей семиотики нормы и патологии, а также поиск объективных критериев оценки полученного изображения, не вызывают сомнений и являются одними из неизученных вопросов лучевой диагностики.

Эти аргументы и послужили основанием для планирования настоящего исследования.

Повышение качества диагностики опухолей молочной железы с помощью комплексного магнитно-резонансного исследования с использованием МР-маммографии с динамическим контрастированием и МР-спектроскопии.

1. Разработать методику и оптимизировать протокол проведения МР- маммографии и МР-спектроскопии для получения клинически значимых результатов.

2. На основе верифицированного материала изучить МР- маммографическую и МР-спектроскопическую семиотику новообразований МЖ. Сформулировать критерии дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных новообразований МЖ.

3. Оценить диагностические возможности (чувствительность, специфичность) различных методик МРТ в диагностике новообразований МЖ.

4. Определить показания к МР-маммографии и МР-спектроскопии у пациенток с новообразованиями МЖ.

Разработана методика и оптимизирован протокол комплексного МР- исследования пациенток с новообразованиями МЖ, включающий МР- маммографию и МР-спектроскопию. Показано повышение диагностической эффективности методики с минимальными временными затратами.

Впервые сформулирована и систематизирована МР-семиотика новообразований МЖ, установлена корреляция результатов комплексного лучевого исследования включающего в себя МР-маммографию с динамическим контрастированием и МР-спектроскопию с морфологическими данными для дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных изменений МЖ.

По результатам настоящей работы впервые в России сформулированы показания к выполнению МР-маммографии и МР-спектроскопии у пациенток с образованиями МЖ.

● Разработаная методика комплексного МР-обследования пациенток с новообразованиями МЖ на высокопольном МР-томографе с напряженностью поля 3 Тл позволяет снизить время исследования до 40 мин.

● Усовершенствованная методика SV?Н-МРС на высокопольном МР- томографе с напряженностью магнитного поля 3 Тл позволяет добиться более стабильных результатов и снизить шум в получаемом спектре на 30%.

● Сформулированы показания к выполнению пациентам комплексного МР-исследования МЖ.

● Определена целесообразность выполнения SV?Н-МРС в рутинном клиническом исследовании у пациенток с образованиями категорий BIRADS 3 и BIRADS 4.

Положения, выносимые на защиту

1. МР-маммография, выполненная на высокопольном МР-томографе с напряженностью поля 3 Тл, оснащенном специальной катушкой, позволяет детально и достоверно визуализировать все основные анатомические структуры МЖ, что определяет широкие возможности ее использования в клинической практике.

2. МР-маммография с динамическим контрастированием является высокоинформативным методом диагностики новообразований МЖ. Метод позволяет оценить структуру и степень васкуляризации новообразований,

проводить дифференциальную диагностику, выявлять мультифокальный и мультицентрический характер поражения, степень распространенности процесса.

3. SV?Н-МРС позволяет получить дополнительную информацию о биохимическом составе тканей МЖ, что повышает специфичность комплексного МР-исследования (до 98,3%) при образованиях BIRADS 3 и BIRADS 4 размером от 1 см.

База проведения научного исследования

Научное исследование проведено в отделе лучевой диагностики ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава Росии, а также в отделе томографии ФГБУ РКНПК имени А.Л. Мясникова Минздрава России.

Пациенты проходили дальнейшее лечение в онкологическом диспансере №1 (Москва), в ГКБ №33 (Москва), РОНЦ имени Н.Н. Блохина РАМН.

Внедрение результатов работы

Работа выполнена в рамках реализации гранта Президента России по поддержке ведущей научной школы «Разработка и внедрение алгоритмов применения высокотехнологичных неинвазивных методов лучевой диагностики в мониторинге женского здоровья и репродукции», НШ- 4511.2012.7.

Результаты выполненного научного исследования внедрены в клиническую практику ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава России и в отделе томографии ФГБУ РКНПК имени А.Л. Мясникова Минздрава России.

Основные положения диссертационной работы доложены на следующих конгрессах:

● VI Всероссийский национальный конгресс лучевых диагностов и терапевтов «Радиология-2012».

● VI Всеукраинский конгресс радиологов «УКР-2012» с международным участием.

● Научно-практическая конференция «Лучевая диагностика и научно- технический прогресс в охране женского здоровья и репродукции».

● Всероссийский конгресс «Рентгенорадиология в России. Программа модернизации», 2012 год.

● Научно-практическая конференция «Невский радиологический форум-2013».

● Научно-практическая конференция «Актуальные вопросы лучевой диагностики в онкологии», 2013 год.

Апробация работы состоялась 27 июня 2013 году на расширенном заседании кафедры лучевой диагностики ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава России.

Автору принадлежит ведущая роль в выборе направления исследования, им лично поставлена цель и сформулированы задачи научной работы. Автором самостоятельно проведено комплексное МР-исследование всем пациентам, выполнен медико-статистический анализ полученных результатов, сформулированы выводы и рекомендации.

По теме диссертации опубликовано 13 печатных работ, в том числе три — в рецензируемых журналах, входящих в список ВАК.

Объем и структура диссертации

Диссертационная работа изложена на 149 страницах машинописного текста, состоит из введения, четырех глав, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Работа иллюстрирована 19 таблицами и 40 рисунками. Указатель литературы содержит 207 источников, из которых 75 отечественных и 132 зарубежных.

источник

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ

ГОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра: Онкологии и лучевой терапии с курсом ПО

Преподаватель: д.м.н., проф.каф-ры Максимов С.А.

Реферат: Рак молочной железы.

Выполнили студенты 303 гр. ФФМО

Анатомия и кровоснабжение молочной железы . 3стр.

Обследование молочной железы. 4-5стр.

Этиология ,эпидемиология и факторы риска заболевания. 6-7стр.

Диагностика рака молочной железы (РМЖ). 8-стр.

Классификация и группировка по стадиям РМЖ. 10-11стр.

Формы рака молочной железы. 12стр.

Гормональное лечение метастазирующего РМЖ. 17стр.

Состояния, которые приводят к снижению выживаемости: 19стр.

Молочная железа расположена на передней поверхности грудной клетки от 3 до 7 ребра. Это сложная трубчато-альвеолярная железа (производное от эпидермиса, ее относят к железам кожи). Развитие железы и ее функциональная активность зависят от гормонов половой сферы. Во время полового созревания формируются выводные протоки, а секреторные отделы — во время беременности. Паренхима железы состоит из 15-20 отдельных сложных трубчато-альвеолярных желез (доли, или сегменты), открывающиеся выводным протоком на вершине соска. Доли (сегменты) представлены 20-40 дольками, состоящими из 10-100 альвеол каждая.

Артериальная кровь поступает к молочной железе из внутренней грудной артерии (60%), наружной грудной артерии (30%) и ветвей межреберных артерий (10%).

Венозный отток осуществляется через межреберные и внутренние грудные вены.

Лимфатическая система. Лимфа от наружных квадрантов молочной железы оттекает к группе подмышечных лимфатических узлов. Подмышечные лимфатические узлы подразделяют на узлы 3 уровней (в зависимости от взаиморасположения с малой грудной мышцей). От внутренних квадрантов молочной железы лимфоотток происходит в парастернальные лимфатические узлы.

Обследование молочной железы.

Осмотр в вертикальном положении (сначала с опущенными, а затем с поднятыми руками). Оценивают контуры, величину, симметричность, состояние кожных покровов. Выявляют смещение, асимметрию, деформацию, изменение уровня расположения соска, сморщивания кожи, отечность или гиперемию, выделения из соска.

Пальпация: пальпируют подмышечные, над- и подключичные лимфатические узлы. Пальпаторно определяют консистенцию железы, однородность ее структуры.

Самообследование (осмотр и пальпация) молочных желез проводят 1 раз в месяц после менструации (рекомендации ВОЗ).

осмотр проводят перед зеркалом с опущенными, а затем с поднятыми кверху руками. Обращают внимание на: состояние кожи (втяжение или выбухание участка), состояния соска (втяжение соска или укорочение радиуса ареолы); формы и размер молочных желез; наличие или отсутствие выделений из соска или патологических изменений на соске (корочки).

пальпацию проводят лежа на спине с небольшим валиком, подложенным под лопатку обследуемой стороны, чтобы грудная клетка была слегка приподнята;

ощупывают каждую молочную железу противоположной рукой в трех положениях: рука на обследуемой стороне отведена вверх за голову, отведена в сторону, лежит вдоль тела;

пальцами противоположной руки ощупывают наружную половину молочной железы (начиная от соска и продвигаясь кнаружи и вверх). Затем пальпируют все участки внутренней половины молочной железы (начиная от соска и продвигаясь к грудине). Определяют, нет ли узлов, уплотнений или изменений в структуре ткани молочной железы или в толще кожи.

Пальпируют подмышечные и надключичные области. При умеренном сдавлении пальцами ареолы и соска проверяют, нет ли выделений.

Цитологическое исследование выделений из сосков молочной железы или пунктата объемных образований в молочной железе проводят для ранней диагностики рака.

Термография — регистрация температуры кожи на фотопленке; над доброкачественными и злокачественными образованиями температура выше, чем над здоровой тканью.

Бесконтрастная маммография. Проводят в прямой или боковой проекциях или прицельно. Наиболее четкое изображение получают при электрорентгенографии.

Контрастная маммография показана при выделении патологического секрета из протоков молочных желез. Ее проводят после введения контрастного вещества в пораженный проток.

Другие исследования: УЗИ, радиоизотопное сканирование, лимфография, флебография, биопсия.

Влияние низкодозной радиации у пациентов в постпубертатном периоде и до менархе:

при лечении воспалительных заболеваний молочной железы лучевыми методами

повторные флюорографии при лечении туберкулеза

лица, находившиеся в зоне ядерного взрыва

Эстрогенная стимуляция увеличивает риск заболевания. В настоящее время считается, что оральные контрацептивы не увеличивают риск возникновения рака молочной железы

Рак молочной железы возникает у 1 женщины из 10. Смертность, обусловленная раком молочной железы составляет 19-25% от всех злокачественных новообразований у женщин. Наиболее часто встречается в левой молочной железе. Наиболее часто опухоль располагается верхне-наружном квадранте. 1% от всех случаев рака молочной железы составляет рак молочной железы у мужчин. Наибольшие факторы риска — женский пол, случаи семейного заболевания раком молочной железы.

Если принять риск возникновения рака молочной железы за 1, то различные факторы будут увеличивать вероятность возникновения рака молочной железы следующим образом.

Возрастание вероятности возникновения

РМЖ у прямых родственников

— РМЖ в пременопаузе, билатеральный

— РМЖ в постменопаузе, билатеральный

— Менопауза позже 55 лет, более 40 лет менструаций

— Первый ребенок после 35 лет

— Рак большой слюнной железы

Доброкачественные заболевания молочной железы

— Атипичная лобулярная гиперплазия

Диагностика рака молочной железы.

Самообследование. К сожалению, самообследование, физикальный осмотр и маммография не дают 100% распознавание злокачественной опухоли молочной железы. Чувствительность данного метода составляет примерно 20-30%. Чувствительность метода может быть увеличена с помощью обучения. Однако этот метод является наиболее дешевым в диагностике рака молочной железы.

Аспирационная игольная биопсия. С помощью этого исследования получают материал для цитологического исследования. Широко используется для установления доброкачественных и злокачественных заболеваний.

Открытая биопсия. Наиболее частая процедура в диагностике РМЖ. Выполняется по местной анестезией.

Пальпируемое образование, единичное или множественное, плотное, иногда с втяжением кожи в виде «лимонной корочки».

Боли в области молочной железы.

Увеличенные плотные подмышечные лимфатические узлы: среди женщин с увеличением подмышечных узлов у 1/3 — 1/2 находят рак молочной железы. Исключают болезнь Ходжкина, рак легкого, яичников, поджелудочной железы и плоскоклеточную карциному кожи. Показана слепая мастэктомия (удаление молочной железы без предварительного цитологического исследования).

Ранняя диагностика: самообследование и маммография.

всем женщинам в возрасте от 35 до 40 лет рекомендовано проведение маммографии. При наличии факторов риска женщины в возрасте 40-50 лет должны проходить маммографию ежегодно или один раз в два годы, а возрасте старше 50 лет — ежегодно.

Женщинам, относящимся к группам риска, рекомендована ежегодная маммография, начиная с максимально раннего возраста.

УЗИ молочной железы проводят для определения солидного или кистозного характера образования (пальпируемого или непальпируемого).

Аспирационная биопсия с последующим цитологическим исследованием аспирата подтверждает диагноз.

Эксцизионная биопсия — метод выбора в диагностике заболеваний молочной железы. Проведение биопсии не всегда возможно при глубоко расположенных образованиях.

в биоптате определяют эстрогенные и прогестероновые рецепторы. Рецептор-позитивные опухоли чаще поддаются гормональной терапии и имеют лучший прогноз.

Цитометрия в протоке проводится для определения диплоидности (ДНК-индекс равен 1.00) или анеуплоидности (ДНК-индекс не равен 1.00) и фракции клеток в S-фазе митоза. Анеуплоидные опухоли с высокой фракцией S-фазы имеют худший прогноз.

Классификация РМЖ (4-й пересмотр).

Опухоль меньше и равна 2 см в наибольшем измерении

Поражение кожи/ переход на грудную стенку

Отек кожи, изъязвление, кожные узлы

Подвижные увеличенные аксиллярные узлы

Более 4 узлов/ от 0.2 до 2 см

С прорастанием капсулы узла / более 2 см

Фиксированные аксиллярные узлы

Внутренние аксиллярные узлы

Отдаленные метастазы, включая надключичные лимфоузлы

Формы рака молочной железы.

Папиллярный рак (1% всех случаев РМЖ) — внутрипротоковое неинвазивное новообразование низкой степени злокачественности.

Медуллярный рак (5-10%) — чаще большая объемная опухоль со слабой способностью к инвазивному росту, окруженная лимфоцитарным валом. Прогноз (по сравнению с инфильтрирующим протоковым раком) более благоприятный.

Читайте также:  Органосохраняющая операция при раке молочной железы видео

Воспалительный рак (маститоподобный, 5-10%) распространяется по лимфатическим сосудам кожи, что сопровождается ее покраснением, уплотнением и рожеподобным воспалением, повышением температуры тела.

Инфильтрирующий протоковый скиррозный рак (70%) характеризует образование гнезд и тяжей опухолей клеток, окруженных плотной коллагеновой стромой.

Болезнь Педжета (рак соска и ареолы молочной железы) — разновидность рака молочной железы; характерно экземоподобное поражение соска. В глубоких слоях эпидермиса выявляют происходящие из эпителия апокриновых желез крупные клетки со светлой цитоплазмой. Существенное значение имеет цитологическое исследование мазка, взятого с изъязвленной поверхности.

По состоянию эстрогеновых рецепторов.

Эрц- позитивные опухоли чаще встречают в постменопаузе. Около 60-70% первичных раков молочной железы характеризует наличие Эрц.

Эрц-негативные опухоли чаще встречают у больных в пременопаузе. У одной трети больных с Эрц-негативными первичными РМЖ в последующем наблюдают развитие рецидивных Эрц-позитивных опухолей.

Лечение РМЖ — комбинированное (хирургическое, лучевое, химиотерапевтическое, гормонотерапия).

определение критериев неоперабельности по Хаагенсу:

обширный отек молочной железы

воспалительная карцинома лимфатических сосудов и лимфатических узлов молочной железы; связок, поддерживающих молочную железу.

метастазы в надключичные лимфатические узлы;

Инструментальное исследование наличия отдаленных метастазов:

печеночные функциональные тесты;

рентгенография грудной клетки.

КТ грудной клетки выполняют для обследования надключичной области и средостения;

Радиоизотопное или КТ-сканирование мозга показано при наличии неврологической симптоматики.

КТ брюшной полости проводят для исключения поражения надпочечников, яичников, печени.

В большинстве случаев применяется модифицированная радикальная мастэктомия. Операции с сохранением молочной железы позволяют правильно оценить распространенность опухолевого процесса и улучшают косметический результат: однако, возможность сохранения железы имеется не у всех больных.

Операция может быть радикальной или паллиативной.

Удаление всей пораженной молочной железы необходимо по причине многофокусности заболевания. Примерно у 30-35% пациенток находят предраковые или раковые поражения в участках, соседних с пораженным первичной опухолью.

Удаление подмышечных лимфатических узлов необходимо для определения поражения узлов и стадии заболевания.

Лампэктомия (секторальная резекция), лимфаденэктомия подмышечных лимфатических узлов (1 и 2 -го уровня) и послеоперационное облучение применяются при небольших опухолях (менее 4 см) и при интрадуктальных карциномах.

Простая мастэктомия (операция Мадена) включает удаление молочной железы с околососковым пространством совместно с удалением лимфатических узлов 1-го уровня.

Модифицированная радикальная мастэктомия (операция Пэтти). Удаляют кожу вокруг железы, молочную железу, малую грудной мышцы, жировую клетчатку с лимфатическими узлами подмышечной, подключичной и подлопаточной областей. Уровень выживаемости и частота рецидивов при этой операции сравнимы с такими же при радикальной мастэктомии (операция Холстеда). Косметический дефект меньший, чем после мастэктомии по Холстеду. Реконструктивная операция — субпекторальное протезирование.

Радикальная мастэктомия по Холстеду. Вместе со всеми тканями, указанными выше, удаляют и большую грудную мышцу.

Обширная радикальная мастэктомия включает удаление лимфатических узлов средостения. Операция показана при больших или медиально расположенных опухолях с наличием внутригрудных (парастернальных) метастазов. Высокий риск интраоперационной летальности.

Операции по реконструкции молочной железы выполняют одновременно с мастэктомией либо вторым этапом после полного заживления первичной операционной раны.

Предоперационная. Больные РМЖ после установления диагноза получают курс предоперационной лучевой терапии на молочную железу и зоны регионарного метастазирования.

Послеоперационная. Больные, перенесшие удаление опухоли и подмышечных лимфоузлов и не прошедшие курс предоперационной лучевой терапии, должны получать заключительную лучевую терапию на область молочной железы и лимфатических узлов (при обнаружении в них метастазов).

Облигатная послеоперационная. Больные РМЖ должны получать послеоперационное облучение при наличии любого из ниже перечисленных факторов риска:

размер первичной опухоли более 5 см

метастазирование более чем в 4 подмышечных лимфоузла

опухоль достигает резекционной линии, проникает в грудную фасцию и/или мышцу, либо распространяется из лимфатических узлов в подмышечную жировую клетчатку.

Больные с высоким риском отдаленного метастазирования могут получать лучевую терапию до завершения адъювантной химиотерапии либо ее можно проводить совместно с облучением. Послеоперационное облучение подмышечной впадины повышает риск отека верхней конечности.

Замедляет или предупреждает рецидив, улучшает выживаемость больных с метастазами в подмышечные лимфоузлы, а также у части больных без подмышечных метастазов.

химиотерапия наиболее эффективна у пациенток в пременопаузе с метастазами в подмышечные лимфоузлы (наблюдают снижение 5-летней летальности на 30%).

Комбинированная химиотерапия предпочтительней монотерапии, особенно в группе больных с метастатическим раком молочной железы. Прием препаратов шестью курсами в течение шести месяцев — оптимальный по эффективности и по длительности метод лечения.

Схемы введения препаратов.

Метотрексат, циклофосфамид, 5-фторурацил.

Больные с высоким риском развития рецидива могут получать циклофосфамид, доксорубицин и 5-фторурацил. Эффект терапии больных с метастатическим раком молочной железы составляет 65-80%.

Альтернативные схемы для больных с метастазирующим раком включают доксорубицин, тиоТЭФ и винбластин; высокие дозы циспластина; митомицин; внутривенные инфузии винбластина или 5-ФУ; циклофосфамид, метотрексат и 5 фторурацил; таксол.

Адъювантная гормональная терапия.

Подавление функций яичников облучением или овариоэктомией приводит к неоднозначным результатам; в отдельных подгруппах больных отмечают продолжительные периоды улучшения состояния.

Гормональное лечение. Позитивный ответ на гормональную терапию вероятен при следующих условиях: длительный период без метастазирования (более 5 лет), пожилой возраст, наличие метастазов в костях, региональные метастазы и минимальные метастазы в легких, гистологические подтвержденная злокачественность 1 и 2 степени, длительная ремиссия в результате предшествующей гормонотерапии.

источник

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp» , которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.


СОДЕРЖАНИЕ
Введение 5
Глава 1. Иммунодиагностика опухолей молочной железы 7
1.1 Дифференцировочные антигены 10
1.2 Органоспецефические антигены 11
1.3 Онкофетальные антигены 12
Глава 2. Иммунотерапия больных раком молочной железы 16
2.1 Активная иммунотерапия 17
2.2 пассивная иммунотерапия 23
2.3 Комбинированная иммунотерапия 25
Заключение 26
Список литературы 28

ВВЕДЕНИЕ
Рак молочной железы занимает первое место в структуре заболеваемости женщин, а частота его неуклонно растет особенно в пожилом возрасте. Статистические данные последних лет свидетельствуют о неуклонном, интенсивном росте заболеваемости и смертности от рака молочной железы в различных странах.
Усилия онкологов, направленные на борьбу с раком молочной железы, еще не дают ожидаемого эффекта. В связи с тем что более 50 % больных злокачественными новообразованиями обращаются в медицинские учреждения при распространенном процессе, а общепринятые методы лечения недостаточно эффективны, в структуре смертности населения России онкологические заболевания продолжают занимать второе место после сердечно-сосудистых. Это обусловливает актуальность разработки новых и совершенствование существующих методов диагностики и лечения рака молочной железы.
Чрезвычайная сложность канцерогенеза и трудности ранней диагностики рака молочной железы ставят задачу первостепенной важности — выбор оптимального варианта лечения рака молочной железы у каждой больной. Это трудная задача, так как при лечении рака молочной железы применяются все современные методы онкологии: хирургический, лучевой, цитостатический, гормональный, иммунологический и различные способы коррекции функции отдельных органов и систем.
За последние 15 лет достигнуты успехи в исследовании иммунологии и иммунотерапии рака, в том числе рака молочной железы. Получены данные о том, что опухоли молочной железы развиваются на основе выраженных нарушений иммунной системы, возникающих уже при предопухолевых заболеваниях, определяются распространенностью опухолевого процесса и усугубляются применяемым лечебным воздействием (операцией, облучением, химиотерапией, гормонотерапией). Эти данные и сведения о более благоприятном течении заболевания при сохраненном иммунитете побуждают многих исследователей к дальнейшему изучению состояния иммунной системы и разработке на этой основе более эффективных схем лечения больных раком молочной железы с включением иммунотерапии. Все методы иммунотерапии направлены на восстановление нарушенных функций иммунной системы.
Данная курсовая является отражением современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы и основных принципов его диагностики и лечения.
Актуальность исследования: Рассмотреть причины опухолей молочной железы.
Цель работы: Отражение современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы, его диагностики и основных принципов лечения рака молочной железы в мировой практике.
Задачи исследования:
1. Рассмотреть иммунодиагностику опухолей молочной железы.
2. Рассмотреть иммунотерапию больных раком молочной железы.
Объект исследования: Рак молочной железы.
Предмет исследования: Иммунодиагностика и иммунотерапия при опухоли молочной железы.
Методы исследования:
1.1 Рассмотрение антиген при иммунодиагностике.
2.2. Рассмотрение видов иммунотерапии.
Структура и объем работы:
Работа состоит из оглавления, введения, двух глав, заключения, списка использованных источников. Выполнена на 28 страницах компьютерного текста, список использованных источников включает 15 наименований.

ГЛАВА 1. ИММУНОДИАГНОСТИКА ОПУХОЛЕЙ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Наиболее критическим фактором, определяющим успех лечения рака молочной железы, является степень распространенности опухолевого процесса в период постановки диагноза. Однако не менее чем у 50 % больных раком молочной железы при первом обращении к врачу обнаруживается инвазивный локальный рост опухоли или метастазы в отдаленные органы. В связи с этим актуальную проблему представляет разработка методов раннего выявления злокачественных опухолей молочной железы.
Раннее обнаружение метастазов позволяет своевременно проводить радикальное лечение и повышать его эффективность. Однако определение распространенности рака молочной железы имеет много трудностей. Микрометастазы в регионарных лимфатических узлах и отдаленных органах установить обычными клиническими методами практически невозможно. Поэтому важно выявлять опухолевые маркеры для диагностики рака молочной железы в начальных стадиях, а также для оценки эффективности терапии и ранней диагностики рецидивов и метастазов.
Маркеры опухолевого роста — большая группа факторов, обнаруживаемых в злокачественных и ассоциированных со злокачественным ростом клетках.
Считается, что опухолевые маркеры и практической онкологии должны отвечать нескольким требованиям:

      быть селективно связанными с опухолевым ростом;
      концентрация их в сыворотке крови или моче должна коррелировать с размером опухоли;
      обнаруживаться до клинического проявления рецидивов.

В настоящее время не существует опухолевых маркеров, полностью отвечающих перечисленным требованиям. Диагностическая значимость многих опухолевых маркеров, которая определяется специфичностью и чувствительностью, различна. Только некоторые из большого числа обнаруженных маркеров имеют практический интерес.
Надо заметить, что именно динамика уровня маркера представляет больший интерес, нежели единичное значение уровня, взятое само по себе. Скорость возрастания опухолевого маркера обычно позволяет сделать заключение о природе прогрессирования заболевания, в частности, о метастазировании. Отметим, что рецидивирование или метастазирование может быть обнаружено при помощи опухолевых маркеров более чем за 6 месяцев до клинической манифестации.
Маркеры опухолевого роста объединяют в следующие классы:

      иммунологические — ассоциированные с опухолью антигены или антитела к ним;
      гормоны — эктопические гормоны (ХГГ, адренокортикотропный гормон);
      ферменты — фосфатазы, лактатдегидрогеназы и др.;
      продукты обмена — креатин, гидроксипролин, полиамины, свободная ДНК;
      белки плазмы — ферритин, церулоплазмин, ?-микроглобулин;
      белковые продукты распада опухолей.

К наиболее перспективным следует отнести опухолеспецифические антигены в связи с возможностью получения моноклональных антител в целях специфической диагностики и лечения.

1.1 ДИФФЕРЕНЦИРОВОЧНЫЕ АНТИГЕНЫ
Для оценки степени дифференцировки опухолевых клеток молочной железы, что необходимо при выборе тактики лечения и установлении прогноза, существуют серии моноклональных антител, выявляющих дифференцировочные антигены эпителиальных клеток молочной железы.
Маркером дифференцировки эпителиальных клеток молочной железы является антиген, обнаруживаемый моноклональными антителами ДF3 . Антитела ДF3 были получены при иммунизации мыши фракцией, обогащенной мембранами клеток рака молочной железы. Эпителиальный антиген клеток молочной железы — высокомолекулярный гликопротеид с молекулярной массой 300 кД. Повышенный уровень этого антигена определяется в плазме крови больных раком молочной железы. Радиоиммунологическим методом установлено, что у 76 % больных содержание этого антигена в плазме крови составляет выше 150 ед/мл, а у 33 из 36 здоровых женщин — ниже 150 ед/мл. Поскольку высокое содержание антигена ДРЗ выявляли у 27 % больных гепатомой и 47 % больных раком яичников, определение этого антигена в плазме крови можно использовать лишь для контроля течения рака молочной железы.
В клетках первичного рака молочной железы и метастазов этой опухоли содержится антиген эпителиальных мембран . Антисыворотку против этого антигена молочной железы человека получали иммунизацией кроликов обезжиренными мембранами лактирующих эпителиальных клеток. В нормальных тканях молочной железы антиген эпителиальных мембран локализуется на люминальных мембранах эпителиальных клеток, выстилающих протоки. В клетках рака молочной железы этот антиген выявляют не только на люминальных мембранах, но и в цитоплазме эпителиальных клеток, а нередко и на мембранах прилегающих клеток.
1.2 ОРГАНОСПЕЦИФИЧЕСКИЕ АНТИГЕНЫ
Антигены, родственные структурным белкам вируса спонтанного рака молочных желез мышей. В срезах ткани рака молочной железы с помощью моноспецифического IgG непрямым иммунопероксидазным методом идентифицирован антиген, иммунологически идентичный гликопротеиду gp 52 вируса рака молочной железы мыши с молекулярной массой 52. Установлено, что антиген рака молочной железы человека перекрестно реагирует с полипептидной частью gp 52. Положительную реакцию с антисывороткой против антигена gp 52 наблюдали только в срезах ткани рака молочной железы (приблизительно в 50 % случаев). В тканях доброкачественных опухолей и нормальной молочной железы этот антиген не выявляется. Содержание антигена, перекрестно реагирующего с gp 52 вируса в опухолевой ткани, существенно выше при более агрессивных гистологических типах рака молочной железы. Иммуногистохимический метод для выявления этого антигена с успехом применяли для диагностики рака молочной железы, особенно с внутрипротоковой локализацией. Но не всегда в заведомо малигнизированных клетках молочной железы обнаруживают этот антиген, в разных блоках из одной и той же опухоли можно получить отрицательную и положительную реакцию. Учитывая клеточную гетерогенность рака молочной железы, рекомендуется исследовать не менее 3 тканевых блоков.

1.3 ОНКОФЕТАЛЬНЫЕ АНТИГЕНЫ
К этой группе антигенов относят белки, которые обычно обнаруживаются в норме в тканях и жидкостях плода, плаценте и во многих злокачественных новообразованиях (раковоэмбриональный антиген, тканевый полипептидный антиген, ферритин, ?-микроглобулин). Онкофетальные антигены не являются специфичными к опухолевым клеткам, но могут содержаться в них в повышенных количествах.
Раковоэмбриональный антиген (РЭА) — гликопротеид с молекулярной массой 200-250 кД. Его определяют в сыворотке крови, моче, плевральном экссудате, асцитической жидкости при злокачественных новообразованиях главным образом радиоиммунологическим методом. Верхний предел содержания РЭА в сыворотке крови практически здоровых некурящих лиц составляет 2,5 нг/мл, курящих — 5 нг/мл. Более высокая концентрация РЭА наблюдается при раке, особенно при локализации его в пищеварительном канале. Среди больных раком молочной железы высокий уровень РЭА отмечается у 20-53% лиц.
По мере распространения опухолевого процесса в молочной железе уровень РЭА в крови повышается, но это зависит не столько от размеров опухоли, сколько от массивности поражения метастазами регионарного лимфатического аппарата. Следовательно, повышенная концентрация РЭА в крови до операции дает основание заподозрить поражение регионарных лимфатических узлов.
Частота увеличения содержания РЭА у больных раком молочной железы с метастазами зависит от их локализации. При локализации метастазов в мягких тканях уровень РЭА повышен у 66 % больных, в висцеральных органах — у 59 %, в разных органах одновременно — у 82 %.
У некоторых больных увеличение содержания РЭА в крови на 2-10 мес предшествовало появлению клинических признаков рецидивирования опухоли. Таким образом, определение РЭА в сыворотке крови не может быть с успехом применено для диагностики I-II стадий рака молочной железы из-за его низкой специфичности, но может оказать большую пользу для данного выявления рецидивов и метастазов в отдаленный период после операции, оценки эффективности лечения. При длительном наблюдении у 70—90 % больных раком молочной железы с повышенным уровнем РЭА в крови обнаружена корреляция между этим показателем и клиническим течением заболевания.
Тканевый полипептидный антиген (ТПА) присутствует в эмбриональных тканях и в различных типах злокачественных новообразований. Он представляет собой компонент клеточного эндоплазматического ретикулума и поверхностной мембраны.
При I-II стадиях рака молочной железы средние показатели концентрации ТПА в сыворотке крови не отличаются от нормы, но частота повышенных уровней растет по мере распространенности процесса. У больных раком молочной железы с метастазами частота (60—64 %) повышенного его уровня в крови больше, чем у больных без метастазов. Содержание ТПА быстро уменьшалось после любой терапии, т. е. определение его может быть полезно при мониторинге за больными раком молочной железы.

Читайте также:  Если у женщины рак молочной железы

Определение содержания ТПА можно использовать для оценки прогноза и ранней диагностики отдаленных метастазов. У некоторых больных возрастание концентрации ТПА в крови обнаружено за 1-7 мес. до клинического выявления рецидивов или метастазов.
При параллельном определении уровня РЭА и ТПА в крови больных раком молочной железы отмечено, что они слабо коррелируют. Бывают случаи, когда содержание ТПА в крови повышено, а концентрация РЭА — в норме. Повышение уровня ТПА в крови чаще наблюдается при прогрессировании опухолевого процесса, а увеличение содержания РЭА — при регрессии новообразования. Поэтому одновременное определение концентраций РЭА и ТПА увеличивает точность диагностики рака, оценки эффективности лечения и прогноза.
Ферритин — это семейство железосодержащих белков, отличающихся по структуре и метаболизму, но имеющих сходные физико- и иммунохимические свойства. У здоровых людей в сыворотке крови содержится незначительное количество ферритина, зависящее от возраста и пола (в среднем 10—300 нг/мл). Уровень ферритина в сыворотке крови прямо пропорционален запасу железа в организме. Уровень ферритина в крови существенно повышен при наличии метастазов рака молочной железы, особенно в печени. Концентрация ферритина в сыворотке крови особенно велика (более чем в 10 раз превышает норму) при крайне неблагоприятной по прогнозу отечно-инфильтративной форме рака молочной железы.
У больных злокачественными опухолями появляются изоферритины, не встречающиеся в организме здоровых взрослых людей. Они представляют собой кислые изоформы, которые содержатся также в эмбриональных тканях.
Таким образом, определение уровня ферритина в сыворотке крови при раке молочной железы можно использовать лишь для диагностики метастазов, особенно в печени. Точнее разграничивать больных раком молочной железы с метастазами и без метастазов можно при одновременном определении содержания в крови ферритина и РЭА.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что диагностика рака молочной железы, его рецидивов и метастазов с помощью известных маркеров недостаточно эффективна. Это можно объяснить гетерогенностью морфологической и гистохимической структуры опухолей молочной железы, в том числе гетерогенностью наличия и концентрации маркеров. Поэтому подход к применению определения содержания маркеров в целях диагностики, оценки эффективности лечения и прогноза должен заключаться в индивидуальном подборе для больной комплекса продуцируемых опухолью маркеров. Отклонения уровня одного или более маркеров опухолевого роста отмечены у 80—90 % больных запущенным раком молочной железы.

ГЛАВА 2. ИММУНОТЕРАПИЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Основными положениями иммунологии опухолей, которые создали теоретические предпосылки для иммунотерапии, являются следующие:

      клетки опухолей экспрессируют на поверхностной мембране антигены, отличающиеся от нормальных;
      при экспериментальном канцерогенезе и предраковых заболеваниях человека наблюдается недостаточность иммунной системы;
      клинически выявляемый рост новообразований происходит при нарушении состояния иммунной системы, которое усугубляется противоопухолевым лечением;
      более высокая реактивность иммунной системы до и после лечения коррелирует с лучшим прогнозом.

Особенно часто показания для иммунотерапии возникают у больных раком молочной железы.
Иммунотерапия со временем может оказаться наиболее перспективным методом лечения опухолей, так как является физиологически адекватным методом, восстанавливающим естественные силы организма больного для борьбы с неопластическим процессом и инфекционными осложнениями, нередко возникающими при лечении.
Применение уже апробированных и разработка новых методов иммунотерапии опухолей должны быть нацелены на коррекцию иммунной системы при проведении специальной терапии и в отдаленные сроки после нее для уменьшения осложнений лечения и элиминации из организма оставшихся опухолевых клеток. Иммунотерапия требует динамического наблюдения за состоянием иммунной системы больного.

2.1 АКТИВНАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Активная специфическая иммунотерапия. Целью ее является индукция в организме онкологического больного иммунных реакций против ассоциированных с опухолью антигенов. Вакцины готовят из нативных или, чаще, лизированных, убитых облучением, химическими препаратами опухолевых клеток. Для усиления иммуногенности клетки неоплазм обрабатывают веществами, действующими на их мембрану (нейраминидазой, блокаторами сульфгидрильных групп, липоидальными веществами, вирусами и т.д.), а также применяют методы гибридизации опухолевых и нормальных клеток.
Применение специфической активной иммунотерапии ограничивается двумя трудностями:

    специфический антиген рака молочной железы не выделен, применение опухолевых клеток или их компонентов уменьшает терапевтический эффект и может вызывать побочные явления (аллергию, аутоиммунные реакции);
    возможна индукция феномена иммунного усиления роста опухоли, блокирования функций эффекторных клеток гуморальными факторами, поэтому клинические исследования специфической активной иммунотерапии не вышли за пределы эксперимента.

Активная неспецифическая иммунотерапия. Применение неспецифической активной иммунотерапии основано на предположении, что противоопухолевая резистентность является частью общей резистентности организма и о ее эффективности в значительной мере можно судить по общему состоянию иммунной системы. Этот вид иммунотерапии направлен на активацию иммунологических реакций, опосредованных Т- и В-лимфоцитами, естественными киллерами и макрофагами. В качестве неспецифических стимуляторов применяют бактериальные вакцины, полисахаридные препараты (зимозан, манозин, пропермил, глюкан, продигиозан, пирогенал), интерферон и биологически активные факторы тимуса, индукторы эндогенного интерферонообразования и тимической сывороточной активности и др. В настоящее время неспецифическая активная иммунотерапия более широко применяется в клинике и более разработана, чем другие виды иммунотерапии.
Бактериальные вакцины и препараты. Вакцина БЦЖ — один из наиболее распространенных иммуномодуляторов. Ее можно вводить накожно, внутрикожно, перорально и непосредственно в опухоль.
Препарат оказывает разностороннее влияние на иммунную систему больного. Реакция организма на вакцину БЦЖ многоступенчата. На первом этапе (специфическом) БЦЖ распознается защитными системами организма. Второй этап — это мобилизация и активация макрофагов под влиянием гуморальных факторов, продуцируемых сенсибилизированными Т-лимфоцитами. В дальнейшем активированные макрофаги неспецифически разрушают опухолевые клетки и, в свою очередь, продуцируют фактор, активирующий лимфоциты. Под влиянием вакцины БЦЖ увеличивается выработка Т-лимфоцитами митогенной субстанции, что может иметь значение в усилении их цитотоксической активности. В то же время вакцина БЦЖ может повышать активность клеток-супрессоров, что приводит к угнетению иммунитета. Увеличение интерферонообразования способствует активации ЕКК.
БЦЖ-терапия может вызывать осложнения: активацию опухолевого процесса, развитие диссеминированной инфекции (отмечается редко, возможен летальный исход), лихорадку, дисфункцию печени, тошноту, рвоту. При введении больших доз БЦЖ возможны реакции со стороны кожи (дерматиты и местный воспалительный процесс). Вакцинация БЦЖ может осложниться лейко- и лимфопенией, число клеток нормализуется к 4-7-му дню лечения. Как правило, осложнения не требуют лечения. Иногда целесообразно назначать тонизирующие средства, препараты, стимулирующие диурез (в целях детоксикации), восполняющие объем крови.
Большое распространение в онкологической клинике получили полисахариды микробного и дрожжевого происхождения: пропермил, зимозан, глюкан, маннозин, лентинон, продигиозан, крестин. Препараты, изготовленные из дрожжевых полисахаридов, перспективны. Они мало токсичны, мало пирогенны, не раздражают тканей и обладают значительной биологической активностью.
Многие полисахариды дрожжевого происхождения оказывают седативное действие, увеличивают продукцию гормонов надпочечников и обусловливают гипергликемию, повышают неспецифическую резистентность организма, стимулируют антителообразование. Среди дрожжевых полиса-харидов наиболее полно изучен зимозан.
Зимозан не оказывает прямого цитотоксического действия на опухолевые клетки, но угнетает рост опухолей, снижает метастазирование. Одновременное применение иммуностимуляторов и химиотерапии показало, что глюкан повышает противоопухолевое действие циклофосфана, при этом увеличивается эффективность химиотерапии и уменьшается ее токсичность для.
Производные имидазола . Из этой группы препаратов наибольшее распространение получил левамизол. Исследованы также иммуномодулирующие свойства дибазола, камизола, кобальт-содержащих производных имидазола.
Левамизол способен стимулировать интерферонообразование и активировать лимфоциты. Он почти избирательно стимулирует клеточный иммунитет, и в этом отношении имитирует действие гормона тимуса. Левамизол восстанавливает эффекторные функции периферических Т-лимфоцитов и фагоцитов, стимулирует созревание Т-лимфоцитов аналогично действию гормонов тимуса.
Таким образом, левамизол восстанавливает нарушения клеточного иммунитета и взаимодействия Т- и В-лимфоцитов.
Спленин — биологически активный препарат, небелковый экстракт селезенки крупного рогатого скота. Спленин широко апробирован в клинике, но при лечении онкологических заболеваний его эффективность изучена недостаточно. Отмечено, что этот препарат улучшает общее состояние иноперабельных больных онкологическими заболеваниями (уменьшает боль, улучшает клеточный состав крови, повышает аппетит), ослабляет тяжесть течения лучевых реакций, активирует антитоксическую функцию печени Спленин оказывает противовоспалительное и противоаллергическое действие, опосредованное гормонами коркового вещества надпочечников. Многогранность действия препарата связывают со стабилизирующим влиянием его на плазматические мембраны клеток, лизосом и внутриклеточных образований.
Особый интерес представляют исследования влияния спленина на иммунную систему. В эксперименте показано, что введение препарата после инъекции антигена (чужеродных эритроцитов) угнетает развитие аутоиммунной клеточной реакции, но стимулирует специфический иммунный клеточный ответ: инъекции препарата в период иммунизации животных усиливают антителообразование. С помощью спленина можно нормализовать количественные и функциональные показатели Т-системы иммунитета, активность фагоцитирующих клеток, обмен гистамина и комплементарную активность сыворотки крови больных.
Интерферон хорошо известен как неспецифический фактор противовирусной природы. В онкологической клинике интерферон стали применять сразу после успешных экспериментальных исследований. Положительный терапевтический эффект получен при включении лечения интерфероном в комбинированную терапию больных различными злокачественными новообразованиями, в том числе раком молочной железы. У 29 % больных раком молочной железы, получавших лечение с применением интерферона, отмечена полная или частичная ремиссия.
В механизме противоопухолевого действия интерферона выделяют его иммуномодулирующие свойства и непосредственное влияние на опухолевые клетки. Получены данные о том, что интерферон стимулирует киллерную активность Т-лимфоцитов, ЕКК и макрофагов, продукцию антител. Интерферон также активирует неспецифические факторы противоопухолевой защиты. Прямое действие его на клетки неоплазм связано со способностью тормозить пролиферацию, влиять на взаимодействие стромы и опухоли, усиливать экспрессию опухолеассоциированных антигенов. Кроме того, интерферон оказывает различные биологические эффекты на организм. Практическое значение могут иметь данные о том, что комбинированное применение ?- и ?-интерферонов во много раз повышает их противоопухолевое действие.
Таким образом, применение интерферона в клинике было эффективно у некоторых больных, но следует помнить, что необоснованная дозировка препарата может привести к стимуляции опухолевого роста. Необходимы дальнейшие исследования в целях оценки противоопухолевого действия интерферона, разработки оптимальных доз и схем введения препарата, рационального сочетания его с лучевой терапией и химиотерапией. Дальнейший прогресс в этом виде иммунотерапии будет связан с получением высокоочищенных препаратов интерферона на основе биотехнологии.
Деблокирующая терапия заключается в предотвращении (или замедлении) образования сывороточных блокирующих факторов или элиминации их из организма. Этот вид неспецифической иммунотерапии включает замену плазмы (плазмаферез), отмывание аутологичных лейкоцитов, а также “деблокаду” выработки антител против блокирующих антител. С помощью таких методов можно добиться частичной регрессии опухолей и метастазов.

2.2 ПАССИВНАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Пассивная иммунотерапия — вид терапии, при котором в организм вводят извне готовые эффекторы противоопухолевых реакций (противоопухолевые антитела, сенсибилизированные к антигенам клетки, ассоциированным с опухолью).

Иммуноглобулинотерапия разработана раньше других методов, но занимает в онкологической клинике небольшое место, если не считать широко распространенной гемотрансфузионной терапии, которую в определенной степени можно рассматривать как пассивную неспецифическую иммунотерапию ввиду того, что больной получает с перелитой кровью готовые антитела к множеству антигенов. Специфическая пассивная иммунотерапия разрабатывается пока только в эксперименте и успехи ее зависят от выделения специфического опухолевого антигена и, следовательно, от получения возможности выработки специфических (в том числе моноклональных) антител. С помощью противоопухолевых антисывороток удавалось достичь торможения или предотвращения развития экспериментальных опухолей, чаще вирусиндуцированных. Экспериментальные исследования по этой проблеме не привели к значительным достижениям: эффект от лечения аллогенными и гетерогенными антисыворотками был непостоянен и непредсказуем. Кроме того, проведение иммуноглобулинотерапии иногда вызывало усиление опухолевого роста у животных. Это препятствовало широкому внедрению специфической пассивной иммунотерапии в клинику.
Адоптивная иммунотерапия. Различают неспецифическую и специфическую адоптивную иммунотерапию. Первая рассчитана на увеличение возможностей иммунокомпетентных клеток за счет перелитых донорских, вторая — на разрушение опухоли в организме реципиента перелитыми лимфоцитами, обладающими специфическими противоопухолевыми детерминантами.
Адоптивная (от англ. to adopt — усыновлять, присваивать) иммунотерапия предусматривает инфузию в организм клеток или фракций этих клеток, способных опосредовать цитолитическое действие на антигенизмененные или чужеродные клетки. Этот вид иммунотерапии имеет преимущество перед активной иммунотерапией, так как не требует иммунокомпетентности организма, что очень важно при проведении ее у больных онкологическими заболеваниями, у значительной части которых наблюдается выраженный иммунодефицит.
Местная иммунотерапия направлена на активацию иммунных реакций в самой опухоли. Хорошо изученным методом является введение вакцины БЦЖ в узел опухоли и в область, прилегающую к новообразованию. В опухолях, инъецированных вакциной БЦЖ или остатком ее метанольной экстракции, развивается воспалительная реакция с инфильтрацией моноцитами и гистиоцитами, что приводит к дистрофическим и некротическим изменениям и заканчивается образованием гранулярной ткани, замещающей опухолевую.

2.3 КОМБИНИРОВАННАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Развитие недостаточности иммунной системы при росте злокачественных новообразований обусловливает целесообразность двухэтапной иммунотерапии; I этап — иммунореабилитация, II — активация клеточно-опосредованных противоопухолевых иммунных реакций. Правомерность такого подхода к планированию иммунотерапии подтверждают данные о том, что методы специфической или неспецифической иммунотерапии не дают положительного эффекта у больных онкологическими заболеваниями на фоне значительного ослабления иммунокомпетентности организма. Нарушения иммунной системы при раке затрагивают функции клеток-эффекторов.
Разработаны различные варианты комбинированной иммунотерапии, включающие введение левамизола, вакцины БЦЖ, опухолевых вакцин и других иммуномодуляторов. Клинические исследования свидетельствуют о том, что комбинация различных видов иммунотерапии более эффективна, чем каждый из них в отдельности. Однако комбинированная иммунотерапия проводится еще эмпирически. Определение оптимальных доз препаратов, последовательности различных воздействий на иммунную систему, их длительности требуют много усилий исследователей.
Иммуномодулирующая терапия рассчитана на повышение активности эффекторных клеток иммунной системы. Однако при этом может развиться блокирование функций иммунокомпетентных клеток сформировавшимися в повышенных количествах антителами против опухолеассоциированных антигенов, комплексами антиген — антитело, а также вследствие повышения активности функций клеток-супрессоров. В таких случаях рекомендуется назначать средства, способствующие выведению комплексов антиген — антитело из организма: купренил (D-пеницилламин), спленин, унитиол и др.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Рак молочной железы является системным заболеванием, уже на ранних стадиях связанным с нарушениями состояния иммунной системы. Прогрессирующий рост опухоли сопряжен с нарастанием сдвигов клеточно-опосредованного и гуморального иммунитета, с превалированием иммунодепрессирующих механизмов: с активацией клеток-супрессоров, повышением уровня блокирующих факторов
и т.д.

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.

источник