Меню Рубрики

Лайма вайкуле рак молочной железы стадия

Продолжаем публиковать отрывки из книги Катерины Гордеевой «Победить рак», ставшей продолжением одноименного телефильма. В книгу вошли интервью с известными людьми, столкнувшимися с раком, комментарии врачей. В этой главе — отрывки из дневника Марины Пак, врача и одновременно пациента онкологов, а также воспоминания Лаймы Вайкуле о том, как она пришла к принятию своей болезни.

Из дневника Марины Пак

Август 2010 года
Я лежу на 20-м этаже огромной больницы. От моей кровати до края балкона — всего несколько шагов. Под ним — Каширское шоссе, постоянный поток машин, динамика городской жизни, огни. Всё это там внизу, а здесь. Особенно тяжело по вечерам. Главная мысль, которая стучит у виска: зачем продолжать, всё это не имеет смысла, всё кончено, ничего не исправить. Душным августовским вечером еле-еле доползаю до перил. Мне кажется, если я сейчас навалюсь на борт балкона и смогу перетащить через него свое тело, то смогу закончить всё и сразу. Я доползаю до перил, но на большее не хватает сил. С трудом возвращаюсь, вскарабкиваюсь обратно на постель. И вою.

Потом Марина узнает: в том августе, по вечерам, когда старшая дочь Соня выходила из маминой палаты, она еще долго не могла уехать из больницы, даже отойти от нее больше, чем на сто метров. Ей казалось, что мама может что-нибудь с собой сделать. Соня стояла внизу, в скверике перед входом в Онкоцентр, и смотрела на горящие окна Каширки, пытаясь разглядеть самое важное в тот момент своей жизни окно, мамино, пытаясь на расстоянии почувствовать, как там мама? Что она делает? О чем думает? Чего боится? Соня даже узнавала у врачей, нет ли палат без балкона. Оставаться в палате на ночь было никак нельзя. И это время — ночь — для семьи было самым тревожным. Состояние Марины не улучшалось, она замкнулась в себе. Любые попытки разговоров приводили к еще большей отчужденности и даже враждебности. Им казалось — она нарочно их не слышит. Ей казалось — они никогда не смогут ее понять.

Из дневника Марины Пак

Август 2010 года
Я понимаю, что это грех, это некрасиво, как я буду лежать внизу, детям будет стыдно. Но однажды ночью я просыпаюсь и понимаю: страха и стыда больше нет. Сейчас я могу это сделать. Я сажусь на кровати. Я мысленно проделываю этот путь до балкона и дальше — вниз. Я вижу себя там, внизу, и мне не страшно. Диким усилием воли заставляю себя не встать, остаться на кровати. Заставляю себя думать о детях, заставляю себя думать о том, что мне их жалко. Что это нечестно оставить их без меня, одних, что дети всё еще нуждаются во мне, что я им нужна — любая. Даже такая, какая я есть сейчас.
С этими мыслями встречаю рассвет, по-прежнему сидя на кровати. Всё еще не понимая, как мне удалось себя остановить, звоню священнику.

Священник приехал. Был долгий и трудный разговор. Тот, который и должен был произойти в подобной ситуации. До конца Марину, конечно, не отпустило. Но разговор с внимательным, слушающим, хотя и посторонним, человеком сделал свое дело. Она выговорилась. Он слушал ее и кивал. Говорил: «Всё, что вы чувствуете, — это нормально, так чувствуют себя и другие онкологические больные. Депрессия — это тоже нормально, и страх — нормально. Человеку свойственно бояться. Вы не должны переставать любить себя и беречь свою жизнь даже в этом состоянии. «

Он говорил правильные, важные, спокойные и внимательные вещи, те, которые ей были так нужны. Умный и чуткий священник спас Марину Пак тем, что сумел неожиданно стать ее психологом. Тем самым онкопсихологом, ставки которого как не было, так и нет в тарифной сетке российского Министерства здравоохранения.

Я вспоминаю об этой истории, когда мы с Мариной приходим на концерт Лаймы Вайкуле. По удивительному стечению обстоятельств, Лайма — любимая певица Марины. Ничего не зная о ее болезни, Марина всю жизнь восхищалась чувством стиля, голосом и характером этой женщины. После того как я рассказала Лайме историю Марининой болезни, Лайма пригласила ее, героиню теперь уже нашего общего проекта «Победить рак», на свой концерт. Огромный концертный зал «Россия». Свободных мест нет. Концерт вот-вот начнется. А я вдруг говорю Марине: «Смотрите, как удивительно: дойдя до дна отчаяния в своей болезни, Лайма ведь тоже позвонила священнику. А это было по другую сторону океана».

В это действительно трудно поверить, когда болеешь. Болезнь — она совершенно одинакова по обе стороны океана, в Северном и Южном полушариях, в больших и маленьких семьях, у людей с достатком и за чертой бедности. Материальные и географические нюансы влияют на комфорт, бытовые обстоятельства, тактику и качество медицинского лечения. Но внутри у каждого онкологического пациента по одному и тому же сценарию разворачивается настоящая драма борьбы между отчаянием и надеждой. Вот как ее описывает Лайма Вайкуле.

Лайма Вайкуле: «Самое страшное в раке — это не лечение, не химия и ее жуткие последствия, не боль и не тошнота. Самое страшное в раке — это страх. И ты ни с кем не можешь этот страх разделить. И он становится сильнее тебя. Ты ни с кем не можешь об этом поговорить. Хотя нет, вначале я могла говорить об этом с Андреем (гражданский муж Лаймы Вайкуле, вместе с которым она живет уже более двадцати лет. — Прим. ред.). Он был, пожалуй, единственным человеком, с кем мы вместе плакали. И только он был допущен к моему секрету, к моему дрожанию, к моим страданиям, может быть, потому, что он однажды в ответ на очередную мою истерику о том, что я не могу больше ждать лечения и жить в этом ощущении страха, сказал: «Ты не волнуйся, если что-то пойдет не так и тебе станет невыносимо, мы сядем в машину, разгонимся — и въедем в стенку, и всё, это будет одно мгновение».

Она замолкает. И я думаю, что вот сейчас она, наверное, представляет себе всё то, чего бы не случилось в ее жизни, если бы тогда они так и поступили бы с Андреем, покончив со всем в одно мгновение. Но, оказывается, она думает совсем о другом: пытается пошагово восстановить все перемены своего состояния, все стадии отчаяния. Удивительным образом они совпадут с классической схемой принятия онкологическим больным своего диагноза, что была разработана два десятка лет назад специалистами британского хосписного движения. Но об этой схеме — позже. Вот — реальное свидетельство, живая память бывшей онкологической больной Лаймы Вайкуле.

Лайма Вайкуле: «Первая стадия — очень страшная. Пожалуй, это вообще самое страшное, что со мной когда-либо в жизни происходило: это когда ложишься спать и клацаешь зубами. Вот тогда я первый раз, когда меня спросили, какую книжку мне принести, сказала — Библию, потому что других ответов я не знала. До тех пор я никогда Библию не то что не читала — даже в руках, наверное, не держала. Я просто уважала религию издалека, как все советские люди. Но вот в том, первом, страхе Библия, я теперь могу это совершенно уверенно сказать, меня спасла. Мне принесли Библию, и это было мое единственное утешение. Я ложилась спать с Библией, я засыпала, крепко держа ее в руках.

А потом опять просыпалась от клацания зубов. От страха. Библия ненадолго спасала, а страх всё равно оказывался сильнее.

Вторая стадия — это ненависть. Ко всем, кто здоров. Я помню, как сидели рядом со мной все мои музыканты. А я сидела в стороне. То есть мы как будто сидели рядом, но я не была с ними рядом. И они говорили что-то такое очень обыкновенное: вот надо малышу какие-то ботиночки купить. А я смотрела на них невидящими глазами и слушала так, как будто не я это слышу, а какой-то другой человек».

Здесь она остановится. Запнется. Станет искать кого-то взглядом. Придумает, что ей надо позвонить. Спросит у ассистента, не опаздывают ли они на репетицию концерта. Словом, опять, как ребенок, попытается придумать миллион поводов, чтобы не продолжать. А потом сама себя одернет: «Да что же это я, уже начала, значит, надо рассказывать».

Лайма Вайкуле: «Катя, если говорить правду, я их ненавидела. Я сидела и с ненавистью думала: „Господи, ну какие ботиночки! Это всё так неважно, все эти ботиночки, такие глупости, такие неважные совершенно вещи! Как можно вообще об этом говорить? У меня рак, я умираю. Всё кончено, а они говорят о ботиночках. “ Да, это была такая дикая, неведомая мне до тех пор смесь страха и одиночества. Но я до сих пор стыжусь той своей ненависти».

Она опять молчит. А я вспоминаю, как судачили люди в Юрмале и даже пописывали газеты: «Звезда Лайма Вайкуле не приехала на похороны своего отца, предпочтя карьеру в Америке». В голове вдруг совпадает: это же ведь и был момент ее болезни. Получается, что дело не в карьере? Спрашивать неловко, но спросить нужно. И я спрашиваю. Ее передергивает.

Лайма Вайкуле: «Как они могли писать? Что они знали об этом? Как меня могут судить люди, которые вообще не посвящены в этот вопрос? Это такая бестактность, свойственная, на самом деле, журналистам в нашей стране.

Тогда я даже маме не говорила о том, какой мне поставлен диагноз. Никто не знал. Да, так случилось, что мой папа умер, когда у меня шло облучение. И я действительно не смогла приехать на его похороны. Хотя бы потому, что я физически не могла это сделать. Помню, как я звонила домой и говорила маме: „У меня сейчас запись, я не могу приехать“. А в горле комок. Не понимаю до сих пор, как я вообще сумела это произнести, но надо было продержаться. Потом положила трубку и, естественно, сразу же свалилась со своим горем и несчастьем.

Да, я слышала, что на похоронах меня осуждали за то, что я не приехала. Эти люди говорили: „Ах, Лайма, ну конечно, у нее на первом месте карьера!“ А дело было вообще не в карьере. Хотелось просто закрыться в своей скорлупе: я — отдельно, а все остальные, здоровые, — отдельно. Они там живут, радуются, сплетничают. А я тут одна — со своим несчастьем. И говорить об этом не хотелось ни с кем, а уж тем более с какими-то посторонними людьми, для которых выслушать твою историю — профессия.

Хотя, если честно, врачи в Америке, в госпитале, предлагали психолога. Но я гордо отказалась: что это еще такое — психолог? Мы же советские, для нас психолог — это как унижение. Какие у нас были психологи? Так, подружки, что-то случится — и сядешь с подружкой всё перемалывать. Но рак — это не та история, которую можно обсудить за чашечкой кофе. И, конечно, нужен был психолог, которого они предлагали. Просто я этого не понимала».

Это положено знать любому практикующему онкопсихологу. Это описано в учебниках: у рака нет друзей. Есть просто стадии принятия болезни. По идее, врач должен разъяснить пациенту, когда и с чем ему придется столкнуться. Вот как в традиционной онкопсихологии принято описывать пять стадий принятия смертельной болезни.

  1. Отрицание. Больной не может поверить, что это действительно с ним случилось.
  2. Гнев. Возмущение работой врачей, ненависть к здоровым людям.
  3. Торги. Попытка заключить сделку с судьбой. Больные загадывают, допустим, что они поправятся, если монетка упадет орлом.
  4. Депрессия. Отчаяние и ужас, потеря интереса к жизни.
  5. Принятие. «Я прожил интересную и насыщенную жизнь. Если мне суждено принять смерть, я приму ее достойно и в срок».

Эти пять коротких пунктов, на самом деле, — длинный путь: пять ступеней, перешагивать через которые обыкновенному человеку, да еще и несущему на себе груз болезни, очень тяжело.

Я почти не знаю или знаю очень мало людей, сумевших, миновав первые четыре ступени, сразу оказаться на пятой. И даже те, кого я знаю, возможно, тоже проходили через отрицание, гнев, торги с судьбой и депрессию, но я при этом не присутствовала. Cилой своего характера, силой воли или просто ввиду наших нечастых встреч этот тяжелый путь мои друзья преодолели незаметно для меня. Но все признавались: нет такой силы воли и нет такого характера, что позволяет принять болезнь с возможным смертельным исходом играючи. Другое дело, что и профессиональная помощь, и поддержка, и участие близких, родных делают принятие болезни более естественным, менее разрушительным для личности, эмоционального состояния, душевного здоровья онкологического больного.

Я спрашиваю Лайму, сколько же в итоге месяцев провела она в американской клинике, сколько секунд, минут, часов вырвала из ее жизни болезнь. Сколько это стоило денег? Она улыбается. И, дотронувшись до моей руки, обрывает поток вопросов.

Лайма Вайкуле: «Это слишком разные вопросы, Катя. На них нельзя ответить одним махом. Самое простое в этой истории — деньги. В это почти невозможно поверить, но мое спасение обошлось мне в двадцать пять долларов, которые я заплатила за страховку. А мое лечение стоило несколько сотен тысяч долларов. Сработала страховка. Потребовалось совсем немного бюрократии: подтвердить, что мое состояние не позволяет мне уезжать, что лечение необходимо начать тотчас же, в Америке. Клиника такое подтверждение дала. И меня немедленно стали лечить. Это, конечно, везение. Потому что сегодня я понимаю, что без денег ты пропал. В этом смысле мне повезло. В остальном — не очень. Хотя, опять же, как сказать?

Стала бы я такой, какая я сейчас, если бы не болезнь? Думаю, что нет.

Эта последняя ступень в понимании болезни делает человека предельно открытым, готовым к любви: ты ценишь маму, ты ценишь родных, ты ценишь каждую минуту, когда ты с ними. Выражение „душа открыта“ — это даже не совсем точное выражение. Точнее сказать, — ты выучиваешься жить на разрыв, для всех, а для себя уже на последнем месте. Вот та я, которая начала болеть, та, первая, любимая „Я и только Я“, — она осталась там, в палате госпиталя. Появилась другая я, которая вообще не видела себе места на свете, где нет всех остальных, любовь к которым и стала смыслом жизни.

Появляется, правда, проблема времени: ты больше не умеешь что-то делать бегло, мимоходом. Становится важной каждая минута. И эта минута наполняется невероятным смыслом, когда ты держишь за руку кого-то бесконечно дорогого. И эта минута звенит от напряжения, когда по какой-то причине этого близкого и родного человека нет рядом: вы плохо поговорили или просто разъехались по делам и не получается дозвониться. А тебе кажется самым важным на свете именно сейчас услышать его родной голос».

Читайте также:  Аспирин для профилактики рака молочной железы

источник

Для того чтобы спасти свою жизнь, одной из звезд сериала «Секс в большом городе» понадобилось всего лишь вовремя пройти регулярное рентгеновское обследование груди.

«Диагноз не стал сюрпризом, — признавалась актриса. — Рак был у моей мамы, у моей бабушки. Я думала, что такое может случиться и со мной».

И случилось — в 2006 году. Синтия перенесла операцию и лучевую терапию.

«Я сказала своим детям, что в правой груди у меня обнаружили рак. Очень маленький и на очень ранней стадии. Мне сделают операцию, и я пройду шесть недель лучевой терапии», — к счастью, все сложилось именно так, как и ожидала Никсон. Обследование после лечения показало, что рак отступил.

Синтия полностью восстановилась после болезни и спустя несколько лет стала матерью в третий раз.

Всего 20% — такие шансы выжить были у Лаймы Вайкуле, когда в 1991 году в США ей диагностировали рак груди в последней стадии. Медики были поражены: по их словам, болезнь оставалась незамеченной на протяжении десятка лет. Страшным ударом это известие стало и для самой Лаймы. Она вела исключительно здоровый образ жизни, правильно питалась и занималась спортом — и была уверена, что делает все, чтобы с ней никогда не случилось ничего подобного. Оказалось, этого недостаточно, чтобы защитить себя от рака.

Певица перенесла экстренную операцию, опухоль удалось убрать полностью. С тех пор регулярные осмотры вошли в привычный ритм жизни звезды.

«Когда говорят, будто умирать не страшно, — не верьте! Это страшно, я через это прошла», — уверяет Лайма.

«Я не хочу всю оставшуюся жизнь жить в страхе и совсем не жалею о своей груди», — так Шэрон прокомментировала свою мастэктомию — полное удаление обеих грудей.

Впервые Осборн столкнулась с онкологией в 2002 году: у нее диагностировали рак кишечника. Вопреки прогнозам врачей, которые оценивали ее шансы на выздоровление как очень низкие, Шэрон выкарабкалась.

Поэтому, узнав о том, что у нее есть предрасположенность к раку груди, супруга Оззи Осборна без колебаний согласилась на операцию по ее удалению, о чем сообщила публично.

«До сих пор каждый раз, когда я вхожу в кабинет своего онколога, у меня внутри все сжимается», — признается писательница.

19 лет назад она услышала от врачей пугающий диагноз: четвертая стадия рака молочной железы. До этого момента ситуация казалась ей даже забавной — неожиданно в 45 лет у Дарьи начала расти грудь. Медики назвали Донцовой истинную причину происходящих с ней изменений, и началась трудная реабилитация.

Дарья перенесла 18 операций и курс химиотерапии, и теперь регулярно посещает онколога, чтобы вовремя начать лечение в случае рецидива.

«Если у вас диагноз „рак“, пожалуйста, не ходите к экстрасенсам, не ешьте кирпичи, мумиё, козьи экскременты! Идите к врачу. Вам нужны химиотерапия, лучевая терапия и гормоны. Поверьте, операция на груди — это не так уж и страшно», — обращается Донцова ко всем, кого может коснуться подобная ситуация.

Кайли утверждает, что вовремя заметить рак ей помогла интуиция. Певица прошла маммографию, которая показала, что она здорова.

«Я сделала маммографию, и у меня ничего не нашли. А всего пару недель спустя на другом обследовании обнаружили опухоль. Если у вас есть хотя бы тень сомнения, проверьтесь еще раз», — советует певица.

Хотя рак у Кайли был обнаружен на ранней стадии, на лечение она потратила долгих два года. После возвращения на сцену Миноуг посвящает много времени пропаганде профилактики онкологических заболеваний и достигла в этом невероятных успехов. Этот феномен получил название «эффект Кайли»: именно благодаря ее примеру сотни тысяч женщин теперь регулярно обследуются у маммолога.

С 30 лет Кристина проходила маммографию ежегодно, поскольку находилась в группе риска: ее мать перенесла рак груди. И на одном из обследований врач заметил в груди актрисы тревожное уплотнение. Уже через пару дней опухоль удалили, а когда пришли результаты биопсии, подтвердившие возможность рецидива, Эпплгейт отважилась на решительный шаг. Кристина согласилась провести двустороннюю мастэктомию.

Перед операцией актриса подарила себе обнаженную фотосессию. «Я сфотографировала свою грудь крупно, во всех ракурсах — на память», — вспоминает звезда. Актриса избавилась от рака в 2007 г., а уже через четыре года стала мамой очаровательной девочки.

Певица дважды проходила курс лечения от рака: в первый раз это произошло в 2003 году.

«Спасибо всем за беспокойство, но, пожалуйста, не волнуйтесь, — утешала своих поклонников певица. — Я не дам этому недугу сбить меня с пути. Я боец по природе».

Доказывать это ей пришлось еще раз: спустя 10 лет рак вернулся, и в более агрессивной форме. И врачи настояли на двойной мастэктомии.

В 2013 году певица получила премию Humanitarian Award за деятельность благотворительного фонда Anastacia Fund Сharity, который певица основала совместно с Фондом исследования рака груди. Церемония вручения этой награды стала первым мероприятием, на котором Анастейша появилась после операции и курса лечения.

«Во время болезни нельзя уходить в себя, нужно больше общаться. Я знаю, многие, узнав о своем диагнозе, замыкаются, пытаются пережить трагедию в одиночку. Это не выход», — уверена Светлана Сурганова.

О том, что у нее рак, она узнала, когда ей не было еще 30 лет. Как врач по образованию Светлана сама почувствовала тревожные перемены в организме, но визит к медикам откладывала до тех пор, пока чуть не стало поздно. В клинику Сурганову отвезли с открывшимся кровотечением.

Во время операции пришлось удалить большой участок кишечника, вывести наружу стому. Светлана вспоминает послеоперационный период как самый тяжелый: боли были такие, что не помогали даже сильные препараты, и певица просто считала — про себя или вслух — чтобы как-то отвлекаться. Но уже через три месяца, несмотря на стому, Сурганова вышла на сцену и даже отправилась на гастроли.

Светлане пришлось перенести еще несколько операций. Все это она переживала стоически: «Пока мы живы, надо держаться с достоинством — это самое главное».

В феврале 2006 года 44-летняя Шерил узнала о том, что у нее рак. И снова благодаря своевременной диагностике болезнь удалось поймать на ранней стадии. Рентгенолог, обнаруживший опухоль, рекомендовал пройти повторное обследование через полгода. Но лечащий врач Шерил посоветовал сделать биопсию не откладывая. Результат — «инвазивный протоковый рак». Новообразование немедленно удалили, а Кроу прошла курс лучевой терапии.

«Меня вдохновил пример храбрых женщин, которые боролись с этим недугом до меня. Семья и друзья оказали мне посильную поддержку, я очень благодарна им за это», — говорит Шерил.

Жена Тома Хэнкса перенесла двустороннюю мастэктомию в 2015 году, когда ей поставили диагноз «инвазивная очаговая карцинома». И о болезни, и об операции актриса говорила открыто, пытаясь привлечь внимание к проблеме ранней диагностики.

«Сейчас я восстанавливаюсь и, как ожидается, буду полностью здорова. Почему? Потому что болезнь была обнаружена на ранней стадии и у меня есть прекрасные врачи», — уверена актриса.

источник

Справиться с диагнозом зачастую помогают не деньги , но сила воли , желание жить и , конечно , поддержка близких. Вспомнили знаменитостей , которые одержали победу над смертельными заболеваниями.

Дарья Донцова узнала о заболевании в 1998 году. После первого осмотра ей объявили: «Онкология , четвёртая стадия. Жить вам осталось два месяца».

Донцова вышла из больницы и разрыдалась. Больше всего она переживала о том , с кем оставит мужа и детей. В отчаянии писательница решила найти себе достойную замену. Выбор пал на подругу Ксению , оперирующего хирурга. Женщина спорить с Донцовой не стала , пообещала быть хорошей женой ее супругу и матерью ее детям , но настояла на прохождении обследования в другой больнице. Там врач поставил другой вердикт: «Будем лечиться».

Муж Александр навещал Донцову в реанимации. Однажды он принес ей бумагу и ручку со словами: «Ты же хотела писать книги». Так она создала свой первый детектив-бестселлер.

Монтсеррат Кабалье прилетела в Москву и дала концерт в Кремлевском Дворце

Дарья Донцова прошла 18 курсов химиотерапии и несколько операций , чтобы победить болезнь. Излечившись , Донцова стала послом программы « Вместе против рака груди». Про болезнь она говорит: «Диагноз не страшный. Это просто диагноз. Я очень не люблю , когда к онкологии журналисты моментально автоматом приделывают „страшный , ужасный , неизлечимый , кошмарный“. Нет , это просто болезнь».

Писательница признается , что еще до обследования у нее болела грудь с левой стороны. Однако поход по врачам она откладывала , как человек советской закалки. Теперь Донцова призывает всех женщин ни в коем случае не забывать о здоровье и проходить диспансеризацию раз в полгода-год.

Донцова выпустила книгу « Я очень хочу жить», в которой рассказывает о пяти годах борьбы с заболеванием.

В январе 2003 года Анастейша решила уменьшить грудь из-за проблем со спиной. Врач настоял на маммографии , результаты которой показали , что у певицы — рак. Певице тогда было 34 года.

Злокачественная опухоль быстро развивалась. Немедленно были сделаны операция и радиотерапия. Лечение прошло успешно , Анастейша создала фонд Anastacia Fund , цель которого — помощь женщинам с раком молочной железы.

Но в марте 2013 года у певицы снова диагностировали рак груди. Опухоль , как и в первый раз , была маленькой. Однако еще десять лет назад Анастейша решила , что в случае рецидива она удалит молочные железы. От этой идеи она не отказалась. Певица перенесла двойную мастэктомию.

« Никогда не давайте раку забрать вас , боритесь до последнего. Я по жизни боец. Друзья и семья помогут мне снова побороть рак», — говорит артистка.

Лайма Вайкуле узнала о своем диагнозе в 1991 году. Рак груди у певицы был обнаружен на последних стадиях. Шансы на выздоровление были минимальными. Вайкуле не верила в спасение и даже написала прощальные письма родным и близким.

Вайкуле признается , что страх смерти парализовал ее , она пережила несколько панических атак. Но после операции певица была счастлива как никогда. Она поверила , что может справиться с болезнью.

Однако успешная операция — только половина испытания. Едва ли не более тяжелым для больного становится долгая реабилитация ( около полугода). Вайкуле мучили жуткие боли , но она вышла победительницей.

Первые признаки болезни появились у Владимира Левкина , бывшего солиста группы « На-на», в 1996 году: стали выпадать волосы , ресницы и брови. Певец обратился к врачам , однако диагноз — рак лимфатической системы — ему смогли поставить только спустя шесть лет. К тому времени у Левкина были поражены все внутренние органы. Даже на ранних стадиях лимфогранулематоз трудноизлечим , а у Левкина заболевание было на четвертой стадии. Врачи сомневались в возможности его оперировать. В то же время певца оставила супруга , певица Оксана Олешко.

Для лечения требовались деньги , которых у певца не было. Родные и друзья открыли сбор средств на операцию. Левкин пролежал в больнице полтора года , перенес девять курсов химиотерапии и сложную операцию. Рак отступил.

Вначале Левкину было очень трудно ходить. Он старался преодолевать небольшие расстояния каждый день , и постепенно слабость прошла.

« Я представлял жуткое зрелище, — рассказывал Владимир порталу „Собеседник“. — Бледный и худой , как сама смерть , абсолютно лысый. От химиотерапии выпали даже брови! Во рту кровяные язвы дико болели , невозможно было проглотить и кусочка пищи. Единственным спасением стала обезболивающая паста. Я смазывал ею болячки во рту , боль ненадолго уходила. И быстро-быстро , давясь , ел хлеб или макароны».

Во время улучшение Левкин встретил актрису Марину Ичетовкину , с которой сыграл свадьбу… И тогда же рак вернулся.

« Рецидив — довольно частое явление. Я не видел смысла опускать руки», — вспоминает музыкант. Сил придавала беременность жены.

Еще около года певец боролся с заболеванием. Он перенес операцию по пересадке костного мозга. Теперь Владимир Левкин регулярно проходит медицинские обследования , занимается сольной карьерой и вместе с супругой воспитывает дочь Нику.

В 2001 году Шэрон Стоун перенесла инсульт. Он был вызван постоянным стрессом , в котором находилась актриса. Когда произошло кровоизлияние в мозг , Стоун « оказалась вне своего тела». Она испугалась , однако этот случай навсегда изменил отношение актрисы к смерти. Она больше не боится умирать: «В смерти нет ничего страшного , ведь она нам очень близка. Я всем хочу сказать: бояться ее не надо. Когда я вышла из тела , то почувствовала невероятное облегчение , а также чувство гармонии и блаженства. Этот случай дал мне понять , что смерть — это дар , который от Бога получил человек. Умерев , мы окажемся в светлом и добром мире , где всех ждет что-то очень сказочное».

Инсульт негативно отразился на карьере Стоун. Долгое время ее не приглашали в кино , актриса сидела без работы. К тому же после выздоровления Стоун вела себя странно , инсульт повлиял на ее речь и походку.

В сентябре 2002 года у шведской певицы обнаружили злокачественную опухоль мозга. Операция по удалению прошла успешно , но реабилитация заняла несколько лет. Мозг был поврежден , и Мари потеряла способность читать и считать , ослепла на правый глаз , правая сторона ее тела почти не слушалась.

Певица прошла лучевую и химиотерапию и нашла спасение в рисовании. Потеряв возможность читать и писать , Фредрикссон увлеклась живописью и даже провела выставку своих рисунков спустя несколько лет после операции.

Постепенно Мари возвращалась к работе. Она записала сольный альбом , провела еще одну выставку , начала выступать и запланировала мировой тур вместе с коллегами по Roxette. Но в 2016 году врачи запретили Мари выступать на сцене. У певицы начались проблемы с памятью , координацией движений и выносливостью. Гастроли были отменены , но Фредрикссон не собирается завершать карьеру. Она оборудовала звукозаписывающую студию у себя дома , где продолжает записывать новые песни.

Монсеррат Кабалье , которая не раз умирала на сцене , однажды оказалась на пороге реальной смерти. В 1985 году у певицы была обнаружена опухоль мозга. Врачи прогнозировали 2−3 года жизни и предлагали операцию: через нос добраться до мозга певицы и вставить металлическую пластину. В случае успеха Монсеррат могла бы выжить. Или нет… Гарантий никто не давал , но одно было известно точно: голос Кабалье потеряет в любом случае. Это не устраивало певицу. «Отдыхать , не волноваться , не петь , сидеть и ждать… Ждать чего? Умру или нет? Это не в моем стиле!» — резюмировала сеньора.

Монсеррат Кабалье выбрала альтернативные методы: лазерное лечение и гомеопатию. По прогнозам врачей , это не должно было помочь , но… «Я выжила вопреки всем прогнозам. Доктора называли меня ведьмой! Но мне все равно , что именно мне помогло: таблетки или моя воля к жизни и творчеству. А ведь опухоль никуда не ушла — она все еще у меня в голове! Иногда меня мучают головные боли. Ну , а кого нет?!»

Текст: Наталия Никифорова

источник

Дарья Донцова (рак молочной железы, диагностирован в 1998 г., в 46 лет)
Дарья Донцова в 46 лет перенесла рак молочной железы и теперь со свойственным ей юмором рассказывает об этом как одну из историй своей книги. Кстати, именно из-за рака она стала писать: «Лежишь в палате, ничего не делаешь, — вспоминает Донцова. — Постоянно кто-то умирает, кого-то выносят. За полгода можно сойти с ума. Чтобы отогнать страшные мысли о близкой смерти, я начала сочинять». Писательница выработала четкий график на каждый день, занимала себя каждую минуту, чтобы отгонять от себя мрачные мысли. Она отказалась думать о смерти. «Страха смерти я не испытывала, — говорит писательница. — У меня трое детей, пожилые мама и тогда еще живая свекровь, у меня собаки, кошка — умирать было просто невозможно». Донцова справилась с раком груди и помогла многим женщинам понять, что вылечиться от рака можно не только в дорогих клиниках Беверли-Хиллз, главное верить в себя. «Никто ничего за вас не сделает, — дает совет Донцова. — Человек способен побеждать недуги силой духа. Нужна сильная вера в себя, которая из больного человека делает здорового. Я пошла в спортивный зал, села за тренажер, теперь я сажусь на шпагат. Я усиленно занимаюсь спортом. И я очень хорошо поняла: движение — это жизнь. Болезнь на тебя нападает, а ты ей морально кулаком в лицо дай сдачу».

Читайте также:  Лечение хреном при раке молочной железы

Лайма Вайкуле (рак молочной железы, диагностирован в 1991 г., в 37 лет)
Известная певица столкнулась с болезнью в 1991 году: в Америке врачи поставили ей диагноз – рак груди. При этом шансов на то, что она выживет, было не так уж много. В Интервью СМИ она рассказывала, что недуг перевернул ее жизнь, заставил задуматься о многом и иначе взглянуть на привычные вещи и отношения. “Лишь пережив то, что случилось со мной, я по-другому стала смотреть на жизнь”, – заявила Лайма. После лечения певица решила как можно быстрее вернуться на сцену. Она стала больше уделять внимания своим близким и друзьям.

Мартина Навратилова (рак молочной железы, диагностирован в 2010 г., в 54 года)
Мартина Навратилова – в прошлом чехословацкая, американская теннисистка. Оставалась первой ракеткой мира целых девять лет подряд. Выигрывала Турниры Большого Шлема 18 раз в одиночном разряде. В 2010 году, в самом его начале, у Мартины врачи диагностировали рак молочной железы (внутрипротоковую карциному). Тогда она не сдержалась и расплакалась. Однако рак был обнаружен на ранней стадии. Она так сказала, что эта новость огрела ее, как доской по мягкому месту. После интенсивных курсов лечения спортсменка с каждым разом чувствовала себя намного лучше. В октябре 2010 года Навратилова сообщила, что её здоровью больше ничего не угрожает.

Позже она поделилась, через что ей пришлось пройти, что рака у нее больше нет. Точнее, технически его не стало еще в марте после проведения секторальной резекции молочной железы. Однако, чтобы приобрести уверенность в том, что раковых клеток больше нет и рецидива не будет, она прошла полный курс лучевой терапии. Само заболевание раком длилось целых пол года и выглядела теннисистка так, будто бы из неё выжали все соки.

Кайли Миноуг (рак молочной железы, диагностирован в 2005 г., в 36 лет)
После визита к врачу Миноуг долго не могла прийти в себя. «Мне казалось, что я уже умерла, — вспоминает Кайли. — Помню, вышла из клиники и направилась куда-то. У меня было совершенно пусто в голове и тяжело на сердце». От мрачных мыслей певицу заставила отвлечься маленькая поклонница: «Ко мне подбежала девочка с листиком в руке и попросила автограф. Когда я расписалась, она протянула мне значок, на котором было изображено улыбающееся сердце. Я взяла значок из рук девочки, а она попросила разрешения обнять меня. В ту секунду поняла: жизнь не остановилась. Я сильная и все смогу». И у нее действительно получилось. Миноуг перенесла операцию по удалению молочных желез, прошла курс химиотерапии. На публике она появлялась в цветных платках, чтобы скрыть поредевшие волосы. Во время лечения певица сильно похудела и весила всего 38 килограммов. Папарацци не переставали преследовать Миноуг даже в самые тяжелые минуты. Дошло до того, что в дело вмешался премьер-министр штата. Он обещал строго наказывать журналистов за вмешательство в личную жизнь семьи Миноуг. Миниатюрная Кайли вела себя как настоящая железная леди. Несмотря на болезнь и депрессию, она основала благотворительный фонд по борьбе с раком молочной железы и написала детскую книгу. В конце концов, певице удалось побороть болезнь. Более того, врачи заговорили об «эффекте Кайли», который заставил тысячи женщин по всему миру стать более внимательными к своему здоровью и регулярно проходить обследование.

Синтия Никсон (рак молочной железы, диагностирован в 2006 г., в 40 лет)
В известном сериале «Секс в большом городе», где Синтия Никсон играла одну из четырех подруг, Миранду, поднималась тема рака груди. Актриса не захотела создавать шумиху и рассказала журналистам о своей болезни только через два года после выздоровления. К счастью, благодаря регулярным маммографическим обследованиям врачи смогли выявить признаки рака на ранней стадии. Никсон призналась, что о болезни рассказала только детям: «Я сказала, что в правой груди у меня обнаружили рак. Очень маленький и на очень ранней стадии. Мне сделают операцию, и я пройду шесть недель лучевой терапии. Бабушка тоже через это прошла, и со мной все будет в порядке». Операция и лучевая терапия помогли актрисе выздороветь. Актриса говорит, что ее бабушка и мать также перенесли рак, поэтому она периодически обследовалась у врача, и этот диагноз не стал для нее большой неожиданностью. В данное время Синтия Никсон является представителем программы Susan G. Komen for the Cure.

Шерил Кроу (рак молочной железы, диагностирован в 2006 г., в 44 года)
«Я ходячая реклама ранней диагностики», — рассказала Шерил Кроу об обнаружении подозрительных уплотнений в обеих грудях во время плановой маммограммы в октябре 2006 г. Она немедленно отложила запланированное турне, согласилась на операцию и прошла 7-недельный курс радиотерапии, дополненной иглоукалыванием и травяными чаями. Исполнительнице, чья помолвка с велосипедистом Лансом Армстронгом была разорвана как раз во время обнаружения заболевания, удалось избежать химиотерапии именно благодаря ранней диагностике. В марте 2007 г. Шерил Кроу (у которой нет семейного анамнеза рака груди) подала в Конгресс прошение о финансировании исследования по возможной связи между раком груди и факторами окружающей среды.

Иди Фалко (рак молочной железы, диагностирован в 2003 г., в 40 лет)
Когда звезда сериала «Клан Сопрано» была диагностирована раком груди, она держала эту новость в полном секрете. В 2004 г. Иди Фалко прошла курс лечения и вернулась здоровой (со слегка укороченными волосами). Она объяснила свое молчание тем, что не хотела суеты или жалости. «Для меня было очень важно держать мой диагноз в тайне, иначе благонамеренные люди свели бы меня с ума вопросами о моем самочувствии», — сказала актриса в интервью журналу Health. Вместо этого она «взбодрилась, вооружилась ногтями Кармелы и ринулась в бой».

Жаклин Смит (рак молочной железы, диагностирован в 2002 г., в 56 лет)
Возможно, икона 1970-х и в прошлом модель Жаклин Смит запомнилась вам по роли Келли Гарретт, одной из трех сексуальных частных сыщиц в телесериале «Ангелы Чарли». Однако сейчас она преследует рак груди, а не закоренелых преступников. В 2002 г. предпринимательница, занимающаяся предметами моды и домашнего обихода, а также ведущая шоу Shear Genius в ходе профилактического осмотра обнаружила уплотнение в груди. Она прошла через секторальную резекцию молочной железы и радиотерапию, а позже стала активным участником таких движений, как Susan G. Komen for the Cure. В рамках программы «Знание — сила» Жаклин Смит рассказывает общественности о факторах риска, влияющих на развитие рака груди

Бетси Джонсон (рак молочной железы, диагностирован в 2002 г., в 60 лет)
Звезда эпатажной моды, американский дизайнер Бетси Джонсон, в 2002 году тоже пережила рак молочной железы. Шокирующая всех своей непосредственностью и акробатическими этюдами Бетси ворвалась в мир американской уличной моды в 60-х. В ее платьях в свое время блистали Шер и Кортни Лав, сейчас среди поклонников Бетси Рианна, Кэти Пери и многие другие. Прошло уже пятьдесят лет, а Бетси Джонсон с тех пор как будто не постарела ни на год. Даже тяжелая болезнь не смогла заставить ее страдать. Кажется, она избавилась от нее с такой же легкостью, с какой модницы расстаются с вещами из прошлогодних коллекций.Теперь Джонсон активистка движения против рака груди. Она постоянно появляется на мероприятиях, посвященных сбору средств, продает с молотка вещи из своих коллекций, а вырученные деньги направляет в благотворительные фонды по борьбе с раком. «Я не могу оставаться в стороне после того, как сама перенесла рак груди, — рассказывает модельер, — и делаю все, чтобы мода как-то повлияла на решение этой проблемы».

Анастейша (рак молочной железы, диагностирован в 2003 г., в 34 года)
Американская певица знает о борьбе с онкологическим заболеванием не понаслышке: дважды она слышала от врачей роковую фразу «У вас рак». Впервые это случилось в 2003 году, когда звезде было 34 года. «Мне никогда не было так страшно, как в тот раз», — рассказывала она о дне, когда доктор сообщил ей о злокачественной опухоли, обнаруженной в молочной железе. Анастейша была прооперирована, ей пришлось согласиться на удаление части одной из молочных желез. Болезнь отступила, однако в начале 2013 года вернулась. Отменив все выступления, певица вновь начала курс лечения, и спустя полгода её поклонники вновь ликовали — Анастейша и во второй раз не дала болезни сломить себя. «Никогда не давайте раку забрать вас, боритесь до последнего», — обратилась певица ко всем тем, кто тоже столкнулся со страшным недугом. Сегодня Анастейша известна не только как певица и автор песен, но и как основательница фонда, носящего ее имя и призванного просвещать молодых женщин в вопросах, связанных с обнаружением и лечением рака.

Кристина Эпплгейт (рак молочной железы, диагностирован в 2008 г., в 37 лет)
Американская актриса Кристин Эпплгейт, больше всего известная по роли дочери семейства Банди в сериале «Женаты с детьми», не только победила рак молочной железы, который у нее обнаружили в 2008 году, но и родила после излечения своего первенца. Болезнь удалось диагностировать на ранней стадии.

Актриса выбрала самый радикальный метод лечения, из-за чего ей пришлось удалить обе груди, однако это лишило её многих проблем и, также, на 100 % предупредило возможность рецидива. Операция по удалению прошла успешно, после чего пластические хирурги восстановили Кристине грудь.

Мэгги Смит (рак молочной железы)
Мало кто знает, что британской актрисе, более известной украинскому зрителю по роли профессора Минервы МакГонагалл в фантастической саге о Гарри Поттере, пришлось перенести рак груди. Болезнь настигла ее во время съемок шестой части фильма «Гарри Поттер и Принц-полукровка». Несмотря на всю серьезность положения, актриса не прервала своего участия в съемках, она даже шутила, что после химиотерапии ей легче носить парик, необходимый для роли. Мэгги смеялась: «Его гораздо проще надевать на лысую голову!» Однако так она говорила уже после болезни. До выздоровления ей было тяжело совмещать лечение с работой. «Я была полностью выбита из колеи, рак истощил все мои жизненные ресурсы, — призналась актриса. — Теперь не знаю, вернусь ли когда-либо на сцену. Я полностью утратила уверенность в себе как в театральной актрисе. Съемки в кино также утомительны, но психологически мне проще с ними справиться». И все же в кино Мэгги Смит вернулась, теперь она много времени проводит на съемочных площадках и вовсе не собирается уходить на пенсию.

Евгения Власова (рак шейки матки, диагностирован в 2009 г., в 31 год)
Когда украинская певица Евгения Власова внезапно исчезла со сцены и экранов телевизоров, никому и в голову не могло прийти, что причина этому – рак, который диагностировали у нее врачи. Было решено сразу же удалить опухоль, операция прошла успешно, но оказалось, что этого недостаточно – нужна химиотерапия. Жене пришлось пройти и через это испытание. Она до сих пор с ужасом вспоминает, как целыми локонами у нее выпадали волосы, а позже, когда пришлось обрить голову наголо, она до смерти перепугала своим видом маленькую дочь. Сегодня все это позади, Власова снова поет, участвует в телевизионных проектах, ее часто можно видеть на звездных тусовках. Но борьба должна продолжаться без остановок и передышек. Каждые 3 месяца надо проходить полное обследование. Борясь с болезнью, Евгения читала книги Луизы Хей, вышивала бисером икону и молилась.

Светлана Сурганова (рак толстой кишки)
Немало целителей обошла со своей болезнью российская певица Светлана Сурганова, которая в прошлом выступала вместе с Дианой Арбениной в группе «Ночные снайперы», а теперь выступает сольно с группой «Сурганова и оркестр» — почти десять лет боролась против рака кишечника. — Когда у меня диагностировали рак, еще на ранней, операбельной стадии, я отказалась ложиться под нож хирурга, — рассказвает Светлана. – Решила, раз опухоль небольшая, можно попробовать ее победить народными средствами. К тому же близкие друзья, которым рассказала об этом, посоветовали экстрасенсов и целителей. В результате я обошла немало таких людей, выполняла все их инструкции, молилась и Богу, и дьяволу, совершала ритуалы, часто странные и страшные, но болезнь не только не отступала – она прогрессировала. В результате я попала на операционный стол с разрывом кишки и перитонитом, чудом выжила, а дальше несколько лет жила с колостомой (выведенной на поверхность тела кишкой). Конечно, молилась каждый день, по возможности ходила в церковь. Сейчас, когда все уже позади, хочу сказать, что меня смогли спасти только врачи. Рак не лечится никакими народными средствами, вам не помогут никакие целители. Верьте только в медицину и в Бога.

Шэрон Осборн (рак толстой кишки)
Телеведущая, писательница, продюсер и по совместительству жена «великого и ужасного» Оззи Осборна Шэрон пережила рак толстой кишки. Диагноз был поставлен во время съемок очередного сезона реалити-шоу «Семейка Озборнов», и Шэрон довольно долго отказывалась отменять съемки. Позже муж Оззи признался, что вся семья находилась в глубокой депрессии из-за болезни Шэрон, а сын даже хотел покончить с собой. При прогнозе выживания менее 40 процентов, ей все-таки удалось остановить рак. Из-за угрозы опухоли, в ноябре 2012-го года Шэрон удалили обе груди, что не помешало ей остаться успешной деловой леди и любимой женой.

Тура Бергер (меланома, диагностирована в 2009 г., в 28 лет)
В 2013 году на чемпионате мира по биатлону норвежка Тура Бергер завоевала четыре золотые медали. Она призналась, что золотую медаль Олимпийских игр в Ванкувере в 2010 году она выиграла будучи больной меланомой, а на чемпионате мира выступала после перенесенной операции и периода восстановления. Еще в 2009 году у Туры Бергер удалили якобы безобидную родинку, и после исследования удаленного материала был поставлен диагноз меланома. Была вероятность, что Тура Бергер просто не доживет до Олимпийских игр в Ванкувере. Биатлонистке провели операцию, после чего она вернулась к тренировкам и успешно выступила в Ванкувере. Сейчас, по мнению врачей, все позади. Только раз в полгода спортсменка должна проходить контрольные осмотры онколога.

Читайте также:  Рожа при раке молочной железы

Элизабет Тейлор (рак кожи, диагностирован в 2002 г., в 70 лет)
Актриса, известная своей силой духа и оптимизмом, перенесла не только опухоль мозга (доброкачественную), и множество других серьезных проблем со здоровьем, но и рак кожи. В возрасте 70 лет она прошла курс химиотерапии и прожила еще девять лет.

Ежедневно человек сталкивается с множеством ситуаций, в которых он бессилен что-либо изменить. Самый яркий пример – шокирующая информация о наличии неизлечимого заболевания. В большинстве случаев для наркомана или алкоголика новость о том, что он болен хронической и прогрессирующей болезнью, становится шоком. Чтобы смириться с этим должно пройти какое-то время. Лишь после принятия неизбежного зависимый человек может вовлечь себе в процесс выздоровления и жить полноценной жизнью.

Выделяется 5 основных стадий принятия неизбежного, через которые проходит каждый зависимый. У некоторых этот процесс протекает достаточно быстро, другим же для достижения смирения необходимы годы.

    Отрицание. На этой стадии человек отрицает проблему. Он даже не хочет об этом говорить, считая, что такое не могло с ним произойти. Все это подкрепляется оправданиями и рационализациями.

Попросту говоря, наркоман или алкоголик врет самому себе и окружающим.

  • Гнев. Данный этап характеризуется тем, что человек сердится: обычно проявление ярости направлено на созависимых членов семьи. В реабилитационных центрах объектом гнева становятся психологи или члены группы, которые стараются донести до человека неоспоримый факт.
  • Торг. Человек начинает торговаться сам с собой или с Богом. Обычно этот внутренний диалог сводится к фразам «лучше поеду к другим специалистам; здесь мне ничем помочь не могут, есть более простой путь» и т.д. Нередко человек начинает видеть какие-то знаки и проявления Высших сил, давать обещания Богу и каяться.
  • Депрессия. На первые три стадии принятия болезни уходит много усилий. В конце концов зависимый понимает их бессмысленность. Нередко у него опускаются руки, он теряет смысл жизни и начинает даже думать о самоубийстве. Именно на данной стадии крайне важна поддержка специалистов. Период депрессии может растянуться на достаточно длительный срок.
  • Принятие. Последний этап, на котором больной смиряется со своей участью и готов предпринимать определенные действия, чтобы жить дальше. Обычно стадия смирения сопровождается чувством огромного облегчения. У человека появляются силы на то, чтобы участвовать в процессе выздоровления и делиться своим опытом с другими.
  • Стадии принятия неизбежного – это индивидуальные переживания каждого человека. Некоторые этапы могут проходить незаметно для него, затем вновь возвращаться. Знание этих механизмов позволяет значительно упростить проживание определенных жизненных моментов и научиться принимать бессилие.

    Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность
    Телефон: 8-800 100-0191
    (звонок по России – бесплатный, консультация круглосуточно)

    Столкновение с диагнозом «онкологическое заболевание» зачастую является сильнейшим стрессом для любого человека и активизирует различные психологические реакции. Процесс переживания ситуации болезни имеет несколько закономерных этапов, имеющих разную эмоциональную и когнитивную составляющую. Каждый из этих этапов диктует необходимость организации взаимодействия с пациентом соответственно этим особенностям, поэтому понимание фаз переживания болезни является важным инструментом налаживания контакта в системе «врач-пациент».

    Е. Кюблер-Росс установила, что большинство больных проходит через пять основных стадий психологической реакции:

    1. Фаза отрицания заболевания. Она очень типична: человек не верит, что у него есть потенциально смертельная болезнь. Больной начинает ходить от специалиста к специалисту, перепроверяя полученные данные, делает анализы в различных клиниках. В другом варианте он может испытывать шоковую реакцию и вообще больше не обращается в больницу. В этой ситуации нужно эмоционально поддержать человека, но не нужно менять эту установку, пока она не мешает лечению.

    2. Фаза протеста или дисфорическая фаза. Характеризуется выраженной эмоциональной реакцией, агрессией, обращенной на врачей, общество, родственников, гневом, непониманием причин болезни: «Почему это случилось именно со мной?» «Как это могло произойти?». В этом случае необходимо дать больному выговориться, высказать все свои обиды, негодование, страхи, переживания, представить ему позитивную картину будущего.

    Фаза торга или аутосуггестивная. Для этой стадии характерны попытки «выторговать» как можно больше времени жизни у самых разных инстанций, резкое сужение жизненного горизонта человека. В течение этой фазы человек может обращаться к богу, использовать разные способы продлить жизнь по принципу: «если я сделаю это, продлит ли мне это жизнь?». В этом случае важно предоставить человеку позитивную информацию. Так, хороший эффект в этот период дают рассказы о спонтанном выздоровлении. Надежда и вера в успех лечения являются спасательным кругом для тяжело больного человека.

    4. Фаза депрессии. На этой стадии человек понимает всю тяжесть своей ситуации. У него опускаются руки, он перестает бороться, избегает своих привычных друзей, оставляет свои обычные дела, закрывается дома и оплакивает свою судьбу. В этот период у родственников возникает чувство вины. В этой ситуации нужно дать человеку уверенность, что в этой ситуации он не один, что за его жизнь продолжается борьба, его поддерживают и за него переживают. Можно вести разговоры в сфере духовности, веры, а также психологически поддерживать и родственников пациента.

    5. Пятая стадия – это наиболее рациональная психологическая реакция, хотя до нее доходит далеко не каждый. Больные мобилизуют свои усилия, чтобы несмотря на заболевание, продолжать жить с пользой для близких.

    Вышеперечисленные стадии не всегда идут в установленном порядке. Больной может остановиться на какой-то стадии или даже вернуться на предыдущую. Однако знание этих стадий необходимо для правильного понимания того, что происходит в душе человека, столкнувшегося с тяжелой болезнью, и выработки оптимальной стратегии взаимодействия с ним.

    Использованы материалы www.psychooncology.ru

    Заячья губа — это небная расщелина, которая возникает из-за незаращения половинок неба при эмбриональном развитии. Пластическая операция: заячья губа — несложная хирургическая операция, доступная практически каждому.

    Заячья губа возникает в результате генетических отклонений в период внутриутробного развития ребенка. Врожденная патология возникает в 4% случаев, если она имеется у одного из родителей, в 9% — если у обоих. Предрасполагающим факторами тут могут являться курение, наркотики, стрессы, радиация, поздние роды, травмирование. У азиатов и негроидной расы эта аномалия проявляется значительно чаще.

    Мутации возникают на 8-10 неделе беременности и бывают заметны уже на первом УЗИ. Последствия заячьей губы могут быть разнообразными. Стоматологические и ЛОР-патологии, неправильное развитие лица, искажение губы и носа, при наличии волчьей пасти — нарушение речи. Но современная медицина в состоянии помочь людям с такой проблемой. Операции делаются у детей и у взрослых.

    Самым удачным является момент 2-3 месячного возраста. Главное, чтобы окончательное лечение маленького пациента было закончено до 6 лет, включая реабилитацию. После этого возраста, начинают работать иные методики исправления дефекта. В любом случае, внешнее исправление врожденного порока сопровождается с восстановлением функциональности оперируемого органа.

    Изолированная расщелина подразумевает порок только мягкого неба. Встречается у 20% детей. Расщелины и мягкого и твердого неба — менее 20%. Комбинированная расщелина означает полное одностороннее раздвоение губы и неба — 50%. Полные двусторонние расщелины и губи и неба — менее 10% детей.
    Выявление данной патологии не должно восприниматься родителями малыша, как приговор. Существует несколько методик по исправлению этой ситуации. Иногда для достижения оптимального результата, необходимо провести не одну, а 2-3 операции. Хирургическое вмешательство — это многоступенчатый процесс, который зависит от типа аномалии.

    Перед пластикой губы необходимо пройти ряд анализов и обследований. Это анализы крови, «добро» участкового педиатра, исследование кариотипа ребенка. Последний означает совокупность признаков полного набора хромосом (размер, форма, число). Если расщелина неба связана с нарушением работы сердца, показана эхокардиограмма и консультация кардиолога. За две недели до операции необходимо исключить прием антикоагулянтов и аспирина.

    Противопоказаниями к операции могут стать инфекционно-воспалительные процессы, заболевания сердца, нарушение свертываемости крови.

    Операция по устранению заячьей губы в нашей стране детям делается бесплатно.

    Для этого необходимо стать на очередь для получения квоты. Но в том случае, если вы не можете ждать, операцию может сделать частный пластический хирург в частной клинике за ваши собственные деньги.
    Хейлопластика — коррекция верхней губы с разрезанием и последующим соединением тканей. Для защиты швов, в носовые ходы сразу после операции вставляются стерильные тампоны, а затем специальные трубочки (на срок до 3 мес.). Операционные швы снимаются через 10 дней.
    Стоимость: от 50 тысяч рублей
    Ринохейлопластика — подразумевает не только исправление губы, но и коррекцию мышц рта и носовых хрящей.
    Стоимость: от 60 тысяч рублей (ввиду сложности лечения)
    Ринохейлогнатопоастика — самая сложная операция заячьей губы. Она применяется в случаях тяжелых форм нарушения лицевого скелета с потенциальной возможностью развития отклонений зубов и челюсти. Производится костная пластика незаращенного альвеолярного отростка и устранение деформации переднего отдела верхней челюсти, который был изначально недоразвит. Одновременно происходит устранение дефекта хрящей и формирование мышечного каркаса ротовой полости с последующим улучшением формы рта и губ. Операция рекомендована детям со сквозными расщелинами губ и неба
    Стоимость: от 70 тыс. рублей
    Остеотомия — эстетическая операция, которая проводится в подростковом возрасте (16-17 лет), когда уже полностью закончилось формирование костей. Выполняется при асимметрии носовой полости, которая могла развиться уже после операции на заячьей губе.

    После операции организму необходимо поступление питательных веществ посредством капельницы. Поэтому нахождение в стационаре в течение первых суток обязательно. Если речь идет о детях, то через 24 часа их переведут на кормление через особую поперечную соску. Линии шва после каждого приёма пищи обязательно обрабатываются перекисью водорода и мазью с антибиотиком. Удаление швов происходит перед выпиской, примерно на 5 день. В последнее время, особенно, в детской практике, стараются применять саморассасывающиеся швы.
    Ринохелопластика верхней губы осложняется длительным формированием рубцов (в течение 1 года). Говорить об функциональных и эстетических итогах вмешательства можно через 12 месяцев поле него. Но оценивать результат операции нужно не только с позиций физиологии, но и психологического благополучия ребёнка. Поэтому адаптация малыша должна происходить на всех уровнях. Конечно, взрослым проще перенести операцию, но и у них могут быть свои осложнения.

    Побочные эффекты операции

    • кровоизлияния (сохраняются до 1 мес., а затем сами проходят) и гематомы
    • отечность (возникает к 4-м суткам после операции, проходит через 3 мес.)
    • некроз краев операционной раны (антибиотикотерапия)

    Любой пациент нуждается в длительном уходе после операции. Если речь идет о ребенке, ему необходимо почти круглосуточное присутствие взрослых рядом. Только врач, а не родители может проводить компетентную диагностику здоровья. Необходимо следить за развитием речи, слуха, языка.
    Устранить дефект заячьей губы мало, нужно проводить последующие процедуры. Они могут быть как косметические, так и стоматологические. И проводится у стоматолога, ортодонта, пластического хирурга, косметолога.

    Операцию по устранению патологии «заячья губа» проводит пластический хирург в отделении челюстно-лицевой хирургии под местным или под общим наркозом. В зависимости от того, ребенок это или взрослый, назначается комплекс предоперационных и послеоперационных мер. Очень часто исход дела зависит не только от компетентности врача, но и от оперативности родителей.

    Разбираемся с осложнениями пластических операций: разные ноздри после ринопластики

    Разные ноздри после ринопластики — проблема, которая зачастую возникает после операции. Со временем она устранится сама собой. Но если этого не происходит, то необходимо обратится к оперирующему…

    Как проходит подготовка к блефаропластике

    Подготовка к блефаропластике должна быть полной и тщательной. Нужно сдать анализы, пройти необходимые обследования и получить заключение специалистов, а перед самой …

    Восстановление после блефаропластики, борьба с лимфостазом

    Врачи рекомендуют использовать после блефаропластики гель контрактубекс. Он помогает предотвратить появление патологических рубцов и избежать деформац…

    Недавно популярный отечественный артист Шура, пик славы которого пришёлся на девяностые годы, дал откровенное интервью отечественному изданию. Мужчина поведал как ему пришлось бороться за выживание, когда он болел раком.

    Как известно, болезням неизвестны ни деньги, ни статус человека, которого те поражают. А рак – это одно из страшнейших заболеваний, которое отправило в лучший из миров уже далеко не одну всемирную знаменитость. Одной из жертв этого страшного онкологического заболевания стал Шура (настоящее имя которого – Александр Медведев) – звезда отечественной эстрады девяностых годов.

    Ранее его фотографии часто появлялись на страницах глянцевых изданий. Корреспонденты средств массовой информации постоянно критиковали мужчину за то, что он пополнел и выглядит невероятно неухоженным. Однако причина столь ужасного внешнего вида – не равнодушие к нему со стороны Шуры, а именно проблемы со здоровьем. Мужчине пришлось бороться за свою жизнь, и он прикладывал к этому максимум усилий, жертвуя и внешностью, и поклонниками.

    В недавнем интервью отечественный исполнитель Шура решил, наконец-то, раскрыть все карты и поведать о своём пути борьбы с онкологической болезнью. Артист рассказывает, что, когда он узнал о своей беде, в его жизни было невероятно много соблазнов.

    На тот момент он был самым известным и самым ярким артистом на российской эстраде. И, как любая звезда тех времён, он не стеснялся поднимать себе настроение различными «нехорошими» веществами.

    В какой-то момент знаменитость понял, что ему стоит сходить на обследование к врачу. Шура поведал, что он отправился в венерический кабинетик, которых на улицах в те времена было огромное количество. Он мог бы отправиться и в профессиональную поликлинику, однако на тот момент он не был где-либо прописан, потому официально ему не могли оказать никакой помощи.

    Специалист из венерического кабинетика быстро всё понял и направил Александра Медведева к доктору-онкологу. После этого Шура поставил свечку в церкви и отправился к своей подруге, у которой супруг умер от аналогичного недуга. Та поведала, что ей накануне приснилось, что Александр болеет раком. Она забрала с собой звезду девяностых и они отправились в клинику к её знакомому врачу. Артист признаётся, что он не растерялся и не начал паниковать, а прошёл все обследования и тут же согласился на лечение.

    Шуре пришлось довольно непросто – ему удалили яичко хирургическим путём. Также мужчине назначили восемнадцать сеансов химиотерапии. Полный курс лечения занял почти два года, причём доктора не давали артисту никаких гарантий на выздоровление. Реабилитационный период после химиотерапии длился более четырёх лет. И, несмотря на все трудности, мужчине всё-таки удалось перебороть столь страшной недуг. Сейчас у него уже не проявляются никакие последствия его лечения. Шура пытается вести здоровый образ жизни, много спит и полностью отказался от запрещённых веществ. Артисту совершенно не хочется возвращаться в тот ад, через который ему пришлось пройти.

    источник