Меню Рубрики

Линии мышей с раком молочной железы

Ученые из Медицинского Колледжа Пенн Стейт (Penn State College of Medicine, США) показали, что вирус, не вызывающий заболевание у человека, поражает клетки тройного негативного рака молочной железы и ингибирует развитие опухоли у мышей. Сведения о способе поражения вирусом опухолевых клеток могут помочь при разработке новых методов лечения рака молочной железы, полагают исследователи.

Аденоассоциированный вирус 2 типа инфицирует людей, но не вызывает заболевания. В предыдущих исследованиях ученые протестировали вирус на различных типах рака молочной железы, отличающихся степенью агрессивности, а также на папилломавирус-положительных клетках рака шейки матки. Исследуемый вирус запускал процесс естественной гибели клеток – апоптоз – только в опухолевых клетках, не затрагивая здоровые.

В новом исследовании ученые протестировали вирус AAV2 на линии клеток тройного негативного рака. Результаты работы опубликованы в журнале Cancer Biology & Therapy.

«Лечение рака молочной железы остается проблематичным, поскольку рост опухоли контролируется множеством различных сигнальных путей, что приводит к развитию устойчивости к лечению», — говорит Крейг Майерс (Craig Meyers), доктор философии, почетный профессор иммунологии и микробиологии.

Лечение рака молочной железы требует индивидуального подхода в связи с персональными различиями опухолей. В некоторых случаях опухоли несут белковые рецепторы, активируемые такими гормонами, как эстроген или прогестерон. В других – реагируют на другую молекулу – рецептор фактора роста эпителия человека 2 (human epidermal growth factor receptor 2, HER2). В каждом из этих случаев лечение отличается.

В ситуации с тройной негативной опухолью молочной железы клетки не несут ни одного из этих рецепторов – такой тип опухоли является наиболее агрессивным.

«В настоящее время существует экстренная необходимость в разработке новых методов лечения, эффективно нацеленных против тройного негативного рака молочной железы», — поясняет Майерс.

Исследуемый на первом этапе работы вирус AAV2 вызвал 100% гибель клеток в лабораторных условиях, активировав белки каспазы, необходимые для апоптоза. Кроме того, согласно предыдущим исследованиям, опухолевые клетки, инфицированные вирусом AAV2, вырабатывали повышенное количество белка Ki-67, активирующего иммунную систему, а также белка c-Myc, способствующего росту клеток и индукции апоптоза. Рост опухолевых клеток замедлился к 17 дню, а к 21 дню все клетки погибли. Вирус AAV2 вызвал гибель многих линий клеток рака молочной железы, представляющих опухоли как низкой, так и высокой степеней, и таргетно поражал опухолевые клетки независимо от классификации по гормонам и факторам роста.

Затем исследователи ввели вирус мышам с опухолью, происходящей из линии клеток рака молочной железы человека, с подавленной иммунной системой. Животные, которым был введен вирус, пережили мышей, не получавших лечение, и не проявили признаков заболевания, в отличие от второй группы. У особей, получивших терапию, размер опухоли уменьшался, была видна область гибели клеток, и все животные оставались живыми в процессе исследования, в отличие от группы мышей, не получавших лечение.

«Полученные результаты очень значимы, поскольку некроз, или гибель опухоли в ответ на лечение, является показателем эффективности химиотерапии», — говорит Майерс.

В ходе дальнейшей работы ученые проверят применение вируса на всем организме мышей, что послужит моделью происходящего у человека, полагает исследователь.

источник

Стероидная опухоль окружающей среды у мужчин и женщин-мышей Модель рака молочной железы у собак и человека

Академический редактор: Суманта Чаттерджи

Воспалительный рак молочной железы собак (IMC) делится клиническими и гистопатологическими характеристиками с воспалительным раком молочной железы человека (IBC) и был предложен в качестве хорошей модели для изучения болезни человека. Целью этого исследования было оценить способность женских и мужских мышей воспроизводить опухоли IMC и IBC и определить среду гормональной опухоли. Для проведения исследования шестьдесят 6-8-недельных мышей мужского и женского пола инокулировали подкожно суспензией клеток 106IPC-366 и SUM149. Опухоли и сыворотку собирали и использовали для гормонального анализа. Результаты показали, что IPC-366 воспроизводил опухоли у 90% мужчин, инокулированных через 2 недели, по сравнению с 100% женщин, которые воспроизводили опухоль в одно и то же время. SUM149 воспроизводило опухоли у 40% мужчин вместо 80% женщин, которые воспроизводили опухоли через 4 недели. Обе клеточные линии дают отдаленные метастазы в легких, превышающие метастатические показатели у женщин. Анализ EIA показал, что у мужских опухолей были более высокие концентрации T и SO4E1 по сравнению с женскими опухолями. Уровни стероидов в сыворотке были ниже, чем в опухолях. В заключение, модель мужских мышей IBC и IMC полезна в качестве инструмента для исследований IBC, а циркулирующие эстрогены и внутриутробные гормональные уровни играют решающую роль в развитии и прогрессировании опухолей.

Рак молочной железы человека (IBC) является наиболее агрессивной неоплазией молочной железы, которая поражает женщин [1, 2]. IBC составляет менее 6% диагнозов рака молочной железы человека с самым бедным выживанием у женщин [2, 3]. Рак молочной железы собак (IMC) был предложен в качестве лучшей модели спонтанного животного для изучения IBC человека [4]. Основной гистологической характеристикой заболевания у обоих видов является массивная инвазия кожных лимфатических сосудов неопластическими клетками, которая блокирует лимфатический дренаж, вызывающий характерный отек [5, 6]. У обоих видов этот тип рака сильно ангиогенный и ангиоинвазивный [4, 7-9].

Было создано несколько человеческих линий клеток IBC для изучения механизмов этого особого типа рака молочной железы in vitro, таких как SUM149, SUM190 и MDA-IBC-3 [10-12]. Недавно была установлена ​​IPC-366, тройная отрицательная клеточная линия IMC [13].

С другой стороны, мужской рак молочной железы (MBC) является редким заболеванием, которое составляет менее 1% от всех карциномов молочной железы [14], а воспалительный рак молочной железы у мужчин крайне редок [15]; однако частота MBC возрастает [16]. MBC, по-видимому, биологически подобен раку молочной железы женщин [16], и было обнаружено, что клинические и гистологические особенности воспалительного рака молочной железы у мужчин и женщин также сходны [15]. Гормональный дисбаланс между уровнями эстрогенов и андрогенов является одним из основных факторов риска для MBC [14], поскольку известно, что андрогены оказывают ингибирующее действие в гормонально-зависимых клетках рака молочной железы [14, 17], но роль андрогенов в раке молочной железы развитие до сих пор неясно.

Несколько исследований показали, что опухолевые ткани имеют локальный синтез стероидов [18]. Биологически активные эстрогены локально производятся эстроген-продуцирующими ферментами, такими как ароматаза, которая превращает циркулирующий андростендион в эстрон или тестостерон в эстрадиол в карциноме молочной железы [19]. Сообщалось, что концентрации внутриротовых андрогенов были значительно выше в карциноме молочной железы [20], и были выражены ферменты, продуцирующие андроген, такие как 17bHSD5, который превращает циркулирующий андростендион в тестостерон, и 5a-редуктазный тип 1, который снижает уровень тестостерона до DHT [21 ].

Разработка ксенотрансплантатов была полезным инструментом для улучшения нашего понимания прогрессирования рака молочной железы и метастазов [22-24]. Большинство ксенотрансплантатов рака молочной железы проводят на мышах-самцах. Поэтому целью этого исследования было проведение мужской мышиной модели IBC и IMC для определения сходства и различий между прогрессированием опухоли женщины и мужчины и гормональной средой опухоли.

Клеточная линия воспалительных клеток молочной железы собак IPC-366 культивировалась в модифицированной Дульбекко модифицированной среде Eagle Medium Nutrient Mxture F-12 Ham (DMEM / F12), содержащей 10% фетальной бычьей сыворотки, 1% L-глутамина и 1% антибиотика-антимикотика (Sigma Aldrich). Его человеческий аналог, клеточная линия SUM149, получали из Asterand plc (Детройт, MI) и культивировали в F12 Fisher Fisher (Fisher Scientific) с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки, 5 мкг / мл инсулина, 1 мкг / мл гидрокортизона и антибиотика -антимикотик (Sigma Aldrich).

Все клеточные линии культивировали в культуральных колбах емкостью 25 см2 и выдерживали в увлажненной атмосфере с 5% диоксидом углерода при 37 ° С. Клеточная культура наблюдалась ежедневно с помощью фазово-контрастной микроскопии.

В этом исследовании использовали шестьдесят 6-8-недельных мышей (F) и мышей мужского пола (M) BALB / cJHan®Hsd-Prkdcsc >

Клинические и экспериментальные протоколы этого исследования были одобрены Комитетом по уходу за больными и их использованием в Университете Комплутенсе в Мадриде (Испания) (номер 115). Все процедуры были завершены в соответствии с Руководством по уходу и использованию лабораторных животных и соответствовали соответствующей директиве ЕС.

Суспензию 106 клеток IPC-366 и 106 клеток SUM149 имплантировали подкожно в четвертую паховую молочную железу. Мышей проверяли дважды / неделю для развития опухолей. Если опухоли были обнаружены, их еженедельно контролировали пальпацией и измеряли суппортами. Мышей умерщвляли, когда объем опухоли составлял до 1500 мм3. Образцы крови были взяты из подчелюстного венозного синуса. Опухоли были собраны при вскрытии гомогенатов.

Опухоли гомогенизировали в 4 мл PBS (рН 7,2) и центрифугировали при 1200 г в течение 20 мин при 4 ° С. Супернатанты собирали и аликвотировали отдельно (-80 ° С) до тех пор, пока не проводились исследования гормонов. Образцы крови центрифугировали при 1200 г и 4 ° С в течение 20 мин и сыворотку отделяли и хранили замороженную при -20 ° С до анализа. Сульфат эстрона (SO4E1: ab R522-2), 17b-эстрадиол (E2: ab C6E91), андростендион (A4: ab C9111), тестостерон (T: R156) и уровни прогестерона (P4: C914) опухолевых гомогенатов и образцов сыворотки были проанализированы ранее подтвержденным методом фермент-иммуноанализа (EIA) [25]. Все антитела были разработаны в Отделе физиологии животных (UCM, Испания).

Все концентрации гормонов были выражены в нг / г (для гомогенатов опухолей) и нг / мл (для образцов сыворотки), за исключением концентраций Е2 в сыворотке, которые были выражены в мкг / мл.

источник

«Модели и методы экспериментальной онкологии»
Под ред. А. Д. Тимофеевского
Гос. изд-во мед. лит-ры «Медгиз», М., 1960 г.
OCR Wincancer.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

В настоящей статье кратко описаны особенности и характер применения основных видов лабораторных животных, используемых в экспериментально-онкологических исследованиях. Мы не будем касаться тех видов животных, которые хотя и использовались в той или иной степени в онкологии, но не стали удобными лабораторными объектами. Мы не остановимся также на вопросах содержания и разведения лабораторных животных в тех случаях, когда по указанным вопросам имеется отечественная литература.

Основное внимание в настоящей статье будет уделено мышам как классическому объекту экспериментально-онкологических исследований, описанию особенностей разведения линейных мышей и краткой характеристике некоторых линий, наиболее часто употребляемых для изучения проблемы рака.

Что сделало мышь излюбленным лабораторным животным для онколога? Прежде чем ответить на этот вопрос, попытаемся выяснить, каким требованиям должно удовлетворять животное, чтобы на нем удобно было проводить онкологические эксперименты.

Требования, предъявляемые онкологией к лабораторному животному, отчасти общие для всех экспериментальных биологических дисциплин, а отчасти обусловлены особой спецификой проблемы. К числу общих необходимых условий можно отнести способность животного хорошо адаптироваться к жизни и размножению в неволе, а также дешевизну его содержания и разведения, обусловливающие возможность экспериментирования в широких масштабах. Наряду с этим животное, используемое для онкологических опытов, должно быть в достаточной мере восприимчиво хотя бы к некоторым злокачественным новообразованиям и обладать возможно меньшей продолжительностью жизни, так как самопроизвольные опухоли развиваются, как известно, лишь у старых животных, а индуцируемые — только после длительного латентного периода, равного примерно 1/5 общей продолжительности жизни. Наконец, это животное должно быть высокоорганизованным, т. е. относиться к тому же классу, к какому относится человек, — к классу млекопитающих.

Из наиболее распространенных лабораторных животных (мыши, крысы, морские свинки, кролики, кошки, собаки, обезьяны, куры, лягушки, рыбы, дрозофилы) всем перечисленным требованиям лучше всего удовлетворяет мышь и крыса. Это млекопитающие животные, которые давно адаптированы к жизни в неволе, быстро размножаются в лабораторных условиях, давая многочисленное потомство. Содержание их стоит недорого. Они обладают небольшой продолжительностью жизни (в среднем 2—3 года). Мыши весьма часто заболевают некоторыми видами опухолей как спонтанными, так и искусственно вызываемыми. Однако часто возникает необходимость работы и на других видах животных. Для удобства изложения мы начнем описание лабораторных животных не с мыши, а с беспозвоночных, последовательно переходя от представителей низших систематических групп к высшим.

У дрозофилы встречаются меланотические опухоли, локализующиеся в разных органах, чаще всего в кишечнике личинки. Одни из них являются доброкачественными и переходят после метаморфоза личинки в организм мухи, другие считаются злокачественными, так как, разрастаясь, они приводят к гибели личинки. По вопросу о природе и гистогенезе этих образований имеются различные суждения. Некоторые авторы считают их псевдоопухолями или меланотическими некрозами; ряд авторов описывают их пролиферацию, метастазирование и перевивки другим особям. Имеются линии дрозофил, характеризующиеся частым возникновением опухолей у личинок. Некоторые опухоли у дрозофилы являются наследственным признаком, другие считаются ненаследственными и могут быть вызваны у личинок воздействием химическими веществами. В последние годы получены данные, говорящие в пользу участия вирусоподобного агента в происхождении опухолей дрозофилы.

Рыбы составляют один из наиболее многочисленных по числу входящих в него видов класс позвоночных. Много опухолей эпителиального, соединительнотканного, пигментного и другого характера было обнаружено и описано у различных представителей рыб. Некоторые виды рыб, например золотая рыбка, карликовые гурами и другие, могут хорошо и быстро размножаться в искусственных условиях (аквариумы, водоемы) и, вероятно, могут быть удобными лабораторными животными. Однако онкологические исследования проводились на рыбах сравнительно мало. Большинство из них касалось наблюдений за появлением опухолей как в природных, так и в аквариальных условиях у некоторых морских и пресноводных рыб. Нигрелли описывает некоторые опухолевые или близкие к ним заболевания рыб, вызываемые или предположительно вызываемые вирусными агентами.

Читайте также:  Низкодифференцированный рак молочной железы у собаки

Рыбы служили также объектом для изучения некоторых вопросов наследования опухолей. Так, в частности, Гордон в серии исследований показал, что при межвидовой гибридизации общеизвестных аквариальных рыб (плятипецилии и ксифофоруса) у гибридов в результате несбалансированности хромосомных наборов возникают меланотические опухоли. Изучалась роль отдельных наследственных факторов в возникновении этих опухолей.

Среди земноводных в первую очередь следует упомянуть лягушек. Несмотря на то, что лягушки являются достаточно распространенными лабораторными животными, опухолей у них описано немного и онкологические исследования проводятся на лягушках мало. Вероятно, это объясняется сравнительной редкостью возникновения у них опухолей, с одной стороны, и плохой их адаптацией к длительному существованию и размножению в лабораторных условиях — с другой.

Более или менее хорошо изучена лишь карцинома почек так называемой леопардовой лягушки (Rana pipiens) — опухоль, вирусное происхождение которой может считаться доказанным. На лягушках и других амфибиях (аксолотль, тритон) проводились опыты по индукции опухолей канцерогенными веществами. В этих экспериментах были получены не опухоли, а дополнительные конечности, что ставится в связь с сильной регенерационной способностью земноводных.

У амфибий получено несколько перевиваемых опухолей. Вообще амфибии представляют несомненный интерес для изучения процессов канцерогенеза ввиду особенности их развития (наличие личиночной стадии, метаморфоза). Способность этих животных к регенерации органов также должна представлять большой интерес для изучения теоретических вопросов онкологии.

Наиболее распространенными лабораторными животными среди птиц являются куры. Утки и некоторые другие домашние птицы (цесарки, голуби) также использовались в онкологических экспериментах. Имеется несколько сообщений об экспериментальном получении опухолей у волнистого попугайчика, который неплохо плодится в неволе и может стать интересным онкологическим объектом. Что касается кур, то они являются пока наиболее распространенным объектом для изучения фильтрующихся локализованных опухолей — сарком и системных неопластических заболеваний — лейкозов, лимфоматозов. Большое число исследований посвящено куриной саркоме Рауса — одной из наиболее часто используемых в лабораториях вирусных опухолей (см. специальную статью в этом сборнике).

О том, какую роль играет мышь в экспериментальной онкологии, уже сказано выше. Нет, пожалуй, ни одной проблемы, ни одного вопроса, касающегося рака, который не изучали бы на примере этих животных. Наиболее изученными из них являются опухоли молочной железы, легких и лейкозы. Индуцированные опухоли самых различных локализаций экспериментаторы получали у мышей разнообразными химическими и физическими воздействиями. Для мышей характерна восприимчивость и к накожному, и к подкожному воздействию канцерогенных веществ, в отличие от крыс, у которых рак кожи получить трудно, а подкожные саркомы — легко.

Среди большого числа (свыше 200) известных перевиваемых опухолей основную массу составляют опухоли мышей. Описание биологии, содержания и разведения лабораторной мыши можно найти в ряде книг и монографий. Начиная с 30-х годов XX века, линейные мыши постепенно вытеснили из научного обихода мышей неизвестного происхождения. В настоящее время известно около сотни различных линий мышей. Имеются линии с часто встречающимися спонтанными опухолями молочной железы, есть свободные или почти свободные от этого вида рака. Для одних характерно частое возникновение опухолей легких, для других — лейкозов, для третьих — опухолей печени и т. д. Одни мыши характеризуются большой восприимчивостью к канцерогенным веществам, другие — малой и т. п. Получены линии, восприимчивые к некоторым вирусным, но устойчивые к бактериальным инфекциям, что представляет большое удобство для работ в области вирусологии.

Термин «чистая линия», часто употребляемый в отношении лабораторных животных, разводимых путем тесного инбридинга, является неправильным. Он проник в онкологию из ботаники, где им обозначают потомство самоопыляющихся растений. Мышей же лучше называть не «чистыми», а инбредными, или линейными, что правильнее отражает существо дела.

В ряде стран выпускаются специальные обзоры и бюллетени с описанием происхождения, особенностей разных линий мышей и распределения их по различным лабораториям. В Советском Союзе в настоящее время имеется несколько линий мышей, которые поддерживаются в основном лишь в онкологических лабораториях.

Выведение линий мышей неразрывно связано с применением длительного близкородственного размножения животных (так называемого инбридинга), при котором скрещивают братьев с сестрами и проводят из поколения в поколение отбор животных как по желаемому признаку, так и по общим зоотехническим показателям (жизнеспособность, плодовитость, устойчивость к инфекциям и т. п.). Например, для того чтобы получить высокораковую линию мышей, ведут отбор на частое и раннее возникновение опухолей, а для получения нераковой линии на племя оставляют потомство из нераковых семей.

Ввиду того что последствием инбридинга может быть некоторое ухудшение и ослабление животных, без отбора по зоотехническим показателям линия может погибнуть из-за плохой плодовитости и слабости животных. Братско-сестринский инбридинг на протяжении свыше 16 поколений приходит к сильному возрастанию генетической однородности животных. Однако практически даже при таком тесном инбридинге полная однородность не наступает, так как гетерозиготные животные имеют лучшую плодовитость и жизнеспособность. Поэтому при отборе на лучшие зоотехнические показатели в линии сохраняют часть гетерозиготных животных. Кроме того, все время идущий процесс наследственной изменчивости также обусловливает гетерогенность линии даже при условии тесного инбридинга. Поэтому следует учитывать, что линия или порода животных не является чем-то абсолютно стандартным и неизменным, а относительно стандарта и более однородна по сравнению с обычно разводимыми животными.

Следует также иметь в виду, что показатели, характеризующие линию, могут быть (и часто являются) несколько различными как в условиях разных лабораторий, так даже и в одной и той же лаборатории в разные периоды времени. В литературе описано несколько случаев изменения онкологических показателей линии, когда высокораковая линия становилась низкораковой, и наоборот. Поэтому надо соблюдать максимально стандартные условия содержания и кормления животных, с одной стороны, а с другой — все время следить за онкологическими показателями линии, проводя отбор в нужную сторону. Важно также иметь при проведении опытов собственных контрольных животных, а не пользоваться в качестве контроля лишь общими показателями линии, полученными за несколько лет, особенно если они получены в условиях другой лаборатории.

В последние годы появились высказывания в пользу применения к экспериментальной работе животных не самих инбредных линий, а гибридов первого поколения, полученных от скрещивания двух линий. Дело в том, что гибриды первого поколения, как правило, однородны и в то же время являются обычно более сильными и устойчивыми животными, чем их родители. Поэтому в экспериментальной работе гибридные линейные мыши получат, вероятно, в ближайшие годы большее распространение в силу их лучших зоотехнических качеств при наличии желаемой характеристики.

Каковы же особенности разведения линейных мышей и из чего складывается эта работа? Прежде всего несколько предварительных замечаний. При разведении линейных мышей надо строго следить за тем, чтобы не происходило путаницы животных как между линиями, так и в пределах линии. Для этого мышей разных линий лучше содержать в разных изолированных помещениях, а при выборе клеток учитывать, что их конструкция должна исключать возможность перебегания мышей из клетки в клетку. Безусловно недопустимой является подсадка убежавшей мыши обратно в клетку, как бы ни была уверена работница, что она знает, из какой клетки убежала данная мышь. Все «беглые» мыши должны уничтожаться — это твердое правило, невыполнение которого грозит засорением линии. Последнее особенно опасно тем, что может выявиться не сразу, а через несколько поколений. Размер засорения линии практически выявить немозвожно, поэтому при наличии засорения приходится уничтожать все поголовье животных данной линии. Далее, ввиду несколько худших зоотехнических показателей линейных мышей следует создать им максимально благоприятные и стандартные условия содержания и кормления для того, чтобы не допустить снижение этих показателей, а, наоборот, добиваться их улучшения и стандартизации.

Что касается противоэпизоотических мероприятий, то, хотя они и носят обычный характер, с линейными мышами они должны соблюдаться особенно строго ввиду того, что в случае вспышки эпизоотии и необходимости забоя всего поголовья животных работу по разведению линейных мышей придется начинать сначала, так как получить их из других лабораторий сразу в большом количестве невозможно. Особенно важно произвести вскрытие всех павших животных, так как это необходимо не только для своевременного обнаружения инфекции, но и для регулярной регистрации всех возникающих опухолей, без чего нельзя иметь правильное представление о характеристике данной линии.

Разведение линейных мышей лучше всего организовать следующим образом. В каждой линии создаются две группы животных — собственно «линия» и так называемое «стадо»; каждую группу размножают по-разному. Такая система разведения линейных мышей применяется нами с 1944 г. Этот же принцип положен в основу разведения мышей у некоторых английских авторов. В относительно небольшую группу «линии» входят племенные мыши, которые размножаются только путем тесного инбридинга и с которыми ведется селекционно-генетическая работа. Обычно этих мышей содержат попарно или 2—3 самки содержат с одним самцом.

В этой группе производят отбор производителей по наилучшим зоотехническим качествам и по показателям, характеризующим данную линию. Потомство этих животных частично идет на воспроизведение линии, а частично на образование поголовья производителей в группе «стадо».

Для правильного учета показателей линии мыши группы «линия» должны иметь индивидуальные метки, родословную, племенные карточки или книги и т. п., необходимое для проведения селекционной работы. Метить мышей можно разными способами — цветными красками, обрезанием ушей и пальцев ног. Цветные метки годятся лишь для белых мышей и сохраняются недолго, поэтому они непригодны при разведении линейных мышей. В большинстве лабораторий приняты метки на ушах, причем условная система нумерации может быть различной. Мы придерживаемся следующей системы вырезок на ушах. Путем меток (левое ухо — единицы, правое — десятки) мы получаем 100 номеров. Далее можно метить мышей путем обрезания пальцев задних ног. Это дает возможность получить 1100 номеров. Практически больше и не требуется. Можно обходиться только метками ушей, особенно если масштабы работы не слишком велики. В этом случае к тому времени, как потребуются номера второй сотни, мышей с первыми номерами уже не будет в живых.

Процедура нанесения метки с помощью специального метчика очень проста. Обычно метку делают молодым животным в момент отсадки их от матери. Левой рукой берут мышь за хвост и за шкурку верхней стороны шеи и сажают ее на край банки, клетки или стола, а правой наносят нужные метки, после чего смазывают ранки слабым раствором йодной настойки. Животные переносят эту процедуру без наркоза и если экспериментатор вообще умеет обращаться с мышами, то дело обходится без укусов.

Каждое животное под своим номером регистрируют в специальную книгу или на карточку. Форма записей может быть различной, но должны иметься графы, предусматривающие учет таких показателей как происхождение, пол и возраст животного, дата возникновения и локализация опухолей, а также происхождение, пол и численность потомства и другие зоотехнические качества. Кроме того, необходимо составлять родословную линии, по которой можно сразу судить о частоте возникновения опухолей и о том, какую разводку линии стоит продолжать, а какую нет. Родословная, еледовнтельно, очень помогает ориентироваться в состоянии линии и в выборе материала для дальнейших скрещиваний.

Селекционная работа в отношении онкологических показателей линии (частоты возникновения опухолей) отличается от селекционной работы по другим признакам (вес, плодовитость и т. п.) одной особенностью. Мышей для дальнейшего скрещивания приходится отбирать, не зная судьбы их родителей в отношении изучаемого признака (опухоли), так как последний проявляется, как правило, у животных преклонного возраста, уже закончивших свой репродуктивный период. Вследствие этого приходится оставлять для размножения большее число животных, чем это потребуется, с тем, чтобы в дальнейшем мышей, происходящих от производителей, не обладающих нужным признаком, выбраковать и не пускать в последующие скрещивания. Для того чтобы проследить за возникновением опухолей у животных группы «линия», «отработанных» мышей приходится оставлять «на дожитие», иногда ссаживая их для этого из разных клеток вместе (для экономии места).

Вторая группа («стадо»), более многочисленная, чем первая, состоит из производителей, дающих животных для опытов. Разведение этих животных мало отличается от обычного разведения беспородных мышей. Гнездо, состоящее из 4—5 самок и 1—2 самцов, составляют путем скрещивания мышей, взятых из группы «линия», но не братьев с сестрами, а из разных клеток. Беременных самок можно отсаживать, а можно оставлять в общей клетке в зависимости от принятой системы разведения. На этикетке клетки нужно записывать количество мышей, их возраст (в пределах недели или декады), дату родов, количество родившихся и отсаженных мышат, дату отсадки и все события (падеж, заболевание, возникновение опухоли и т. п.), произошедшие в клетке. Родословных карточек и индивидуальных меток мышей здесь не требуется. Некоторые предпочитают записывать на клетке только номера, а все остальные перечисленные данные отмечать в специальной тетради. Принципиального значения эти различия не имеют, но для повседневной работы система записей на этикетках представляется нам более удобной.

Читайте также:  Рак добавочной дольки молочной железы

В группе «стадо» отработанные производители выбраковываются, а «ремонт» (обновление стада молодыми животными) производится за счет молодняка не этой же группы животных, а группы инбредных линейных мышей. Такая система внутрилинейного скрещивания способствует улучшению плодовитости и жизнеспособности животных, не лишая их качества однородности.

Итак, для правильного разведения линейных мышей создаются две группы животных — «линия» и «стадо». Первые разводятся строго путем инбридинга с применением отбора по зоотехническим показателям и показателям линии. Вторые размножаются обычным образом и составляют основное товарное поголовье. «Стадо» пополняется производителями из «линии».

Крыса также является классическим лабораторным животным, удобным и интересным во многих отношениях. Содержание крысы просто и недорого, она хорошо размножается, имеет небольшую продолжительность жизни и характеризуется большой устойчивостью к разнообразным инфекциям грызунов. Все это делает крысу удобным объектом для всякого рода опытов, связанных с наблюдением за животными на протяжении всей их жизни. Вопросов о содержании и разведении крыс в лабораторных условиях мы касаться не будем, так как они имеются в ряде справочников и руководств.

В экспериментальной онкологии крыс стали использовать в конце XIX века. После работ М. А. Новинского на собаках опыты по перевивкам опухолей стали проводить на крысах, а затем уже на мышах. Первые экспериментальные данные о канцерогенном действии рентгеновых лучей, как известно, были получены также на крысах. Спонтанные опухоли у крыс встречаются довольно часто, но все же, по-видимому, несколько реже, чем у мышей. Н. Н. Петров, суммируя данные разных авторов по частоте спонтанных опухолей у лабораторных крыс, отмечает, что наиболее частыми опухолями у этого животного являются различные саркомы. Одной из наиболее частых локализаций опухолей крыс является молочная железа. Гораздо больше, чем спонтанные опухоли, у крыс изучали опухоли, вызываемые различными внешними факторами: ультрафиолетовым излучением и различными видами ионизирующей радиации, канцерогенными углеводородами, аминоазосоединениями, флуоренами, гормонами и др.

Для крыс характерна малая восприимчивость эпителия кожных покровов к канцерогенному действию углеводородов и большая восприимчивость подкожной соединительной ткани. Характерна также восприимчивость молочной железы к гормонам и канцерогенным веществам, печени — к аминоазосоединениям, флуоренам и к некоторым паразитарным возбудителям (так называемые цистицерковые саркомы) и костей — к действию радиоактивного стронция, вызывающего костные саркомы.

Получено несколько инбредных линий крыс и большое количество штаммов перевиваемых опухолей разнообразного происхождения. По числу известных штаммов крыса стоит на втором месте после мыши. Ввиду того что наиболее важные моменты, касающиеся индуцируемых и перевиваемых опухолей крыс, изложены в других статьях этого сборника, мы не будем специально останавливаться на этих вопросах.

Степная пеструшка — новое для экспериментальной онкологии и вообще малоизученное в лаборатории животное. В последние годы она стала успешно размножаться в условиях нашего вивария. Первые же опыты показали, что пеструшки восприимчивы к канцерогенному углеводороду (9,10-диметил-1,2-бензантрацену) при накожном и подкожном его введении. В опытах по гетеротрансплантации удалось перевивать мышиную саркому Крокера на взрослых пеструшек в течение многих пассажей без применения каких-либо дополнительных воздействий на организм реципиента или ткань трансплантата.

Простота содержания и хорошее размножение в лабораторных условиях, а также устойчивость к некоторым инфекциям мышей (эктромелия) говорят о том, что пеструшка может стать удобным лабораторным животным вообще, а для изучения вопросов онкологии в частности. Поскольку пеструшка мало известна экспериментаторам, в настоящей статье уместно привести краткие сведения, характеризующие особенности содержания и разведения ее в лабораторных условиях. Более подробные сведения о биологии степной пеструшки имеются в работе Н. Н. Болониной.

Пеструшка (Lagurus lagurus Pall) — мелкий степной грызун, относится к роду Lagurus подсемейства полевок (Microtinae) семейства хомякообразных (Cricetidae). В отличие от хомяков защечные мешки у этого зверька отсутствуют. В лабораторных условиях пеструшек можно содержать в железных клетках или стеклянных банках емкостью 10 л. Деревянные клетки непригодны, так как зверьки их быстро прогрызают. В рацион пеструшек входят лишь зерно (овес), овощи (свекла, морковь), сено и зелень (трава, проростки овса). Хлеб и молоко, необходимые мышам и крысам, им давать не надо. Поить пеструшек не обязательно, так как овощи и зелень содержат необходимое им количество влаги.

В условиях нашего вивария пеструшки плодятся круглый год, в весенне-летние месяцы несколько лучше, чем в осенне-зимние. Обычно мы содержим в банке от 1 до 3 самок и одного самца. Беременность продолжается 21—22 дня, число детенышей в помете 4—10, чаще 5—6. Рождаясь голыми, с закрытыми глазами и ушами пеструшки развиваются быстро и обычно к 12—13-му дню начинают самостоятельно питаться. В 20-дневном возрасте молодняк можно отсаживать от матери. К этому времени вес пеструшки равен примерно 8—10 г, к месячному возрасту он достигает в среднем 10 г, а к 4 месяцам (у самцов) — 25 г. В возрасте 5—6 месяцев нарастание веса, как правило, прекращается.

В последние годы это сравнительно новое экспериментальное животное получает все большее распространение в онкологических лабораториях, в том числе и в лабораториях Советского Союза. Ввиду того что в нашей литературе еще не появилось описаний, касающихся золотистого хомяка, коротко опишем биологию этого животного.

Хиндл в книге о лабораторных животных указывает, что все золотистые хомяки (Mesocricetus auratus), разводимые в лабораториях, являются потомками одной самки, пойманной в 1930 г. в Алеппо в естественных условиях вместе с 12 детенышами, ставшими потом размножаться в неволе. В настоящее время сирийский хомяк адаптирован к лабораторным условиям. Содержать его надо примерно так же, как крыс, следя за тем, чтобы помещение и клетки были чистыми, хорошо проветриваемыми, но без сквозняков. Хомяки отличаются большой драчливостью; особенно агрессивны бывают самки в отношении вновь подсаживаемых в клетку особей. Рекомендуется проследить, какой именно хомяк кусает других и отсадить «драчуна» в другую клетку.

Рацион хомяков изучен еще недостаточно точно; примерно он такой же, как для крыс. Обязательны зелень и зимой, и летом (трава, салат, проростки овса), овощи, молоко и вода. Мясо давать не рекомендуется, так как замечено, что приученные к мясу самки нередко поедают своих новорожденных.

Начиная с 2 1/2 — 3 месяцев хомяки начинают размножаться. Самки циклируют через каждые 4—5 дней. Беременность продолжается 16—18 дней. Число детенышей в помете колеблется от 2 до 12, чаще всего бывает равным 6—7. Детеныши рождаются голыми, как у крыс и мышей, но быстро развиваются и уже через 21 день их можно отсаживать от матери. Как отмечает большинство авторов, самка обычно приносит лишь 3—4 помета, хотя живут хомяки более 2 лет и некоторые дают до 9 пометов. Производились специальные опыты по введению самкам, закончившим размножение, эстрогенов. В этих условиях они опять начинали размножаться. В практике нашей работы по разведению хомяков мы также наблюдали, что самки обычно приносят не более 3—4 пометов. Хомяк, как и другие грызуны, подвержен паратифозной инфекции и в плохих условиях содержания часто страдает от клеща (Notoedres notoedres), поражающего главным образом уши этого животного.

В экспериментально-онкологических исследованиях золотистого хомяка стали использовать лишь в последние годы. Это животное оказалось удобным для опытов по гетеротрансплантации (подробнее об этом см. в статье о гетеротрансплантации). У хомяков получены опухоли с помощью различных канцерогенных веществ и гормональных препаратов. Описаны индуцированные меланомы кожи, саркомы и опухоли печени. Имеется несколько штаммов перевиваемых опухолей.

Неожиданно интересные результаты были получены в опытах с эстрогенными веществами. Оказалось, что после введения 20 мг диэтилстильбэстрола у самцов (но не у самок) в большом проценте случаев через 9—12 месяцев развиваются злокачественные опухоли почек. Индуцированные опухоли можно перевивать под кожу и в область хвоста самцам, получившим эстрогенные препараты. Рак почек хомяков представляет новую интересную модель этого заболевания, которую не удалось получить при введении канцерогенных или гормональных веществ другим лабораторным животным. Таким образом, уже первые данные по использованию сирийского хомяка в онкологических лабораториях показывают, что это животное является в ряде отношений интересным и оригинальным объектом для изучения проблемы злокачественного роста.

Морская свинка — распространенное и незаменимое для некоторых целей лабораторное животное — характеризуется редким возникновением спонтанных опухолей. Индуцированные опухоли можно получить у морской свинки с помощью канцерогенных веществ, но они возникают у небольшого процента животных. Чаще всего у морских свинок наблюдались опухоли надпочечника (гипернефромы), а также фибромиомы матки и другие опухоли женской половой сферы в опытах с гормональными воздействиями. По-видимому, наибольший интерес морская свинка представляет именно для изучения роли гормонов в происхождении рака. Перевиваемых опухолей у морских свинок было получено очень мало. В сводке Данхем и Стюарт упоминается всего об одной лимфоме и об одной липосаркоме.

Кролик — хорошо известное и широко распространенное лабораторное животное. В онкологии вследствие редкого заболевания спонтанными опухолями крупных размеров и большей продолжительности жизни, чем у мышей и крыс, кролик не получил такого широкого применения, как эти, более мелкие грызуны. Лишь 2—3 опухоли кроликов являются распространенными экспериментальными моделями, используемыми во многих онкологических лабораториях. Чаще всего у кроликов встречаются эпителиальные опухоли матки. Папиллома Шоупа и развивающийся на ее почве рак явились предметом многочисленных исследований, обзор которых представлен в другой статье настоящего сборника.

Кролик являлся объектом ряда исследований по индукции опухолей с помощью каменноугольной смолы, а позднее — канцерогенных веществ. Излюбленным местом приложения канцерогенного фактора, начиная с классических работ Ямагива и Ичикава, является ухо, на коже которого удобно наблюдать все стадии малигнвзации. С помощью канцерогенных веществ в ряде исследований у кроликов были получены разнообразные опухоли, однако они возникают медленнее и в гораздо меньшем проценте случаев, чем у мышей и крыс. В силу этого кролик не стал удобным объектом для изучения экспериментального канцерогенеза.

Из перевиваемых опухолей кроликов, которых в сводке Данхем и Стюарт значится всего 3 (папиллома Шоупа, карцинома V2, возникшая из малигнизированной папилломы Шоупа, и карцинома Брауна-Пирс), наибольшее распространение получил штамм так называемой карциномы Брауна-Пирс, являющийся в силу хорошей прививаемости и широкого метастазирования одной из наиболее ходовых экспериментальных моделей опухолей. Инфекционную фиброму и миксому мы не учитываем, так как они не являются истинны ли новообразованиями. Подробнее об этой опухоли сказано в соответствующей статье сборника. В Советском Союзе А. Ф. Кондратьевой недавно описан штамм перевиваемой костной саркомы, полученный от опухоли, возникшей на месте введенного в кость канцерогенного вещества.

Как одно из высших млекопитающих собака является интересным объектом для изучения проблем онкологии. Однако в силу дороговизны содержания и большой продолжительности жизни она не получила большого применения в онкологическом эксперименте. Несомненно, что ряд вопросов, особенно вопросы патогенеза рака и других новообразований, было бы особенно интересно изучать на собаках с их высокой организацией и относительно хорошо изученной деятельностью нервной системы. Однако работа с собаками требует наличия хорошо организованного вивария, где систематическое наблюдение за животными можно производить на протяжении ряда лет. Необходимые условия в этом отношении были у М. К. Петровой в лаборатории И. П. Павлова, начавшей интересные опыты по влиянию перенапряжения нервной системы на развитие опухолей у собак.

Собака является интересным для онкологов объектом еще и потому, что у нее часто возникают различные спонтанные опухоли. Наиболее распространенными из них являются опухоли молочной железы и так называемая венерическая саркома. Имеются сообщения об опухолях желудка у собак. Попытки получить перевиваемые опухоли собак предпринимались неоднократно, однако они далеко не всегда удавались. Первыми успешными были классические опыты М. Новинского. В настоящее время не существует общеизвестных штаммов перевиваемых опухолей собак, если не считать сообщений об успешном многократном пассировании венерической саркомы и опухоли щитовидной железы.

Собака как объект для экспериментально-онкологических исследований оказалась очень интересной в опытах по изучению канцерогенного действия некоторых химических веществ, вызывающих так называемый профессиональный рак мочевого пузыря. Она восприимчива к действию бетанафтиламина, бензидина и других веществ, употребляемых в анилинокрасочной промышленности. Путем кормления собак этими веществами ряду авторов удалось получить у них опухоли мочевого пузыря (папилломы и раки). Наиболее раннее возникновение опухолей (через 9 месяцев) наблюдалось в опытах И. М. Неймана и И. С. Темкина. Удобство собаки как объекта для изучения патогенеза опухолей мочевого пузыря и определения канцерогенной активности новых соединений состоит в том, что у нее можно легко производить цистоскопические исследования, позволяющие следить за самыми начальными стадиями малигнизации этого органа.

Читайте также:  Как появляется рак молочной железы симптомы

Обезьяны — наиболее высокоорганизованные и, может быть, наиболее интересные для онкологии животные. Однако вследствие большой дороговизны и большой продолжительности жизни они являются еще менее доступным объектом для широкого использования, чем собаки. У обезьян описан ряд спонтанных доброкачественных и злокачественных опухолей различной локализации: кожи, молочной железы, женских половых органов, желудочно-кишечного тракта, костей и др.

Наиболее интересные экспериментально-онкологические исследования на обезьянах проводятся в Советском Союзе, начиная с 30-х годов, в Институте экспериментальной патологии и терапии АМН СССР в Сухуми. Н. Н. Петрову, Н. А. Кроткиной, А. В. Валовой и 3. А. Постниковой удалось индуцировать у обезьян костные саркомы путем введения в костномозговой канал канцерогенного вещества или радиоактивной руды и проследить развитие этих опухолей с ранних стадий.

В настоящей время опухоли зарегистрированы уже у 9 обезьян. Эта работа получила широкую известность, так как представляет собой первую успешную попытку индукции опухолей у обезьян. Опыты некоторых иностранных авторов по получению опухолей кожи и сарком у обезьян с помощью канцерогенных веществ до последнего времени оставались, как известно, безрезультатными. Лишь недавно появилось сообщение об индукции папиллом и рака кожи у резусов, путем смазывания кожи особым маслом МН-101. Возникшие в опытах Н. Н. Петрова и А. В. Валовой опухоли были успешно аутотрансплантированы. Гомотрансплантация этих опухолей не удалась, что, по-видимому, надо объяснять генетической неоднородностью животных.

Обезьяны представляют большой интерес для изучения различных сторон проблемы рака, в частности для изучения этиологии и патогенеза опухолей, получения моделей опухолей наиболее актуальных клинических локализаций (например, рак желудка), изучение вопросов, связанных с экспериментальной химиотерапией и т. д. Несомненно, что обезьяны должны быть шире вовлечены в круг экспериментально-онкологических исследований. Терпение экспериментатора, особенно необходимое при работе с этим объектом, вознаграждается значимостью результатов, получаемых на этом наиболее близко стоящем к человеку животном.

Экспериментальное изучение проблемы рака проводилось на различных лабораторных животных, относящихся к разным классам позвоночных и беспозвоночных. Как ни далеко отстоят некоторые животные от человека, как ни отличны их опухоли от опухолей людей, все же изучение этих объектов принесло новые важные факты и помогло выявить некоторые общебиологические закономерности, касающиеся природы новообразований.

Несомненно, что сравнительные исследования, являющиеся одной из первых ступеней в разрешении многих вопросов, необходимы и в области изучения проблем онкологии. Вследствие того, что эксперименты на человеке проводить нельзя, исследователь вынужден изучать проблему рака на животных. В экспериментальной онкологии использовали более десятка различных видов животных, однако подавляющее большинство работ проведено на мышах и крысах.

Однако, как ни удобны эти животные для лабораторных, в частности онкологических, исследований, ясно, что ограничивать изучение злокачественного роста только этими видами нельзя. Необходимо искать новые объекты не только потому, что они могут оказаться проще и доступнее, но и потому, что каждый новый объект может обладать своей спецификой (например, рак почек, возникающий у хомяков под воздействием эстрогенов), помогающей выявить новые закономерности канцерогенеза. Поэтому, заканчивая статью о лабораторных животных, нужно указать, что исследователи, интересующиеся экспериментальной онкологией, в первую очередь биологией, должны шире использовать новые виды животных, ибо сопоставление данных, полученных на разнообразных животных, позволит скорее приложить закономерности, выявленные в эксперименте, к познанию природы опухолей человека и лечению больных раком.

Каким должно быть питание при онкологических заболеваниях? Какие продукты абсолютно противопоказаны при той или иной форме рака?

Узнать подробности >>

Фитотерапия способна оказать существенную помощь не только в лечении онкологических заболеваний, но также и в их профилактике.

Узнать подробности >>

Многих людей, имеющих у себя или у родственников онкологическое заболевание, интересует вопрос: передается ли рак по наследству?

Узнать подробности >>

Лечение рака во время беременности является довольно сложным, ведь большинство лекарственных средств обладает токсичностью.

Узнать подробности >>

Какие перспективы у беременности после перенесенного онкологического заболевания? Следует ли выдерживать срок после лечения рака?

Узнать подробности >>

Профилактика является важной частью общей борьбы с онкологическими заболеваниями. Как же уменьшить вероятность возникновения рака?

Узнать подробности >>

Что представляет из себя паллиативное лечение рака? Как оно может повлиять на качество жизни онкологического больного и изменить ее к лучшему?

Узнать подробности >>

Учеными разработано достаточно много перспективных методов лечения рака, пока еще не признанных официальной медициной. Но все может измениться!

Узнать подробности >>

Статистика заболеваемости раком, к сожалению, неутешительна: наблюдается рост числа заболевших, при этом болезнь «молодеет».

Узнать подробности >>

Иногда «народными» методами удается победить рак, но тех, кто уповал только на них и в итоге покинул этот мир раньше времени — намного больше.

Узнать подробности >>

Как найти силы для борьбы с раком? Как не впасть в отчаяние от возможной инвалидности? Что может послужить надеждой и смыслом жизни?

Узнать подробности >>

Как помочь близкому человеку жить с диагнозом «рак»? Нужна ли «ложь во спасение»? Как вести себя, чтобы близкие люди меньше страдали?

Узнать подробности >>

Бытует такое мнение, что постоянные стрессовые ситуации способны привести к развитию онкологических заболеваний. Так ли это?

Узнать подробности >>

Многие онкологические больные часто страдают от резкой потери веса. Чем это вызвано и можно ли как-то справиться с этой проблемой?

Узнать подробности >>

Правила ухода за больными, вынужденными постоянно находиться в кровати, имеют свои особенности и их нужно обязательно знать.

источник

РАКА МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ ВИРУСЫ (син.: вирус Биттнера, фактор молока) — группа вирусов сем. Retroviridae, возбудителей рака молочных желез мышей. Первый из них был открыт в 1936 г. амер. исследователем Дж. Биттнером, к-рый обнаружил, что рак молочных желез мышей может передаваться потомству через молоко матери, содержащее особый фактор.

Вирусы рака молочных желез мышей составляют группу антигенно родственных, морфологически идентичных вирусов, относящихся к онковирусам типа В и обладающих различной онкогенной активностью. Диаметр вириона 80—120 нм. Электронно-оптически плотный асимметрично расположенный нуклеоид вириона размером ок. 50 нм, окружен одинарной мембраной. Вирусы рака молочных желез мышей содержат 30% липидов, 2% РНК и 68% белка, инактивируются при нагревании до £° 65—66° в течение 30 мин., нечувствительны к воздействию больших доз рентгеновского излучения и могут длительное время (до нескольких лет) сохраняться при замораживании до —79°, лиофилизации и в 50% нейтральном глицерине.

Подобно другим ретровирусам (см.), вирусы рака молочных желез мышей содержат одноцепочечную РНК с мол. весом (массой) ок. 10 млн. дальтон и обратную транскриптазу (ревертазу). Помимо белка этого фермента, в составе вирионов различают 5 основных белков, два из к-рых являются гликопротеидами с мол. весом 52 000 и 34 000 дальтон, а три — негликозилированными белками (28 000, 18 000 и 12 000 дальтон).

Вирионы этих вирусов в большом количестве всегда присутствуют во всех раковых опухолях молочных желез (рис., а, б), в нормальной ткани молочной железы и в молоке мышей, в т. ч. и при первой беременности молодых самок тех линий, для к-рых характерна высокая частота развития опухолей молочных желез. Вирусы проявляют инф. свойства при введении новорожденным мышам; их можно титровать по способности вызывать опухоли молочных желез. Удовлетворительные методы титрования вирусов в культуре клеток не разработаны.

Вначале было показано, что исходный штамм вируса Биттнера содержит две разновидности — S и L. Причем штамм S вызывает опухоли у самок вскоре после родов и передается только через молоко матери и лишь у тех мышей, к-рые несут специфический аллель — MSe. Другой штамм вируса — L, напротив, не передается через молоко, однако одинаково хорошо распространяется со сперматозоидами и яйцеклетками. Этот вирус обладает менее выраженными бластомогенными свойствами, чем штамм S.

Впоследствии от нескольких линий мышей был выделен третий тип вируса — Р, к-рый аналогично штамму S был высокоонкогенен и передавался как с молоком, так и со сперматозоидами и яйцеклетками. Обработка мышей, считавшихся свободными от вирусов рака молочных желез, различными химическими и физическими онкогенами, а также гормонами приводит к продукции высокоонкогенного вируса, отношение к-рого к штаммам S, L и Р окончательно не установлено.

Общепризнанно, что практически нет ни одной линии мышей, не содержащей генетической информации ретровируса типа В. Передача эндогенного вируса ‘ у мышей различных линий осуществляется посредством неотделимого от генетического материала половых клеток ДНК-провируса, т. е. вирусных генов, находящихся в составе хромосомной клеточной ДНК. Выявлены доминантные клеточные гены, контролирующие чувствительность к онкогенному действию вируса. У мышей с высоким уровнем возникновения спонтанных опухолей молочных желез вирусы рака молочных желез передаются через молоко (экзогенная горизонтальная передача). Этот инф. вирус, вызывающий раннее развитие рака молочной железы у мышей первого поколения, отсутствует в молоке безвирусных мышей с низким уровнем возникновения спонтанных опухолей молочной железы. Вместе с тем в ДНК клеток нормальной молочной железы этих линий животных, а также в геноме клеток других паренхиматозных органов (придатки яичка, почки, вилочковая железа) содержатся ДНК-провирусные последовательности (провирус инфекционного вируса рака молочных желез мышей), к-рые передаются вертикально половыми клетками (эндогенная вертикальная передача). Эндогенные ДНК-провирусные последовательности ассоциированы с 3 независимыми парами хромосом мышей. Так, хромосома 4 содержит 2 копии ДНК вируса. Вероятно, 4 копии ДНК-провирусных последовательностей локализованы в хромосомах 15 и 17. В процессе индукции опухолей молочной железы онкогенами или гормонами постоянный уровень экспрессии (функционирования вирусных генов) эндогенного провируса резко увеличивается, и опухолевые клетки уже содержат в 30—50 раз большую концентрацию вирусных РНК.

Т. о., возможно, что онкогенное действие гормонов и хим. онкогенов опосредовано изменением экспрессии эндогенных вирусов рака молочных желез мышей, и, вероятно, вирусы, онкогены и гормоны являются коканцерогенными факторами (совместно ускоряющими) малигнизации клеток паренхимы молочной железы. Продукция инф. частиц вирусов происходит только в клетках молочной железы или опухолей этого органа. различия в чувствительности мышей к экзогенным вирусам не связаны с организацией и экспрессией генов эндогенных вирусов.

Различные линии мышей являются носителями специфичных для каждой из них типов вирусов рака молочных желез, к-рые отличаются по биол, характеристикам: по кругу хозяев, вирулентности, способу передачи, морфологии вызываемых ими опухолей и др. Вирусы рака молочных желез крыс, кошек и собак изучены мало. С раком молочных желез у крыс и кошек ассоциируют ретровирусы типа С, а у собак вирусные частицы обнаруживаются крайне редко. Большое внимание уделяют раку молочных желез обезьян в связи с выделением из спонтанно возникшей опухоли у макаки резуса ретровируса Мейсона—Пфайзера, отнесенного впоследствии к вирусам типа Б.

Предполагают наличие и у человека вируса, аналогичного или родственного вирусам рака молочных желез мышей. Эти предположения основаны на обнаружении в ультратонких срезах клеток раковой опухоли молочных желез человека, а также в клетках эпителия вирусных частиц, в нек-рых случаях морфологически неотличимых от вирусов рака молочных желез мышей. В клетках рака молочных желез человека обнаружены основные компоненты ретровирусов, а в нек-рых случаях и вирионы. С помощью иммунол. методов были получены данные, свидетельствующие о возможном наличии у человека белков, близко-родственных или даже идентичных основным белкам вирусов рака молочных желез мышей.

Механизм онкогенного действия вирусов рака молочных желез мышей чрезвычайно сложен и окончательно не выяснен. Генетические факторы влияют на гормональный баланс, репродукцию вируса, его передачу и восприимчивость клеток. Бластомогенная активность вирусов зависит от дополнительных факторов: диеты, численности популяции мышей, температуры среды и др. Для малигнизации клеток вирусами необходима постоянная стимуляция их пролиферации и дифференцировки маммотропными гормонами; в то же время длительная обработка этими гормонами приводит к малигнизации клеток паренхимы молочной железы, содержащих в ДНК гены эндогенных и экзогенных типов вируса рака молочных желез мышей.

Библиогр.: Городи лова В. В. Специфический антиген рака молочных желез и его значение в этиологии данной опухоли, М., 1961, библиогр.; Крюкова И. Н. О возможной ассоциации онковирусов, родственных онковирусам типа В мышей, с карциномами молочных желез человека, Эксперим. онкол., т. 2, № 4, с. 13, 1980; Gross L. Oncogenic viruses, Oxford а. о., 1970.

источник