Меню Рубрики

Литература по лечению рака молочной железы

1. Абдураимов А.Б. Комплексная лучевая диагностика послеоперационных и посттерапевтических изменений молочной железы: автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 2009. — 42 с.

2. Аксель Е.М. Злокачественные новообразования молочной железы: состояние онкологической помощи, заболеваемость и смертность // Маммология.

3. Бернштейн Л.М. Гормональный канцерогенез. — СПб.: Наука, 2000. —

4. Бокерия Л.А., Асланиди И.П., Мухортов О.Б. Позитронная эмиссионная томография при раке молочной железы // Материалы Невского радиологического форума «Наука — клинике». — СПб., 2005. — С. 51.

5. Величко С.А., Синипкин И.Г., Фролова И.Г., Бухарин Д.Г. Маммосцинтиграфия с Тс-технетрилом при раке молочной железы // Материалы научн. практич. конференции. — М., 2005. — С. 95–98.

6. Вельшер Л.3., Габуния З.Р., Праздников Э.Н. Сторожевые лимфоузлы: их поиск и значение при раке молочной железы // Современная онкология. — 2001. — T. 3. — №3. — C. 5–13.

7. Волченко A.A., Летягин В.П., Погодина Е.М., Зикиряходжаев А.Д., Мартынова Г.В. Опыт органосохраняющего лечения при местно- распространенном раке молочной железы // Маммология. — 2006. —

8. Воротников И.К., Богатырев В.Л., Корженкова Г.П. Листовидные опухоли и саркомы молочных желез: клиника, диагностика, лечение // Маммология. — 2006. — №1. — С. 29–35.

9. Габуния З.Г. Сторожевые лимфатические узлы при опухолях различной локализации: автореф. дис. … д-ра. мед. наук. — М., 2002.

10. Ганцев Ш.Х., Ханов А.М., Демидов М.И. Рак молочной железы. —М.,

11. Гарин A.M. Эндокринная терапия и гормонозависимые опухоли. — Москва-Тверь: Триада, 2005. — 240 с.

12. Герштейн Е.С., Щербаков А.Н., Алиева С.К. Фактор роста эндотелия сосудов в опухолях и сыворотке крови больных раком молочной железы. // Бюл. экспер. биол. — 2003. — Т. 135. — №1. — С. 99–102.

13. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2004 г. // Вестник РОНЦ им. H.H. Блохина РАМН. — 2006. — Т. 17. — №3. — С. 132.

14. Диагностика рака молочной железы / Под ред. В А. Хайленко, Д.В. Комова, ВН. Богатырева. — М.: МИА, 2005. — 240 с.

15. Жукова Л.Г. Принципы лечения рака молочной железы с метастазами в кости // Маммология. — 2006. — №3. — С. 30–38.

16. Заболотская H.B., Заболотский B.C. Комплексное ультразвуковое исследование молочных желез // Sonoace international. — 2000. —

17. Заболотская Н.В. Новые технологии в ультразвуковой маммографии / Заболотская Н.В., Заболотский B.C. — М.: Стром, 2005. — 240 с.

18. Загрекова Е.М., Мещеряков A.A. Лекарственное лечение рака молочной железы // Русский медицинский журнал. Избранные лекции по клинической онкологии. — 2002. — Т. 10. — №14. — С. 605–608.

19. Зайцев А.Н. К диагностике малых карцином молочной железы, имеющих на маммограммах вид участка фиброаденоматоза // Невский радиологический форум: «Новые горизонты». — СПб., 2007. — С. 379– 380.

20. Зернов Д.И. Возможности магнитно-резонансной маммографии в диагностике рака молочной железы: дис. … канд. мед. наук. — М., 2010. — 112 с.

21. Зикиряходжаев А.Д. Рак молочной железы у женщин молодого возраста: автореф. дис. . д-ра мед. наук. — М., 2007. — 38 с.

22. Злокачественные новообразования в России (Заболеваемость и смертность): стат. сборник. МЗРФ / Под ред. акад. РАМН Чиссова В.И. и соавт. — М.: Центр информ. техн. и эпидемиол. исследований в области онкологии, 2012. — 262 с.

23. Календер В.В. Основы рентгеновской компьютерной и магнитно- резонансной томографии. — М.: Техносфера, 2006. — 114 с.

24. Качалова Т.Н. Магнитно-резонансная томография молочных желез: дис. … д-ра мед. наук. — М., 2000. — 218 с.

25. Керимов Р.А. Возможности диагностики мультицентрического рака молочной железы // Маммология. — 2006. — №4. — С. 22–27.

26. Клиническая маммология (современное состояние проблемы) / Под ред. Камповой-Полевой Е.Б., Чистякова С.С. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. — 512 с.

27. Коган И.Ю., Полянин А.А., Седов В.М. Особенности васкуляризации фиброаденомы молочной железы в зависимости от диаметра опухоли и состояния контактных с ней тканей // Матер. I межд. ежегодной онкол. конф. «Проблемы диагностики и лечения рака молочной железы». — СПб., 2004. — С. 118–119.

28. Комарова О.E. Маммографический скрининг: роль в снижении смертности от рака молочной железы // Маммология. — 2006. —

29. Корженкова Г.П. Комплексная рентгено-сонографическая диагностика, заболеваний молочной железы. — М.: Стром, 2004. — 123 с.

30. Корженкова Г.П., Зернов Д.И. Возможности магнитно-резонансной томографии в алгоритме обследования пациентов с заболеваниями молочной железы // Маммология. — 2006. — №1. — С. 39.

31. Королева И.А. Комплексная оценка состояния внутренних органов при неоадьювантном и адьювантном лечении больных раком молочной железы II-III стадии с HER-2-негативным статусом: автореф. дис. … д- ра мед. наук. — М., 2010. — 47 с.

32. Крючков А.Л. Морфологическая характеристика рака молочной железы у больных различного возраста: автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Челябинск, 2008. — 45 с.

33. Лелюк, В.Г., Лелюк С.Э. Допплеровский «twinkling» артефакт в эксперименте и практике // Эхография. — 2003. — Т. 4. — №1. — С. 74–83.

34. Лепкова Н.В. Метахромный рак молочной железы (диагностика, лечение, прогноз): автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 2000. — 25 с.

35. Легягин В.П. Опухоли молочной железы: практическое руководство по лечению. — М., 2004. — 322 с.

36. Лукъянченко А.Б., Гурова Н.Ю. Рентгеновская компьютерная и магнитно-резонансная томография в диагностике и оценке

распространенности рака молочной железы // Радиология-Практика. —

37. Любимова Н.В., Кушлинский Н.Е., Герштейн Е.С. Биологические маркеры опухолей: методические аспекты и клиническое применение // Вестник Московского онкологического общества. – 2007. – №1. – С. 5– 7.

38. Маряшева Ю.А., Морозов С.П., Синицын В.Е., Белышева Е.С., Терновой С.К. Современные аспекты магнитно-резонансной томографии // Мед. визуализация. — 2003. — № 4. — С. 83–88.

39. Михетько А.А., Перов В.В. Информативность цитологического метода исследования в диагностике заболеваний молочной железы на дооперационном этапе // Вопросы онкологии. — 2005. — Т. 51. —

40. Назаренко Г.Л., Юрескул И.В., Богданова Е.Г. Современная диагностика заболеваний молочных желез с использованием передовых медицинских технологий // Медицинская визуализация. — 2003. — №1. — С. 54–61.

41. Нарсуллаев М.Н. Комплексное ультразвуковое исследование в диагностике и оценке распространенности рака молочной железы // Ультразвуковая диагностика. — 2000. — №2. — С. 30–35.

42. Певгова Г.Ю. Место заместительной гормональной терапии в лечении доброкачественных гиперпластических заболеваний молочных желез: автореф. дис. … канд. мед. наук. — Челябинск., 2003. — 22 с.

43. Подберезина Ю.Л. MP-маммография в планировании объема хирургического лечения рака молочной железы: дис. … канд. мед. наук. — М., 2011. — 138 с.

44. Практическая маммология / Под редакцией М.И. Давыдова, В.П Летягина . — М.: Практическая медицина, 2007. — 271 с.

45. Ринк П.А. Магнитный резонанс в медицине. — М.: Геотар-Медиа, 2003. — 205 с.

46. Рожкова Н.И., Харченко В.П., Прокопенко С.П. Система обследования молочных желез. Виртуальная маммология // Матер. 1-й Всерос. науч- практич. конф. с междунар. участием «Актуальные вопросы маммологии». — М., 2001. — С. 109–113.

47. Савеялло В.Е., Шумакова Т.А., Кущенко В.И. Комплексная лучевая диагностика осложнений аугментационной маммопластики. — СПб.: Элби, 2009. — С. 176.

48. Селиверстов И. А. МРТ диагностика молочных желез у женщин с заместительной гормональной терапией // Материалы научно-практич. конференции «Радиология-2005». — М., 2005. — С. 155–156.

49. Семиглазов В.В., Крживицкий П.И. Лучевая диагностика минимального рака молочной железы // Вопросы онкологии. — 2001. — Т. 47. — №1. — С.99–102.

50. Семиглазов В.Ф., Нургазиев К.Ш., Арзуманов A.C. Опухоли молочной железы. — Алматы.: Полиграф сервис, 2001. — 344 с.

51. Семиглазов В.Ф. Скрининг рака молочной железы / Материалы VIII Российского онкологического конгресса. -М., -2004. -С.101-105.

52. Семиглазов В.Ф., Иванов В Г. Таргетная терапия рака молочной железы. Миф или реальность // Рем. Приволжье. — 2008. — №6. — С. 1118–1122.

53. Сергеев П.В., Поляев Ю.А., Юдин А.Л., Шимановский Н.Л. Контрастные средства. — М.: Известия, 2007. — С.401–125.

54. Сергеев П.В., Панов В.О., Волобуев А.Л., Шимановский Н.Л. Новые технологии в диагностике опухолевых образований молочной железы с использованием магнитно-резонансных контрастных средств // Мед. визуализация. — 2005. — №3. — С. 104–119.

55. Серебрякова С.И. Комплексное магнитно-резонансное исследование в диагностике образований молочных желез и контроле эффективности их лечения: дис. … д-ра мед. наук. — М., 2010. — 376 с.

56. Синицын В.Е., Терновой С.К. Магнитно-резонансная томография в новом столетии // Радиология-практика. — 2005. — №4. — С. 17–22.

57. Состояние, перспективы развития маммологической службы Российской Федерации и роль общественных организаций: Материалы Ш Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. Харченко В.П. — М., — 2005. — 144 с.

58. Старинский, В.В. Заболеваемость населения России злокачественными заболеваниями в 2000 г. / В.В. Старинский, Г.В. Петрова, В.И. Чиссов, Н.В. Харченко, О.П. Грецова// Российский онкологический журнал. — 2002. — №3. — С. 39–44.

59. Старцева О.И. Повторные операции в пластической эстетической хирургии: автореф. дис . … д-ра мед. наук. — М., 2009. — 41 с.

60. Терновой C.K., Абдураимов А.Б., Араблинский A.B. Первые результаты использования МСКТ-маммографии в комплексной диагностике узловых образований молочной железы // Мед. визуализация. — 2004. — №3. — С. 46–51.

61. Терновой С.К., Абдураимов А.Б. Лучевая маммология: Руководство для врачей. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 128 с.

62. Терновой С.К., Абдураимов А.Б. Возможности методов лучевой диагностики в оценке состояния силиконовых имплантов молочных желез // Медицинский алфавит. Радиология. — 2009. — №5 (109). — С. 20–23.

63. Тихомиров А.Л., Лубнин Д.М. Местные гормональные препараты в лечении доброкачественных заболеваний молочной железы, сопровождающихся масталгией // Русский медицинский журнал. — 2000. — Т. 8. — №18. — С.768–771.

64. Трофимова Е.Ю. Комплексная ультразвуковая диагностика заболеваний молочной железы: автореф.дис. … д-ра. мед. наук. — М., 2000. — 39 с.

65. Трофимова Т.Н., Солнцева И.А., Шарова Л.Е. Лучевая диагностика заболеваний молочных желез. — СПб.: МАЛО, 2004. — 372 с.

66. Усов В.Ю., Величко C.A., Слонимская Е.М., Завадовская В.Д. MPT и ОФЭКТ с Тс-технетрилом в диагностике и оценке лимфогенной распространенности опухолевого процесса при раке молочной железы // Материалы научно-практической конференции: «Радиология- 2005». — М., 2005. — С. 181–182.

67. Харченко В.П., Рожкова Н.И., Галилоглы Г.А., Смирнов М.А., Решетцова Г.В. Роль комплексного клинико-рентгенологического обследования в дооперационной диагностике заболеваний молочной железы, сопровождающихся микрокальцинатами // Мед. визуализация. — 2003. — №4. — С. 76–82.

68. Харченко В.П., Рожкова Н.И. Клиническая маммология. Тематический сборник. — М., 2005. — 200 с.

69. Харченко В.П., Рожкова Н.И., Мазо Л.М., Аминов З.Д. Возможности лучевых методов исследования в диагностике узловых образований аксиллярной области // Маммология. — 2006. — №2. — С. 37–42.

70. Чиссов В.И., Трофимова Е.Ю. Ультразвуковое исследование лимфатических узлов в онкологии. — М.: СТРОМ, 2003. — 112 с.

71. Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. Злокачественные новообразования в России в 2012 году (заболеваемость и смертность). — М.: МНИОИ им. ПА. Герцена, 2012. — 256 с.

72. Чувашев И.Р. МРТ диагностика заболеваний и опухолей молочных желез: дис. … канд. мед. наук . — Казань, 2009. — 154 с.

73. Шумакова ТА. Комплексная лучевая диагностика осложнений аугментационной маммопластики: автореф. дис. … канд. мед. наук. — СПб., 2003. — 24 с.

74. Юхно У.А. Магнитно-резонансная маммография с динамическим контрастным усилением в диагностике узловых образований молочных желез: дис. … канд. мед. наук. — СПб., 2008. — 203 с.

75. Яковлева Е.К. Возможности динамической контрастной магнитно- резонансной маммографии в диагностике опухолей молочной железы / Е.К. Яковлева, Л.А.Тютин, К.Е.Тихова [и др.] // Росс.онкол. журнал. — 2008. — №4. — С. 445–452.

76. Aboagye E.O., Bhujwalla Z.M. Malignant transformation alters membrane choline phospholipid metabolism of human mammary epithelial cells // Cancer Res. — 1999. — Vol. 59. P. 80–84.

77. American Cancer Society Guidelines for Breast Screening with MRI as an Adjunct to Mammography // Cancer J. Clin. — 2007. — Vol. 57. — P. 75– 89.

78. Baek H., Yu H.J., Chen J., Nalcioglu O., Su M. Quantitative correlation between 1H MRS and dynamic contrast-enhanced MRI of human breast cancer // Magn. Reson Imaging. — 2008. — Vol. 26. — Р. 523 –531.

79. Baek H.M., Chen J.H., Nalcioglu O., Su M.Y. Proton MR spectroscopy for monitoring early treatment response of breast cancer to neo-adjuvant chemotherapy // Ann. Oncol. — 2008. — Vol. 19. — Р. 1022–1024.

80. Baek H.M., Chen J.H., Yu H.J. et al. Detection of choline signal in human breast lesions with chemical-shift imaging // J. Magn. Reson. Imaging. — 2008. — Vol. 27. — Р. 1114–1121.

81. Baek H.M. Diagnostic value of breast proton magnetic resonance spectroscopy at 1.5T in different histopathological types // The Scientic World Journal. — 2012. — 8 р.

82. Baek H.M., Chen J.H, Nie K. et al. Predicting pathologic response to neoadjuvant chemotherapy in breast cancer by using MR imaging and quantitative 1H MR spectroscopy // Radiology. — 2009. — Vol. 251. — Р. 653–662.

83. Baek H.M., Su M., Yu H., Mehta R., Nalcioglu O. Quantification of cholinecontaining compounds in malignant breast tumors by 1H MR spectroscopy using water as an internal reference at 1,5 T // Magn. Reson. Mater. Phys. Biol. Med. — 2006. — Vol. 19. — Р. 96–104.

84. Bagnall M.J., Evans A.J., Wilson A.R., Bagnall M.J. Predicting invasion in mammographically detected microcalcification // Clin. Radiol. — 2001. — Vol. 56. — № 10. — P. 828–832.

85. Bakken I.J., Gribbestad I.S., Singstad T.E., Kvistad K.A. External standard method for the in vivo quantification of choline-containing compounds in breast tumors by proton MR spectroscopy at 1,5 Tesla // Magn. Reson. Med. — 2001. — Vol. 46. — Р. 189–192.

86. Baltzer P.A., Gussew A., Dietzel M. et al. Effect of contrast agent on the results of in vivo 1H MRS of breast tumors — is it clinically significant? // NMR Biomed. — 2011. — Vol. 25. — Р. 67–74.

87. Bartella L., Morris E.A., Dershaw D.D. Proton MR spectroscopy with choline peak as malignancy marker improves positive predictive value for breast cancer diagnosis: preliminary study // Radiology. — 2006. — Vol. 239. — Р. 686–692.

88. Baum F. Classification of hypervascularized lesions in CE MR imaging of the breast / F. Baum, U. Fischer, R. Vosshenrich, E. Grabbe // Eur Radiol. — 2002. — Vol. 12. — P. 1087–1092.

89. Begley J.P., Redpath T.W., Bolan P.J., Gilbert F.J. In vivo proton magnetic resonance spectroscopy of breast cancer: a review of the literature // Breast. Cancer. Research. — 2012. — Vol. 14. — Р. 207.

90. Berg W.A., Gutierrez L., NesfsAiver M.S., Carter W.B. Diagnostic accuracy of mammography, clinical examination, US, and MR imaging in preoperative assessment of breast cancer // Radiol. — 2004. — Vol. 233. —

91. Berg, W.A. Birdwell R.L., Gobos E.C. et al. Diagnostic imaging: Breast. —

Salt Lake City, Utah: AMIRSYS. — 2006. — 536 p.

92. Biersack H.J., Bender H., Palmedo H. FDG-PET in monitoring therapy of breast cancer // Eur. J. Nucl. Med. Mol. Imaging. — 2004. — Vol. 31. —

93. Birdwell R.L, Ikeda D.M., Jeffrey S.S., Jeffrey R.B. Jr. Preliminary experience with Power Doppler imaging of solid breast // Am. J. Roentgenol. — 2003. — Vol. 169. — №3. — P. 703–707.

94. Bolan P.J., Nelson M.T., Yee D., Garwood M. Imaging in breast cancer: Magnetic resonance spectroscopy: a review // Breast. Cancer Research. — 2005. — Vol. 7. — №4. — Р. 149–152.

Читайте также:  День защиты от рака груди

95. Bolan P.J., Dela Barre L., Baker E.H. et al. Eliminating spurious lipid sidebands in 1H MRS of breast lesions // Magn. Reson. Med. — 2002. — Vol. 48. — Р. 215–222.

96. Bolan P.J., Meisamy S., Baker E.H. et al. In vivo quantification of choline compounds in the breast with 1H MR spectroscopy // Magn. Reson. Med. — 2003. — Vol. 50. Р. 1134–1143.

97. Bolan P.J., Begley J.K., Redpath T.W., Gilbert F.J. In vivo proton magnetic resonance spectroscopy of breast cancer: a review of the literature // Breast Cancer Res. — 2012. — Vol. 14. — №2. — Р. 207.

98. Bombardieri E., Crippa F. The increasing impact of PET in the diagnostic work-up of cancer patients In: Freeman L.M., ed. Nuclear medicine annual. — Philadelphia: Lippincott Williams Wilkins., 2002. — P. 75–121.

99. Bottomley P.A. Spatial localization in NMR spectroscopy in vivo. — Ann.

N.Y. Acad. Sci. — 1987. — Vol. 508. — Р. 333–348.

100. Boyle P., Ferlay J. Cancer incidence and mortality in Europe, 2004 // Ann.

Oncol. — 2005. — Vol. 16. — №3 — P. 481–488.

101. Bracaglia R., Fortunato R., Gentileschi S. A simple technique to make breast implant capsulectomy easier // J. Plast. Reconstr. Aesthet. Suig. —2008. — Vol. 61. — №12. — P. 1550–1551.

102. Brittenden J., Watmough D., Heys S.D., Eremin O. Preliminaiy clinical evaluation of combined optical Doppler ultrasound instrument for the detection of breast cancer // J. Radiol. — 1995. — Vol. 68. — №816. — P. 1344–1352.

103. Buzdar A.U. et al. Evaluation of paclitaxel in adjuvant chemotherapy for patients with operable breast cancer: preliminary data of a prospective randomized trial // Clin. Cancer Res. — 2002. — Vol. 8. — №5. — P. 1073–1079.

104. Caiazzo L., Assentato F., Girolami G. 3D vascularization of breast nodules // Ultrasound in Med. and Biol. — 2000. — Vol. 26. — №4. — P. 13–21.

105. Carlson G.W. Styblo, R.H. Lyles, G. Jones,et al. The use of skin sparing mastectomy in the treatment of breast cancer: the emory experience // Surg. Oncol. — 2003. — Vol. 12. — №4. — P. 256–269.

106. Cecil K.M., Schnall M.D., Siegelman E.S., Lenkinski R.E. The evaluation of human breast lesions with magnetic resonance imaging and proton magnetic resonance spectroscopy // Breast. Cancer Res. Treat. — 2001. — Vol. 68. —

107. Chakraborti K.L. Bahl P., Sahoo M., Ganguly S.K. Magentic resonance imaging of breast masses: comparison with mammography // Ind. J. Radiol. Imag. — 2005. —- Vol. 15. — №3. — P. 381–387.

108. Cheng L.L., Chang W., Smith B.L., Gonzalez R.G. Evaluating human breast ductal carcinomas with high-resolution magicangle spinning proton magnetic resonance spectrscopy // J. Magn. Reson. — 1998. — Vol. 135. —

109. Cheng N.X., Liu L.G. Hui L. et al. Breast cancer following augmentation mammaplasty with polyacryla- mide hydrogel (PAAG) injection // Aesthetic. Plast. Surg. — 2009. — Vol. 33. — №4. — P. 563–569.

110. Cormenzana P.S., Sampron N.M., Escudero-Nafs F.J. Secondary abdominoplasty // Aesthetic. Plast. Surg. — 2008. — Vol. 32. — №3. — P. 503–508.

111. Cosgrove D.O., Eckersley R.J.

112. Cox C.E. et al. Lymphatic mapping and sentinel lymph node biopsy in patients with breast cancer //Ann. Rev. Med. — 2000. — Vol. 51. — P. 525–542.

113. Daly P.F., Cohen J.S. Magnetic resonance spectroscopy of tumors and potential in vivo clinical applications: a review // Cancer Res. — 1989. — Vol. 49. — №4. — Р. 770–779.

114. Danishad K.K.A. et al. Assessment of therapeutic response of locally advanced breast cancer (LABC) patients undergoing neoadjuvant chemotherapy (NACT) monitored using sequential magnetic resonance spectroscopic imaging (MRSI) // NMR Biomed. — 2010. — Vol. 23. —

115. Deurloo E.E. et al. Contrast-enhanced MRI in breast cancer patients eligible for breast- conserving therapy: complementary value for subgroups of patients // Eur. Radiol. — 2006.—Vol. 16. — №3. — P. 692–701.

116. Dorrius M.D. et al. Determination of choline concentration in breast lesions: quantitative multivoxel proton MR spectroscopy as a promising noninvasive assessment tool to exclude benign lesions // Radiology. — 2011. — Vol. 259. — №3. — Р. 695–703.

117. Downes K.J. et al. Skin-sparing mastectomy and immediate reconstruction is an acceptable treatment option for patients with high-risk breast // Cancer. —2005. — Vol. 103. — №5. — P. 906–913.

118. Drost D.J., Riddle W.R., Clarke G.D. Proton magnetic resonance spectroscopy in the brain: report of AAPM MR Task Group 9 // Med. Phys. — 2002. — Vol. 29. — №9. Р. 2177–2197.

119. Fisher U. Practical MR Mammography. — Thieme Stuttgart.: New York., 2004. — 211 p.

120. Garwood M., DelaBarre L. The return of the frequency sweep: designing adiabatic pulses for contemporary NMR // J. Magn. Reson. — 2001. — Vol. 153. — №3. — Р. 155–177.

121. Geraghty P.R. et al. MRI and (1)H MRS of the breast: presence of a choline peak as malignancy marker is related to K21value of the tumor in patients with invasive ductal carcinoma // Breast J. — 2008. — Vol. 14. — №6. — Р. 574–580.

122. Gordon P.В., Goldenberg S.L., Chan N.H. Solid breast lesions: diagnosis with US-guided fine-needle aspiration biopsy // Radiology. — 1993. — Vol. 189 — №2. —P. 579–580.

123. Goscin C.P.. Berman C.G, Clark R.A. Magnetic resonance imaging of the breast // Cancer Control. — 2001. — Vol. 8. — №5. — P. 399–406.

124. Goldhirsch A. et al. Meeting highlights: international expert consensus on the primaiy therapy of early breast cancer 2005 // Ann. Oncol. — 2005. — Vol. 16. — №10. — P. 1569–1583.

125. Gribbestad I.S.et al. In vivo 1H MRS of normal breast and breast tumors using dedicated double breast coil // J. Magn. Reson. Imaging. — 1998. — Vol. 8. — №6. — Р. 1191–1197.

126. Gribbestad I.S. et.al. Metabolite composition in breast tumors examined by proton nuclear magnetic resonance spectroscopy // Anticancer Res. — 1999. — Vol. 19. — №3А. — Р. 1737–1746.

127. Harry V.N., Semple S.I., Parkin D.E., Gilbert F.J. Use of new imaging techniques to predict tumour response to therapy // Lancet Oncol. — 2010. — Vol. 11. — №1. — Р. 92–102.

128. Heywang-Kobrunner S.H., Pickauth D., Oelliner H. Breast. In Magnevist Monograph. Ed. R. Felix. 4th edition. Blackwell Science. — Berlin-Vienna, 2001. — P. 107–115.

129. Holland R., Peterse J.L., Millis R.R. et al. Ductal carcinoma in situ: a proposal for a new classification // Seminars in Diagnostic Pathology. — 1994. — Vol. 11. — №3. — Р. 167–180

130. Hu J. et al. A high spatial resolution 1H magnetic resonance spectroscopic imaging technique for breast cancer with a short echo time // Magn. Reson. Imaging. — 2008. — Vol. 26. — №3. — Р. 360–366.

131. Huang W. et al. Detection of breast malignancy: diagnostic MR protocol for improved specificity // Radiolog. — 2004. — Vol. 232. — №2. — P. 585– 591.

132. Irwig L., Houssami N., van Vliet C. New technologies in screening for breast cancer: a systematic review of their accuracy // Breast Cancer.— 2004.—Vol. 90. — №11. — P. 1–5.

133. Itoh A. et al Breast disease: clinical appl.ication of US elastography for diagnosis // Radiol. — 2006. — Vol. 239 — №2. — Р. 341–350.

134. Jacobs M.A. et al. Proton magnetic resonance spectroscopic imaging of human breast cancer: a preliminary study // J. Magn. Reson. Imaging. — 2004. — Vol. 19. — №1. — Р. 68–75.

135. Jacobs M.A. et al. Combined dynamic contrast enhanced breast MR and proton spectroscopic imaging: a feasibility study // J. Magn. Reson. Imaging. — 2005. — Vol. 21. — №1. — Р. 23–28.

136. Jagannathan N.R. et al. Volume localized in vivo proton MR spectroscopy of breast carcinoma: variation of water-fat ratio in patients receiving chemotherapy // NMR Biomed. — 1998. — Vol. 11. — №8. — Р. 414–422.

137. Jagannathan N.R. Evaluation of total choline from in vivo volume localized proton MR spectroscopy and its response to neoadjuvant chemotherapy in locally advanced breast cancer // Br. J. Cancer. — 2001. — Vol. 84. —

138. Jemal A., Siegel R., Xu J., Ward E: Cancer statistics 2010. CA Cancer // J. Clin. — 2010. — Vol. 60. — №5. — Р. 277–300.

139. Joe B.N. et al. Evaluation of 1H-magnetic resonance spectroscopy of breast cancer pre- and postgadolinium administration // Invest. Radiol. — 2005. — Vol. 40. — №7. Р. 405–411.

140. Johansen R. et al. Predicting survival and early clinical response to primary chemotherapy for patients with locally advanced breast cancer using DCE- MRI // J. Magn. Reson. Imaging. — 2009. — Vol. 29. — №6. — Р. 1300– 1307.

141. Kaiser W.A. Signs in MR-Mammography. — Springer-Verlag GmbH: Berlin., 2007. — 386 p.

142. Kataja V., Castiglione M. Locally recurrent or metastatic breast cancer: ESMO clinical recommendations for diagnosis, treatment and follow-up // Ann. Oncol. — 2008. — Suppl.2. — P. 1111–1113.

143. Katsumata N. Phase III trial of doxorubicin plus cyclophosphamide (AC), docetaxel, and alternating AC and docetaxel as front-line chemotherapy for metastatic breast cancer: Japan Clinical Oncology Group trial (JCOG9802) // Ann Oncol. — 2009. — Vol. 20. — №7. — Р. 1210–5.

144. Katz-Brull R., Lavin P.T, Lenkinski R.E. Clinical utility of proton magnetic resonance spectroscopy in characterizing breast lesions // J. Natl. Cancer Inst. — 2002. — Vol. 94. — №16. — Р. 1197–1203.

145. Katz-Brull R., Seger D., Rivenson-Segal D. et al. Metabolic markers of breast cancer: enhanced choline metabolism and reduced choline-ether- phospholipid synthesis // Cancer Res. — 2002. — Vol. 62. — №7. — Р. 1966–1970.

146. Kawai H., Naganawa S., Satake H., Ishigaki S. et al. 1H-magnetic resonance spectroscopy of the breast at 3.0-T: comparison of results obtained before and after administration of gadolinium-based contrast agent // J. Magn. Reson. Imaging. — 2011. — Vol. 35. —№3. — Р. 717–722.

147. Kochhar R.K.V., Bejjanki H., Caldito G. et al. Statins reduce breast cancer risk: A case control study in US female veterans // J. Clin. Oncol. — Vol. 23. — №.6s. — Аbstr. 514.

148. Kriege, M., Brekelmans C., Boetes C. et al. Efficacy of MRI and mammography for breast cancer screening in women with a familial or genetic predisposition // N. Engl. J. Med. —2004. — Vol. 351. —P. 427– 437.

149. Kuhl C.K., Schild H.H. Dynamic image interpretation of MRI of breast // J. Magn. Reson. Imaging. — 2000. — Vol. 12. — №6. — P. 956–974.

150. Kuhl C.K., Schmutzler R.K., Leutner C.C. et al. Breast MR imaging screening in 192 women proved or suspected to be carriers of a breast cancer susceptibility gene: preliminary results // Radiol. — 2000. — Vol. 215. —

151. Kvistad K.A., Bakken I.J., Gribbestad I.S. et al. Characterization of neoplastic and normal human breast tissues with in vivo 1H MR spectroscopy // J. Magn. Reson. Imaging. — 1999. — Vol. 10. — №2. — Р. 159–164.

152. Leach M.O., Verrill M., Glaholm J. et al. Measurements of human breast cancer using magnetic resonance spectroscopy: a review of clinical measurement and a report of localized 31P measurements of response to treatment // NMR Biomed. — 1998. — Vol. 11. — №7. — P. 314–340.

153. Leach M.O., Boggis C.R., Dixon A.K. Screening with magnetic resonance imaging and mammography of a UK population at high familial risk for breast cancer: a prospective multicentre cohort study // Lancet. — 2005. — Vol. 365. — №9473 — P. 1769–1778.

154. Lemperle G., Morhenn V., Charrier U. Human histology and persistence of various injectable filler substances for soft tissue augmentation // Aesthetic. Plast. Surg. — 2003. — Vol. 27. — №5. — P. 354–366.

155. Lenkinski R.E., Wang X., Elian M. Goldberg S.N. Interaction of gadoliniumbased MR contrast agents with choline: implications for MR spectroscopy (MRS) of the breast // Magn. Reson. Med. — 2009. — Vol. 61. — №6. — Р. 1286–1292.

156. Liberman L., Morris E.A., Kim C.M. et al. MR imaging findings in the contralateral breast of women with recently diagnosed breast cancer // AJR. — 2003. — Vol. 180. — №2. — P. 333–341.

157. Mackinnon W.B., Barry P.A., Malycha P.L. et al. Fineneedle biopsy specimens of benign breast lesions distinguished from invasive cancer ex vivo with proton MR spectroscopy // Radiology. — 1997. — Vol. 204. —

158. Madjar H., Sauerbrei W., Prompeler H. Color Doppler and Duplex Flow Analysis for Classification of Breast LesionsStaging of breast cancer // Ultrasound in Med. and Biol. — 2000. — Vol. 26. — № 2. — P. 175–184.

159. Mann R.M., Kuhl C.K., Kinkel K., Boetes C. Breast MRI: guidelines from European Society of Breast Imaging // Eur. Radiol. — 2008. — Vol. 18. —

160. Mattace Raso M., .Catalano О., Nunziata A. Usefulness of the color Doppler twinkling artifact in the detection of occult ureteral stones // ECR. — 2004. — Vol. 2. — P.224–236.

161. Meisamy S., Bolan P.J., Baker E.H. et al. Neoadjuvant chemotherapy of locally advanced breast cancer: predicting response with in vivo 1H MR

spectroscopy — a pilot study at 4 T // Radiology. — 2004. — Vol. 233. —

162. Meisamy S., Bolan P.J., Baker E.H. et al. Adding in vivo quantitative 1H MR spectroscopy to improve diagnostic accuracy of breast MR imaging: preliminary results of Observer Performance Study at 4.0 T // Radiology. — 2005. — Vol. 236. — №2. — Р. 465–475.

163. Moate P.J., Dougherty L., Schnall M.D. et al. A modified logfistic model to describe gadolinium kinetics in brеast tumors // Magn Res Imaging. — 2004. —Vol. 22.—№4. — P. 467–473.

164. Morris E.A., Liberman L. Breast MRI: diagnosis and Intervention —

165. Neubauer H., Li M., Kuehne-Heid R. et al. High grade and non-high grade carcinoma in situ on dynamic MR mammography: characteristics findings for signal increase and morphological pattern of enhancement // Breast J. Radiol. — 2003.—Vol. 76. — №901. — P. 3–12.

166. Ogston K.N., Miller I.D., Payne S. et al. A new histological grading system to assess response of breast cancers to primary chemotherapy: prognostic signifi cance and survival // Breast. — 2003. — Vol. 12. — №5. — Р. 320– 327.

167. Padmore R.F., Fowble B., Hoffman J. et al. Microinvasive best carcinoma: clinicopathologic analysis of a single institutions experience // Cancer. — 2000. — Vol. 88. — №6. — P. 1403–1412.

168. Parker P.B., Bizzi A., Stefano N. et al. Clinical MR spectroscopy; Techniques and Applications. — NY: Cambridge University Press, 2010. — P. 229–230.

169. Parkin D.M., Bray F., Ferlay J., Pisani P. Global cancer statistics, 2002 // CA: Cancer J. Clin. — 2005. — Vol. 55. — №2. — P. 74–108.

Читайте также:  Православие и рак молочной железы

170. Podo F. Tumour phospholipid metabolism // NMR Biomed. — 1999. —

171. Qayyum A., Birdwell R.L., Daniel B.L. et al. MR imaging features of infiltrating lobular carcinoma of the breast: histopathologic correlation // AJR Am. J. Roentgenolology. — 2002. —Vol. 178. — №5. — Р. 1227– 1232.

172. Rieber A., Brambs H.J., Gabelmann A. et al. Breast MRI for monitoring response of primary breast cancer to neo-adjuvant chemotherapy // Eur. Radiol. — 2002. — Vol. 12. — №7. — Р. 1711–1719.

173. Rizzatto G.J. Towards a more sophisticated use of breast ultrasound // Eur.

Radiol. — 2001. —Vol. 11. — №12. — P. 2425–2435.

174. Roebuck J.R., Cecil K.M., Schnall M.D., Lenkinski R.E. Human breast lesions: characterization with proton MR spectroscopy // Radiology. — 1998. — Vol. 209. — №1. — Р. 269 –275.

175. Rotten D., Levaillant J.M., Zerat L. Analysis of normal breast tissue and a solid breast masses using three-dimentional ultrasound mammography // Ultrasound Obstet. Gynecol. — 2002. — Vol. 14. — №2. — P. 114–124.

176. Sardanelli F., Podo F., D’Agnolo G. et al. Multicenter cjmparative multimodality surveillance of women at genetic-familial high risk for breast cancer // Radiol. — 2007. — Vol. 242. — №3. —P. 698–715.

177. Schelfout K., Van Goethem M., Kersschot E. et al. Contrast-enhanced MR imaging of breast lesions and effect on treatment / K. Schelfout, M. Van Goethem, E. Kersschot // Eur. J.Canc. Surg. — 2004. — Vol. 30. — №5. — P. 501–507.

178. Scopinaro F., Schillaci O., Ussof W. et al. A three center study on the diagnostic accuracy of 99mTc-MIBI scintimammography // Anticancer Res. — 1997. — Vol. 17. — №3В. — P. 1631–1634.

179. Semple S.I., Staff R.T., Heys S.D. et al. Baseline MRI delivery characteristics predict change in invasive ductal breast carcinoma PET metabolism as a result of primary chemotherapy administration // Ann. Oncol. — 2006. — Vol. 17. — №9. — Р. 1393 –1398.

180. Sijens P.E., Dorrius M.D., Kappert P. et al. Quantitative multivoxel proton chemical shift imaging of the breast // Magn. Reson. Imaging. — 2010. — Vol. 28. — №3. — Р. 314–319.

181. Sitter B., Sonnewald U., Spraul M. et al. High-resolutionmagic angle spinning MRS of breast cancer tissue // NMR Biomed. — 2002. — Vol. 15.

182. Stanwell P., Gluch L., Clark D. et al. Specifi city of choline metabolites for in vivo diagnosis of breast cancer using 1H MRS at 1.5 T // Eur. J. Radiol. — 2005. — Vol. 15. — №5. — Р. 1037–1043.

183. Star-Lack J., Nelson S.J., Kurhanewicz J. et al. Improved water and lipid suppression for 3D PRESS CSI using RF band selective inversion with gradient dephasing (BASING) // Magn Reson Med. — 1997. — Vol. 38. —

184. Su M.Y., Baek H.M., Yu H.J. et al. Comparison of choline and pharmacokinetic parameters in breast cancer measured by MR spectroscopic imaging and dynamic contrast enhanced MRI // Technol. Cancer. Res. Treat. — 2006. — Vol. 5. — №4. — Р. 401–410.

185. Su M.Y., Cheung Y.C., Fruehauf J.P. Correlation of dynamic contrast enhancement MRI parameters with microvessel density and VEGF for assessment of angiogenesis in breast cancer // J. Magn. Reson. Imaging. — 2003. — Vol. 18. — №4. — P. 467–477.

186. Szabo B.K., Aspelin P., Kristoffersen Wiberg M. et al. Invasive breast cancer: correlation of dynamic MR features with prognostic factors // Eur. Radiol. — 2003. —Vol. 13. — №11. —P. 2425–2435.

187. Taillefer R., Robidoux A., Lambert R. et al. Technetium-99m-sestamibi prone scintimammography to detect primary breast cancer and axillary lymph node involvement // J. Nucl. Med. —1995. — Vol. 36. — №10. — P. 1758–1765.

188. Tardivon A., El Khoury C., Thibault F. et al. Elastography of the breast: a prospective study of 122 lesions // J. Radiol. — 2007 — Vol. 88. — №5. — Р. 657–662.

189. Taupitz M., Wagner S., Hamm B. Contrast media for lymph-node assessment by magnetic resonance imaging // Radiology. — 1996. — Vol.

190. Teifke A., Behr O., Schmidt M. Dinamic MR imaging of breast lesions: correlation with microvessel distribution pattern and histologic characteristics of prognosis // Radiol. — 2006. — Vol. 239. — №2. — P. 351–360.

191. Thakur S.B., Brennan S.B., Ishill N.M. et al. Diagnostic usefulness of water- to-fat ratio and choline concentration in malignant and benign breast lesions and normal breast parenchyma: an in vivo (1) H MRS study // J. Magn. Reson. Imaging. — 2011. — Vol. 33. — №4. — Р. 855–863.

192. Thomas M.A., Binesh N., Yue K., DeBruhl N. Volume-localized twodimensional correlated magnetic resonance spectroscopy of human breast cancer // J. Magn. Reson. Imaging. — 2001. — Vol. 14. — №2. — Р. 181–186.

193. Ting Y.L., Sherr D., Degani H: Variations in energy and phospholipid metabolism in normal and cancer human mammary epithelial cells // Anticancer Res. — 1996. — Vol. 16. — №3В. — Р. 1381–1388.

194. Toi M., Bando H., Ogawa T. et al. Significance of vascular endothelial growth factor (VEGF)/soluble VEGF receptor-1 relationship in breast cancer // Int. J. Cancer. — 2002. — Vol. 98. — №1. —P. 14–18.

195. Tozaki M., Toi M., Miyamoto Y., Fukuda K. Power Doppler sonography of breast masses: correlation of Doppler spectral parameters with tumor angiogenesis and histologic growth pattern// Acta. Radiol. — 2011. — Vol. 52. — Р. 706–710.

196. Tozaki M., Sakamoto M., Oyama Y. et al. Predicting pathological response to neoadjuvant chemotherapy in breast cancer with quantitative 1H MR spectroscopy using the external standard method // J. Magn. Reson. Imaging. — 2010. — Vol. 31. — №4. — Р. 895 –902.

197. Tozaki M., Maruyama K. Current Status and Future Prospects of Proton MR Spectroscopy of the Breast with a 1.5T MR Unit // Journal of Oncology. — 2010. — Article ID 781621. — 10 p.

198. Tse G.M., Cheung H.S., Pang L.M. et al. Characterization of lesions of the breast with proton MR spectroscopy: comparison of carcinomas, benign lesions, and phyllodes tumors // Am. J. Roentgenol. — 2003. — Vol. 181. — №5. — Р. 1267–1272.

199. Viehweg P., Lampe D., Buchmann J., Heywang-Kobrunner S.H. In situ and minimally invasive breast cancer: morphologis and kinetic features on contrast-enhanced MR imaging //Magnetic. Res. Mater. — 2000. — Vol. 11. — №3. — P. 129–137.

200. Warner E., Plewes D.B., Hill K.A. et al. Surveillance of BRCA1 and BRCA2 mutation carriers with magnetic resonance imaging, ultrasound, mammography, and clinical breast examination. // JAMA. — 2004. — Vol. 292. — №11. — Р. 1317–1325.

201. Watson L. Breast cancer: diagnosis, treatment and prognosis // Radiol.

Technol. — 2001. — Vol. 73. — №1. — P. 45–61.

202. Weinstein S.P., Orel S.G., Heller R. et al. MR imaging of the breast in patients with invasive lobular carcinoma // Am. J. Roentgenol. — 2001. — Vol. 176. — №2. — P. 399–406.

203. Wemick M., Aarsvold J. Emission tomography: the fundamentals of PET and SPECT. — Boston, Mass.: Academic Press., 2004. — 243 p.

источник

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ

ГОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра: Онкологии и лучевой терапии с курсом ПО

Преподаватель: д.м.н., проф.каф-ры Максимов С.А.

Реферат: Рак молочной железы.

Выполнили студенты 303 гр. ФФМО

Анатомия и кровоснабжение молочной железы . 3стр.

Обследование молочной железы. 4-5стр.

Этиология ,эпидемиология и факторы риска заболевания. 6-7стр.

Диагностика рака молочной железы (РМЖ). 8-стр.

Классификация и группировка по стадиям РМЖ. 10-11стр.

Формы рака молочной железы. 12стр.

Гормональное лечение метастазирующего РМЖ. 17стр.

Состояния, которые приводят к снижению выживаемости: 19стр.

Молочная железа расположена на передней поверхности грудной клетки от 3 до 7 ребра. Это сложная трубчато-альвеолярная железа (производное от эпидермиса, ее относят к железам кожи). Развитие железы и ее функциональная активность зависят от гормонов половой сферы. Во время полового созревания формируются выводные протоки, а секреторные отделы — во время беременности. Паренхима железы состоит из 15-20 отдельных сложных трубчато-альвеолярных желез (доли, или сегменты), открывающиеся выводным протоком на вершине соска. Доли (сегменты) представлены 20-40 дольками, состоящими из 10-100 альвеол каждая.

Артериальная кровь поступает к молочной железе из внутренней грудной артерии (60%), наружной грудной артерии (30%) и ветвей межреберных артерий (10%).

Венозный отток осуществляется через межреберные и внутренние грудные вены.

Лимфатическая система. Лимфа от наружных квадрантов молочной железы оттекает к группе подмышечных лимфатических узлов. Подмышечные лимфатические узлы подразделяют на узлы 3 уровней (в зависимости от взаиморасположения с малой грудной мышцей). От внутренних квадрантов молочной железы лимфоотток происходит в парастернальные лимфатические узлы.

Обследование молочной железы.

Осмотр в вертикальном положении (сначала с опущенными, а затем с поднятыми руками). Оценивают контуры, величину, симметричность, состояние кожных покровов. Выявляют смещение, асимметрию, деформацию, изменение уровня расположения соска, сморщивания кожи, отечность или гиперемию, выделения из соска.

Пальпация: пальпируют подмышечные, над- и подключичные лимфатические узлы. Пальпаторно определяют консистенцию железы, однородность ее структуры.

Самообследование (осмотр и пальпация) молочных желез проводят 1 раз в месяц после менструации (рекомендации ВОЗ).

осмотр проводят перед зеркалом с опущенными, а затем с поднятыми кверху руками. Обращают внимание на: состояние кожи (втяжение или выбухание участка), состояния соска (втяжение соска или укорочение радиуса ареолы); формы и размер молочных желез; наличие или отсутствие выделений из соска или патологических изменений на соске (корочки).

пальпацию проводят лежа на спине с небольшим валиком, подложенным под лопатку обследуемой стороны, чтобы грудная клетка была слегка приподнята;

ощупывают каждую молочную железу противоположной рукой в трех положениях: рука на обследуемой стороне отведена вверх за голову, отведена в сторону, лежит вдоль тела;

пальцами противоположной руки ощупывают наружную половину молочной железы (начиная от соска и продвигаясь кнаружи и вверх). Затем пальпируют все участки внутренней половины молочной железы (начиная от соска и продвигаясь к грудине). Определяют, нет ли узлов, уплотнений или изменений в структуре ткани молочной железы или в толще кожи.

Пальпируют подмышечные и надключичные области. При умеренном сдавлении пальцами ареолы и соска проверяют, нет ли выделений.

Цитологическое исследование выделений из сосков молочной железы или пунктата объемных образований в молочной железе проводят для ранней диагностики рака.

Термография — регистрация температуры кожи на фотопленке; над доброкачественными и злокачественными образованиями температура выше, чем над здоровой тканью.

Бесконтрастная маммография. Проводят в прямой или боковой проекциях или прицельно. Наиболее четкое изображение получают при электрорентгенографии.

Контрастная маммография показана при выделении патологического секрета из протоков молочных желез. Ее проводят после введения контрастного вещества в пораженный проток.

Другие исследования: УЗИ, радиоизотопное сканирование, лимфография, флебография, биопсия.

Влияние низкодозной радиации у пациентов в постпубертатном периоде и до менархе:

при лечении воспалительных заболеваний молочной железы лучевыми методами

повторные флюорографии при лечении туберкулеза

лица, находившиеся в зоне ядерного взрыва

Эстрогенная стимуляция увеличивает риск заболевания. В настоящее время считается, что оральные контрацептивы не увеличивают риск возникновения рака молочной железы

Рак молочной железы возникает у 1 женщины из 10. Смертность, обусловленная раком молочной железы составляет 19-25% от всех злокачественных новообразований у женщин. Наиболее часто встречается в левой молочной железе. Наиболее часто опухоль располагается верхне-наружном квадранте. 1% от всех случаев рака молочной железы составляет рак молочной железы у мужчин. Наибольшие факторы риска — женский пол, случаи семейного заболевания раком молочной железы.

Если принять риск возникновения рака молочной железы за 1, то различные факторы будут увеличивать вероятность возникновения рака молочной железы следующим образом.

Возрастание вероятности возникновения

РМЖ у прямых родственников

— РМЖ в пременопаузе, билатеральный

— РМЖ в постменопаузе, билатеральный

— Менопауза позже 55 лет, более 40 лет менструаций

— Первый ребенок после 35 лет

— Рак большой слюнной железы

Доброкачественные заболевания молочной железы

— Атипичная лобулярная гиперплазия

Диагностика рака молочной железы.

Самообследование. К сожалению, самообследование, физикальный осмотр и маммография не дают 100% распознавание злокачественной опухоли молочной железы. Чувствительность данного метода составляет примерно 20-30%. Чувствительность метода может быть увеличена с помощью обучения. Однако этот метод является наиболее дешевым в диагностике рака молочной железы.

Аспирационная игольная биопсия. С помощью этого исследования получают материал для цитологического исследования. Широко используется для установления доброкачественных и злокачественных заболеваний.

Открытая биопсия. Наиболее частая процедура в диагностике РМЖ. Выполняется по местной анестезией.

Пальпируемое образование, единичное или множественное, плотное, иногда с втяжением кожи в виде «лимонной корочки».

Боли в области молочной железы.

Увеличенные плотные подмышечные лимфатические узлы: среди женщин с увеличением подмышечных узлов у 1/3 — 1/2 находят рак молочной железы. Исключают болезнь Ходжкина, рак легкого, яичников, поджелудочной железы и плоскоклеточную карциному кожи. Показана слепая мастэктомия (удаление молочной железы без предварительного цитологического исследования).

Ранняя диагностика: самообследование и маммография.

всем женщинам в возрасте от 35 до 40 лет рекомендовано проведение маммографии. При наличии факторов риска женщины в возрасте 40-50 лет должны проходить маммографию ежегодно или один раз в два годы, а возрасте старше 50 лет — ежегодно.

Женщинам, относящимся к группам риска, рекомендована ежегодная маммография, начиная с максимально раннего возраста.

УЗИ молочной железы проводят для определения солидного или кистозного характера образования (пальпируемого или непальпируемого).

Аспирационная биопсия с последующим цитологическим исследованием аспирата подтверждает диагноз.

Эксцизионная биопсия — метод выбора в диагностике заболеваний молочной железы. Проведение биопсии не всегда возможно при глубоко расположенных образованиях.

в биоптате определяют эстрогенные и прогестероновые рецепторы. Рецептор-позитивные опухоли чаще поддаются гормональной терапии и имеют лучший прогноз.

Цитометрия в протоке проводится для определения диплоидности (ДНК-индекс равен 1.00) или анеуплоидности (ДНК-индекс не равен 1.00) и фракции клеток в S-фазе митоза. Анеуплоидные опухоли с высокой фракцией S-фазы имеют худший прогноз.

Классификация РМЖ (4-й пересмотр).

Опухоль меньше и равна 2 см в наибольшем измерении

Поражение кожи/ переход на грудную стенку

Отек кожи, изъязвление, кожные узлы

Подвижные увеличенные аксиллярные узлы

Более 4 узлов/ от 0.2 до 2 см

С прорастанием капсулы узла / более 2 см

Фиксированные аксиллярные узлы

Внутренние аксиллярные узлы

Отдаленные метастазы, включая надключичные лимфоузлы

Формы рака молочной железы.

Папиллярный рак (1% всех случаев РМЖ) — внутрипротоковое неинвазивное новообразование низкой степени злокачественности.

Медуллярный рак (5-10%) — чаще большая объемная опухоль со слабой способностью к инвазивному росту, окруженная лимфоцитарным валом. Прогноз (по сравнению с инфильтрирующим протоковым раком) более благоприятный.

Воспалительный рак (маститоподобный, 5-10%) распространяется по лимфатическим сосудам кожи, что сопровождается ее покраснением, уплотнением и рожеподобным воспалением, повышением температуры тела.

Инфильтрирующий протоковый скиррозный рак (70%) характеризует образование гнезд и тяжей опухолей клеток, окруженных плотной коллагеновой стромой.

Болезнь Педжета (рак соска и ареолы молочной железы) — разновидность рака молочной железы; характерно экземоподобное поражение соска. В глубоких слоях эпидермиса выявляют происходящие из эпителия апокриновых желез крупные клетки со светлой цитоплазмой. Существенное значение имеет цитологическое исследование мазка, взятого с изъязвленной поверхности.

По состоянию эстрогеновых рецепторов.

Эрц- позитивные опухоли чаще встречают в постменопаузе. Около 60-70% первичных раков молочной железы характеризует наличие Эрц.

Эрц-негативные опухоли чаще встречают у больных в пременопаузе. У одной трети больных с Эрц-негативными первичными РМЖ в последующем наблюдают развитие рецидивных Эрц-позитивных опухолей.

Лечение РМЖ — комбинированное (хирургическое, лучевое, химиотерапевтическое, гормонотерапия).

определение критериев неоперабельности по Хаагенсу:

обширный отек молочной железы

воспалительная карцинома лимфатических сосудов и лимфатических узлов молочной железы; связок, поддерживающих молочную железу.

метастазы в надключичные лимфатические узлы;

Инструментальное исследование наличия отдаленных метастазов:

Читайте также:  Риск возникновения рака молочной железы

печеночные функциональные тесты;

рентгенография грудной клетки.

КТ грудной клетки выполняют для обследования надключичной области и средостения;

Радиоизотопное или КТ-сканирование мозга показано при наличии неврологической симптоматики.

КТ брюшной полости проводят для исключения поражения надпочечников, яичников, печени.

В большинстве случаев применяется модифицированная радикальная мастэктомия. Операции с сохранением молочной железы позволяют правильно оценить распространенность опухолевого процесса и улучшают косметический результат: однако, возможность сохранения железы имеется не у всех больных.

Операция может быть радикальной или паллиативной.

Удаление всей пораженной молочной железы необходимо по причине многофокусности заболевания. Примерно у 30-35% пациенток находят предраковые или раковые поражения в участках, соседних с пораженным первичной опухолью.

Удаление подмышечных лимфатических узлов необходимо для определения поражения узлов и стадии заболевания.

Лампэктомия (секторальная резекция), лимфаденэктомия подмышечных лимфатических узлов (1 и 2 -го уровня) и послеоперационное облучение применяются при небольших опухолях (менее 4 см) и при интрадуктальных карциномах.

Простая мастэктомия (операция Мадена) включает удаление молочной железы с околососковым пространством совместно с удалением лимфатических узлов 1-го уровня.

Модифицированная радикальная мастэктомия (операция Пэтти). Удаляют кожу вокруг железы, молочную железу, малую грудной мышцы, жировую клетчатку с лимфатическими узлами подмышечной, подключичной и подлопаточной областей. Уровень выживаемости и частота рецидивов при этой операции сравнимы с такими же при радикальной мастэктомии (операция Холстеда). Косметический дефект меньший, чем после мастэктомии по Холстеду. Реконструктивная операция — субпекторальное протезирование.

Радикальная мастэктомия по Холстеду. Вместе со всеми тканями, указанными выше, удаляют и большую грудную мышцу.

Обширная радикальная мастэктомия включает удаление лимфатических узлов средостения. Операция показана при больших или медиально расположенных опухолях с наличием внутригрудных (парастернальных) метастазов. Высокий риск интраоперационной летальности.

Операции по реконструкции молочной железы выполняют одновременно с мастэктомией либо вторым этапом после полного заживления первичной операционной раны.

Предоперационная. Больные РМЖ после установления диагноза получают курс предоперационной лучевой терапии на молочную железу и зоны регионарного метастазирования.

Послеоперационная. Больные, перенесшие удаление опухоли и подмышечных лимфоузлов и не прошедшие курс предоперационной лучевой терапии, должны получать заключительную лучевую терапию на область молочной железы и лимфатических узлов (при обнаружении в них метастазов).

Облигатная послеоперационная. Больные РМЖ должны получать послеоперационное облучение при наличии любого из ниже перечисленных факторов риска:

размер первичной опухоли более 5 см

метастазирование более чем в 4 подмышечных лимфоузла

опухоль достигает резекционной линии, проникает в грудную фасцию и/или мышцу, либо распространяется из лимфатических узлов в подмышечную жировую клетчатку.

Больные с высоким риском отдаленного метастазирования могут получать лучевую терапию до завершения адъювантной химиотерапии либо ее можно проводить совместно с облучением. Послеоперационное облучение подмышечной впадины повышает риск отека верхней конечности.

Замедляет или предупреждает рецидив, улучшает выживаемость больных с метастазами в подмышечные лимфоузлы, а также у части больных без подмышечных метастазов.

химиотерапия наиболее эффективна у пациенток в пременопаузе с метастазами в подмышечные лимфоузлы (наблюдают снижение 5-летней летальности на 30%).

Комбинированная химиотерапия предпочтительней монотерапии, особенно в группе больных с метастатическим раком молочной железы. Прием препаратов шестью курсами в течение шести месяцев — оптимальный по эффективности и по длительности метод лечения.

Схемы введения препаратов.

Метотрексат, циклофосфамид, 5-фторурацил.

Больные с высоким риском развития рецидива могут получать циклофосфамид, доксорубицин и 5-фторурацил. Эффект терапии больных с метастатическим раком молочной железы составляет 65-80%.

Альтернативные схемы для больных с метастазирующим раком включают доксорубицин, тиоТЭФ и винбластин; высокие дозы циспластина; митомицин; внутривенные инфузии винбластина или 5-ФУ; циклофосфамид, метотрексат и 5 фторурацил; таксол.

Адъювантная гормональная терапия.

Подавление функций яичников облучением или овариоэктомией приводит к неоднозначным результатам; в отдельных подгруппах больных отмечают продолжительные периоды улучшения состояния.

Гормональное лечение. Позитивный ответ на гормональную терапию вероятен при следующих условиях: длительный период без метастазирования (более 5 лет), пожилой возраст, наличие метастазов в костях, региональные метастазы и минимальные метастазы в легких, гистологические подтвержденная злокачественность 1 и 2 степени, длительная ремиссия в результате предшествующей гормонотерапии.

источник

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ

ГОУ ВПО КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра: Онкологии и лучевой терапии с курсом ПО

Преподаватель: д.м.н., проф.каф-ры Максимов С.А.

Реферат: Рак молочной железы.

Выполнили студенты 303 гр. ФФМО

Анатомия и кровоснабжение молочной железы . 3стр.

Обследование молочной железы. 4-5стр.

Этиология ,эпидемиология и факторы риска заболевания. 6-7стр.

Диагностика рака молочной железы (РМЖ). 8-стр.

Классификация и группировка по стадиям РМЖ. 10-11стр.

Формы рака молочной железы. 12стр.

Гормональное лечение метастазирующего РМЖ. 17стр.

Состояния, которые приводят к снижению выживаемости: 19стр.

Молочная железа расположена на передней поверхности грудной клетки от 3 до 7 ребра. Это сложная трубчато-альвеолярная железа (производное от эпидермиса, ее относят к железам кожи). Развитие железы и ее функциональная активность зависят от гормонов половой сферы. Во время полового созревания формируются выводные протоки, а секреторные отделы — во время беременности. Паренхима железы состоит из 15-20 отдельных сложных трубчато-альвеолярных желез (доли, или сегменты), открывающиеся выводным протоком на вершине соска. Доли (сегменты) представлены 20-40 дольками, состоящими из 10-100 альвеол каждая.

Артериальная кровь поступает к молочной железе из внутренней грудной артерии (60%), наружной грудной артерии (30%) и ветвей межреберных артерий (10%).

Венозный отток осуществляется через межреберные и внутренние грудные вены.

Лимфатическая система. Лимфа от наружных квадрантов молочной железы оттекает к группе подмышечных лимфатических узлов. Подмышечные лимфатические узлы подразделяют на узлы 3 уровней (в зависимости от взаиморасположения с малой грудной мышцей). От внутренних квадрантов молочной железы лимфоотток происходит в парастернальные лимфатические узлы.

Обследование молочной железы.

Осмотр в вертикальном положении (сначала с опущенными, а затем с поднятыми руками). Оценивают контуры, величину, симметричность, состояние кожных покровов. Выявляют смещение, асимметрию, деформацию, изменение уровня расположения соска, сморщивания кожи, отечность или гиперемию, выделения из соска.

Пальпация: пальпируют подмышечные, над- и подключичные лимфатические узлы. Пальпаторно определяют консистенцию железы, однородность ее структуры.

Самообследование (осмотр и пальпация) молочных желез проводят 1 раз в месяц после менструации (рекомендации ВОЗ).

осмотр проводят перед зеркалом с опущенными, а затем с поднятыми кверху руками. Обращают внимание на: состояние кожи (втяжение или выбухание участка), состояния соска (втяжение соска или укорочение радиуса ареолы); формы и размер молочных желез; наличие или отсутствие выделений из соска или патологических изменений на соске (корочки).

пальпацию проводят лежа на спине с небольшим валиком, подложенным под лопатку обследуемой стороны, чтобы грудная клетка была слегка приподнята;

ощупывают каждую молочную железу противоположной рукой в трех положениях: рука на обследуемой стороне отведена вверх за голову, отведена в сторону, лежит вдоль тела;

пальцами противоположной руки ощупывают наружную половину молочной железы (начиная от соска и продвигаясь кнаружи и вверх). Затем пальпируют все участки внутренней половины молочной железы (начиная от соска и продвигаясь к грудине). Определяют, нет ли узлов, уплотнений или изменений в структуре ткани молочной железы или в толще кожи.

Пальпируют подмышечные и надключичные области. При умеренном сдавлении пальцами ареолы и соска проверяют, нет ли выделений.

Цитологическое исследование выделений из сосков молочной железы или пунктата объемных образований в молочной железе проводят для ранней диагностики рака.

Термография — регистрация температуры кожи на фотопленке; над доброкачественными и злокачественными образованиями температура выше, чем над здоровой тканью.

Бесконтрастная маммография. Проводят в прямой или боковой проекциях или прицельно. Наиболее четкое изображение получают при электрорентгенографии.

Контрастная маммография показана при выделении патологического секрета из протоков молочных желез. Ее проводят после введения контрастного вещества в пораженный проток.

Другие исследования: УЗИ, радиоизотопное сканирование, лимфография, флебография, биопсия.

Влияние низкодозной радиации у пациентов в постпубертатном периоде и до менархе:

при лечении воспалительных заболеваний молочной железы лучевыми методами

повторные флюорографии при лечении туберкулеза

лица, находившиеся в зоне ядерного взрыва

Эстрогенная стимуляция увеличивает риск заболевания. В настоящее время считается, что оральные контрацептивы не увеличивают риск возникновения рака молочной железы

Рак молочной железы возникает у 1 женщины из 10. Смертность, обусловленная раком молочной железы составляет 19-25% от всех злокачественных новообразований у женщин. Наиболее часто встречается в левой молочной железе. Наиболее часто опухоль располагается верхне-наружном квадранте. 1% от всех случаев рака молочной железы составляет рак молочной железы у мужчин. Наибольшие факторы риска — женский пол, случаи семейного заболевания раком молочной железы.

Если принять риск возникновения рака молочной железы за 1, то различные факторы будут увеличивать вероятность возникновения рака молочной железы следующим образом.

Возрастание вероятности возникновения

РМЖ у прямых родственников

— РМЖ в пременопаузе, билатеральный

— РМЖ в постменопаузе, билатеральный

— Менопауза позже 55 лет, более 40 лет менструаций

— Первый ребенок после 35 лет

— Рак большой слюнной железы

Доброкачественные заболевания молочной железы

— Атипичная лобулярная гиперплазия

Диагностика рака молочной железы.

Самообследование. К сожалению, самообследование, физикальный осмотр и маммография не дают 100% распознавание злокачественной опухоли молочной железы. Чувствительность данного метода составляет примерно 20-30%. Чувствительность метода может быть увеличена с помощью обучения. Однако этот метод является наиболее дешевым в диагностике рака молочной железы.

Аспирационная игольная биопсия. С помощью этого исследования получают материал для цитологического исследования. Широко используется для установления доброкачественных и злокачественных заболеваний.

Открытая биопсия. Наиболее частая процедура в диагностике РМЖ. Выполняется по местной анестезией.

Пальпируемое образование, единичное или множественное, плотное, иногда с втяжением кожи в виде «лимонной корочки».

Боли в области молочной железы.

Увеличенные плотные подмышечные лимфатические узлы: среди женщин с увеличением подмышечных узлов у 1/3 — 1/2 находят рак молочной железы. Исключают болезнь Ходжкина, рак легкого, яичников, поджелудочной железы и плоскоклеточную карциному кожи. Показана слепая мастэктомия (удаление молочной железы без предварительного цитологического исследования).

Ранняя диагностика: самообследование и маммография.

всем женщинам в возрасте от 35 до 40 лет рекомендовано проведение маммографии. При наличии факторов риска женщины в возрасте 40-50 лет должны проходить маммографию ежегодно или один раз в два годы, а возрасте старше 50 лет — ежегодно.

Женщинам, относящимся к группам риска, рекомендована ежегодная маммография, начиная с максимально раннего возраста.

УЗИ молочной железы проводят для определения солидного или кистозного характера образования (пальпируемого или непальпируемого).

Аспирационная биопсия с последующим цитологическим исследованием аспирата подтверждает диагноз.

Эксцизионная биопсия — метод выбора в диагностике заболеваний молочной железы. Проведение биопсии не всегда возможно при глубоко расположенных образованиях.

в биоптате определяют эстрогенные и прогестероновые рецепторы. Рецептор-позитивные опухоли чаще поддаются гормональной терапии и имеют лучший прогноз.

Цитометрия в протоке проводится для определения диплоидности (ДНК-индекс равен 1.00) или анеуплоидности (ДНК-индекс не равен 1.00) и фракции клеток в S-фазе митоза. Анеуплоидные опухоли с высокой фракцией S-фазы имеют худший прогноз.

Классификация РМЖ (4-й пересмотр).

Опухоль меньше и равна 2 см в наибольшем измерении

Поражение кожи/ переход на грудную стенку

Отек кожи, изъязвление, кожные узлы

Подвижные увеличенные аксиллярные узлы

Более 4 узлов/ от 0.2 до 2 см

С прорастанием капсулы узла / более 2 см

Фиксированные аксиллярные узлы

Внутренние аксиллярные узлы

Отдаленные метастазы, включая надключичные лимфоузлы

Формы рака молочной железы.

Папиллярный рак (1% всех случаев РМЖ) — внутрипротоковое неинвазивное новообразование низкой степени злокачественности.

Медуллярный рак (5-10%) — чаще большая объемная опухоль со слабой способностью к инвазивному росту, окруженная лимфоцитарным валом. Прогноз (по сравнению с инфильтрирующим протоковым раком) более благоприятный.

Воспалительный рак (маститоподобный, 5-10%) распространяется по лимфатическим сосудам кожи, что сопровождается ее покраснением, уплотнением и рожеподобным воспалением, повышением температуры тела.

Инфильтрирующий протоковый скиррозный рак (70%) характеризует образование гнезд и тяжей опухолей клеток, окруженных плотной коллагеновой стромой.

Болезнь Педжета (рак соска и ареолы молочной железы) — разновидность рака молочной железы; характерно экземоподобное поражение соска. В глубоких слоях эпидермиса выявляют происходящие из эпителия апокриновых желез крупные клетки со светлой цитоплазмой. Существенное значение имеет цитологическое исследование мазка, взятого с изъязвленной поверхности.

По состоянию эстрогеновых рецепторов.

Эрц- позитивные опухоли чаще встречают в постменопаузе. Около 60-70% первичных раков молочной железы характеризует наличие Эрц.

Эрц-негативные опухоли чаще встречают у больных в пременопаузе. У одной трети больных с Эрц-негативными первичными РМЖ в последующем наблюдают развитие рецидивных Эрц-позитивных опухолей.

Лечение РМЖ — комбинированное (хирургическое, лучевое, химиотерапевтическое, гормонотерапия).

определение критериев неоперабельности по Хаагенсу:

обширный отек молочной железы

воспалительная карцинома лимфатических сосудов и лимфатических узлов молочной железы; связок, поддерживающих молочную железу.

метастазы в надключичные лимфатические узлы;

Инструментальное исследование наличия отдаленных метастазов:

печеночные функциональные тесты;

рентгенография грудной клетки.

КТ грудной клетки выполняют для обследования надключичной области и средостения;

Радиоизотопное или КТ-сканирование мозга показано при наличии неврологической симптоматики.

КТ брюшной полости проводят для исключения поражения надпочечников, яичников, печени.

В большинстве случаев применяется модифицированная радикальная мастэктомия. Операции с сохранением молочной железы позволяют правильно оценить распространенность опухолевого процесса и улучшают косметический результат: однако, возможность сохранения железы имеется не у всех больных.

Операция может быть радикальной или паллиативной.

Удаление всей пораженной молочной железы необходимо по причине многофокусности заболевания. Примерно у 30-35% пациенток находят предраковые или раковые поражения в участках, соседних с пораженным первичной опухолью.

Удаление подмышечных лимфатических узлов необходимо для определения поражения узлов и стадии заболевания.

Лампэктомия (секторальная резекция), лимфаденэктомия подмышечных лимфатических узлов (1 и 2 -го уровня) и послеоперационное облучение применяются при небольших опухолях (менее 4 см) и при интрадуктальных карциномах.

Простая мастэктомия (операция Мадена) включает удаление молочной железы с околососковым пространством совместно с удалением лимфатических узлов 1-го уровня.

Модифицированная радикальная мастэктомия (операция Пэтти). Удаляют кожу вокруг железы, молочную железу, малую грудной мышцы, жировую клетчатку с лимфатическими узлами подмышечной, подключичной и подлопаточной областей. Уровень выживаемости и частота рецидивов при этой операции сравнимы с такими же при радикальной мастэктомии (операция Холстеда). Косметический дефект меньший, чем после мастэктомии по Холстеду. Реконструктивная операция — субпекторальное протезирование.

Радикальная мастэктомия по Холстеду. Вместе со всеми тканями, указанными выше, удаляют и большую грудную мышцу.

Обширная радикальная мастэктомия включает удаление лимфатических узлов средостения. Операция показана при больших или медиально расположенных опухолях с наличием внутригрудных (парастернальных) метастазов. Высокий риск интраоперационной летальности.

Операции по реконструкции молочной железы выполняют одновременно с мастэктомией либо вторым этапом после полного заживления первичной операционной раны.

Предоперационная. Больные РМЖ после установления диагноза получают курс предоперационной лучевой терапии на молочную железу и зоны регионарного метастазирования.

Послеоперационная. Больные, перенесшие удаление опухоли и подмышечных лимфоузлов и не прошедшие курс предоперационной лучевой терапии, должны получать заключительную лучевую терапию на область молочной железы и лимфатических узлов (при обнаружении в них метастазов).

Облигатная послеоперационная. Больные РМЖ должны получать послеоперационное облучение при наличии любого из ниже перечисленных факторов риска:

размер первичной опухоли более 5 см

метастазирование более чем в 4 подмышечных лимфоузла

опухоль достигает резекционной линии, проникает в грудную фасцию и/или мышцу, либо распространяется из лимфатических узлов в подмышечную жировую клетчатку.

Больные с высоким риском отдаленного метастазирования могут получать лучевую терапию до завершения адъювантной химиотерапии либо ее можно проводить совместно с облучением. Послеоперационное облучение подмышечной впадины повышает риск отека верхней конечности.

Замедляет или предупреждает рецидив, улучшает выживаемость больных с метастазами в подмышечные лимфоузлы, а также у части больных без подмышечных метастазов.

химиотерапия наиболее эффективна у пациенток в пременопаузе с метастазами в подмышечные лимфоузлы (наблюдают снижение 5-летней летальности на 30%).

Комбинированная химиотерапия предпочтительней монотерапии, особенно в группе больных с метастатическим раком молочной железы. Прием препаратов шестью курсами в течение шести месяцев — оптимальный по эффективности и по длительности метод лечения.

Схемы введения препаратов.

Метотрексат, циклофосфамид, 5-фторурацил.

Больные с высоким риском развития рецидива могут получать циклофосфамид, доксорубицин и 5-фторурацил. Эффект терапии больных с метастатическим раком молочной железы составляет 65-80%.

Альтернативные схемы для больных с метастазирующим раком включают доксорубицин, тиоТЭФ и винбластин; высокие дозы циспластина; митомицин; внутривенные инфузии винбластина или 5-ФУ; циклофосфамид, метотрексат и 5 фторурацил; таксол.

Адъювантная гормональная терапия.

Подавление функций яичников облучением или овариоэктомией приводит к неоднозначным результатам; в отдельных подгруппах больных отмечают продолжительные периоды улучшения состояния.

Гормональное лечение. Позитивный ответ на гормональную терапию вероятен при следующих условиях: длительный период без метастазирования (более 5 лет), пожилой возраст, наличие метастазов в костях, региональные метастазы и минимальные метастазы в легких, гистологические подтвержденная злокачественность 1 и 2 степени, длительная ремиссия в результате предшествующей гормонотерапии.

источник