Меню Рубрики

Мгт при раке молочной железе

По статистике, рак молочной железы является самым частым видом рака у женщин. И именно его так страшатся обнаружить у себя женщины. Согласно исследованиям, проведенным Американским Онкологическим Обществом, каждый год в мире регистрируется рак у 1,3 млн. женщин. Причем примерно половина таких случаев заканчивается смертельным исходом. Хотя за последние 10 лет уровень смертности постепенно снижается благодаря возможности диагностировать рак на более ранней стадии, что значительно увеличивает шансы на выздоровление. Такая диагностика включает в себя регулярный осмотр молочной железы у маммолога, рентгеновскую маммографию, УЗИ и магнитно-резонансную томографию (МРТ).

Метод МРТ основан на получении снимков молочных желез при помощи радиомагнитных волн, и показывает их структуру в объеме.

  • получение ясных, трехмерных изображений, позволяющие заметить рак на начальной стадии;
  • единственный способ обследования, подходящий для пациенток, имеющих силиконовые имплантаты в грудных железах;
  • совершенно безболезненный и неопасный для здоровья метод.

Какие либо уплотнения, прощупывающиеся внутри молочной железы, трещины на коже уже являются достаточной причиной, чтобы сделать МРТ молочных желез. Существуют и другие показания проведению

  1. профилактический осмотр, чтобы исключить рак;
  2. проверка целостности имплантатов;
  3. определение локализации раковых клеток перед оперативным вмешательством местного характера без удаления молочной железы;
  4. оценка развития раковых метастаз;
  5. контрольное исследование после операции молочной железы.

Для получения более четкого изображения молочных желез при проведении МРТ внутривенно вводится контрастный раствор с гадолинием, который позволяет выявить рак благодаря концентрации контрастного вещества в раковых клетках. Данное вещество разработано компанией Bayer Schering Parma и практически безопасно для здоровья и гипоаллергенно.

Первое контрастное вещество было выпущено компанией в 1988 г. и с тех пор изобретение новых составов постоянно совершенствовалось. Однако если у пациента есть аллергия на что бы то ни было, обязательно нужно сообщить об этом врачу.

Также имеются еще некоторые противопоказания к МРТ:

Беременность. Поскольку влияние МРТ на плод недостаточно изучено.
Почечная недостаточность и другие серьезные нарушения хронического характера.

Стандартное устройство закрытого типа выглядит как большая труба, окруженная по периметру магнитом. Пациент укладывается на стол, который затем задвигается в трубу. Такая конструкция дает возможность проводить МРТ и стационарным больным. Если пациент страдает от клаустрофобии, МРТ проводится в аппаратах, не имеющих боковых стенок. Также это удобно, если вследствие большого веса пациент не умещается в аппарате.

Для МРТ молочной железы больная должна лечь на живот. В поверхности стола предусмотрено отверстие для молочной железы, что предотвращает ее сжимание и с точностью выявляет рак. Устройство для снятия изображения встроено в саму платформу. Для получения точной картины пациентка должна оставаться неподвижной в течение всей процедуры. Поэтому изначально нужно занять удобное положение и расслабить все тело.

В сущности, МРТ считается наиболее точным методом диагностики рака молочных желез. Так как рентгенография, например, не фиксирует рак в 35% случаях, в случае если ткани молочной железы очень плотные

источник

Менопаузальная гормональная терапия по отношению к характеристикам и прогнозу рака молочной железы: когортное исследование

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (), которая допускает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа была правильно указана.

Сообщалось, что терапия гормонами в менопаузе увеличивает риск развития некоторых подтипов рака молочной железы и связана с благоприятным выживанием. Эти ассоциации могут быть связаны либо с увеличением маммографического наблюдения, либо с биологическим эффектом. Мы оценили эти ассоциации в шведской когорте пациентов с раком молочной железы в постклимактерическом периоде, в которых содержатся сведения о маммографических исследованиях, использовании менопаузальной гормональной терапии, других факторах риска рака молочной железы и лечении рака.

Мы проанализировали 2660 женщин в постменопаузе в возрасте от 50 до 74 лет с диагнозом инвазивный рак молочной железы в 1993-1995 годах и продолжались до конца 2003 года (медианное наблюдение, 9 лет и 3 месяца). Мы оценили влияние гормональной терапии перед диагностикой на характеристики опухоли и выживаемость рака молочной железы. Мы проанализировали гормональную терапию перед диагностикой по режиму (терапия эстроген-прогестином или терапия только эстрогенами), регентство (текущее или прошлое) и продолжительность использования ( 50 мм были исходными группами. MHT была экспозицией, и никогда не использовалась MHT — эталонная группа. Возраст диагностики и недавняя маммография были включены в качестве ковариатов.

Кроме того, мы повторили логистические регрессии, ограниченные женщинами с недавней маммографией. Мы использовали метод Каплана-Мейера для оценки причинно-специфических распределений выживаемости в отношении использования MHT. Мы сравнили смертность от конкретных причин между категориями пользователей МЗТ по отношению к тем, кто никогда не пользовался моделью пропорциональных рисков Кокса. Потенциальными факторами были недавняя маммография, социально-экономический статус, возраст при первом рождении, паритет, индекс массы тела (кг / м2), рост, недавнее употребление алкоголя, недавнее курение, возраст в менопаузе, возраст менархе, доброкачественная болезнь молочной железы и семейный анамнез. Если фактор был связан с смертностью от рака молочной железы, сравнивались сырые и стратифицированные модели Кокса. Характеристики и лечение опухолей являются промежуточными звеньями между выживаемостью МГТ и выживаемостью рака молочной железы и, таким образом, включены в модели Кокса для оценки степени, в которой они могли бы объяснить наблюдаемые ассоциации. Кроме того, мы ограничили окончательные модели Кокса женщинами с недавней маммографией.

Мы проверили предположение о пропорциональной опасности продолжительности ≥ 5 лет текущего MHT в сравнении с отсутствием MHT, разделив время наблюдения на> 5 лет или через 5 лет после постановки диагноза.

Для всех анализов мы использовали статистическое программное обеспечение SAS, версия 9.1 (SAS Institute Inc., Cary, NC, USA).

Среднее время наблюдения составляло 9 лет и 3 месяца (диапазон от 4 месяцев до 10 лет и 3 месяца). Показатели смертности от рака молочной железы по сравнению с различными характеристиками фона и опухоли представлены в таблице 1. Показатели смертности были несколько выше в самых высоких и наименьших возрастных группах. Показатели смертности не зависели от социально-экономического статуса, но варьировались, как и ожидалось, с характеристиками опухоли. Женщины, перенесшие недавнюю маммографию, имели несколько более низкую смертность по сравнению с другими женщинами (таблица 1).

Предыстория и характеристики опухоли в отношении смертности от рака молочной железы

aBreast смертность от рака на 100 человеко-лет. Уровень bLow включает рабочих и служащих низкого уровня, тогда как высокий уровень включает все остальные категории.

Не было различий в распределении возраста или характеристик опухоли при сравнении прошлого использования и никогда не использовалось MHT. Прошлые пользователи чаще сталкивались с высоким социально-экономическим статусом и, по-видимому, чаще просматривались в маммографии (табл. 2). Нынешние пользователи МЗТ были моложе на момент постановки диагноза, чаще имели высокий социально-экономический статус и чаще всего подвергались маммографии. Текущее использование MHT не было связано с размером опухоли или вовлечением лимфатических узлов. С другой стороны, среди современных пользователей МГТ чаще встречались опухоли низкого уровня, опухоли неводного гистологического типа, ER + PR + опухоли и ER-PR + опухоли по сравнению с людьми, не имеющими MHT (таблица 2).

Распределение фона, характеристики опухоли и недавняя маммография в отношении использования терапии гормональной терапии в период менопаузы

Данные представлены в виде n (%). Прошлое использование, последнее использование по крайней мере за 6 месяцев до постановки диагноза; текущее использование, последнее использование 50 мм были ближе к единице, а их КИ были незначительными (данные не показаны).

Продолжительность текущего использования по сравнению с никогда не использовавшимся при менопаузальной гормональной терапии и риском развития опухолей молочной железы

Данные представлены как отношение шансов (95% доверительный интервал) по сравнению с никогда не пользовались менопаузальной гормональной терапией (MHT). Для каждой характеристики опухоли первая строка является контрольной группой, а остальные группы представляют собой групповые группы. Никогда не использовать MHT — контрольную группу, а 5 лет текущего MHT — группы воздействия. aАдаптировано для недавней маммографии (да / нет) и возраста при постановке диагноза (5-летние категории).

На рис. 1 показаны графики Каплана-Мейера, которые никогда не использовались, использовались в прошлом и текущем использовании MHT (рисунок 1a), а также режимом (рис. 1b) и продолжительностью (рис. 1c). Почти 20% прошлых пользователей и никогда не умерли от рака молочной железы через 10 лет после постановки диагноза, по сравнению с примерно 10% нынешних пользователей (рис. 1а). Выживаемость рака молочной железы не отличалась по режиму текущего использования (рисунок 1b). Когда мы сравнивали краткосрочное и долгосрочное текущее использование, у долгосрочных пользователей была более благоприятная выживаемость рака молочной железы, особенно в течение первых 3 лет после постановки диагноза (рис. 1в).

Каплан-Мейер, посвященный выживанию рака молочной железы по сравнению с использованием терапии менопаузальной гормоны. (a) Не использовать, использовать в настоящее время или использовать в прошлом. (b) Использование или использование в настоящее время по режиму. (c) Без использования или текущего использования по продолжительности.

Соотношение риска для смерти от рака молочной железы при текущем использовании MHT по сравнению с использованием без использования MHT составляло 0,57 (95% ДИ от 0,41 до 0,79, таблица 5). Благоприятная выживаемость среди нынешних пользователей МЗТ, по-видимому, присутствовала независимо от статуса рецептора: отношение риска в ER + PR + опухолях, 0,40 (95% ДИ, 0,22-0,72); и отношение рисков в ER-PR-опухолях, 0,56 (95% ДИ, 0,26-1,19) (данные не показаны). Корректировка других факторов риска рака молочной железы не повлияла на оценку выживаемости (данные не показаны). Ограничение анализа женщинами с недавней маммографией не изменило оценки по сравнению с корректировкой на недавнюю маммографию (данные не показаны). Прошлое использование MHT, по-видимому, не влияло на выживаемость рака молочной железы (таблица 5).

Факторы риска смерти от рака молочной железы в связи с использованием терапии гормонами в период менопаузы

Исключены наблюдения с отсутствующей информацией о терапии гормонами менопаузы, недавняя маммография, размер опухоли или вовлечение лимфатических узлов. aBreast смертность от рака на 100 человеко-лет. bАдаптировано для возраста при постановке диагноза (5-летние категории), недавняя маммография (да / нет). cАдаптировано к возрасту при постановке диагноза (5-летние категории), недавняя маммография (да / нет), адъювантная эндокринная терапия (да / нет) и адъювантная химиотерапия (да / нет), размер опухоли и вовлечение лимфатических узлов. dLast использования 10 лет после постановки диагноза [32]. Если бы наши последующие действия продолжались дольше, поэтому ожидаемая выгода от выживания из-за MHT уменьшилась бы.

Поскольку MHT увеличивает риск рака молочной железы через несколько лет, и этот риск исчезает вскоре после прекращения, MHT, вероятно, действует как промотор рака молочной железы поздней стадии. Эпидемиологические данные о связи между текущим использованием МЗТ и низкосортными рецептор-положительными опухолями показывают, что МГТ может способствовать доклиническим опухолям с менее злокачественными опухолевыми характеристиками. Следовательно, мы считаем, что текущее использование МЗТ влияет на выживание посредством биологического воздействия на опухоль. Однако мы не можем исключить влияние здорового женского эффекта или предвзятости во времени. Наибольший риск заражения раком молочной железы встречается у долгосрочных пользователей, пользователей или пользователей эстроген-прогестинов [1]. Если MHT влияет на фенотип опухоли, эти подгруппы, вероятно, будут наиболее затронуты, и наши результаты благоприятных характеристик опухоли и улучшение выживаемости у этих женщин правдоподобны.

Использование MHT сократилось с 2002 года в Соединенных Штатах [33,34], а с 1999 года в Швеции [35]. После 2002 года было зарегистрировано снижение частоты ОР-положительного рака молочной железы у женщин в возрасте от 50 до 69 лет [33,34], и общее мнение состоит в том, что это снижение связано с уменьшением использования МЗТ. Поскольку мы и другие работники обнаружили MHT, связанный с опухолями низкой агрессивности, мы считаем, что возможное снижение заболеваемости раком молочной железы из-за снижения использования MHT будет сопровождаться значительно меньшим снижением смертности от рака молочной железы, что, вероятно, не удастся обнаружить на уровне населения.

Сильными сторонами настоящего исследования являются установление населения с высокой степенью участия, подробная информация об использовании МЗТ и других факторах риска рака молочной железы, информация о характеристиках опухолей, а также хирургическое и адъювантное лечение, только один пациент теряется и высококачественную информацию о причине смерти [22].

Существуют ограничения для настоящего исследования. Среди приемлемых случаев рака в исследовании 16% не принимали участия. У нечастников были несколько более крупные опухоли и более высокая доля поражения лимфатических узлов. Если у участников, не принимавших участие с использованием MHT, были хуже характеристики опухоли, чем у участников, использующих MHT, или если у участников, не использующих MHT, были лучшие характеристики опухоли, чем у участников, не использующих MHT, наши результаты были бы предвзятыми — но это кажется маловероятным. Статус рецептора оценивали в семи различных лабораториях, и многие различные патологи классифицировали размер опухоли, вовлечение лимфатических узлов, уровень опухоли и гистологический тип. Доля недостающих значений была высокой для некоторых из этих переменных. Ошибочная классификация из-за децентрализованных анализов, а также распределение отсутствующих значений, вероятно, не связана с использованием MHT, и поэтому должна быть недифференциальной. Нам не хватает информации о применении МЗТ после диагностики. Женщинам с диагнозом рака молочной железы настоятельно рекомендуется не использовать МГТ, поэтому даже если некоторые женщины использовали МЗТ после постановки диагноза, это редко сообщалось в оперативных и онкологических отчетах пациентов. Однако мы не считаем, что MHT после диагностики может влиять на наши результаты более чем незначительно, будучи, вероятно, редким воздействием с неизвестным и, вероятно, небольшим воздействием на выживание [36]. Несмотря на то, что в нашем исследовании участвовало более 2500 женщин с диагнозом рака молочной железы, сила многих анализов подгрупп была небольшой и исключала твердые выводы.

Мы обнаружили, что использование MHT во время диагностики рака молочной железы было связано с более низким уровнем опухоли, дольковой или другой неродной гистологией, положительным статусом рецептора и с благоприятной выживаемостью рака молочной железы. Маммографическое наблюдение не объясняло наших результатов. Поскольку уровень опухоли и статус рецептора кажутся относительно стабильными характеристиками, которые не чувствительны к смещению во времени, мы считаем, что MHT индуцирует опухоли определенных фенотипов.

CI: доверительный интервал; ER: рецептор эстрогена; MHT: менопаузальная гормональная терапия; PR: рецептор прогестерона.

Читайте также:  Прыщи при раке молочной железы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

ЛУР участвовал в разработке проекта, сборе данных, статистическом анализе и интерпретации, а также составлял рукопись. FG и PWD участвовали в разработке исследования, статистическом анализе и интерпретации. К.Е. участвовал в интерпретации. SW участвовал в разработке и интерпретации исследования и помогал составлять рукопись. ИС участвовал в разработке проекта и сборе данных. PH участвовал в разработке проекта, сборе данных и интерпретации данных и помогал составлять рукопись. Все авторы прочитали и утвердили окончательную рукопись.

Авторы хотели бы поблагодарить всех женщин в исследовании за их вклад, Ханса-Олова Адами и Сесилию Магнуссон за всю преданную работу с начальным исследованием случай-контроль, и Анна Кристенссон, Эйя Флегаре и Маттиас Хаммарстрём за умелый сбор данных и планирование. Настоящая работа была поддержана грантами шведского фонда рака. Источники финансирования не играют никакой роли в разработке исследования, сборе данных, анализе данных, интерпретации данных или написании рукописи.

источник

Молочные железы – это не только символ женственности и атрибут красоты, но и важный орган в репродуктивной системе. Любые изменения, происходящие в организме (сбой в работе эндокринной системы, инфекционные заболевания, стрессы, каждодневные эмоциональные перегрузки и др.) отражаются на здоровье желёз.

Среди современных методов диагностического исследования молочной железы, магнитно-резонансная томография является одной из самых высокоточных процедур, способных предоставить для изучения надежную и достоверную информацию.

Неинвазивность томографического исследования говорит о безболезненности самой процедуры, в ходе которой пациент не проводятся диагностическим манипуляциям (инъекциям, хирургическому вмешательству, биопсии и др.), повреждающим кожные покровы и слизистую оболочку.

Это безопасный метод сканирования, основанный на воздействии магнитных волн. В процессе обследования томограф создает серию снимков высокого разрешения, выполненных в трех проекциях (аксиальной, фронтальной и сагиттальной).

Пройдя компьютерную обработку, объемные многоплоскостные изображения срезов молочных желез высвечиваются на дисплее. Рентгенолог уже в ходе исследования может визуально оценить полученную информацию и составить диагностическое заключение, которое в дальнейшем может быть использовано для установления диагноза лечащим врачом.

Как высокотехнологичный способ исследования МРТ молочной железы признана самым надежным и информативным методом в современной медицинской диагностике, выявляющем малейшие патологические изменения, аномальные образования и труднодиагностируемые заболевания.

Используя контрастное вещество, магнитно-резонансная томография молочной железы проводиться с усилием диагностических возможностей, т. е. помимо выявления различных новообразований, томограф фиксирует:

  1. местоположение опухоли
  2. особенность строения и размер опухолевого образования
  3. границы опухоли, а также её влияние на близлежащие структуры
  4. локализация метастаз и т.д.

МРТ молочных желез с контрастом дает возможность специалистам выявить процесс метастазирования, что позволит скоординировать дальнейшее лечение с индивидуально подобранным терапевтическим лечением.

Исследования, базирующиеся на работе мощного магнита, позволяют выявить множественные заболевания грудных желез:

Высокотехнологичное обследование, такое как МРТ молочной железы с контрастированием, является уникальной возможностью определить распространенность очагов метастатического процесса на другие органы и установить стадию развития патологии с максимальной точностью, благодаря детальному изучению полученных в ходе сканирования высококачественных изображений.

Данное заболевание имеет фиброзно-кистозную форму с патологическим разрастанием тканей (железистой и соединительной) и образованием кист. Развивается при наличии гормонального дисбаланса в женском организме.

Сопровождается болезненностью желёз и патологической секрецией из сосков. При отсутствии должного лечения мастопатия может перерасти в рак, поэтому для подтверждения диагноза можно сделать МРТ молочной железы, что позволит избежать тяжелых последствий. Своевременная диагностика – залог положительной динамики в процессе лечения.

У женщин, в основном – первородящих, при кормлении грудью ребенка или в период беременности может воспалиться железа. Мастит характеризуется следующими признаками:

  1. уплотнение железы с последующим увеличением
  2. покраснение кожи груди
  3. температуры тела повышается
  4. ощущение сильной (распирающей) боли

При ослабленном иммунитете с пониженной сопротивляемостью организма, а также при несвоевременной или нерациональной терапии, процесс образования абсцесса при мастите может иметь гангренозный характер (гной выделяется вместе с молоком).

В современной медицине при обследовании женщин большое значение имеет своевременная диагностика. Исследование, проведенное на высокоточном аппарате МРТ при раке молочной железы, а также при многих других заболеваниях, опасных своими осложнениями, может стать залогом успешного лечения и спасти пациентке не только здоровье, но и жизнь.

источник

Исследование груди при помощи МРТ чаще проводится с целью выявления всевозможных новообразований в молочных железах.

В сравнении с другими диагностическими методами МР-томография в этой области в 2 раза эффективнее: доля обнаружения патологических очагов в тканях груди при МРТ составляет 90%, при маммографии в комбинации с ультразвуковым исследованием (УЗИ) – до 45%.

Врачи рекомендуют проходить ежегодно МР-обследование молочных желез женщинам с высоким риском развития онкологической патологии:

  • При обнаружении у самой женщины или ее ближайших родственниц (матери, дочери, сестры) генов, отвечающих за рост раковых клеток (BRCA 1 или BRCA 2);
  • Если женщине проводилась радиотерапия (облучение) по поводу злокачественных заболеваний в раннем возрасте;
  • При наличии других факторов риска развития рака молочных желез (наследственные синдромы Кауден или Ли-Фраумени).

Онкологи в обязательном порядке назначают МРТ молочных желез пациенткам с опухолью в одной груди для того, чтобы выяснить, не поражена ли раком вторая железа. Магнитно-резонансная томография без хирургического вмешательства и просвечивания рентгеном дает детальное изображение внутренних структур молочных желез и кровеносных сосудов, позволяет обнаружить даже маленькие (до 3-5 мм) очаги патологической ткани на самых ранних этапах развития.

МРТ с контрастом

МРТ молочных желез может проводиться с контрастированием и без. Контраст (гадолиний – гипоаллергенное окрашивающее вещество) применяется для визуализации сосудистой сети железы. Раковые очаги усиленно кровоснабжаются, что хорошо видно на снимках МРТ.

Обследование без контраста проводится для определения плотности ткани и изучения структуры молочных желез.

МРТ груди назначается не только при подозрении на онкологию. Маммолог может направить женщину на это обследование для:

  • определения состояния молочных желез и целостности силиконовых имплантатов;
  • дифференциальной (сравнительной) диагностики доброкачественных образований при неэффективности других исследований;
  • наблюдения за динамикой после проведенного противоракового лечения;
  • диагностики любых других заболеваний молочной железы у беременных и при наличии противопоказаний к рентгенографии;
  • выявления различных патологий при плохой визуализации другими методами (разрастание рубцовой ткани после операции или травмы).

Нередко результаты УЗИ или маммографии не дают настолько полной информации, чтобы удовлетворить женщину – успокоить или сподвигнуть к определенным действиям. Поэтому многие пациентки приходят на обследование без направления врача, по собственной инициативе.

Важно! У женщин, проходящих МРТ груди раз в год, возможность летального исхода от онкологии сводится к минимуму.

Несмотря на то, что МРТ является безопасным методом, у этой процедуры имеются противопоказания. Абсолютные и относительные – состояния, при которых МРТ категорически запрещается, и состояния преодолимые, т. е. при грамотно проведенной подготовке обследование становится возможным.

  • Наличие металлических предметов в организме пациентки (имплантаты, клипсы, брекеты и др.): воздействие магнитного поля может спровоцировать их движение и вызвать внутреннее кровотечение или другие негативные последствия.
  • Гиперкинез (непроизвольные движения), судороги, мышечные спазмы: больная должна соблюдать в течение всей процедуры полную неподвижность, иначе результат обследования может быть неточным (снимки получатся размытые, смазанные).
  • Аллергия на контрастное вещество: гадолиний (внутривенный контраст) редко вызывает аллергические реакции, но при индивидуальной непереносимости его введение строго запрещено – вещество может вызвать развитие аллергии различной степени тяжести, вплоть до анафилактического шока.
  • Хроническая почечная недостаточность или другие заболевания мочеполовой системы: контрастное вещество может спровоцировать обострение болезни, так как его вывод из организма осуществляется через почки.
  • Наличие кардиостимулятора или инсулиновой помпы: воздействие магнитных волн способно повлиять на стабильную работу аппарата.
  • Тучность пациентки: вес более 120-150 кг препятствует проведению процедуры, так как диаметр МРТ-капсулы не соответствует объему талии женщины.
  • Период беременности и лактации: магнитное поле может оказать негативное влияние на внутриутробное развитие плода, а контрастное вещество, при попадании в грудное молоко, способно вызвать у ребенка аллергию и другие реакции.
  • Клаустрофобия: боязнь замкнутого пространства может вызвать у пациента панику и спровоцировать хаотичную двигательную активность.
  • Психические расстройства пациентки: возможны различные непредсказуемые реакции на нахождение в МРТ-сканере и проведение медицинских манипуляций.
  • Татуировки, нанесенные с использованием красок с примесью металла: в области накожного рисунка возникает чувство жжения. Также может образоваться незначительные повреждения кожного покрова в виде ожога.

Специалисты рекомендуют проводить МРТ молочных желез на 8-12 день (в первую фазу) менструального цикла.

В это время у женщины в молочных железах отечность и инфильтрация вокруг крупных протоков отсутствуют (в отличие от предменструального периода), поэтому результат обследования будет более информативный. Если наступила менопауза, то подойдет любое другое время.

При необходимости врач назначит соблюдение особого пищевого режима или ограничит прием некоторых лекарственных средств.

Перед началом проведения диагностики пациентка снимает с себя все предметы, которые изготовлены из металла (украшения, пирсинги, заколки, часы и т. д.).

Во время процедуры больная лежит на животе на подвижной кушетке томографа (для молочных желез в ней предусмотрены специальные отверстия). Длительность процедуры составляет от 30 минут до 1 часа, поэтому женщине необходимо удостовериться, что поза выбрана удобная, и что во время сканирования у нее не возникнет желания пошевелиться.

При проведении МРТ молочной железы с контрастированием через внутривенный катетер медсестра вводит контрастное вещество. Для диагностики рака это обязательная манипуляция. При поступлении контраста в кровь пациентка может испытать холод или небольшой жар, разливающийся по ходу вены.

Для обеспечения наибольшего комфорта и защиты слуха от шумовых эффектов работающего аппарата (гул, щелчки, потрескивания) предусмотрено использование наушников.

Стол перемещается непосредственно в кольцо МР-томографа, где и происходит сканирование. В обследуемой области женщина может ощущать жжение или покалывание. Эти признаки считаются нормой. При возникновении непредвиденных ситуаций, сильных болевых ощущений или резкого ухудшения состояния пациентка может сообщить об этом врачу через встроенную систему обратной связи.

Явных побочных эффектов после МРТ молочных желез не наблюдается. Очень редко (в 1% случаев) некоторые пациенты после процедуры с контрастированием испытывают слабость, тошноту, головокружение, зуд в месте установки катетера.

Важно помнить, что если пациентка — кормящая мать, и ей вводят контрастное вещество, то от грудного вскармливания ребенка стоит воздержаться на 48 часов.

Заключение с результатом МРТ молочных желез пациентке выдается на руки в течение получаса после процедуры. В описании врач указывает выявленные изменения в груди больной, характер и степень их распространения, локализацию (месторасположение), точные размеры очага, другие параметры и сведения, заключительный диагноз. По данным обследования лечащий врач прогнозирует дальнейшее развитие заболевания и планирует наиболее эффективную схему лечения.

Диагностика с контрастным веществом:

  • выявляет наличие патологических процессов в груди;
  • устанавливает размер и точное месторасположение новообразования;
  • определяет размеры лимфатических узлов;
  • определяет степень злокачественности опухоли.

Диагностика без контрастного вещества:

  • определяет плотность молочных желез;
  • изучает состояние млечных протоков;
  • выявляет образования в виде кист;
  • обнаруживает гематомы;
  • определяет разрывы имплантатов и степень повреждения окружающих тканей.

Проведение МРТ молочных желез в комплексной диагностике различных заболеваний целесообразно и желательно, так как:

  • МРТ отлично визуализирует мягкие ткани органа, намного лучше, чем КТ, рентгенография и УЗИ;
  • в МРТ отсутствует ионизирующее облучение, которое применяется в рентгенографии и компьютерной томографии;
  • МР-сканирование позволяет получить наиболее полную и четкую картину, в отличие от маммографии, которая менее информативна;
  • МРТ дает возможность изучить орган как снаружи, так и изнутри (в ультразвуковой диагностике возможно только оценка состояния внешней оболочки);
  • МРТ позволяет определить наличие даже небольших образований (в отличие от маммографии).

Возможность же многократного повторения и отсутствие негативного воздействия на организм женщины делает этот вид исследования наиболее востребованным в современной диагностике.

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

В статье рассматривается проблема мастопатии и риска рака молочной железы (РМЖ) с позиции трех специалистов: акушера-гинеколога, гинеколога-эндокринолога и онколога.
Представлены данные об эпидемиологии мастопатии и РМЖ, популяционные риски развития РМЖ, причины, предрасполагающие к мастопатии, и факторы риска РМЖ. Обсуждаются понятия мастопатии и масталгии. Подробно описаны клиническая симптоматика, методы физикального осмотра пациенток с нераковыми заболеваниями молочных желез (МЖ), включающие пальпацию МЖ и регионарных лимфоузлов. Представлены правила маммологического скрининга, предложенные Международной ассоциацией специалистов репродуктивной медицины. Среди инструментальных методов диагностики используются маммография, УЗИ, пункции узловых образований и подозрительных участков и цитологическое исследование пунктата.
Особое внимание уделено нарушениям гормонального баланса, поскольку МЖ является не только органом-мишенью для большого количества гормонов (в первую очередь половых) и факторов роста, но и местом локального биосинтеза и метаболизма половых гормонов.
В статье объяснена важность морфологического исследования ткани МЖ у женщин с подозрением на РМЖ и приведены примеры гистологических картин предраковых состояний. Описаны механизмы действия патогенетической терапии с приведением в качестве примеров некоторых лекарственных препаратов.

Ключевые слова: мастопатия, рак молочной железы, постменопауза, гиперэстрогенемия, Мамоклам.

Для цитирования: Керчелаева С.Б., Сметник А.А., Беспалов В.Г. Мастопатия и профилактика рака молочной железы как междисциплинарная проблема // РМЖ. 2016. № 15. С. 1018–1025.

Для цитирования: Керчелаева С.Б., Сметник А.А., Беспалов В.Г. Мастопатия и профилактика рака молочной железы как междисциплинарная проблема // РМЖ. Мать и дитя. 2016. №15. С. 1018-1025

Mastopathy and breast cancer prevention as interdisciplinary problem
Kerchelaeva S.B. 1 , Smetnik A.A. 2 , Bespalov V.G. 3

1 Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow
2 Scientific Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after academician V.I. Kulakov, Moscow
3 Research Institute of Oncology named after N.N. Petrov, St.-Petersburg

The paper addresses the problem of mastopathy and the risk of breast cancer (BC) from the position of three specialists: obstetrician and gynecologist, endocrinologist and oncologist.
The data on mastopathy and BC epidemiology; population risks for BC; causes, predisposing to mastopathy and BC, and risk factors for BA is provided. The concept of mastopathy and mastalgia is discussed. Clinical symptoms, methods of physical examination for non-cancerous (benign) breast conditions , including palpation of breast and regional lymph nodes, are provided. The paper presents breast screening program proposed by International Federation of Fertility Societies. Instrumental diagnostic methods include mammography, ultrasound, puncture of nodules and suspicious sites, punctate cytology.
Special attention is paid to hormonal imbalance, since breast is not just the target organ for a large number of hormones (especially sex hormones) and growth factors, but a local place for sex hormones’ biosynthesis and metabolism.
The paper explains the importance of morphological examination of breast tissue in women with suspected BC and gives examples of precancerous conditions’ histology. Mechanisms of action of pathogenic therapy are discussed with focus on some drugs.

Читайте также:  Как победить рак груди отзывы

Key words: mastopathy, breast cancer, postmenopause, hyperestrogenemia, Mamoklam.

For citation: Kerchelaeva S.B., Smetnik A.A., Bespalov V.G. Mastopathy and breast cancer prevention as interdisciplinary problem // RMJ. 2016. № 15. P. 1018–1025.

В статье освещена междисциплинарная проблема мастопатии и профилактики рака молочной железы

Проблема заболеваний молочной железы (МЖ) остается актуальной не только в России, но и во всем мире, поскольку распространенность как доброкачественных, так и злокачественных поражений МЖ растет повсеместно. Частота мастопатии в популяции российских женщин достигает 50–60%. Нельзя недооценивать роль мастопатии в развитии рака молочной железы (РМЖ), хотя в целом она не рассматривается как предрак или стадия онкологического процесса в МЖ, однако многие ее формы существенно повышают риск развития РМЖ. Не вызывает сомнений междисциплинарность мастопатии как проблемы. Так, согласно приказу МЗ РФ № 572н от 2012 г., медицинскую помощь женщинам с целью выявления заболеваний МЖ оказывает врач акушер-гинеколог. Патогенетическое же лечение мастопатии должно быть направлено на нормализацию гормонального баланса в организме женщины, прежде всего баланса половых гормонов, что является сферой интересов эндокринологов. При подозрении на очаговую или злокачественную патологию МЖ необходима консультация онколога-маммолога. Также порой требуется вмешательство других специалистов для коррекции заболеваний, которые повлекли развитие мастопатии, например, заболеваний печени, нервной системы и т. д. Таким образом, одну пациентку могут вести сразу несколько специалистов, взаимодействуя и дискутируя между собой. Поэтому в данной публикации мы обсудим мастопатию с позиции трех экспертов: акушера-гинеколога, гинеколога-эндокринолога и онколога, которые выскажут свои взгляды на патогенез и лечение мастопатии, ее роль в развитии РМЖ и тактику ведения пациенток с данной патологией.

Диагностика нераковых заболеваний молочных желез – профилактика рака молочной железы
Профессор С.Б. Керчелаева
ГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ, Москва
Эпидемиология. Известно, что в разных странах популяционные риски развития РМЖ неодинаковы. В России в 2013 г. заболеваемость РМЖ составила 320 на 100 тыс. населения, т. е. примерно 0,008% женской популяции ежегодно. Из 741 пациентки, жительниц Ганы, обратившихся за маммологической помощью, масталгия была основным симптомом в 50,2% случаев. РМЖ был диагностирован у 7,8% пациенток, рецидивирующий рак – у 0,8% пациенток. В остальных случаях (около 88%) масталгия не была ассоциирована со злокачественной трансформацией тканей МЖ [1, 2]. В ходе изучения связи между циклической масталгией и РМЖ с участием 5463 женщин 28% (1529 пациенток) сообщили о боли в груди. При этом у 15,8% был диагностирован РМЖ [3]. Таким образом, надо понимать, что масталгия не является маркером раковой трансформации, но ее следует признать значимым фактором риска.
В общей популяции фиброзно-кистозная болезнь встречается у 60–80% женщин, причем пациентки репродуктивного возраста с гинекологическими заболеваниями в анамнезе обеспечивают самый высокий процент. Клинические проявления мастопатии не только ухудшают качество жизни пациенток, но и повышают риск развития РМЖ в десятки раз [4]. Со стороны акушеров-гинекологов незаслуженно мало внимания уделяется доброкачественным заболеваниям МЖ. Клинические симптомы мастопатии приравнивают к норме, хотя это, как правило, свидетельствует о патологическом процессе.
Несмотря на то, что МЖ относится к визуальным локализациям и легко доступна для исследования, РМЖ в 1 и 2 стадии диагностируется лишь у 57,6% пациенток, причем летальность на первом году жизни с момента установления диагноза составляет около 12,6% случаев. Больные с запущенными формами РМЖ составляют высокий процент наблюдений. Анализ причин запущенности заболевания показал, что в значительной степени запущенность связана с низкой медицинской культурой населения: 42% пациенток откладывали свой визит к врачу, мотивируя это занятостью, неблагоприятной ситуацией на работе, семейными обстоятельствами и т. д., у 10,9% пациенток причиной была боязнь идти к врачу, в 6,5% случаев женщины занимались самолечением, что приводило к резкому прогрессированию заболевания. Однако в 32,5% случаев запущенность заболевания лежит на совести врачей общей лечебной сети ввиду их низкой онкологической грамотности и отсутствия онкологической настороженности. У 51,7% больных от момента появления клинических признаков РМЖ до постановки диагноза проходило от 1 до 6 мес. [5].
В любом современном государстве основу профилактики составляют скрининговые программы, причисленные по значимости к государственным программам, а борьба с раковыми опухолями на мировом уровне включена в глобальные задачи человечества.
С 2009 г. на основании приказа № 808 МЗ РФ выявление и терапия заболеваний МЖ входят в сферу ответственности акушеров-гинекологов, тогда как ранее этими вопросами занимались исключительно маммологи и хирурги.
В 2012 г. Минздрав России издал новое руководство к действию – приказ № 572н, регламентирующий, как и приказ № 808, что медицинскую помощь женщинам с целью выявления заболеваний МЖ оказывает врач акушер-гинеколог. Кроме того, в действующем приказе в пункте 85 написано, что женщин с выраженными кистозными узловыми изменениями МЖ направляют в онкологический диспансер для верификации диагноза.
Анатомия и физиология. МЖ – это гормонозависимые органы, входящие в репродуктивную систему женщины, которые развиваются и начинают функционировать под влиянием целого комплекса гормонов: рилизинг-факторов гипоталамуса, гонадотропных гормонов гипофиза (фолликулостимулирующего и лютеинизирующего), хорионического гонадотропина, пролактина, тиреотропного гормона, кортикостероидов, инсулина, эстрогенов, прогестерона, андрогенов. МЖ в своем развитии проходят несколько этапов. После рождения МЖ представляют собой рудиментарные образования. В период полового созревания, когда у девочек начинают функционировать яичники, МЖ начинают увеличиваться в объеме, и с наступлением менструальной функции ткань МЖ подвергается ежемесячным циклическим изменениям в соответствии с фазами менструального цикла. С прекращением менструальной функции ткань МЖ подвергается инволютивным изменениям, а именно жировому перерождению. Паренхима МЖ представлена сложными альвеолотрубчатыми железами, собранными в мелкие дольки, из которых формируются крупные доли. В МЖ имеется от 6 до 24 долей. Каждая из них имеет свой выводной проток, некоторые протоки могут сливаться перед выходом на поверхность соска.
Кровоснабжение МЖ осуществляется за счет внутренней грудной и подмышечной артерий и ветвей межреберных артерий. Вены МЖ сопровождают артерии и широко анастамозируют с венами окружающих областей.
С онкологических позиций большое значение имеет строение лимфатической системы МЖ. Выделяют внутриорганную и внеорганную лимфатическую систему МЖ. Различают следующие пути оттока лимфы от МЖ: подмышечный, подключичный, парастернальный, ретростернальный, межреберный, перекрестный и путь Героты.
Патогенез. По определению ВОЗ, мастопатия – это фиброзно-кистозная болезнь с нарушением соотношения эпителиального и соединительнотканного компонента, с разнообразными пролиферативными и регрессивными изменениями в тканях МЖ. У термина «мастопатия» имеется множество синонимов, наиболее часто используют такие как «фиброзно-кистозная болезнь», «доброкачественная дисплазия молочных желез», однако обобщающим считают термин «нераковые заболевания молочных желез».
В России для диагностики нераковых заболеваний МЖ применяют клинико-рентгенологическую классификацию мастопатии Н.И. Рожковой [6], согласно которой выделяют 5 форм диффузной мастопатии:
с преобладанием:
– железистого компонента;
– фиброзного компонента;
– кистозного компонента;
– смешанную форму диффузной фиброзно-кистозной мастопатии;
– склерозирующий аденоз.
Кроме того, по результатам биопсии устанавливают диагноз в соответствии с гистологической классификацией опухолей МЖ (ВОЗ, 1995).
Различают морфологически непролиферативную и пролиферативную формы доброкачественной дисплазии. При этом риск малигнизации при непролиферативной форме составляет 0,86%, при умеренной пролиферации – 2,34%, при резко выраженной пролиферации – 31,4% наблюдений. По данным гистологических исследований операционного материала, РМЖ сочетается с фиброзно-кистозной болезнью в 46% случаев [7].
Отмечается четкая связь между заболеваемостью РМЖ и детородной функцией. Женщина, родившая впервые в 18 лет, имеет втрое меньший риск заболеть РМЖ, чем впервые родившая в 35 лет. Ранняя первая беременность способствует резкому увеличению продукции одного из 3–х эстрогенов – эстриола, который является продуктом метаболизма эстрадиола и эстрона и тормозит канцерогенное воздействие последних. С другой стороны, поздние роды (после 30–40 лет) приводят к резкому повышению уровня эстрадиола, что может способствовать развитию РМЖ. Также к причинам, предрасполагающим к мастопатии, относят следующие факторы: неблагоприятный репродуктивный анамнез, гинекологические заболевания, гиперпролактинемию, факторы сексуального характера, эндокринные нарушения, повседневные фрустрирующие ситуации, заболевания печени, генетическую отягощенность [8]. Чрезвычайно важными являются факторы риска РМЖ: выделения из соска вне лактации, обнаружение мутации генов семейства BRCA в крови, в перименопаузальном периоде – наличие уплотнения ткани молочной железы по результатам маммографического скрининга.
Из вышеизложенного следует, что в противораковой борьбе большое значение имеют своевременное выявление и лечение нераковых заболеваний МЖ.
Диагностика заболеваний молочной железы основывается на осмотре МЖ, их пальпации, что должно проводиться с особой тщательностью и онкологической настороженностью. Физикальное обследование включает пальпацию МЖ, регионарных лимфоузлов (подключичных, надключичных, подмышечных).
Из дополнительных методов используются маммография, УЗИ, пункции узловых образований и подозрительных участков и цитологическое исследование пунктата. Кроме того, необходимо руководствоваться приказом № 572н, который регламентирует обязательное скрининговое обследование женщин старше 35 лет.
Международная ассоциация специалистов репродуктивной медицины, Российская ассоциация маммологов предложила Правила маммологического скрининга для акушера-гинеколога: каждую женщину моложе 35 лет необходимо опрашивать для выявления прогностических факторов РМЖ (разница между ростом в сантиметрах и массой тела в килограммах более 110, возраст начала менструации – до 13 лет, гинекологические заболевания в анамнезе (миома матки, полип матки, эндометриоз, кисты яичников, дисфункция яичников, бесплодие и др.), отсутствие родов, первые роды в возрасте старше 30 лет, стрессовые ситуации, ушибы, маститы, операции на МЖ, онкологические заболевания у близких родственников). Мануальное обследование проводить всем; при наличии факторов риска РМЖ, но при отсутствии изменений молочных желез направлять на УЗИ. При наличии пальпаторных изменений направлять не только на УЗИ, но и на маммографию.
Каждую женщину старше 35 лет направлять на маммографию с периодичностью 1 раз в 2 года при отсутствии изменений. При наличии рака в семье – направлять на ДНК-исследование крови с целью выявления мутаций генов BRCA-1 и -2. При обнаружении мутаций направлять на консультацию онколога для выработки плана наблюдения или лечения.
Главная цель первичных диагностических мероприятий – определить характер процесса. При обнаружении узлового очага пациентку нужно направить к рентгеномаммологу, который выполнит биопсию с цитологическим и гистологическим исследованием пунктата. С учетом результата пациентка будет направлена к маммологу-онкологу, который будет заниматься ее лечением. При диффузном процессе пациенткой должен заниматься акушер-гинеколог, который проведет полное обследование, в т. ч. и гормонального статуса, для дальнейшего консервативного лечения и мониторинга. При обнаружении галактореи (вне беременности и лактации) необходимо определить концентрацию гормона пролактина и тиреотропного гормона, а также взять отпечаток-мазок отделяемого для цитологического исследования. В зависимости от его результатов решается вопрос о дальнейшем ведении пациентки. Гиперпролактинемия – одна из причин эстроген-прогестеронового дисбаланса, именно пролактин стимулирует рост числа эстрогеновых рецепторов в тканях МЖ, повышает чувствительность клеток к действию эстрадиола и ускоряет пролиферацию эпителиальных клеток.
Профилактика заболеваний молочной железы. Основная задача акушера-гинеколога – вести среди женского населения пропаганду против абортов, проводить своевременное лечение воспалительных заболеваний органов малого таза, коррекцию нарушений менструального цикла на всех этапах жизни женщины, коррекцию хронической ановуляции, лечение эндометриоза, миомы матки, полипов матки, опухоли яичников. Перечисленные состояния характеризуются гормональным дисбалансом и дефицитом прогестерона, все это приводит к отеку и гипертрофии внутридольковой соединительной ткани, пролиферации протокового эпителия, что является причиной обтурации протоков и образования кист. Гиперэстрогенизм вследствие недостаточной лютеиновой фазы цикла обусловливает развитие дисгормональных дисплазий МЖ у женщин репродуктивного возраста.
Негормональная базовая терапия диффузной формы нераковых заболеваний МЖ включает: коррекцию диеты, психологическую коррекцию, нормализацию функционального состояния печени, желудочно-кишечного тракта, использование мочегонных средств, препаратов, улучшающих кровоснабжение, использование арсенала фитотерапии.
Многие специалисты сегодня задаются вопросом: есть ли возможности прогнозирования РМЖ? На основании исследовательских работ результаты экспериментов показали, что большая часть канцерогенного влияния эстрогенов связана с образованием агонистических метаболитов эстрогенов, преимущественно 16-гидроксиэстрогена (16-ОНЕı). Другие метаболиты, такие как 2-гидроксиэстрон (2-ОНЕı) и 2-гидроксиэстрадиол, обеспечивают протективное действие, выступая как антагонисты 16-гидроксиэстрогена [9, 10]. Установлено, что при нормальном соотношении стероидных гормонов в организме женщины концентрация метаболита 2-ОНЕı превышает концентрацию 16-ОНЕı не менее чем в 2 раза. Уменьшение этого соотношения признано фактором риска РМЖ. Таким образом, соотношение 2-ОНЕı к 16-ОНЕı менее 2,0 можно считать адекватным универсальным биомаркером и надежным диагностическим критерием для определения риска и прогноза развития эстрогензависимых опухолей [8, 11].
Заключение. Долгое время считали, что мастопатия – это не заболевание, поскольку очаги фиброза и кисты в МЖ очень распространены, а потому не требуют лечения. Однако сегодня, изучая данную проблему, мы пришли к выводу, что указанные изменения нельзя считать вариантом нормы. Сегодня нераковые заболевания МЖ следует рассматривать как маркер гормонального и тканевого неблагополучия МЖ, а также как фактор онкологической настороженности. Нераковые заболевания МЖ необходимо активно выявлять и лечить, тем самым обеспечить женщине приемлемое качество жизни и проведение онкопрофилактики.

Риск рака молочной железы и половые гормоны
К.м.н. А.А. Сметник
ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова» МЗ РФ, Москва
Молочная железа является органом-мишенью для большого количества гормонов и факторов роста, среди которых одну из ведущих ролей играют половые гормоны и экспрессия соответствующих рецепторов [12].
Клетки МЖ, экспрессирующие эстрогеновые рецепторы (ЭР), пролиферируют медленно, в отличие от ЭР-негативных клеток, которые митотически активны. Пролиферация здорового эпителия, не содержащего ЭР или прогестероновые рецепторы (ПР), происходит за счет паракринных эффектов от рядом расположенных покоящихся ЭР-позитивных клеток. В отличие от этого в опухолевых рецептор-позитивных клетках митозы регулируются аутокринными механизмами. В менструальном цикле в МЖ происходят последовательные волнообразные процессы пролиферации и апоптоза. Эндогенный прогестерон в синергизме с эстрадиолом способны стимулировать процессы пролиферации и апоптоза в МЖ, васкуляризацию, выработку протеогликанов, аккумуляцию жидкости в ткани МЖ, что приводит к субъективным ощущениям нагрубания МЖ и повышению маммографической плотности в лютеиновую фазу менструального цикла [13]. Именно в лютеиновую фазу в МЖ наблюдается максимальная частота митозов [14].
МЖ является местом локального биосинтеза и метаболизма половых гормонов. К ферментам, участвующим в локальном синтезе и метаболизме эстрогенов, относятся ароматаза (переход андрогенов в эстрогены), сульфатаза (переход неактивных сульфатных форм эстрогенов в активные), 17-дигидрогеназа I и II (из эстрона в эстрадиол и наоборот), сульфотрансфераза (образование сульфатных форм) [15]. Возможно, высокая распространенность гормонально зависимого рака в период низкой продукции половых гормонов яичниками (в постменопаузе) обусловлена отчасти ролью данных ферментных систем. Активность эстронсульфатазы в опухолевой ткани МЖ в 10–500 раз выше активности ароматазы. Также важную роль играют гидроксиметаболиты эстрогенов и ряд метаболитов прогестерона, которые оказывают пролиферативные либо антипролиферативные эффекты [16].
Клинические и экспериментальные данные о роли гормонов в развитии мастопатии зачастую противоречивы. Тем не менее, мастопатия является гормонозависимым заболеванием, обусловленным дисбалансом в гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системе.
Если говорить о развитии РМЖ, то переход в гормонозависимой регуляции с паракринного на аутокринный механизм – важная часть опухолевого процесса [12, 17]. Андрогеновые рецепторы присутствуют в 70–80% случаев РМЖ (экспрессируются чаще, чем ЭР или ПР). В случае коэкспрессии андрогеновых рецепторов при ЭР-позитивных раках прогноз обычно лучше. Однако при ЭР-негативном раке андрогеновые рецепторы часто служат компенсаторным механизмом для роста опухоли [18]. Факторы риска РМЖ приведены в таблице 1 [19].

Читайте также:  Как жить с неоперабельным раком груди

На приеме гинеколога-эндокринолога одним из самых частых вопросов со стороны пациенток является вопрос о возможности назначения им, в зависимости от возраста, комбинированных оральных контрацептивов (КОК) или менопаузальной гормонотерапии (МГТ). Врачу же приходится оценивать безопасность гормональной терапии в каждом конкретном случае, в т. ч. с позиций возможного влияния на риск РМЖ. Общепринятым является положение о том, что изменения синтеза и метаболизма эстрогенов и прогестерона имеют фундаментальное значение для риска развития РМЖ [21].
В случае сочетания мастопатии с гинекологическими заболеваниями, требующими гормональной коррекции, назначение последней возможно.
Метаанализ 13 проспективных когортных исследований КОК не выявил значимого повышения риска РМЖ. Однако различные типы гестагенов в составе КОК также по-разному влияют на различные прогестероновые рецепторы [22]. Например, согласно данным Ruan X. et al. (2012), следующие гестагены, входящие в состав КОК, повышали пролиферацию в культуре клеток РМЖ (MCF-7) при высоких концентрациях: дроспиренон, левоноргестрел, дезогестрел. В отличие от этого, пролиферативный эффект отсутствовал в случае хлормадинона ацетата и номегестрола ацетата [23].
В постменопаузе в опухолевой ткани МЖ концентрация локального эстрадиола в 20–50 раз выше, чем в плазме (результат локальной конверсии из андрогенов, эстрона и эстрона сульфата). При этом не наблюдаются значимые различия в концентрациях эстрадиола: в крови при РМЖ и в норме; в самой МЖ при раке в репродуктивном возрасте и постменопаузе; локально при РМЖ в постменопаузе на фоне приема МГТ и без МГТ. Таким образом, опухолевая концентрация эстрадиола не зависит от уровня в плазме [24].
Согласно рекомендациям Всемирной ассоциации по менопаузе (International Menopause Society) от 2016 г., возможное повышение риска РМЖ, связанное с МГТ, невелико и оценивается менее чем в 0,1% в год, или менее 1,0 случая на 1000 женщин на год использования [25]. Этот уровень схож или ниже, чем повышение риска, связанное с такими частыми факторами образа жизни, как сниженная физическая активность, ожирение и употребление алкоголя. Данные, полученные в исследовании WHI (Women’s Health Initiative – «Инициатива во имя здоровья женщин»), не показали повышения риска РМЖ у женщин, впервые применяющих МГТ в течение 5–7 лет после начала терапии [20]. Исследование WHI также показало, что монотерапия конъюгированными эквин-эстрогенами в течение 7,1 года снижала риск диагностирования РМЖ и смертности у женщин с удаленной маткой [26].
В 3-х исследованиях было высказано предположение, что микронизированный прогестерон или дидрогестерон могут быть связаны с более низким риском, чем синтетический прогестаген [27–29]. Доступные в настоящее время данные не позволяют предположить различия в риске между пероральным и трансдермальным путями применения эстрадиола [30]. Тем не менее в настоящее время недостаточно данных клинических исследований адекватной мощности для полной оценки возможной разницы в частоте развития РМЖ при использовании разных типов, доз и путей введения эстрогенов, типа прогестагена и применения андрогенов.
На сегодняшний день в мировую практику лечения расстройств, связанных с менопаузой, активно внедряется комбинация селективного модулятора эстрогеновых рецепторов – базедоксифена (который блокирует эстрогеновые рецепторы в МЖ и эндометрии) и конъюгированных эквин-эстрогенов [31]. Данный препарат способствует уменьшению плотности МЖ, но требуются дополнительные данные для подтверждения ее влияния на заболеваемость РМЖ [32].
Таким образом, можно сделать вывод, что с точки зрения любого увеличения риска РМЖ более значим именно прогестагенный компонент МГТ и КОК, а не эстроген. Риск может быть ниже при применении микронизированного прогестерона или дидрогестерона, чем при использовании синтетического прогестагена в составе МГТ. Риск РМЖ, связанный с применением МГТ, невелик, зависит от ее длительности и неуклонно снижается после ее прекращения. Имеющихся в настоящее время данных о безопасности недостаточно для поддержки назначения МГТ женщинам, перенесшим РМЖ. До назначения МГТ следует оценить соответствующий риск. Возможное увеличение риска РМЖ, связанное с МГТ, может быть частично снижено путем отбора женщин с исходно более низким индивидуальным риском, включая низкую плотность МЖ, а также путем образования по вопросам превентивных мер, направленных на коррекцию образа жизни (снижение массы тела, приема алкоголя и увеличение физической активности). У женщин, принимающих МГТ, следует проводить ежегодную маммографию [25]. Современные прогестагены, натуральный прогестерон и селективный модулятор эстрогеновых рецепторов оптимизируют влияние гормонотерапии на МЖ. Эти данные следует учитывать гинекологам-эндокринологам при ведении пациенток с мастопатией.

Мастопатия как фактор риска РМЖ: вопросы этиопатогенеза и лечения
Д.м.н. В.Г. Беспалов
ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» МЗ РФ, Санкт-Петербург
Мастопатия (фиброзно-кистозная болезнь) – распространенная патология, ее частота в женской популяции составляет до 50% [33]. В целом мастопатия не является предраком или стадией онкологического процесса в МЖ. Однако нельзя недооценивать роль мастопатии в развитии РМЖ. Рост заболеваемости РМЖ в XX в. во многих странах сопровождался параллельным ростом частоты мастопатии. В 2014 г. в России зарегистрировано 65 088 новых случаев РМЖ, 21,2% (1-е место) в структуре заболеваемости женщин раком; за 10 лет стандартизованный показатель заболеваемости вырос на 19,79%, рост на 1,78% в год [34]. При этом мастопатия имеется у 50–60% российских женщин [35]. Выделяют более 50 доброкачественных заболеваний МЖ или форм мастопатии, среди которых многие существенно повышают риск РМЖ.

Взаимосвязь этиологии и патогенеза мастопатии и РМЖ
Существует 4 группы доказательств связи мастопатии с РМЖ: 1) у мастопатии и РМЖ общие факторы риска; 2) патогенез мастопатии и РМЖ имеет общие черты, ключевую роль играет относительная или абсолютная хроническая гиперэстрогения; 3) при мастэктомии в связи с РМЖ в тканях МЖ часто обнаруживают морфологические проявления мастопатии и предраковые изменения; 4) у больных РМЖ чаще была предшествующая мастопатия [36].
РМЖ – полиэтиологическое заболевание, идентифицировано более 80 факторов риска РМЖ, которые можно разделить на 5 групп: половые и возрастные, генетические, репродуктивные, гормональные и обменные, внешней среды и стиля жизни. Мастопатия – также полиэтиологическое заболевание, а основные факторы риска РМЖ и мастопатии совпадают [37]. Если РМЖ в большинстве случаев развивается в постменопаузальном возрасте, то пик заболеваемости мастопатии приходится на возраст 30–50 лет, т. е. данная патология предшествует развитию РМЖ. Кровные родственники, больные РМЖ; носительство мутантных генов, отвечающих за репарацию ДНК и биосинтез половых гормонов, являются одновременно факторами риска и РМЖ, и мастопатии. Большинство репродуктивных факторов риска одинаковы для РМЖ и мастопатии: раннее менархе, низкая частота родов, поздние первые роды, отсутствие или короткий период грудного вскармливания, искусственные аборты, высокая рентгеновская плотность маммограмм в позднем репродуктивном возрасте. Гормональные и обменные факторы риска в большинстве одинаковы для РМЖ и мастопатии: гиперэстрогения, гиперпролактинемия, гипотиреоз; гиперпластические заболевания гениталий и гинекологические заболевания, связанные с нарушениями гормонального баланса; ожирение, сахарный диабет, болезни печени. Из факторов внешней среды и стиля жизни одинаковы для РМЖ и мастопатии нарушения питания в виде избытка жиров, калорий, животных белков, алкоголя, недостатка овощей и фруктов, пищевых волокон, витаминов и минералов; депрессия, нарушения сна, работа в ночные смены; сниженная физическая активность.
Мастопатию можно считать биомаркером гормонального неблагополучия на уровне организма и локального неблагополучия в ткани МЖ. Множественные факторы риска нарушают гормональный баланс в организме женщины, вызывают гиперэстрогению и гиперпролиферацию эпителия в ткани МЖ, что приводит к развитию мастопатии, а при наличии врожденных или приобретенных повреждений генов – РМЖ.
Риск РМЖ у больных мастопатией
Мастопатия является и самостоятельным фактором риска РМЖ. В эпидемиологических когортных исследованиях при сроках наблюдения за женщинами от 6 до 20 лет установлено, что относительный риск РМЖ (в сравнении с частотой РМЖ в общей популяции, с женщинами без мастопатии, с непролиферативной мастопатией) при мастопатии без пролиферации эпителия статистически недостоверно, но в некоторых исследованиях и статистически достоверно, повышается в 1,27–2,23 раза; при мастопатии с гиперплазией без атипии достоверно повышается в 1,53–3,58 раза; при мастопатии с атипичной гиперплазией достоверно повышается в 2,03–10,35 раза [38]. Dyrstad S.W. et al. провели метаанализ 32 эпидемиологических ретроспективных и проспективных исследований о связи мастопатии с риском РМЖ; относительный риск РМЖ при непролиферативных формах мастопатии статистически недостоверно повышался до 1,17, при пролиферативных формах без атипии – достоверно повышался до 1,76, при пролиферативных формах с атипией – до 3,93 [39].
К предраковым изменениям МЖ относят протоковую атипичную гиперплазию и карциному in situ, дольковую атипичную гиперплазию и карциному in situ, склерозирующий аденоз, радиальный рубец [40]. Основные формы предрака МЖ приведены на рисунке 1.
В таблице 2 указывается степень риска РМЖ при мастопатии по данным R.J. Santen и R. Mansel [40].

Коллегия американских патологов рекомендовала подразделять женщин с мастопатией на 3 категории в зависимости от выявленных при биопсии МЖ морфологических изменений: 1) непролиферативная – риск РМЖ не повышен и равен популяционному; 2) пролиферативная без атипии – риск РМЖ повышен в 1,5–2 раза по сравнению с популяцией; 3) пролиферативная с атипией – риск РМЖ повышен в 4–5 раз по сравнению с популяцией [41]. При биопсии МЖ и морфологическом обследовании примерно у 5% женщин с мастопатией выявляется атипическая гиперплазия [42].

Лечение мастопатии и профилактика РМЖ
Стандартов лечения мастопатии на сегодняшний день нет. К общим недостаткам большинства применяемых сегодня средств можно отнести невысокую эффективность, побочное и токсическое действие, необходимость применения в виде комплекса с другими средствами, нацеленность только на облегчение патологической симптоматики, а не на более серьезную задачу – профилактику РМЖ. Поэтому актуальной является проблема создания специальных лекарственных средств для лечения мастопатии. С учетом характера данной патологии такие средства должны быть эффективными, безопасными, пригодными для длительного применения, направленными на профилактику РМЖ. Патогенетическое лечение мастопатии относят к первичной и вторичной профилактике РМЖ [43, 44].
В настоящее время для патогенетического лечения мастопатии существуют лишь единичные препараты. Например, лекарственный препарат Мамоклам, который производят из липидной фракции бурой морской водоросли Laminaria; действующими веществами Мамоклама являются органический йод, полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 типа, хлорофилл. Мамоклам разрешен для медицинского применения в качестве лекарственного средства для лечения мастопатии. В эпидемиологических исследованиях показано, что все 3 действующих вещества Мамоклама снижают риск развития РМЖ. В клинических исследованиях доказано, что Мамоклам вызывает регрессию масталгии, ослабляет предменструальное нагрубание МЖ, вызывает регрессию уплотнений и кист в МЖ, снижает маммографическую плотность, нормализует процессы пролиферации эпителия МЖ, нормализует менструальный цикл и баланс тиреоидных и половых гормонов [45–47].
Патогенетическое лечение мастопатии должно быть направлено на нормализацию гормонального баланса в организме женщины, прежде всего баланса половых гормонов; на уменьшение гиперэстрогении как на системном уровне, так и на уровне рецепторного аппарата клеток в ткани МЖ; на подавление процессов гиперпролиферации железистого эпителия МЖ. Основным действующим веществом Мамоклама является йод в органически связанной форме (в составе аминокислот). При поступлении в организм в дозах, превышающих суточную потребность, йод накапливается в тканях МЖ и оказывает прямое действие на патогенетические пути развития мастопатии: подавляет пролиферацию эпителия, индуцирует апоптоз и дифференцировку клеток, снижает чувствительность ткани МЖ к эстрогенам; в щитовидной железе формируются йодолипиды, которые оказывают антиоксидантное действие и контролируют клеточную пролиферацию в МЖ; йод также опосредованно влияет на состояние МЖ, нормализуя баланс тиреоидных и половых гормонов, уменьшая местную гиперэстрогению в тканях МЖ [48–50]. Показано, что при лечении мастопатии йодом в дозах, превышающих суточную потребность, нормализуется архитектоника тканей МЖ [51]. Длительный прием йода в дозах, превышающих суточную потребность, возможен только для органического йода, который содержится в Мамокламе. Другой компонент Мамоклама – полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 типа также влияют на патогенетические пути развития мастопатии: формируют структуру и определяют вязкость клеточных мембран, регулируют клеточные сигналы, нормализуют баланс эстрогенов, в результате чего уменьшают гиперэстрогению и ослабляют пролиферацию клеток в ткани МЖ [52].

Выводы
1. К группе повышенного онкологического риска женщины, страдающие мастопатией, могут быть отнесены после оценки всех индивидуальных факторов риска и морфологического анализа тканей МЖ.
2. Решающим в оценке степени риска развития РМЖ у больных мастопатией является морфологическое исследование ткани МЖ, полученной при биопсии. Риск РМЖ не повышается или является минимальным при непролиферативных формах мастопатии, при пролиферативной форме без атипии риск возрастает в 2 раза, при пролиферативной с атипией – в 4 раза и достигает наиболее высоких цифр (до 12 раз) при протоковой или дольковой карциноме in situ.
3. Своевременная диагностика и патогенетическое лечение мастопатии не только улучшают качество жизни, но и должны быть направлены на профилактику РМЖ. Мамоклам – эффективный и безопасный лекарственный препарат для патогенетического лечения мастопатии, при длительном применении Мамоклам снижает риск РМЖ.

источник