Меню Рубрики

Миома матки и рак молочных желез

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.14) на тему: Рак молочной железы в сочетании с опухолевыми заболеваниями матки и яичников

1.1. Некоторые особенности клинического течения диагностики лечения и прогноза первично-множественных злокачественных новообразований молочной железы, шейки матки, тела матки и яичников.

Глава II. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Глава III. ПЕРВИЧНО-МНОЖЕСТВЕННЫЙ РАК МОЛОЧНОЙ

III. 1. Общая характеристика материала.

111.2. Синхронный рак молочной железы и шейки матки.

111.3. Метахронный рак молочной железы и шейки матки.

Актуальность проблемы. Среди множества проблем клинической онкологии в настоящее время одной из основных остается проблема своевременной диагностики и эффективного лечения первичной множественности L злокачественных опухолей.

Для практического врача остаются спорными и нерешенными вопросы этой проблемы. Практические врачи лечебно-профилактических учреждений общего профиля и врачи-онкологи недостаточно осведомлены о методах диагностики и лечения больных с первично-множественными злокачественными опухолями. Противоречивость публикуемых материалов по данной проблеме, большой процент врачебных ошибок и низкие показатели ранней выявляемости заболевания, особенно опухолей второй- локализации,- а также- высокий процент-смертности этой категории больных указывают на необходимость обобщения накопленных к настоящему моменту сведений. В полной мере все сказанное относится к случаям сочетанных опухолевых поражений молочной железы, матки и яичников. На наш взгляд, среди данной категории больных особо следует вьщелигатрушу жешцшг на тему «Рак молочной железы в сочетании с опухолевыми заболеваниями матки и яичников»

1. Общая и безрецидивная выживаемость больных первично — множественным раком молочной железы и шейки матки в сроки 5 ( 56,7% и 53,7%) и 10 (28,3% и 8,6%) лет достоверно хуже аналогичных показателей выживаемости больных раком молочной железы контрольной группы в сроки 5 лет (81,7% и 69,1%) и 10 (65,3% и 51,3%) лег (р по медицине, диссертация 2005 года, Лещев, Василий Васильевич

1. Абдурасулов Д.М Вопросы этиопатогенеза, эпидемиологии и клиники множественных опухолевых поражений.— Ташкент: Медицина, 1977. с 14-144

2. Абдурасулов Д.М., Никишин К.Е. -Множественные опухолевые поражения Т. 1.//Первично множественные опухоли — Ташкент: Медицина,. 1968 — 652с.

3. Артюх Г.Ф. О множественных первичных опухолях.//Клинич. медицина -1972 33 №5. с.24-29.

4. АтласШМ: Иллюстрированное руководство по TNM / pTNM -классификация злокачественных опухолей/. Пер. с англ. 4-го издания/. Под ред. В. Е. Кратенка, Е. А. Короткевича.- Минск: Белорусский центр науч. Мед. Информации, 1998.-381с., стр. 201-244.

5. Бохман Я.В., Лившиц М.А., Винокуров В.Л, и др.— Новые подходы к лечению гинекологического рака. // Первично-множественные опухоли гениталий, молочной железы и толстой кишки — СПб.: Гиппократ, 1993,- 221с.

6. Бохман Я.В. — Руководство по онкогинекологии.// Первично-множественные опухоли. Л.Медицина 1989.- 464с.

7. Бохман Я.В., Рыбин Е.П. Патогенические аспекты первично-множественных опухолей толстой кишки, тела матки, молочной железы//Гл. в кн.: Первично-множественные злокачественные опухоли. — Л. 1987.-C47-56.

8. Бохман Я.В., Мерабишвили В.М. Семиглазов В.Ф.Патогенетические подходы к профилактике и лечению гормонозависимых опухолей. -Л. Медицина, 1983.-cl 1-22.

9. Бохман Я. В., ЛютраУ. К. Рак шейки матки, Кишинев: Штиипца, -1991.-240 стр.

10. Василенко И. Я., Москалева Ю. И., Стрельцова В. Н. Канцерогенный эффект ионизирующего излучения в комбинации с химическими и другими физическими агентами // Вонр. Онкологии. — 1996 . № 2 —с. 3 14.

11. Верморкен Я. — Эпителиальный рак яичников: состояние проблемы.// Материалы второй ежегодной конференции «Современные тенденции развития лекарственной терапии опухолей». М., 1998. — стр. 85-88.

12. Винокуров В.Л., Ливший М.А., Митрохина М.В., Максимов С.Я. — Рак яичников в сочетании с другими злокачественными опухолями// Первично-множественные злокачественные оиухоли. Л. 1987г. с. 120123.

13. Вихляева Е.М., Палладии Г.А. Патогенез, клиника и лечение миомы матки. Кишинев, 1982.-300с.

14. Вишневская Е.Е., БохманЯ.В. Ошибки в онкогинекологической практике// Ошибки в диагностике первично-множественных злокачественных опухолей и метастатических поражений,- Минск: Беларусь, 1987.-237с.

15. Высоцкая И.В. Прогностическое значение опухолевых маркеров РЭА, СА-15-3,МСА, ферритина, ТПА и ПТГ при раке молочной железы.//Автореф. дисс на соиск. учен степ. канд. мед. наук, М.,1993 С19-21.

16. Габуния М.С., Братик А.В., Олимпиева С.П. — Факторы риска развития доброкачественных заболеваний молочной железы на фоне гинекологических заболеваний. Маммология №2: с. 21-30, 1998.

17. Ганина К.П., Коханевич Е.В., Винокур M.J1. Диагностика предопухолевых и опухолевых процессов шейки матки. — Киев: Наукова думка, 1984 .с.48-51

18. Ганцев Ш.Х., Мерабишвили В.М., Куликов Е.П. и др. -Распространенность и риск возникновения первично-множественных опухолей по материалам популярного канцер-регистра. Рос. Онкол. Ж. №5: 4-7,199&

19. Годорожа Н.М. — Аспекты профилактики рака молочной железы: Автореф. Дисс на соиск. ученой степ.д-ра мед. наук, Киев, 1991г.с16-21.

20. Гумилевская Е.П. О первично-множественных злокачественных опухолях// Вопр. Онкологии.-1966 № 9- с84-88

21. Дарьялова СЛ., Чиссов В.И. Диагностика и лечение злокачественных опухолей. Москва, 1993г., стр.238-250.

22. Давыдов М. И., Аксель Е. М, — Злокачественные новообразования в России и странах СНГ в 2000г., Москва, 2001г.

23. Двойрин В.В., Аксель Е.М., Трапезников Н.Н. Статистика злокачественных новообразований в России и некоторых других странах СНГ в 1994 г. — М., 1995.

24. Демидов В.П., Островцев Л.Д. — Первично-множественный рак молочной железы. Рос. Онкол. Ж. № 5: 21-26, 1998.

25. ДильманВ.М. Эндокринологическая онкология. М.; Медицина, 1983г. C149-167

26. Железнов Б.И., Стружаков А.Н. Генитальный эндометриоз. -М.,1985г.-160 с.

27. Злокачественные новообразования в России в 1998 г. (заболеваемость и смертность). /Под ред. Акад. В.И. Чисова, проф. В.В. Старинского, канд. Мед. Наук Л.В. Ременкик. М., 1999. стр. 284.

28. Иванов В.М. Рак молочной железы у больных пожилого и старческого возраста.// Автореферат диссертации на соискание учепоий степени доктора мед. паук., М.Д993. с 18-20.

29. Имянитов Е.Н., Хансон К.П. Молекулярные аспекты патогенеза первично-множественных опухолей // Рос. Онкол. Ж. — 1998. — №5. стр. 47-51.

30. Косгромина К.Н. Современное состояние и перспективы развития лучевой терапии гинекологического рака// Мед.радиол.-2001 .T.46,№ 1. С.48-51.

31. Кузьмина З.В., Бассалык Л.С. Муравьева Н.И. Цитоплазматические рецепторы стероидных гормонов в опухолях больных раком эндометрия//Акуш. и.гинек.-1998.-№4.с29-32.

32. Куликов Е.П., Лебедев A.M., Антонова Т.П. и др. Анализ заболеваемости и результаты лечения первично-множественных злокачественных опухолей. — Рос. Онкол. Ж. №5: 39-41, 1998.

33. Летягин В.П., Высоцкая И.В. Первичный рак молочной железы(диагностика, лечение, прогноз).М.,1996, 160.

34. Летягин В.П., Высоцкая И.В., Легков А.А. Лечение доброкачественных и злокачественных заболеваний молочных желез. М., 1997.С23-29.

35. Максимов С.Я. Возможности современного выявления первично-множественного рака тела матки и молочной железы: Автореф.дисс. на соиск. ученой степ. канд. мед. паук. — Л., 1990.cr.9-I9

36. Международная гистологическая классификация опухолей.Второе издание ВОЗ, «Женева», 1984.

37. Мельников Р. А., Рыбин Е.П., Бохман Я.В. //Первично-множественные злокачественные опухоли. Л., 1987.-стр. 120-123.

38. Новикова Е.Г., Антошечкина Е.Т. В кн.: Ошибки в клинической онкологии., иод ред. В.И. Чиссова, А.Х. Трахтенберга — М.: Медицина, 1993г. -С.442-451, 426-441.

39. Новикова Е.Г. Диагностика предраковых заболеваний и начальных форм рака шейки матки. Заболевания шейки матки,влагалиша и вульвы (клинические лекции).М.,Медпресс 1999;с153-9.

40. Новикова Е.Г., ЧулковаО.В., Беляева И.Г. Особенности первично-множественных опухолей репродуктивной системы у женщин.Росс.Онкол.Журнал №5 1998. С. 18-21.

41. Огнерубов Н.А., Летягин В.П., Подцубная И.В. с соав. Рак молочной железы: неоадъювантная химиолучевая терапия. — Воронеж, 1996.с64

42. ПорхановаН.В. Рецидивы серозного рака яичников(факторы прогноза и диагностика).Дисс. канд. мед. наук. М.,1999. стр47-84.

43. Сельчук В.Ю. Первично-множественные опухоли (клиника, лечение и закономерности развития). — Автореферат диссертации на соискание ученой степени докторской дисертации. Москва, 1994.

44. Сидорова И.С., Караулов А.В., Курашвили Ю.Б.//Вестн. Российской Ассоциации акушеров-гинекологов-1998.-№4.-С.87-88.

45. Слинчак С.М. Множественные злокачественные опухоли. Киев: Здоровья-1968-191с.

46. Толокиов Б.О. Современная комплексная диагностика и лечение больных хориокарциномой матки .Онкогинекология Т2 №2 с.49-50.

47. Тюляндин С. А. — Рак Яичников: Вчера, сегодня, завтра.// Материалы конференции «Современные тенденции развития лекарственно терапии опухолей». М., 1997. — стр. 66-70.

48. Ханов A.M. Эпидемиология, факторы риска и оптимизации диагностики первично-множественных злокачественных опухолей: Автореф.дис. на соискание уч. ст. канд. мед. наук. — М., 1994.

49. Харитонова Т.В. Опухоли яичников: клинические проблемы. Русский медицинский журнал Том 6, № 10 1998 с667-676

50. Холин В.В. Оценка результатов лучевого и комбинированного лечения рака шейки матки //Мед.радиолог.-1978.-№8.-С. 75-78.

51. Цель Е. А. Первично-множественные злокачественные опухоли: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук.-М., 1947.-18 с.

52. ЧекаловаМ.А. Ультразвуковая диагностика злокачественных заболеваний тела матки. Автореф. на соискание учен, степени, д-ра. мед. наук. М.,1999

53. Чиссов В.И., Трахтенберг А.Х., Первично-множественные злокачественные опухоли, Москва, «Медицина», 2000г.Гл.11.с.251-273.

54. Ягунова JI.B. К вопросу о сочетании рака молочной железы и карциномы других локаштзаши1//Х1фургия.-1968 №1-с86-89.

55. Adamopoulos D.A.,Loraine J.A., Dove G.A.Endocrinological studies inwomen approaching the menopause// J. of Obstetr. And Gynaecol/ of the

56. British Commonwealth.-1971.-vol. 78.-p.62-79.

57. Anaslassiades O., Lakovou E., Slravridou N. el al. Multi-centricily in breast cancer. A study of 366 cases// Amer. J.clin.path. 1993. — Vol.99, N 3. -P.238 -243.

58. Bertelsen K.,Jakobsen A., Stroyer J. et al. A prospective randomized comparison of 6 ad 12 cycles of cyclophosphamide,adi iamycin and cisplatin in advanced epithelial ovarian cancer :a Danish Study Group trial (DACOVA). Gyn Oncol 1993; 49:30-6

59. Billrot С.A.T. Die algemeine Chirurgie, Pathologie und Therapie.-Berlin: G.Reimer.- I889.-P. 908/

60. Bonle J., Jde P., LillelG., Wynanls P. //Gynecol. Oncol.-1981.-Vol.l 1.-Р.140-161/

61. Blatt J., Olshon A., Gula M. J. et al. Second malignancies in very-long term survivors of childhood cancer// Amer.J. Med.-1992.-Vol.93,Nl-P.57-60.

62. Bokhman J.B., Maximov S.J. Relative risk of development and active detection of primary multiple endometrial, breast and ovaria cancer // Eur. J. Gynaecol.Oncol.-1993.-Yol. 14,N2.-P. 114-118.

63. Buist M.R., Golding R.P., Burger C.W. et al.//Gynecol.Oncol.-1994.-Vol.52.-№ 2.-P. 191-198.

64. Caldas C., Ponder B.A.J. Cancer genes and molecular oncology in the clinic//Lancet.- 1997.-Vol. 14.-P.574.

65. Casey G. The BRCA1 and BRCA2 breast cancer genes// Curr. Opin. Oncol. -1997. Vol.9. — P.88-93.

66. Champault G., Loygue J. Cancer multiples et familieux //Med.chir.gig/1977.-Vol.276.-P.404-407/

67. Chassagne D., Sismondi P.J.C. et al. A glossary for complications of ment in gynecological cancers //Radiother.Oncol.-1993.-Vol.26.-P. 195-202/

68. Chlebowski R.T., Butler J., Nelson A., Lillington L. Breast cancer chemoprevention. Tamoxifen: current and future prospective. //Cancer,1993, 72 (3 suppl): 1032-7

69. Crowe J.P Jr., Godon N.H., Stenk R.R. et al.Short-term tamoxifen plus chemotherapy: Superior results in node-positive breast cancer.// Surgery,1990,108/4,619-628.

70. Di Saia P.J., Creasman W.T. Clinical Gynecologic Oncology.-St/ Louis: Mosby Cjmr any ,1992

71. Eng C., Mulligan L. M. Mutations of the RET proto-oncogene in the multiple endocrine neoplasia type 2 syndromes, related sporadic tumours, and hirschsprung disease// Hum. Mutat. 1997. — Vol. 9. -P.97-109.

72. Fisher В Experimental and clinical justification for the use of tamoxifen in a breast cancer prevention trial: a description of the NSABP effort(meeling abstract). //Proc. Annu Meet. Am. Assoc. Cancer. Res., 1992,33:A 567-8

73. Fisher B.,Carbone P., Economon S.G. L-Phenilalanine mustard (L-PAM) in the management of primary breast cancer.N. Engl.Med.,1975,292,117.

74. FribergB. et al.,//ActaObstet.Gynecol.Scand.-1997.-Vol.76.Suppl.l67.

75. Fritsche H.A. Serum tumor markers for patient monitoring : a case-oriented approach illustrated with carcinoembryonic antigen.Clin.Chem., 1993,39, IIB, Pi 2, p.2431 2434.

76. Gben S., Lee L. Incidence of paraaortic and pelvic lymph node metastases in epithelial carcinoma of the ovary. Gyn Oncol 1983; 16: 95-100.

77. Grimes E.M. Richardson M.R. //Gynecology and Obstetrics./Eds J .J.Sciarra.-Philadelphia,l992.-Vol. 5 .-P.65.

78. Halsted W.S.: The results of Operations for the Care of Cancer of the Breast Performed at the Johns Hopkins Hospital from June 1889 to January 1894. Arch.S urg., 1894,20:497.

79. Hata K„ Hata T.,Kitao M.//Am.J.Obstet.Gynecol. 1995.-Vol 172.-№5.-P. 1469-1500.

80. Hickey J., Goldberg F. Ultrasound Review of Obstetrics and Gynecology.-Philadelphia; New York,l996/

81. Hurt H.H., Broders A.C. Multiple primary malignant neoplasms //J. Lab. Clin.Med.-1953.-Vol.13.-P.765.

82. Kennedy A. W., Markman M., Webster K. D., et al. Combination chemotherapy of ovarian and fallopian tybe cancer and primary peritoneal carcinoma with carboplatin and docetaxel.//Proc. ASCO. 2000.

83. Lee Т.К., Myers R.T., Schaiyj M., Marshall R.B. Multiple primary malignant tumors (MPMT): study of 68 autopsy cases (1963-1980)//J.Amer.Geriat.Soc.-1982.-Vol.30.-P.744.

84. Jordan V.C. Preclinical and clinical pharmacology of tamoxifen (meeting abstract). // CCPC-93: Second International Cancer Chemo Prevention Conference. April 28-30, 1993, Berlin, Germany,p.51,1993

85. Jurkovic D., Jauniaux E., Campbell S.// The Fetus as a Patient / Eds A.KuijakF.A. Chervenak. 1994. P. 135.

86. Madden J.L. Modified radical mastectomy. Surg. Gynec. And Abstr. Dec. 1965, Vol.121, 1221-1231.

87. Madden J.L., Kandalaf Z.S., Bourgue R. Modified Radical Mastectomy. Ann. Surg., May 1972, vol. 175, №5, 624-634.

88. Mauriiac L., Durand M., Avril A. Effect of primary chemotherapy in conservative treatment of breast cancer patients with operable tumor larger than 3 cm: results of a randomized trial in a srugle center. Am. Oncol., 1991, 2, 347.

89. Malrnio K.Multiple primary cancer.A clinical-statistical investigation based on 650 cases //Ann. chirurgie Gynecol. Penniae.Helsinki.-1959.-Vol.48, N3.-P.56-60.

90. Markman M. Intraperitoneal therapy of ovarian cancer.// Semin. Oncol. — 1998. Vol. 25. — P. 356 — 360.

91. Markman M., Bookman M. A., Second-line treatment of ovarian cancer.// The Oncologist. 2000 — Vol. 5. — P. 26 — 35.

92. Minderhoud-Bassie W., Treurniet F.E., Koops W et al.//Acta Obstet.Gynecol.Scand.-1995.-Vol.74.-№10.-P.827-831.

93. Moertel С., Dockerty M., Baggenstoss A.//Cancer.-1961-Vol.l4.-P.238-248/

94. Morrow G.P., Curtin J.P. Gynecologis Cancer Surgery. Cburcbill Livingstone 1996.

95. Nengut A., Robinson E. Multiple primary neoplasms // Cancer J. -1992-Vol. 5, N 5.- P.245-248.

96. Paley D., Dyson W. The prognosis of carcinoma of the breast in relation to the type of operation performed. Brit. J. Cancer, 1948,v.2,7-13/

97. Pearl M., Johnston C., Frank Т., Roberts I.//Int. J. Gynaecol. Obstetr.-1993/-Vol 43, N 3.-P.305-312.

98. Powell D.E., Puis L., Ragell I. Current concept in epithelial ovarian tumours: does benignto malignant transformation occur? Human Pathol., 1992, v. 23, p.846-847.

Читайте также:  Прополис можно при раке молочной железы

99. Rose P.G., Fraire A.E. Multiple primary gynaecologic neoplasms in a young HIV-positive patient.- J. Surg/Oncol.-1993.-Vol.53, N 4.-P.269-272.

100. Rubagotti A., Perrota A., Casella C.,Boccardo F. Risk of primaries after chemotherapy and/or tamoxifen treatment for early breast cancer//

101. Ann. On col. -1996. Vol .7. -P.239-244/

102. Rusin G. J. S., Nelstrop A. E., Benzen S. M. et al. Use of tumor markers in monitoring the course of ovarian cancer.// Ann. Oncol. 1999. — Vol. 10 (suppl. 1).-P. 21-27.

источник

Опубликовано в журнале:
Южно-Российский медицинский журнал »» N 5-6 / 2001 Акушерство и гинекология Пиддубный М.И., Хасханова Л.Х., Духин А.О., Арсанукаев М.А.
Кафедра акушерства и гинекологии Российского университета дружбы народов; консультативно-диагностическая поликлиника N121 ЮЗАО, Москва

Цель исследования: изучение влияния овариэктомии на состояние молочных желез.

Материал исследования: 250 женщин в возрасте от 34 до 53 лет, которые были прооперированы по поводу миомы матки; Проведен ретроспективный анализ историй болезни этих женщин.

Методы исследования: полное клинико-лабораторное обследование пациенток, для уточнения состояния молочных желез — пальпация их, ультразвуковое сканирование, маммография (по показаниям), пункционная биопсия и цитологическое исследование пунктата и отделяемого из сосков при узловых образованиях или кистах молочных желез).

Результаты исследования: у 136 (90,7%) женщин после гистерэктомии без придатков (первая группа) были выявлены различные патологические изменения в молочных железах, из них в 12 (8%) случаях — рак молочной железы. Патологические изменения в молочных железах у больных с удалением яичников (вторая группа) выявлены значительно реже — 8 (8%), то есть в 11 раз реже, чем в группе без удаления яичников.

При обследовании больных первой группы после операции выявлены патологические изменения в яичниках и шейке матки. Фоновые заболевания шейки матки — 12 (8%), дисплазия 1-2 степени — 6 (4%) и рак шейки матки — 9 (6%). Рак яичника обнаружен у 3 (2%), серозные и муцинозные кистомы пограничного типа у 7 (4,7%) больных. В 5 (5%) случаях обнаружены ретенционные кисты яичников. У больных второй группы ни одного из описанных выше заболеваний не выявление.

Заключение: женщины, оперированные по поводу миомы матки без удаления яичников и шейки матки, относятся к группе риска по развитию онкологической патологии органов репродуктивной системы.

Наиболее частой гинекологической операцией в большинстве стран мира является гистерэктомия с придатками или без по поводу миомы матки. В последнее время все чаще миома матки, требующая оперативного вмешательства, выявляется у женщин более молодого возраста [5]. В связи с этим, актуальным является вопрос относительно объема операции. Остается дискуссионной необходимость сохранения или же удаления яичников у женщин позднего репродуктивного и перименопаузального возраста в связи с возможностью возникновения в оставленных придатках и в молочных железах (как органах-мишенях) разнообразных доброкачественных и злокачественных изменений. По данным разных авторов [2, 6], частота возникновения рака в оставшихся органах у оперированных женщин не превышает таковую в общей популяции в тех же возрастных группах. Авторы [5] утверждают, что оставленные придатки матки обеспечивают длительное сохранение гормональных влияний в организме и являются своеобразной гарантией более благоприятного течения переходного периода, предотвращая возникновение срывов в ближайшие и отдаленные сроки послеоперативного лечения. Поэтому считается оправданным оставлять их, независимо от возраста [1, 10]. Другие же считают, что оставлять яичники или их часть следует только до 50 лет [9].

Несмотря на достаточное количество работ о влиянии овариэктомии на органы и системы, влияние ее на молочные железы изучено недостаточно. Высокий процент сочетания патологии молочных желез и различных гинекологических заболеваний, особенно миомы матки, по данным литературы [4, 7], указывает на необходимость более тщательного изучения этого вопроса, особенно о влиянии яичников на молочные железы после операции по поводу миомы матки. Это и составило цель данного исследования.

Материалы и методы

Обследовано 250 женщин, которые ранее (1-12 лет назад) были прооперированы по поводу миомы матки; проведен ретроспективный анализ их историй болезни.

Показаниями к оперативному лечению служили: большие размеры миоматозно-измененной матки — 52 (20,8%), субмукозное расположение или центрипетальный рост миоматозного узла — 78 (31,2%), выраженные вторичные изменения в узлах — 77 (30,8%), наличие быстрого роста миомы — 43 (17,2%).

Перед операцией по поводу миомы матки всем больным проводили полное клинико-лабораторное обследование, ультразвуковое исследование органов малого таза, гистероскопию, раздельное лечебно-диагностическое выскабливание стенок полости матки.

Для уточнения состояния молочных желез перед операцией всем больным проводили пальпаторное обследование, 13 (5,2%) женщинам — ультразвуковое сканирование, 8 (3,2%) — маммографию.

Все больные были разделены на две группы. Первую составили 150 (60%) женщин, которым во время оперативного вмешательства (надвлагалищная ампутация или экстирпация матки) яичники не удаляли. Объем операции в первой группе зависел от состояния яичников: у 85 (56,7%) больных оба яичника оставили, так как они не были изменены. У остальных — 30 (20%) произведена резекция одного или обоих яичников. Односторонняя овариэктомия у 21 (14%) произведена в связи с наличием ретенционных и эндометриоидных кист, кистозного изменения яичников, а также серозной цистаденомы — 14 (9,3%). Во вторую группу вошли — 100 (40%) женщин. В этой группе — 48 (48%) при удалении матки была произведена двухсторонняя овариэктомия в связи с наличием серозных и муцинозных кистом, а также ретенционных и эндометриоидных кист — 52 (52%).

Всем женщинам произведено полное клинико-лабораторное обследование, включая ультразвуковое исследование органов малого таза (трансабдоминальное и трансвагинальное) и молочных желез. По показаниям ультразвуковое исследование органов брюшной полости, гистероскопия, лапароскопия, ирригоскопия, колоноскопия, цистоскопия, эозиногастродуоденоскопия, магнитно-резонансная томография, рентгенологические методы исследования (рентгенография черепа, органов грудной клетки, ретроградная урография). Расширенная кольпоскопия, цервикоскопия, при необходимости ножевая биопсия, а также морфологическое исследование препаратов после операции и определение онкоантигенов в сыворотке крови.

Ультразвуковое исследование молочных желез проводилось контактным методом с использованием датчика линейного сканирования частотой 7,5 Мгц на аппаратах «Domier AL-5200», «Aloka 1400».

По показаниям (при выявлении узловых форм мастопатии, кист, фиброаденом, в сомнительных случаях, при жировой инволюции ткани) проводили маммографию и пункционную биопсию молочных желез под ультразвуковым контролем. Проводилось цитологическое исследование биоптата, а также выделяемого из соска.

Больные первой группы в основной группе были в возрасте от 38 до 53 лет (средний возраст 45+/-1,3 года), а второй группы — от 34 до 52 лет (средний возраст 48+/-0,8 лет). Большинство больных из первой группы были в возрасте 41-50 лет — 93 (62,%). В то же время, почти половина больных второй группы — 44 (44%) была в возрасте 46-50 лет.

Отягощенную наследственность репродуктивной системы имели 53 (21,2%) пациентки.

В детском и пубертатном возрасте большинство 195 (78%) пациенток перенесли различные инфекционные заболевания. 35 (14%) пациенткам была выполнена тонзиллэктомия.

У большинства обследуемых имели место сопутствующие экстрагенитальные заболевания. Обменно-эндокринные заболевания выявлены у 37 (14,8%) больных, в том числе ожирение различной степени тяжести — у 21 (8,4%), сахарный диабет — у 6 (2,4%), заболевания щитовидной железы — у 10 (4%). Заболевания органов дыхательной системы (хронический бронхит, бронхиальная астма, ларингит, тонзиллит, хронический гайморит) отмечены у 11 (4,4%). Заболевания желудочно-кишечно-печеночного комплекса (хронический дуоденит, панкреатит, холецистит, колит, желчекаменная болезнь) у 65 (26%) пациенток и заболевания мочевыделительной системы (хронический пиелонефрит, цистит, мочекаменная болезнь) у 10 (4%) больных. У 39 (15,6%) пациенток установлена гипертоническая болезнь 2-3 степени, у 30 (12%) женщин — ишемическая болезнь сердца, у 36 (14,4% ) пациенток — варикозное расширение вен нижних конечностей, у 19 — (7,6%) ревматизм.

Средний возраст наступления менархе составил 13,5+/-0,08 года, у 27 (10,8%) пациенток менархе наступило до 12 лет, у 31 (12,4%) в 15 лет и старше. У 230 (92%) женщин менструальная функция установилась сразу, у 20 (8%) через 1 год и более.

До возникновения миомы матки у 235 (94%) больных основной группы менструации были ритмичные, у 185 (74%) — умеренные, у 65 (26%) женщин — обильные менструации с менархе.

С возникновением опухоли характер менструальной функции изменился у 145 (58%) пациенток. При этом у 60 (24%) — меноррагии, у 27 (10,8%) — гиперполименорея, у 38 (15,2%) — метроррагии, у 16 (6,4%) — менометроррагия и у 4 (1,6%) — гипоменорея. Кровопотеря во время менструации была достаточно большой, о чем свидетельствует наличие вторичной постгеморрагической анемии у 98 (39,2%) пациенток.

Три беременности и более были у 102 (40,8%) пациенток, однако, они закончились родами только у 10 (4%) женщин. У 92 (36,8%) женщин было выполнено 3 искусственных аборта и более. Бесплодием страдали 66 (26,4%), из них первичным — 37 (14,8%), вторичным — 29 (11,6%).

Среди перенесенных гинекологических заболеваний в анамнезе у 79 (31,6%) пациенток были хронические воспалительные процессы матки и придатков. У 47 (18,8%) больных диагностированы: цервицит, псевдоэрозия, полип цервикального канала. Частота фоновых заболеваний шейки матки составила 89 (35,6%) случаев. У 38 (15,2%) больных ранее были зафиксированы гиперпластические процессы эндометрия.

У 125 (50%) женщин не наблюдалось каких бы то ни было изменений в сексуальном поведении; 64 (25,6%) пациентки указали на заметное снижение сексуального желания вплоть до его полного отсутствия после оперативного лечения. У 28 (11,2%) женщин наблюдались явления дискомфорта во время полового акта, в связи с чем они избегали половой акт.

У 9 (3,6%) больных выявлены в анамнезе травмы молочных желез за последние три года. 59 (23,6%) пациенток не лактировали. У 18 (7,2%) женщин были в анамнезе лактационые маститы: серозный — у 13 (5,2%), гнойный — у 5 (2%).

В первой группе у 73 (48,7%) больных перед операцией имели место различные изменения в молочных железах: диффузная фиброзно-кистозная мастопатия — у 49 (32,7%) женщин, кисты — у 14 (9,3%) пациенток и фиброаденомы — у 10 (6,7%) больных. У пациенток второй группы патологические изменения отмечены в 67 (67%) случаях, из них диффузная фиброзно-кистозная мастопатия — в 48 (48%), кисты — в 10(10%) и фиброаденомы — в 9 (9%) случаях.

У 38 (38%) больных развился посткастрационный синдром различной степени тяжести: легкой — у 19 (19%), средней — у 11 (11%), тяжелой — у 8 (8%). Посткастрационный синдром развился в различные сроки после операции. 35 (35%) больным была назначена заместительная гормональная терапия.

Через 1-12 лет после оперативного вмешательства все женщины первой и второй группы были нами обследованы. До этого больные находились под наблюдением врачей женских консультаций.

При обследовании больных первой группы после операции нами выявлены патологические изменения в яичниках — у 15 (10%) и шейки матки — у 27 (18%). Все указанные больные были повторно оперированы на органах гениталий: удаления придатков матки — 19 (7,6%), резекция большого сальника — 3 (2%), удаление яичников — 5 (2%), экстирпация культи шейки матки — 9 (3,6%).

Опущение стенок влагалища бьшо диагностировано у 7 (2,8%) пациенток, которые были повторно оперированы; им проведена передняя кольпография.

Гормональный статус больных

Для более объективной характеристики изменений гормональных параметров были проанализированы содержание белковых и стероидных гормонов в зависимости от характера и объема операции.

Определяли показатели содержания гормонов у больных с надвлагалищной ампутацией и экстирпацией матки без придатков (25 больных) до оперативного лечения и после оперативного лечения через 12 месяцев и у 20 больных с экстирпацией матки с придатками.

В группе с надвлагалищной ампутацией и экстирпацией матки без придатков у 9 (36%) пациенток до операции не зафиксировано отклонение уровня белковых и стероидных гормонов от нормы. У 7 (28%) больных выявлена функциональная гиперпролактинемия — 769+/-23,4 МЕ/л/л. У 8 (32%) пациенток зафиксирована гипоэстрогения (уровень эстрадиола был меньше 100 пмоль/л). У 2 (8%) больных уровень эстрадиола в пределах нормальных цифр — 192+/-16,5 пмоль/л, а у 6 (24%) пациенток зафиксирована гиперэстрогенемия — 365+/-24,9 пмоль/л. У 1 (4%) больной уровень прогестерона был снижен — 0,3+/-0,34 пмоль/л. Уровень тестостерона и кортизола у обследованных больных был в пределах, нормы — 16+/-0,06 нмоль/л, и 435+/-14,6 нмоль/л, соответственно.

После надвлагалищной ампутации и экстирпации матки без придатков у 8 (32%) женщин репродуктивного возраста через 12 месяцев после операции, имевших до операции нормальные показатели гормонов в сыворотке крови, гормональный статус не изменился. У 6 (24%) пациенток с гипоэстрогенией уровень эстрадиола и, следовательно, функция яичников нормализовались — 178+/-21,3 пмоль/л. У 9 (36%) в перименопаузе концентрация гонадотропных гормонов повысилась (уровень ЛГ — 56,8+/-23,1 МЕ/л, уровень ФСГ — 64,3+/-15,4 МЕ/л), а содержание эстрадиола через 1 год после операции снизилось у 6 (24%) больных, при достижении ими возраста естественной менопаузы — 41+/-24,5 пмоль/л. Уровень пролактина снизился у 6 (24%) пациенток до нормативных показателей — 267 +/-23,4 и лишь у 1 (4%) снизился незначительно — 335+/-12,6 МЕ/л/л.

У женщин после экстирпации матки с придатками (20 больных) изменения гормонального статуса, обусловленные удалением гормонально-секретирующих желез-яичников, оказались выраженными (данные через 12 месяцев после операции). Удаление яичников, естественно, приводило к снижению концентрации эстродиола (46 пмоль/л) и, как следствие, к нарушению обратной связи и постепенному увеличению концентрации гонадотропинов. Концентрация ЛГ и ФСГ возросла (89,6+/-0,13 МЕ/л, и 97,3+/-24,1 МЕ/л, соответственно). Уровень остальных гормонов у пациенток этой группы достоверно не изменился в течение 6 месяцев после экстирпации матки с придатками.

Уровень кортизола и тестостерона в обследованных группах в пределах возрастной нормы — соответственно, 324+/-12,5 нмоль/л, 1,2+/-0,21 нмоль/л.

Таким образом, на основании анализа гормонального статуса пациенток с экстирпацией и надвлагалищной ампутацией матки без придатков, можно констатировать, что операция не оказала влияние на эндокринную функцию репродуктивной системы пациенток репродуктивного возраста. Снижение содержания после операции пролактина — одного из показателей стрессового состояния — у всех женщин с его повышенным уровнем до операции свидетельствует о снятии стрессовой ситуации ожидания операции. Нормализация уровня эстрадиола в крови у большинства пациенток указывает на улучшение состояния гипофизарно-яичниковой системы вследствие удаления патологического очага.

По-другому обстоит дело с больными, у которых объем оперативного лечения был расширен и удалена не только матка, но и патологически измененные яичники с двух сторон. Удаление яичников, естественно, привело к снижению концентрации эстрадиола, и, как следствие этого, к нарушению обратной связи и постепенному увеличению концентрации гонадотропинов.

Читайте также:  Что знают женщины о раке груди

Состояние молочных желез у обследованных больных представлено в таблице 1.

Таблица 1. Состояние молочных желез у больных, оперированных по поводу миомы матки

Группа больных,
оперированных
по поводу
миомы матки
Кол-во
больных
Патологии
нет
Формы патологии молочных желез Случаи
патологии
ФКМ Фибро-
аденомы
Кисты Рак
абс % абс % абс % абс % абс % абс %
без удаления
яичников
150 14 9,3 81 54 18 12 25 16,7 12 8 136 90,7
с удалением
яичников
100 92 92 6 6 1 1 1 1 8 8
Всего 250 106 42,4 87 34,8 19 7,6 26 10,4 12 4,8 144 57,6

Обследованные 250 пациенток разделены на две группы: первая группа — 150 (60%) женщин, у которых во время операции (надвлагалищная ампутация матки или экстирпация матки) яичники не были удалены, вторая группа — 100 (40%) больных, яичники у которых по разным причинам, были удалены.

При обследовании всех женщин патологические изменения в молочных железах выявлены у 144 (57,6%) женщин. Патологические изменения были неоднородны и представлены в виде диффузной формы фиброзно-кистозной мастопатии — у 87 (34,8%), фиброаденом — у 19 (7,6%), кист — у 26(10,4%), рака — у 12 (4,8%). Распределение по формам диффузной фиброзно-кистозной мастопа-ии было следующим: с преобладанием фиброзного компонента — 39 (44,8%), с преобладанием железистого компонента — 10 (11%), с преобладанием кистозного компонента — 10(11%), со смешанной формой — 28 (3,1%).

Изучая состояние молочных желез у 150 (60%) больных первой группы (через 1-12 лет), мы выявили патологические изменения в 136 (90,7%)

случаях. Диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии обнаружена у 81-й (54%) женщины, узловые формы — у 55 (36,7%) пациенток, кисты — у 25 (16,7%), фиброаденомы — у 18 (12%), рак молочной железы — у 12 (8%). Диагноз рака молочной железы вирифицирован в специализированных учреждениях, куда больные направлялись, и где им проводилось адекватное лечение.

Из 150 женщин у 53 (35,3%) из первой группы до операции диагностировали различные изменения в молочных железах: диффузную форму фиброзно-кистозной мастопатии — у 39 (26%), у 9 (6%) — кисты и у 5 (3,3%) — фиброаденомы молочной железы.

Обследуя молочные железы у женщин второй группы (с удаленными яичниками — 100 (40%) больных), патологические изменения в молочных железах мы обнаружили лишь у 8 (8%) женщин. У 47 (47%) женщин до операции отмечалось наличие патологических изменений в молочных железах: у 41 (41%) — диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии, у 4 (4%) — кисты, у 2 (2%) — фиброаденомы в молочных железах.

До оперативного вмешательства дисгормональные патологические изменения в молочных железах у больных второй группы встречались чаще — 47%, чем у больных первой группы — 35,3%. После операции нами установлено, что патологические изменения у больных второй группы выявлены значительно реже — 8 (8%), то есть в 11 раз реже, чем в первой группе.

При обследовании больных первой группы после операции нами выявлены патологические изменения в яичниках и шейке матки. Так, фоновые заболевания шейки матки выявлены у 12 (8%), дисплазия 1-2 степени — у 6 (4%) и рак шейки матки — у 9 (6%) больных. Рак яичника обнаружен у 3 (2%), серозные и муцинозные кистомы пограничного типа — у 7 (4,7%) больных. В 5 (5%) случаях обнаружены ретенционные кисты яичников. Все указанные больные 1-й группы подверглись повторному оперативному лечению.

Время, прошедшее после операции до обнаружения патологии, составило от 3 до 8 лет. Так, кистомы возникали — через 1-4 года, рак шейки матки — через 6-8 лет, рак яичников — через 3-6 лет. Ни одного из описанных выше заболеваний нами не выявлено у больных второй группы (на фоне овариэктомии).

На состояние молочных желез выполненные операции — надвлагалищная ампутация и экстирпация матки — существенных различий не оказали.

Таким образом, патология в молочных железах развивается в 11 раз чаще, у больных первой группы, в сравнении с женщинами второй группы (на фоне овариэктомии). Онкологические заболевания различных локализаций диагностированы у 24 (16%) пациенток первой группы: рак молочной железы — у 12 (8%), рак яичника — у 3 (2%), рак шейки матки — у 9 (6%). Предраковые заболевания шейки матки — у 6 (4%), пограничные опухоли яичников — у 7 (4,7%). Ни одного из описанных выше заболеваний не выявлено у больных второй группы (на фоне овариэктомии).

По нашим данным, в случае проведения сохраняющих яичники операций, при миоме матки, частота возникновения гормонально-зависимой патологии в оставшихся органах-мишенях значительно превышает таковую в группе, в которой одновременно удаляли яичники, что также отражено в работах ряда авторов [9]. Однако эти данные не согласуются с данными других авторов [2, 5, 6], полученными в результате ретроспективного анализа повторных операций по поводу опухолевых образований придатков матки, шейки матки и молочных желез.

Как известно, андрогены (андростендион и тестостерон) оба являются С-19 стероидами, которые могут превращаться в периферических тканях в С-18 стероиды и синтезироваться в строме яичников даже в постфертильный период. В связи с этим, оставление яичников обеспечивает длительное сохранение гормональных влияний в организме оперированных больных [5].

По нашим данным, патология в молочных железах развивалась, в основном, через 7-9 лет. Ряд авторов утверждает [3], что удаление гормонпотребляющей избыточной массы миометрия снимает «феномен стимуляции потребления». Однако, другие органы-мишени — молочные железы — также испытывают непрерывное гормональное воздействие, а имеющиеся изменения в молочной железе (узловые формы, фиброаденомы, кисты), по всей видимости, являются избыточной гормонопотребляющей массой, которая продолжает в дальнейшем подвергаться еще большему воздействию оставленных во время операции яичников. Данное воздействие ведет к усугублению патологических изменений в молочных железах и при неблагоприятных условиях — к развитию рака молочной железы. Этим, по-видимому, можно объяснить значительно большую частоту патологии молочных желез, яичников и шейки матки у больных первой группы.

Указанные факты свидетельствуют о том, что укорочение продолжительности репродуктивного возраста путем овариэктомии, снижает риск возникновения рака молочной железы у обследованных женщин, что согласуется с данными других авторов [9].

Учитывая вышеизложенное, мы считаем, что у больных в возрасте 43 и более лет, при сочетании миомы матки с патологией молочных желез, особенно узловых форм, фиброаденом, кист, при операции удаления матки, по всей видимости, целесообразно ставить вопрос о тотальной или субтотальной овариэктомии.

При нормальном состоянии молочных желез, по нашему мнению, во время гистерэктомии необходимо проведение биопсии яичников с цитодиагностикой. При отсутствии патологии яичники должны быть сохранены во избежание развития «посткастрационного синдрома», учитывая, что оставленные яичники обеспечивают длительное сохранение гормональных влияний в организме больных и являются своеобразной гарантией более благоприятного течения переходного периода, предотвращая возникновение срывов в ближайшие и отдаленные сроки после оперативного лечения [5].

В случае оставления яичников показано тщательное динамическое наблюдение за состоянием молочных желез, а также проведение реабилитационных мероприятий, включая обязательную гормональную коррекцию дисгормональной дискоординаций. По нашему мнению, при проведении корригирующей гормональной терапии основного заболевания идет определенное восстановление структуры молочных желез при достаточно стабильном восстановлении функций яичников.

По нашему мнению, всем больным миомой матки, независимо от возраста, необходимо производить ультразвуковое сканирование молочных желез.

Женщины, оперированные по поводу миомы матки без удаления яичников и шейки матки, относятся к группе риска по развитию онкологической патологии органов репродуктивной системы. Полученные данные подтверждают теоретическую концепцию о синхронном полиорганном дисгормональном поражении органов репродуктивной системы, о существовании «гормонального удара» (гонадотропных и стероидных гормонов) на гормонозависимые рецепторы молочных желез, шейки и цервикального канала при удалении матки.

Список литературы:

1. Бодяжина В.И., Сметник В.П., Тумилович Л.Г. Неоперативная гинекология. -М., 1990.
2 Бохман Я.В., Ткелашвили В.Т., Вишневский А.С. и др. Миома матки в пре- и постменопаузе, как маркер онкологической патологии // Акуш. и гин.-1987. N-7. -C. 12-16.
3. Гладун Е.В., Дюг В.М., Корчмару В.И., Попович М.И. Особенности гормональных соотношений после оперативного лечения больных миомой матки // Акуш. и гин. 1988. М-5. -С.17-19.
4. Дуда И.В., Герасимова Л.Н. Сочетанные гормонально-зависимые заболевания матки и молочных желез // Клиническая медицина. 1996. N12. C3-4.
5. Кулаков В.И., Адамян Л.В., Аскольская С.И. Гистерэктомия и здоровье женщины. М.: Медицина. 1999.
6. Кулаков В.И. Оперативная гинекология. М.: Медицина 1990. С-464.
7. Пиддубный М.И. Сочетание миомы матки с дисгормональной патологией молочных желез. Дисс. канд. мед. наук. -М. 1994.
8. Сидоренко Л.Н. Мастопатия. -Л.: 1991.
9. Сидорова И.С., Пидоубный М.И., Гуриев Т.Д., Унанян А.Л. Состояние органов репродуктивной системы после удаления матки с сохранением яичников // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины. Сборник научных статей и тезисов докладов, посвященных 50-летнему юбилею республиканского гематологического центра. Ереван. -1998. С-343-356.
10. Ciatto S. Diagnosi dell neoplasi non palpabili della mammeila // Acta chir. ital. -1991. -vol. 47. -P.257-761.

источник

Миома матки по классификации относится к доброкачественным новообразованиям женской репродуктивной системы и никакого отношения к злокачественным процессам не имеет. Поэтому на вопрос «миома матки — это рак или нет», при условии, что нет никаких признаков малигнизации и диагноз не подвергается сомнениям в данный момент, можно давать однозначный ответ «нет».

Совершенно другой вопрос прогрессирования данной нозологической формы, ведь многие твердят о том, что миома матки может перерасти в рак.

Может ли миома матки перерасти в рак?

Миома матки является довольно распространенным заболеванием женской репродуктивной сферы, количественный показатель которой растет с каждым днем. Распространенность данной нозологической формы охватывает даже юный возраст, что ранее было, скорее, исключением из правил. Услышав впервые о таком патологическом состоянии, женщины первоначально находится в состоянии какого-то шока, так как не все пациенты знают отличие доброкачественного от злокачественного процесса. Узнав о ее доброкачественных характеристиках, часть пациенток «выдыхают» и начинают менее ответственно относиться к данному вопросу. Однако, остальные женщины начинают задавать врачам весьма правильные вопросов: «миома матки перерастает в рак?», «может миома матки перейти в рак?».

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо понять как отличить миому от рака матки.

Врач, который обследует данную пациентку, при бимануальной пальпации может определять узловое образование руками, по характеристике его поверхности в некоторых случаях можно заподозрить онкологическую патологию: это неровность поверхности узла, игольчатые выступы, неоднородность консистенции образования. Однако, если таких признаков не наблюдается, то это не снимает онкологическую настороженность.

При проведении ультразвукового исследования, врач по ультразвуковым данным также предположительно может сказать, если ли признаки злокачественности: неоднородность контуров и структуры образования, наличие полостей в нем, признаки некроза либо метастазирования, выпот в брюшную полостью.

При выполнении магнитно-резонансной томографии либо МРТ также наглядно видны нюансы данного новообразования.

При выполнении лапароскопии либо лапаротомии – можно выявить визуальные признаки онкологического процесса. Но стоит сказать, что ни один из вышеуказанных методов не дает точного ответа на вопрос доброкачественная или злокачественная миома матки, симптомы также не дадут достоверного ответа.

Переходит ли миома матки в рак?

К сожалению, это так. Любое новообразование, как и любая на какой-то момент, но здоровая, ткань в последующем может явиться субстратом для онкологического заболевания. Ни один врач либо ученый не даст гарантию женщине о том, что миоматозное поражение матки не преобразуется в злокачественный процесс. Так как теорий происхождения онкологической патологии достаточно много, никто не может с точностью отрицать возможность малигнизации. То есть миома матки, конечно же, может приобрести свойства злокачественного процесса.

Единственным способом хоть как-то снизить возможность перерождения уже имеющегося, но доброкачественного новообразования, является составление групп риска по заболеваемости, а также выполнение профилактических мер и мероприятий для предотвращения такого грозного осложнения.

Миома матки: перерождение в рак и как этого избежать?

  • Необходимо поменять образ жизни: необходимо полностью отказаться от табакокурения и приема алкогольных напитков, скорректировать режим труда и отдыха. Убрать из рациона продукты с высоким содержанием канцерогенов, увеличить удельный вес овощей и фруктов с высоким содержанием антиоксидантов;

Рекомендуемой мерой также является снижение массы тела при ее избытке. Для этого необходима вышеуказанная коррекция меню, а также довольно умеренные физические нагрузки. При повышенной физической активности и наличии миоматозного узла на ножке может произойти ее перекрут и нарушение питания узла, а в дальнейшем его некроз. также усиливается кровоток в органах малого таза, что также негативно влияет на развитие миомы в сторону ее быстрого увеличения.

Очень важным моментом, а одновременно, и большой ошибкой женщин является самолечение данной патологии в виде использования физиотерапии. Любое тепловое воздействие на матку может улучшить кровообращение в органах малого таза, тем самым вызвать быстрое прогрессирование патологического процесса. Это может быть пусковым фактором перерождения опухоли в злокачественную форму.

Прерывания беременности при ее наступлении в виде абортов также провоцирует перерождение опухоли. Аборт – это мощный гормональный стресс для организма, а также методика его выполнении, например, кюретаж полости матки может являться провоцирующим фактором такого озлокачествления миоматозного образования.

источник

Миома – это доброкачественная опухоль матки, растущая из мышечного слоя. Болезнь сопровождается появлением хронических тазовых болей, межменструальными выделениями и иными нарушениями цикла. Узлы обнаруживаются преимущественно у женщин старше 35 лет, и каждую женщину в первую очередь волнует одно: может ли фибромиома превратиться в рак? По большому счету именно от ответа на этот вопрос зависит вся тактика диагностики, лечения и наблюдения за пациенткой с выявленной патологией.

Первое, что стоит запомнить каждой женщине: миома матки – это не рак, но при определенных условиях возможно развитие злокачественной опухоли в тканях репродуктивного органа. Зная, как и почему возникает онкология, можно вовремя заметить первые признаки коварной болезни, начать лечение и предупредить развитие смертельно опасных осложнений.

Читайте также:  Протоковый рак молочной железы узи

Важно понимать, что миома никогда не может перейти в рак просто потому, что это физически невозможно. Рак – это злокачественная опухоль, возникающая из эпителиальной ткани различных органов. В определенный момент происходит сбой в структуре клеток, и они начинают бесконтрольно делиться, заполняя собой окружающее пространство и метастазируя по кровеносным и лимфатическим сосудам. Редкие варианты рака растут только вглубь тканей, разрушая их до самой основы, но не дают метастазов.

Саркома — злокачественная опухоль мышечного слоя матки, которая может возникнуть как на фоне миомы, так и независимо от нее.

Миома – это образование, состоящее из мышечной ткани, и переродиться в рак (структуру из слизистых клеток) она не может. В мышечном слое матки возникает саркома – злокачественная опухоль из незрелой, активно делящейся соединительной ткани. Так сложилось, что в народе все злокачественные новообразования называют раком, хотя далеко не все из них имеют отношение к эпителиальным клеткам. Для удобства и далее будем обозначать злокачественную опухоль матки как рак, хотя стоит помнить, что в случае с саркомой это определение неверно.

Рак матки – это опухоль, возникающая в слизистом слое органа (эндометрии). Саркома матки – это новообразование мышечного слоя.

Характерные черты различных новообразований представлены в таблице:

Признак Доброкачественная опухоль матки Злокачественная опухоль матки
Степень дифференцировки клеток Высокодифференцированные, похожие на нормальные клетки Низкодифференцированные атипичные клетки, значительно отличающиеся по строению от нормальных
Характер роста Медленный и экспансивный с постепенным сдавливанием окружающих тканей Быстрый и инфильтративный с прорастанием в соседние органы, нервы и кровеносные сосуды
Метастазирование Нет Есть
Рецидивирование Возможно Всегда, если не было удалено полностью ложе опухоли
Опухолевая интоксикация Не характерна Отмечается кахексия и выраженная интоксикация

Сравнительная характеристика доброкачественной и злокачественной опухоли.

Ученым до сих пор не удалось ответить на самый важный вопрос: переходит ли фибромиома матки в рак или это невозможно? Практикующие гинекологи разделились на два лагеря. Одни специалисты утверждают, что в 2% случаев миома перерождается в рак, и поэтому так важно не просто вовремя выявить болезнь, но и как можно скорее начать лечение. Онкологическая настороженность во многом объясняет агрессивную тактику врачей в отношении миомы и желание во что бы то ни стало удалить опухоль (особенно если узел возникает в менопаузу).

Сторонники этой теории выделили несколько причин, по которым миома перерождается в рак:

  • Образ жизни: пристрастие к курению и алкоголю при наличии доброкачественной опухоли;
  • Посещение сауны, бани и солярия;
  • Нерациональное питание и авитаминоз;
  • Лишний вес как фактор нарушения обмена веществ и накопления эстрогенов;
  • Значительные физические нагрузки, усиливающие кровоток в органах таза;
  • Травмы матки в родах или при проведении лечебных и диагностических вмешательств;
  • Нерациональный прием гормональных препаратов.

Сторонники теории трансформации миомы в злокачественную опухоль уверены, что посещение сауны, бани — одна из причин перерождения новообразования.

Что же происходит с миомой при озлокачествлении? В первую очередь меняется структура клеток и отмечается быстрый рост опухоли. В связи с этим считается, что значительное увеличение узла в размерах повышает риск развития саркомы, однако достоверных данных по этому вопросу не получено. Некоторые врачи считают, что диаметр опухоли не имеет никакого отношения к возможности ее злокачественного перерождения. Читайте также о том, как быстро растет миома в матке и можно ли остановить ее рост.

В последние годы было проведено множество исследований по этой теме, и большинство гинекологов склоняется к мысли, что миома не способна стать раковым очагом. Доброкачественная опухоль матки не переходит в саркому ни при каких обстоятельствах. На этом фоне не имеют смысла рекомендации по отказу от курения, запрет на физические нагрузки и посещение сауны. Но важно понимать, что однозначных доказательств этой версии не получено, и значит, онкологическая настороженность в отношении миомы остается.

Сторонники второй теории указывают на то, что саркома матки – это самостоятельное заболевание. Злокачественная опухоль может возникнуть на фоне миомы или же без нее. Наличие одной патологии не исключает появления другой. Именно поэтому при обнаружении миомы следует первым делом задуматься, не рак ли это, и пройти полную диагностику у гинеколога.

Только полная диагностика поможет точно установить вид опухоли, ее локализацию, размер, степень поражения.

Саркома может возникать непосредственно в миоматозных узлах, однако это не означает, что сама миома переродилась в злокачественную опухоль.

Даже если гинеколог принимает за аксиому тот факт, что миома не онкология, и она не перерастает в злокачественную опухоль, он все равно должен внимательно осмотреть женщину и провести необходимые диагностические тесты. Клиническая картина саркомы очень схожа с проявлениями миомы, и на начальных этапах развития болезни выявить опасное новообразование достаточно сложно.

Саркома матки относится к «немым» опухолям. Болезнь протекает бессимптомно, и лишь со временем возникают характерные признаки:

  • Тянущая боль внизу живота, отдающая в поясницу. В зависимости от локализации опухоли боль может уходить на бедро или в промежность;
  • Увеличение объема и продолжительности менструальных кровотечений;
  • Ациклические кровянистые выделения из половых путей;
  • Маточные кровотечения;
  • Признаки сдавления соседних органов: запоры, чувство неполного опорожнения кишечника, учащение мочеиспускания.

Одним из характерных признаков саркомы матки являются обильные и продолжительные месячные.

Все эти симптомы очень похожи на проявления миомы матки, и на ранних стадиях без специальной диагностики заболевания легко спутать. О характерных признаках миомы, по которым ее можно распознать уже на ранних стадиях, мы писали в одной из наших статей.

В пользу саркомы могут говорить следующие проявления болезни:

  • Быстрый рост узла (более 4 недель в год);
  • Появление очагов в придатках (метастазы злокачественной опухоли);
  • Часто повторяющиеся маточные кровотечения, особенно в климактерический период и на фоне быстрого увеличения размеров матки.

Среди всех симптомов миомы пристального внимания заслуживает рост узла и появление ациклических кровотечений в менопаузу. По наблюдениям врачей, в 80% случаев это не истинное увеличение опухоли, а развитие злокачественного новообразования. После обследования у большого числа женщин в возрасте старше 55 лет обнаруживается не только саркома, но и рак яичников, а также другие онкологические процессы репродуктивных органов.

О развитии саркомы говорят такие симптомы:

  • Немотивированная потеря веса;
  • Выраженная слабость, быстрая утомляемость и другие признаки опухолевой интоксикации;
  • Длительное незначительное повышение температуры тела;
  • Анемия;
  • Асцит (скопление жидкости в брюшной полости);
  • Увеличение регионарных лимфатических узлов.

Резкая потеря веса может указывать на развитие онкологического заболевания в полости матки.

Проблема в том, что подобные симптомы возникают на поздних стадиях, когда опухоль дает метастазы. Лечение на этом этапе не всегда приносит желаемый эффект. Именно поэтому важно вовремя отличить доброкачественную миому от злокачественной саркомы и начать лечение. Чем раньше будет выявлена опухоль, тем лучше прогноз заболевания.

Не важно, какой позиции придерживается гинеколог в отношении доброкачественного образования. Если у врача появляются малейшие подозрения на то, что под видом миомы скрывается опасная опухоль, он должен провести полное обследование и выставить точный диагноз. В этом случае не критично, переродилась ли миома в рак или злокачественное новообразование возникло без предшествующей патологии миометрия.

Схема обследования для выявления саркомы:

Обязательное, но не слишком информативное исследование в данном случае. Врач должен осмотреть женщину на кресле, но все, что он определит – это наличие образования в матке. В пользу саркомы говорит ее несмещаемость, цианоз слизистой оболочки шейки матки, однако эти признаки не слишком точны и не могут быть основанием для выставления диагноза.

При гинекологическом осмотре врач может определить наличие опухоли, но не дифференцировать ее.

При подозрении на саркому гинеколог проводит ректовагинальное исследование для оценки состояния тканей влагалища и прямой кишки. Этот метод позволяет определить размеры и локализацию узла, а также выявить метастазы злокачественной опухоли.

Узнать, что миома доброкачественная, помогают следующие тесты:

  • Общий анализ крови. И при миоме, и при саркоме может отмечаться анемия как следствие кровопотери. При злокачественной опухоли часто регистрируется увеличение СОЭ;
  • Тест на онкомаркеры: CA-125 (норма до 35 Ед/мл). Рост этого показателя свидетельствует в пользу саркомы матки.

CA-125 может повышаться и при некоторых других заболеваниях, поэтому он не является однозначным признаком злокачественной опухоли матки. И все же гинекологи утверждают, что надо сдавать анализ на онкомаркер, поскольку его рост дает основания для дальнейшего прицельного обследования.

Увеличенные показатели онкомаркера CA-125 могут говорить о злокачественном перерождении тканей.

Практическое значение имеет и выявление генетических онкомаркеров – особых веществ, указывающих на предрасположенность человека к тому или иному виду рака. В случае саркомы имеет значение выявление таких показателей:

Эти же маркеры выявляются и при склонности к дисплазии шейки матки и раку эндометрия.

При ультразвуковом исследовании доктор видит объемное образование в стенках матки, однако не может выставить точный диагноз на основании этих данных. Эхографические признаки миомы и саркомы очень схожи, и на УЗИ злокачественная опухоль выглядит практически так же, как доброкачественное образование. О том, как выглядит миома на УЗИ и когда лучше проводить исследование, можно почитать в отдельной статье, посвященной этой теме. В пользу саркомы могут говорить такие признаки:

  • Быстрый рост узла в динамике (по данным предыдущих замеров при проведении УЗИ);
  • Изменение структуры опухоли и появление очагов неоднородной эхогенности (этот симптом также может свидетельствовать о развитии некроза доброкачественной миомы).

Ультразвуковое исследование помогает специалисту определить наличие опухоли в матке.

Значительную помощь в постановке диагноза оказывает допплерография. При оценке кровотока в маточных сосудах о развитии саркомы говорят такие признаки:

  • Выраженная васкуляризация образования (большое число кровеносных сосудов);
  • Возникновение нерегулярных и хаотично разбросанных сигналов от сосудов;
  • Регистрация низкорезистентного кровотока в опухоли;
  • Индекс резистентности маточных артерий составляет менее 0,4;
  • Появление патологически расширенных сосудов, питающих узел.

Такие особенности кровотока обусловлены тем, что злокачественная опухоль продуцирует собственные сосуды и создает большое количество артерио-венозных анастомозов.

Не самый информативный метод, поскольку не позволяет выявить саркому, расположенную исключительно в толще мышечного слоя. Однако нередко в биоптате обнаруживаются атипичные клетки, что дает повод для дальнейшего обследования. С помощью аспирационной биопсии также можно выявить сопутствующую патологию (рак или гиперплазию эндометрия).

Эндоскопическое исследование позволяет:

  • Увидеть узел, расположенный в полости матки или близко к эндометрию;
  • Оценить структуру слизистой оболочки и видимой части опухоли;
  • Провести прицельную биопсию новообразования.

Диагностическая гистероскопия позволяет осмотреть полость матки при помощи гистероскопа — тонкого оптического инструмента.

«Золотой стандарт» в диагностике миомы матки. Гистология – это единственный метод, позволяющий точно выставить диагноз. Все остальные тесты, включая УЗИ, не дают полной уверенности в том, что в тканях матки находится саркома. Только после исследования самой опухоли можно гарантированно узнать ее характер и определиться с тактикой лечения.

Методы получения материала на гистологию:

  • После диагностического выскабливания полости матки (при условии, что опухоль прорастает до слизистой оболочки);
  • При аспирационной биопсии эндометрия;
  • Во время гистероскопии;
  • В ходе удаления узла открытым или лапароскопическим доступом.

В последнем случае речь идет о срочном интраоперационном гистологическом исследовании. Врач удаляет узел, и санитарка тут же уносит материал в лабораторию. Спустя 15-20 минут приходит ответ, и теперь доктор точно знает, с чем имеет дело. Если выявлена саркома, объем операции расширяется вплоть до удаления матки и соседних органов.

Материалом для тестирования служит удаленный узел или биоптат. Метод основан на выявлении специфических антигенов, характерных для определенной опухоли. На сегодняшний день иммуногистохимия является дорогим, но эффективным методом дифференциальной диагностики миомы и саркомы.

Иммуногистохимическое исследование является одним из самых достоверных способов обнаружения злокачественных клеток.

Органосохраняющие операции при саркоме практически не проводятся. Выявление злокачественной опухоли – повод для радикального удаления матки. Объем операции будет зависеть от локализации узла, стадии развития болезни и наличия метастазов. В одних ситуациях достаточно надвлагалищной ампутации, в других показана экстирпация (удаление матки вместе с шейкой). Может потребоваться и расширенное вмешательство с иссечением лимфоузлов, листков брюшины, удалением яичников и маточных труб.

Лучевая и химиотерапия при саркоме матки применяются в качестве вспомогательных методов и служат для уничтожения очагов опухоли в полости таза, а также для подавления метастазов. Лучевая терапия в этой ситуации может проводиться как до операции, так и после удаления опухоли.

Прогноз при саркоме зависит от того, на какой стадии была выявлена болезнь, и какое лечение было проведено. В среднем пятилетняя выживаемость составляет:

  • I стадия – 47%;
  • II стадия – 44%;
  • III стадия – 20-40%;
  • IV стадия – 10%.

Вспомогательным методом лечения саркомы матки является радиотерапия. Ее цель – подавление активности злокачественных клеток.

Подводя итоги, следует выделить несколько важных моментов:

  • Миома и саркома – это не одно и то же;
  • Миома матки – это не онкологическая патология;
  • Саркома может возникать как в миоматозных узлах, так и в интактных тканях матки;
  • Средний возраст больных саркомой составляет 45-55 лет. Именно поэтому определенные опасения вызывает рост миомы в менопаузу, ведь этот симптом может указывать на развитие злокачественной опухоли;
  • В клинической картине миомы и саркомы имеется сходство и различие, и отличить одно заболевание от другого на ранних стадиях практически невозможно;
  • Единственным методом, позволяющим точно определить злокачественную опухоль матки, является гистологическое исследование;
  • Даже если принять на веру тот факт, что миома перерождается в рак, это случается не слишком часто – в 2% случаев.

В отношении миомы матки сохраняется онкологическая настороженность, и это вполне оправдано. Без специальных тестов врач не может однозначно сказать, какая опухоль находится в матке. Лучше перестраховаться и пройти необходимое обследование, чем запустить болезнь. Однако это не значит, что всем женщинам с подозрением на саркому нужно на всякий случай удалять матку. Окончательное решение о выборе той или иной тактики лечения должно быть принято после получения результатов гистологического исследования.

источник