Меню Рубрики

Пептиды при раке молочной железы

Современный период развития медицины характеризуется значительными достижениями в области создания лекарственных средств на основе пептидов, изучением их клинической эффективности и обоснованием целесообразности применения в комплексной терапии различных заболеваний и патологических состояний.

В.В. Малинин, профессор, доктор медицинских наук. Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН.

Современный период развития медицины характеризуется значительными достижениями в области создания лекарственных средств на основе пептидов, изучением их клинической эффективности и обоснованием целесообразности применения в комплексной терапии различных заболеваний и патологических состояний. Исследование механизмов действия пептидов приобретает особую значимость в связи с развитием биологической терапии опухолей, направленной на повышение защитных функций организма.

С целью оценки влияния природных и синтетических пептидов на канцерогенез изучали действие этих пептидных препаратов на рост спонтанных, индуцированных и перевиваемых опухолей у экспериментальных животных.
Р езультаты исследований свидетельствуют о том, что пептиды обладают выраженным протекторным действием при экспериментальном канцерогенезе и оказывают модулирующее влияние на иммунную и нейроэндокринную системы организма при опухолевом процессе.

Применение природных пептидов у мышей и крыс способствовало достоверному снижению частоты развития спонтанных опухолей в 1,5-2,5 раза и увеличению продолжительности жизни животных на 30-40%. При этом также наблюдалось увеличение показателей клеточного иммунитета.

При изучении влияния природных пептидов на индуцированный радиационным воздействием канцерогенез было установлено отчетливое тормозящее действие препаратов на рост опухолей. Число крыс, у которых развились злокачественные опухоли, в подопытной группе было в 1,9-2,7 раза меньше, чем в контроле. Средний латентный период возникновения опухолей в группе крыс, получавших природные пептиды, был в среднем на 2 мес больше по сравнению с показателями в контроле.

У облученных мышей, которым вводили природные пептиды, частота всех опухолей составила 28 %, тогда как у облученных животных в контроле этот показатель равнялся 92 %. Число злокачественных опухолей снижалось при введении препаратов в 10 раз.

Влияние природных пептидов на химический канцерогенез было исследовано на модели аденокарцином молочной железы крыс, индуцированных введением 7,12–диметилбенз(а)антрацена. У контрольных животных под влиянием канцерогена аденокарциномы молочной железы развились в 80 % случаев, а при введении пептидов – лишь в 25 %. При этом в 3 раза снизилась множественность возникновения аденокарцином.

Важное значение для оценки антимутагенных и антиканцерогенных свойств пептидных препаратов имеют результаты, полученные при изучении их влияния на трансплацентарный канцерогенез у крыс, которые подвергались во время беременности воздействию нитрозоэтилмочевины. Как известно, при введении нитрозоэтилмочевины крысам–самкам у потомства с высокой частотой развиваются глиальные опухоли центральной нервной системы и невриномы периферических нервов. Введение природных пептидов способствовало увеличению латентного периода развития опухолей в среднем на 2 мес, снижению индекса множественности опухолей в 1,4 раза, уменьшению частоты новообразований спинного мозга и почек и увеличению продолжительности жизни животных.

Данные о том, что природные пептиды вызывают торможение канцерогенеза и увеличение сроков жизни лабораторных животных, послужили основанием для исследования влияния синтетических пептидов (аналоги эндогенных) на эти показатели.

Применение ди- и тетрапептидов оказывало угнетающее действие на спонтанный канцерогенез у мышей, что выражалось в снижении в 1,5 раза частоты развития всех опухолей и в 1,9 раза множественности новообразований. Динамика выживаемости во всех исследуемых группах животных существенно не отличалась до возраста 22 мес, после чего наблюдали отчетливое уменьшение смертности под влиянием пептидов.
При введении дипептида крысам, подвергавшимся воздействию радиоактивного излучения от смеси 90Sr и 137Cs, наблюдалось торможение развития злокачественных опухолей, в частности, снижение частоты возникновения аденокарцином молочной железы. При этом было отмечено увеличение максимальной продолжительности жизни на 4,6 мес по сравнению с животными контрольной группы.

Установлено, что тетрапептид подавлял рост опухолей толстой кишки, индуцированных 1,2–диметилгидразином. Эффект этого препарата выражался в снижении множественности опухолей и их размера.

При изучении влияния синтетических пептидов на возникновение и развитие рака мочевого пузыря, индуцированного канцерогеном селективного действия N-бутил-N-(4-гидроксибутил)нитрозамином, установлено, что при введении дипептида опухоли возникли у 56% животных, в то время как в контрольной группе — в 75,5% случаев. При действии препарата отмечено уменьшение в 2 раза развития пренеопластических и ранних неопластических изменений слизистой оболочки мочевого пузыря и достоверное ингибирование канцерогенеза. Действие дипептида приводило к ингибированию как процесса инициации канцерогенеза, так и промоции, т.е. реализации опухолевого процесса.

Синтетические ди- и тетрапептиды при введении животным с перевиваемой гепатомой оказывали достоверный ингибирующий эффект на ранних сроках после инокуляции опухолевых клеток. При исследовании влияния пептидов на рост опухоли АКАТОЛ было установлено также их ингибирующее действие. Применение синтетических пептидов на протяжении латентного периода приводило к достоверному замедлению скорости роста перевиваемой саркомы М-1. Ингибирующий эффект проявлялся через 2 недели после окончания курса введения пептида и сохранялся в течение всего срока наблюдения. Кроме того, установлено, что после применения пептидов повышался уровень апоптозной гибели опухолевых клеток.

Влияние синтетических пептидов на канцерогенез исследовали на самках трансгенных мышей, несущих ген рака молочной железы. Число животных, у которых опухоли молочной железы не развились, в группе, получавшей тетрапептид, было в 1,6 раз больше, чем в контроле. Максимальный размер аденокарцином молочной железы у мышей, получавших этот пептид, был на 33 % меньше, чем в контроле. Экспрессия онкогена в опухолях молочной железы мышей, получавших тетрапептид, была снижена в 3,7 раза по сравнению с аналогичным показателем в опухолях контрольных мышей.

Экспериментальные исследования противоопухолевого действия природных и синтетических пептидов свидетельствуют о влиянии этих препаратов на механизмы канцерогенеза и перспективности их применения у онкологических больных.

В связи с тем, что природные пептиды способствуют восстановлению клеточного иммунитета и гормональной регуляции, а также обладают противоопухолевым действием, эти препараты применяли у онкологических больных в основном с гормонозависимыми формами опухолей (рак молочной железы, тела или шейки матки, яичников и другой локализации). У всех больных была проведена гистологическая верификация опухолевого процесса. Большинство испытуемых были подвергнуты комбинированному или комплексному методу лечения.

Природные пептиды применяли у больных раком молочной железы II-III стадии на фоне лучевой терапии. Препараты назначали по различным схемам: после окончания лучевой терапии, в середине курса и в последние 5-10 дней предоперационной лучевой терапии. У некоторых пациенток пептиды применяли в отдаленные сроки после проведения лучевой терапии (спустя 2-6 месяцев) в связи с развитием у них стойкой лейкопении и лимфопении, не поддающейся коррекции другими лекарственными средствами. Введение пептидов больным раком молочной железы способствовало увеличению количества лимфоцитов и Т-лимфоцитов в крови. Кроме того, у пациенток после иммунокоррекции улучшалась функциональная активность Т-клеток и восстанавливалась интенсивность реакций клеточного иммунитета. Введение препаратов больным в отдаленные сроки после облучения вызывало увеличение количества лейкоцитов в крови. Показатели клеточного иммунитета после применения препаратов практически нормализовались.

В клинических исследованиях, проведенных у больных раком шейки матки, получавших природные пептиды, отмечено увеличение числа и функциональной активности Т-лимфоцитов в периферической крови. Назначение препаратов больным раком шейки матки, получившим лучевое лечение или химиотерапию, оказывало выраженное защитное действие на гемопоэз, предупреждало развитие лейкопении, тромбоцитопении, а также воспалительных послеоперационных осложнений.

Результаты исследований свидетельствуют о перспективности применения сочетанной прогестинотерапии и иммунотерапии у первичных больных раком эндометрия. Изучение влияния природных пептидов на иммунологические показатели у больных раком эндометрия после предоперационного курса гормонотерапии показало, что лечение приводит к достоверному увеличению абсолютного числа лимфоцитов и Т-лимфоцитов. Одновременно с этим наблюдалось восстановление функциональной активности Т-лимфоцитов.

Результаты экспериментального изучения влияния синтетических пептидов на рост спонтанных, индуцированных и перевиваемых опухолей также послужили основанием для применения этих препаратов у онкологических больных.

Применение дипептида у больных колоректальным раком в возрасте старше 50 лет при проведении хирургического и комплексного лечения, а также использование его на фоне генерализации опухолевого процесса, развившейся после ранее проведенного радикального лечения, способствует нормализации иммунного статуса больных, уменьшению числа побочных и токсических эффектов химиотерапии. Использование 3 курсов препарата у больных данной категории в первые 6 месяцев после радикального лечения вызывало достоверное снижение частоты возникновения рецидивов заболевания и генерализации опухоли в ближайшие 2 года.

Дипептид применяли у пациенток с раком молочной железы на фоне высокодозной полихимиотерапии. В процессе наблюдения (22 мес) отмечены положительные результаты у 100 % больных, не было выявлено рецидивов и метастазов. В тоже время, за этот период в контрольной группе с традиционными схемами лечения у 35,2% больных выявлены отдалённые метастазы. Применение препарата улучшало переносимость полихимиотерапии (снизилась частота рвоты, тошноты), отмечалось более быстрое восстановление количества лейкоцитов, лимфоцитов различных субпопуляций и тромбоцитов. Уменьшалась продолжительность пребывания больных в стационаре в среднем на восемь дней.

Онкомодифицирующие свойства дипептида оценивали при комплексном лечении пациенток с неоперабельными формами рака молочной железы и яичников. При этом у всех пациенток отмечались уменьшение болевого синдрома, восстановление аппетита и прибавка в весе.

Дипептид применяли у больных дисплазией или преинвазивной карциномой шейки матки в процессе хирургической конизации шейки матки. В результате проведенного исследования было установлено, что применение препарата способствовало восстановлению количества Т-лимфоцитов, показателей фагоцитоза и значительному повышению уровня естественных киллерных клеток. У 90% пациенток после проведенного лечения отмечены морфологические признаки регенерации в удаленном конусе шейки матки. При этом не было отмечено усиления морфологических признаков малигнизации эпителия шейки матки, наоборот, у многих больных тяжесть неопластической трансформации эпителия шейки матки после лечения снижалась. Среднее время до отторжения ожогового струпа у пациенток, получавших дипептид, составило 5±1,6 дней, у пациенток контрольной группы — 11±2,0 дней. При этом сокращение времени до отторжения струпа наблюдалось у 55% пациенток основной группы. Воспалительные осложнения (некроз с гнойным отделяемым) были отмечены у 10 % больных основной группы и у 70% — в контрольной группе. Послеоперационное течение на фоне применения дипептида отличалось быстрым разрыхлением и отторжением струпа и отсутствием выраженного некроза в области ожогового струпа. Средний период полной эпителизации послеоперационной раны у пациенток основной группы составил 29±2,4 дней, у пациенток контрольной группы — 48±7,2 дней.

В заключение необходимо признать, что основным направлением противоопухолевой терапии остается уничтожение опухолевой массы. Вместе с тем, развитие молекулярно-генетических исследований в последние годы открыли новые внутриклеточные взаимодействия и связи опухолевых клеток с микроокружением, иммунной и сосудистой системами, с нормальными тканями. Перспективность применения и дальнейшего развития методов биологической терапии онкологических заболеваний в свете новых научных знаний уже не вызывает сомнения. Наш клинический опыт позволяет утверждать, что применение пептидов больным независимо от стадии онкологического заболевания и проводимого лечения не только усиливает его эффективность, но и существенно повышает качество жизни этой категории больных.

источник

Текущий адрес: Отделение гинекологической онкологии, Госпиталь Уэстмид, Сиднейский университет, Уэстмид, NSW 2145, Австралия

Текущий адрес: Отдел акушерства и гинекологии, Медицинский центр Маастрихтского университета, NL 6202 AZ Маастрихт, Нидерланды

Адреномедуллин (ADM) представляет собой 52-аминокислотный пептид, принадлежащий к суперсемейству пептида гена кальцитонина, основанный на его небольшой гомологии с пептидом, связанным с генами кальцитонина (CGRP) и амилином. Он действует через рецептор-рецептор-рецептор-рецептор рецептора рецептора рецептора G (CRLR), специфичный для ADM, который ассоциируется с рецептор-ассоциируемым модифицирующим белком 2 (RAMP2) (Poyner et al, 2002).

Адреномедуллин участвует в модуляции различных физиологических функций, начиная от вазорелаксации и заканчивая действием регулятора роста клеток (Hinson et al., 2000; Nikitenko et al., 2002). В 1998 году мы впервые показали, что ADM является сильно ангиогенным с использованием анализа chorioallantoic мембран цыпленка (Zhao et al, 1998), и впоследствии он был протуморигенным по ряду групп, использующих оба исследования ксенотрансплантата (Martinez et al., 2002; Oehler et al, 2002) и блокирующих антител (Ouafik et al, 2002). Недавно были рассмотрены адреномедуллин и рак (Zudaire et al, 2003).

Адреномедуллин представляет собой гипоксически индуцированный пептид под контролем индуцируемого гипоксией транскрипционного фактора-1 (HIF-1), а также несколько других ангиогенных факторов, таких как фактор роста эндотелия сосудов (VEGF) (Garayoa et al., 2000). Ранее мы показали, что ADM действует как антиапоптотический фактор, антагонизирующий гипексидную гибель клеток опухолевых клеток (Oehler et al, 2001). Протуморигенная активность ADM также соответствует последним данным, которые выявили клиническое значение избыточной экспрессии ADM при злокачественных опухолях человека. Таким образом, увеличение экспрессии мРНК ADM было связано с плохой общей выживаемостью при раке яичников (Hata и др., 2000) и высокими показателями Глисона при раке предстательной железы человека (Rocchi et al, 2001).

Показано, что циркулирующие уровни ADM повышаются в различных болезненных состояниях, включая солидные опухоли, такие как злокачественные новообразования желудочно-кишечного тракта (Ehlenz et al., 1997). Поскольку ADM-пептид быстро секретируется после получения в клетках (Kitamura et al, 2002), можно предположить, что ADM-пептид в потоке крови пациентов с опухолями отражает выделение ADM из злокачественных новообразований. Однако участие ADM в раке молочной железы до сих пор не было четко документировано. Данных о экспрессии пептида ADM при злокачественных новообразованиях молочной железы или циркулирующего пептида ADM у пациентов с раком молочной железы нет.

В этом исследовании мы рассмотрели экспрессию пептида ADM в раках молочной железы с помощью вновь охарактеризованного моноклонального антитела. Кроме того, были определены концентрации ADM в плазме у пациентов с раком молочной железы. Затем мы проанализировали, были ли ассоциации между экспрессией ADM в ткани или крови рака молочной железы и клинико-патологическими свойствами пациентов. Мы наконец оценили, может ли ADM иметь потенциал в качестве опухолевого маркера при раке молочной железы.

Человеческий ADM, используемый в качестве иммуногена, был химически синтезирован Лабораторией синтеза пептидов в Cancer Research UK, Lincoln’s Inn Fields, Лондон, Великобритания. Специфичность полученных моноклональных антител была подтверждена как для этого материала, так и для коммерческого человеческого ADM (Bachem (UK) Ltd., St Helens, UK). Амилин и CGRP, используемые в этом исследовании, также были приобретены у Bachem (UK) Ltd.

Ткани карциномы молочной железы были получены из 33 случайным образом отобранных пациентов, перенесших операцию по первичному раку молочной железы на отделении акушерства и гинекологии в Университете Фрайбурга, Германия, между 1993 и 1999 годами. Терапия состояла либо из широкого местного иссечения, либо из-за модифицированной радикальной мастэктомии диссекция подмышечных лимфатических узлов. Всего у 12 пациентов были отдаленные метастазы. Клиникопатологические свойства пациентов представлены в таблице 2.

Рак молочной железы. В исследование были включены предоперационные образцы плазмы 20 пациентов, перенесших операцию по первичному раку груди в больнице Джона Рэдклиффа, Оксфорд, Великобритания в период с декабря 1999 года по январь 2000 года. Пациенты подвергались либо модифицированной радикальной мастэктомии, либо широкому местному иссечению. У всех пациентов была диссекция подмышечных лимфатических узлов. Ни у одного из пациентов не было отдаленных метастазов. Клиникопатологические свойства серии представлены в таблице 4. Все человеческие ткани были собраны с полным одобрением местного комитета по этике (COREC number COO.097 — Анализ экспрессии белков, вызванных гипоксией при первичном раке молочной железы) и согласия пациента.

Читайте также:  Гормоны при раке молочной железы отзывы

Контроль. В исследование были включены образцы плазмы из 18 здоровых женщин-доноров добровольцев, посещающих банк крови в больнице Джона Рэдклиффа, Оксфорд, Великобритания.

Самцов мышей Balb / c иммунизировали подкожно 100 мкг ADM-пептида в 1-й день, а затем еще три иммунизации 50 мкг каждые две недели. Слияние продуцирующих антитела В-клеток из иммунизированной мышиной селезенки с партнером миеломы NS-1 проводили с использованием стандартного метода (Harlow and Lane, 1988). Супернатанты из гибридомной культуры подвергали скринингу путем захвата антител на многолуночных планшетах, покрытых ADM. Связанные антитела были обнаружены с использованием конъюгированного с пероксидазой козьего антимышиного вторичного антитела (Dako, Glostrup, Дания). Гибридомы затем подвергали скринингу с помощью Вестерн-блоттинга против ADM, используя пептид из кондиционированной среды из ранее описанных клеток Ишикавы, стабильно трансфицированных кДНК для ADM-кДНК (Oehler et al, 2001).

Мера 10 мкг белка в 100 мкл PBS добавляли к отдельным лункам 96-луночного планшета Nunc-Immuno ™ (Nalge-Nunc, Дания), имеющего поверхность MaxiSorp ™ в течение ночи при комнатной температуре. Затем планшеты блокировали в течение 1 часа в 20% «Marvel» в PBS при комнатной температуре. После промывания лунки инкубировали с соответствующими разведениями супернатанта гибридомы в PBS в течение 1 часа при комнатной температуре, промывали и затем инкубировали еще в течение часа при комнатной температуре с пероксидазой козьего антимышиного хрена (DAKO, Дания), разбавленной 1/2500 в PBS. Плиты снова промывали, блокировали 10% «Marvel» в PBS в течение 10 мин, промывали и затем обрабатывали 100 мкл 3,3 ‘, 5,5’-тетраметилбензидиновой (TMB) лигандной системы субстрата для ELISA (Sigma, Poole, Великобритания) на период до 30 мин. Реакции гасили 50 мкл 0,5 М серной кислоты и поглощение считывали при 450 нм.

Для иммуноблоттинга белки расщепляли SDS-PAGE в 10% -ном геле при восстановительных условиях и переносили на мембраны Immobilon PVDF (Immobilon PVDF — Millipore, Watford, UK) с помощью полутвердого электроблоттинга. Пленку PVDF блокировали в PBS, содержащем 0,1% Tween-20 и 5% обезжиренного молока перед нанесением моноклонального антитела 171 в разведении 1: 500 в течение 1 часа. После промывания в TBS, содержащем 0,1% Твин, связывание визуализировали конъюгированным с пероксидазой хренам козьим антимышиным антителом (Dako, Glostrup, Дания) с последующим обнаружением хемилюминесценции с помощью ECL-вестерн-блоттинговых реагентов (Amersham, Little Chalfont, UK).

Ранее была опубликована стабильная трансфекция клеточной линии карциномы эндометрия RL95.2 с кДНК для ADM с последующим выбором надклеивающих клеточных клонов ADM RL-ADM1 и RL-ADM2 (Oehler et al, 2002).

Для иммуноокрашивания трансфицированные клетки фиксировали в 10% нейтрализованном буфером формалине, гранулировали и внедряли в парафин. Разделы (4 мкм) разрезали на слайсы с силан-покрытием. Они были окрашены в соответствии со следующим протоколом для иммуногистохимического анализа образцов опухолей.

Иммуногистохимический анализ образцов опухолей проводили в соответствии со стандартными методиками. Вкратце, парафиновые секции депарафинизировали в ксилоле и гидратировали через ряд градуированных спиртов. Эндогенную пероксидазу блокировали 0,3% перекиси водорода и неспецифическое связывание предотвращали путем инкубации с 10% нормальной лошадиной сывороткой, разбавленной фосфатно-буферным солевым раствором (PBS). Затем слайды инкубировали с анти-ADM-антителом 171 в титре 1: 100, разбавленном PBS, содержащим 1% нормальной лошадиной сыворотки в течение 2 часов при 37 ° C. Затем для визуализации связанного антитела использовали коммерчески доступный набор иммунопероксидазы авидин-биотин (набор для мышиной мыши Vectastain Elite, Vector Laboratories, Burlingame, CA, США). Цветную реакцию получали с DAB в присутствии 0,03% перекиси водорода. Контрастенцию проводили с гематоксилином. Обычную ткань почки использовали в качестве положительного контроля, так как, как известно, экспрессируют ADM-пептид в совокупности (Asada et al, 1999).

Иммуногистохимическое окрашивание оценивали двумя независимыми наблюдателями, используя произвольный показатель окрашивания. Интенсивность окрашивания определяли по шкале: 0 = нет, I = слабый, II = умеренный, III = сильный.

Образцы крови собирали в охлажденные трубки с динатрием-ЭДТА и апротинином. Плазму получали путем немедленного центрифугирования. Образцы хранили при -80 ° C до дальнейшей обработки.

Концентрации плазменной ADM измеряли с помощью коммерческого конкурентного радиоиммуноанализа (RIA) (Peninsula Laboratories, Мерсисайд, Великобритания) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, образцы плазмы подкисляли 1% трифторуксусной кислотой (TFA) и центрифугировали. Супернатанты загружали в картриджи Sep-Pak C18 (Millipore Corp., Waters Chromatography, Milford, США), которые были уравновешены 60% ацетонитрилом в 1% TFA и 1% TFA. Картриджи затем промывали 1% TFA и пептиды элюировали 60% ацетонитрилом в 1% TFA. Элюаты лиофилизировали и ресуспендировали в радиоиммуноанализе (RIA). Аналитические образцы или стандарт инкубировали с антисывороткой анти-человеческого антигена ADM 1-52 кролика в течение ночи при 4 ° С. Эта антисыворотка является высокоспецифичной для человеческого ADM и не перекрестно реагирует с ADM крысы, человеческим CGRP, амилином, эндотрином-1, альфа-предсердным натрийуретическим пептидом (1-28) или мозговым натрийуретическим пептидом-32. В каждую пробирку добавляли 125I-ADM (15 000 отсчетов в минуту (c.p.m.)) и инкубировали еще 24 часа. Антитело-связанный ADM осаждали с помощью антисыворотки козьего кролика. После центрифугирования, см. в супернатанте измеряли гамма-счетчиком. Концентрацию ADM определяли по стандартной кривой, которая была построена с использованием серийных разведений синтетического ADM. Предел обнаружения составлял 1 pg tube-1. Все образцы плазмы обрабатывались как дубликаты в одном анализе, чтобы избежать изменчивости в ходе исследования. Коэффициент вариации внутрипроцесса составлял 8%.

Статистика была выполнена с использованием пакета программного обеспечения SPSS для Windows (SPSS Inc., Чикаго, США). Корреляция продукта-момента Пирсона применялась для анализа ассоциаций между переменными, и для сравнения групп использовали тест Манна-Уитни U и Kruskall-Wallis ANOVA соответственно. P 0,05; Kruskall-Wallis ANOVA) (Таблица 3
Таблица 3 Концентрация пептида адреномедуллина в плазме нормального контроля и больных раком молочной железы

Нормальный контроль против T2 + T3.

Плазменные концентрации ADM здорового контроля против пациентов с раком молочной железы с опухолями T1 или ⩾ T2.

При анализе уровней ADM в плазме и клинико-патологических особенностей пациентов с раком молочной железы наблюдалась достоверная положительная корреляция между размером опухоли и уровнями ADM в плазме (r = 0,641, P = 0,017, корреляция продукта-момента Пирсона) (Рисунок 5 Рисунок 5 Корреляция между размером опухоли и плазмой ADM у больных раком молочной железы.

Кроме того, уровни ADM у пациентов с раком молочной железы коррелировали с наличием метастазов в лимфатических узлах (pN0: 81,4 ± 35,9 pg мл-1 (среднее значение, sd) против pN1: 183,1 ± 68,1 (pg мл-1), P = 0,002, Mann- Whitney U) (Рисунок 6 Рисунок 6 Концентрации ADM плазмы у пациентов с раком молочной железы с (N1) или без (N0) метастазированием лимфатических узлов.

Концентрации ADM в плазме у пациентов с раком молочной железы не коррелировали с менопаузальным состоянием, типом гистологической опухоли, градуировкой или экспрессией стероидных рецепторов (таблица 4).

В этом исследовании мы подготовили моноклональное антитело против ADM для оценки экспрессии ADM в злокачественной ткани молочной железы. Насколько нам известно, коммерческое моноклональное антитело против ADM в настоящее время недоступно, и большинство предыдущих иммуногистохимических исследований использовали поликлональные антисыворотки (Washimine et al., 1995; Welsch et al, 2002). Наши эксперименты с антителом 171 показали, что он подходит для Вестерн-блоттинга и иммуноокрашивания на фиксированных формалином патологических образцах. Иммуностабильность в контрольной ткани сопоставима с результатами предыдущих исследований с использованием поликлональной антисыворотки (Asada et al, 1999).

Ряд опухолей молочной железы, которые мы рассмотрели, показывает, что ADM выражается в большинстве карцином. Однако интенсивность экспрессии ADM значительно варьировала в злокачественных новообразованиях. Окрашивание опухолей обычно было гомогенным и цитоплазматическим в распределении.

Это первое исследование, в котором сообщается о выражении ADM при раке молочной железы. Ранее было описано иммуноокрашивание адреномедуллина для нормальной ткани молочной железы человека и мыши (Jahnke et al, 1997; Welsch et al, 2002). В нормальной ткани молочной железы человека, как молочные протоки, так и дольки были положительными для ADM. Поскольку ADM-иммуноположительность была идентифицирована в базальных частях эпителиальных клеток в железах, а секреторные гранулоподобные структуры визуализировались с помощью электронной микроскопии в этих клетках, было высказано предположение, что ADM может быть секретирован в поток крови, действующий как эндокринный сигнал (Jahnke et al, 1997).

В дополнение к экспрессии пептида экспрессия мРНК ADM также была ранее исследована в ткани молочной железы. Недавнее исследование показало, что ADM предпочтительно экспрессируется в терминальных концевых почках (TEB) молочных желез молодых крыс (Chakravary et al, 2000). TEB состоят из высокопролиферативных клеток, которые, как считается, наиболее восприимчивы к неопластической трансформации. Поэтому можно предположить, что хотя ADM участвует в развитии нормальной молочной железы, он может также играть роль в раке молочной железы, когда аберрантно выражается.

Анализ экспрессии ADM и клинико-патологических особенностей пациентов с раком молочной железы показал, что метастазы подмышечных лимфатических узлов значительно коррелируют с интенсивностью экспрессии ADM-пептида в опухолях. Эти данные свидетельствуют о потенциальной роли ADM в развитии метастазирования лимфатических узлов при раке молочной железы.

Учитывая, что ADM может функционировать в качестве ангиогенного фактора и фактора выживания апоптоза, существуют различные механизмы, с помощью которых ADM может привести к увеличению метастатического потенциала злокачественных клеток при раке молочной железы.

Сообщалось, что адреномедуллин является фактором выживания для злокачественных клеток при гипоксии или лихорадке сыворотки путем активизации антиапоптотических факторов, таких как Bcl-2 и Stat3, или снижения регуляции проапоптотических факторов, таких как Bax и Bid (Oehler et al, 2001; Martinez et al., 2002). ). Клинические исследования показали, что экспрессия Bcl-2 с потерей апоптоза являются важными детерминантами метастазов в лимфатических узлах при раке молочной железы (Sierra et al, 1996). Считается, что потеря апоптоза позволяет накапливать генетические изменения, влияющие на гены или онкогены опухолевых супрессоров, что приводит к выбору более агрессивных клонов клеток с возможностью распространения лимфатической системы (Sierra et al., 2000). Предполагается, что лимфатические сосуды содержат низкие концентрации кислорода и не обеспечивают адекватную матрицу для пролиферации (Hockel et al, 1999). Однако опухолевые клетки, сверхэкспрессирующие ADM и обладающие антиапоптотическим потенциалом, более склонны к пролиферации в лимфатических сосудах и в субкапсулярном синусе лимфатических узлов в качестве первого этапа метастазирования лимфатических узлов.

Считалось, что ангиогенез способствует распространению лимфатического спектра рака молочной железы (Saaristo et al, 2000). Гипоксия из-за быстрого роста опухоли и дефектной микроциркуляции очень распространена при раке молочной железы и, как известно, является движущей силой ангиогенеза (Vaupel et al, 1991). Из многих идентифицированных теперь ангиогенных полипептидов выяснилось, что те, которые индуцируются гипоксией, являются ключевыми игроками в опухолевом ангиогенезе. Показано, что регуляция адреномедуллина при гипоксии контролируется гипоксически-индуцибельным транскрипционным фактором-1 (HIF-1) (Semenza, 2000), который сверхэкспрессируется в высоком проценте первичных опухолей молочной железы (Zhong et al, 1999).

Сверхэкспрессирующие опухоли Adrenomedullin характеризуются повышенной васкуляризацией (Oehler et al, 2002). Несколько исследований показали, что вероятность метастазов коррелирует с сосудистой плотностью первичных опухолей (Weidner et al, 1991). В ADM, сверхэкспрессирующем рак молочной железы, повышенный ангиогенез может улучшить возможность опухолевых клеток получить доступ к лимфатической системе и метастазировать. Кроме того, ангиогенный потенциал сверхэкспрессирующих клеток ADM может увеличить вероятность появления опухолевых клеток в лимфатических капиллярах, чтобы вызвать неоваскуляризацию и вызвать макроскопический рост опухоли.

В иммуногистохимическом анализе мы не смогли найти корреляцию между экспрессией ADM и уровнем опухоли. Однако другие группы обнаружили значительную связь между гистологической классификацией и ADM при анализе злокачественных новообразований яичников (Hata et al, 2000). Является ли это наблюдение конкретным опухолевым заболеванием, или мы не смогли обнаружить эту связь из-за ограниченного числа случаев, включенных в наше исследование, неясно.

Во второй части нашего исследования мы проанализировали значения ADM в плазме пациентов с раком молочной железы и здорового контроля. Средняя концентрация ADM в плазме для здоровых субъектов составляла 107,9 ± 32,7 пг мл-1 (среднее ± s.d.). Это значение соответствует концентрациям, описанным другими группами (Garcia-Unzueta et al, 1998; Cases and Esforzando, 2000). Однако метаанализ, сравнивающий 17 исследований, измеряющих АДМ плазмы у здоровых лиц, полученных различными иммуноанализами, показал широкий диапазон концентраций ADM у здоровых женщин (Hinson et al, 2000). Это наблюдение показывает, что анализы ADM все еще должны быть стандартизированы и что диапазон нормальных концентраций плазмы ADM еще предстоит определить.

Когда мы анализировали уровни ADM в плазме и клинико-патологические особенности пациентов с раком молочной железы, наблюдалась значительная положительная корреляция между размером опухоли и уровнями ADM в плазме. Эти результаты свидетельствуют о том, что источником АДМ циркулирующей плазмы у этих пациентов были действительно злокачественные опухоли молочной железы. Активный рост опухоли, гипоксия и связанная с ней избыточная экспрессия ADM могут быть причиной увеличения производства и высвобождения пептида. В дополнение к таким свойствам ADM может иметь адаптивную функцию для опухолей, увеличивая внутриутробный кровоток через его хорошо известные сосудорасширяющие свойства (Hinson et al, 2000).

Сравнивая циркулирующие уровни ADM у пациентов с раком молочной железы и контрольные группы, уровни ADM у пациентов с малыми (T1) раковыми опухолями были аналогичны показателям здорового контроля. В результате ADM вряд ли станет полезным маркером для выявления рака молочной железы.

Тем не менее, пациенты с большими опухолями (> 2 см) имели значительно более высокие концентрации ADM в плазме, чем здоровые, или у пациентов с небольшими опухолями (2 см). Кажется, что злокачественные повреждения груди требуют критического размера, пока значительное увеличение секретируемого ADM не будет измерено в крови.

Повышенная экспрессия циркулирующего ADM у больных раком также ранее была описана для злокачественных новообразований толстой кишки и легких (Ehlenz et al, 1997). Кроме того, было обнаружено, что у пациентов с болезнью Кушинга, вызванных аденомами гипофиза, уровень АДМ значительно выше, чем у здоровых людей. После хирургического удаления аденомы уровни ADM снизились до нормальных уровней, что указывает на то, что опухоли были основным источником циркулирующего ADM у этих пациентов (Letizia et al, 2000).

Мы также обнаружили, что метастазы подмышечных лимфатических узлов значительно коррелируют с увеличением уровней ADM в плазме. Несмотря на то, что заболеваемость поражением подмышечных лимфатических узлов хорошо известна в зависимости от размера опухоли (Barth et al, 1997), мы не нашли эту ассоциацию в нашей серии (данные не показаны). Таким образом, уровни ADM в плазме могут быть независимым предиктором метастазирования подмышечных лимфатических узлов при раке молочной железы.

В заключение мы впервые показали, что ADM-пептид широко экспрессируется в злокачественных новообразованиях. Выражение ткани связано с метастазами в лимфатические узлы, возможно, отражая более агрессивный тип опухоли. ADM-пептид может быть измерен в плазме пациентов с раком молочной железы и отражает размер первичной опухоли. Согласно нашей серии, плазма ADM не различает раннюю болезнь и здоровый контроль и вряд ли станет полезным маркером опухоли для выявления рака молочной железы. Уровни ADMS в плазме повышаются у пациентов с вовлечением лимфатических узлов и могут представлять собой независимый предиктор метастазирования лимфатических узлов. Дальнейшие клинические исследования кажутся оправданными.

Читайте также:  Метастаз в поджелудочной железе при раке молочной железы

Мы подтверждаем помощь г-жи Хелен Терли в подготовке моноклонального антитела ADM. Эта работа финансировалась Cancer Research UK и Deutsche Forschungsgemeinschaft.

источник

Ежедневно клетки нашего организма испытывают на себе негативное влияние окружающей среды. Под действием веществ, способных повредить генетический аппарат нередко происходит злокачественное перерождение клеток. Они приобретают новые свойства и становятся агрессивны по отношению к нормальным клеткам.

Иммунная система зорко следит за подобными перерождениями. Раковые клетки являются чужеродными для организма, белки их отличаются по составу от нормальных. Основная функция иммунной системы – обезвреживать и уничтожать клетки, продуцирующие аномальные белки. Но, иногда этот сложный и тонкий механизм дает сбои. Упускает из виду образовавшиеся раковые клетки, позволяя опухоли расти, развиваться и распространяться.

Научно-производственным центром ревитализации и здоровья была разработана серия препаратов, способных воздействовать на оба механизма ракового перерождения клеток и предотвращать его. К ним относятся:

Опухоль – это избыточное разрастание какой-либо ткани. Возникает она при нарушении процессов деления и роста клеток. В норме эти процессы регулируются генетически и под действием внешних сигналов от других клеток. В любой ткани клетки поддерживают друг с другом связь посредством биологических активных веществ, чтобы скоординировать свои действия и в итоге правильно сформировать орган. Клетки опухоли теряют способность общаться с окружающими их нормальными клетками.

Клетки опухоли не проходят до конца процесс дифференцировки, т.е. не могут выполнять ту функцию, которая заложена в них генетически. Они как бы навсегда остаются «детьми». Так как клетка не до конца сформировалась, она не стареет и не погибает. Образуются все новые клетки, но старые не уступают им своего места. Так появляется излишек ткани, который и принято называть опухолью.

Клеткам доброкачественных опухолей до нормального развития не хватает совсем немного. Поэтому, они похожи на ту ткань, из которой образовались. Опухоль имеет собственную плотную капсулу, которой покрыта снаружи. Контуры ее ровные, она четко отграничена от окружающей ткани. Во время операции такую опухоль можно легко выделить из органа, в котором она выросла. В отличие от злокачественной, она никогда не прорастает в окружающие ткани. Опухоль лишь сдавливает их по мере своего роста.

Клетки злокачественных опухолей останавливаются в своем развитии на совсем ранних стадиях. Опухоль ничем не ограничена, имеет неровные контуры. Выделить ее из органа можно только путем удаления части самого органа, а зачастую захватив и другие, которые находятся поблизости. Опухоль легко прорастает в окружающие ткани. Нормальные клетки при этом погибают. Части опухоли могут отрываться и по кровеносным либо лимфатическим сосудам разноситься по организму. Этот процесс называется «метастазирование». В том месте, где метастаз осядет, начнется рост новой раковой опухоли.

Диагноз ставится на основании:

  • Симптомов – слабость, потеря веса, быстрая утомляемость, болевые ощущения, увеличение лимфоузлов.
  • Анализов – в крови можно обнаружить специфический онкомаркер. Это белок, который продуцируют клетки опухоли.

Обследования – осмотр доктора, рентген, ультразвуковое исследование, эндоскопические методы, компьютерная томография, магнитно-резонансная томография и позитронно-эмиссионная томография. Все они служат одной цели – увидеть опухоль и ее метастазы. После обнаружения опухоли, кусочек ее берется для гистологического исследования. Так выносится заключение: раковая опухоль или нет.

Стадии рака:

0 стадия (доклиническая) – раковая опухоль имеет микроскопический размер, нет никаких симптомов.

1 стадия – опухоль прорастает слизистую оболочку, течет бессимптомно.

2 стадия – опухоль прорастает всю толщу органа, чаще всего на этой стадии появляются симптомы болезни.

3 стадия – опухоль прорастает всю толщу органа и появляются метастазы в ближайших лимфоузлах.

4 стадия – опухоль либо прорастает в соседние органы, либо обнаружены отдаленные метастазы.

В первую очередь, онкологический диагноз – это больной удар по психике человека. Страх инвалидности или смерти, депрессия, апатия завладевают больным. Лечение переносится крайне тяжело из-за высокой токсичности. В этот период от человека могут отвернуться близкие люди, так как он на долгое время выпадает из социальной жизни.

Большинство раковых опухолей приводит человека к смерти всего за несколько лет, а иногда и того меньше. Боли на последних стадиях настолько невыносимы, что с ними не справляются даже наркотические анальгетики. Велика частота суицидов на фоне болезни.

Срок жизни зависит от стадии, на которой рак был выявлен и начато лечение. На данный момент практически неизлечим рак 4 степени из-за распространения метастазов по всему организму. Прогноз зависит также от возраста больного: пожилые люди хуже переносят лечение и выживаемость их ниже. Играет роль и локализация опухоли. Рак поджелудочной железы на данный момент практически не лечится из-за сложного расположения органа.

До сих пор не разработан метод, способной уничтожать только раковые клетки, не повреждая здоровые.

Проводимые операции сложны в исполнении, травматичны и не всегда эффективны. Приходится удалять часть органа, иногда и весь орган целиком вместе с опухолью. Часто опухоль вырастает снова.

Используются препараты, направленные на подавление деления раковых клеток и их уничтожение. К сожалению, они воздействуют и на здоровые клетки из-за чего возникает масса побочных эффектов.

На опухоль воздействуют жесткими рентгеновскими лучами, которые также подавляют деление ее клеток. Полностью изолировать от облучения близлежащие органы и ткани не получается, поэтому страдают и они. В результате развивается лучевая болезнь.

Антиоксиданты – это естественные защитные вещества, которые препятствуют повреждению клетки внешними факторами (токсины, ультрафиолетовое излучение, радиация). Нейтрализуя свободные радикалы, они также предотвращают мутации в генах. Следовательно, ракового перерождения клеток не происходит.

Благодаря включению антиоксидантных препаратов в схему лечения опухолей, укорачивается восстановительный период после операции, улучшается переносимость химиотерапии и облучения.

Аминокислотный препарат Ревиплант стимулирует окислительно-восстановительные процессы в печени, что позволяет быстрее нейтрализовать токсины, образующиеся во время лечения рака. Кроме того, он является источником аминокислот для синтеза пептидов – естественных биорегуляторов, которые восстанавливают нарушенный обмен веществ.

С 2010 по 2012 год сотрудники НПЦРИЗ провели исследование эффективности приема препарата Ревиплант в комплексной терапии онкологических заболеваний. Пациенты проходили химиолучевое лечение в ведущих клиниках Санкт-Петербурга. В исследовании приняли участие 147 человек. Помимо стандартной дезинтоксикационной терапии они получали препарат Ревиплант в дозе 1 столовая ложка один раз в день в течение 20 дней. Также была создана группа контроля – 158 человек, которые получали только стандартное лечение.

В ходе исследования установлено:

  1. В контрольной группе общая интоксикация (слабость, головная боль, плохое самочувствие) встречалась в 40,5% случаев, у пациентов, принимающих Ревиплант – в 15,6%.
  2. Угнетение кроветворения встречается в 1,5-2 раза реже, чем при стандартной терапии.
  3. Появление тошноты в группе, получающей Ревиплант снизилось на 12,9%.
  4. Выпадение волос в контрольной группе встречалось в 29,1% случаев, в основной всего в 17%.
  5. Среди пациентов, принимающих Ревиплант были вынуждены прервать курс противоопухолевой терапии из-за ухудшения самочувствия 17 человек, в то время, как в основной группе их количество составило 62 человека.

Таким образом, было показано, что включение в схему дезинтоксикации БАД Ревиплант достоверно снижает частоту побочных явлений химиолучевой терапии. Его прием позволяет легче переносить курс лечения, что повышает эффективность последнего, выживаемость больных и прогноз заболевания.

Исследование эффективности БАД Ревифорт проводилось в течение трех лет (с 2007 по 2010 год) на базе клиники НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова. В нем приняли участие пациенты с различной локализацией опухоли с 1 по 4 стадии. Участников исследования разделили на 2 группы:

  1. Пациенты с опухолями 1-3 стадии, которые прошли лечение в клинике Института – 82 человека.
  2. Пациенты с 4 стадией, которым невозможно провести терапию из-за тяжести общего состояния и отказавшиеся от лечения пациенты – 75 человек.

Пациенты принимали Ревифорт по 1 капсуле 2 раза в день в течение трех месяцев. Содержащиеся в препарате гликаны воздействуют на Т-лимфоциты, усиливая противоопухолевый иммунный ответ. Кроме того, Ревифорт содержит комплекс минеральных веществ, который включается в антиоксидантную систему клетки.

Пациенты первой группы принимали Ревифорт в комбинации с основным методом лечения.

Результаты исследования показали:

  1. Ревифорт усиливает противоопухолевое действие стандартной терапии, активируя иммунный ответ и повышая чувствительность клеток опухоли к лечению.
  2. Снизилась частота развития осложнений и их тяжесть. Это позволило пройти полный курс лечения даже ослабленным больным.
  3. Возросла трехлетняя выживаемость больных на 12%.
  4. Снизилась частота рецидивов у пациентов, продолжающих прием Ревифорта в поддерживающем режиме.

Участники второй группы получали симптоматическое лечение и Ревифорт.

По результатам исследования установлено:

  1. У 80% пациентов клиника болезни стала менее выраженной. Уменьшился болевой синдром и отеки, ликвидировано истощение.
  2. У 32% пациентов приостановился рост метастазов, что подтверждалось инструментальными методами исследования (МРТ, КТ, УЗИ, рентген).
  3. Увеличилась средняя выживаемость пациентов в этой группе с полугода до 12-14 месяцев.

Антиоксидантный препарат Энсил – мощный онкопротектор, предотвращающий раковое перерождение клеток доброкачественных опухолей и предраковых состояний.

Оценка эффективности препарата Энсил проводилась на базе клиники НИИ им. Н.Н. Петрова с 2009 по 2010 год. В исследовании приняли участие пациенты, которые находятся под наблюдением онколога с предопухолевыми заболеваниями – всего 129 человек.

Препарат был назначен с профилактической целью по схеме 1 капсула один раз в день в течение месяца.

  1. В ходе исследования у 93% пациентов выявлено обратное развитие предопухолевых изменений. У 62% больных полипозом кишечника наблюдалось уменьшение размера и количества полипов.
  2. Более, чем у 80% женщин с мастопатией отмечалось уменьшение болевого синдрома и отека молочных желез при ПМС, у 74% — положительная динамика на УЗИ.
  3. У 43% пациентов с диффузно-узловым зобом нормализовался уровень гормонов щитовидной железы, по результатам УЗИ отмечено уменьшение узлов в железе.

Ни в одном из случаев не произошло озлокачествления предопухолевого заболевания, что говорит об эффективности применения Энсила с профилактической целью.

Препарат Мамитон путем восстановления гормонального фона женщины уменьшает риск развития рака молочной железы и половой системы. В его состав входит один из сильнейших растительных антиоксидантов Резерватрол.

Индозин содержит в своем составе два естественных клеточных антиоксиданта – супероксиддисмутазу и коэнзим Q10. Используется для профилактики рака.

Также довольно эффективная следующая схема приёма препаратов:

Название продукта Указания к применению Механизм действия
Необходимо
Комплекс препаратов:

Владоникс + Эндолутен

По 4-6 капсул в день каждого
в течение 3 мес.
Мощное противоопухолевое действие
Иммуномоделирующее действие
Светинорм По 2 капсулы в день

в течение 1 мес.

Гепатопротектор
Кристаген По 1 капсуле 1-2 раза в день до еды

в течение 1 мес.

Иммунореставратор
Оваген Гепатопротектор
Имусил Иммунореставратор
Ардилив По 1 капсуле 2 раза в день до еды

в течение 6 мес.

Гепатопротектор
Ревифорт По 1 капсуле 2-3 раза в день — 6 мес. Онкопротектор широкого спектра действия
Очень важно
Мезотель По 1 чайной ложке в день — 3 мес. Антиоксидантное и иммуномодулирующее действие
Олекап По 1 капсуле 2 раза в день

во время еды — 6 мес.

Источник антиоксидантов
Цинсил-Т По 1 таблетке днем до еды — 3 мес. Иммуномодулирующее и антиаллергическое действие
Кальсил-Т По 1 таблетке вечером до еды

в течение 3 мес.

Пептидный комплекс №3 По 8 капель наружно 1 раз в день
в течение 3 мес.
Иммуномодулирующее и гепатопротекторное действие
Пептидный комплекс №8
Энсил По 1 капсуле 2 раза в день — 3 мес. Иммуномодулятор и онкопротектор
Панаксод По 2 капсулы 2 раза в день — 1 мес. Онкопротектор
Ревиплант По 1 чайной ложке 1-2 раза в день
в течение 3 мес.
Химиорадиопротектор

Отзывы о применении препаратов при онкологии

Людмила:
У меня в практике есть очень значительный результат по онкологии. Мужчина 59-ти лет страдал аденомой простаты, которая перешла в злокачественную опухоль. Состояние было тяжелое, отказывали все органы по цепочке. Дочь порекомендовала, как последнюю возможность наши препараты и ввиду финансовых трудностей лечение продолжалось почти год, сначала восстановилась работа Ж.к.т, затем стала отходить моча, через 4 м-ца УЗИ показало, что опухоль остановилась в росте, и состояние заметно улучшилось. Но через 8 мес. через кожу вышла, как будто экзема, сначала он испугался, но ему объяснили, что это выходит болезнь. И действительно после этого болезнь стала отступать. Прошло 1 год и 4 мес. с тех пор. Этот человек считает что родился 2-ой раз и очень счастлив.
Что принимал наш пациент? 1,5 года назад были далеко не все препараты и начинали мы с Владоникс, Светинорм, Вентфорт 3-4 м-ца, ПК-1,2,3,8,9,11,15,14,19, мезотели 3 мес, Олекап 6 мес, Цинсил 3-4 м-ца, Энсил, затем появился спаситель РЕВИФОРТ, 3- курса через 2 м-ца, Эндолутен в конце 1 месяц.

Светлана
Женщине 70 лет поставили диагноз «Неоперабельный рак мозжечка с множественными метастазами по всему организму». Состояние было очень тяжелое, выписали домой умирать…
Это была крестная мама моей приятельницы, одной из лидеров структуры.
У женщины была сильная интоксикация организма, в результате чего капсулы она не могла глотать. Она не могла ни есть, ни пить – все вызывало рвотный рефлекс
Материальное состояние семьи было очень скромное – поэтому моя приятельница решила сама помогать своей крестной насколько это для нее было возможным.
Эти подробности я пишу для того, чтобы вы понимали, что результаты могли быть еще лучше и быстрее, если бы была возможность принимать все рекомендуемые препараты
Итак, начали с наших ПК-шек, поскольку глотать капсулы женщина не могла. Использовали ПК 3, 8 и 16 для снятия интоксикации. В результате этого через 3 недели смогли подключить Ревифорт в обычной дозировке – по 1 капсуле 2 раза в день
Женщина принимала только Ревифорт из-за материального положения. Но принимала его длительно по такой схеме:
Банку выпивает (1 месяц) – неделя перерыв и т д в течение года
Женщина полностью себя обслуживает, ходит в магазин и т д Можно сказать, что она полностью вернулась к полноценной жизни
Добавлю только, что эта женщина, которую выписали умирать, уже года 3 живет в нормальном режиме
Так что не нужно терять надежду на выздоровление!
С нашей продукцией невозможное – возможно!

Галина:
У нас в структуре был раковый больной – неаперабельный. Честно говоря хоть я и употребляю нашу продукцию 2 года — но серьезных проблем у меня лично не было — не считая аллергии. А тут раковый — конечно посоветовали продукцию – но сама не очень верила в результат.
И каково мое удивление — мне сегодня позвонили и сказали, что после очередной проверки — раковых клеток не обнаружено. Пропил противораковый курс но каков результат. Ведь 40 с чем то лет. Так то вот.

Читайте также:  Ранняя диагностика рака шейки матки рака молочной железы

Галина Д.:
По онкологии и я могу похвастаться. Я два раза пропила наши онкологические препараты и у меня последняя операция не потдвердила рак кожи, до этого было 8-я операция, последняя дала отрицательный результат. Я уверена, что это наши препараты мне помогают, больше кроме них ничего не употребляю. Еще бы сейчас сахар понизить и совсем было бы здорово.
Принимала мезотель бьюти, пк-1,2,3,7,8,13, олекап, гельмакс, ведомикс, реланорм, цинсил.

Светлана:
Позвольте поделиться своим результатом. Сразу скажу, что наследственность по онко у нас с сестрой нехорошая. У мамы был диагноз — саркома легкого, еле вытащили. Папа умер от онко. У меня на правой щеке лет 10 назад появилась родинка, из которой за 7-8 лет выросло объемное образование, которое увеличивалось в размерах и объеме, пошли трещины (как складки) по нему… Зная нашу наследственность по онко, мне сестра говорила при встречах: «Ой, Света, надо с этим что-то делать…» Я понимала, что может плохо кончиться…
В августе 2011 года я пропила Энсил. Сразу не увидела и не почувствовала никакого результата, а в декабре (т е через 3-4 месяца) увидела, что эта штука усыхает.
Сейчас осталось еле заметное пятнышко! Такой результат дорогого стоит!

Людмила:
Мне один партнер рассказывал, что он своего родственника вытащил с того света благодаря нашим препаратам. У него была онкология 4 стадии, он был уже лежачий, врачи разрезали, увидели метастазы в печени, селезенке, позвоночнике, зашили и отправили человека домой умирать. Они оказались бессильны.
Сам больной все понял и готов был идти на все лишь бы жить. И родственники рискнули. И знаете какую сумму они ежемесячно инвестировали в этого больного? 2 тысячи долларов ежемесячно. Через полгода из лежачего, он превратился не только в ходячего, но и работающего. Он мог есть, он бегал на стадионе по 6 кругов, пошел работать в такси.
А всего лишь полгода назад его могли вынести ногами вперед туда, откуда уже не возвращаются.
В этой связи хочу напомнить каждому из нас, что только мы ответственны за то, как мы живем, здоровы ли, имеем ли достаток. Мышление и действие определяет исход всего, что происходит в нашей жизни.

Юрий, врач:
День Победы- это очень светлый праздник! И мы от всей души поздравляем всех партнеров нашей компании с днем Победы! И было бы очень здорово добавлять каждый день победу над недугами людей.
Вот новое применение нашей продукции, которое дает совершенно неожиданный результат. Больная прооперирована по раку прямой кишки, через месяц обнаружены метастазы в полость живота. Назначено облучение и, доктора не дали ни какой надежды.
Обратилась к нам. Назначение такое: Ревиплант— чайная ложка каждые три часа в течение месяца. Кристаген -1 капсула каждые три часа в течение 10 дней.
По истечении 10 дней перешла на Владоникс — 3 раза в сутки по две капсулы. Индозин — 1 таблетка один раз в сутки. Ревифорт — 2 таблетки два раза в сутки. Панаксод — по схеме на упаковке.
Результат -врачи в положительном шоке, стул отличный ( говорит, как в детстве), метастазы исчезли, самочувствие прекрасное, сейчас проходит завершающий курс лечения, более мягкий.
Вот что такое пептиды Хавинсона!

Ирина Б.
пептиды рак не лечат,об этом говорили не раз наши доктора,но есть возможность с помощью пептидов улучшить качество жизни больного,обязательно напишите еще раз свой вопрос с диагнозом. Есть результат по раку предстательной железы,у мужчины ,после назначения и приема наших пептидных препаратов уровень ПСА снизился до нормы.Мужчина живет в Санкт-Петербурге

Юрий, врач:
Обратился к нам зав. хирургическим отделением, а вернее его жена. Я лично с ним разговаривал по скайпу по поводу его заболевания, диагноз — рак мочевого пузыря, операция исключается, проводится химиотерапия, как он мне сказал, что надежды нет никакой, с трудом согласился на лечение пептидами.
Назначение: Ревиплант — по моей схеме — ложка каждые три часа. Кристаген -1 капсула каждые три часа -десять дней, затем Владоникс — по две капсулы три раза в день- месяц. Читомур — по две капсулы три раза в день — месяц. Пиелотакс — 2 капсулы утром и две вечером, ну и конечно Эндолутен -2 капсулы утром и 2 вечером. Индозин — по 1 таблетке в день.
Результат превзошел даже ожидания этого доктора: произошла отслойка ткани, ушли боли, убрали трубку, для быстрого заживления отправлял ему ПК-3, капал прямо в ранку, заживление прошло очень быстро, у него радость — Победа над болезнью!
Когда у человека Рак, его организм не отдыхает, он ищет выход из положения, в котором оказался, и тут не работает схема определенного времени приема препаратов, тут работает схема избавления организма от бактерий, неправильного деления клетки и так далее, поэтому ударная доза иммунки очень в данных случаях необходима, а Ревиплант — это просто чудо, а не препарат.

источник

Ежедневно клетки нашего организма испытывают на себе негативное влияние окружающей среды. Под действием веществ, способных повредить генетический аппарат нередко происходит злокачественное перерождение клеток. Они приобретают новые свойства и становятся агрессивны по отношению к нормальным клеткам.

Иммунная система зорко следит за подобными перерождениями. Раковые клетки являются чужеродными для организма, белки их отличаются по составу от нормальных. Основная функция иммунной системы – обезвреживать и уничтожать клетки, продуцирующие аномальные белки. Но, иногда этот сложный и тонкий механизм дает сбои. Упускает из виду образовавшиеся раковые клетки, позволяя опухоли расти, развиваться и распространяться.

Научно-производственным центром ревитализации и здоровья была разработана серия препаратов, способных воздействовать на оба механизма ракового перерождения клеток и предотвращать его. К ним относятся:

Опухоль – это избыточное разрастание какой-либо ткани. Возникает она при нарушении процессов деления и роста клеток. В норме эти процессы регулируются генетически и под действием внешних сигналов от других клеток. В любой ткани клетки поддерживают друг с другом связь посредством биологических активных веществ, чтобы скоординировать свои действия и в итоге правильно сформировать орган. Клетки опухоли теряют способность общаться с окружающими их нормальными клетками.

Клеткам доброкачественных опухолей до нормального развития не хватает совсем немного. Поэтому, они похожи на ту ткань, из которой образовались. Опухоль имеет собственную плотную капсулу, которой покрыта снаружи. Контуры ее ровные, она четко отграничена от окружающей ткани.

Во время операции такую опухоль можно легко выделить из органа, в котором она выросла. В отличие от злокачественной, она никогда не прорастает в окружающие ткани. Опухоль лишь сдавливает их по мере своего роста.

Клетки злокачественных опухолей останавливаются в своем развитии на совсем ранних стадиях. Опухоль ничем не ограничена, имеет неровные контуры. Выделить ее из органа можно только путем удаления части самого органа, а зачастую захватив и другие, которые находятся поблизости.

Опухоль легко прорастает в окружающие ткани. Нормальные клетки при этом погибают. Части опухоли могут отрываться и по кровеносным либо лимфатическим сосудам разноситься по организму. Этот процесс называется «метастазирование». В том месте, где метастаз осядет, начнется рост новой раковой опухоли.

Диагноз ставится на основании:

  • Симптомов – слабость, потеря веса, быстрая утомляемость, болевые ощущения, увеличение лимфоузлов.
  • Анализов – в крови можно обнаружить специфический онкомаркер. Это белок, который продуцируют клетки опухоли.

Обследования – осмотр доктора, рентген, ультразвуковое исследование, эндоскопические методы, компьютерная томография, магнитно-резонансная томография и позитронно-эмиссионная томография. Все они служат одной цели – увидеть опухоль и ее метастазы. После обнаружения опухоли, кусочек ее берется для гистологического исследования. Так выносится заключение: раковая опухоль или нет.

Стадии рака:

0 стадия (доклиническая) – раковая опухоль имеет микроскопический размер, нет никаких симптомов.

1 стадия – опухоль прорастает слизистую оболочку, течет бессимптомно.

2 стадия – опухоль прорастает всю толщу органа, чаще всего на этой стадии появляются симптомы болезни.

3 стадия – опухоль прорастает всю толщу органа и появляются метастазы в ближайших лимфоузлах.

4 стадия – опухоль либо прорастает в соседние органы, либо обнаружены отдаленные метастазы.

В первую очередь, онкологический диагноз – это больной удар по психике человека. Страх инвалидности или смерти, депрессия, апатия завладевают больным. Лечение переносится крайне тяжело из-за высокой токсичности. В этот период от человека могут отвернуться близкие люди, так как он на долгое время выпадает из социальной жизни.

Большинство раковых опухолей приводит человека к смерти всего за несколько лет, а иногда и того меньше. Боли на последних стадиях настолько невыносимы, что с ними не справляются даже наркотические анальгетики. Велика частота суицидов на фоне болезни.

Срок жизни зависит от стадии, на которой рак был выявлен и начато лечение. На данный момент практически неизлечим рак 4 степени из-за распространения метастазов по всему организму. Прогноз зависит также от возраста больного: пожилые люди хуже переносят лечение и выживаемость их ниже. Играет роль и локализация опухоли. Рак поджелудочной железы на данный момент практически не лечится из-за сложного расположения органа.

До сих пор не разработан метод, способной уничтожать только раковые клетки, не повреждая здоровые.

Проводимые операции сложны в исполнении, травматичны и не всегда эффективны. Приходится удалять часть органа, иногда и весь орган целиком вместе с опухолью. Часто опухоль вырастает снова.

Используются препараты, направленные на подавление деления раковых клеток и их уничтожение. К сожалению, они воздействуют и на здоровые клетки из-за чего возникает масса побочных эффектов.

На опухоль воздействуют жесткими рентгеновскими лучами, которые также подавляют деление ее клеток. Полностью изолировать от облучения близлежащие органы и ткани не получается, поэтому страдают и они. В результате развивается лучевая болезнь.

Антиоксиданты – это естественные защитные вещества, которые препятствуют повреждению клетки внешними факторами (токсины, ультрафиолетовое излучение, радиация). Нейтрализуя свободные радикалы, они также предотвращают мутации в генах. Следовательно, ракового перерождения клеток не происходит.

Благодаря включению антиоксидантных препаратов в схему лечения опухолей, укорачивается восстановительный период после операции, улучшается переносимость химиотерапии и облучения.

Аминокислотный препарат Ревиплант стимулирует окислительно-восстановительные процессы в печени, что позволяет быстрее нейтрализовать токсины, образующиеся во время лечения рака. Кроме того, он является источником аминокислот для синтеза пептидов – естественных биорегуляторов, которые восстанавливают нарушенный обмен веществ.

С 2010 по 2012 год сотрудники НПЦРИЗ провели исследование эффективности приема препарата Ревиплант в комплексной терапии онкологических заболеваний. Пациенты проходили химиолучевое лечение в ведущих клиниках Санкт-Петербурга. В исследовании приняли участие 147 человек. Помимо стандартной дезинтоксикационной терапии они получали препарат Ревиплант в дозе 1 столовая ложка один раз в день в течение 20 дней. Также была создана группа контроля – 158 человек, которые получали только стандартное лечение.

В ходе исследования установлено:

  1. В контрольной группе общая интоксикация (слабость, головная боль, плохое самочувствие) встречалась в 40,5% случаев, у пациентов, принимающих Ревиплант – в 15,6%.
  2. Угнетение кроветворения встречается в 1,5-2 раза реже, чем при стандартной терапии.
  3. Появление тошноты в группе, получающей Ревиплант снизилось на 12,9%.
  4. Выпадение волос в контрольной группе встречалось в 29,1% случаев, в основной всего в 17%.
  5. Среди пациентов, принимающих Ревиплант были вынуждены прервать курс противоопухолевой терапии из-за ухудшения самочувствия 17 человек, в то время, как в основной группе их количество составило 62 человека.

Таким образом, было показано, что включение в схему дезинтоксикации БАД Ревиплант достоверно снижает частоту побочных явлений химиолучевой терапии. Его прием позволяет легче переносить курс лечения, что повышает эффективность последнего, выживаемость больных и прогноз заболевания.

Исследование эффективности БАД Ревифорт проводилось в течение трех лет (с 2007 по 2010 год) на базе клиники НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова. В нем приняли участие пациенты с различной локализацией опухоли с 1 по 4 стадии. Участников исследования разделили на 2 группы:

  1. Пациенты с опухолями 1-3 стадии, которые прошли лечение в клинике Института – 82 человека.
  2. Пациенты с 4 стадией, которым невозможно провести терапию из-за тяжести общего состояния и отказавшиеся от лечения пациенты – 75 человек.

Пациенты принимали Ревифорт по 1 капсуле 2 раза в день в течение трех месяцев. Содержащиеся в препарате гликаны воздействуют на Т-лимфоциты, усиливая противоопухолевый иммунный ответ. Кроме того, Ревифорт содержит комплекс минеральных веществ, который включается в антиоксидантную систему клетки.

Пациенты первой группы принимали Ревифорт в комбинации с основным методом лечения.

Результаты исследования показали:

  1. Ревифорт усиливает противоопухолевое действие стандартной терапии, активируя иммунный ответ и повышая чувствительность клеток опухоли к лечению.
  2. Снизилась частота развития осложнений и их тяжесть. Это позволило пройти полный курс лечения даже ослабленным больным.
  3. Возросла трехлетняя выживаемость больных на 12%.
  4. Снизилась частота рецидивов у пациентов, продолжающих прием Ревифорта в поддерживающем режиме.

Участники второй группы получали симптоматическое лечение и Ревифорт.

По результатам исследования установлено:

  1. У 80% пациентов клиника болезни стала менее выраженной. Уменьшился болевой синдром и отеки, ликвидировано истощение.
  2. У 32% пациентов приостановился рост метастазов, что подтверждалось инструментальными методами исследования (МРТ, КТ, УЗИ, рентген).
  3. Увеличилась средняя выживаемость пациентов в этой группе с полугода до 12-14 месяцев.

Антиоксидантный препарат Энсил – мощный онкопротектор, предотвращающий раковое перерождение клеток доброкачественных опухолей и предраковых состояний.

Оценка эффективности препарата Энсил проводилась на базе клиники НИИ им. Н.Н. Петрова с 2009 по 2010 год. В исследовании приняли участие пациенты, которые находятся под наблюдением онколога с предопухолевыми заболеваниями – всего 129 человек.

Препарат был назначен с профилактической целью по схеме 1 капсула один раз в день в течение месяца.

  1. В ходе исследования у 93% пациентов выявлено обратное развитие предопухолевых изменений. У 62% больных полипозом кишечника наблюдалось уменьшение размера и количества полипов.
  2. Более, чем у 80% женщин с мастопатией отмечалось уменьшение болевого синдрома и отека молочных желез при ПМС, у 74% — положительная динамика на УЗИ.
  3. У 43% пациентов с диффузно-узловым зобом нормализовался уровень гормонов щитовидной железы, по результатам УЗИ отмечено уменьшение узлов в железе.

Ни в одном из случаев не произошло озлокачествления предопухолевого заболевания, что говорит об эффективности применения Энсила с профилактической целью.

Препарат Мамитон путем восстановления гормонального фона женщины уменьшает риск развития рака молочной железы и половой системы. В его состав входит один из сильнейших растительных антиоксидантов Резерватрол.

Индозин содержит в своем составе два естественных клеточных антиоксиданта – супероксиддисмутазу и коэнзим Q10. Используется для профилактики рака.

Отзывы о применении препаратов при онкологии читайте Здесь

источник