Меню Рубрики

Православие и рак молочной железы

Что говорит рак о своей жертве?

Рак может многое «рассказать» о своей жертве. Кто-то страдает по независящим от себя обстоятельствам, а кого-то это заболевание обличает в пороках. Причем свою «миссию» болезнь выполняет крайне жестко и нелицеприятно…

Что представляют собой раковые клетки? Это здоровые клетки организма, которые перерождаются в злокачественную опухоль под действием канцерогенных факторов. Как только слабеет иммунитет, они начинают интенсивно делиться, порождают себе подобные чудовища и отбирают право на жизнь у своих здоровых собратьев. Дело в том, что из-за генетических сбоев в раковых клетках отключаются механизмы самоуничтожения. Клетки-мутанты теряют способность умирать естественным образом! Словно хищный, прожорливый монстр, рак своими острыми клыками – метастазами ранит и пожирает соседние и отдаленные части тела.

В здоровом организме, как в хорошем оркестре. Когда какие-то клетки начинают исполнять свою «партию» агрессивно и слишком рьяно, возникает рак. Его причины известны: генетические нарушения, физические вредности (к примеру, радиация), химические соединения (некоторые гормоны, яды и т.п.), а также вирусы, которые внедряются в здоровые клетки, как паразиты.

Чужеродные микроорганизмы разрушают целостность слизистых оболочек, например, мужских и женских мочеполовых органов. Тем самым в них создаются очаги поражения и ослабевает иммунитет. А сбои на уровне иммунной системы, особенно на фоне наследственной предрасположенности, «запускают» онкологические процессы.

Ряд опухолей действительно имеет инфекционно-генетическое происхождение. Их появлению во многом содействуют венерические заболевания и воспалительные процессы. Так, вирусы некоторых типов герпеса и гепатита заносятся в организм половым путем и служат канцерогенными факторами. Они провоцируют развитие соответственно рака стенок кровеносных сосудов (саркома Капоши) и рака печени (до 80% случаев).

Высокой онкогенной активностью обладают 16-й и 18-й типы папилломавирусной инфекции. Губительные микробы передаются через сперму, руки, бытовые предметы и приводят к раку шейки матки. Доказано: если мужчина имеет супругу, больную этим видом рака, не лечится и контактирует с другой женщиной, то он заразит ее тем же заболеванием. Опасность может таиться внутри мужского организма, хотя внешне болезнь не проявляется.

От инфекционных форм рака страдает и умирает около 15% всех онкологических больных. Цифра впечатляющая. Наибольшему риску заразиться подвергаются люди с беспорядочными половыми отношениями и гомосексуалисты.

Расплата за вредные пристрастия

Мы знаем также, какие формы рака наблюдаются преимущественно у любителей спиртных напитков. Алкоголь снижает иммунитет и тем активизирует «спящие», «дремлющие» онкогены. Очень вреден самогон, так как содержит много сивушных масел. Вообще, чем крепче напитки, чем хуже они очищены, чем дольше злоупотребляют ими и чем больше они напичканы химикатами (стабилизаторами-консервантами), тем скорее развиваются осложнения.

Не безобиден даже чистый этиловый спирт. Он способствует хроническому воспалению пищевода и желудка, разрушает клетки печени вплоть до цирроза. Естественное завершение алкогольной вакханалии – рак желудка и печени. Правда, последний диагноз ставят сравнительно редко: большинство алкоголиков до этой стадии просто не доживают.

Ужасна и цена за пристрастие к табаку: 90% (!) случаев рака легких, 80% случаев рака гортани, полости рта и пищевода и 25% случаев рака желудка. Почти половина всех больных раком мочевого пузыря и более трети пациентов с раком почек, поджелудочной железы и матки – тоже заядлые курильщики. По самым скромным подсчетам табачный дым – этот «заклятый друг» человека – провоцирует треть всех онкологических заболеваний, причем наиболее тяжелые их формы с крайне неблагоприятным исходом. Контингент больных сейчас помолодел, поскольку дети привыкают к сигаретам с раннего возраста.

Канцерогенное действие табачного дыма объясняется наличием в нем различных ароматических углеводородов, анилина, пиридина, мышьяка, кадмия. Канцерогены содержатся и в сигаретной бумаге.

Источниками злокачественных новообразований служат также радиоактивные изотопы (прежде всего свинца, висмута, калия и полоний-210). О радиационной опасности свидетельствует следующий факт: кто ежедневно выкуривает по пачке сигарет, тот за год получает дозу облучения, в 3,5 раза превышающую безопасный уровень.

Доза ионизирующей радиации от 20 сигарет, выкуриваемых каждый день в течение года, равна 200-300 (!) рентгеновским снимкам, сделанным за тот же период. Кто из нас согласится столько раз облучать себя за 12 месяцев? А курить с тем же эффектом можно?!

«Ворота» для опухолей сигаретный дым открывает еще и тем, что вызывает генетические нарушения. Эту «черную» работу выполняют ароматические углеводороды. Их главная мишень – так называемый ген р53. Обследовав множество пациентов с раком легких, американский ученый Герд Пфайфер более чем в 60% случаев обнаружил изменения в данном участке ДНК. Когда там происходят мутации, нормальная ткань превращается в опухоль.

Не случайно Церковь приравнивает курение к медленному самоубийству или по крайней мере к покушению на него. А для окружающих людей курильщик становится невольным убийцей.

Члены семьи курильщика в среднем на 20% чаще заболевают раком легких и на 15% чаще – раком желудка и пищевода, чем люди из некурящих семей. Если один из супругов постоянно «смолит», то вероятность рака легких у другого повышается до 70%. Американские ученые доказали, что у некурящих людей, которые работают в прокуренном помещении, тоже наблюдаются мутации в гене р53. При этом рак гортани и легких связан именно с пассивным курением, а не с иными причинами.

Есть стойкое заблуждение, будто фильтры успешно задерживают или нейтрализуют практически все табачные яды и делают курение безвредным. Эту иллюзию усиленно пропагандируют коммерчески заинтересованные фирмы, заявляя о якобы полном отсутствии токсичных соединений в отфильтрованном табачном дыме.

Да, фильтры защищают легкие от частичек копоти и охлаждают дым. Тем самым уменьшается риск термических ожогов, вероятность рака губ, ротовой полости и замедляется разрушение зубов. Это, конечно, лучше, чем ничего, но…

Даже фильтры хорошего качества задерживают менее половины канцерогенов, не более трети никотина и до 20% синильной кислоты, аммиака и пиридина. Концентрация угарного газа не изменяется, и почти не улавливается сероводород. Кроме того, снижение концентрации никотина в табачном дыме курильщик с лихвой компенсирует количеством сигарет. В итоге общая доза ядов, вопреки лукавству фирм-производителей, остается прежней. Недаром «Минздрав предупреждает…»

Личностный кризис как опасный фактор

Канцерогенный эффект оказывают и неблагоприятные психологические факторы. Они действуют не прямо, а косвенно, исподтишка. Допустим, человек приучается снимать стресс с помощью табака и (или) алкоголя. Здравые методы борьбы с эмоциональными перегрузками он не хочет использовать. Но разве этот выбор объяснишь организму?!

Смерть близкого человека, полная безысходность, глубокое одиночество, крушение идеалов, потеря смысла жизни и похожие ситуации ведут к личностному кризису. А это чрезвычайно угнетает психику, ослабляет иммунитет и стимулирует рост опухолей. Ученые полагают, что спустя некоторое время после таких психических травм у женщин возникает рак шейки матки и молочной железы, а у мужчин – рак бронхов.

Справедливости ради заметим, что эти гипотезы нуждаются в дальнейшем подтверждении. Их разделяют не все специалисты. Но совершенно ясно, что депрессии и стрессы осложняют течение онкологических заболеваний. А социальная поддержка и благожелательная атмосфера мобилизуют силы больного на борьбу за жизнь.

По данным психосоматической медицины, в происхождении лейкемии, рака бронхов, толстой кишки, молочной железы и шейки матки большое значение имеет неспособность разумно проявлять свои чувства и эмоции, в частности гнев и раздражительность.

Канцерогенное действие оказывает и стресс. Он «бьет» не только по нервам, но и по генам. Для того чтобы разобраться в этом, нам придется совер шить краткий экскурс в генетику. Бесперебойную передачу нервных импульсов от внешних и внут ренних органов в головной мозг и обратно обеспечивают специальные белки. Но когда человек переживает сильное душевное потрясение (напри мер, постабортный синдром), его нервная система, образно выражаясь, теряет ориентацию. Мозг шлет сигналы куда попало, в том числе напрямую в ДНК. При этом видоизменяются и гены, контро лирующие передачу нервных импульсов, что еще больше усугубляет разлад в организме.

По оценкам исследователей, даже экзаменаци онные страсти не доводят до добра. У студентов резко возрастает активность участков ДНК, отве чающих за сохранность генетического материала. Анализы крови и опросы, с помощью которых оценивался уровень стресса, проводили на третий день сессии. Тесты повторили спустя 3 недели (после возвращения студентов с каникул). Когда молодые люди успокоились и отдохнули, пришла в норму и система восстановления наследственного материала, потревоженная во время сессии. Это нормальная реакция на стресс, поскольку клетка должна немедленно восстанавливать поврежде ния ДНК. Если же дефектный участок «ремонту» не подлежит, он уничтожается.

Но если система ликвидации последствий стресса не справляется с нагрузками, то возможны ошибки. Генетическая программа нарушается, и здоровые клетки перерождаются в… злокачественные. Именно такая цепочка связывает стресс с ра ковыми заболеваниями. Возможно и «встречное движение»: стресс повреждает клетки раковых больных и тем самым отягощает течение болезни.

Насколько же душевные терзания женщины, убившей своего младенца, сильнее переживаний студентов по поводу очередных зачетов и экзаменов?! Искусственные аборты (особенно повторные) сопровождаются внезапным нарушением работы всего организма в целом. Повреждение стенок матки создает мощный поток патологических импульсов в головной мозг. В результате идет патологическое возбуждение центров, регулирующих функции желез внутренней секреции. Это оборачивается гормональным дисбалансом и депрессией. Молочная железа подвержена раку еще и потому, что это очень уязвимый гормоно-зависимый орган.

Кроме того, при нормальной беременности про исходят закономерные изменения в тканях молоч ных желез и создаются условия для выработки молока. После рождения ребенка мать физиологи чески готова производить молоко для его питания.

А преждевременное завершение беременности принудительно останавливает развитие миллионов клеток, сбивая их генетическую программу. Отсюда опять же высокий риск их перерождения в злокачественную опухоль.

Ряд ученых считает, что ранние аборты увеличивают вероятность возникновения рака груди. Косвенно это подтверждает следующее наблюдение. Рождение первенца в раннем возрасте снижает риск данного заболевания. Женщины, познавшие материнство до 18 лет, имеют риск в 3 и более раза меньше по сравнению с теми, кто родил первого ребенка после 35 лет.

Со дня зачатия в организме запускаются процессы, рассчитанные в среднем на 2 года (беременность и кормление). Но сейчас, родив единственного наследника, мать спешит выйти на работу. А природой назначено рожать и кормить грудью многих детей. Эндокринная система обеспечивает выполнение этого биологического предназначения. Поэтому железы, синтезирующие гормоны, работают вне зависимости от наших карьерных планов и честолюбивых замыслов. Раньше жизнь была согласована с данными ритмами: на протяжении всего репродуктивного возраста женщины вынашивали детей и кормили их грудью. Причем, чтобы не забеременеть вновь, кормили довольно долго – до 2-3 лет. Грудь постоянно работала. А что теперь? И за это приходится расплачиваться!

И последний момент. Рак молочной железы может передаваться по материнской линии. Ученые даже определили гены, провоцирующие развитие заболевания. Вероятность рака у носительниц этих генов составляет 40% – до 50 лет и 80% – до 70 лет. Но не стоит впадать в панику оттого, что у кого-то в семье был рак груди. Наоборот, нашим женщинам надо ежемесячно проводить самообследование и раз в год посещать маммолога.

источник

10 и 11 июня Общество православных врачей Санкт-Петербурга отметитило День своего Небесного покровителя – святителя Луки (Войно-Ясенецкого) в храме Державной иконы Божией Матери

Библиотека / Актуальные статьи / Православный взгляд на ОНКОЛОГИЮ

Интервью с протоиереем Сергием Филимоновым Председателем Общества православных врачей Санкт-Петербурга им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого). Газета «Знахарь», октябрь 2002 год.

Несмотря на все достижения современной медицины, болезни не уходят из нашей жизни. Сходят на нет одни, а им на смену появляются другие, возможно, более страшные. С библейских времен болезнь обычно рассматривалась как наказание за грехи. Почему болезнь. Поражая тело, так или иначе задействует и душу человека, в которой следует видеть образ Божий? Почему в старину доктор встречал больного вопросом: «Давно ли причащались?» — и не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится? На эти и другие вопросы о болезнях телесный, душевных и духовных вы найдете ответы в рубрике «Вопросы священнику», Сегодня гость редакции – кандидат медицинских наук священник Сергий Филимонов.

Главная тема нашего номера — онкологические заболевания. В наше время ни одно заболевание не вызывает у людей такого ужаса и отчаяния, как рак. Если предположить, что рак — это наказание за грехи, что это колокол, призывающий к покаянию за всю прожитую жизнь, то прав ли человек, который не смиряется с волей Божией, а ищет пути к выздоровлению?

«Извещение» не подразумевает медленное умирание от посланного заболевания. Не исключен вариант, что наступит и излечение (как религиозного, так и нерелигиозного характера). Приведу такой пример:

Больная И., со II стадией рака желудка была предупреждена о необходимости хирургического лечения. Переосмыслила свою жизнь и дала обет Богу, что если останется живой, оставшееся время жизни посвятит Церкви. Вскоре, при предоперационном обследовании врачи с удивлением обнаружили исчезновение опухоли. Больная впоследствии приняла участие в восстановлении шестнадцати православных храмов.

Современная онкология располагает надежными и эффективными средствами в лечении менее распространенных стадий рака. При любой болезни мы сталкиваемся с внезапным срывом всех планов, дел, стремлений, интересов активно живущего человека. Часто человек бывает совершенно неподготовлен к крутому изменению образа жизни. Испытывая страх перед болезнью и возможной операцией, больные стремятся психологически «отгородиться» от несчастья и упускают драгоценное время для лечения. Но следует помнить, что даже если рак идентифицирован положительно, относиться к этому известию стоит взвешенно. Известен такой случай:

Больной Н. был поставлен диагноз рака груди. Больную не оперировали по причине множественного метастазирования опухоли, после помазания св. елеем в церкви, прекратился рост опухоли, исчезли болевые ощущения, больная прожила полноценной жизнью еще б лет и умерла от бронхиальной астмы.

Очень часто на задаваемые больными и их родственниками вопросы о происхождении врачи пока не могут дать ясный однозначный ответ. Такое положение порождает у населения различные догадки и создает почву для доверия ненаучным суждениям неспециалистов и знахарей. Обращение к последним отнюдь не является уделом малообразованных людей. Как раз наоборот — это широко образованные люди, читающие много разнообразной литературы, где время от времени появляются некомпетентные публикации о «новых методах», приводятся слухи об одном или двух известных им случаях излечения больного. Присутствуют и заявления такого рода: «Делать нечего. Почему не попробовать? А вдруг поможет?». Но нет ничего опаснее для окружающих, чем деятельное невежество, которое злоупотребляет доверием людей. Это тем более не находит никаких оправданий, так как речь идет больных которых особенно легко обмануть и за счет которых недопустимо наживаться. Следует вспомнить материалы проверки наделавших немало шума 20 лет назад «методов» лечения рака по Туману, Продану, Качугину, о которых сегодня мало кто помнит. Эти люди утверждали, что нашли радикальные пути лечения злокачественных В борьбе с этим заболеванием помогают твердость духа и терпение. Если человек идет к служителям оккультных наук (магия, целительство, экстрасенсорика, кодирование) или к знахарям, если он не укреплен верой и мало знаком с церковными установлениями, то часто такой поиск оборачивается новыми телесными страданиями, так как совершается страшный грех — грех риска здоровьем и жизнью, являющимися Божьим достоянием. Церковь всегда благословляла обращаться за помощью к ней или врачам, искусным в медицинской науке.

— Излечивается ли рак при совершении церковных таинств?

Можно сказать, что в ряде случаев «да». Об этом свидетельствуют факты исцелений после молитв перед иконой Божией Матери, мощами святых угодников Божиих, и другими святынями. Иногда бывает, что после молитв человек не исцеляется от опухоли, а она как бы «застывает», «замораживается» в той стадии, на которой человек при шел с просьбой к Богу. Есть группа больных, которые переходили все сроки, у которых должно было произойти и метастазирование, и переход в другую стадию, но все «остановилось». Это проявление действия благодати Божией, укрепляющей душевный и телесный состав человека, по силе его и упования на Создателя. Однако следует знать, что возможет и другой процесс быстрое озлокачествление («малигнизация») опухолей. Причиной этому является воздействие экстрасенса, колдуна, биоэнергетика и проч. Во время обращения к ним проявляется действие другой силы сатанинской, противной по характеру действию благодати Божией. Я уже приводил примеры чудесных исцелений с помощью церковных таинств, приведу еще один и, надеюсь, читатели вашей газеты извлекут полезные уроки:

Валентина Николаевна К. (46 лет) была выписана под наблюдение онколога домой, умирать. Во время операции на желчном пузыре у нее обнаружили в печени раковую опухоль в очень запущенном состоянии. Ни оперировать больную, ни подвергать лучевой терапии врачи уже не решались. Курс химиотерапии давал отсрочку максимум на полгода, а дома двое детей и младшему — 8 лет. Бедная женщина впала в неописуемое отчаяние. «Ну что ты кричишь? — однажды сказала ей соседка по палате, родом из Измаила, — у вас же на Карповке монастырь Иоанна Кронштадского. Сходи туда!». Добралась в монастырь Валентина Николаевна с трудом, хотя жила совсем рядом. Подошла к священнику, попробовала перекреститься. «Ну вот, даже креститься не умеете», — укорил батюшка. «Я умирающий человек. » — начала Валентина Николаевна и подробно поведала о своем горе. Священник посоветовал ей поговеть и причаститься Святых Христовых Тайн. Через четыре дня, впервые в жизни покаявшись, Валентина Николаевна причастилась. Потом вместе со всеми пошла на молебен в усыпальницу и долго там молилась и плакала. Еще раз в течение месяца ей удавалось приходить в монастырь и испрашивать у дорогого Батюшки Иоанна помощи в исцелении.

Всего лишь через полтора месяца после появления Валентины Николаевны в Иоанновском монастыре в медицинской карте появилась запись: «По данным УЗИ объемных образований под печенью в настоящее время отчетливо не выявляется». Повторные УЗИ вновь это подтвердили, а затем появилась и такая эмоциональная (что не характерно для подобного рода документов) запись онколога: «На данный момент, если ориентироваться на УЗИ (а именно эхография объектировала опухолевое поражение), больная излечена от опухоли? От какой? За счет чего произошла регрессия опухоли?» — не скрывает врач своего удивления, и далее, перебрав все возможные причины столь радикального улучшения, ни одну из них не признает удовлетворительной. Но прекрасно знает истинную причину исцелений сама Валентина Николаевна — это явление милости Божией по молитвенному ходатайству св. прав. Иоанна Кронштадского. Постоянная прихожанка Иоановского монастыря и по сей день бодрая и энергичная.

источник

Публикуемый ниже материал – рассказ о жизни со смертельной болезнью. О жизни полноценной и преображенной верой. Почувствовав за спиной дыхание смерти, человек многое переоценивает, о многом задумывается. Так приходят к вере. И живут в вере – долго и счастливо, даже с онкологией. Это всегда сугубо индивидуальный опыт, очень личные переживания и открытия. Но тем они и интересны. И именно поэтому – как ни парадоксально – пример и назидание нам.

Я должен был умереть…

Тринадцать лет назад я должен был умереть. Диагноз никаких надежд не оставлял: ангиобластная лимфома, рак крови IV стадии. Потом были восемь тяжелейших курсов химиотерапии, четырнадцать курсов радиооблучения, три операции и двенадцать лет гормональной терапии.

Как человек, прошедший почти все стадии лечения от рака, могу свидетельствовать, что эти круги – поистине адовы. Причем для каждого человека начальные стадии одинаково ужасны. Сначала, при появлении непонятных симптомов (в моем случае это были многочисленные вспухшие лимфоузлы) редкий человек допускает возможность появления у себя рака – «надежда умирает последней». Может, ошибка в анализах? Может, анализы перепутали? Но вот анализы сданы, диагностика произведена и с замиранием сердца человек вопрошает врача: «Что у меня, доктор?» Времена сейчас изменились, врачи больше не имеют права скрывать от пациента диагноз. И вот звучит приговор, страшный в своей неотвратимости: «У вас онкология».

Услышав его, человек впадает в шок. «Рак? Так это же быстрая смерть! А как же семья, дети? А фирма, созданная неимоверными усилиями? Неужели это конец?» Эти мысли уже не покидают ни на минуту, они сверлят мозг постоянно – ежечасно и ежеминутно. Только ночной сон приносит забытье, и при пробуждении, когда человек находится еще на границе сна и яви, каждое утро чудится: «Сон! Это был просто кошмарный сон!» Но остатки сна быстро слетают, и страшная явь становится снова непереносимой.

Затем начинают приходить другие мысли: «Почему рак именно у меня? Почему именно я?»

Врачи подсказали (и это широко распространенное мнение), что тяжелые болезни являются следствием плохой экологии: вода из-под крана непригодна для питья, большинство продуктов в магазинах малопригодны для употребления в пищу, воздухом в крупных городах становится невозможно дышать.

На вопрос: “Почему именно я?” – ответа не находилось

Потом я вспомнил, что много лет провел на аэродромах – гражданских и военных, где рядом работали локаторы с сильным высокочастотным излучением, что, как известно, на здоровье влияет весьма негативно. Но на вопрос: «Почему именно я?» – ответа не находилось.

Стало очевидно, что искать ответа в материальной сфере бессмысленно. Вспомнилось, что человек состоит не только из телесной оболочки – кроме тела у него есть душа. Дальше – больше: оказывается, болезни тела могут вызываться повреждениями души.

Именно повреждение души привело меня к смертельной болезни – это был исчерпывающий ответ на мучившие меня вопросы. Стало приходить понимание того, что моя неизлечимая, смертельная болезнь – это Божия кара за совершённые грехи. Конечно, и другой вопрос возникал: «А разве все грешники тяжело заболевают?» Понадобилось время и духовные усилия, чтобы понять: конечно же, нет. Но это ничего не доказывает и ничего не опровергает: пути Господни неисповедимы, и Он посылает каждому то, что тот заслуживает. Только некоторым – еще при земной жизни. Впрочем, многие так и умирают, не найдя ответа на этот вопрос.

Я услышал слова, которые поставили всё на свои места: “Болезнь дана тебе не в смерть, а в укрепление твоей веры!”

Через год наступил рецидив, который вновь вернул меня к осознанию близкого конца. Но произошло почти полное примирение со страшной реальностью: Господь послал мне замечательного духовника – православного монаха, начитанного, эрудированного, с двумя высшими образованиями: радиофизический факультет университета и духовная академия. Именно от его духовника – настоящего старца, настоятеля монастыря – я услышал слова, которые поставили всё на свои места: «Болезнь дана тебе не в смерть, а в укрепление твоей веры!»

Читайте также:  Состояние здоровья при раке молочной железы

Вот как! Оказывается, болезнь является не только расплатой за грехи, как принято считать повсеместно.

Какое счастье – просто жить!

Итак, я уже знал выход: главное для меня – укрепление веры. Я стал читать святоотеческие книги, регулярно ходить в церковь и причащаться. Кроме понимания причин болезни открылось многое другое. Наблюдая за окружающим миром, я вдруг понял: какое счастье – просто жить и ценить каждый миг жизни. Особенно радостно наблюдать за природой. Наблюдать и безмерно удивляться, поражаясь, например, белизне цветов – такой белизне, которую не сможет создать ни один художник, даже самый гениальный.

Удивляться неизменной, ежегодно повторяемой картине: вот осенью растения и деревья гибнут – и воскрешаются, возрождаются весной. И это не просто возрождение появлением листьев, а цветение и созревание замечательных, вкусных плодов на фруктовых деревьях, возникающих, кажется, ниоткуда.

Даже сорняки на дачных грядках свидетельствуют о чуде Божиего присутствия на Земле. Почему, например, культурные растения требуют огромных усилий по их выращиванию, а сорняки растут и невероятно размножаются, даже несмотря на регулярную борьбу с ними? Я задавал этот вопрос профессиональным биологам. Следовали длинные разъяснения: культурные растения подверглись очень долгой селекции, отбору и якобы поэтому требуют повышенного внимания и забот. Но согласитесь, вряд ли это можно считать исчерпывающим ответом: почему селекция непременно должна сопровождаться слабой жизнестойкостью?

А настоящий ответ очень прост, и нашел я его на первых страницах Библии. Это напутствие, с которым Господь изгонял согрешивших Адама и Еву из рая: «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей… Адаму же сказал: …проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе…» (Быт. 3: 16–18). «Терния и волчцы» – это именно те сорняки, которые, несмотря на усилия всех сельхознаук – агрохимии, агротехники и прочих – человечество полностью победить оказалось бессильно, как, впрочем, и полностью обезболить роды.

Для верующего человека никаких доказательств существования Бога не нужно – Он всегда рядом с ним

Для верующего человека никаких доказательств существования Бога не нужно – Он всегда рядом с ним. Но к этому еще нужно было прийти, а пока мой инженерный ум требовал научных доказательств. К моему удивлению, их оказалось предостаточно…

О вероятности невозможного

Оказывается, стоит изменить расстояние между Солнцем и Землей всего на 2%, как тепловое равновесие на Земле нарушится и всё живое на ней погибнет. Разница температур на Земле всего 100 градусов по Цельсию (от –50 до +50), тогда как во Вселенной эта разница просто непредставима – от –273 градусов по Цельсию до миллионов! Точно так же в ничтожно малом диапазоне на Земле держится и атмосферное давление.

Именно на Земле атмосфера состоит из такой смеси азота и кислорода, которая наиболее комфортна для дыхания людей и зверей. А на остальных известных планетах атмосфера (если она вообще есть) состоит из газов, для человека губительных. И почему только на Земле в изобилии существует оксид водорода, так необходимый для жизни человека – хорошо известный всем как вода?

Известно более 200 параметров, необходимых для поддержания жизни на нашей планете. И все эти параметры должны присутствовать постоянно. Нарушится хотя бы один из них – всё живое на Земле погибнет. Например, не будь недалеко от Земли массивной планеты Юпитер, притягивающей астероиды, большинство из них падало бы на Землю со всеми ужасающими последствиями.

На вопросы: «Кто с такой точностью отрегулировал диапазон температуры и давления на Земле; почему именно на Земле присутствуют благоприятные условия для жизни?» – материалист ответить не в состоянии.

До сих пор врачи не знают, почему бьется человеческое сердце. Обычно сердце принято сравнивать с насосом, прокачивающим кровь по организму. Но любой насос может работать только при подведении к нему определенного вида энергии, поэтому насосы бывают, например, электрическими, гидравлическими, пневматическими. Но сердце работает без получения какой-либо энергии извне, само по себе, что абсолютно противоречит известным законам физики.

А почему дождевая туча, несущая в себе десятки и даже тысячи тонн воды, держится в воздухе?

И таких вопросов существует великое множество. Но человек, как правило, ими не задается. А задавшись, непременно приходит к выводу: гораздо проще поверить в то, что Кто-то создал комплекс этих оптимальных для существования человека условий на Земле, чем в то, что они создались сами по себе, в результате какого-то непостижимого процесса самосовершенствования.

Так же трудно поверить в пресловутую теорию эволюции Дарвина, с восторгом принятую всем «прогрессивным человечеством» во второй половине ΧІΧ века. За 150 лет ее существования ученые всего мира так и не смогли найти подтверждения этой теории: не удалось найти ни одного (!) черепа или скелета человекообразных обезьян, находящихся на разных этапах эволюции, так называемого «переходного звена». А ведь их должны быть миллионы!

Теория Дарвина опровергается и широко известным физическим законом – вторым законом термодинамики. Его суть заключается в том, что в любой замкнутой системе уровень энтропии непрерывно возрастает. Энтропия – это мера разрушения, мера хаоса. Другими словами, если любую замкнутую систему не регулировать извне, то она будет стремиться только к разрушению.

Так и жизнь на Земле: если бы не была создана идеальная система, необходимая для обеспечения существования человека, сама бы она появиться не могла. Кто-то из мудрых сказал: вероятность самосоздания живых организмов и развития их от простейших форм до высших – в виде человека – примерно такая же, как самосборка самолета из железок на свалке в результате прошедшего над ней тайфуна. Очевидно, что вероятность такого события не просто нулевая, она – отрицательная.

К сожалению, задумываться об этом, смотреть, удивляться и радоваться даже самым мелким проявлениям жизни способен, увы, только человек, заглянувший в Бездну, оказавшийся на краю гибели. Причем страшит не столько и не только она сама, сколько эфемерность, призрачность границы, которая отделяет эту жизнь человека от Бездны.

После болезни: новое испытание

С благоговением и неимоверной благодарностью я стоял на коленях в монастыре, молился, исповедовался и причащался почти каждую неделю. Постепенно приходило понимание, ради чего и как именно человек должен жить. Оказалось, что и Бездна – это совсем не бездонная, жуткая пропасть, сулящая неизбежную гибель. Это только переход в другую – вечную жизнь. А настоящая Бездна – это та греховная жизнь, которую я вел до болезни.

Появилась внутренняя потребность помогать людям – чем можешь

Конечно, укрепление веры никакой святости мне не прибавило – как грешил, так и продолжал грешить, даже курить не смог бросить: мол, снявши голову, по волосам не плачут. Так и отвечал на недоуменные вопросы знакомых. Но появилось другое, чего не было раньше, – стремление не совершать плохие поступки, а если совершил их – то извиняться и каяться. Появилась какая-то внутренняя потребность помогать людям – чем можешь.

Рецидивы смертельной болезни отступили, но через два года пришло новое испытание – появились сильные боли в ногах: оказывается, назначенные мне гормоны «съели» тазобедренные суставы. Узнал: в таких случаях производятся операции по замене суставов на искусственные, и опять забрезжила надежда. Увы, она быстро исчезла: хирурги в нашем городе делать такую операцию отказались напрочь и объяснили почему: возможны были рецидив онкологии и «ранняя нестабильность» сустава, попросту говоря растрескивание бедренной кости в месте соединения с металлическим искусственным суставом ввиду остеопороза. И тогда – полная неподвижность, пролежни и быстрый и окончательный исход.

Консультировавший меня хирург ограничился тем, что прописал мне… костыли-канадки. Впечатления и новости остались доступными только из «ящика». Окружающее пространство съежилось до размеров квартиры, природа – до размера дачного участка.

Стали недоступными незаметные, но великие радости бытия. Невозможно стало радоваться прошедшему дождю, пройдя по лужам, слышать скрип свежевыпавшего снега под ногами, наслаждаться солнечным теплом. Ни искупаться в речке, ни позагорать, ни съездить за грибами или на рыбалку.

Хотелось выть во всю глотку, изо всех сил удариться головой об стену – только чтобы закончилась эта выматывающая душу боль

Но это было еще не всё: боли в тазобедренных суставах усилились до невозможности. Без боли нельзя было не только ходить, но и сидеть и даже лежать. Особенно боли в ногах мучили по ночам – хотелось выть во всю глотку, броситься на стенку и царапать ее до вырывания ногтей, хотелось изо всех сил удариться головой об стену – только чтобы закончилась эта страшная, изнуряющая тело и выматывающая душу непроходящая боль…

Конечно, были инъекции сильных болеутоляющих, тех самых, из-за невозможности раздобыть которые стреляются видавшие виды офицеры. Каждый вечер – укол, без этого не уснуть – и так на протяжении почти десяти лет. Но и болеутоляющие уколы помогали ненадолго, всего на два-три часа, не больше. Потом опять ад – до утра, когда измученный болью организм просто «вырубался»: сон больше был похож на потерю сознания, чем на отдых организма.

Временами сил терпеть боль уже не оставалось – сознание плохо контролировало происходящее. Были моменты, когда я готов был сунуть голову в ременную петлю, прикрепленную к дивану для облегчения переворачивания с боку на бок, чтобы только исчезла боль. Тем более что к этому меня настойчиво, почти всю ночь напролет склонял какой-то «черный» человек, невидимый глазу, но присутствие которого я ощущал рядом, на краю постели, почти физически.

Вдруг совершенно неожиданно, как будто само собой произошло чудо: ночные боли исчезли, стало возможным обходиться без утомительных ежевечерних инъекций.

Но само ли собой произошло это чудо, случайность ли? Долго бессонными ночами я рассуждал об этом, пока мысли не оформились в определенные выводы…

Мое выстраданное убеждение

Я уверен, что это произошло благодаря моему обращению к вере, но не только. Я знал, что за меня молятся в Нижнем Новгороде мои знакомые батюшки. Знал, что за меня молятся в Москве мои верующие знакомые, мой лечащий врач. Знал, что за меня молятся мои родственники. Знал и верил. Молюсь и я – каждое утро, каждый вечер. Конечно, мне возразят: многие из верующих, заболев раком или другой тяжелой болезнью, вскоре умирают, несмотря на молитвы. И это действительно случается, но верующему человеку удивляться тут нечему: «неисповедимы пути Господни».

Вера помогла понять еще и другое: каким именно должно быть отношение к смерти. Давно нам насаждается и уже прочно укоренилось то, что навязывалось нам с Запада: главной ценностью якобы является человеческая жизнь. Это утверждение положено в основу современной медицины, в том числе и нашей – российской. Оно базируется на материалистической идее: человек, умирая, якобы исчезает бесследно. Часто утрата близкого человека становится настоящей катастрофой для его родных и друзей.

Но верующий человек знает: главной ценностью является не тело, а – душа человека. Умирая, человек не исчезает, а переходит в другое качество – живет в другой жизни. И смерть человека хотя и является величайшим несчастьем, но уже не становится вселенской катастрофой для верующего человека и его близких. Ведь такая же участь постигнет рано или поздно и их, и то, что они проживут еще 5, 10, 20 лет, особой ценности не имеет, хотя и звучит это достаточно жестко.

Считая жизнь главной ценностью, желая излечиться любой ценой, некоторые прибегают к страшному: делают инъекции стволовых клеток, взятых из плоти убитых в чреве матери младенцев, обращаются к колдунам и прочим экстрасенсам, тем самым еще более усугубляя болезнь души и, естественно, тела. Спросите у любого врача, какова статистика смертности среди, например, онкобольных, «лечившихся» у знахарей и «народных целителей»?

Спасти может только любовь к Богу, и действенной она может стать только через молитву – это еще одно выстраданное мое убеждение

Чудесные исцеления – явление нередкое. Рассказывая о таких случаях, журналисты часто прибегают к пафосным выражениям типа: «Любовь близких (жены, матери, детей) спасли такого-то от смерти». При всей выразительности такие утверждения являются не более чем красивыми фразами, а точнее – пустозвонством. Сама по себе любовь не может никого спасти. Спасти может только любовь к Богу, и действенной она может стать только через молитву – это еще одно выстраданное мое убеждение.

Не отчаивайтесь.

Многим может показаться странным, но истинно верующий человек радуется своей болезни, видя в ней средство спасения души. А онкологической болезни православный христианин радуется еще больше. Дело в том, что самым страшным для верующего православного человека является смерть без покаяния и святого Причастия. Рак же не является той болезнью, от которой умирают в одночасье: при этой болезни не нужна «Скорая помощь» с мигалками и сиренами, в отличие, например, от заболеваний сердечно-сосудистых.

За время болезни я приобрел больше, чем за предыдущие десять лет занятия бизнесом

Размышляя о своей жизни, я пришел к парадоксальному выводу: за время болезни я приобрел больше, чем за предыдущие десять лет занятия бизнесом – по сути сумасшедшей погони за материальными благами. За прошедшие в недуге тринадцать лет я более-менее обеспечил жильем своих детей, построил дом с баней, наслаждаюсь общением с двумя замечательными внуками. А еще… написал несколько книг на историческую тему, воспоминания, генеалогическую книгу. И пишу эти записки – в надежде, что они помогут кому-то пережить самые страшные моменты, связанные с тяжким недугом.

И мне всё чаще кажется, что Господь послал мне болезнь и отсрочил мой конец именно для того, чтобы я сделал именно то, что сделал за время болезни. А может, главным в жизни был приход к вере? Ведь занимаясь бизнесом, сутками пропадая на работе, не видя неделями своих детей, я не задумывался о скрытой, духовной стороне жизни. Всё время поглощала погоня за материальными благами: доход в фирме, новая квартира, новая машина, дача и прочее – какое уж там душеспасительство!

Теперь я могу с уверенностью заявить, что тяжелые заболевания, в том числе онкологические, не так уж и страшны, но только для человека, твердо верующего в Бога.

Во-первых, средства современной медицины позволяют довольно успешно с ними бороться, особенно на первоначальной стадии заболевания, а вера помогает найти необходимые для тяжелого лечения силы. Тем более что большинство врачей-онкологов сейчас – люди верующие.

Во-вторых, болезни дают верующему человеку редчайшую возможность познать настоящие, а не мнимые жизненные ценности, которые станут украшением жизни.

В-третьих, уход из жизни верующего человека перестает восприниматься как вселенская катастрофа. Верующие родственники и близкие понимают, что это – уход в другой мир, гораздо более совершенный и радостный, чем наш, и с помощью своих молитв они могут сделать этот переход менее болезненным.

Не отчаивайтесь, мои собратья по болезни!

Так что не отчаивайтесь, мои собратья по болезни (не хочу писать – «по несчастью»)! Помните: всё, что делается Господом, делается не во вред, а во благо человеку, и наша задача – просто вовремя осознать это! Здоровья вам и счастья!

А курить я все-таки бросил – ровно два года назад. Курил я 36 лет и, как все курильщики, пытался бросить – многократно и безуспешно. И все-таки я это сделал! Описывать, как это было тяжело, не буду: курильщики и так это знают, а некурящие – не поймут. И бросил курить я не потому, что это вредно для здоровья – его уже не поправишь. Произошло это после того, как я прочел на сайте «Православие.ру» статью батюшки Иова (Гумерова) на эту тему, раскрывшую мне всю пагубность, всю греховность этой гнусной привычки.

Я представил себя стоящим перед Высшим Судом в страшном виде – насквозь пропахшим куревом, этим «зельем сатанинским». Представил, как меня там спросят: «Зачем курил, ведь знал, что это великий грех?»

Александр Солнцев,
инвалид 1-й группы
(Нижний Новгород)

источник

В октябре по всему миру проходят информационные кампании по поводу рака молочной железы. Какие бывают боли, нужно ли начинать скрининг, если ничто не беспокоит и как обследоваться при мастопатии — рассказывает врач-рентгенолог, консультант программы “Женское здоровье” Ольга Пучкова. «Правмир» записал реальные истории участниц этой программы — о борьбе с раком груди.

По данным МНИОИ им.Герцена, в 2017 году диагноз рак молочной железы впервые был поставлен 64 798 женщинам. Всего же на учете в онкодиспансерах находятся 669 636 тысяч россиянок — для сравнения, это больше, чем все население Тюмени или Владивостока. Среди женского населения эта патология занимает лидирующие позиции как по заболеваемости злокачественными опухолями, так и по смертности от них.

В области молочной железы боль может по нескольким причинам:

– Межреберная невралгия – самая распространенная ситуация. У женщины заболело справа – ныло-ныло и прошло, снова начало ныть, потом снова прошло. Это боль, связанная с позвоночником и ущемлением нервных окончаний в нем.

– Циклическая масталгия — боли предменструального характера. Боли, связанные с молочной железой циклически и функционально, всегда симметричны и касаются обеих желез, клетки одни и те же. Не бывает такого, что только в одной железе есть неприятные ощущения, а в другой нет. Начинаются после овуляции, у кого-то могут быть за две недели до менструации, у кого-то — за два дня, но всегда – после середины цикла.

– Третий вариант — боль, связанная с прорастанием опухоли в нерв. Такая боль постоянная, выраженная, не проходящая вообще. И это большие размеры опухоли, ее сложно с чем-то спутать, и уже есть определенная клиническая картина.

Анна, 42 года, на момент постановки диагноза — 38 лет

Узнала о диагнозе я в 2014 году. До этого три года была на учете у маммолога: он наблюдал фиброзно-кистозную мастопатию. Каждые полгода я приходила к врачу — меня осматривали, делали УЗИ, говорили пропивать определенные препараты. Все рекомендации я выполняла в обязательном порядке.

Новообразование находилось в нетипичном месте — в дополнительной дольке молочной железы, почти под мышкой, за грудью. Как-то не хотели на него обращать внимание. За три месяца до того, как мне поставили диагноз – рак молочной железы IIIC стадии — я была на приеме в институте им. Кулакова (НМИЦ акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова – прим.ред.), у заведующего отделением патологии молочной железы. Объяснила, что меня беспокоит, он посмотрел УЗИ, все обследования, сказал, что с фиброзно-кистозной мастопатией живут 95% женщин, рекомендовал пропить курс «Мастодинона» и мазать грудь гелем «Прожестожель», сделать пункцию в своей поликлинике. Дообследоваться на месте не предложил.

Я ушла, а дискомфорт — как выяснилось позже, от этой опухоли размером с фасоль — нарастал, я уже не могла спать на том боку, пошла в районную поликлинику.

Маммолог, осмотрев меня, она сказала: «Такое впечатление, что это что-то плохое, давай-ка сразу пункцию сделаем».Через 10 дней эта бодренькая старушка озвучила, что у меня рак и надо незамедлительно начинать лечение.

Из ее уст это не звучало как-то трагично. Но, провожая меня из кабинета, она добавила: «Деточка, где же ты так долго гуляла?».

Я сразу пошла вставать на учет в онкодиспансер. Тогда я не знала никаких законов, о которых я знаю сейчас. Не знала про сообщества, в которые можно обратиться и которые помогут, поддержат. В диспансере запись была только на конец месяца, три недели я ждала очереди – а в регистратуре никто не подсказал, что при первичном обращении по направлению с уже установленным диагнозом я имею право получить консультацию онколога в течение пяти рабочих дней.

В тот период у меня не было финансовой подушки, чтобы обследоваться платно, поэтому я ждала прием и дообследования по ОМС. Затем меня направили в 62-ую больницу, где началось мое лечение.

Химиотерапия длилась около четырех месяцев. На нее был хороший отклик, затем сделали полную мастэктомию — удалили грудь и лимфоузлы, через пару месяцев был курс лучевой терапии. Весь цикл лечения пройден, впереди пять лет гормонотерапии. По истечении этого времени, на основании результатов лечения, химиотерпевт даст дальнейшие рекомендации.

Сейчас я живу обычной жизнью. Нахожусь в процессе реконструкции груди, причем так получилось, что реконструктивную операцию делали день в день с первой операцией. Но с интервалом в три года. Изначально, я не планировала делать восстановительную пластику, меня не смущало, что нет груди, у меня не было ограничений, я могла ходить в спортзал, заниматься танцами и йогой, нормально себя чувствовала, грудь небольшая — не было видно ассиметрии. Но соблазнилась на реконструкцию, потому что многие из моего окружения начали делать такую пластику — девчонки ходили очень довольные, глаза блестели. И я пошла за компанию — была только на одной консультации у хирурга и сразу решилась.

После лучевой терапии я долго восстанавливалась — после радикальной мастэктомии осталось минимальное количество ткани, которая еще ощутимо пострадала после лучей. Я даже не представляла, что можно будет что-то с этим сделать. У меня была просто впадина на месте груди, ребра, обтянутые кожей. Но доктор как-то совершил волшебство. Уверена, результат будет лучше, чем до начала лечения!

Потом я познакомилась с программой «Женское здоровье», стала в качестве волонтера посещать больницу, вскоре меня пригласили на работу в программу и я стала координатором. Я отвечаю за работу нашей команды «Равных консультантов» в МКНЦ им. Логинова. В отделении общаемся с женщинами, которые недавно узнали о своем заболевании и только вчера сделали операцию на груди. Не вмешиваясь в план лечения, мы делимся своим опытом, отвечаем на вопросы, на которые может ответить только тот, кто пережил рак груди.

Читайте также:  Метастазирование рака молочной железы в мозг

Личная жизнь? Мой семейный статус не изменился, но я думаю, что все впереди. Поклонники есть, но близких отношений нет, и это не зависит от того, что была операция. Вовсе нет. Пока нет человека, с которым в горе и в радости я буду счастлива так же, как счастлива сейчас.

Но, скажу вам, за четыре года жизни с онкологическим диагнозом я многого насмотрелась и наслушалась. Несмотря на то, что на дворе 21 век, мифы по поводу рака и табуированность темы еще встречаются. Много заблуждений и непонимания этого диагноза — не только среди обычного населения, но иногда и медперсонала.

Сейчас в российских приказах и рекомендациях обозначено, что первая маммография должна быть проведена в 39 лет и затем раз в три года.

Однако у нас нет скрининговых программ. Сейчас идет пилот по скринингу в Москве – мы отобрали несколько учреждений и пытаемся понять, с какими проблемами чаще всего приходится сталкиваться, чтобы отработать их и запустить программу на город.

Есть крупные, серьезные исследования, доказывающие, что скрининг при раке молочной железы эффективен. Самые большие программы запущены в Финляндии, Швеции и Голландии и показывают результаты снижения смертности на 50%.

В Финляндии и Голландии скрининговый возраст 50-69 лет, в Швеции — 40-69 лет. В этих странах нет однозначной концепции относительно того, когда начинать скрининг и об интервале между обследованиями. В Швеции принято обследоваться раз в год с 40 до 55 лет и раз в два года, начиная с 55 лет. Они объясняют это биологией рака и возрастом — чем моложе пациентка, тем агрессивнее рост опухоли, поэтому интервал обследования короче.

В Финляндии скрининг раз в два года, в Голландии сейчас обсуждается включение в скрининг женщин с 40 лет.

Марина, 48 лет, на момент постановки диагноза — 45 лет

У меня появилась шишка. Поначалу она то исчезала, то появлялась. Я закрутилась, заработалась, куча событий во всех сферах жизни, просто шквал какой-то, и мне стало не до этого. Потом я поняла, что я странно себя чувствую и очень сильно устаю. Знакомая гомеопат посоветовала провериться – я еще погуляла, были трудности в семье, но в конце-концов записалась на прием к маммологу.

За день сделали все базовые анализы, платно.

Результата биопсии надо было ждать неделю, но снимки доктор видел, я спросила напрямую – скажите честно, что вы думаете. Он посмотрел, говорит: молодец что пришла, наш пациент. Биопсия все подтвердила.

Были понятные шаги – один за другим. Первой была операция, операционная гистология совпала с первичной. Расписали план лечения. Вкатили по полной программе восемь химий, лучевая терапия. С момента диагностики до того, как все закончилось, прошёл год.

Пока я сдавала анализы, я работала. После операции была на больничном месяца четыре. За это время договорилась об изменении графика — я работала удаленно, в офис приезжала, когда могла. Здесь, спасибо моему работодателю, они пошли навстречу и поддержали – посмотрели, какие сегменты я в этом состоянии могу закрывать, и так мы продолжали работать.

Сейчас я уже три года принимаю гормонотерапию — это часть моего лечения, мне пить ее еще несколько лет. Да, жизнь стала другой. Друзья — кто-то отсеялся, это стандарт, обычная история. Члены семьи есть разные, ближайшие — поддержали во всем, а кого-то я не стала информировать. Так получилось, что брак распался до диагноза. Я много всего переосмыслила, после приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог.

За несколько лет до всей этой истории мне в руки попала книга Яны Франк – художницы и иллюстратора, семья которой из Узбекистана уехала в Германию. Она заболела раком — была тяжелейшая история с кишечником, она выбралась из всего этого и рассказывала о себе и лечении. В Германии в план лечения входят сессии с психологом, и если человек отказывается, его лишают страховки – потому что это значит, что он не хочет лечиться.

Работа с психологом – это серьезный, очень важный этап реабилитации, и я очень надеюсь, что это когда-нибудь будет у нас.

Если у женщины нет никаких жалоб, ее ничего не беспокоит, то никакие обследования ей не нужны. Дело в том, что у обследования есть положительный результат — выявление рака на ранней стадии, когда он не угрожает жизни, а есть отрицательный — выявление незначительных изменений, которые требуют, тем не менее, каких-то вмешательств — вплоть до биопсии.

Врачи понимают, что до 40 лет вероятность заболеть РМЖ очень низкая, проводить скрининг не целесообразно, а вероятность ложноположительных результатов и выполнения ненужных исследований крайне высока – чего мы пытаемся избегать.

Но если есть жалобы на уплотнение, изменение цвета кожных покровов, формы железы, вытяжение соска или выделений из него – речь идет уже не о скрининге, а о диагностическом обследовании – за один его раунд женщине может быть сделана и маммография, и УЗИ, и биопсия, чтобы подтвердить или исключить проблемы.

Если есть отягощенная наследственность, есть мутации в генах — этим пациенткам раз в год, начиная с 25 лет, делают МРТ с контрастом. Этот скрининг работает в США, Италии и Израиле, широко обсуждается, но в России пока не утвержден.

Ирина, будет 47 лет, на момент постановки диагноза — 42 года

В какой-то момент я почувствовала, что чем-то болею:как будто что-то со мной не так, я уставала. Я пошла к терапевту — анализы нормальные, все хорошо. И тогда я почему-то решила, что у меня рак, и пошла к онкологу, в институт Герцена, за деньги.

Первый онколог сказал: расслабься, все хорошо. Второй онколог меня пощупал, в том числе — и грудь, сказал, что ему не нравится мой кишечник. Вот в процессе обследования кишечника, на КТ, и нашли опухоль в молочной железе. Но я не ощущала ничего в груди.

Диагноз был поставлен в конце года, и мне сказали, что процесс получения квоты будет длительным. Начитавшись всего, я решила лечиться платно. Когда пришла гистология и иммуногистохимия, врачи решили, что рак не такой агрессивный и начали с операции. Но когда стали пересматривать материал после операции, оказалось, что рак не такой простой.

Начали делать химию – я прошла четыре курса, до сих пор прохожу гормональную терапию. Еще мне сделали овариэктомию (операция по удалению яичников), когда анализы более-менее пришли в норму и мне стало полегче.

Я хотела второго ребенка. Врач сказал: “Тебе 42, когда ты закончишь пить таблетки и можно будет рожать, тебе будет 47, ну куда уже, зачем?”. Я подумала-подумала, и правда – я согласилась на вторую операцию достаточно быстро.

Диагноз мне поставили 20 октября, операция была 17 ноября, а химию я закончила 12 февраля. Вторая операция была в конце мая. В общей сложности семь месяцев. Сейчас каждый день в определенное время я пью таблетку — делать так нужно в течение 10 лет, я пропила уже 4 года. Обследования сначала были раз в три месяца, потом — раз в полгода, сейчас — раз в год.

Жизнь стала немножко другой. Из плюсов: полностью изменилась моя профессиональная направленность, болезнь привела меня в сферу, про которую я даже не думала. До диагноза я работала заместителем директора крупной компании, а сейчас я научный сотрудник в учебном заведении. Мне это нравится, первая работа — это работа для денег, а это — работа для себя. В семье сказали: главное, чтобы тебе было лучше.

Мы с мужем почувствовали, что мы вместе и более сильные. Это испытание, но оно было нами пройдено. Наши отношения перешли на другую стадию, стали лучше.

Изменилось внутреннее ощущение себя, но произошло это не быстро. Я не скажу, что сразу была оптимисткой, я плохо себя чувствовала физически, у меня были психологические проблемы из-за переживаний, а потом в какой-то момент все изменилось, не сразу. Люди вели себя по-разному, с некоторыми знакомыми и друзьями мы стало общаться намного меньше, но появились другие.

Причиной мастопатии является генетический вариант строения железы, с ним ничего сделать нельзя — это бесполезно и бессмысленно. Плотный фон для рентгенолога – это как облака для пилота, он снижает чувствительность маммографии. Но из-за этого плотного фона мы не призываем чаще обследоваться, возможно лишь добавление УЗИ к маммографии для этих женщин.

Женщина же должна знать, что вариант строения ее железы – такой, он не требует приема никаких препаратов. Распространено назначение «Мастодинона», но этот препарат работает при предменструальной боли, он не рассасывает кисты, фиброзножелезистая ткань никуда не девается – это утопия.

Поэтому если женщину ничто не беспокоит и не болит, она просто живет с этим и регулярно обследуется. На мой взгляд, лучше раз в год, хотя единого мнения на этот счет нет.

За счёт средств ОМС россиянки старше 39 лет раз в два года могут проходить маммографию в поликлиниках, получив направление у врача общей практики или терапевта. Часть врачей рекомендует проходить обследование у маммолога и выполнять маммографию ежегодно — но в этом случае оплачивать медуслуги придётся самостоятельно.

Подробнее о благотворительной программе здесь: http://www.zenskoezdorovie.ru

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на ежемесячное регулярное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

источник

Александр Любимов, доктор биологических наук.

Окончил биологический факультет МГУ в 1974 г. Почти 20 лет проработал в Российском Онкологическом Научном Центре им. Н.Н. Блохина, занимаясь механизмами инвазии опухолей и получением моноклональных антител для диагностики раков толстой кишки и молочной железы. Стипендиат Международного Агентства по изучению рака (1982-1983) и Международного Противоракового Союза (1991-1992).

С 1993 г. работает в медицинском центре Сидарс-Синай (Лос-Анджелес, США). Директор офтальмологических лабораторий, профессор биомедицинских наук, профессор медицины Калифорнийского Университета в Лос-Анджелесе. Член редколлегий 10 международных научных журналов.

Автор около 100 научных работ в экспериментальной онкологии, генной терапии глазного диабета, роговичных болезней, ангиогенеза сетчатки, стволовых клеток глаза, наномедицины.

– Почему до сих пор не изобрели ни лекарства от рака, ни вакцины? Ведь человечество победило многие страшные болезни. Каково сейчас состояние научных исследований в этой области? Какие прогнозы?

– Начнем с того, что с помощью вакцин человечество победило в первую очередь инфекционные болезни, хотя еще далеко не все и не в полной мере. До сих пор сохраняются очаги чумы, туляремии, холеры, оспы — особо опасных инфекций. Создание вакцин против подобных болезней было облегчено, во-первых, пониманием природы и возбудителя болезни, и во-вторых, стойким иммунитетом против соответствующих бактерий и вирусов.

В случае же раковых (или лучше, опухолевых или онкологических) заболеваний, мы до сих пор понимаем их природу далеко не в полной мере и не умеем мобилизовать иммунитет для эффективной борьбы с ними. В то же время, не так давно была показана эффективность первой вакцины против рака шейки матки, нередко вызываемого вирусами папилломы. Причем, поскольку заражение вирусом происходит в основном при половом контакте, эта вакцина рекомендована девочкам для профилактики, и она на самом деле работает. Это очень позитивные сдвиги в лечении и профилактике рака.

Также неверно думать, что нет лекарств от рака. Они есть, но работают не у всех больных с одинаковой силой и не эффективны на всех стадиях. Некоторые виды опухолей, такие как лимфома Беркита, лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина) или хорионэпителиома, лечатся очень хорошо, и часто удается добиться полного выздоровления. В последнее время разрабатываются лекарства новых поколений, основанные на хорошо изученных биологических и молекулярных свойствах опухолевых клеток. Это различные маленькие молекулы, блокирующие белки, необходимые для роста клеток, различные антитела к белкам поверхности этих клеток, а также наноконструкции.

Однако, несмотря на огромный интерес, важность и отличную финансируемость раковых исследований, мы не можем пока прогнозировать, когда мы сумеем полностью обуздать эту болезнь.

В конце прошлого века одного крупного онколога спросили, почему огромные деньги, выделяемые на борьбу с раком, не привели к прорыву в этой области. Он ответил так: “Представьте себе, что вы предлагаете сельскому учителю музыки миллионы и требуете взамен за пять-десять лет явить миру второго Бетховена. Конечно же, он этого не сумеет сделать.

Благодаря этим капиталам, мы сильно продвинулись в понимании причин возникновения рака и его развития, но белых пятен еще очень много”.

Успеху мешают многие обстоятельства, но главных хотелось бы выделить три.

1. Болезнетворным началом являются наши собственные клеткине вирусы или бактерии, с которыми организм за тысячелетия научился бороться), которые в силу генетических изменений стали в каком-то органе бесконтрольно делиться. Они не отличаются радикально от нормальных клеток, особенно от интенсивно обновляющихся (клетки крови, кишечника), которые тоже гибнут при классических методах химиотерапии, что приводит к серьезным побочным эффектам.

Кроме того, клетки опухоли гетерогенны, то есть, они отличаются по своим свойствам друг от друга. В борьбе с иммунной системой организма-хозяина и преодолении атак химиотерапии на рак при лечении происходит отбор (селекция) новых вариантов опухолевых клеток, которые становятся всё более агрессивными и устойчивыми к неблагоприятным условиям, в частности — к лекарственным воздействиям. Эти резистентные клетки активно размножаются, приводя к приобретению опухолью лекарственной устойчивости к одному или нескольким химиотерапевтическим препаратам.

Поэтому в онкологии наиболее эффективно лечение злокачественных опухолей с помощью комбинации хирургического и (или) лучевого и лекарственного лечения — так называемое комбинированное лечение. Его частным видом является комбинированная лекарственная терапия (химиотерапия), сочетающая применение сразу нескольких лекарств, направленных на разные стороны жизнедеятельности опухолевых клеток для усиления эффекта.

Меланома на лице. Фото: happydoctor.ru

2. Согласно правилам известного британского патолога Лесли Фулдса, которые в основном подтверждены всем опытом онкологии, все злокачественные опухоли индивидуальны, как индивидуальны люди. Поэтому даже морфологически похожие формы рака у разных людей могут развиваться неодинаково и так же неодинаково реагировать на лечение.

В отношении злокачественных опухолей особенно важно следование общему медицинскому принципу: лечить нужно не болезнь, а больного.

Иными словами, реальный успех в лечении рака должен принести индивидуальный подход, когда лечат больного. Особое внимание в последнее время уделяется персонализированной медицине, когда врач в идеале должен сначала получить данные о конкретной опухоли конкретного больного, включающие подробную информацию о генетическом статусе опухоли, уровнях различных маркерных белков, а также белков, которые ответственны за резистентность клеток к химиотерапии.

Пока это в основном мечты, однако мир идет к такому лечению очень быстро, так как технологические проблемы этой стратегии в основном решены.

3. Самые неприятные для лечения и прогноза свойства злокачественных опухолей — инвазивный рост и, особенно, метастазирование. В отличие от доброкачественных опухолей, которые растут экспансивно, то есть в виде компактного узла, оттесняя в сторону нормальные клетки, злокачественные опухоли прорастают в ткань органа, в котором они возникли (инвазируют). Это означает, что раковые клетки могут «разъедать» окружающие нормальные ткани и проникать на далёкое расстояние от первичного опухолевого узла. При этом инвазия может идти как группами раковых клеток, так и одиночными клетками.

Это затрудняет определение границ опухоли для хирургического удаления, поэтому врачи часто вынуждены удалять не только видимый опухолевый узел, но и часть соседствующей с ним нормальной ткани. Иногда это невозможно сделать без тяжёлых последствий, как например, в случае опухолей мозга. Но самое опасное свойство раковых клеток — их способность проходить через стенки кровеносных и лимфатических сосудов и выходить в кровоток и лимфу. Далее они способны выжить в этой среде, перенестись в другое место, опять проникнуть в ткань здорового органа и начать расти на новом месте, формируя новые опухолевые очаги.

Этот процесс называется метастазированием, и он является главным камнем преткновения для успеха лечения. Если это случилось, врачи не всегда могут найти все «части» опухоли пока они не выросли до определенных размеров, и вынуждены прибегать к системному лечению с облучением больших участков тела и к химиотерапии. В отсутствие метастазов прогноз болезни, как правило, намного благоприятней, если не считать относительно редкие опухоли мозга.

Эти и другие особенности раковых опухолей и делают их диагностику и лечение такими трудными, снижая вероятность полного излечения. Тем не менее, рак — это не приговор и в мире живут миллионы людей, которые либо полностью излечились, либо находятся в состоянии стойкой ремиссии, т. е., «без опухоли». Например, за последние 6 лет в США число победивших рак людей выросло на 20% и достигло почти 12 миллионов. В мире число таких людей перевалило за 28 миллионов.

Конечно, каждый год регистрируется около 10 миллионов новых заболевших (старение землян этому способствует), но почти 30 миллионов победителей тоже впечатляют. Прогнозы по росту заболеваемости раком пока неутешительны (12% от числа всех смертей), но развитие ранней диагностики (более 90% излечения на ранних стадиях) и новые методы лечения, которые становятся все дешевле, могут серьезно изменить ход нашей борьбы с этой болезнью.

В последнее время уделяется все большее внимание выявлению и характеристике стволовых клеток опухолей, и поиску путей и лекарств для их направленного уничтожения, обходя или подавляя механизмы их лекарственной устойчивости. Все больше используется биологическая терапия, например, с помощью противораковых антител.

Они реагируют со специфическими белками (рецепторами) на поверхности опухолевых клеток, которые позволяют им лучше и/или быстрее размножаться. Связывание антитела (например, Герсептин/Херсептин для некоторых раков молочной железы, или Авастин для рака толстой и прямой кишки) приводит к блокированию рецептора и приводит к замедлению или даже остановке роста злокачественной опухоли.

Биотерапию можно иногда применять отдельно, но чаще она используется в сочетании с другими методами лечения. Еще одно перспективное направление лечения — блокирование роста сосудов, питающих опухоль, без которых ее рост существенно замедляется. Наконец, одна из самых горячих областей изучения рака — разработка направленной доставки лекарств. В идеале она должна обеспечить целенаправленное попадание лекарства непосредственно в опухоль (в отличие от обычной химиотерапии) с использованием белков поверхности раковых клеток в качестве мишеней для систем доставки.

В этом плане особое внимание в последнее время уделяется нанотехнологиям. С их помощью разрабатываются системы, способные избирательно приносить лекарства в опухолевые клетки, при этом щадя нормальные, что позволяет увеличивать дозу без усиления побочных эффектов. Эти новые системы сложны и высокотехнологичны, что отражается на стоимости производства. Однако, обнадеживающие результаты на животных и внедрение первых нанолекарств в клинику позволяют надеяться на то, что масштабное применение нового поколения противораковых средств не за горами.

– Каковы причины возникновения рака? Или достоверно установленных причин нет — лишь гипотезы? Есть ли возможность уберечься, минимизировать риск?

– Насчет причин возникновения рака вопрос в целом остается открытым. Гипотез много, но не все удается проверить на людях. Рак на молекулярном уровне — это результат мутаций (изменения генетического материала или уровней производства определенных белков) в некоторых клетках организма. При этом такие клетки теряют контроль размножения и начинают бесконтрольно делиться.

Рост доброкачественной и злокачественной опухоли: во втором случае – инфильтрация окружающих тканей опухолевыми клетками. Фото: anticancer.ru

Эти клетки в процессе отбора на выживание внутри организма получают преимущество перед нормальными клетками, поскольку обладают сниженными требованиями к ростовым факторам в окружающей среде и устойчивостью к неблагоприятным условиям.

В отличие от нормальных клеток, они часто не могут выполнять полезные для организма функции, не вступают в прочные контакты с друг другом и с окружающими нормальными клетками и только размножаются. Таким образом, они ведут себя «асоциально». Далее они приобретают способность к местной инвазии и распространению в другие органы с кровью или лимфой.

Онкогенные (опухолеродные) мутации в генетическом аппарате клеток могут быть вызваны как различными химическими веществами, способными привести к образованию опухолей (такие вещества называют канцерогенами), так и определенными вирусами, а также ультрафиолетовой радиацией и ионизирующим излучением.

Теория химического канцерогенеза подразумевает, что рак вызывается воздействием на организм химических веществ окружающей среды, многие из которых, увы, производятся человеком (например, анилиновые красители). Механизм их действия видимо тот же — возникновение генетических изменений, нарушающих контроль роста клеток. Химических канцерогенов известно довольно много и они очень разнообразны по структуре. Это могут быть сложные органические молекулы типа полициклических ароматических углеводородов или более простые молекулы, например, бензидин, мышьяк и его соединения, бензол, некоторые металлы (никель, хром и др.) и их соединения, природные или синтетические волокна (например, асбестовые) и другие вещества.

Канцерогены присутствуют в каменноугольной смоле и дёгте, в отработанных газах бензиновых и дизельных двигателей, в табачном дыме. Они присутствуют в ряде производств, таких, как, например, производство некоторых красителей, в резиновой, дубильной, литейной, коксохимической или нефтеперерабатывающей промышленностях. Канцерогенные вещества могут оказываться в пище и в косметических средствах.

Не только химические канцерогены, но также некоторые вирусы могут вызывать опухоли у человека и потому называются онкогенными вирусами. До 15% опухолей человека имеют вирусное происхождение. Один из первых онкогенных вирусов (вирус саркомы Рауса) был выделен более 100 лет назад Пeйтоном Раусом. Теория эта имела много противников, так что сам Раус, получая Нобелевскую премию в 87 лет, отметил в качестве своей основной заслуги не открытие вируса, а то, что он сумел дожить до его официального признания (справедливости ради следует уточнить, что его номинировали в течение 40 лет!).

Сейчас хорошо изучены несколько типов онкогенных вирусов человека. Для примера можно назвать вирусы папилломы и вирусы гепатита. Вирусы папилломы могут передаваться половым путем и вызывают доброкачественные папилломы дыхательных и половых органов, а также (у небольшого процента инфицированных) рак шейки матки.

Читайте также:  Метастатический рак печени при раке молочной железы

Вирусы гепатита В и С приводят к гепатиту (воспалению печени), но в небольшом проценте случаев хроническая инфекция приводит к раку печени. Вирус гепатита С распространяется чаще всего через кровь, поэтому к группе риска относятся, в первую очередь, наркоманы, а также люди, которым проводят частые переливания крови. По-видимому, некоторые лейкозы тоже имеют вирусное происхождение.

Ультрафиолетовая радиация может способствовать развитию рака кожи. Это нередко наблюдается у фермеров и рыбаков, подвергающихся длительному воздействию солнечных лучей. Ионизирующее излучение (например, рентгеновское излучение, гамма-излучение, заряженные частицы) также может вызывать рак. Его канцерогенность была показана в эпидемиологических исследованиях, проведенных среди различных групп населения, подвергавшихся облучению по медицинским показаниям, на ядерных производствах, при испытаниях атомного оружия, в результате аварий на АЭС и, наконец, после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Эти исследования показали, что ионизирующая радиация в больших дозах может вызывать большинство форм злокачественных опухолей.

Таким образом, вызывать рак могут самые разнообразные факторы. Необходимо, однако, указать, что воздействие перечисленных выше онкогенных факторов на человека носит вероятностно-статистический характер, то есть, наличие воздействия отнюдь не означает непременного развития у этого человека злокачественной опухоли.

Для реализации эффекта канцерогенного фактора, будь это химическое вещество, вирус или радиация, необходимы дополнительные влияния, и конечный результат взаимодействия канцероген-организм зависит от ряда известных и неизвестных факторов. Например, курение вызывает рак лёгких далеко не у всех курильщиков, хотя около 90% всех случаев рака лёгкого вызывается курением.

Давно замечено, что в старших возрастных группах частота возникновения рака увеличивается. Это пытались объяснить накоплением неблагоприятных генетических изменений с возрастом и даже была теория о постоянном возникновении мелких опухолей, с которыми организм до поры до времени способен справляться. Однако, серьезных экспериментальных подтверждений эти теории не получили, хотя накопление поломок с возрастом обычно признается. В целом, важные механизмы возникновения рака открыты, но многие частности этого многоступенчатого процесса остаются неразгаданными и требуют дальнейшего изучения.

Как можно предотвратить рак? Знание факторов, вызывающих образование злокачественных опухолей, помогает отыскать способы снижать риск заболевания, удаляя эти факторы или уменьшая их воздействие.

Известно, что некоторые производства используют или вырабатывают вещества, способствующие возникновению опухолей. В этих случаях стараются сделать промышленные циклы замкнутыми, ограничить продолжительность смен, использовать более эффективные фильтры воздуха и выбросов и т. д. В США и Европе уже давно запрещено строительство домов с использованием асбеста в качестве строительного материала, поскольку асбестовая пыль может вызывать один из видов рака. Конструкция автомобильных двигателей предусматривает сокращение вредных выхлопов, содержащих канцерогенные вещества.

В последние годы начали использоваться противовирусные вакцины, предупреждающие инфицирование некоторыми онкогенными вирусами. Например, вакциной против вирусов папилломы вакцинируют девочек для предупреждения развития у них в будущем рака шейки матки. Действие ультрафиолетового излучения в результате частого пребывания на ярком солнце, особенно в средних и южных широтах, а также злоупотребления соляриями увеличивает риск возникновения раков кожи, чего также можно легко избежать.

Тщательный контроль облучения, которому могут подвергаться работники АЭС и других ядерных производств, резко снижает или исключает риски развития различных опухолей от ионизирующей радиации.

Важную роль в предупреждении развития некоторых опухолей играет характер питания. Например, следует избегать избыточного потребления жиров, особенно животных жиров, и снижать потребление калорий. Ожирение является серьезным фактором риска для рака матки. Избыточное потребление животных жиров и мяса увеличивает риск развития рака толстого кишечника. Наоборот, употребление растительной пищи, особенно «зелено-желтых» овощей, при пониженном потреблении мяса, особенно «красного», понижает риск развития рака толстого кишечника и ряда других опухолей.

Многие люди имеют серьезный дефицит витамина D, что тоже может способствовать развитию рака. Поэтому сбалансированное питание с минимумом животных жиров и процессированного мяса типа гамбургеров, но с большим количеством витаминов, овощей и фруктов могут уменьшить риск заболеваемости раком.

Наконец, самым известным фактором, способствующим развитию рака, причем не только рака легкого, является курение. Табачный дым содержит несколько десятков различных канцерогенных веществ. Имеющиеся данные о вреде курения подтверждают повышение риска раков молочной железы, кишечника, желудка, мочевого пузыря, почки и т. д.

Причём опасно не только активное, но и пассивное курение: риск возникновения рака легкого у некурящих женщин, мужья которых курят, повышается на 30%. Поэтому во многих развитых странах проводятся мощные кампании за отказ от курения и введены запреты на курение в общественных местах.

Статистика показывает, что некоторые формы рака пошли на снижение в странах, где антитабачное законодательство работает. В России, к сожалению, это пока очень серьезная проблема, затрагивающая не только взрослых мужчин, но также женщин и детей. Еще один фактор, с которым надо бороться — избыточное потребление крепких алкогольных напитков, увеличивающее риски развития рака полости рта, пищевода, печени и некоторых других органов. Отказ от злоупотребления спиртным, наряду с отказом от курения, поможет существенно снизить онкологическую заболеваемость.

В целом, проблема снижения риска онкологических заболеваний является очень серьезной, и ее надо решать комплексно, не только врачам, но и обществу в целом.

В этой связи надо упомянуть и проблему ранней диагностики. Ни для кого не секрет, что болезнь на ранней стадии всегда лечится быстрее и эффективнее, чем на поздней. Поэтому нельзя пренебрегать хоть и скудными (это слово не будет работать на раннюю диагностику) , но уже имеющимися возможностями ранней диагностики.

Мужчины старше 50 лет должны регулярно (раз в год) делать анализ крови на содержание белка — простатоспецифического антигена (ПСА). Если регистрируется повышение его концентрации в крови (выше нормальных 4 нг/мл) при двух близких по времени исследованиях, надо немедленно обращаться к врачу. Раннее обнаружение рака предстательной железы является залогом полного выздоровления.

Это же относится к женщинам, которые имеют шанс выявления опухоли молочной железы на ранней стадии, если будут регулярно посещать гинеколога, а после 40 лет еще и регулярно делать маммографию. После 50 лет также рекомендуется делать раз в 3–5 лет колоноскопию, (оптическое исследование толстого кишечника), чтобы можно было выявить опухоль на ранних стадиях. К сожалению, эта практика распространена не везде.

О преимуществе ранней диагностики свидетельствует известный факт из истории японской медицины. В силу особенностей образа жизни, включая питание, в Японии распространен рак желудка. У них долго была национальная канцерофобия из-за этого. Однако, система здравоохранения нашла ответ. По всей стране стали ездить диагностические автобусы с необходимой аппаратурой и проверять население даже в деревнях. При этом им удалось выявить немало бессимптомных раков и затем провести лечение пациентов. В результате — существенное сокращение смертности от рака желудка. Такую систему неплохо было бы взять на вооружение и другим странам…

– Каким образом рак убивает человека? Перерождение клеток — почему оно приводит к смерти?

– Само по себе перерождение клеток к смерти не приводит. К ней приводят последствия роста опухоли, которые зависят от многих причин и от вида опухоли. Наиболее частой причиной является присоединившаяся инфекция (нередко, воспаление легких), связанная с угнетением опухолью иммунной системы. Это явление хорошо описано, но причины не до конца понятны.

В случае лейкозов (иногда неправильно именуемых «раком крови»), опухолевые клетки, замещающие нормальные в костном мозге, не способны выполнять защитные функции, что приводит к снижению иммунитета и развитию инфекций. Радиотерапия и химиотерапия, убивая раковые клетки, негативно действуют и на здоровые, что также подрывает сопротивляемость организма инфекциям. Острая геморрагия, закупорка сосудов тромбами и легочная недостаточность также могут приводить к смерти почти у 20% онкологических больных.

Инвазия и, как следствие, разрушение ткани (костей, печени, мозга и т. д.) приводят к смерти 10% больных. Некоторые опухоли, например, рак толстой кишки, могут вызывать тяжелую, а иногда и смертельную анемию из-за хронической геморрагии,т. е. постоянной кровопотери. Распространенное мнение, что от рака человек усыхает (кахексия) верно лишь отчасти, и только в каждом сотом случае это может приводить к смерти.

– Какие виды рака самые распространенные/самые опасные? Какие легче всего поддаются лечению?

– В связи со старением населения, а также улучшением ранней диагностики на первое место по заболеваемости вышел рак предстательной железы (простаты) у мужчин. Среди онкологов бытует мнение, что все мужчины могут заболеть этим раком, но не все до него доживают. В подтверждение этому воззрению показано, что около 80% мужчин к 80 годам заболевают раком простаты. На втором месте идет рак молочной железы (в основном у женщин, хотя он иногда бывает и у мужчин).

Если говорить об опухолях, не связанных с полом, на первом месте по заболеваемости стоит рак легкого. Часто встречаются раки толстой и прямой кишки. Несколько реже люди заболевают раком мочевого пузыря, меланомой, неходжкинской лимфомой, раком почки, лейкозами.

Опухоль легкого. Цветная электронная микрофотография. Фото: Moredun Animal Health LTD

Смертность от этих заболеваний сильно различается. Рак легкого является самым частым убийцей (более 150 000 смертей в США в 2010 г.), за ним следуют в порядке убывания рак толстой и прямой кишки, молочной железы, поджелудочной железы, простаты, лейкоз и т. д. У детей самыми распространенными онкологическими заболеваниями являются лейкозы, опухоли мозга и лимфомы.

Самым трудным для лечения является рак поджелудочной железы. Только 5% заболевших переживают 5 лет. Однако, в целом больше всего больных погибают от рака легкого, в первую очередь из-за его распространенности. Злокачественные опухоли мозга, хотя и редкие, также лечатся очень плохо и убивают пациентов от 3 месяцев до 3 лет. Лечение метастазов большинства опухолей также обычно малоэффективно.

Некоторые раки кожи (базалиомы) практически не метастазируют, и их легко вылечивать обычным хирургическим удалением. Как уже упоминалось выше, отлично лечится лимфома Беркитта, в основном, распространенная в Африке, а также хорионэпителиома и болезнь Ходжкина. В этих случаях бывает достаточно обычной классической химиотерапии. Важно знать, что очень многие злокачественные опухоли на ранних стадиях (I–II) имеют высокую вероятность полного излечения, в частности, рак молочной железы.

– В Америке человеку сразу сообщают диагноз, в России считается, что пациент все равно не разбирается в медицине, поэтому надо просто, чтобы он послушно выполнял предписания врачей и не пытался понять, что с ним происходит. Какой подход более правильный?

– Интересные данные по этому вопросу относительно США и России изложены здесь. Действительно, в США не только родственникам, но и пациенту сообщают диагноз рака. Во-первых, врачи не могут скрыть диагноз, иначе их могут засудить. Во-вторых, за пациентами признается право на полную информацию, чтобы они могли привести в порядок свои дела, юридические, имущественные и т. д. Однако, это может отрицательно сказаться на психическом состоянии больного, вызвать депрессию, иногда отказ от лечения, попытки лечиться нетрадиционными методами, думая, что обычная медицина все равно не спасет.

В России часто (но не всегда) не говорят больным, что у них рак, не потому, что «пациент не разбирается в медицине». Этическая сторона этого вопроса намного тоньше. Во-первых, такой диагноз, как сказано выше, может отрицательно сказаться на психическом состоянии больного, вплоть до суицидных настроений и реальных попыток самоубийства. В последнем случае, играет роль поверье, что рак обычно неизлечим.

Фото: Evgeny Kapustin, photosight.ru

Как было сказано в одном интервью с отечественными онкологами, рак часто рассматривается в обществе не как диагноз, а как приговор. Более того, некоторые даже считают, что болезнь послана им в наказание, что совершенно неверно.

Во-вторых, считается, хотя научно пока не доказано, что больные, настраивающиеся на победу над болезнью, чаще ее побеждают. А если есть хоть чуть-чуть надежды, вера в победу сохраняется. «Бойцы» даже лучше переносят терапию, чем люди, покорившиеся своей участи. Подробный и очень объективный анализ этих проблем можно найти по этой ссылке.

Для помощи больным, как в борьбе с болезнью, так и в период реабилитации после операций, во многих онкологических центрах работают штатные психологи. Так, например, в московском Онкоцентре им. Н. Н. Блохина психологи помогают больным уже несколько десятилетий. В целом, больные очень хотят узнать точный диагноз, но врачи должны руководствоваться психическим состоянием больного, прежде чем говорить откровенно.

Естественно, там, где правила обязывают врачей сообщать диагноз не только близким родственникам, но и самим пациентам, этот вопрос переходит в другую плоскость и сводится к убеждению больного начать борьбу с недугом в одной команде с докторами и в четком объяснении стратегии лечения и шансов на выздоровление.

Именно тандем врач-пациент должен решить исход заболевания. Поэтому онкология, особенно, детская, требует энтузиазма и высокой степени сопереживания. Как мы видим, оба подхода имеют право на существование; какой из них лучше, пока неясно. Главное, что врач должен донести до больного, что это болезнь, а не смертный приговор, что ее надо лечить, и что часто эта болезнь поддается лечению.

– В чем принципиальная разница в подходе к лечению в Америке и в России?

– Насколько мне известно, принципиальной разницы в подходе нет; было бы достаточно странно, если бы она была. Да и структура заболевания по локализациям в целом сходна. Однако, практическая разница в лечении может быть существенной в пользу США по ряду причин.

Сюда можно отнести относительные трудности в России, особенно, на периферии, с лекарствами новых поколений, сложным диагностическим и лечебным оборудованием, недостаточную осведомленность врачей о новых методах лечения (сюда могут относиться и проблемы с английским языком), потенциальное отсутствие опыта в определенных операциях и т. д. Хотя количество врачей-онкологов и врачей-радиологов на 100 000 населения в России и США примерно одно и то же. Эти соображения, естественно, не относятся к крупным онкологическим центрам, которые и в России обеспечивают лечение на мировом уровне.

– Как распознать компетентного онколога? Можно ли понять, стоит ли доверять данному врачу?

– Это очень трудный и достаточно индивидуальный вопрос. Если есть рекомендация, это облегчает дело. Лечение должно осуществляться только в специализированной клинике (а не в обычной больнице). Там врачи «заточены» на онкологию, как на диагностику, так и на лечение. Выбор врача может диктоваться самыми разными причинами; каждый может назвать десять сразу. Важно, чтобы врач имел опыт или был бы специалистом по данной локализации, а не онкологом «вообще»; в онкологических центрах так обычно и бывает, но в поликлиниках ситуация другая.

Химиотерапия. Фото: zdorovieinfo.ru

Лечат врачи обычно по стандартным схемам, так что все работают примерно одинаково. Важным моментом является адекватный контакт с больным и родственниками. Компетентный врач раскроет все карты, расскажет тактику лечения и обрисует возможные последствия. Уверенность и логика доктора должны показать пациенту компетентность врача: это важные элементы доверия. Способность врача ответить спокойно, рационально и убедительно на наивные, глупые, а иногда и агрессивные вопросы тоже прибавляют доверия.

По словам доктора Богдановой (МНИОИ им. Герцена), больной должен чувствовать сопереживание врача, чтобы верить ему. И не надо забывать, что больному никогда не мешает просветиться перед встречей с врачом в связи с серьезностью заболевания. В Интернете существует масса вполне профессиональной информации по всем видам опухолей, а также группы поддержки, где больные, особенно, излечившиеся, делятся личным опытом. Наконец, никто не отменял еще одно врачебное мнение, и в таких серьезных случаях надо по мере возможности пытаться его получить. Если несколько врачей говорят сходные вещи, это прибавляет больному уверенности, что его будут правильно лечить.

– Бывали ли в Вашей практике случаи необъяснимого/чудесного исцеления?

– Возможность самоизлечения от рака («спонтанной регрессии» опухоли) это вопрос очень старый и неоднозначный. Если, не дай Бог, у кого-то заболеет родственник, эти люди сразу начинают слышать истории о чудесном исцелении, а также о знахарях, бабках и т. д. В современной онкологической литературе описаны случаи самоизлечения, но они чрезвычайно редки, примерно 1 на 100 000 раков. При этом, некоторые опухоли чаще спонтанно регрессируют (рассасываются) чем другие, например, рак почки. Многие онкологи, тем не менее, никогда не видят таких случаев за свою жизнь.

Академик Н. Н. Блохин, отвечая на вопрос, встречал ли он такие случаи (а у него была фотографическая память), однозначно говорил, что нет. При этом несколько случаев такого рода были неверно диагностированы, или же стекла со срезами ткани опухоли (биопсийный материал) были таинственно утеряны.

Причины самоизлечения, если оно было, совершенно неясны, что дает простор воображению, особенно в среде шарлатанов и дилетантов, в частности, пишущих в социальных сетях. Основной гипотезой можно считать активизацию иммунной системы организма, происходящую как ответ на сильное отличие клеток данной опухоли от нормальных. Рассматривается также психосоматический компонент.

Опасность веры в самоизлечение в том, что она сильно помогает разного рода шарлатанам, готовящим всяческие отвары или «лечащим» с помощью «астрального общения». Общий совет всем заболевшим — никогда не прибегать к помощи знахарей и парапсихологов. Они еще никому не помогли излечиться от рака, но во многих случаях «помогли» больным обратиться к профессионалам не на I стадии заболевания, а на III или IV. Тому есть много свежих примеров из жизни «звезд» (по этическим соображениям не хочу называть имена усопших).

– В чем причины онкофобии? Они одинаковые или разные в Америке и в России?

– На мой взгляд, основная причина в недостаточном образовании населения. Рутинное мышление играет роль во всех странах, так как люди все еще часто умирают от рака, и поэтому он представляется фатальной болезнью. Хотя, например, болезнь Альцгеймера (разновидность старческого слабоумия) гораздо более фатальна. Инфаркты и инсульты уносят значительно больше жизней, чем рак, но их так не боятся. Все это — недостаток информации.

Еще одно уродливое проявление онкофобии (обычно ее называют канцерофобией) это убеждение, что рак заразен. В основном, это неверное представление типично для России. Конечно, вирус папилломы, вызывающий рак шейки матки, может передаваться половым путем, а гепатита С — с переливаемой кровью. Однако, за исключением этих случаев, никаких свидетельств в пользу заразности рака не существует.

Еще одна возможная причина канцерофобии в России — следствие запрета говорить диагноз больному. Поэтому, если больной выздоравливал, то он выздоравливал от язвы желудка, кисты почки или фибромиомы матки, если же умирал, то родственники узнавали истинный диагноз, а часто и делились им со знакомыми. Таким образом, в России годами складывалось впечатление, что от рака не выздоравливают.

В эпоху Интернета люди могут получать гораздо больше профессиональных сведений, чем раньше, и практически сразу же. Поэтому, бояться рака довольно глупо. Надо по возможности вести здоровый образ жизни (в частности, не курить) и регулярно обследоваться. Конечно, в России и, скажем, в США возможности здесь неравные.

Американская децентрализация (много профильных центров по всей стране) и российская централизация (сосредоточение таких центров преимущественно в больших городах) представляют собой совершенно разные системы для диагностики и лечения, причем первая имеет много преимуществ. Поэтому канцерофобия в России может быть частично связана с тем, что заболевшие люди могут не иметь доступа к квалифицированной онкологической помощи, не говоря уже о ранней диагностике или профилактических осмотрах. Хотя такие центры, как РОНЦ им. Н. Н. Блохина в Москве, работают на мировом уровне.

– Важно ли для диагностики и лечения отношение общества к этой болезни?

– Мне кажется, очень важно. Во-первых, общество должно заставить государство регулировать продажу сигарет и запрещать курение в общественных местах. От него могут страдать не только курильщики, но и пассивные вдыхатели табачного дыма. В странах, где такая политика проводится активно (например, в США), частота рака легкого, самого губительного вида рака, идет на убыль. В России тоже делаются шаги в этом направлении, например, на каждой пачке сигарет теперь есть простая и понятная надпись: «курение убивает».

Во-вторых, надо демистифицировать рак в СМИ и на ТВ. Миф о неизлечимости рака должен уйти в прошлое. Да, люди будут еще долго умирать от этой болезни, но многие виды рака излечимы. Общение с заболевшими людьми не должно отличаться от общения со здоровыми; рак это не инфекция и не наказание за грехи.

В-третьих, общество должно осуществлять прессинг государства относительно включения маммограмм для женщин после 40 лет и анализа на антиген предстательной железы для мужчин после 50 лет в обязательные ежегодные диспансеризации с полным страховым покрытием стоимости анализов, как в других развитых странах. Лечение рака очень дорого, и ранняя диагностика позволяет существенно снизить эти расходы.

Многие еще помнят об обязательной флюорографии, которую все население проходило каждый год. Однако, многие исследования показали, что для выявления рака легкого это неэффективный метод, к тому же связанный с ежегодным рентгеновским облучением, и от него повсеместно отказались. Но приведенные выше методы проверены временем и позволяют выявить, соответственно, раки молочной железы и простаты на ранних стадиях.

Большую роль в реабилитации онкологических больных играют «группы по интересам», распространенные в западном интернете. Они объединяют пациентов и помогают многим людям вернуться в нормальную жизнь после лечения. Хотелось бы видеть и в России сеть таких интернет-сообществ. Они уже есть, но их недостаточно.

В целом, непредвзятое и внимательное отношение общества к этой болезни и больным, а также развитие ранней диагностики, могут серьезно повлиять на исход онкологического заболевания и последующую жизнь его перенесших. В этой связи информация населения в старших классах школ на уроках биологии, в СМИ и на телевидении могут сыграть весьма положительную роль.

Здоровья всем!

Автор искренне благодарен докторам медицинских наук Ю. А. Ровенскому и Г. А. Белицкому за ценные критические замечания.

Если вы не остались равнодушными к этой истории, помогите Алле Аринчевой бороться с раком! – сбор ФОНДА ПРАВМИРА.

источник