Меню Рубрики

Психологические особенности больных раком молочной железы

Особенности личности больных раком молочной железы. Москвитина С.А. 1 / Журнал «Alma mater» (Вестник высшей школы) Специальный выпуск «Премия Менегетти – 2012», 2012

Представлены результаты психологического исследования больных раком молочной железы. Показано, что изучение системы ценностей личности больных показало их значительную перестройку в отдаленном периоде и выявило специфические закономерности этих изменений.
Ключевые слова: рак молочной железы, психологические особенности, личность, психика.

Проблема выживания, преодоления или совладания с тяжелыми обстоятельствами и сохранение при этом основных жизненных ценностей стала одной из центральных в психологии личности [2, 6, 7, 10, 11, 14]. В условиях тяжелого соматического заболевания, к каковому бесспорно относится онкологическое заболевание, возникает новая жизненная ситуация, разрушающая доболезненную структуру личности, обособляющая личность, приводящая к аутизму, отчуждению [5].

Постановка диагноза — тяжелейший стресс для женщины любого возраста. Особенно если это — рак молочной железы (РМЖ), являющийся наиболее часто встречающимся онкологическим заболеванием у женщин в России [3].

Указанное заболевание выступает для психической деятельности в двух аспектах. С одной стороны, диагноз, традиционно причисляемый к группе неизлечимых и, как следствие, повышенно значимых, превращает один лишь факт заболеваемости в серьезнуюпсихическую травму. С другой стороны, необходимость подвергнуться калечащей операции, утрата женственности и красоты, способствующие изменению отношений с людьми, вызывает тяжелейший стресс у женщины любого возраста.

Изменение обстановки, связанной с лечением, приводит к беспокойству, тревоге, неуверенности, депрессии и обусловливает истощение нервной и иммунной системы, снижение адаптивных возможностей, что в конечном итоге отражается на эффективности лечения и качестве жизни пациентов.

Недооценка важности внутреннего мира самой больной, ее личностных особенностей, отношения к заболеванию и лечению, к будущему не позволяет использовать психологические ресурсы личности для приспособления к болезни и преодоления ее последствий [8, 12].

Многие авторы отмечают выраженную социальную дезадаптацию больных после оперативного лечения рака молочной железы [1, 4, 9], однако, затрудняются объяснить ее причины [13]. Вопросы, связанные с изменением личности, ценностно-потребностной и эмоциональной сфер больных РМЖ в отдаленном периоде, еще недостаточно изучены.

Исходя из вышесказанного, очевидно, что при увеличивающейся продолжительности жизни больных РМЖ недостаточное изучение психологических нарушений, возникающих в ходе лечения, и отсутствие психологической помощи приводит к глубокой деформации личности в отдаленном периоде, что снижает качество жизни, препятствует достижению более полного эффекта лечения.

В связи с изложенным целью исследования явилось изучение особенностей личности больных раком молочной железы в отдаленном периоде (через 12—15 месяцев после завершения лечения).

Нами было проведено психологическое исследование больных раком молочной железы.

Материал и методы исследования. Проведено обследование 150 женщин в возрасте от 21 до 85 лет с верифицированным диагнозом РМЖ, которые проходили лечение и наблюдались после его завершения в РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН с 2003 по 2006 г. Образование больных было не ниже среднего, что сви- детельствует об адекватном восприятии больными материалов тестов.

В контрольную группу вошли 50 женщин, не имеющие в анамнезе онкологических и психиатрических заболеваний, а также не предъявляющие жалобы на состояние здоровья на момент обследования. Оценка структур личности больных РМЖ, включая психологические особенности, осуществлялась с помощью методики ММРI. Изучение специфики ценностно-потребностной сферы больных раком молочной железы проводилось с помощью методики М. Рокича.

Результаты исследования. На рис.1 представлен профиль личности больных, полученный с помощью MMPI. Незначительное повышение шкалы L у больных РМЖ свидетельствует о тенденции испытуемых представить себя в более выгодном свете. Умеренное повышение шкалы F характеризует внутреннюю напряженность, плохо организованную активность. Среднее значение индекса F-K, важного для достоверности полученного результата, — в пределах нормы, что указывает на достоверность данных, полученных в ходе исследования.

источник

Заболевание раком молочной железы сопровождается тяжелым психологическим стрессом. У таких больных возникает чувство потери женственности и, как следствие, неполноценности и ущербности. Больная ощущает угрозу для жизни, страх перед возможной социальной изоляцией и распадом семьи. Перед каждой такой больной встает задача приспособления к новой жизненной ситуации и формирования адекватного отношения к собственной личности и к своему здоровью.

Наблюдаются также ряд изменений мотивационной сферы у больных раком молочной железы. Прежде всего, это приводит к изменению жизненной позиции. На диагностическом этапе, когда преобладает позиция обреченности, основным смыслообразующим мотивом является мотив выживания. Формируются и дополнительные, соответствующие этому мотиву цепи действий и поступков больных («завершение дел, устройство детей»). На предоперационном этапе доминирует мотив сохранения здоровья, выживания. После операции мотив сохранения здоровья становится ведущим. В случае неадекватного отношения социального окружения к болезни это приводит к появлению тенденции разрыва социальных связей, контактов, уходу в болезнь.

Оценивая эмоциональные факторы и выживаемость при раке молочной железы, В. Stoll подчеркивает, что больной дольше живет в том случае, если он настроен агрессивно, свободно выражает свои эмоции, чем если он апатичен и подавлен.

Представление о своей дефектности и непривлекательности создает между человеком и другими людьми не меньшую пропасть, чем ложная цель личного превосходства и идея собственной исключительности. Эти убеждения одинаково несовместимы с базовой потребностью в общности с другими людьми, а также со свободным самораскрытием и поиском себя. Дополненные травматическим опытом столкновения с болезнями и смертью, они становятся мощным источником страха перед небытием. Длительная и глубокая работа с этими страхами неизбежно приводит к таким результатам:

Первый результат. Более позитивное эмоциональное состояние и отношение к своей болезни, госпитализации, процедурам; сформированность настроя, мотивации на выздоровление.

Второй результат. Умение использовать приемы саморегуляции и психологические методы работы с образами болезни; настраиваться на лечебные процедуры.

Третий результат. Нормализация отношений между членами семьи в ситуации болезни одного из них.

Четвертый результат. Позитивные изменения в психологическом состоянии: позитивная картина мира и образ Я, осознание внутренних ресурсов для преодоления критических жизненных ситуаций, повышение «психологической сопротивляемости».

Около двух третей пациенток имеют особые нарушения психического состояния. Внешне они проявляются как стремление к самоизоляции. Отношение к привычным и прежде любимым развлечениям становится резко негативным. Попытки со стороны близких людей как-то «расшевелить» больную, как правило, не имеют никакого успеха. Особенно отрицательное отношение вызывают те ситуации, которые связаны с сильными эмоциональными переживаниями. Утрачивается интерес и к внутрисемейным делам. В переживаниях больной постоянно звучат депрессивные ноты, связанные не только с наличием онкологического заболевания, но и его последствиями — инвалидизацией, утратой привлекательности и т. п.

Особенно болезненными являются переживания, относящиеся к интимной сфере, в связи с чем больной необходима семейная поддержка. Причем лица, получающие химиотерапию, нуждаются в более теплом отношении со стороны членов семьи, по сравнению с пациентами, перенесшими оперативное вмешательство по поводу опухолей. При мастэктомии у жен существенна роль психологической помощи со стороны мужа.

источник

Существование таких серьезных заболеваний, как онкологические, зачастую не просто тревожат общество, но и держат его в состоянии явного и скрытого страха.

Рак сопровождает человечество на протяжении всей его истории. Есть заболевания, которые были широко распространены в древние времена, в средние века, а в настоящее время являются редкостью. Но есть и такие, которые в недалеком прошлом встречались не часто, а в наши дни представляют серьезную проблему. К ним и относятся злокачественные опухоли.

Первые попытки теоретического обоснования опухолевого роста клеток можно найти в манускриптах египетских, греческих, римских врачей. При раскопках египетских пирамид и скифских курганов у погребенных иногда обнаруживают повреждения скелета, вызванные опухолями.

Слово «рак» является собирательным понятием и не говорит о форме и тяжести заболевания, так как существует около двухсот различных злокачественных новообразований. Рак означает заболевание, основной особенностью, которого является избыточное, извращенное, нерегулируемое размножение основных структурных и функциональных ячеек организма.

Рак — это проблема, не имеющая себе равных по сложности и важности в современной медицине. Этиологию большинства человеческих опухолей еще предстоит изучать, профилактика многих из них пока невозможна из-за своей бессимптомности, лечение не патогенетично. Это также универсальная проблема, охватывающая интересы всех стран и государств. Радикально меняются образ и распорядок жизни после онкологического заболевания: длительное пребывание в больницах, многомесячные лечения и наблюдения, щадящие режимы, болевой синдром, психологические переживания, стрессы и т.д.

Опухоли позвоночника и челюсти обнаружены у первобытных людей, живших на острове Ява, полмиллиона лет назад. Такой «возраст» болезни и ее широкое распространение затрудняют ответ на вопрос, кто первым произнес эти слова, и почему это заболевание было названо именно так. На этот счет существует много легенд.

Наибольший вклад в развитие древней онкологии внесли Гиппократ и Абу ибн Сина (Авиценна). Считается, что Гиппократ первым описал рак, еще за четыре века до нашей эры. Через 1,5 тысячи лет после этого Авиценна в «Каноне врачебной науки» высказал такое предположение: «. опухоли называются раком из-за того, что «вцепляются» в орган, либо из-за ее формы. » Врачи Древней Греции отмечали сходство между формами опухоли молочной железы на поздних стадиях ее развития с туловищем и конечностями, напоминает морского краба. Интересно, что внешние аналогии удел не только древних медиков. Современные онкологи и биологи в строении опухоли обнаруживают «туловище» и «клещи».

Древние врачи и философы не только описывали, но и пытались объяснить происхождение этого заболевания.

При онкологических заболеваниях принято различать 2 фазы болезни. Психологическое состояние больных при этих двух фазах совершенно различно.

Первая фаза — когда заболевание находится в такой стадии, при которой гарантировано выздоровление, полное или частичное.

Вторая фаза — заболевание достигло такой стадии, когда трагический исход неотвратим в ближайшее время и никакие лечебные мероприятия не смогут предотвратить его.

Независимо от стадии и локализации основного онкологического процесса, возраста, пола, образования можно фиксировать у больных наличие эмоционального напряжения, которое формирует психогенные реакции.

Динамику психогенных реакций можно классифицировать по десяти основным типам:

тревожно-депрессивный синдром проявляется общим беспокойством, мыслями о бесперспективности, мучительном конце, чаще проявляется на диагностическом этапе, при поступлении в стационар и в предоперационном периоде;

дисфорический синдром с тоскливо-злобно-мрачной окраской переживаний, характеризуется раздражительностью, недовольством окружающих, поиском причин заболевания;

тревожно-ипохондрический преобладает интровертированность, эмоциональная напряженность с фиксацией внимания на своем здоровье;

обессивно-фобический синдром проявляется в форме навязчивости и страха;

астено-депрессивный синдром — в клинической картине больных выступает подавленность, тоскливость;

деперсонализационно-дереализационный синдром отличается утерей ощущения реальности, не ощущают ни окружающего, ни даже своего тела;

параноидальный синдром проявляется нечасто, в определенной бредовой трактовке окружающего с идеями отношения, преследования и даже единичными обманами восприятия;

эйфорический синдром — чаще появляется на послеоперационном периоде, проявляется в повышенном настроении, переоценке своего состояния и возможностей;

особого выделения требует синдром самоизоляции — страх рецидива заболевания, социальная дезадаптация, вызванная инвалидностью;

апатический синдром заключается в преобладании вялости, некоторой заторможенности, безучастности, отсутствия каких-либо интересов. В послеоперационном периоде можно заметить нарастание этого синдрома.

Среди психических расстройств у онкологических больных чаще встречается депрессивный синдром. В.Н. Герасименко отмечает, что каких-либо специфических изменений в психике онкологического больного не наступает. Мощный стресс — наличие злокачественной опухоли вызывает ряд изменений в психической деятельности больного.

Заболевая человек, теряет связь с привычным образом жизни, происходит контакт с другими больными, обмен информацией, среди которой негативная (смерть во время или после операции) имеет особо тяжелый характер, ВКБ у самого больного зачастую искаженная слухами, представлениями о «заразности рака» и там далее способствует переживанию экстремальной ситуации. И когда больные в результате обстоятельств вдруг становятся свидетелями смерти соседа по отделению или палате, реакция следует незамедлительно. Больные в этих случаях нередко отказываются от дальнейшего обследования, подготовки к операции и требуют выписки.

Самосознание больного, находящегося в неразрывной связи с интенсивностью раздражителей формирует преставление о своем физическом состоянии, которое сопровождается своеобразным фоном. Представление онкологического больного о своем физическом состоянии, сопровождается определенными физическими переживаниями, находит свое выражение в различных формах отношения человека к своему здоровью.

В одних случаях — это пренебрежение, в других — повышенное внимание, в-третьих — адекватное отношение.

Психологическая картина соматического страдания преломляется в каждом конкретном случае по-своему, приобретая соответствующую индивидуальную окраску. Она обусловлена совокупностью, как индивидуальных особенностей личности, так и своеобразием данной болезни, а также специфичностью ситуации.

На формирование соматонозогнозии у онкологических больных оказывает внимание, в первую очередь, характер поражения, локализация и возможные последствия операции.

При изучении особенностей психологических сдвигов в диагностической стадии онкологического заболевания следует учитывать затрудненность раннего выявления таких больных. Это находит свое объяснение, с одной стороны, в безболевом, бессимптомном течении страдания, скудном проявлении признаков дискомфорта.

С другой стороны, причиной несвоевременного обращения является страх перед возможным диагнозом, тяжелые страдания и неоправданно оптимистическим отношением к возможным последствиям заболевания.

В разные периоды контактов с онкологом у больных можно проследить неодинаковые психические состояния. Б.Е. Петерсон выделяет 4 таких периода:

· период диспансерного наблюдения.

В предмедицинском периоде при появлении признаков нездоровья, пациенты еще не обращаются к врачу, а симптомы заболевания часто относят к случайным явлениям. Продолжительность такого состояния чаще всего несколько месяцев. К врачу заставляет обратиться возникновение нового, пугающего симптома. В этот период отмечается склонность к самоанализу, скрытность больных, поиск объяснения новым ощущениям.

Амбулаторный период — период обращения за медицинской помощью. В одном случае больные нерегулярно и неохотно посещают поликлинику, часто не заканчивают первое обследование. В связи с незнанием симптоматики к обследованию и лечению в стационаре относятся отрицательно. У другой группы отчетливо выступает реакция испуга, паники. В ответ на предложение госпитализации они впадают в состояние сниженности настроения и тревоги.

В период диспансерного наблюдения отмечается привлечение внимания больного к собственному телу, его функциям, но без понимания грозного значения начавшихся изменений. Нарушение в сфере телесных ощущений, эмоциональной сфере, мышлении придает аутическую направленность, погруженность больного во внутренний мир, переживания связанны с состоянием соматического здоровья. Одновременно отмечается заострение личностных особенностей больного.

Особую значимость приобретает степень осведомленности больных о наличии онкологического заболевания. Считается, что степень достоверности сообщения о болезни должна определяться характером и стадией заболевания, а так же отношением больного к предполагаемым методам обследования и лечения.

Такой диагноз следует сообщать не в виде достоверности, а только серьезных предположений и только в случае необходимости побудить больного подвергнуться необходимому лечению, при отказе от операции.

Существует и противоположные мнения. Степень осведомленности больного о диагнозе злокачественного новообразования, его стадии, локализации оказывает существенное влияние на формирование соматонозогнозии, их структуру и динамику. Этим самым локализуется механизм психологической защиты, психологической устойчивости в отношении онкологического заболевания, что в известной мере сказывается на эффективности лечения и реабилитации.

У большинства больных, узнавших о наличии опухоли, вначале возникает психологическая, стрессовая реакция — паническое настроение, негодование, страх, гнев, взрывоподобная «канцерофобия», нарастание тревоги из-за ожидания ухудшения болезни. Больной стремится отбросить мысль о наличии у него онкологического заболевания. Такой самообман, негативизм относительно типичен для лиц, склонных к ипохондрическим и депрессивным типам реакций.

При анализе отношения больного к своему заболеванию можно различать несколько фаз: шок от сознания неизбежности смерти, отречение, депрессия, раздражительность, примирение.

Осознание тяжести страдания не исключает игнорирование заболевания, «вытеснение болезни». Наличие психологической, стрессовой ситуации на диагностической стадии является определяющим фактором, но важны не болезненные проявления, а преставления больных о характере последствий, которые угрожают не только здоровью, но и жизни. Интенсивность проявлений зависит от личностных особенностей, степени информированности, полученных в процессе индивидуальной жизни о признаках, последствиях эффективности той или иной формы онкологического заболевания.

Психологические сдвиги, отражающие личностную концепцию больного о болезни, отличаются отчетливой заостренностью некоторых типов соматонозогнозий. Возможны вытеснение болезни (диссоматонозогнозии).

В период активного лечения больные подвергаются хирургическому вмешательству, химиотерапии, лучевому лечению, что определяет содержание психологических сдвигов.

Расположение достаточными сведениями о сущности своего заболевания, свойственная первому периоду сменяется адаптация к болезни, приспособления к новым условиям жизни. Поведение отличается снижением активности, инициативы, вялостью, монотонностью, однообразием, иногда тоскливым фоном настроения, отсутствия четких представлений об исходе. Возможны как недооценка, так и переоценка тяжести заболевания, вытеснения болезни редки. Формирование адаптационного механизма способствует приспособлению больных к изменившимся условиям жизни, труду, деятельности.

При переживании последствий хирургического лечения отчетливо звучит и эстетический локальный компонент — обезображивающие операции, а так же нарушение функций отдельных органов и систем. Также происходит антрепсихическая переработка представлений о возможном исходе болезни.

После выписки сдвиги обусловлены благоприятным исходом лечения, о заболевании напоминают лишь регулярные врачебные осмотры в поликлинике. Несколько чаще наблюдается патологические формы реагирования с преобладанием ипохондрических и фонических вариантов.

У инкурабельных больных в исходной терминальной стадии отмечается нарастание самоизоляции, пассивности. Чаще не сопровождается переживанием страха смерти. Эти мысли подвергаются вытеснению, возможно с перерастанием в благодушный фон настроения.

У таких больных возможны различные варианты отношений к надвигающейся роковой развязке:

Читайте также:  Таб при раке молочной железы

· адаптационный, с приспособлением к болезни, надеждою выздороветь;

· апатичный, с безнадежностью, безразличностью к исходу;

· зависимый, с требованиями к окружающим;

· «неприятия болезни», со сварливостью.

Следовательно, довольно часто встречаются диссоматонозогнозии (вытеснение болезни). В стадии генерализации (распространенности процесса) — чрезвычайные физические и моральные страдания, подчас приводят больных в отчаяние. Основная причина постоянные и довольно интенсивные боли, поэтому определяющий фактор болевой, проецирующийся на биологическом уровне отношении «больной — болезнь».

Наряду с общими закономерностями проявления личностных реакций, которые характерны для любого онкологического заболевания, находит свое отражение и локализация патологического процесса. При раке желудка стрессовая ситуация вызывает беспокойство, растерянность, снижение настроения. После хирургического лечения наступает успокоение, адаптация к болезни. В отдаленных сроках от проведения активного лечения может наблюдаться соматогенная астения. При благоприятном исходе встречаются отрицание болезни в прошлом.

Рак прямой кишки — сдвиги определяются исходом радикальной операции. Калечащие операции обуславливают мощные стрессовые воздействия, затрудняющие психологическую адаптацию больных к последствиям болезни. Эти больные становятся инвалидами не только в силу функциональных нарушений, но и в результате негативного эмоционального фактора, они стремятся к самоизоляции. Заострено внимание на эстетическом компоненте последствий.

У больных с опухолями в челюстно-лицевой области после операции происходит адаптация к факту заболевания. Адекватная оценка последствий с одновременной тенденцией к диссоматонозогнозии.

При раке гортани в начальном периоде отмечается тревога, подавленное состояние, страх перед будущим. После операции — представление о собственной неполноценности, «уродстве» в результате утраты звучной речи. Постепенно формируется психологическая адаптация.

В период психологической адаптации при раке легкого отмечаются элементы «госпитализма» с пассивностью, ограниченностью диапазона эмоциональных реакций, смена творческой активности стереотипным выполнением работы.

Рак в области женских гениталий. Сдвиги обусловлены с возможностью сохранения или утраты детородной функции.

Рак молочной железы. В предоперационном периоде стрессовая ситуация, страх перед «уродующей» операцией, боязнь увечья, опасения, что могут стать неполноценными женщинами, в сознании больных выступают именно это последствия оперативного вмешательства.

источник

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

ПЕДИАТРИЧЕСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА

ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФАКУЛЬТЕТ КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Тип отношения к болезни и защитно-совладающее поведение женщин, страдающих раком молочной железы

________Кунгаа Долума Аясовна

______Билецкая Марина Петровна

Глава 1.Тип отношения к болезни и защитно-совладающее поведение женщин, страдающих раком молочной железы

1.1. Клинические аспекты изучения рака молочной железы…..….

1.2. Психологические особенности женщин, страдающих раком молочной железы ……………………………………………………………………..

1.3. Сравнительные особенности совладающего поведения и защитных механизмов личности…………………………….

1.4. Тип отношения к болезни………………………

Глава 2. Характеристика испытуемых и методы исследования

Глава 3. Анализ результатов исследования

3.1.1. Исследование уровня депрессивных и тревожных переживаний у

мужчин, перенесших инфаркт миокарда…………………………..33-35

3.1.2 Исследование психического состояния мужчин, перенесших

3.1.3. Исследование типа отношения к болезни у мужчин, перенесших

3.1.4. Исследование уровня качества жизни у мужчин, перенесших

3.2.1 Корреляционный анализ в группе мужчин, перенесших инфаркт

3.2.2 Корреляционный анализ в группе условно здоровых

Глава 1.Тип отношения к болезни и защитно-совладающее поведение женщин, страдающих раком молочной железы

Клинические аспекты изучения рака молочной железы

Клиническая картина рака молочной железы

Рак молочной железы – злокачественное новообразование, развивающееся из клеток эпителия, протоков и/или долек паренхимы железы.

МКБ – 10. C50.0-C50.9 – Злокачественное новообразование молочной железы.

Рак молочной железы занимает первое место среди всех онкологических заболеваний у женщин.

В.И. Чиссов, С. Л. Дарьялова описывают клиническую картину рака молочной железы:

Локальный рост в виде узла. Пальпаторно выявляют плотное, округлое, бугристое безболезненное образование с нечёткими контурами, нередко ограничена подвижность из-за инфильтрации окружающих тканей. В случае расположения под соском и при малых размерах опухоли первыми симптомами могут быть отклонение соска в сторону, его фиксация или втяжение. Иногда над опухолевым узлом происходит фиксация кожи (симптом площадки) или её втяжение (симптом умбиликации). Указанные явления происходят за счёт вовлечения в процесс связок Купера. Лимфатический отёк кожи («лимонная корка») — поздний симптом заболевания. Увеличение или уплотнение подмышечных лимфатических узлов даже при небольшой подвижной опухоли с чёткими контурами должно вызвать подозрение на рак молочной железы. При УЗИ характерно превышение высоты образования над шириной, неровные края, наличие акустической тени, неоднородная внутренняя структура. При маммографии выявляют солидное образование с неровными, лучистыми (спикулообразными) краями, часто содержащее микрокальцинаты. Можно определять «дорожку» к соску или грудной мышце, инфильтрацию кожи, увеличенные подмышечные лимфатические узлы повышенной плотности и округлой формы. Выявление скоплений микрокальцинатов по ходу протоков к соску может свидетельствовать о продолженном внутрипротоковом росте опухоли.

Диффузное утолщение и гиперемия кожи. Эхографическим признаком отёка железы может быть утолщение кожи. Рентгенологически можно определить опухолевый узел и типичные изменения мягких тканей в виде поперечной тяжистости, скоплений микрокальцинатов. Если при биопсии кожи выявляют раковые эмболы и отсутствует локализованная опухолевая масса, то при клинической классификации применяют категорию T4d (воспалительный рак), а при наличии опухоли, отёка железы и отсутствии раковых эмболов в коже Т4Ь.

Выраженная гиперемия кожи с неровными языкообразными краями, внешне напоминающими рожистое воспаление. Гиперемия может распространяться на грудную стенку. Чаше всего заболевание протекает остро, с высокой (до 40 С) температурой тела. Течение злокачественное, опухоль быстро метастазирует в лимфатические узлы и отдалённые органы. УЗИ и маммография малоэффективны. Данные УЗИ могут быть интерпретированы как характерные и для воспалительного процесса, а маммография затруднена в связи с невозможностью проведения полноценной компрессии железы.

Молочная железа увеличена в объёме за счёт быстро растущей опухоли без чётких контуров. Кожа железы над опухолью покрыта розовыми пятнами (раковый лимфангит) или гиперемирована. В глубине пальпируют инфильтрат без признаков размягчения. Железа ограничена в подвижности. Часто наблюдают повышение температуры тела, хотя и не обязательно до высоких цифр. Не бывает лейкоцитоза. При тонкоигольной аспирационной биопсии гнойного отделяемого нет или получают гнойно-геморрагическое содержимое. В дифференциальной диагностике наиболее эффективна сцинтимаммография.

Локализованный рак соска и ареолы считают наиболее благоприятной формой рака молочной железы. Клинически проявляется в виде явлений мацерапии (экземы) и изъязвления соска. При прогрессировании заболевания сосок разрушается и на его месте возникает язвенная поверхность. При поражении соска и ареолы УЗИ неинформативно. При маммографии можно выявить микрокальцинаты или перестройку структуры ткани железы под соском.

Первый клинический признак — увеличение поражённых метастазами подмышечных лимфатических узлов без определяемой клинически опухоли в самой железе. Зачастую больных долго лечат от лимфаденита «инфекционной» природы и они попадают к онкологу уже при появлении отдалённых метастазов. При наличии увеличения подмышечных лимфатических узлов показано проведение УЗИ и маммографии, тонкоиголвной аспирационной биопсии лимфатических узлов под контролем УЗИ. Использование маммографии, КТ. МРТ, сцинтимаммографии позволяет выявить локализацию первичной опухоли. При отсутствии данных за первичную опухоль в молочной железе показано выполнение хирургической биопсии подмышечных лимфатических узлов для проведения гистологического и гистохимического анализов.

Онкология: учеб. / под ред. В.И. Чиссова, С.Л. Дарьяловой. — М. : ГЭОТАР- Медиа, 2009. — 560 с.

Отечественная клинико-морфологическая классификация по стадиям (1985).

I стадия — опухоль диаметром до 2 см без прорастания в окружающую жировую клетчатку и кожу. Регионарные метастазы отсутствуют.

IIа стадия — опухоль диаметром от 2 до 5 см, не прорастающая в окружающую ткань, или опухоль того же или меньшего размера, прорастающая в жировую клетчатку и спаянная с кожей (симптомы морщинистости, «площадки»). Регионарные метастазы отсутствуют.

IIб стадия — опухоль той же или меньшей степени местного распространения с одиночными (не более 2) метастазами на стороне поражения, смещаемыми подмышечными и (или) парастернальными.

IIIа стадия — опухоль диаметром более 5 см, не прорастающая в окружающую ткань, или опухоль любого размера, инфильтрирующая подлежащие фасциально-мышечные слои или кожу (симптом умбиликации, «лимонной корки», ограниченный отек, возможно изъязвление кожи, втяжение соска). Регионарные метастазы отсутствуют.

IIIб стадия — опухоль той же или меньшей степени местного распространения с одиночными (не более 2) ограниченно смещаемыми или множественными метастазами в подмышечных, подлопаточных, подключичных, парастернальных узлах на стороне поражения; опухоль той же или меньшей степени распространения с метастазами в надключичных лимфатических узлах на стороне поражения. Метастазы в надключичной области могут сочетаться с другими метастазами.

IVа стадия — местно-распространенная опухоль с наличием диссеминации по коже (сателлиты) или обширным изъязвлением, или фиксированная к грудной клетке, или с тотальным отеком молочной железы. Все острые формы рака молочной железы, рожеподобные, маститоподобные, панцирные. Регионарные метастазы не определяются.

IVб стадия — опухоль той же степени местного распространения с любыми вариантами регионарного метастазирования или опухоль меньшей степени местного распространения с одиночными ограниченно смещаемыми или множественными смещаемыми надключичными (или несмещаемыми) регионарными метастазами. Опухоль любой степени местного распространения с клинически определяемыми отдаленными метастазами, в том числе лимфогенными контралатеральными.

Онкология : учебник / М. И. Давыдов, Ш. Х. Ганцев. — М.:ГЭОТАР — Медиа, 2013. — 920 с.

Метастазирование
Для рака молочной железы характерно раннее распространение метастазов. Распространение по лимфатическим узлам может происходить путем непрерывного роста по сосудам («раковый лимфангит»).
Регионарные метастазы развиваются чаще всего в 2 основных коллекторах лимфы: в подмышечно-подключичном и парастернальном. Наиболее частой поражаемой группой узлов являются передние грудные, затем центральная группа подмышечных узлов. При медиальной и центральной локализации рака первым этапом регионарного мегастазирования являются парастеральные лимфоузлы межрёберньгх промежутков.

Поражённые метастазами лимфатические узлы плотны па ощупь, округлой формы, безболезненные. При прорастании капсулы и инфильтрации окружающей клетчатки они становятся менее чёткими, срастаются в конгломерат. Отдалённые метастазы развиваются из опухолевых клеток, перенесенных с током крови, куда они попадают при непосредственном прорастании опухоли в кровеносные сосуды или путём заноса с током лимфы через грудной проток. Наиболее часто метастазы локализуются в костях, легких, плевре, яичниках, печени, но могут возникать в любом месте.
Метастазы в кожу и другие ткани грудной стенки могут иметь характер ограниченных узлов или язв непосредственно в области рубца, тогда они расцениваются как рецидивы.
Наиболее часто (60 — 80%) метастазы рака возникают в первые 2 — 3 года после начада лечения. Частота и сроки появления метастазов зависят от стадии заболевания, в которой начато лечение, и от степени биологической активности опухоли.

Куликов Е.П., Варёнов Б.М. Рак молочной железы: Учебное пособие — Рязанъ, 2002. — 75 c.

Психологические особенности женщин, страдающих раком молочной железы

Психологический портрет женщин, больных раком молочной железы: расположенность к депрессивному реагированию в виду повышенной раздражительности, склонность к артериальной гипертонии, противоречивый

тип реагирования в виде поисковой активности на фоне быстрой

истощаемости, что является предиспозицией для развития психосоматических расстройств.

Большинство женщин с раком молочной железы имеют высокий уровень личностной тревожности, что является их личностной особенностью.

Осознавая тяжесть имеющегося заболевания, каждая вторая испытывала либо средний, либо высокий уровень ситуационной тревожности. Высокий

уровень алекситимии у больных проявляется в трудности выражения эмоций вербально и символически. Также женщины с раком молочной железы пессимистичны, импульсивны, у них высокий уровень интроверсии. А такие качества как эмоциональная лабильность, женственность, оптимистичность им не присущи.

Общие показатели шкал в обследуемых группах отражали

психологические черты: депрессивный тип реагирования, повы-

шенное чувство вины, неуверенность в себе, высокая аффилиа-

тивная потребность (2-я шкала); непосредственность в поведении

(4-я шкала); обособленно-созерцательная личностная позиция,

снижение уровня социальной адаптации, нарушения сна (8-я

шкала); скромность и застенчивость (0-я шкала). Низкие показа-

тели шкал отражали общие психологические черты женщин: (9-я

шкала) высокая утомляемость; мягкость, сентиментальность,

любовь к детям, приверженность семейным интересам (5-я шка-

ла); эстетическая ориентированность (сочетание шкал: низкой 5-й

с повышенной 8-й); сниженное настроение, что подтверждалось

филе женщин были высокими, имелись отличия: показатель шка-

лы «пессимистичности» (2-й) был достоверно выше у женщин с

пролиферативной мастопатией, чем у лиц контрольной группы и

больных раком молочной железы. Это говорит о том, что у лиц

контрольной группы, больных с пролиферативной мастопатией и

раком молочной железы, депрессивный тип реагирования связан

не только с негативными переживаниями, но и является предрас-

полагающим фактором (предиспозицией) возникновения депрес-

сивной реакции в ответ на стрессовую ситуацию. Показатель

шкалы «импульсивности» (4-я) был на одном уровне у женщин 2-

й и контрольной групп, но достоверно ниже, чем у женщин 2-й

группы. В усредненном профиле женщин с пролиферативной

мастопатией и раком молочной железы имело место сочетание

равновысоких 4-й и 2-й шкал (24’/), которое отражало внутренний

конфликт ввиду противоречивого типа реагирования – высокая

поисковая активность и высокая инертность,. Психологически

это отражает наличие у пациентки противоречивого сочетания в

виде высокой активности и быстрой истощаемости, что свиде-

тельствует о неврастеническом паттерне переживаний и является

предиспозицией для развития психосоматических расстройств.

Этого не выявлено у женщин контрольной группы.

на одном уровне в профиле женщин 3-й и контрольной

групп, но достоверно ниже, чем у женщин 2-й группы. Высокий

показатель шкалы «индивидуалистичности» (8-я) отражал сни-

жение уровня социальной адаптации и нарушения сна. Наруше-

ние сна отметили при опросе 50,47% пациенток с пролифератив-

ной мастопатией, 29,46% больных раком молочной железы

«ригидности» (6-я) у женщин контрольной группы, больных с

пролиферативной мастопатией и РМЖ отражал повышенную раздражительность, склонность к артериальной гипертензии, что

подчеркивало тесную связь психологических и соматических

факторов. Гипертонической болезнью страдали 22,43% больных с

пролиферативной мастопатией и 17,86% – РМЖ.

Дата добавления: 2018-06-01 ; просмотров: 95 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

источник

Психологические особенности отношения к жизни онкологических больных (на примере женщин больных раком молочной железы III ст.)

Статья просмотрена: 6314 раз

Липецкий Н. Н. Психологические особенности отношения к жизни онкологических больных (на примере женщин больных раком молочной железы III ст.) // Молодой ученый. — 2013. — №7. — С. 372-374. — URL https://moluch.ru/archive/54/7448/ (дата обращения: 14.06.2019).

Современная медицина озабочена проблемой нахождения наиболее эффективных путей диагностирования и лечения онкологических заболеваний. По данным Российской Академии Медицинских Наук заболеть раком легкого рискует один из каждых 13 человек в мире. Злокачественной опухолью простаты — 1 из каждых 6 человек. Злокачественной опухолью молочной железы — 1 из каждых 8 человек. В России по линии обязательного медицинского страхования только 6 % выделяется на профилактику онкозаболеваний, 94 % всех денежных средств, направлены на онкологических больных, а на реабилитацию не выделяется ничего.

Создаются различные психологические службы для оказания помощи онкологическим больным, вынужденным практически в одиночку противостоять трудностям, связанным с преодолением болезни. Известие о диагнозе «злокачественного заболевания» зачастую является сильнейшим стрессом для любого человека и активизирует различные психологические реакции. Принятие онкологического диагноза неизбежно сопряжено с рядом факторов, влияющих на дальнейшую психологическую адаптацию больного, а также на его индивидуально-психологические особенности.

Данное психологическое исследование проводилось в 2011 году на базе «Городского клинического онкологического диспансера» г.Санкт-Петербурга. Целью исследования стало определение особенностей отношения к жизни у людей, страдающих онкологическими заболеваниями, а его предметом явилось изучение характеристик и особенностей жизненного пути людей, страдающих онкологическими заболеваниями.

Со стороны клинической психологии онкологические заболевания часто классифицируют как кризисные и экстремальные ситуации. Таким ситуациям присущ ряд особенных признаков таких как: разрушение ранее сложившейся картины мира, внезапность появления, отсутствие контроля над ситуацией, определенная стадийность протекания, как самого заболевания, так и реакций на него. Кризисность ситуации заключается в том, что больше невозможно дальнейшее прежнее нормальное функционирование личности, осуществления ею своих жизненных замыслов и утверждения себя в них в рамках прежней модели поведения. Больной человек чувствует внутренний тупик своего положения, который блокирует нормальное течение жизни. Духовные потребности личности фрустрируются и прежде всего это сказывается на потребности в самоактуализации. При психологическом кризисе происходит утрата субъективного смысла жизни, важнейших ориентиров и ценностей, восстановление которых невозможно без коренной реконструкции личности [1].

В последние десятилетия активно изучаются феномены психологической и соматической направленности, наблюдаемые у онкологических больных на разных этапах заболевания, в рамках новых и молодых междисциплинарных наук — психоонкологии и онкопсихологии. При этом в настоящий момент у специалистов и пациентов складывается более четкое представление и понимание того, что рак это болезнь не просто какого-либо конкретного органа, а болезнь всего организма. Эта болезнь строго индивидуальна у каждого человека, её возникновение и развитие зависит от состояния его психики, от образа жизни, питания, условий среды в которой он обитает и даже мыслей, а также реакции человека на все это. Существует одно из представлений, что рак может являться и психосоматозом, то есть заболеванием, появление которого в организме очень сильно связано с психологическим состоянием заболевшего. При этом помимо традиционного медицинского лечения психотерапевтическое лечение может выступать в качестве вспомогательного поддерживающего метода, помогающего активизировать психологические ресурсы больного и направить их на борьбу с болезнью [4].

В проведенном исследовании приняли участие пациентки городского клинического онкологического диспансера г. Санкт-Петербурга отделения маммологии. Женщины с диагнозом рака молочной железы III ст. в возрасте от 27 до 35 лет. Выборка являлась однородной, все участницы в процессе лечения пережили предоперационное лечение, далее операцию по удалению молочной железы, последующую за ней химиотерапию и на момент отбора испытуемых и проведения исследования они проходили первые курсы лучевой терапии.

Читайте также:  Прием болиголова при раке молочной железы

В контрольную группу вошли женщины в возрасте от 20 до 42 лет. Всего в исследовании приняли участие 50 человек — 24 человека в экспериментальной группе (онкологические больные с диагнозом РМЖ-III ст.) и 26 человек в контрольной (здоровые люди).

Предполагалось, что отличительные свойства, при условии их наличия, скорее всего, должны проявляться в кризисных и экстремальных периодах жизни, к которым в клинической психологии можно отнести ситуацию тяжелой соматической болезни, переживание последствий оперативных вмешательств и сам трудный процесс прохождения лечения онкологической болезни.

Все эти события позволяют наблюдать изменения в ценностно-ориентационных, смысловых, мировоззренческих, духовных, эмоциональных и других сферах жизни человека. Это имеет своё подтверждение со слов и наблюдений врачей и родственников больных. Но существует трудность в том, что невозможно однозначно утверждать, что эти изменения вызваны только фактом переживания болезни, так как существуют еще социальные и возрастные факторы, влияющие на отношение к жизни. В любом случае переживание тяжелой болезни может служить толчком в переосмыслении больным своего жизненного пути, так как зачастую тяжелая болезнь затрагивает почти все сферы жизни человека.

Для проведения данного научного исследования в соответствии с поставленными задачами были выбраны следующие психодиагностические методики:

1) Каузометрия (методика «LifeLine») — применялась для исследования субъективной картины жизненного пути и выявления ее психологических особенностей;

2) Тест смысложизненных ориентаций Д. А. Леонтьева (СЖО) — применялся для диагностики уровня осмысленности жизни.

Изучение психологических особенностей жизненного пути онкологических больных при помощи метода каузометрии [18] показало, что онкологические больные в отношении психологического возраста более стары по сравнению со здоровыми людьми. Такие больные мало ждут от жизни и субъективно ощущают то, что половина жизненного пути и более ими уже пройдена. Также онкологические больные сосредоточены больше на прошлом и настоящем, чем на будущем. Причём, преимущественно только на радостных событиях прошлого, так как видят в основном свою жизнь в более приятных тонах, в отличие от здоровых людей. Всё это в свою очередь говорит о пессимистичной и обеднённой жизненной перспективе, которая является симптомом жизненного кризиса. При этом больным, возможно, могут быть характерны потребительские и гедонистические ориентации и некоторое снижение способности к самооценке.

Такие данные подтверждаются также и тем, что у 91,7 % испытуемых, входящих в выборку в результате каузометрического анализа был обнаружен кризис бесперспективности, связанный с отсутствием потенциальных связей между значимыми событиями жизни. Этот кризис характеризуется отсутствием значимого психологического будущего. При этом следует отметить, что у испытуемых могут присутствовать жизненные цели, направленные в будущее, но рациональных межсобытийных связей между этими целями не существует, а значит, они малоосмысленны и малоосознанны. Болезнь «сковывает» человека в настоящем, будущее становится неопределенным. У человека есть реальные достижения, успехи в самореализации, в настоящем есть активность в жизнеосуществлении, но она уже не развивает личность, так как эта активность имеет инерционный характер прежней жизненной программы. Новая жизненная программа ещё не сформирована, человек не видит новых путей в дальнейшей самореализации.

У оставшихся 8,3 % онкобольных входящих в экспериментальную выборку был обнаружен кризис опустошенности и бесперспективности, для которого характерно отсутствие значимого психологического настоящего и будущего. Выражается в отсутствии актуальных и потенциальных связей в картине жизненного пути. Прежняя жизненная программа человека полностью исчерпана, потеряла и инерционное своё воздействие. Человек не видит реальных возможностей дальнейшей самореализации. Он психологически мёртв. Существует лишь физическая активность организма. Во внутреннем мире преобладают воспоминания. Все происходящее, если и вызывает реакции, то лишь с точки зрения прошлого, его прошлых ценностей и установок.

Такие данные говорят о том, что у всех онкологических больных, вошедших в выборку, имеются деформации субъективной картины жизни. Тогда как в выборке здоровых людей кризис бесперспективности встречается только в 23 %, а кризис опустошонности и бесперспективности в 3,9 %, при этом 73,1 % не имеют подобных деформаций картины жизни, а их отсутствие говорит о том, что таким людям есть о чем вспомнить, чем жить сейчас, о чем мечтать.

Анализируя сферы принадлежности событий и их важность, можно сказать, что больным свойственно ставить на первое место по значимости для себя события, связанные с изменениями во внутреннем мире (мыслях, чувствах, ценностях) и события связанные с семьей, а на последнее — события связанные с работой. При этом у здоровых людей наблюдается сходная тенденция с разницей в том, что на первых по значимости местах отсутствуют события, связанные с внутренним миром, и преобладают события, связанные с семьей и бытом, на последние места здоровые люди определяют, также как и больные, события связанные с работой и учёбой.

В результате методики «Оценивания пятилетних интервалов», которая входит в состав каузометрической процедуры биографической разминки, была выяснена субъективная ожидаемая продолжительность жизни каждого испытуемого в выборках и получены оценки событийной насыщенности каждого пятилетия жизни вплоть до ожидаемой продолжительности жизни. Средняя ожидаемая продолжительность жизни здоровых людей составила 85,4 года, в свою очередь у онкологических больных 71,8 лет, что в среднем не значительно, но несколько меньше показателя здоровых людей.

Стоит также отметить, что у 25 % испытуемых, входящих в экспериментальную группу, незадолго до момента постановки онкологического диагноза (от 2–3 лет) в прошлом опыте имеются события, получившие крайне негативные оценки (как вербальные, так и невербальные) и связанные с различными трагическими обстоятельствами (смерть близкого человека, несчастные случае и т. п.). В картине жизни здоровых людей такие события также имеют место быть, но уже в 7,7 % случаев.

Анализируя смысложизненные ориентации участников исследования можно отметить, что при проверке достоверности различий математико-статистическим критерием Манна-Уитни оказалось, что у онкологических больных, вошедших в экспериментальную группу, смысложизненные ориентации направленные на процесс жизни, достоверно выше (U=184,5 при p≤0,05), чем в контрольной группе здоровых людей. Эти данные говорят о том, что онкологические больные в большей степени, чем здоровые люди, склонны ориентироваться на события настоящего времени. При этом, не смотря на психологическую старость и высокие показатели субъективной реализованности жизни, выявленные в каузометрическом анализе, онкобольные не теряют интереса к настоящим жизненным событиям. Эти события воспринимаются ими как эмоционально насыщенные и наполненные смыслом. Возможно, это также связано, с тем, что их жизненная перспектива обеднена и трудно предсказуема, поэтому большей частью приходится концентрироваться на настоящем процессе жизни. Настоящая жизнь эмоционально волнует и захватывает, присутствует удовлетворенность сегодняшним днем. Каждый день отличается от предыдущего, в жизни отсутствует рутина. По сравнению со здоровыми людьми можно сказать, что у онкологических больных повышается важность и ценность момента «здесь и сейчас», а жизнь субъективно воспринимается более динамичной.

В группе онкологических больных корреляционный анализ показал, что:

1. Чем более сильны ориентации на цели в будущем, которые придают жизни направленность, тем больной более эмоционален и удовлетворен своей жизнью, тем сильнее она ему интересна, а также приятна.

2. Человеку в ситуации тяжелой болезни как никогда ранее требуются жизненные цели, направленные в будущее и дающие определенную временную перспективу, опираясь на которую больной будет чувствовать удовлетворенность от самого процесса проживания жизни, обеспечивая тем самым стабильность жизни и богатство своей эмоциональной сферы.

3. Чем слабее у больного чувство реальности, тем сильнее он защищается от ее травматичного психологического воздействия, это, в свою очередь, придает ему некоторую уверенность в том, что он способен контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в действительности. При этом неизбежно растет и чувство собственной взрослости, а также увеличивается осмысленность собственной жизни и как следствие растет ощущение того, что больной является сильной личностью, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о её смысле. Таким образом, можно сказать, что посредствам непринятия реальность, в какой-то степени даже собственного самообмана онкологический больной достигает снижения тревожных переживаний относительно жизни и получает некоторую выгоду в виде ощущения контроля над ней и способности преобразовывать её по своему желанию.

Практическая значимость данного исследования заключается в возможности рационализации психологической помощи онкологическим больным. Результаты могут использоваться для более эффективной психопрофилактической работы с онкологическими больными. Данное исследование, дает возможность более чётко понять психологические особенности изменения картины мира, мироощущения и отношения к жизни у онкологических больных. В свою очередь, опора на эти факты позволяет более целесообразно выбирать подходы и проводить психокоррекционную и консультативную работу, как с больными людьми, так и с их родственниками.

1. Бочаров В. В., Карпова Э. Б. Психодинамика профессионального взаимодействия при оказании помощи в кризисных и экстремальных ситуациях // Актуальные проблемы клинической психологии и психофизиологии: Ананьевские чтения 2004: матер. научно-практ. конф. СПб.: СПбГУ, 2004. 54–59 с.

2. Васютин А. М. Спасение есть — оно в тебе! Рак как психосоматоз. Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. 160 с.

3. Кроник А. А., Ахмеров Р. А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: Смысл, 2008. — 294 с.

источник

Исследование типа отношения к болезни и особенностей восприятия семейной ситуации у больных раком молочной железы: психологический аспект

Психотравмирующее воздействие заболевания раком на человека, возникновение изменений в эмоциональной и мотивационно-потребностной сферах личности. Психологический механизм влияния болезни на личность, изменение всей системы отношений человека к себе.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ФГАОУ ВО СКФУ Северо-Кавказский федеральный университет

Ставропольский краевой клинический онкологический диспансер

Исследование типа отношения к болезни и особенностей восприятия семейной ситуации у больных раком молочной железы: психологический аспект

Козловская Наталья Владимировна

В статье рассматривается психологический подход к исследованию онкологических больных, в частности женщин, больных раком молочной железы. Обращается внимание на то, что заболевание раком оказывает сильное психотравмирующее воздействие на человека, затрагивая все аспекты его жизни, провоцируя возникновение изменений в эмоциональной, мотивационно-потребностной, ценностно-смысловой сферах личности, способствуя возникновению серьезных психических нарушений у онкологических больных. Делается акцент на том, что психологический механизм влияния болезни на личность характеризуется изменением всей системы отношений человека к себе, к близким, другим людям. Приводятся результаты эмпирического исследования отношения женщин к болезни и к семье, их влияния на личность больного.

Ключевые слова: социально-психологическая адаптация, болезнь, личность, отношение к болезни, восприятие болезни, сознание болезни, психологические особенности больного человека

The article deals with the psychological approach to the study of cancer patients, in particular women with breast cancer. Attention is drawn to the fact that cancer has a strong traumatic effect on humans, affecting all aspects of his life, provoking the emergence of changes in the emotional, motivational-need, value-semantic sphere of the person, contributing to the emergence of major psychiatric disorders in cancer patients. The emphasis is on the fact that the psychological mechanism of the disease influence on personality is characterized by a change in the whole system of human relationships to self, to know, to other people. The results of empirical studies the relationship of women to the disease and the family and their impact on the patient’s personality.

Keywords: social and psychological adaptation, disease, personality, attitude to illness, disease perception, awareness of the disease, the psychological characteristics of a sick person

Рассматривая проблему онкологических заболеваний, многие авторы (Володин Б.Ю., Давыдов М.И., Аксель Е.М., Шарова О.Н., Мерабишвили В.М., Семиглазов В.Ф, Мищук Ю.Е., Лалак И.А., В.В.Двойрин и др.) указывают на тот факт, что в XXI веке среди других злокачественных опухолей наиболее часто встречается именно рак молочной железы. При этом данное заболевание с 1996 года «находится на 1-ом месте по распространенности у женщин (по данным Ю.Е. Мищук [8], почти 60% больных составляют женщины трудоспособного возраста) и на 3-ем месте в общей популяции населения» [3; 4; 5; 15]. Как указывает Ю.Е. Мищук, ежегодно заболеваемость раком молочной железы в России увеличивается на 4-7% [8].

В Ставропольском крае, по данным Е.В. Степановой, К.Р. Амлаева, Н.А. Шибкова, «с 2008 по 2013 годы при росте заболеваемости онкопатологией на 0,2% в целом, по ряду локализаций регистрируется значительно большее увеличение заболеваемости. Например, в отношении рака шейки матки произошел подъем на 13,2%, тела матки на 12,6%, молочной железы на 19,1% [7, с. 39.]. Кроме того, необходимо отметить, что данное заболевание «затрагивает медицинские, психологические, сексуальные и социальные аспекты жизни больной», поскольку отличатся большой психологической травматичностью (Чулкова В.А., С. Б. Марасанов, Е. М. Мохов, О. А. Гордеева). Это, по мнению В.А. Чулковой, «обусловлено не только страхом перед болезнью, возникновением угрозы жизни, крушением жизненных планов, но и необходимостью подвергнуться калечащей операции» [13]. Нередко происходит смешение акцента: боязнь утраты женственности и изменения отношений с другими людьми приобретают для больных первостепенное значение. Вследствие этого, данное заболевание сопровождается чрезмерным эмоциональным напряжением, приводящим к различного рода психологическим и нервно-психическим расстройствам. Нарушается социально-психологическая адаптация личности и, как следствие, отмечается частая невротизация больных раком молочной железы» [13;14].

Эти и другие данные, имеющиеся в научной литературе (Н.Н. Блохин, В.Н. Герасименко, Д. Амбрози, Шарова О.Н.; Каменецкая Г.Я. и др.), позволяют нам говорить о необходимости изучения психологических особенностей больных раком молочной железы. Как указывает Т.Ю. Марилова, выявление психологических аспектов болезни необходимо не только для «изучения тех нарушений, которые претерпевает личность», но и для определения путей «восстановления ее психологического и социального статуса на новом уровне» [6].

Анализ литературы по исследуемой проблеме показал, что изучением психологических особенностей онкологических больных занимались С. Бекон, Л. Лешан, Д. Холланд, А. Шмейл, О.В. Асєєв, А.В. Гнездилов, В.Н. Герасименко, Т.Ю. Марилова, В.В. Николаева, Н.И. Непомнящая и др. Исследованию психологических причин возникновения онкологических заболеваний были посвящены работы И.В. Бажановой, Б.В. Зейгарник, Н.П. Комякова, В.А. Чулковой. В.Я. Семке, А.Н. Гузеев, В.Н. Герасименко, А.Ш. Тхостов, А.С. Тиганов и др. рассмотрели специфику влияния заболевания на психическое состояние больного; зависимость развития онкологии от типологических особенностей характера больного стала предметом исследования Н.Н. Блинова, Н.И Непомнящей, В.О. Чулковой. Другие авторы (Бахтияров Р.Ш., Гнездилов А.В., Ворона О.А., Тарабрина Н.В.) исследовали психосоциальные факторы адаптации к болезни и специфику совладающего со стрессом поведения больных. Изучением ресурсов личности в преодолении жизнеугрожающего заболевания занимались такие ученые, как К. Муздыбаев, М.И. Давыдов. При этом на сегодняшний день во многих исследованиях (Герасименко В.Н., Тхостов А.Ш., Гнездилов А.В.) наметилась потребность перехода от изучения отдельных психологических функций к изучению личностных характеристик больных с учетом не только условий формирования «внутренней картины болезни, но и внутренней картины здоровья в зависимости от окружающих условий среды и жизнедеятельности» [2, с. 143]. Исследователи обратили внимание на то, что характер течения онкологического заболевания во многом обусловлен особенностями эмоциональной реакции больного на установление диагноза, социальной поддержкой и спецификой взаимоотношений больного с окружением [12]. Как отмечают многие авторы, «у человека в условиях болезни формируется индивидуальное, свойственное только ему отношение к собственному заболеванию, к своему новому статусу (пациента, больного)» [Приводится по: 1]. психологический болезнь личность эмоциональный

Необходимо отметить, что задача изучения субъективной стороны заболевания была поставлена еще в XX веке в работах М.Я. Мудрова: «Чтобы правильно лечить больного, надобно узнать, во-первых, самого больного во всех его отношениях, потом надобно стараться узнавать причины, на его тело и душу воздействующие, наконец, надобно объять весь круг болезни, и тогда болезнь сама скажет имя свое, откроет внутреннее свойство свое и покажет наружный вид свой» [Приводится по: 1, с . 25]. Как указывает И.Н. Абросимов, «рассмотрение этого психологического концепта в рамках теории отношений В.Н. Мясищева позволило сформировать и развить содержание таких понятий как «внутренняя картина болезни», «переживание болезни», «реакция личности на болезнь», «сознание болезни» и др., в рамках которых рассматривались субъективные переживания личности, связанные с заболеванием» [1, с. 26]. Р.А. Лурия, рассматривая проблему субъективного реагирования личности на болезнь, вводит понятия внешней (то есть внешние признаки наличия заболевания, проявление его симптомов, данные клинических анализов и объективных показателей) и внутренней картины болезни. При этом под внутренней картиной болезни Р.А. Лурия понимает «все то, что испытывает и переживает больной, всю массу его ощущений, не только местных болезненных, но его общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, о ее причинах, все то, что связано для больного с приходом его к врачу, ( весь тот огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм» [Приводится по: 1, с. 34].

Читайте также:  Как узнать что нет рака груди

Исходя из этого, многие исследователи (М.Г. Ивашкина, И.Н. Симаева, И.Г. Ецина, Г.А. Ткаченко, В.А. Чулкова, В.М. Моисеенко, С.И. Ялкут и др.) подчеркивали в своих работах значимость изучения психологических особенностей людей, заболевающих раком, а также личностных особенностей женщин с диагнозом «рак молочной железы». В то же время Grossarth-Maticek, рассматривая проблему возникновение онкологического заболевания, впервые подчеркнул его зависимость не только от личности больного, но и в большей степени от социального окружения и семьи, то есть от взаимоотношений между пациентом и этим окружением [Приводится по: 11].

Анализ работ показал, что и отечественные, и зарубежные исследователи сходятся во мнении, что недопустимо преуменьшать значение субъективных переживаний пациента, вызванных болезнью на ее ход и процесс лечения, на отношения к семье и внутри семьи, поскольку болезнь «не оставляет без искажений различные психические процессы, и, в свою очередь, психическое отреагирование на болезнь связано тем или иным способом с его динамикой и/или исходом» [1, с. 35]. При этом определенные типологические особенности характера онкологических больных и ситуационные факторы влияют не только на возникновение болезни, но и на формирование и проявление психологических особенностей личности больных раком.

Таким образом, современный системный медико-психологический подход к рассматриваемой проблеме предполагает изучение особенностей личностного реагирования онкологических больных на болезнь, взаимовлияния микросоциальной среды, семьи и личности [2]. Все вышеизложенное определило цель нашего исследования — выявление взаимосвязи типов отношения к болезни и характера восприятия семейной ситуации у больных раком молочной железы.

В качестве основных задач исследования выступили следующие: 1) определить типы отношения к болезни РМЖ в исследуемых группах пациенток; 2) выявить особенности восприятия больными раком молочной железы семейной системы; 3) установить взаимосвязь между типом отношения к болезни и характером восприятия семейной ситуации у больных раком молочной железы.

Исследование проводилось на базе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Ставропольского края «Cтавропольский краевой клинический онкологический диспансер». Контингент испытуемых представлен пациентами онкологического (хирургического) отделения №2 с диагнозом «рак молочной железы» (женщины послеоперационные со 2 и 3 стадией рака молочной железы, которым была выполнена мастэктомия по методу Patey). Всего 41 человек. Возраст обследуемых — от 40 до 55 лет. Включение пациентов в исследование проводилось на основе принципа информированного согласия.

Для диагностики взаимосвязи типов отношений к болезни и характера восприятия семейной ситуации у больных раком молочной железы были использованы следующие методики: опросник ТОБОЛ; опросник «Шкала семейных отношений». Методика ТОБОЛ построена в форме опросника и «диагностирует тип отношения к болезни на основании информации об отношениях больного к ряду жизненных проблем и ситуаций, потенциально наиболее для него значимых и непосредственно или опосредованно связанных с его заболеванием» [10, с. 6]. Шкала семейного окружения (ШСО) предназначена для диагностики микросоциального климата в семьях всех типов [9]. При этом основное внимание уделяется измерению и описанию: 1) отношений между членами семьи (показатели отношений), 2) направлениями личностного роста, которым в семье придается особое значение (показатели личностного роста), 3) основной организационной структуре семьи (показатели, управляющие семейной системой). 4) нарушения семейных ролей между членами семьи.

Для установления контакта с пациентками, получения необходимой и полной информации о больных, а также формирования групп исследуемых проводилось интервью.

Результаты исследования типа отношения к болезни показали, что в группе испытуемых — пациенток с раком молочной железы были выявлены признаки 11 из 12 возможных типов отношения к болезни. При этом у 68,3% испытуемых был выявлен эргопатический тип отношений (в качестве чистого и в составе смешанных), у 51,2% гармоничный (в качестве чистого и в составе смешанных) и у 31,7% сенситивный (в качестве чистого и в составе смешанных) тип отношений (рис. 1).

Рис. 1. Результаты частотного анализа типа отношения к болезни у женщин больных раком молочной железы (методика ТОБОЛ): Г — гармоничный. Р — эргопатический, З — анозогнозический, Т — тревожный, И — ипохондрический, М — меланхолический, А — апатический, С — сенситивный, Э — эгоцентрический, Н — неврастенический, П — паранойяльный.

Далее, по степени убывания, выявлены такие типы отношений, как анозогназический (9,7% испытуемых), тревожный (7,3%), эгоцентрический (7,3%), ипохондрический (4,9%), неврастенический (4,9%). Наиболее редко в данной группе проявляются меланхолический (2,4%), апатический (2,4%) и паранойяльный (2,4%) типы отношений. Ни у одной испытуемой не был выявлен дисфорический тип отношения к болезни. Кроме того, у 68,3% испытуемых было выявлено наличие более одного типа отношения к болезни (рис. 2), что свидетельствует о «продолжающемся формировании отношения к заболеванию, активном поиске стратегий совладания в сложившейся ситуации» [46, с. 16]. В результате все испытуемые были разделены на группы по типу реагирования на болезнь (рис. 2). В первую группу вошли испытуемые, у которых был выявлен чистый тип реагирования на болезнь (31,7% обследованных), во вторую — смешанный (61% обследованных) и в третью — диффузный тип отношения (7,3% обследованных).

Рис. 2. Результаты диагностики целостного типа реагирования на болезнь в группе женщин больных раком молочной железы

Анализ результатов первой группы испытуемых (чистый тип отношения к болезни). В данной группе были выявлены следующие типы реагирования на болезнь: гармоничный — у 38,5% испытуемых, эргопатический — 30,7% испытуемых, анозогнозический — 15,4%, паранойяльный — у 7,7% испытуемых и сенситивный — у 7,7 % испытуемых (рис. 3).

Рис. 3. Распределение типов реагирования на болезнь в первой группе испытуемых: Г — гармоничный. Р — эргопатический, З — анозогнозический, П — паранойяльный, С — сенситивный

Анализ данных, полученных по методике «Шкала семейного окружения», показал, что для испытуемых с паранойяльным и сенситивным типами отношения к болезни важны порядок и организованность в семейных отношениях, определенность семейных правил и обязанностей (шкала «организация» 8 баллов). Однако исполнение правил не характеризуется ригидностью и контролем членов семьи друг друга (шкала «контроль» у этих групп 2 балла). При этом все испытуемые выделенной нами первой группы считают, что члены их семьи могут открыто действовать и выражать свои чувства, однако наиболее значимо это для женщин с сенситивным типом отношения к болезни (шкала «экспрессивность» 7 баллов). А вот показатели интеллектуально-культурной активности членов семьи оказались самыми высокими для испытуемых с паранойяльным типом отношения к болезни (5 баллов по шкале), в то время как для других испытуемых эта характеристика их семьи (активность членов семьи в социальной, интеллектуальной, культурной и политической сферах деятельности) не имеет значения (3 балла). Для всех групп первой выборки характерен средний показатель оценки степени сплоченности членов своих семей. Однако данный показатель выше у испытуемых с выраженным сенситивным (7 баллов), эргопатическим (6,6 баллов) и анозогнозическим (6,5 баллов) типами отношений к болезни. При этом для испытуемых с выраженным сенситивным типом отношений этот показатель является самым важным, по сравнению с остальными группами испытуемых, у которых более выраженными оказались другие шкалы. Кроме того, именно для данного типа отношений характерно и ориентация на достижения (7 баллов), поскольку, по их мнению, в их семьях большое значение придают результативности выполняемой деятельности любого вида.

Испытуемые с гармоничным и сенситивным типами отношения к болезни считают, что для их семей характерно открытое выражение гнева, агрессии и проявление конфликтных взаимоотношений (шкала «конфликт» 6 баллов). В отличие от других испытуемые с выраженным эргопатическим типом реагирования на болезнь более высоко оценивают в своей семье независимость (6 баллов по шкале), степень семейного уважения к этическим и нравственным ценностям и положениям (5,25 баллов), в то время как для больных с паранойяльным типом отношения к болезни этот показатель отношений в семье не имеет значения (3 балла), а также степень иерархичности семейной организации, ригидности семейных правил и процедур, контроля членами семьи друг друга (5 баллов). Наконец, для испытуемых с гармоническим типом отношения к болезни, по сравнению с другими испытуемыми первой группы, важно то, что в их семье уделяется внимание активному отдыху и спорту. При этом наиболее высоко всеми испытуемыми с выявленным чистым типом реагирования на болезнь оцениваются показатели отношений между членами семьи. На втором месте по значимости стоят показатели управления семейной системой, причем наиболее это значимо для эргопатического типа отношений (5,4 балла). Для этого же типа отношений, по сравнению с другими, значимыми оказались и показатели личностного роста (4,75 баллов).

Далее нами были проанализированы результаты групп испытуемых, у которых был выявлен смешанный и диффузный типы отношения к болезни. В результате проведенного исследования были сделаны следующие выводы:

1. Выявлены разные типы отношения к болезни: чистый, смешанный и диффузный, что может свидетельствовать о продолжающемся формировании отношения к заболеванию, активном поиске стратегий совладания в сложившейся ситуации.

2. Установлено преобладание у обследованных больных раком молочной железы эргопатического и гармоничного типов отношения к болезни, которые отражают существующие у женщин представления о ситуации болезни как о возможности приобретения нового опыта, активизации деятельности, направленной на преодоление болезни.

3. Смешанный и диффузный тип распределения имеют в основном противоречивый характер, поскольку относятся к разным блокам и содержат в себе как интрапсихическую, так и интерпсихическую направленность реагирования на болезнь, что может указывать на противоречивый характер структуры отношений больных к онкозаболеванию. Однако присутствие в данных моделях отношения к болезни эргопатического типа реагирования позволяет больным преодолеть тревогу и поверить в возможность полноценной активной деятельности.

4. Установлена связь между типом отношения к болезни и спецификой восприятия семейной ситуации больными. У больных с эргопатическим типом реакции, как в чистом, так и в смешанном виде, акцент делается на особенностях организационной структуры семьи, в то время как больные с проявлениями тревожного типа реагирования основное внимание уделяют отношениям между членами семьи и показателям личностного роста.

5. Выделенные взаимосвязи между типом отношения к болезни и восприятием семейной системы показали, что больные с гармоничным типом реакции воспринимают семейную систему как открытую для диалога, позволяющую выражать свои эмоции, даже если они носят деструктивный характер, а также ориентированную на активный отдых; у больных с эргопатическим типом реакции выявлен высокий показатель независимости, ориентации на достижения; у испытуемых с эргопатическим, тревожным и анозогнозическим типами важное место занимают морально-нравственные аспекты семьи; для сенситивного типа реагирования характерно восприятие семейной системы как ориентированной на достижения, экспрессивной; испытуемые с паранойяльным типом отношения делают акцент на интеллектульно-культурной ориентации как доминирующей семейной системе. Сочетание паранойяльного и сенситивного типов реакции, а также меланхолического и ипохондрического типов выявило стремление испытуемых воспринимать свою семью, как ценящую порядок и организованность, для которой важны планирование, ясность и определенность семейных правил и обязанностей.

6. Установлено, что независимо от преобладающего типа отношения к болезни у всех женщин выявлена такая характеристика семейной системы, как сплоченность, проявляющаяся в эмоциональном принятии членами семьи друг друга. При этом практически все больные стремятся скрыть свою болезнь от близких. Проявление таких амбивалентных отношений к семье может стать основой как внутриличностного, так и межличностного конфликтов, что требует дальнейшей проверки.

1. Абросимов И.Н. Внутренняя картина болезни и совладающее поведение у взрослых пациентов с муковисцидозом: дисс…. канд. психол. наук. — М., 2016. — 198 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.psy.msu.ru/science/autoref/abrosimov/abrosimov_diss.pdf (дата обращения: 12.02.2016).

2. Биктимиров Т.З. Мультидисциплинарный подход к интеграции психологической, психотерапевтической и социальной деятельности в клинической психологии и паллиативной медицине. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, Специальный выпуск «Актуальные проблемы психологии. Самарский регион». — Самара, 2003. — С. 143-165. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ssc.smr.ru/media/journals/izvestia/dop/2003_2_18.pdf (дата обращения: 30.05.2016).

3. Володин Б.Ю. Психосоматическое взаимоотношения и психотерапевтическая коррекция у больных раком молочной железы и опухолевой патологией тела матки : дисс. . доктора мед. наук. — М., 2008.- 249 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/content/psikhosomaticheskoe-vzaimootnosheniya-i-psikhoterapevticheskaya-korrektsiya-u-bolnykh-rakom- (дата обращения: 11.03.2016).

4. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ. — М., 2005. — 268 с.

5. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2012 г. — М.: Издательская группа РОНЦ, 2014. — 226 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.twirpx.com/file/1589116/ (дата обращения: 10.06.2016).

6. Марилова Т.Ю. Особенности мотивационной сферы у онкологических больных (рак молочной железы): автореф. дисс… канд. психол. наук. — М., 1984. — 25 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/content/osobennosti-motivatsionnoi-sfery-u-onkologicheskikh-bolnykh-rak-molochnoi-zhelezy (дата обращения: 07.07.2016).

7. Медико-социальные аспекты профилактики онкогинекологических и гинекологических заболеваний, меры по повышению качества жизни пациентов онкогинекологического профиля/ Сост. Е.В. Степанова, Амлаев К. Р., Шибков Н.А. — Ставрополь: Изд-во СГМУ, 2015. — 87 с.

8. Мищук Ю.Е. Особенности клиники и подходов к лечению тревожно-депрессивных расстройств у женщин, больных раком молочной железы, перенесших мастэктомию: автореф. дисс… канд. мед. наук. — М., 2008. — 24 с. [Электронный ресурс]. URL: https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=6&ved=0ahUKEwipm7bzmdzNAhWElSwKHaq4B3kQFgg6MAU&url=http%3A%2F%2Fwww.msmsu.ru%2

Fuserdata%2Fmanual%2Fdoc%2Favtoref%2F2008_05%2Fmicshuk_05_08.doc&usg=AFQjCNHK5c9mv1KWmskFdENm7oNhYM6tZw&bvm=bv.126130881,d.bGg (дата обращения: 27.07.2016).

9. Мус Р.Х. Шкала семейного окружения. [Электронный ресурс]. URL: http://psycabi.net/testy/650-shkala-semejnogo-okruzheniya-shso-metodika-famil-environmental-skale-fe (дата обращения: 02.03.2016).

10. Психологическая диагностика отношения к болезни./ Авторы-сост. Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, Э.Б. Карпова, А.Я. Вукс. — СПб.: Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева, 2005. — 33 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.medpsy.ru/library/library122.pdf (дата обращения: 02.03.2016).

11. Системный взгляд на работу с онкопациентами. [Электронный ресурс]. URL: https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=14&ved=0ahUKEwiJyoODl9zNAhXBhSwKHVIjBuY4ChAWCC0wAw&url=http%3A%2F%2Fsupporter.ru%2Fbiblioteka%2Fhronich%2Frogkova.doc&usg=AFQjCNElhPrb7VZGx8Xn1kqTH8UMOV5xJw&bvm=bv.126130881,d.bGg (дата обращения: 25.07.2016).

12. Финагентова Н.В. Психологические ресурсы в профилактике рецидивов при онкологических заболеваниях: автореф. дис…. канд. психол. наук. — СПб., 2010. — 26 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/content/psikhologicheskie-resursy-v-profilaktike-retsidivov-pri-onkologicheskikh-zabolevaniyakh (дата обращения: 03.06.2016).

13. Чулкова В.А. Психологическое исследование личностных реакций на болезнь при раке молочной железы: автореф. дисс…. канд. психол. наук. — СПб. 1999. — 25 с. [Электронный ресурс]. URL: http://nauka-pedagogika.com/psihologiya-19-00-04/dissertaciya-psihologicheskoe-issledovanie-lichnostnyh-reaktsiy-na-bolezn-pri-rake-molochnoy-zhelezy (дата обращения: 27.04.2016).

14. Чулкова В.А., Моисеенко В.М. Психологические проблемы в онкологии // Практическая Онкология. — 2009. — Т. 10. — № 3. — С. 151-157.

15. Шарова О.Н. Особенности психических расстройств у женщин после радикального лечения рака молочной железы и формирование при них механизмов психологической защиты: автореф. дис. … канд. мед. наук. — Челябинск, 2000. — 25 с.

Определение понятия «психосоматика», «самооценка». Качественная характеристика особенностей самооценки у больных раком молочной железы и её влияние на отношение к болезни. Рекомендации для психологов, врачей и родственников онкологических больных.

дипломная работа [1,8 M], добавлен 02.07.2015

Исследование содержания, структуры и значения мотивационно-потребностной сферы человека. Изучение основных видов потребностей. Анализ эволюции различных концепций и психологических теорий мотивации. Закономерности и механизмы развития мотивационной сферы.

курсовая работа [104,0 K], добавлен 12.03.2016

Исследования психологических особенностей больных с хроническими соматическими заболеваниями. Характеристика понятия и уровней адаптации личности к такого рода заболеваниям. Изучение мотивационно-потребностной и эмоциональной сферы личности испытуемых.

дипломная работа [90,0 K], добавлен 14.10.2010

Представление о мотивационно-потребностной сфере человека, основные закономерности ее развития. Психологические особенности лиц с детским церебральным параличом (ДЦП), исследование особенностей их мотивационно-потребностной сферы с юношеского возраста.

курсовая работа [115,6 K], добавлен 17.02.2012

Изучение личностных характеристик (самосознания, мотивационно-потребностной и эмоциональной сферы) хронических соматических больных. Разработка комплекса мер психологического воздействия на повышение уровня адаптации больных с хроническими заболеваниями.

дипломная работа [91,7 K], добавлен 08.08.2010

Возникновение первичного и вторичного патологического влечения к алкоголю как психологического феномена. Клинико-психологические факторы развития рецидива. Исследование особенностей внимания к мотивационно значимым вербальным и невербальным стимулам.

дипломная работа [5,7 M], добавлен 25.04.2012

Психологические теории темперамента. Современное состояние изучения психологии конфликта. Взаимосвязь темперамента и основных стратегий поведения в конфликте. Исследование влияния особенностей темперамента на поведение личности в конфликтной ситуации.

курсовая работа [985,3 K], добавлен 21.04.2015

Совокупность устойчивых психологических качеств человека, составляющих его индивидуальность. Биологические, генетически заданные предпосылки личности. Выработанные привычки и предпочтения. Набор основных психофизических черт и особенностей человека.

презентация [1012,7 K], добавлен 10.12.2012

Неповторимость и своеобразие конкретного человека, его индивидуальность. Системная целостность личности, ее психологический склад. Стремление к совершенствованию жизни. Основные типы личности человека. Потребительская и разрушительная направленность.

реферат [29,2 K], добавлен 13.12.2015

Личность человека — интегральная целостность биогенных, социогенных и психогенных элементов. Формирование личности как сложный психологический процесс. Проблема структуры личности в психологии. Биологически обусловленные свойства и качества личности.

реферат [34,5 K], добавлен 01.12.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

источник