Меню Рубрики

Рак груди у беременных женщин

В современной литературе рак молочной жележы (РМЖ), возникший на фоне беременности, лактации либо в течение первого года после завершения беременности, обозначают термином «РМЖ, ассоциированный с беременностью».

Carcinoma mamma.
КОД ПО МКБ-10
C50 Злокачественное новообразование молочной железы.
В зависимости от анатомической локализации опухоли заболеванию присваивают статистический шифр.
· C50.0 Соска и ареолы.
· C50.1 Центральной части молочной железы.
· C50.2 Верхневнутреннего квадранта молочной железы.
· C50.3 Нижневнутреннего квадранта молочной железы.
· C50.4 Верхненаружного квадранта молочной железы.
· C50.5 Нижненаружного квадранта молочной железы.
· C50.6 Подмышечной задней части молочной железы.

Ежегодно в мире выявляют более 1 млн новых случаев РМЖ, прогнозируя рост числа заболевших к 2010 г. до 1,5 млн.

В России РМЖ занимает первое место по частоте среди всех злокачественных новообразований у женщин. Ежегодно регистрируют более 46 тыс. новых случаев РМЖ. Примерно 1 из 10 женщин на протяжении жизни заболевает РМЖ.

Смертность равна половине заболеваемости РМЖ. В 2002 г. в России от РМЖ умерли 22,1 тыс. женщин, что составило 16,7% среди злокачественных новообразований. Среди всех злокачественных новообразований, выявляемых при беременности, РМЖ занимает второе место по частоте после РШМ. На 3000 беременностей приходится 1 случай РМЖ. Около 3% всех наблюдений РМЖ диагностируют во время беременности. До 7,3% женщин моложе 45 лет, страдающих этим заболеванием, — беременные или кормящие.

Классификация РМЖ, ассоциированного с беременностью, не отличается от таковой у небеременных и основана на клинических проявлениях заболевания. В её основу положены восемь признаков: анатомическая локализация и размер опухоли, объём метастатического поражения лимфатических узлов, наличие отдалённых метастазов, стадия развития опухоли (как вариант комбинации её размера и объёма метастатического поражения), а также клеточный тип, гистопатологический уровень дифференцировки и тип экспрессируемых рецепторов клеток опухоли.

Клиническая классификация первичной опухоли и регионарных лимфатических узлов (Международный противораковый союз, 6-е издание. Перевод и редакция проф. Н.Н. Блинова).

Оценка размеров первичной опухоли (T):
·T0 — нет признаков первичной опухоли;
·TX — оценка первичной опухоли невозможна;
·Tis — карцинома in situ; внутрипротоковая карцинома, дольковая карцинома in situ или поражение соска (болезнь Педжета);
·T1 — опухоль 2 cм или менее в наибольшем измерении;
·T1mic — микроинвазия; опухоль 0,1 см или менее 1 см в наибольшем измерении;
·T1а — опухоль более 0,1 см, но менее 0,5 см в наибольшем измерении;
·T1b — опухоль более 0,5 см, но менее 1 см в наибольшем измерении;
·T1c — опухоль более 1 см, но менее 2 см в наибольшем измерении;
·T2 — опухоль более 2 см, но менее 5 см в наибольшем измерении;
·T3 — опухоль более 5 см в наибольшем измерении;
·T4 — опухоль любого размера, прорастающая грудную стенку и кожу;
·T4а — прорастание грудной стенки;
·T4b — отёк (включая симптом «лимонной» корки) или изъязвление кожи молочной железы;
·T4с — сочетание T4а и T4b;
·T4d — воспалительный РМЖ.

Поражение регионарных лимфатических узлов (N): NX (если лимфатические узлы нельзя исследовать по какойлибо причине), N0 (регионарные лимфатические узлы не пальпируются), N1 (метастазы в ипсилатеральные подмышечные лимфатические узлы, при этом последние подвижны), N2 (метастазы в ипсилатеральные подмышечные лимфатические узлы, которые неподвижно фиксированы друг с другом или с окружающими тканями), N3 (метастазы в надключичные и подключичные лимфатические узлы на стороне поражения, метастазы в окологрудинные лимфатические узлы на стороне поражения).

Отдалённые метастазы (М): MX (наличие отдалённых метастазов оценить невозможно), M0 (отсутствие метастазов), М1 (есть отдалённые метастазы; уточнение их локализации в конкретном органе — лёгком, костях, печени, мозге и т.д.).

Стадии РМЖ:
· 0 (ТisN0M0);
· I (Т1N0M0);
· IIA (T1N1M0,T2N0M0);
· IIB (T2N1M0,T3N0M0);
· IIIA (T1N2M0,T2N2M0,T3N1M0,T3N2M0);
· IIIB (T4N0M0,T4N1M0,T4N2M0);
· IIIC (любая Т N3M0);
· IV (любая Т любая N M1).

На заболеваемость РМЖ оказывает влияние ряд факторов.

· Факторы риска развития РМЖ, связанные с репродуктивной функцией.
— Раннее менархе, поздняя менопауза.
— Нерегулярный менструальный цикл.
— Отсутствие беременностей и родов (риск рака снижается на 7% с каждыми родами).
— Поздняя первая беременность и поздние первые роды. У женщин, имевших поздние первые роды (в возрасте старше 30 лет) или не имевших родов вообще, риск заболеть РМЖ в 2–3 раза выше, чем у родивших до 20 лет.

Каждые последующие роды в возрасте до 30 лет сопровождаются дальнейшим снижением риска развития РМЖ. Риск возникновения РМЖ в возрасте до 40 лет в 5,3 раза выше у женщин, родивших в возрасте старше 30 лет по сравнению с родившими до 20 лет.

— Продолжительность лактации менее 1 мес. Отсутствие лактации сопровождается увеличением риска возникновения РМЖ в 1,5 раза. Прослеживается обратная зависимость между общей длительностью лактаций и риском развития РМЖ.

· Наследственные факторы. В 5–10% наблюдений РМЖ связан с мутацией генов BRCA1 и BRCA2, что объясняет семейные случаи заболевания. Риск развития РМЖ у женщин-носителей мутантных генов чрезвычайно высок и составляет 80–95% на протяжении всей жизни. Рожавшие женщиныносители данных мутаций существенно чаще (в 1,71 раза) заболевают РМЖ в возрасте до 40 лет, чем нерожавшие. Ранний возраст первых родов в этой группе не снижает риск развития рака.

·Факторы риска, связанные с заболеваниями молочных желёз и других органов.
— Наличие пролиферативной формы фиброзно-кистозной болезни и различных доброкачественных опухолей молочных желёз (риск возникновения рака увеличивается в 2,3 раза).
— Травмы молочной железы, неоперированные лактационные маститы.

· Генитальные факторы риска.
— Рак эндометрия, рак яичников повышают риск развития РМЖ в 2 раза.
— Некомпенсированное влияние эстрогенов также повышает риск РМЖ. Для женщин, у которых естественная менопауза наступила в возрасте до 45 лет, риск развития РМЖ снижается вдвое по сравнению с теми, у кого менструации продолжаются после 54 лет. Показано достоверное снижение риска возникновения рака у женщин с хирургической кастрацией до 40 лет на 47% по сравнению с группой женщин с естественной менопаузой в 45–54 года, причём наименьшее число опухолей обнаружено при искусственной менопаузе до 35 лет.
— Приём синтетических прогестинов повышают риск развития РМЖ.

· Факторы внешней среды.
— Факторы риска внешней среды и питания (курение, алкоголь, избыточный вес).
— Ионизирующая радиация. В качестве фактора риска имеет наибольшую опасность в возрасте до 30 лет (в период от пременархе до 18 лет). Это одна из причин предпочтительного использования УЗИ, а не рентгенологического метода исследования молочных желёз у молодых женщин.

Этиологические факторы, влияющие на возникновение РМЖ на фоне сущест-вующей беременности, предположительно, не отличаются от таковых в группе небеременных пациенток.

Регуляция нормального функционирования молочной железы происходит под влиянием комплексного взаимодействия между различными гормонами.

Гормональное влияние на развитие РМЖ хорошо известно. Эстрогены и прогестерон могут выполнять роль стимуляторов роста опухоли во время беременности, если злокачественная трансформация уже произошла. Это осуществляется в результате индукции синтеза факторов роста, которые стимулируют пролиферацию эпителиальных клеток молочной железы и тормозят апоптоз (транскрипция фактора роста эндотелия сосудов индуцируется эстрогенами, что может привести к патологической неоваскуляризации); стимуляции клеточного роста за счёт отрицательной обратной связи, согласно которой эстрогены нивелируют эффекты ингибирующих факторов роста.

Известен эффект эстрогенов, вызывающих ускорение роста числа микрометастазов, — стимуляция так называемых спящих метастазов. Прогестерон также поддерживает циклическую пролиферацию молочных желёз в течение беременности, стимулируя рост эпителия. В зависимости от продолжительности воздействия прогестерон может потенциально видоизменять ответ как нормальных, так и раковых клеток молочной железы на различных уровнях.

Гипертрофия, набухание молочных желёз, изменение консистенции, усиленная васкуляризация, а также ряд возможных осложнений (мастит, галактоцеле) затрудняют осмотр и маскируют развивающуюся опухоль во время беременности и лактации.

Наиболее характерной жалобой у 95% больных бывает определение болезненных неоформленных опухолевидных масс в ткани молочной железы, часто сопровождающихся дискомфортом в области соска (болезненность, покалывание, отёчность); изменение состояния всей молочной железы в виде асимметричного набухания и уплотнения; одностороннее увеличение лимфатических узлов. Втяжение соска, наличие кожных симптомов (например, «симптом площадки»), как правило, не отмечают.

Нередко в анамнезе у заболевших раком на фоне беременности есть пролиферативная форма фиброзно-кистозной болезни, а также различные доброкачественные опухоли молочных желёз. В 45–50% случаев пациентки, ранее имевшие беременность, перенесли лечение по поводу лактационного мастита. Нередко пациентки отмечают случаи РМЖ в своей семье. При сборе анамнеза женщины указывают на длительный период наблюдения опухоли. В 82% случаев пациентки самостоятельно выявляют опухоль в I триместре. Треть заболевших на фоне беременности при первом выявлении опухоли не обращаются за врачебной помощью, а при подозрении на злокачественный процесс в 25% случаев отказываются от диагностических мероприятий. С момента появления первых симптомов до
установления диагноза врачом у беременной женщины проходит гораздо больше времени, чем в обычной ситуации (15 и 4 мес соответственно). Поздняя диагностика РМЖ в период беременности приводит к отсрочке начала лечения в среднем на 2–3,5 мес. Установлено, что 1 мес задержки в лечении увеличивает риск метастазирования в подмышечные лимфатические узлы на 0,9%, а задержка в лечении на 6 мес — на 5,1%. По этой причине к моменту установления правильного диагноза заболевание нередко находится в неоперабельной стадии.

Физиологическая гипертрофия (средний вес молочных желёз, равный приблизительно 200 г, удваивается во время беременности до 400 г), изменение консистенции, отёк, усиленная васкуляризация затрудняют осмотр. Стандартное пальпаторное исследование малоэффективно и в большинстве случаев, особенно на поздних сроках гестации, не позволяет дифференцировать опухоль.

Клинический и биохимический анализы крови больных с РМЖ, ассоциированном с беременностью, не отличаются от таковых у здоровых беременных. Изменение биохимических показателей крови, косвенно указывающих на возможное метастазирование РМЖ в кости или в печень, при беременности не характерно. Так, активность ЩФ при беременности физиологически может увеличиваться от 2 до 4 раз; АЛТ, АСТ, лактатдегидрогеназа обычно находятся на уровне, соответствующем сроку беременности. Уровень половых гормонов и пролактина у больных с РМЖ также соответствует срокам беременности.

Рентгенологическое исследование (маммография) ассоциируется с негативным влиянием на плод. Тем не менее, при адекватном экранировании и защите плода в ряде случаев этот метод диагностики можно проводить. Так, рентгенография в передней и боковой проекции воздействует на плод в дозе только 0,4–0,5 мрад (0,004–0,005 Гр) при доказанной повреждающей дозе, равной 0,05–0,1 Гр. Однако маммография при беременности существенного диагностического значения не имеет и в 25% случаев даёт ложноотрицательную картину — тень опухоли сливается с гипертрофированной железистой тканью (рис. 50-1, см. цв. вклейку). Если удалось визуализировать участок уплотнения (симптом затемнения) в двух проекциях, можно говорить об объёмном процессе. Высокоинтенсивное затемнение неправильной формы, нечёткость контура, наличие микрокальцинатов не позволяют исключить злокачественный процесс. Однако в большинстве случаев чётко определить размеры и структуру опухоли весьма затруднительно.

Рис. 50-1. Рентгенограмма молочной железы в прямой проекции. Рак молочной железы. Беременность 24 нед.

Опухоль чётко не определяется.

УЗИ (ультрасонография) — метод, наиболее рекомендуемый для диагностики рака у беременных и кормящих женщин. С помощью стандартного УЗИ возможно выполнить цветовую и энергетическую допплерографию, количественную оценку скорости кровотока в визуализируемых сосудах. В 97% случаев метод УЗИ позволяет провести дифференциальную диагностику кистозных образований с солидными (рис. 50-2, см. цв. вклейку). При сонографии РМЖ представляет собой гипоэхогенное образование (тёмносерые оттенки на экране), неправильной формы без чётких контуров, неоднородной структуры, с гиперваскуляризацией

Рис. 50-2. Сонограмма молочной железы. Пациентка, 23 года. Беременность 11 нед. Фиброаденома.

МРТ можно применять во время беременности, так как данный метод не несёт радиоактивного компонента. Тем не менее, контрастный препарат гадобутрол не рекомендуется использовать при беременности за исключением случаев крайней необходимости. В настоящее время в России МРТ молочных желёз исследуют и используют в диагностике случаев, неоднозначно интерпретируемых при маммографии и УЗИ. Оценка количественной характеристики динамического накопления контрастного вещества (интенсивное), а также качественные характеристики выявленного патологического процесса (нечёткие, тяжистые контуры) позволяют дифференцировать злокачественный процесс.

Цитологическое и гистологическое исследования пунктатов и биоптатов молочной железы — наиболее достоверные методы диагностики. Результат цитологического исследования у беременных во многом зависит от опыта работы цитолога с аналогичными случаями.

Эксцизионную биопсию, выполняемую под местной анестезией, считают «золотым стандартом» при любой неясной патологии в молочной железе. При завершённой беременности для снижения риска развития лактационного свища рекомендуют прекратить лактацию приблизительно за неделю до проведения манипуляции (каберголин). После выполнения биопсии назначают холодовое воздействие на молочные железы и их тугое бинтование. Техника «Cor- биопсии» образований в молочной железе высокоспецифична и высокочувствительна (рис. 50-3, см. цв. вклейку)

Морфологу, выполняющему исследование удалённого препарата, необходимо сообщить о наличии беременности у пациентки. «Сor-биопсия» позволяет не только получить достаточное количество материала для верификации диагноза, но и выполнить целый набор иммуногистохимических исследований для определения прогноза и тактики лечения пациентки (рецепторный статус опухоли, экспрессия гена Her2-neu, Ki-67 и т.д.). РМЖ у беременных имеет то же гистологическое строение, что и в группе небеременных. От 70 до 90% опухолей соответствует инфильтративному протоковому РМЖ. У беременных чаще наблюдают опухоль больших размеров с выраженным внутрипротоковым компонентом, метастатически изменённые регионарные лимфатические узлы, распространение раковых эмболов по лимфатическим щелям. Как правило у беременных, больных РМЖ, определяют эстроген и прогестеронотрицательные опухоли.

Рис.50-3. Аппарат-игла для проведения «Cor-биопсии».

Выявление отдаленных метастазов в печени без риска для плода может быть произведено с помощью УЗИ и МРТ.

Радиоизотопное исследование костей скелета для выявления метастазов выполняют чрезвычайно редко, поскольку данный метод исследования несёт 0,00194 Гр лучевой нагрузки на плод.

Программа скрининга подразумевает маммографическое и физикальное исследования, а также самообследование женщиной молочных желёз. У беременных наиболее рациональными, доступными и информативными методами скрининга считают самообследование молочных желёз и УЗИ. Схема ультразвукового скрининга при беременности, регламентированная приказом №457 МЗ РФ «О совершенствовании пренатальной диагностики в профилактике наследственных и врождённых заболеваний у детей» включает три обязательных исследования в 10–14, 20–24 и 32– 34 нед беременности, позволяющие своевременно диагностировать ВПР. Считают рациональным одномоментно выполнять и контрольные УЗИ молочных желёз.

Дифференциальную диагностику РМЖ у беременных и кормящих женщин следует проводить с маститом, фиброаденомой, листовидной опухолью молочной железы, галактоцеле, липомой, лимфомой, гамартомой, саркомой, туберкулёзом. Постановка диагноза «лактационный мастит» при наличии злокачественной опухоли в молочной железе — типичная ошибка в клинической практике. Кроме совпадения сроков проявления истинного лактационного мастита и РМЖ не редкостью бывает и совпадение клинической картины (рис. 50-4, 50-5, см. цв. вклейку).

Рис. 50-4. Пациентка, 21 год. Беременность 16 нед. Рак молочной железы (отёчно-инфильтративная форма).

Рис. 50-5. Пациентка, 25 лет. Беременность 24 нед. Мастит.

В последние годы всё чаще наблюдают стёртые формы воспалительных поражений молочной железы, характеризующиеся, если не полным отсутствием, то, по крайней мере, слабой выраженностью типичных клинических проявлений. Так, гнойный мастит может протекать с нормальной или субфебрильной температурой, без озноба, без выраженных изменений картины крови, при вялой воспалительной реакции. В клинике возрастает число случаев необоснованного и неадекватного применения лечебных физиотерапевтических процедур, которые стимулируют диссеминацию злокачественного процесса и приводят к быстрой инвазии в окружающие ткани, образуя так называемые острые, или диффузно-инфильтративные, формы рака.

Читайте также:  Когда изобретут вакцину от рака груди

При обнаружении опухоли и при её цитологической верификации необходимо коллегиальное обсуждение полученных диагностических данных с участием онколога и акушера. В крупных медицинских центрах на этапе постановки диагноза возможно привлечение медицинского генетика.

В диагнозе указывают локализацию опухоли (правая/левая молочная железа) и соответствие стадии по классификации ТNM. Необходимо указать наличие беременности и срок гестации в неделях.

Рак правой молочной железы T2N0M0 (IIА стадия). Беременность 23–24 нед.

Целью лечения больного с онкологическим заболеванием считают не только достижение максимально выраженного клинического эффекта, но и увеличение продолжительности и улучшение качества жизни. Определение лечебной тактики зависит прежде всего от стадии заболевания, а не от срока беременности. В том случае, когда больная отказывается от медицинской помощи и приоритетом для неё и её семьи представляется защита плода, лечение откладывают до момента родов. Как правило, прогноз у больных, выбравших этот вариант, крайне неблагоприятен.

Второй вариант подразумевает немедленное завершение беременности и проведение лечения в объёме, адекватном стадии опухолевого процесса. Дальнейшее лечение не отличается от такового у небеременных.

Третий вариант, который всё чаще применяют в мировой практике последние 20 лет — проведение лечения без прерывания беременности. При этом можно проводить как оперативные вмешательства, так и лекарственную терапию.

Лечение РМЖ подразумевает комплексный подход, включающий оперативное вмешательство, лекарственное лечение и лучевую терапию. Несмотря на то что лучевую терапию достаточно часто применяют в обычной онкологической практике, для беременных она противопоказана. Тератогенные свойства лучевой терапии, а также угроза развития онкологической патологии у ребёнка, в том числе лейкоза, заставляют воздерживаться от её применения на протяжении всей беременности. При проведении стандартного курса в суммарной дозе, равной 5000 рад (50 Гр), плод получает лучевую нагрузку в пределах от 3,9–15 рад (0,039–0,15 Гр) в I триместре и 200 рад (2 Гр) — к концу беременности. Пороговой повреждающей дозой для плода в I и II триместрах беременности считают 10 рад (0,1 Гр). Доза от 10–15 рад приводит к дефектам развития, нарушениям ЦНС, доза 50–200 рад — к задержке развития, а доза от 100–250 рад — к уродствам.

Спорными вопросами бывают безопасность и возможные побочные эффекты противоопухолевых препаратов в период беременности. Наибольший риск развития уродств у плода возникает при проведении химиотерапии в I триместре беременности — частота ВПР составляет 10–20%, возрастает частота спонтанных абортов.

Химиотерапия, проводимая во II и III триместрах беременности, также может приводить к преждевременным родам и таким осложнениям, как миелосупрессия у матери и плода, кровотечение и инфекционные заболевания, задержка роста, малая масса тела плода, рождение его мёртвым. Отдалённые результаты проведения химиотерапии во время беременности неизвестны. Решение о проведении химиотерапии возможно лишь после разъяснительной беседы с беременной и её семьёй.

В случае полной информированности больной о всех возможных осложнениях и при решении немедленно начать лечение, сохранив плод, во II и III триместрах беременности возможно назначение неоадъювантной полихимиотерапии (доксорубицин, циклофосфамид).

На современном этапе нет отдалённых данных о судьбе и здоровье детей, родившихся у женщин, подвергшихся специфическому лекарственному лечению.

Одним из наиболее действенных методов терапии РМЖ считают гормональное лечение. Однако антиэстрогенное средство тамоксифен оказывает тератогенное действие и противопоказан при беременности.

Оперативное лечение считают основным методом при РМЖ. На начальных стадиях заболевания возможно выполнение оперативного вмешательства в качестве первого этапа лечения. Радикальная мастэктомия или органосохраняющая операция, а также сопровождающее анестезиологическое пособие, не опасны для плода и, как правило, не приводят к самопроизвольному аборту. Радикальная маст-эктомия с сохранением обеих грудных мышц — наиболее рациональный хирургический объём при начальных (I, II) стадиях РМЖ в I триместре, когда больная хочет сохранить беременность. Больные, перенёсшие мастэктомию, не нуждаются в лучевой терапии. Органосохраняющие операции при сохранении беременности нежелательны, так как требуют дополнительной лучевой терапии, а её можно проводить только после завершения беременности. Необходимость выполнения аксиллярной диссекции во всех случаях определяется высокой частотой метастазов в регионарные лимфатические узлы.

При отказе больной от полного удаления молочной железы, при начальных сроках беременности органосохраняющая операция может быть дополнена полихимиотерапией, начиная со II триместра, и лучевой терапией после раннего родоразрешения.

Если диагноз поставлен в конце II триместра или позже, вариантом выбора считают радикальную резекцию с последующей дистанционной лучевой терапией после завершения беременности.

Метод лечения у больных РМЖ, ассоциированным с беременностью, определяют индивидуально с учётом срока беременности и данных о распространённости опухоли предпочтительно консилиумом с привлечением хирурга, акушера, химиотерапевта, радиолога, психолога.

Госпитализация в онкологический стационар показана в случае согласия больной на тот или иной вид лечения. При госпитализации необходимо заключение акушера о сроке беременности, объективная инструментальная оценка жизнеспособности плода, наличия или отсутствия его патологии. Акушер предоставляет заключение о противопоказании к тому или иному виду планируемого лечения.

Оценка эффективности лечения. Лечебный эффект от неоадъювантной химиотерапии определяется на основании сравнения размеров опухоли до лечения и после, наличия отека, гиперемии. Если контроль осуществляется на фоне существующей беременности, необходимо подобрать безопасные для плода методы. После окончания лечения контрольное исследование, включающее, осмотр, маммографию, рентген легких, УЗИ органов брюшной полости, радиоизотопное исследование костей, проводится через 6 месяцев. Последующее обследование — через 1 год.

При местнораспространённом РМЖ (стадии IIIA, IIIB, IIIC), при отёчноинфильтративных формах рака и при IV стадии рака, если необходимо проведение химиотерапии и больная согласна на прерывание беременности, в качестве первого этапа лечения рекомендуют прерывание беременности, причём на любом сроке (с 22–27 недель — «очень ранние» преждевременные роды). При постановке диагноза в III триместре и при решении пролонгировать беременность возможны ранние преждевременные роды в сроке 34 недель.

Профилактика основана на программах формирования здорового образа жизни и устранении факторов риска развития рака. Помимо повышения информированности женщин репродуктивного возраста о возможной злокачественной патологии молочных желёз на фоне беременности необходимо внедрять методы самообследования, а главное — инструментальное исследование молочных желёз в рамках прегравидарной подготовки. Основные профилактические меры должны быть направлены на выявление болезни на максимально ранних сроках.

Необходимо включить УЗИ молочных желёз в план наблюдения беременной либо на этапе планирования, либо в I триместре беременности.

Необходимо информировать женщин о том, что опухолевые клетки не метастазируют в ткани плода; женщина, болеющая раком, должна прекратить лактацию, что связано с необходимостью немедленно начать лечение и принимать различные лекарственные препараты. Ошибочно предположение, что будущий ребёнок женского пола непременно заболеет РМЖ, если у болеющей матери обнаружены мутации генов BRCA1 и BRCA2.

Следует объяснить, что последующая беременность не ухудшает прогноз у больных с ранней стадией РМЖ. Вопрос о беременности после проведённого лечения при сохранённой репродуктивной функции следует решать с осторожностью. Необходимо учитывать стадию заболевания, наличие или отсутствие неблагоприятных факторов прогноза. Минимальным интервалом от момента завершения лечения до планирования последующей беременности считают интервал 2–3 года.

После окончания лечения женщина должна находиться под длительным наблюдением онколога. Срок первого контрольного осмотра — через 6 мес от момента проведения лечения. Затем рекомендована явка через год.

При сравнении в рамках одинаковых стадий и возрастных групп выживаемость беременных, больных РМЖ, ассоциированным с беременностью, не отличается от таковой в группе небеременных. Тем не менее, РМЖ, ассоциированный с беременностью, имеет худший прогноз, чем в целом РМЖ, что обусловлено большей распространённостью болезни на момент постановки диагноза.

Примерные сроки нетрудоспособности

Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при злокачественных новообразованиях молочной железы (класс II по МКБ-10) I стадии составляют 50–75 дней, II–III стадии — 80–115 дней. Вопрос об установлении инвалидности решают после завершения оплачиваемого отпуска по беременности и родам.

источник

Молочная железа при беременности подвергается многим изменениям и играет очень важную роль в нормальном функционировании женского организма. Давайте рассмотрим особенности изменений в молочной железе во время беременности.

Молочная железа при беременности начинает меняться с первых дней зачатия и выступает первым верным признаком беременности. Грудь становится очень чувствительной и даже болезненной, увеличивается в размерах и немного меняет цвет (соски могут потемнеть, а на самой груди появиться венная сетка). Кроме этого, у женщины могут наблюдаться небольшие выделения из сосков. Такие выделения называются молозивом и считаются вполне нормальными.

Но в некоторых случаях состояние молочных желез во время беременности требует консультаций маммолога. Медицинская помощь нужна в том случае, если из груди начали выделяться кровянистые выделения, грудь стала болеть, поменяла цвет, затвердела или неравномерно увеличилась. Также беспокойными симптомами является появление впадин на груди или болезненных шишек. А вот зуд молочной железы во время беременности считается нормальным. Поскольку грудь увеличивается в размерах, кожа растягивается и начинает чесаться. В этом случае необходимо использовать крем от растяжек.

[1], [2], [3], [4], [5], [6]

Изменение молочных желез при беременности – это естественный процесс. С первых дней вынашивания ребенка в женском организме начинаются гормональные изменения, которые продолжаются вплоть до рождения малыша. Грудь начинает интенсивно увеличиваться в первом триместре и перед родами. В среднем у беременной женщины грудь может увеличиться на несколько размеров.

Кроме изменения размеров, грудь становится чувствительной к прикосновениям и очень болезненной. Но у некоторых женщин изменения молочных желез при беременности не доставляют дискомфорта и происходят практически бессимптомно. Еще одно изменение, которое ждет каждую женщину это появление венозной сетки, так как увеличивается объем молочной железы. Соски и ареолы становятся темнее и на них появляются своеобразные бугорки. Перед родами могут появиться незначительные выделения из груди, которые принято считать первым материнским молоком.

Все вышеперечисленные изменения молочных желез при беременности считаются нормальными. Какие-либо другие изменения, могут происходить из-за неправильной выработки гормонов и других патологических процессов в организме, поэтому требуют врачебной помощи и консультации.

[7], [8], [9], [10], [11], [12], [13], [14]

Выделения из молочных желез при беременности являются нормой. Если выделения появились сразу после задержки менструации, то они являются первым ранним признаком беременности. На последних неделях вынашивания ребенка у женщин могут появиться выделения из груди желтого цвета. Такие выделения называют молозивом, и они считаются первым молоком матери. Молозиво очень жирное и сладкое – идеальная пища для младенца, который только появился на свет и еще не окреп.

Обратите внимание, что вышеупомянутые выделения нельзя сцеживать, так как стимуляция груди может стать причиной выкидыша из-за выброса окситоцина. Если выделения очень сильные и болезненные, то это повод обратиться за врачебной консультацией. Многие женщины не обращают внимания на сильное выделение молозива, но это неправильно, так как такие жирные выделения – это отличная среда для появления воспалительных процессов из-за размножения бактерий.

Если выделения сопровождаются болезненными ощущениями, тянущими болями, затвердением груди или ее неравномерным увеличением, то это сигнал организма о наличии заболеваний, которые требуют немедленного лечения.

[15], [16], [17], [18], [19]

Боль в грудной железе при беременности возникает из-за гормональных изменений, которые происходят в женском организме. Боль в грудной железе относится к первым признакам беременности. Так, у некоторых женщин боли появляются еще до задержки менструации. Боль имеет ноющий характер и не значительно выражена.

Кроме боли в грудной железе при беременности, женщину ждет увеличение груди. Молочные железы готовятся к появлению малыша и вскармливанию, поэтому на груди может появиться венозная сетка, ощущение тяжести и выделения. Все эти симптомы считаются нормальными и не должны вызывать беспокойства у женщины. Но, если грудь сильно болит, затвердела или начала непропорционально увеличиваться, то это повод обратиться за медицинской помощью.

[20], [21], [22], [23], [24], [25]

Увеличение молочных желез при беременности начинается с первых месяцев. Многие женщины в этот период ощущают незначительный зуд и покалывания в области груди. А вскоре ареолярная область начинает выступать над грудью и становится темнее, а к третьему месяцу вынашивания ребенка на груди появляются небольшие бугорки. Все эти симптомы свидетельствуют о том, что беременность проходит нормально, и поводов для беспокойств нет.

Во время беременности грудь может увеличиваться на несколько размеров, но после родов и периода лактации постепенно начинает принимать свой прежний размер. Но в этот период многие женщины сталкиваются с сильным зудом. Он возникает из-за того, что грудь увеличивается. Поэтому, чтобы на груди не появлялись растяжки, а зуд не тревожил, рекомендуется использовать специальные косметические средства, которые предотвратят их появление.

[26], [27], [28], [29], [30], [31], [32]

Набухание молочных желез при беременности это причина болезненности груди. Набухшая грудь свидетельствует о гормональных изменениях в женском организме. Болезненность груди длиться на протяжении всего первого триместра и практически исчезает к середине срока вынашивания ребенка.

Набухание молочных желез это первый и точный признак беременности. Но у некоторых женщин набухание груди может свидетельствовать о наличие заболевания. Поэтому, для подтверждения беременности необходимо пройти осмотр у гинеколога, а при необходимости и у маммолога и дополнительное ультразвуковое исследование молочных желез. Беременным женщинам необходимо внимательно относится к груди в период вынашивания ребенка. Любой дискомфорт или болезненность могут повлиять на процесс лактации в будущем.

Зуд грудных желез при беременности появляется у каждой женщины и считается вполне нормальным. Причина появления зуда – это рост молочных желез, то есть подготовка организма к вскармливанию малыша. Кожа на груди постепенно растягивается и чешется. Но грудь может чесаться и из-за повышенного уровня прогестерона в крови, который вызывает сухость кожи. Для того чтобы грудь не чесалась, рекомендуется использовать массажное масло или специальный крем от растяжек. Это устранит зуд и предотвратит появление растяжек. Для этих целей подойдут и коллагеновые увлажняющие крема с эластином.

Также зуд может возникать из-за аллергии на витамины, которые назначают беременным и другие препараты. Если зуд не проходит очень долго и на груди появились красные пигментные пятна, то это повод обратиться к маммологу и эндокринологу.

Фиброаденома молочной железы и беременность связаны. Фиброаденома представляет собой доброкачественное уплотнение в груди, которое состоит из соединительной ткани и разросшейся железистой ткани. Появившееся уплотнение вызывает опасения и является поводом обратиться к маммологу. Уплотнение вызвано гормональными перестройками в организме. Если опухоль не большая и не увеличивается, то после периода лактации женщине назначают медикаментозную терапию или же удаляют уплотнение с помощью хирургического вмешательства.

Если опухоль сопровождается болезненными ощущениями и активно увеличивается в размере, то после первого триместра вынашивания ребенка женщине назначают хирургическое лечение. Эффективный результат лечения фиброаденомы молочный железы во время беременности показывают и народные средства. Но народные средства нельзя использовать без разрешения гинеколога. Вот один из эффективных рецептов лечения: в равных частях смешайте цветы сушеной ромашки и корень алтея. Травы необходимо залить кипятком и настоять. Средство принимают по ложке, три-четыре раза в день.

[33], [34], [35], [36], [37], [38]

Киста молочной железы и беременность взаимосвязаны. Опухоль появляется из-за увеличения половых гормонов в женском организме во время перестройки связанной с беременностью. Изменение гормонального фона может происходить не только из-за беременности, но и из-за заболеваний эндокринной системы, стрессов и высоких нагрузок. Но, не смотря на это, киста молочной железы при беременности появляется крайне редко.

Читайте также:  Международные протоколы лечения рака молочной железы

Если киста появилась, то она не влияет на процесс лактации, но требует лечения. В период вынашивания ребенка при кисте, женщине необходимо соблюдать антиэстрогенновую диету. Диета предполагает отказ от жирного мяса, сладостей и жаренного. Так как эти продукты повышают холестерин в крови, который и влияет на уровень эстрогена и рост кисты молочной железы.

[39], [40], [41], [42], [43], [44]

Беременность и рак молочной железы диагностируют у многих женщин. И это не удивительно, так как гормональные перестройки в организме могут спровоцировать появление раковых клеток. Но не стоит волноваться, ранняя диагностика рака молочной железы это залог положительного исхода беременности и здоровья матери.

Многие женщины симптомы рака груди воспринимают как гормональные изменения в организме, вызванные вынашиванием ребенка. Диагностировать рак груди у беременной очень сложно, так как грудь увеличивается в размерах, набухает, а иногда и темнеет. Но если в груди появились болезненные уплотнения или она начала непропорционально увеличиваться, то это первый признак заболевания. Именно поэтому рак молочной железы определяют и начинают лечить уже на поздних стадиях.

Раковая опухоль молочной железы не представляет угрозы для ребенка, так как раковые клетки не могут попасть в организм малыша. Что касается лечения рака в период беременности, то используют наиболее безопасные методы, для того, чтобы не уничтожить иммунную систему матери. Но после родов женщину ждет серьезное лечение (химиотерапия или хирургическое удаление раковой опухоли).

Беременность после рака молочной железы у многих женщин вызывает опасения и панику. Но не стоит впадать в крайности, так как современная медицина позволяет женщине родить здорового малыша после перенесенного рака груди. Для того чтобы беременность прошла успешно, необходимо постоянно консультироваться у гинеколога, проводить ультразвуковое исследование молочных желез и сдавать анализы на наличие раковых клеток.

Единственная опасность, которая угрожает при беременности после рака молочной железы – это рецидив заболевания. Если иммунная система не выдерживает гормональной перестройки и дает сбой, то есть появляется раковое заболевание, то женщину отправляют на аборт. Так как в данном случае, вынашивание ребенка несет высокие риски для жизни матери. На сегодняшний день, женщины, которые перенесли рак молочной железы, имеют все шансы выносить и родить здорового малыша, но для этого необходимо соблюдать предписания гинеколога, маммолога и онколога.

УЗИ молочных желез при беременности – это безопасный и эффективный способ узнать, как проходят гормональные изменения в женском организме. Ультразвуковое исследование проводится перед маммографией и обязательно включает пальпацию для определения уплотнений. УЗИ позволяет определить наличие безвредных кист и уплотнений, которые при дальнейшей диагностике могут оказаться раковыми опухолями.

Молочная железа при беременности требует особого внимания. За грудью необходимо правильно ухаживать и наблюдать за происходящими изменениями. Если при пальпации ощущаются болезненные уплотнения, то необходима диагностика маммолога и гинеколога, так как гормональная перестройка может стать причиной ряда патологических заболеваний.

[45], [46], [47], [48], [49], [50], [51]

источник

Если у беременной женщины обнаружили рак груди, врачи назначают пациентке комплексную терапию, так как нужно не только обеспечить эффективное лечение рака, но и защитить малыша. Онкологи разрабатывают подробный план лечения и обсуждают виды и сроки терапии совместно с акушером-гинекологом, ведущим беременность.

Беременным женщинам можно лечиться от рака груди, однако тип и сроки терапии зависят от следующих факторов:

  • размер опухоли;
  • местоположение опухоли;
  • степень распространения рака;
  • срок беременности;
  • общее состояние здоровья женщины;
  • личные предпочтения пациентки.

Операция по удалению опухоли молочной железы считается безопасной даже во время беременности. Химиотерапия не причиняет значительного вреда плоду во 2-м и 3-м триместрах, однако ее не назначают в 1-м триместре беременности. Другие методы лечения рака груди, включая гормональную терапию, таргетную терапию и радиотерапию, считаются небезопасными для малыша и обычно не применяются во время беременности.

Западные ученые уже давно обнаружили, что прерывание беременности с целью лечения рака не улучшает прогноз заболевания. Поэтому в ведущих клиниках развитых стран, таких как израильский онкоцентр Ихилов, успешно лечат рак молочной железы, не прерывая беременность.

Как уже было сказано, хирургическое лечение считается безопасным даже для беременных женщин.

Проводятся следующие виды операций:

  • полное удаление железы (мастэктомия);
  • удаление только тканей, пораженных раком (лампэктомия); грудь при этом сохраняется.

Большинству беременных женщин назначают мастэктомию, так как лампэктомия требует дополнительной лучевой терапии. Так как облучение может негативно отразиться на здоровье ребенка, лучевую терапию назначают только после родов. С другой стороны, если отложить лечение на чересчур долгий срок, рак может рецидивировать.

Если раковую опухоль обнаружили в 3-м триместре, женщине могут порекомендовать операцию с сохранением молочной железы, так как в данном случае период между хирургическим вмешательством и сеансами лучевой терапии будет относительно небольшим.

Органосохраняющие операции при раке груди уже много лет выполняются в ведущих западных клиниках. При этом есть доказательства, что онкологический эффект таких операций ничуть не хуже, чем у полной мастэктомии. Так считают, например, хирурги израильского онкоцентра Ихилов.

Врач удаляет не только опухоль, но и один или несколько близлежащих лимфоузлов. Лимфоузлы впоследствии проверяют на наличие злокачественных клеток.

Удаление лимфоузлов, расположенных под мышкой, называется подмышечной лимфаденэктомией . В ходе такой операции хирург удаляет множество лимфоузлов.

Вторая процедура называется биопсией сигнального лимфоузла . Во время биопсии врач использует безопасные радиоактивные вещества и синий краситель, позволяющий выявить те лимфатические узлы, которым в первую очередь угрожает рак. Благодаря такому подходу врач удаляет меньше лимфоузлов.

Однако ученые до сих пор не выяснили, каким образом краситель, используемый во время биопсии сигнального лимфоузла, влияет на развитие плода. Учитывая, что безопасность метода пока не доказана, специалисты советуют проводить биопсию сигнального лимфоузла на поздних сроках беременности и при этом не использовать синий краситель.

Хирургическое удаление раковой опухоли груди обычно не влияет на развитие плода. Однако в некоторых ситуациях анестетики (лекарства, использующиеся для наркоза) считаются потенциально опасными для младенца.

Хирург, анестезиолог и акушер, прошедший специальную подготовку, совместно решают, в какой момент лучше всего провести операцию. Если хирургическое вмешательство назначат на 3-й триместр беременности, акушер будет присутствовать в операционной и своевременно разрешать любые проблемы, связанные с состоянием плода. Специалисты совместно выберут анестетики и хирургические техники, сопряженные с наименьшим риском для женщины и ребенка.

После удаления опухоли пациентке может потребоваться дополнительное лечение – химиотерапия, лучевая терапия, гормональная терапия и/или таргетная терапия. Все эти методы направлены на предотвращение рецидива болезни. Послеоперационную терапию также называют адъювантной. В некоторых случаях адъювантную терапию откладывают, дожидаясь родов.

Химиотерапию в основном применяют в качестве средства адъювантной терапии. Это значит, что прием препаратов назначают после операции по удалению раковой опухоли на ранней стадии. В рамках лечения рака на поздних стадиях химиотерапия применяется в качестве самостоятельного метода борьбы с болезнью.

В 1-м триместре беременности (в течение первых 3 месяцев) химиотерапия противопоказана. Так как большинство внутренних органов ребенка формируется именно в 1-м триместре, ученые не изучали воздействие химиотерапевтических препаратов на плод в этот период. Следует также учитывать, что именно в начале беременности риск выкидыша (потери ребенка) особенно велик.

На протяжении долгих лет врачи полагали, что химиотерапия вредит плоду в любом случае, вне зависимости от того, на каком сроке беременности женщина проходит лечение. Однако ученые доказали, что определенные химиотерапевтические препараты, применяемые во 2-м и 3-м триместрах (с 4-го по 9-й месяц беременности), не повышают риск врожденных пороков развития, мертворождений или патологий, возникающих сразу же после родов, хотя некоторые из этих препаратов повышают опасность преждевременных родов. Исследователи до сих пор не выяснили, воздействует ли химиотерапия на детей в долгосрочной перспективе.

  • Если рак груди обнаружили у женщины в 1-м триместре беременности, медикаментозное лечение отсрочат как минимум до наступления 2-го триместра.
  • Если раковую опухоль груди обнаружили в 3-м триместре , химиотерапию назначат уже после родов. В некоторых случаях требуется стимуляция родов, и тогда женщина рожает на несколько недель раньше положенной даты.

Химиотерапию обычно не назначают позже 35-й недели беременности и в течение 3 недель после родов, так как лекарства могут снизить уровни кровяных телец в организме матери. Понижение уровней кровяных телец может привести к кровотечению или инфицированию во время родов. Приостановление курса химиотерапии на несколько недель, предшествующих рождению ребенка, позволяет организму матери восстановить уровни кровяных телец перед родами.

Некоторые виды онкологического лечения могут навредить плоду. Применение этих методов у беременных считается опасным. Если пациентке необходима такая терапия, лечение обычно назначают уже после рождения ребенка.

После лампэктомии традиционно следует облучение груди, позволяющее снизить риск рецидива заболевания. Высокие дозы радиации, используемые в рамках радиотерапии, способны навредить плоду на любом сроке беременности. Облучение часто приводит к выкидышам, врожденным порокам развития, замедлению роста плода, повышению риска заболевания раком в детском возрасте. По этим причинам врачи не назначают лучевую терапию беременным женщинам.

Если раковую опухоль обнаружили в 3-м триместре беременности, можно провести лампэктомию во время вынашивания малыша, а с лучевой терапией подождать до родов.

Гормональную терапию часто применяют в качестве адъювантного метода лечения, то есть после хирургической операции. Она показана женщинам с гормонально-позитивным раком молочной железы. Так называют опухоли, клетки которых содержат рецепторы для гормонов – эстрогена и прогестерона. К гормональным препаратам, назначаемым при раке груди, относятся тамоксифен, анастрозол, летрозол и эксеместан.

Так как гормональная терапия может повлиять на развитие плода, ее не назначают беременным. Лечение следует отложить до рождения ребенка.

К препаратам, атакующим белок HER2, относятся трастузумаб (Герцептин), пертузумаб (Перьета), адо-трастузумаб эмтансин (Кадсила) и лапатиниб (Тайкерб). Эти препараты остаются основными средствами лечения HER2-положительного рака молочной железы. В терапии небеременных женщин трастузумаб используют в качестве средства адъювантного (послеоперационного) лечения, а пертузумаб обычно комбинируют с трастузумабом.

Комбинацию препаратов назначают до хирургического вмешательства. Все эти лекарства могут применяться в лечении рака груди на поздних стадиях. Тем не менее исследования, проведенные на животных, и отчеты женщин, прошедших таргетное лечение, свидетельствуют о том, что таргетные препараты небезопасны для плода.

Эверолимус (Афинитор) и палбоциклиб (Ибранс) – это таргетные препараты, применяемые в комбинации с гормональной терапией в лечении рака молочной железы на ранних стадиях. Эверолимус и палбоциклиб также считаются небезопасными для плода.

Большинство врачей рекомендуют молодым матерям, собирающимся начать противораковую терапию, отказаться от грудного вскармливания.

Если запланирована операция, приостановление грудного вскармливания поспособствует оттоку крови от молочных желез и тем самым вызовет уменьшение груди. Это поможет хирургу. Кроме того, снизится риск инфицирования тканей молочной железы, а молоко не будет собираться в тех участках, где была проведена биопсия или операция.

Многие химиотерапевтические, гормональные и таргетные препараты проникают в грудное молоко и передаются младенцу.

Многие ученые считают, что у беременных и небеременных женщин с раком груди на одной и той же стадии прогноз будет приблизительно одинаковым. Не все исследователи, впрочем, согласны с этой гипотезой. Некоторые врачи полагают, что прерывание беременности замедляет прогрессирование распространенного рака груди. Соответственно, они рекомендуют женщинам с метастатическим раком прервать беременность.

К сожалению, влияние беременности на развитие рака невозможно оценить объективно, хотя ученые уже пытались изучить этот вопрос. Прерывание беременности упрощает терапию, однако в прошлом исследователи уже отметили, что в конечном итоге подобные меры не улучшают прогноз.

Кроме того, ученые пока не установили, каким образом отсроченная терапия влияет на общие результаты лечения рака. Эту связь тоже сложно анализировать. Наконец, ни один научный документ не свидетельствует о том, что рак молочной железы способен навредить плоду.

Для получения подробной информации о лечении рака нажимайте здесь.

источник

Клиника на «Нагорной»

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО КЛИНИКИ НА «НАГОРНОЙ»:
Заезд с Проектируемого проезда 3735, ориентир – небольшая оранжевая вывеска «Кант». Повернув, проезжайте до конца, здание клиники окажется немного левее. На крыше – большая вывеска «Медицинский центр». Бесплатная парковка будет прямо рядом с клиникой. Вход через стеклянную дверь, несколько ступенек вниз.

Клиника на «Кунцевской»

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО КЛИНИКИ НА «КУНЦЕВСКОЙ»:
Важно! Въезды на территорию жилого комплекса с дублёра Рублёвского шоссе и улицы Молдавская не работают для посетителей. Заехать можно только с улицы Молодогвардейская.

Для того, чтобы навигатор привёл вас к нужному въезду, прокладывайте маршрут до точки «улица Молодогвардейская, дом 4, корпус 1». Если вы проедете вдоль этого невысокого жёлто-белого здани я, нужные ворота будут прямо перед вами.

Скажите охраннику, что вы едете в клинику онкологии, и проезжайте прямо до последнего дома. Поверните налево и еще раз налево. Вход в клинику – под вывеской «Медицинский центр».

Клиника на «Нагорной»

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО КЛИНИКИ НА «НАГОРНОЙ »:
6 минут пешком от метро «Нагорная». Выход из последнего вагона из центра, из стеклянных дверей – налево, по указателю на «Горнолыжный комплекс Кант». После выхода из метро – идти влево вдоль автомобильной дороги. Примерно через 5 минут вы дойдёте до поворота, отмеченного оранжевым указателем «Кант». Сворачиваете влево, проходите прямо мимо парковок, бежевое здание клиники окажется впереди и немного левее. На крыше здания – большая вывеска «Медицинский центр». Нужно будет спуститься на несколько ступеней, вход через стеклянную дверь.

Клиника на «Кунцевской»


КАК ДОБРАТЬСЯ ДО КЛИНИКИ НА «КУНЦЕВСКОЙ»:

Пешком от метро

  1. Выйти на «Кунцевской» к улице Молодогвардейская (второй вагон из центра). Ваш ориентир – три одинаковых красных высотных здания. Клиника находится в том, что ближе всего к метро
  2. Пройти налево по мосту до второй лестницы, спуститься по ней к автобусной остановке
  3. Пересечь проезд по переходу, подняться к домам и пойти направо между двух киосков
  4. Дойти до кирпичного здания многоэтажного гаража, обогнуть его слева и пройти вдоль гаража до въезда на территорию жилого комплекса
  5. Пройти на территорию через шлагбаум (вход свободный)
  6. Вход в клинику — за правым углом ближайшего к вам дома. Над входом — вывеска «Медицинский центр»

Мы считаем, что общаться с пациентами так же важно, как поставить диагноз или сделать «карту» лечения. Поэтому, если у вас остались вопросы или вы хотите записаться на прием к специалисту, оставьте свой номер телефона, и мы свяжемся с вами в течение часа.

У женщины во время беременности может развиться или внезапно обнаружиться рак. Пятнадцать лет назад у врачей не было никаких сомнений: будущую мать отправляли на аборт по медицинским показаниям. Сейчас современная медицина доказала, что женщина может пройти лечение от онкологии даже во время беременности и после этого родить здорового ребенка. Об этом рассказали эксперты благотворительной программы «Женское здоровье» на круглом столе «Рак груди и репродуктивное здоровье женщины».

Регулярные обследования позволяют выявить рак молочной железы (РМЖ) на ранней стадии, еще до появления симптомов и до 98% женщин выздоравливают, если его выявили вовремя и правильно лечили. Каждой женщине важно знать, относится ли она к группе высокого или среднего риска, поскольку от этого зависит, как часто она должна проходить профилактические обследования.

Читайте также:  Коллоидный рак молочной железы цитология

Женщина относится к группе высокого риска, если ее ближайшие родственники, мама или бабушка, перенесли рак груди или другие онкологические заболевания репродуктивной сферы, особенно в молодом возрасте. В этом случае врач-маммолог составит индивидуальную программу после 20 лет. Если женщина относится к группе среднего риска и ее ничего не беспокоит: нет никаких изменений в молочных железах, жалоб или симптомов, — до 40 лет нет необходимости проходить специальные обследования. Однако, как подчеркивают специалисты, при любых изменениях по сравнению с нормой следует не откладывая обращаться к врачу — гинекологу или онкологу-маммологу.

Стоит ли во время планирования беременности проходить дополнительный скрининг на рак молочной железы «для перестраховки»? Есть случаи, когда это действительно имеет смысл, но чаще всего, если пациентка регулярно проходит осмотр в положенное время, это лишнее, говорит химиотерапевт Клиники амбулаторной онкологии и гематологии Александр Аболмасов.

«Вероятность [развития рака молочной железы] существует даже после обследования. Ни у какого метода исследования нет 100%-ной гарантии: мы можем сделать исследование, которое увидит маленькое образование, но никогда не сможем сделать исследование, которое увидит клетку, десять клеток, сто клеток. Везде есть пороговая разрешающая способность, поэтому такие риски существуют», — отмечает эксперт.

Исследования показали, что беременность снижает риск развития гормонозависимого рака молочной железы. Ранние роды (до 20 лет) снижают риск возникновения РМЖ на 50%, а каждая последующая беременность — еще на 11%. Однако этот механизм срабатывает с несколькими оговорками. Во-первых, снижение риска касается только гормонозависимых видов рака, при других типах опухолей риски развития рака такие же, как без предшествующей беременности. Во-вторых, риск развития рака снижается в долгосрочной перспективе, спустя 10—15 лет после беременности. Первое время после беременности и родов риск развития рака молочной железы, наоборот, повышается — незначительно, но статистически достоверно, рассказывает Александр Аболмасов.

«Возникает закономерный вопрос, чего же тогда больше: пользы — оттого что риск когда-то потом снизится, или вреда — оттого что сейчас риск повышается? Ученые пришли к выводу, что пользы все-таки больше и эта закономерность работает тем сильнее, чем раньше наступают роды».

В России нет статистики, у скольких беременных нашли рак молочной железы, однако если ориентироваться на европейские данные, то в среднем одна из ста тысяч беременностей сопровождается раком, говорит руководитель программы «Онкология и репродукция» в центре онкологии имени Н. Н. Блохина Анастасия Пароконная. По ее наблюдениям, средний возраст заболевшей — 33-34 года, причем это может быть как первая, так и вторая, третья или даже пятая беременность у женщины.

В 2009 году российские врачи впервые провели лечение беременной женщины с раком молочной железы, и она родила здорового ребенка. Сейчас женщина, у которой обнаружили рак во время беременности, может получить лечение и сохранить ребенка, утверждают эксперты.

Лечение беременной пациентки зависит от стадии заболевания и сроков беременности. Если до родов осталось около трех недель, то ее сначала отправляют к акушерам на родоразрешение. Если же беременность на раннем сроке, а опухоль уже довольно большая, то врач, вероятнее всего, предложит ей прервать беременность. Однако чаще всего женщина узнает о раке молочной железы в середине беременности, на 23-24-й неделе, когда аборт делать уже поздно, а до родов еще далеко.

В таком случае беременность женщины должна идти под контролем ряда специалистов: акушера-гинеколога, онколога-хирурга, онколога-химиотерапевта, психолога и генетика. Беременность накладывает на врачей ограничения в диагностике (например, нельзя сделать компьютерную томографию), но в остальном схема лечения беременной женщины будет такой же, как и без нее.

В зависимости от триместра врачи могут применять разные типы лечения. Хирургия возможна в любом триместре, начиная с первого, а со второго триместра уже может проводиться химиотерапия.

Пятнадцать лет назад никто не был готов к раку во время беременности, рассказывает главврач Национального научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова Роман Шмаков. «Онкологи говорили пациентке: “Прервите беременность или родите — и мы начнем заниматься лечением”. Акушеры говорили: “Это онкологическое заболевание и мы наблюдать вас не будем”. Что происходило? Пациентка брала на себя ответственность за свою жизнь и за жизнь своего ребенка, при этом не получая лечения. Естественно, у нее были хуже результаты», — объясняет главврач.

источник

Рак молочной железы у беременных — это злокачественная неоплазия груди, выявленная на фоне гестации, лактации или в течение 12 месяцев после родов. Проявляется узловым или диффузным уплотнением грудных желез, их тяжестью и болезненностью, дискомфортом, болью в области ареолы, выделениями из соска, локальными изменениями кожи, увеличением аксиллярных лимфоузлов. Диагностируется при помощи УЗИ, трепанобиопсии, МРТ молочных желез. В период гестации используются хирургические методы лечения (обычно модифицированные варианты радикальной мастэктомии), химиотерапия по схеме AC. После родов терапию дополняют гормональными препаратами и лучевыми методиками.

Злокачественные опухоли молочных желез — второй по распространенности вид неоплазий, диагностируемых у беременных. Их встречаемость составляет 1:3 000 — 1:10 000 гестаций. Средний возраст женщин, у которых диагностирован рак грудной железы, ассоциированный с беременностью, — составляет 33 года. До 82% пациенток выявляют новообразование самостоятельно в I триместре, при этом практически в 3/4 случаев диагностируются поздние стадии неоплазии с размерами опухоли от 6 до 15 см, а у каждой пятой беременной обнаруживаются метастазы во внутренних органах. Из-за несвоевременной диагностики заболевания задержка начала лечения в среднем составляет 2-3,5 месяца.

Этиология злокачественных неоплазий при гестации является такой же, как у небеременных женщин. В 5-10% случаев развитие рака обусловлено наследуемой мутацией генов BRCA1/BRCA2. У остальных пациенток новообразование возникает на фоне дисгормональных состояний, воздействий неблагоприятных факторов окружающей среды (мутагенных химических веществ, радиации и пр.), недостаточности иммунитета. Как правило, опухоли, выявляемые в грудных железах беременных, возникают до зачатия, однако их рост может ускориться на фоне физиологических гестационных изменений. По мнению специалистов в сфере онкологии и акушерства, специфическими провоцирующими факторами быстрого онкогенеза при беременности являются:

  • Гормональная перестройка. Более чем в 70% случаев рак груди у беременных является эстроген-зависимым (ER+). При гестации уровень эстрогенов в крови возрастает почти в 30 раз. Под влиянием гормонов происходит подготовка молочных желез к лактации: грудь набухает, в ней увеличивается количество альвеол, молочных протоков. Гиперэстрогенная стимуляция может способствовать более быстрому развитию раковых клеток.
  • Снижение иммунитета. Поскольку генетически плод чужероден материнскому организму, физиологические изменения в иммунной системе беременных направлены на снижение общей реактивности. За счет увеличение числа Т-супрессоров, уменьшения уровня Т-хелперов, появления блокирующих антител подавляется эффекторное звено иммунитета. В результате иммунная система хуже выявляет и уничтожает собственные перерождающиеся клетки.

Вероятный механизм развития рака молочной железы у беременных основан на стимуляции роста трансформированных клеток эстрогенами и прогестероном. Усиленное эстрогенное воздействие индуцирует синтез факторов роста, под влиянием которого пролиферируют эпителиальные клетки грудных желез, в том числе злокачественной опухоли. Одновременно тормозится клеточный апоптоз, за счет индуцированной транскрипции фактора роста сосудистого эндотелия начинается патологическая неоваскуляризация.

Поскольку эстрогены способны нивелировать действие ингибирующих факторов роста, включается отрицательная обратная связь, стимулирующая клеточную гиперплазию. Одним из эстрогенных эффектов является быстрое увеличение числа микрометастазов, вызванное стимуляцией так называемых спящих метастатических образований. Роль прогестерона в онкогенезе неоплазий молочных желез еще уточняется. Его эффекты могут быть связаны с поддержанием циклической пролиферации железистых клеток при гестации и стимуляции роста с потенциальным видоизменением ответа нормального и перерожденного железистого эпителия.

Систематизация форм рака груди во время беременности основана на тех же критериях, что и вне гестационного периода, — анатомическом расположении неоплазии, ее размерах, особенностях метастазирования в лимфатические узлы и отдаленные органы, гистологическом строении, уровне клеточной дифференцировки, типе экспрессируемых рецепторов малигнизированных клеток. Наиболее значимую роль в разработке оптимальной тактики сопровождения беременности играет классификация опухоли по стадиям развития. Онкомаммологи различают:

  • Неинвазивный рак (карциномаinsitu). Неоплазия локализована в молочном протоке или дольке. Лимфоузлы интактны. Клиника отсутствует. Рак становится случайной находкой при плановом обследовании. Наиболее благоприятная форма. Возможно продолжение гестации после оперативного лечения.
  • РакIстадии. Максимальный поперечник новообразования не превышает 2 см. Неоплазия прорастает в окружающие ткани груди, но не метастазирует. Может определяться клинически в виде узлового уплотнения. Проведение хирургического вмешательства позволяет сохранить беременность.
  • РакIIстадии. При IIA стадии опухоль имеет размеры до 2 см с метастазированием в аксиллярные лимфоузлы на стороне поражения или до 5 см без метастазов. При раке IIB стадии размеры неоплазии составляют 2-5 см при наличии метастазов в лимфоузлы или от 5 см и более — при их отсутствии. Для сохранения гестации показана радикальная мастэктомия.
  • РакIIIстадии. Опухоль разрастается до 5 и более сантиметров либо отмечаются конгломераты спаянных подмышечных лимфатических узлов, прорастание рака в кожу молочной железы, ткани грудной клетки, поражение подключичных и надключичных лимфоузлов. Возможны отдаленные метастазы.
  • РакIVстадии. Отмечается массивное поражение молочной железы с прорастанием окружающих тканей, диссеминацией в кожу, изъязвлениями. Возможно вовлечение в процесс второй груди, подмышечных лимфоузлов на противоположной стороне. Характерны множественные отдаленные метастазы.

При III-IV стадиях онкопроцесса по желанию пациентки и ее родственников допустимо сохранение гестации с досрочным родоразрешением в сроки достаточной жизнеспособности ребенка. В таких случаях выполнение радикального оперативного вмешательства позволяет приостановить распространение опухоли и начать активную терапию в послеродовом периоде. Назначение некоторых химиопрепаратов возможно с 15-й недели гестации.

Хотя гестационные физиологические изменения тканей усложняют выявление злокачественного объемного образования, существуют маркерные признаки, повышающие онконастороженность. О развитии рака может свидетельствовать появление в одной из молочных желез узла или неоформленного уплотнения, болезненности и тяжести. У некоторых пациенток на фоне общего нагрубания асимметрично изменяется форма пораженной грудной железы, на коже возникают неровности, участки втяжений или локальной отечности.

Часто отмечается покалывание, боли в сосково-ареолярной области, может втягиваться сосок, появляются сукровичные выделения. При наличии регионарных метастазов в подмышке на пораженной стороне определяются увеличенные лимфатические узлы, в более тяжелых случаях лимфоузлы прощупываются над и под ключицей, в противоположной аксиллярной впадине. Признаки общей интоксикации в виде потери аппетита, снижения веса, нарастающей слабости и быстрой утомляемости характерны только для терминальных стадий болезни.

Рак грудных желез, возникающий у беременных, может быстро прогрессировать и осложняться метастазированием. Распространенные формы заболевания выявляются у 72-85% пациенток, у 20% женщин внутренние органы поражены метастазами. В некоторых случаях развивается воспаление тканей, окружающих опухоль. По мнению большинства акушеров-гинекологов, рак груди не оказывает негативного воздействия на ребенка, однако на поздних стадиях заболевания при наличии опухолевой интоксикации возможна гипоксия плода. Применение во II-III триместрах химиотерапевтических препаратов способно спровоцировать преждевременные роды, миелосупрессию у женщины и ребенка, задержку развития плода, мертворождение, массивные послеродовые кровотечения, инфекционные осложнения (эндометрит, хориоамнионит и др.).

Поскольку беременные женщины часто расценивают начальные признаки опухоли как специфические изменения молочных желез перед лактацией, рак груди при гестации обычно диагностируется на более поздних стадиях. Диагностически значимые радиологические методы исследования при беременности применяются ограниченно из-за возможного негативного влияния на плод, однако другие современные методики позволяют выявить опухоль и правильно оценить стадию онкопроцесса. Наиболее информативными при обнаружении злокачественной неоплазии груди являются:

  • Маммосонография. УЗИ молочных желез — оптимальный метод скрининговой диагностики злокачественных опухолей у беременных и лактирующих женщин. Информативность ультрасонографии, дополненной цветовой и энергетической допплерографией, достигает 97%. Обычно на УЗИ рак выглядит как гиперваскуляризированное гипоэхогенное образование неправильной формы и неоднородной структуры. С помощью ультразвука удобно исследовать регионарные лимфоузлы.
  • Трепанобиопсия молочной железы. Материал, полученный с помощью биопсийного пистолета, используют для определения морфологической структуры новообразования и его иммуногистохимического профиля (рецепторного статуса, амплификации гена Her2-neu, пролиферативного индекса Ki-67 и др.). Трепанобиопсия обладает большей информативностью, чем пункционная биопсия, позволяет верифицировать диагноз в 99,0-99,8% случаев.
  • Томография. МРТ молочных желез проводят при получении неоднозначных результатов сонографии. Послойная визуализация дает возможность максимально точно оценить размеры и распространенность неоплазии. МРТ всего тела рекомендована для выявления метастазов. В I триместре сканирование осуществляют с осторожностью из-за возможной кавитации и перегревания эмбриона. Контрастирование допускается в исключительных случаях.

Маммографию беременным с подозрением на рак груди назначают редко, что связано с возможным повреждающим воздействием на плод и получением в 25% случаев ложноотрицательных результатов. В качестве дополнительных методов обследования рекомендовано определение онкомаркера CA 15-3, цитология мазка, полученного из соска пораженной молочной железы, оценка риска развития BRCA-ассоциированного рака, дуктоскопия, радиотермометрия груди, электроимпедансная маммография. Заболевание дифференцируют с маститом, доброкачественными неоплазиями (кистами, аденомами, фиброаденомами, липомами, листовидными опухолями), галактоцеле, гамартомами, лимфомами, саркомами, туберкулезом. Кроме онкомаммолога пациентку по показаниям консультирует онколог, химиотерапевт, хирург, фтизиатр, инфекционист.

Если ранее выявление злокачественного новообразования груди служило достаточным основанием для прерывания беременности, в последние десятилетия применяют стратегии, предполагающие раннее начало терапии и сохранение гестации. Выбор врачебной тактики в каждом конкретном случае рака выполняется индивидуально с учетом стадии процесса, гестационного срока и решения беременной. В 1-м триместре при выявлении инвазивных форм опухоли беременность рекомендуется прервать медицинским абортом, во 2-3-м — при желании пациентки продлить до минимально возможного срока рождения жизнеспособного плода. После искусственного прерывания гестации лечение производится по стандартным протоколам онкологической помощи. При решении сохранить ребенка могут использоваться следующие варианты:

  • Хирургическое лечение. Наиболее оправданным вмешательством при ранних стадиях рака является радикальная мастэктомия, при необходимости дополненная аксиллярной диссекцией без последующей лучевой терапии. Лампэктомия, квадрантэктомия, секторальная резекция груди выполняются реже. Онкопластические операции не рекомендованы. Объем и срок проведения вмешательства при поздних стадиях болезни определяются индивидуально.
  • Назначение химиопрепаратов. Антинеопластические средства могут применяться после 14 недели гестационного срока. Чем позже начато медикаментозное лечение, тем меньше вероятность возникновения уродств у плода. Препаратами выбора являются алкилирующие цитостатики и антрациклиновые антибиотики. При распространенных формах рака используется неоадъювантная полихимиотерапия как подготовительный этап перед радикальной операцией.

Гормонотерапия, наиболее эффективная при рецепторо-позитивных формах рака, беременным не проводится из-за тератогенного влияния антагонистов эстрогенов. Назначение лучевой терапии возможно только после завершения гестации. Рекомендованным способом родоразрешения являются естественные роды. Кесарево сечение осуществляется только при наличии акушерских показаний или тяжелой экстрагенитальной патологии, несовместимой с родовыми нагрузками.

Показатели выживаемости пациенток, у которых в период беременности было диагностировано злокачественное новообразование молочной железы, не отличаются от данных по группам небеременных женщин. Прерывание гестации не влияет на исход заболевания. Однако в целом прогноз является более серьезным, поскольку у беременных зачастую выявляются распространенные формы рака. Минимальный безопасный интервал от момента завершения лечения до следующей беременности, по данным разных авторов, составляет от 6 месяцев до 5 лет. Основная задача профилактики рака грудных желез — обнаружение опухоли на ранних стадиях при помощи скрининговых методов (УЗИ, маммографии).

источник