Меню Рубрики

Рак груди у людмилы касаткиной

Дарья Донцова победила страшную болезнь после 18 операций.

– Так же, как все, я по земле хожу, – пела в свое время Алла ПУГАЧЕВА, а сейчас подхватила Кэти ТОПУРИЯ. Знаменитости всегда стремились подчеркнуть, что, как и простых смертных, их преследуют беды и несчастья. К сожалению, многие кумиры вынуждены противостоять и тяжелым болезням.

Страшный диагноз – не повод опускать руки. Даже четвертую стадию рака можно победить. В этом убеждает своих поклонников известная писательница Дарья Донцова. Когда будущей сочинительнице иронических детективов врачи вынесли неутешительный вердикт – злокачественная опухоль груди, она не сдалась. Выдержала 18 операций, несколько сеансов химиотерапии и, в конце концов, встала на ноги, взяла себя в руки и стала писать книги, которые принесли ей невероятный успех.

– Я как Маресьев, – улыбается Донцова, – если мне отрежут ноги, я поползу на руках. Когда доктор сказал, что нужно отрезать грудь слева, я воскликнула: «А давайте на всякий случай отрежем и справа!» – улыбается она. – Онкология – это лишь небольшая остановка на пути, чтобы задуматься и, возможно, переосмыслить свою жизнь. Главное, в это время не унывать.

У Надежды Кадышевой уплотнение в груди обнаружили, когда ей было 30 лет. Солистка ансамбля «Золотое кольцо» согласилась на операцию, которая прошла успешно.

В начале 90-х годов у певицы Аиды Ведищевой онкологи выявили рак третьей степени. После операции и курса химиотерапии болезнь отступила.

Примерно в это же время злокачественную опухоль в легком сумел победить и Эммануил Виторган. – О раке я узнал, только когда меня прооперировали, – рассказывает актер. – Если бы я услышал о нем раньше, у меня бы оголились нервы! А так я не думал о болезни. И в голове была только одна мысль: побыстрее бы встать на ноги.

Лайма Вайкуле смогла вылечиться от рака мозга:
– Это было мое испытание, – однажды призналась она. – Но мне повезло – я в тот момент была в Америке, мне вовремя помогли. Я была на грани смерти. Но мой ангел-хранитель сильно работает. Думаю, испытания нам даются, чтобы мы стали лучше…

Сейчас со схожим недугом борется Валентина Толкунова. Раковую опухоль в мозге певице удалили в отделении нейрохирургии Госпиталя имени Бурденко. Между курсами химиотерапии певица даже иногда стала выходить на сцену.

Побороть онкологическое заболевание лимфатической системы со сложным названием лимфогранулематоз удалось, по крайней мере, двум отечественным знаменитостям – Александру Медведеву (больше известному как Шура) и экс-солисту группы «На-на» Владимиру Левкину. Володя попал к врачам в запущенном состоянии. Ему провели четыре курса химиотерапии, после которых планировали пересадить костный мозг. Музыканту с трудом удалось найти $25 тысяч на операцию. Теперь он полон сил и снова дает концерты.

О том, как со страшным недугом (раком кишечника) боролась известная рокерша Светлана Сурганова, стало известно из книги «Исповедь четырех», которая вышла из-под пера ее коллеги и по совместительству журналистки Елены Погребижской, выступающей на сцене под псевдонимом Butch.

– Света сразу поняла сама, что у нее рак, – пишет Погребижская. – С ее медицинской подготовкой поставить себе диагноз было возможно. По словам Сургановой, поначалу она занималась самолечением – пила чистотел, и опухоль омертвела. Но потом произошел разрыв и наступил так называемый каловый перитонит.

Врачам удалось совершить чудо – спасти артистке жизнь. Но из больницы она вышла с галастомой – калоприемником, выведенным на живот.

– Существует такое понятие у медиков, как пятилетний послераковый рубеж, – рассказывает певица в книге. – То есть, если с операции прошло пять лет, а ничего не развилось, то вроде бы уже не заболеешь. Поклонники уверены, что их любимица с успехом преодолеет этот рубеж.

Выиграть битву за жизнь удалось и Юрию Николаеву. Телеведущий уверен, что побороть рак ему помогли не только врачи, которые провели успешную операцию, но и Бог. Глубоко верующий Юрий Александрович даже во время болезни не переставал посещать храм и советовался со своим духовником – отцом Андреем. Сейчас Николаев возобновил свою телекарьеру и с успехом ведет на Первом канале шоу «ДОстояние РЕспублики».

Звезда фильма «Семь невест ефрейтора Збруева» актер Семен Морозов узнал, что у него рак горла в прошлом году. Дочь артиста Надя в своем интернет-дневнике тогда написала:

– У папы злокачественная опухоль… Ужас, у него рак, правда, не запущенный и излечимый, но процесс о-о-очень тяжело переносится… Ночью он кричит от боли.
И вот, наконец, Семен Михайлович оправился от болезни. На днях он бодрый и веселый приехал в Анапу на фестиваль «Киношок».

Не перестает вести активную творческую жизнь и Иосиф Кобзон, который борется с раком простаты. Первичный диагноз Иосифу Давыдовичу поставили в столичном Онкоцентре на Каширском шоссе, где в свое время помогли Станиславу Любшину, Людмиле Касаткиной и многим другим артистам. После курса химиотерапии организм певца ослаб. А сделанная в Германии операция дала серьезные осложнения. Из-за ослабленного иммунитета у Кобзона время от времени возникает воспалительный процесс в области послеоперационного шва. На все вопросы о своем недуге Иосиф Давыдович отвечает бодро:

– Прохожу лечение. Надеюсь, оно будет успешным. Пока же живу в активном рабочем режиме. Правда, доктора не рекомендуют такие нагрузки, но их не всегда нужно слушать.

источник

«Отец увел маму за собой», — уверен музыкант и композитор Алексей Колосов — сын народной артистки СССР Людмилы Касаткиной.

—Однажды мама возмущенно рассказала, как к ней в театре подошел один коллега и то ли в шутку, то ли всерьез поинтересовался: «Ты так давно живешь с Сергеем Колосовым. Неужели ни разу не изменяла ему?» — «Никогда!» — отвечает ему мама. И он, махнув рукой, говорит: «Ну, тебе и вспомнить перед смертью будет некого». — «Почему же?! — нашлась мама. — Я Сережу буду вспоминать…»

Так оно и получилось. После смерти отца мама оказалась в больнице и в своем полусознательном состоянии часто видела его перед собой. Обращалась к Елене — женщине, которая ухаживала за ней: «Сергей, почему ты молчишь? Сережа, где ты был?» К сожалению, постоянно быть рядом с мамой я не мог: мне пришлось увеличить число концертов, чтобы заработать деньги на дорогостоящие лекарства. Но когда приезжал в больницу и наблюдал эти сцены со стороны, чувствовал невыносимую боль в сердце. Накануне смерти мама приподнялась на кровати, снова посмотрела на Леночку. Взгляд как будто прояснился, лицо помолодело, словно болезнь отступила. Мама четко произнесла: «Сережа, зачем ты раздвинул кровати? Сдвинь воедино!» Потеряла сознание и больше в себя не пришла. А на следующий день ее не стало.

Я человек не религиозный, но когда думаешь об их жизни — особенно о том, как они вместе ушли, — невольно начинаешь размышлять, что есть все-таки высшие силы, которые нас ведут.

— Думаю, и встреча их тоже была предопределена. И, как ни страшно это звучит, если бы не война, они могли разминуться по жизни. Ведь на режиссерский факультет ГИТИСа папа поступил в 1939 году, когда мама еще была школьницей. Только вот долго учиться в вузе ему не пришлось — ушел на фронт. Сначала воевал в советско-финской войне, а затем в Великой Оте­чественной… И только после победы смог продолжить обучение.

Родители часто со смехом вспоминали историю своего знакомства. Папа впервые увидел маму в мае 1946 года накануне дня ее рождения — где-то в коридоре института — и просто не смог пройти мимо. «Так она мне понравилась, — спустя много лет рассказывал мне отец, — что я тут же решил с ней познакомиться». Его можно понять: мама всю жизнь была такой обаятельной, открытой, искренней. Папа подошел, представился. Узнал, что зовут ее Людмила Касаткина, что учится она на третьем курсе актерского факультета, и пригласил на свидание. Она немного растерялась: надо же какой напор! Помолчала, что-то обдумывая, и неожиданно улыбнулась: «Хочешь, приходи ко мне завтра на день рождения!» И назвала адрес. В назначенный час папа в парадном костюме с букетом цветов позвонил в дверь. Ее открыли совершенно незнакомые люди. «Нет-нет, молодой человек, вы ошиблись, Касаткины тут не проживают!» Вот так моя будущая мама подшутила над настойчивым кавалером. Расстроенный, он вернулся домой. Через несколько дней, когда они снова пересеклись в коридоре ГИТИСа, папа посмотрел на нее с упреком, а мама подошла и… извинилась. Смотрела на него и улыбалась настолько искренне, что он не смог на нее сердиться.

Так они и начали дружить. В своих чувствах папа маме долго не признава­лся. Она сама догадалась. Как-то группа студентов ГИТИСа отправилась в Севастополь — выступать. Жили почти без денег, были вечно голодные. И вот идет однажды мама по улице, видит — у ларька, где продают виноград, стоит ее друг Сергей Колосов и пересчитывает копеечки. Решила за ним понаблюдать. А он протягивает продавцу деньги — все, что были на ладони, — и берет маленькую кисточку винограда. Повернулся, увидел ее на другой стороне дороги, обрадовался. Перебежал к ней и, счастливый, протянул только что купленные ягоды. Всю жизнь мама вспоминала эту историю. «Знаешь, — говорила она, — именно в тот момент я поняла, что он меня любит. Последние монетки на меня потратил!»

Поженились они в 1950-м — через четыре года после знакомства. Мама хотела, чтобы Сергей Николаевич сначала встал на ноги. Еще студентом папа стал ассистентом режиссера в Центральном театре Советской армии — там потом всю жизнь работала мама. Только начав зарабатывать, родители смогли подумать о свадьбе. Праздничный стол накрыли в квартире у маминых родителей — все без особых излишеств. Ну какие в те годы могли быть роскошные лимузины или рестораны?! К тому же оба — выходцы из дос­таточно скромных семей. Папины родители трудились в одном московском издательстве. Дедушка по материнской линии — на кондитерской фабрике «Красный Октябрь», бабушка — разнорабочей. Все они были интеллигентами по своей сути, доброжелательными, деликатными.

— Родители папы ушли из жизни рано, я их и не знал. А вот бабушка и дедушка по маме приняли самое активное участие в моей жизни. Ведь мама все время играла в театре, папа стал режиссером Театра сатиры, а потом перешел на «Мосфильм». Когда он начал снимать фильмы, они с мамой часто вместе уезжали на съемки… Родители и мое-то появление долго не могли себе позволить оттого, что оба много работали. (Смеется.) Решились завести ребенка, только когда стали узнаваемыми, приобрели отдельную квартиру. Маме было тогда 33 года. Она успела сняться в популярных фильмах «Укротительница тигров» и «Медовый месяц». А папа ставил спектакли в московских театрах. Уезжая в отпуск — в какой-нибудь санаторий, — родители редко брали меня с собой: все-таки им надо было отдохнуть и подлечиться. Но потом обязательно приезжали на дачу, где мы жили с дедушкой и бабушкой.

Я так ждал их приезда! Мы с папой могли разговаривать часами — я доверял ему все свои тайны, задавал множество вопросов. Любопытный был. А он, кажется, знал обо всем на свете, потому что всегда находил на них ответы. Никаких обид по отношению к родителям у меня не возникало. Комплексовал я только из-за маминой популярности. Идем вместе в магазин, например, а к ней каждую минуту подходят люди: кто-то за автографом, кто-то — чтобы сказать: «Ах, Людмила Ивановна, мне так понравился фильм! Вы моя любимая киноактриса!» Мне все это не нравилось — я стеснялся, что на нас все смотрят.

Родители поддерживали меня во всех творческих начинаниях. Когда я увлекся рисованием, попросили со мной позаниматься прекрасного кинохудожника Ми­­­­­­­­­­хаила Карташова. Обнаружив у меня слух, купили домой пианино и пригласили учителя. Но когда мне надоело играть ненавистные гаммы, я взмолился о пощаде — и они отступили. (Смеется.) К музыке я пришел сам — намного позднее. Видимо, те первые уроки не были напрасными. А еще мама отвела меня в городской Дворец пионеров в студию художественного слова. Как же мне там нравилось! К нам приходили туда великолепные актеры — Сергей Никоненко, Всеволод Абдулов и другие — и столько всего интересного рассказывали о своей профессии. Мама в детстве и сама занималась в такой студии и часто со сцены, да и дома, декламировала стихи. Ее любимой поэтессой была Марина Цветаева. А еще мы с мамой не раз выступали перед гостями нашего дома. Мне было лет 10-11, когда мы вдвоем показали им отрывок из спектакля Театра Советской армии «Укрощение строптивой» — сцену знакомства главных героев. Я изображал Петруччо — на меня надевали большую шляпу, к поясу подвешивали шпагу. А мама в вечернем платье была строптивой Катариной.

«А, котик! Слышал я, вас так зовут?» — произносил я, совсем еще маленький мальчишка, с усмешкой. «Вы глуховаты на ухо, должно быть?! Меня зовут все люди Катариной», — возмущенно отвечала мама. «Ты лжешь. Тебя зовут царапка-котик. »

Наше выступление после домашнего застолья прошло на бис. (Смеется.) Кстати, этот спектакль в Театре Советской армии поставил режиссер Алексей Попов. Мои родители его боготворили и меня назвали в его честь. Благодаря Алексею Дмитриевичу мама сыграла в юности свои лучшие роли на сцене. А отец на основе спектакля Попова снял фильм «Укрощение строптивой» с мамой в главной роли — и он стал его первым крупным успехом в кино.

— Еще одно из самых ярких воспоминаний детства: 1965 год, родители впервые взяли меня с собой в киноэкспедицию на съемки фильма «Душечка» в Суздаль. Папа — режиссер, мама играет Ольгу. Я потрясенно смотрел, как она перед кинокамерой плачет. До сих пор я видел маму только в спектаклях. Там все понятно — она играла для зрителей. А тут для кого?! Да так вошла в образ, что слезы по щекам текут! Когда папа сказал: «Стоп, еще дубль!» — я понял, что сейчас будет повтор сцены, и пошел исследовать декорации. И в них обнаружил человека, который лежал, свернувшись калачиком, и сладко спал. Это был Ролан Быков. Он играл в фильме первого мужа Душечки и в ожидании своих эпизодов решил отдохнуть… Я увидел тогда, как на съемках делают дождь: льют на несчастных актеров воду из пожарного брандспойта. В общем, столько открытий для себя сделал! И конечно, мне самому захотелось сниматься в кино. Но стоило только заикнуться об этом — родители тут же заявили: они против. Посчитали, что известность для детской психики вредна. Только уже когда стал взрослым — школу оканчивал, появился в эпизодах нескольких фильмов. Первый раз я возник на экране в папином фильме «Помни имя свое». Это был эпизод без слов. В Крылатском построили несколько бараков концлагеря. И я изображал немецкого солдата-охранника. Стоял с автоматом в каске и шинели, а ветродуй (аппарат такой, похожий на огромный пропеллер) «метель» на меня гнал. Замерз жутко, но вида не показывал. Не хотел подводить папу. Потом за свой съемочный день получил законные три рубля. (Смеется.) Так и попробовал актерскую профессию.

Читайте также:  Дарья донцова рак молочной железы какой стадии

Я считаю, что «Помни имя свое» — один из лучших фильмов моих ро­ди­телей. Мама играла в нем женщину, которая, попав в Освенцим, была разлучена с маленьким ребенком. Мальчика как своего сына вырастила полька. Только через 25 лет русская мать смогла встретиться со своим уже взрослым сыном. Это, кстати, реальная история.

В работе папа был очень требовательным и даже родную жену не щадил. Некоторые эпизоды снимали в Польше — в настоящем концлагере Освенцим. И там он потребовал, чтобы мама переночевала в бараке. Одна! На следующий день ей предстояло сниматься в сложной сцене — когда фашисты отнимают у Зинаиды сына. И отцу хотелось, чтобы она как можно сильнее прочувствовала роль. Мама безоговорочно согласилась. Но спать не смогла. Ночью в одиночестве перебирала детские ботиночки, которые остались от убитых в концлагере детей и представляла себе этих малышей…

Когда отец брался за историческую картину, достоверность для него была на первом месте. Он добивался правды во всем: в декорациях, в костюмах, в эмоциях актеров. И всегда перед мамой ставил сложные задачи, не делал никаких скидок. А она мужественно все исполняла. Осознавала: раз Колосов просит — значит, это нужно для результата.

— Если на съемках ведущим был папа, то дома главную роль он уступал маме. Впрочем, поскольку она была слишком занята, то готовила, например, редко. И всю жизнь нанимала домработниц, чтобы поддерживали в доме порядок. Бывало, что ошибалась в них. Ее обманывали, обсчитывали. А одна женщина, когда никого не было дома, вынесла все золотые украшения родителей. Но мама не стала заявлять в милицию: пожалела ту деревенскую бабу, да и огласки публичной не хотела. Эта же ситуация повторилась и в последние два года жизни мамы. Наша домработница, которая за ней ухаживала, оказалась мошенницей. И тут уже я не стал подавать официаль­ное заявление, чтобы имя родителей не трепали некоторые желтые издания. Мама вообще была человеком доверчивым. Но при этом достаточно жестким и принципиальным. В театральных коллективах часто возникают интриги, «дружбы против» — мама никогда в этом не участвовала. Если что-то ей не нравилось, предпочитала все с достоинством сказать человеку в глаза, не держала негатива за пазухой. За это все ее уважали.

А эмоции она несла домой и только тогда выплескивала. Могла под горячую руку с отцом поссориться. Но он все понимал и старался вернуть ей хорошее настроение. Подойдет, обнимет, поцелует и успокоит. Папа мамой очень дорожил.

Господи, дай же ты каждому,

— Эту песню Булата Окуджавы «Молитва» родители часто пели в компаниях. Поэтому, когда в позапрошлом году на сцене Театра Российской армии отмечали 85-летний юбилей мамы, я решил исполнить именно «Молитву». Родителям нравилось то, чем я стал заниматься по жизни — музыкой. В старших классах у меня ухудшилось зрение. Пришлось даже делать операцию, чтобы остановить процесс. Я даже как-то растерялся: чем же мне заниматься после школы? Не знал, куда поступать. Мама посоветовала журфак МГУ: и высшее гуманитарное образование будет, и разностороннее развитие. К третьему курсу я понял, чего хочу на самом деле. Я был увлечен джазовой музыкой, да так, что поступил на заочное отделение в Музыкальное училище имени Гнесиных. Джаз поначалу был ей не очень близок. Но ее отношение к этой музыке сильно изменилось после того, как она побывала вместе со мной на концертах знаменитого варшавского фестиваля «Джаз-джембори» в 1979 году. Кстати, мама повезла меня на этот фестиваль, разумеется, по моей просьбе. С того времени она тоже заболела джазом. (Смеется.) А со временем стала поклонницей того, что я делаю на сцене. Ходила на мои концерты, слушала дома мою музыку. Свой новый альбом я записал в начале этого года в Осло (Норвегия) с участием всемирно известного джазового скрипача Михала Урбаника. Я посвятил его родителям. Только они, к сожалению, его так и не успели послушать…

Пригодились мои способности и па­пе. Он приглашал меня писать музыку для своих фильмов: «Дневник профессора Готье», «Судья в ловушке» и «Потерянные в раю». Это не было, как говорят, по блату. Если бы моему принципиальному и требовательному отцу не нравилось то, что я делаю, он отказался бы от моей музыки, несмотря на родительскую любовь. Он работал с прославленными композиторами: Альфредом Шнитке, Алексеем Рыбниковым, Юрием Саульским. Так что, работая, я понимал, что должен сделать как минимум не хуже.

И вот на тот мамин юбилей я вышел на сцену вместе со своей девятилетней дочкой Аней. Мама не ожидала — это был сюрприз. И когда мы с Анечкой вместе пели «Молитву», глаза у мамы, которая сидела в кресле на сцене, заблестели от слез…

Она очень любила внучек, и они отвечали ей взаимностью. Называли ее не бабушкой, а Люлей. (Смеется.) Старшую дочь, от первого брака, я назвал в честь мамы — Людмилой. Но больше похожей на нее получилась младшая, Анечка. Она тоже у нас артистическая натура: танцует, поет, очень хорошо рисует, занимается в музыкальной школе.

— Папа превращал дни рождения мамы в праздники. Если не получалось отметить торжество в ресторане, созывал друзей домой. За столом собирались только самые близкие. Приходили и драматург Леонид Зорин, и актриса Людмила Иванова с мужем — бардом Валерием Миляевым, и коллеги по Театру Российской армии… Пели, аккомпанируя на пианино и на гитаре. Мама и папа читали стихи. Я любил эти вечера: такая возникала удивительная праздничная атмосфера­!

В прошлом году 86-летие мамы па­па решил отметить в ресторане. Но в самый разгар праздника он вдруг схватился за серд­це. Вызвали скорую. У отца уже были прежде проблемы, связанные с сосудами мозга, — микроинсульты. Но до сих пор Бог миловал… На этот раз он уже не поднялся. В последние месяцы он существовал в каком-то параллельном мире, лишь изредка приходя в сознание. Мама навещала его каждый день. У нее от волнения обострились собственные болезни. И она несколько раз сама попадала в ту же ЦКБ. Когда ей становилось легче, она приходила в папину палату — навещала его. Сидела целыми днями рядом…

В последний раз мама вышла на сцену Театра Российской армии перед закрытием театрального сезона — 29 июня прошлого года в спектакле, который поставил специально для нее папа: «Странная миссис Сэвидж». Зрители не догадывались, как тяжело маме было играть. Подводила память, она забывала слова. Но помогали актеры рядом — незаметно для публики подсказывали ей. Мама сильная была, волевая, доиграла спектакль до конца. Когда вышла на поклон, зрители устроили овации!

После спектакля мама сказала: «Все лето буду готовиться к новому театральному сезону». Это был бы ее юбилейный, 65-й сезон на сцене Театра Российской армии. Но наступила осень — и мама попала в больницу. Как оказалось, в последний раз…

Отец накануне смерти мне приснился — такой здоровый, улыбающийся. Я удивился и обрадовался: он здоров — от болезней ни следа не осталось. А когда открыл глаза утром, не сразу поверил, что это был всего лишь сон…

В тот же день папы не стало. Об этом я сам сказал маме. Она выслушала меня молча. Без истерик и слез. Думаю, она понимала, что папа уйдет. Мне кажется, что и о своем уходе она догадывалась. В день похорон мама попросила, чтобы ей дали возможность попрощаться с ним не на людях. Мы привели ее в ритуальный зал ЦКБ за два часа до начала официальной панихиды. Потом ходили слухи, что маму привезли туда на инвалидной коляске. Нет, мама подошла к нему сама! Молча стояла и смотрела на папу. Беззащитная… О чем она думала в тот момент? Что мысленно обещала? Не знаю. Вслух не было произнесено ни слова. Мама наклонилась, поцеловала, постояла еще немножко рядом. Повернулась и медленно пошла прочь.

Через неделю во сне я увидел маму — веселая, здоровая: смотрит на меня, смеется. Совсем как папа в моем прошлом сне…

Родился: 27 декабря 1921 года в Москве

Умер: 11 февраля 2012 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище

Образование: в 1952 году окончил режиссерский факультет ГИТИСа

Карьера: с 1948 по 1951 год — ассистент режиссера в Театре Советской армии. С 1952 по 1955 год — режиссер Театра сатиры. Снял более 20 фильмов, среди которых: «Укрощение строптивой», «Вызываем огонь на себя», «Операция «Трест», «Помни имя свое», «Душечка» и другие. Преподавал на режиссерском факультете ВГИКа

Звания и награды: лауреат премии Ленинского комсомола (1968) и Государственной премии РСФСР им. братьев Васильевых (1976), народный артист СССР (1988)

Родилась: 15 мая 1925 года в с. Володарское (Смоленская обл.)

Умерла: 22 февраля 2012 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище

Семья: сын — Алексей Колосов (53 года), музыкант, композитор и радиоведущий; внучки — Людмила (27 лет), окончила Высшие курсы сценаристов и режиссеров, и Анна (11 лет)

Карьера: с 1947 по 2012 год — актриса театра Российской армии (ранее — Театр Советской армии). В кино с 1954 года («Укротительница тигров»). Снялась более чем в 30 фильмах, среди которых: «Большая перемена», «Принцесса цирка», «Яды, или Всемирная история отравлений»

Звания и награды: народная артистка СССР (1975), лауреат Государственной премии им. братьев Васильевых (1976), кавалер ордена Ленина (1985), ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2000), III степени (2005) и II степени (2010)

источник

Взять интервью у театральной примы в дни премьерных спектаклей, даже если она дала принципиальное согласие, — дело чрезвычайно сложное. Встретиться с Людмилой Касаткиной помог ее муж, известный кинорежиссер Сергей Колосов.

— Людмила Ивановна, в каких кинофильмах, поставленных Сергеем Николаевичем, вы снимались?

— В двенадцати. В «Укрощении строптивой» моим партнером был блистательный актер Н.Попов. В «Душечке». В первом советском многосерийном фильме «Вызываем огонь на себя». Тогдашнее телевизионное начальство очень сомневалось, что зрители будут четыре вечера подряд смотреть картину о войне. Потом был поток писем. Каждый фильм С.Колосова был безупречно правдив с исторической точки зрения. Взять «Операцию «Трест», рассказывающую о яркой странице работы чекистов. Но ведь там была правдиво показана и первая русская эмиграция, ее активные деятели — Кутепов, Врангель. Я играла роль Марии Захарченко — ярой монархистки, по тем временам злобного врага советской власти. Это сегодня некоторые считают, да и я иногда так думаю, что для России лучше, когда во главе ее стоит самодержец. Да, собственно, разве наши тогдашние партийные руководители не вели себя по-царски, не делали все, что им приходило в голову? Н.Хрущев отдал Крым, Л.Брежнев взял из Оружейной палаты бриллиантовую диадему и подарил ее жене Г.Насера. Для воплощения роли М.Захарченко на экране мне нужно было найти субъективную правду этой женщины. Я поняла, что это самозабвенная любовь к Родине — России. Она не нашла иного способа борьбы за свой идеал, кроме терроризма.

В момент съемки фильма был еще жив убежденный монархист В.Шульгин, просидевший в ГУЛАГе 10 лет и доживавший свой век в маленькой квартирке во Владимире. С.Колосов поехал к нему и стал показывать фотопробы всех персонажей, кроме М.Захарченко. 90-летний ветеран белого движения сказал режиссеру: «Вы знаете, я не вижу среди актрис всего мира той, которая смогла бы сыграть эту женщину. Ведь это была личность из чистейшего золота».

С.Колосов стал показывать ему фрагменты моих прежних ролей, в том числе и кадры из «Укрощения строптивой», за которую я получила Золотую Нимфу на фестивале в Монте-Карло, за лучшее исполнение женской роли. Шульгин посмотрел и сказал: «Хорошая актриса, но и она не сможет». Художественный совет утвердил меня на эту роль, и можете себе представить всю ту ответственность, с которой я отнеслась к воплощению этого образа.

С.Колосов, прошедший всю войну и получивший два ранения, знал о ней правду. «Помни имя свое». Этот, как и все другие фильмы С.Колосова, и сегодня часто показывают по телевидению. В числе секретов их популярности — умение талантливого режиссера работать с артистами. Да и в только что поставленном спектакле «Странная миссис Сэвидж» великолепно играют все молодые актеры.

Многие зрители, посмотрев «Помни имя свое», писали мне, что не могут сдержать слез каждый раз, когда смотрят эту картину. Некоторые боятся, что их сердце не выдержит. И вдруг я прочитала статью, в которой авторы-врачи рассказывают о своих десятилетних наблюдениях за воздействием произведений искусства на здоровье человека. Невропатолог, терапевт, психолог пришли к такому выводу — наше здоровье разрушается исключительно из-за собственных переживаний. Если же человек сможет посочувствовать и пережить чужое горе, то завтра ему станет легче. Его душа жива, значит, он понимает, что это было сопереживание.

То, что мое интервью «Медицинской газете» будут читать наши бесценные врачи и медсестры, бесконечно радует меня. Я верю в Бога. Но я знаю, если хотите, и живых богов — нейрохирургов из Института им. Н.Н.Бурденко, знакома с замечательными хирургами из Института им. Н.В.Склифосовского, и другими выдающимися врачами. Они делают величайшие дела для людей, спасают их. Я не понимаю тех, кто едет за границу делать операции. Я уверена, что наши специалисты сделают здесь лучше. Правда, у нас не хватает лекарств, не такой сервис. Я желаю медикам побольше радостей в нынешней тяжкой жизни. Это возмутительно, что руководство страны допускает, что врачи получают нищенскую зарплату. Я мечтаю, но боюсь, что не доживу до тех дней, когда эти великие люди, которых я боготворю, будут получать столько, сколько нужно человеку, чтобы не думать о деньгах. Скорее бы справедливость восторжествовала!

— Людмила Ивановна, у вас 26 ролей в кино, а первый ваш фильм — «Укротительница тигров».

— Честно говоря, у меня уже столько раз брали интервью по этому поводу, что даже могу угадать, о чем вы спросите, — была ли дублерша в самых опасных сценах с тиграми? Конечно, была — Маргарита Назарова. Одного со мной роста, нас одинаково одевали, со спины не отличишь. Вначале и не предполагалось, что мне самой нужно будет сниматься с тиграми. Но когда просмотрели отснятый материал, то увидели: в сценах со зверями — укротительница спиной (т.е. Назарова), а моего лица нет. Было сказано: «Фильм не выйдет, ляжет на полку, он неубедителен. Картина об укротительнице, а вас там нет. Есть один шанс на спасение — если вы войдете в клетку».

Я попросила разрешения съездить в Москву (съемки шли в Ленинграде). Все дело в том, что за две недели до этого разговора на моих глазах произошел ужасный случай. Муж М.Назаровой — высоченный красавец В.Константиновский, тоже укротитель, ассистент Б.Эдера, проводил очередную «пустяшную» репетицию с группой тигров — прыжки с тумбы на тумбу. Прыгавшая тигрица вырвала у него из руки кнут. И пока он отвлекся на мгновение, следующий зверь прыгнул ему сзади на спину. Константиновский был в кожаной куртке. Тигрица, чтобы удержаться, выпустила свои огромные когти. Сползая со спины, она «сняла» куртку вместе с кожей укротителя. Море крови, он потерял сознание. Примчалась «скорая». Видеть это и давать согласие на выход. Я приехала в Москву. Родителям я ничего не сказала, но, как потом вспоминала мама, я никогда не была так внимательна и ласкова с ними, как в те три памятных дня раздумий. А я с ними прощалась.

Читайте также:  Почему при раке груди удаляют лимфоузлы под мышкой

— Вы вошли в клетку, фильм вышел и имел огромный успех. Вашим партнером был другой любимец советских зрителей — Павел Кадочников.

— Это был великий актер, замечательный партнер. Он мне дорог тем, что, как и я, любил импровизировать. На пробах, совместно импровизируя, играли одну большую сцену из фильма. По сути, с одной репетиции. А когда закончили, он радостно закричал: «Это она, она должна играть!» И меня действительно утвердили в этой роли.

П.Кадочников заботливо помогал мне и тоже дебютировавшему тогда в кино Л.Быкову осваивать тонкости этой профессии. Я, например, боялась съемки крупным планом, ведь для театральной актрисы это в новинку. Павел Петрович был страстным охотником и рыболовом, великолепным мотоциклистом, к этому мастерству потом пристрастилась и я. Доброжелательное и очень чуткое отношение к партнерам, было его отличительной чертой.

Мне запомнилась наша последняя встреча во время гастролей театра в Ленинграде. Это было через два года после потрясшей его трагической смерти сына. После окончания спектакля, когда зал стоя долго аплодировал, я увидела, что по проходу к сцене приближается худощавый человек с охапкой тюльпанов. Я близорукая и наконец узнала П.Кадочникова, когда он уже поднимался по лесенке. Он остановился, заплакал, цветы упали на сцену. Мы обнялись и от волнения долго не могли говорить. А вокруг бушевали овации, некоторые женщины плакали.

— После выхода на экран «Укротительницы тигров» вас узнавали на улицах, вероятно, были и запоминающиеся встречи?

— И дружба, порой на всю жизнь. Тогда в первом в жизни интервью я рассказала, что родилась и жила до трех лет, пока родители не перебрались в Москву, в деревне под Вязьмой. Дня через три раздается звонок: «Люда, Люся, Мила или как там тебя? Это тебе звонит клоун Юрий Никулин. Мы ведь земляки, я родом из соседнего с твоим села!» С тех пор мы с ним дружили. Он был заядлым рыбаком и, бывало, звонит: «Люся, Таня (его жена) достала селедку иваси, мы ее разделали, вари картошку, сейчас приедем».

Юра, как и все мои друзья, знал мой секрет — мне категорически нельзя есть черную икру.

— Во время войны отец был на фронте, а мы с мамой и братом жили в Москве. Раз в месяц по карточкам — одна взрослая и две детские — давали мясо. Стоять в очереди приходилось всю ночь. Мы с братом подменяли маму, ведь она и работала, и ездила на лесозаготовки. И вот однажды, когда мы достоялись, выяснилось, что перед нами мясо кончилось. В нашу кастрюлю навалили черной икры. Придя домой усталые и голодные, мы с братом на нее набросились и. очнулись только в больничной палате. С тех пор у меня к ней идиосинкразия — не переношу. Я не раз говорила своему мужу: «Тебе крупно повезло, твоя жена никогда в жизни не попросит черной икры».

Юрий Никулин был удивительно добрейшим человеком. Скольким бездомным, мыкающимся по всей стране циркачам он помог. И не случайно, великолепный памятник ему на Новодевичьем кладбище был сооружен на деньги, собранные в основном цирковыми артистами.

— Есть золотое изречение: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты».

— Я очень счастливый человек. У меня были замечательные учителя и партнеры. В ГИТИСе — педагоги во главе с худруком МХАТа М.Тархановым. Затем в 1949 году я попала в Центральный театр Советской Армии, где тогда режиссером был А.Попов. Среди моих партнеров в театре и кино были В.Зельдин, Н.Сазонова, А.Джигарханян, Р.Быков, С.Филиппов, П.Кадочников, И.Горбачев. Это блистательные актеры, у которых я училась тогда и продолжаю это делать и сейчас. Каждый раз, получая новую роль, я никогда не знаю, с чего начинать. Вернее головой понимаю, но уверенности, что придет успех, нет.

— У вас редкое сочетание — успехи в творчестве и счастливая семейная жизнь. В этом заслуга и ваших родителей, которые наставляли вас на путь истинный?

— И их огромная помощь, особенно тогда, когда у нас родился сын Алеша. А мы в то время мотались по съемочным площадкам, уезжали на 2-3 месяца. Какая чужая няня, какой детский сад может заменить ребенку родных бабушку и дедушку? Я была спокойна, хотя и звонила каждый вечер в Москву, где бы ни находилась. К сожалению, оба они ушли из жизни 11 и 10 лет назад.

— Алексей окончил отделение радио и телевидения факультета журналистики МГУ. Его передачи о джазе и блюзах много лет идут на Российском радио, потому что после окончания Гнесинского училища он стал еще и профессиональным музыкантом-гитаристом. После каждого его выступления приходит масса писем от радиослушателей. Дело в том, что Алеша хочет «приподнять» молодежь, увлеченную сейчас попсой, на более высокую ступень. А это на пути к симфонической музыке — джаз. У него есть свой блюзовый ансамбль «Аура». Я сама люблю блюзы и, когда слушаю записи гениального блюзмена и композитора Рея Чарльза, не могу сдержать слез, хотя и не владею английским языком. Алеша, увидев мои слезы, сказал: «Мамуля, я тебя понимаю, вещи действительно гениальные, но многое теряешь, ведь в блюзах важны и слова». Он пишет стихи, и для меня начал создавать русские блюзы. Хороший сын, который подарил мне двух замечательных внучек. У первой я недавно была на последнем школьном звонке. А вторая родилась три месяца назад, сразу с двумя зубиками. Даже врачи удивляются.

Я действительно счастливый человек и думаю, что лучше других меня поймут медики. Ибо как бы ты не любил свою профессию, а медицина — это тоже творчество, все-таки семья — главное. И я желаю всем женщинам-медикам счастья в любви. А мужчинам в белых халатах желаю оставаться благородными рыцарями, какими они всегда были в моих глазах. Низкий поклон вам за все, что вы для нас делаете.

источник

Это была одна из редких пар в российском кино – актриса Людмила Касаткина и ее муж режиссер Сергей Колосов. Они прожили долгую счастливую жизнь в кинематографе и в буквальном смысле не могли жить друг без друга. Людмила Ивановна умерла на 87-м году жизни, вслед за мужем, которого пережила всего лишь на одиннадцать дней. Об их страданиях и об их счастливой любви репортеру рассказали сын этой замечательной пары Алексей и его жена.

Из-за февральских праздников похороны Людмилы Касаткиной пришлось отложить на несколько дней. Мне удалось поговорить с родными актрисы еще до прощания с ней. И вот я дома у сына Касаткиной – Алексея. Их почти враз осиротевшая семья в полном сборе – сын актрисы Алексей, его жена Светлана и их 11-летняя дочка Аня. Почти непрерывно раздаются звонки – коллеги и друзья выражают сочувствие. Пока Алексей говорит по телефону, невестка Людмилы Касаткиной приглашает меня на кухню. Мы разговариваем почти шепотом. Она рассказывает обо всем, что семье пришлось пережить за последнее время.

– Все началось 15 мая прошлого года, когда мы в ресторане отмечали 86-летие мамы (именно так Светлана называет свою свекровь. – Авт.). Сергею Николаевичу стало плохо, и его на скорой помощи увезли в ЦКБ. Тогда мы не знали, что он оттуда уже не выйдет, хотя его состояние давно вызывало тревогу. На его 90-летие все близкие и друзья приехали его поздравить. Были букеты от Карена Шахназарова, от коллег с «Мосфильма». Но многого он уже просто не понял, некоторых людей даже не узнал. А вот сына Алешу и внучку Аню до последнего узнавал. Младшую внучку он очень любил и до последних дней беспокоился о ней: «Она так быстро растет, она такая общительная, вы следите за ней!»

У Сергея Колосова были проблемы с сосудами, и в больнице его состояние ухудшалось день ото дня, иногда он целые недели проводил в забытьи. А в конце июня прошлого года в соседнюю палату поместили и супругу режиссера. Она уже не раз лежала в ЦКБ с бронхиальной астмой и другими заболеваниями. Актриса к тому же страдала страшным недугом – болезнью Альцгеймера. Память у нее стала просто пропадать, она могла не помнить, что с ней было пятнадцать минут назад. Последний спектакль актрисы в Театре Российской армии родственники вспоминают с ужасом.

– Это не поддается описанию! – говорит невестка актрисы. – Она плохо себя чувствовала, практически задыхалась. Мы привели ее в театр буквально на руках.

Ее гримерный столик был уставлен лекарствами – кислородом, ингаляторами, таблетками… Периодически Людмила Ивановна говорила: «Не буду играть!» Но все-таки вышла на сцену, где ей нужно было петь и танцевать!

Больная актриса, у которой уже давно установлен кардиостимулятор, отыграла свой последний спектакль до конца. И, о чудо, зарядившись любовью зрителей, она три дня чувствовала себя почти нормально. А потом снова попала в отделение пульмонологии ЦКБ с обострением бронхиальной астмы. Но теперь Людмила Ивановна почувствовала неладное и решила написать завещание.

– Она нам сказала: «Я уже понимаю, к чему дело идет. Не хочу, чтобы, как в случае с моей подругой Натальей Дуровой, были какие-то прения из-за наследства», – вспоминают Колосовы. – Мы, конечно, сначала отмахивались: «Что вы, мама, да бросьте, столько раз выкарабкивались и сейчас выкарабкаетесь!» Но она настоятельно попросила привести нотариуса. Она обозначила все четко: Алеша – ее единственный наследник. В жизни Людмилы Ивановны было столько приживалок и воровок, которые просто обворовывали ее! – вздыхает невестка актрисы. – Последняя домработница вынесла практически все золотые украшения. Людмила Ивановна это не сразу заметила. Милицию мы не стали вызывать, и эта женщина скрылась. Нужно было писать официальное заявление, но если б мы это сделали, имя Касаткиной в связи с этим стали бы трепать на каждом углу. Нам этого не хотелось…

К счастью, после этого случая семье удалось оты-скать другую, порядочную сиделку. Елена из Мурманска все эти месяцы мужественно ухаживала за престарелыми больными супругами. Она жила с ними в больнице, и это освобождало родственников от необходимости круглосуточно сидеть у постели больных.

– Это была большая помощь, учитывая тот факт, что у меня самой отец перенес инсульт, он не может ходить, а брат – инвалид второй группы, страдает ДЦП, да еще больная мать, – объясняет Светлана Колосова. – Да, мы не могли все время проводить в больнице, но нашлись люди, которые осудили нас за это.

И даже создали Общественный совет по спасению Людмилы Касаткиной! Я сейчас говорю об одной женщине и ее муже. Эту м олодую женщину Людмила Ивановна опекала, помогла ей стать актрисой. Та по доверенности получала за нее зарплату в театре. А в последние дни они с мужем очень активизировались, пытались всеми силами проникнуть в больницу к Касаткиной.

Зачем? Видимо, хотели что-то выпросить, а может, даже подписать какие-то бумаги. К счастью, они не успели этого сделать.
В последние дни Людмила Ивановна и Сергей Николаевич уже не могли видеться. Колосов находился в коме, но, видимо, душа его пребывала рядом с женой, потому что, к ужасу сиделки, актриса все время разговаривала с ним.

– Она чувствовала, что муж умирает, видела его, звала. Сиделка говорит: «У меня волосы дыбом вставали», – вспоминают родственники. – Людмила Ивановна тянула руки и говорила: «Сереженька, ну что ты вечно молчишь, ну ты можешь хоть что-то сказать? Что ты там шепчешь, ты же знаешь, я плохо слышу». Аж мурашки бежали по телу! Нам казалось, что она говорила в пустоту, а она будто видела мужа, и они общались.

Когда Сергей Николаевич умер, стало понятно, что Людмила Ивановна не в состоянии присутствовать на похоронах. Для нее решили организовать отдельное прощание. Но вопреки слухам, ее к гробу мужа не привозили в инвалидной коляске. Она дошла сама, перед этим сделала тщательный макияж, прическу и маникюр. Даже этот тяжелый час она встретила достойно и держалась мужественно – не билась в истерике.

– После прощания с Сергеем Николаевичем Людмила Ивановна находилась в тяжелом состоянии. Не знаем, осознавала ли она себя. Она часто разговаривала с умершим мужем, – говорит Светлана Колосова. – По словам сиделки, ее последними связными словами было тоже обращение к мужу: «Сереженька, сдвинь наши кровати, соедини их воедино». А потом наступило резкое ухудшение. Мы знали, что у нее еще и онкология, поэтому не ждали из больницы добрых вестей. Понимали, что это последние дни… А к врачам мы не имеем никаких претензий. Если бы последние полгода родители провели не в больнице, они бы умерли гораздо раньше.

…Алексей Колосов родился в большой любви. Шестьдесят лет Сергей Колосов и Людмила Касаткина прожили вместе!

– Между ними существовала особая духовная связь, постоянная необходимость друг в друге, – говорит сын актрисы. – Думаю, она и привела к тому, что мама после смерти отца так быстро ушла. Неправда, что папа много снимал ее в своих фильмах. Он строго подходил к отбору актеров. А мама была готова на все ради своих ролей – и прыгала с поезда беременная, и в клетку к тиграм входила, и доводила себя до истощения, ночевала в бараке, когда играла заключенную.

Их единственный сын Алексей родился в 1958 году. Его воспитывала бабушка по материнской линии, и благодаря этому Касаткина могла продолжать много сниматься.

– Когда мне было неполных 14 лет, я начал стремительно терять зрение, – вспоминает Алексей. – Мне сделали очень тяжелую нейрохирургическую операцию. После этого я был совершенно выбит из колеи. Слава Богу, не потерял зрение полностью. В этот период я начал увлекаться музыкой, потому что больше воспринимал мир слухом. Слушал западное радио, освоил гитару.

Правда, родители настояли на том, чтобы я получил серьезное образование, и сначала я закончил факультет журналистики МГУ. Но постепенно все равно пришел к музыке.

Когда сын женился, Касаткина и Колосов разменяли свою большую квартиру на две поменьше, в одном подъезде. Но, несмотря на рождение дочери Людмилы, первая семья Алексея распалась. Людмила Ивановна очень переживала, что он живет один. И сама подыскала ему супругу.

– Я работала вместе с Людмилой Ивановной, а она познакомила меня с Алексеем, – говорит Светлана Колосова. – Четыре года нам с Алешей понадобилось, чтобы понять: нам нужно жить вместе. Такой же долгий досвадебный период был и у Колосова с Касаткиной. Так что мы повторили их судьбу.

…Сейчас в семье сына Касаткиной стараются больше говорить не о последних тяжелых днях родителей, а вспоминать, как они были счастливы друг с другом. И в самом деле, это была удивительная пара…

Людмила Касаткина родилась в 1925 году. После окончания ГИТИСа в 1947 году ее приняли в Театр Красной армии, где она проработала всю жизнь. Первая известность к актрисе пришла после выхода фильмов «Укротительница тигров» и «Медовый месяц», где ее партнером был Павел Кадочников. Он трогательно ухаживал за Касаткиной, но она уже связала свою жизнь с Колосовым.

Сергей Колосов родился в 1921 году, прошел две войны. Среди известных его фильмов – «Укрощение строптивой», «Душечка», «Помни имя свое», «Мать Мария». Во всех снималась Людмила Касаткина. Всего же он снял ее в 11 фильмах.

Алексей Колосов родился в 1958 году. Окончил факультет журналистики МГУ, Училище им. Гнесиных. Он сочиняет музыку, занимается джазом, ведет свою программу на радио.

источник

Кто такая Людмила Касаткина? Биография и причина смерти этой удивительно талантливой советской актрисы до сих пор интересуют огромное количество поклонников по всему земному шару. Фильмы, в которых она играла, имели бешеный успех. Ей все было по плечу: укрощать тигров, вызывать огонь на себя, брать в плен мужские сердца. Несгибаемая, обворожительная, хрупкая, она шла по жизни с улыбкой на губах и старалась с высоко поднятой головой преодолевать все трудности на пути. Биография Людмилы Касаткиной вся окутана завесой тайны. Давайте приоткроем её.

Читайте также:  Шансы выживания при раке груди

Родилась будущая звезда советского кинематографа 15 мая 1925 года в Смоленской губернии, в небольшой деревушке под названием Новое Село. Её родители были обычными крестьянами. Вскоре после рождения девочки вся семья переезжает в Москву.

Из биографии Людмилы Касаткиной мы узнаем, что с детских лет будущая звезда очень увлекалась танцами, проявляя незаурядные хореографические способности. Благодаря этому она без труда поступила в престижную балетную школу имени С. Т. Шацкого, на хореографическое отделение. Учеба давалась Людмиле легко, преподаватели отмечали талантливую девочку, и уже с 11-летного возраста она получила возможность выступать на большой сцене. К сожалению, произошел несчастный случай, который перечеркнул всю её карьеру в мире оперы и балета. Когда Людмиле было четырнадцать лет, она сломала ногу, и о карьере балерины пришлось забыть.

Кроме танцев, Людмилу манил мир кино и театра, к тому же все родственники и знакомые часто советовали ей попробовать поступить в театральный институт, где бы в полной мере раскрылись ее актерские способности. В биографии актрисы Людмилы Касаткиной сохранились воспоминаниея ее близкой подруги по балетной школе, в которых та рассказывала о том, что будущая звезда кино очень волновалась перед поступлением в ГИТИС и боялась, что из-за низкого роста ее не примут.

В 1943 Люда с успехом прошла вступительные экзамены и была принята в лучший театральный вуз страны — ГИТИС имени Луначарского. Через четыре года она окончила с успехом институт, и ее сразу приняли в состав группы Центрального театра Советской армии. В нем она проработала всю жизнь, сыграв главные роли во множестве спектаклей.

Браки в творческой среде между актерами и режиссерами — довольно частое явление. Но как показывает время, обычно такие союзы не сохраняются надолго, и многие рано или поздно все равно разводятся. Но, конечно, из каждого правила есть исключения. Как раз таким и является союз великой русской актрисы Людмилы Касаткиной и талантливого режиссера Сергея Колосова. В крепком браке они прожили более пятидесяти лет, и только смерть смогла разлучить их. Личная жизнь в биографии Людмилы Касаткиной играет очень важную роль. Остановимся на ней подробно.

Первая встреча с будущим мужем произошла в 1946 году. Это была любовь с первого взгляда. Молоденькая, красивая Людочка Касаткина очаровала фронтовика Сергея Колосова сразу и навсегда. Их роман начался с розыгрыша. Узнав, что у Людмилы скоро день рождения, Сергей напросился в гости, чтобы ее поздравить, но по данному девушкой адресу молодой человек девушку не нашел. Именно после этого он понял, что Людмила именно та, которую он искал. С того времени начался их роман, в течение 4 лет Сергей красиво ухаживал за Людмилой. В 1950 году они поженились.

Супруги совместно работали в кино и театре, на протяжении 12 лет преподавали в специально ими созданной творческой мастерской при ГИТИСЕ, и даже написали в соавторстве книгу с красивым название «Судьба на двоих».

В браке родился сын Алексей. По стопам родителей он не пошел, так как мир кино не сильно его интересовал. Однако интерес к творчеству проявился, только в музыкальной сфере. Он долгое время являлся джазменом и руководителем популярной группы «Аура». А также писал музыку к картинам отца.

В биографии Людмилы Касаткиной семья, ее поддержка и опора, сыграли важную роль. Именно благодаря родным людям талантливой актрисе удалось добиться больших высот в карьере. Ведь дома ее всегда ждали тепло и поддержка.

В первые годы работы в театре молоденькой актрисе доставались роли веселых и жизнерадостных девушек. Они как нельзя лучше подходили Людмиле Касаткиной. В театре актриса сыграла около шестидесяти ролей. Среди ее лучших театральных работ можно назвать «Укрощение строптивой», «Ваша сестра и пленница», «Первый гром». В этом спектакле она сыграла роль участницы Краснодонского подполья Ульяны Громовой. Режиссер хотел видеть в этой роли именно Людмилу Касаткину. В биографии актрисы помимо театральных ролей много хороших работ в кино.

Её старт начался в 1954 году с романтической комедии «Укротительница тигров». Затем последовали роли в мелодраме «Медовый месяц», многосерийном телефильме «Вызываем огонь на себя», мюзикле «Принцесса цирка» и во многих других. Съемки в кино в полной мере раскрыли талант Людмилы. Она смогла создать на экране более двадцати противоположных по характеру образов. Ее героини вызывают симпатию зрителей буквально с первых минут. Фильмы с участием Касаткиной входят в золотой фонд советского кинематографа. Кроме этого, следует упомянуть, что завораживающим голосом актрисы озвучена пантера из детского мультфильма «Маугли».

За плечами Людмилы Касаткиной было большое количество прекрасных ролей в самых разноплановых фильмах. Но картина «Укротительница тигров», которая сделала её знаменитой на всю страну, стала визитной карточкой актрисы. Несмотря на то что фильм вышел на экраны в 1954 году, он до сих пор смотрится с большим интересом. Он полон искренности, душевности, человеческих переживаний и, конечно же, любви. Если вы ни разу не видели эту картину, то обязательно её посмотрите. Вы получите незабываемое наслаждение от талантливой игры актеров.

Многие творческие люди не придают особого значения своему здоровью. К таким людям относилась и Людмила Касаткина. На протяжении долгих лет её мучил тяжелый кашель, который со временем перешел в хронический бронхит. Но актриса не спешила обращаться к врачам. В мае 2011 года, когда кашель стал совершенно непереносимым, она обратилась в больницу. Диагноз был поставлен неутешительный — острая пневмония. Муж и сын очень переживали за её здоровье, ведь врачи не делали утешительных прогнозов.

К счастью, здоровье Людмилы Касаткиной поправить все же удалось. Но случилась трагедия. Умер её любимый муж. Людмила Касаткина не смогла оправиться от этого горя и буквально через несколько дней скончалась. Произошла эта трагедия 22 февраля 2012 года. Проводить талантливую актрису и прекрасную женщину пришло огромное количество человек.

Фильмы, в которых снималась актриса Людмила Касаткина, смотрятся на одном дыхании. Она была хороша и бесподобна в любых картинах. Многие из нас знакомились с ней ещё в детстве, когда смотрели мультфильм «Маугли». Мудрая пантера Багира предавала особый колорит сюжету. Её голос завораживал своим звучанием. А став постарше, мы уже смотрели на игру обладательницы этого голоса в таких фильмах, как: «Укротительница тигров», «Вызываем огонь на себя», «Принцесса цирка», «Мать Мария» и многих других.

Над каждой ролью она работала очень тщательно, стараясь полностью раскрыть выбранный режиссерами образ. Благодаря такому отношению у актрисы даже эпизодические роли становились центральными в фильмах. Кажется, что её огромные, лучистые глаза заглядывают прямо в душу.

У актрисы был удивительно чарующий и гипнотический голос, который невозможно было спутать ни с чьим другим. Отрадно осознавать, что у нас есть возможность не только его слышать, но и любоваться в очередной раз талантливой игрой актрисы Людмилы Касаткиной. Биография и творчество ее всегда будут вызывать интерес у миллионов людей, ведь в каждую роль она вкладывала частицу своей удивительно прекрасной души.

источник

В начале февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Рассказываем десять вдохновляющих историй о женщинах, которые сумели победить эту болезнь.


Для того чтобы спасти свою жизнь, одной из звезд сериала «Секс в большом городе» понадобилось всего лишь вовремя пройти регулярное рентгеновское обследование груди.

«Диагноз не стал сюрпризом», — признавалась актриса. – «Рак был у моей мамы, у моей бабушки. Я думала, что такое может случиться и со мной».

И случилось – в 2006 году. Синтия перенесла операцию и лучевую терапию.

«Я сказала своим детям, что в правой груди у меня обнаружили рак. Очень маленький и на очень ранней стадии. Мне сделают операцию, и я пройду шесть недель лучевой терапии», — к счастью, все сложилось именно так, как и ожидала Никсон. Обследование после лечения показало, что рак отступил.

Синтия полностью восстановилась после болезни, и спустя несколько лет стала матерью в третий раз.


Всего 20% – такие шансы выжить были у Лаймы Вайкуле, когда в 1991 году в США ей диагностировали рак груди в последней стадии. Медики были поражены: по их словам, болезнь оставалась незамеченной на протяжении десятка лет. Страшным ударом это известие стало и для самой Лаймы. Она вела исключительно здоровый образ жизни, правильно питалась и занималась спортом – и была уверена, что делает все, чтобы с ней никогда не случилось ничего подобного. Оказалось, этого недостаточно, чтобы защитить себя от рака.

Певица перенесла экстренную операцию, опухоль удалось убрать полностью. С тех пор регулярные осмотры вошли в привычный ритм жизни звезды.

«Когда говорят, будто умирать не страшно, – не верьте! Это страшно, я через это прошла», – уверяет Лайма.


«Я не хочу всю оставшуюся жизнь жить в страхе и совсем не жалею о своей груди», — так Шэрон прокомментировала свою мастэктомию – полное удаление обеих грудей.

Впервые Осборн столкнулась с онкологией в 2002 году: у нее диагностировали рак кишечника. Вопреки прогнозам врачей, которые оценивали ее шансы на выздоровление как очень низкие, Шэрон выкарабкалась.

Поэтому, узнав о том, что у нее есть предрасположенность к раку груди, супруга Оззи Осборна без колебаний согласилась на операцию по ее удалению, о чем сообщила публично.


«До сих пор каждый раз, когда я вхожу в кабинет своего онколога, у меня внутри все сжимается», — признается писательница.

19 лет назад она услышала от врачей пугающий диагноз: четвертая стадия рака молочной железы. До этого момента ситуация казалась ей даже забавной — неожиданно в 45 лет у Дарьи начала расти грудь. Медики назвали Донцовой истинную причину происходящих с ней изменений, и началось трудная реабилитация.

Дарья перенесла 18 операций и курс химиотерапии, и теперь регулярно посещает онколога, чтобы вовремя начать лечение в случае рецидива.

«Если у вас диагноз «рак», пожалуйста, не ходите к экстрасенсам, не ешьте кирпичи, мумиё, козьи экскременты! Идите к врачу. Вам нужны химиотерапия, лучевая терапия и гормоны. Поверьте, операция на груди — это не так уж и страшно», — обращается Донцова ко всем, кого может коснуться подобная ситуация.


Кайли утверждает, что вовремя заметить рак ей помогла интуиция. Певица прошла маммографию, которая показала, что она здорова.

«Я сделала маммографию, и у меня ничего не нашли. А всего пару недель спустя на другом обследовании обнаружили опухоль. Если у вас есть хотя бы тень сомнения, проверьтесь еще раз», — советует певица.

Хотя рак у Кайли был обнаружен на ранней стадии, на лечение она потратила долгих два года. После возвращения на сцену Миноуг посвящает много времени пропаганде профилактики онкологических заболеваний, и достигла в этом невероятных успехов. Этот феномен получил название «эффект Кайли»: именно благодаря ее примеру, сотни тысяч женщин теперь регулярно обследуются у маммолога.


С 30 лет Кристина проходила маммографию ежегодно, поскольку находилась в группе риска: ее мать перенесла рак груди. И на одном из обследований врач заметил в груди актрисы тревожное уплотнение. Уже через пару дней опухоль удалили, а когда пришли результаты биопсии, подтвердившие возможность рецидива, Эпплгейт отважилась на решительный шаг. Кристина согласилась провести двустороннюю мастэктомию.

Перед операцией актриса подарила себе обнаженную фотосессию. «Я сфотографировала свою грудь крупно, во всех ракурсах — на память», — вспоминает звезда. Актриса избавилась от рака в 2007, а уже через четыре года стала мамой очаровательной девочки.


Певица дважды проходила курс лечения от рака: в первый раз это произошло в 2003 году.

«Спасибо всем за беспокойство, но, пожалуйста, не волнуйтесь», – утешала своих поклонников певица. – Я не дам этому недугу сбить меня с пути. Я боец по природе».

Доказывать это ей пришлось еще раз: спустя 10 лет рак вернулся, и в более агрессивной форме. И врачи настояли на двойной мастэктомии.

В 2013 году певица получила премию Humanitarian Award за деятельность благотворительного фонда Anastacia Fund Сharity, который певица основала совместно с Фондом исследования рака груди. Церемония вручения этой награды стала первым мероприятием, на котором Анастейша появилась после операции и курса лечения.


«Во время болезни нельзя уходить в себя, нужно больше общаться. Я знаю, многие, узнав о своем диагнозе, замыкаются, пытаются пережить трагедию в одиночку. Это не выход», — уверена Светлана Сурганова.

О том, что у нее рак, она узнала, когда ей не было еще 30 лет. Как врач по образованию, Светлана сама почувствовала тревожные перемены в организме, но визит к медикам откладывала до тех пор, пока чуть не стало поздно. В клинику Сурганову отвезли с открывшимся кровотечением.

Во время операции пришлось удалить большой участок кишечника, вывести наружу стому. Светлана вспоминает послеоперационный период как самый тяжелый: боли были такие, что не помогали даже сильные препараты, и певица просто считала – про себя или вслух – чтобы как-то отвлекаться. Но уже через три месяца, несмотря на стому, Сурганова вышла на сцену и даже отправилась на гастроли.

Светлане пришлось перенести еще несколько операций. Все это она переживала стоически: «Пока мы живы, надо держаться с достоинством — это самое главное».


В феврале 2006 года 44-летняя Шерил узнала о том, что у нее рак. И снова благодаря своевременной диагностике болезнь удалось поймать на ранней стадии. Рентгенолог, обнаруживший опухоль, рекомендовал пройти повторное обследование через полгода. Но лечащий врач Шерил посоветовал сделать биопсию не откладывая. Результат – «инвазивный протоковый рак». Новообразование немедленно удалили, а Кроу прошла курс лучевой терапии.

«Меня вдохновил пример храбрых женщин, которые боролись с этим недугом до меня. Семья и друзья оказали мне посильную поддержку, я очень благодарна им за это», — говорит Шерил.


Жена Тома Хэнкса перенесла двустороннюю мастэктомию в 2015 году, когда ей поставили диагноз «инвазивная очаговая карцинома». И о болезни, и об операции актриса говорила открыто, пытаясь привлечь внимание к проблеме ранней диагностики.

«Сейчас я восстанавливаюсь и, как ожидается, буду полностью здорова. Почему? Потому что болезнь была обнаружена на ранней стадии и у меня есть прекрасные врачи», — уверена актриса.

источник