Меню Рубрики

Рак молочной железе при вич

По статистике, у каждой 10-й женщины в возрастном периоде от 50-ти лет развивается онкология тканей молочной железы. По распространенности данный тип рака занимает лидирующие позиции среди женских злокачественных новообразований.

Современная медицина дифференцирует несколько видов раковых опухолей, поражающих молочную железу. Среди них: протоковая неинвазивная, а также, инвазивная карцинома; дольковая карцинома, воспалительный рак, болезнь Педжета, медуллярный, муцинозный, тубулярный типы.

Протоковая карцинома характеризуется наличием опухоли в тканях молочной железы и является наиболее распространенной формой онкологии. Дольковая карцинома представляет собой поражение альвеолярных пузырьков. Воспалительная форма онкологии женской груди весьма схожа симптомами с распространенным маститом. Именно при этом виде лечение рака проходит наиболее тяжело, с частым неблагоприятным прогнозом. Болезнь Педжета вызывает изменение формы соска и альвеолы, часто сопровождается образованием язв. Муцинозный, медуллярный и тубулярный типы встречаются крайне редко.

Успешнее всего проходит лечение рака молочной железы при неинвазивной форме опухоли. Это ранний тип рака, при котором не происходит метастазирование окружающей ткани. В зависимости от развития онкологического процесса, различают 5 основных стадий.

На нулевой стадии опухоль локализуется в тканях железы либо протока. Диагностирование происходит во время прохождения маммографии. Лечение за границей на данной стадии приводит к 97 % успешному исходу.
На первой стадии новообразование не достигает величины диаметра 2-х см и, по-прежнему, локализовано.

Вторая стадия характеризуется ростом опухоли до 5-ти см и локализацией в тканях железы либо прежними размерами и поражением раковыми клетками подмышечного лимфатического узла.

На третьей стадии возможно 3 варианта течения болезни. Опухоль не превышает в размере 5 см, поражением затронуто до 9-ти лимфатических узлов или лимфоузлы на стороне груди, затронутой процессом, увеличены. При втором течении наблюдается воспалительная форма рака или опухоль достигает стенки грудной клетки. В третьем случае поражены лимфатические узлы в подмышечной и грудной области.
Четвертая стадия протекает с распространением метастазов в прочие органы.

Чтобы точно поставить диагноз, пациента направляют на консультацию онколога и похождение современных диагностических процедур. Обследование включает в себя маммографию, ПЭТ СТ, позволяющее выявить метастазы, УЗИ груди, биопсию, расширенное лабораторное исследование проб крови. Продолжительность диагностики может составить до 12-ти рабочих дней: более подробно можно прочитать тут.

По результатам обследования составляют наиболее эффективную программу лечения онкологии. Чаще всего, на ранней стадии болезни практикуется оперативное вмешательство, которое включает следующие методики: лампектомию, сегментэктомию, мастэктомию, радикальную мастэктомию.

Лампэктомия позволяет иссечь саму опухоль и часть прилегающих тканей. Не исключено, что во время операции будут удалены подмышечные узлы. Сегментэктомия проводится для удаления опухоли и значительной части окружающих ее тканей. Мастэктомия рекомендована при необходимости полного удаления железы без иссечения лимфатических узлов. Радикальная мастэктомия показана для удаления железы, подмышечных лимфоузлов, а также, прилегающей мышечной, жировой ткани и кожи.

При наличии противопоказаний к хирургической операции лечение проходит с использованием химиотерапии, облучения, гормоно- и витаминотерапии. В Израиле используют новейшие препараты, которые часто еще не известны онкологам России. При этом стоимость лечения в Израиле существенно ниже, чем в прочих странах, таких, как Германия либо США.

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

ПОРАЖ ЕНИЯ КОЖИ ПРИ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ ВИЧ-ИНФЕКЦИЯ И НОВООБРАЗОВАНИЯ ИНФЕКЦИЯ HELICOBACTER PYLORI И ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНАЯ ЛИМФОМА ПОРАЖЕНИЯ КОЖИ ПРИ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ

Е. Нурмухаметова
E. Nurmuckhametova

П римерно у 70% больных СПИДом на различных этапах заболевания возникают поражения кожи и слизистых оболочек. В статье обсуждаются некоторые кожные заболевания у взрослых пациентов, страдающих СПИДом, и рассматривается патогенез поражения кожи при иммунодефиците.
Оказалось, что мишенью вируса при инфекции ВИЧ-1 являются не только Т-хелперы, но и антигенпрезентирующие клетки Лангерганса. Поражение этих клеток — критический момент в развитии иммунодефицита. Более того, было показано, что контакт между зараженными ВИЧ клетками Лангерганса и Т-лимфоцитами в процессе презентации антигена вызывает массивную репликацию вируса СПИДа. Следующая за этим гибель Т-лимфоцитов приводит к их прогрессирующей элиминации из кожи и лимфатических узлов. Для оценки выраженности этого процесса используются кожные тесты с различными антигенами. Выяснилось, что независимо от числа Т-хелперов у пациентов с отрицательными результатами кожных проб СПИД прогрессирует быстрее и протекает тяжелее, чем у больных, которые реагируют на какие-либо антигены.
Полагают, что именно поражение иммунной системы кожи лежит в основе большого числа инфекционных и неинфекционных кожных заболеваний при СПИДе.

Первичные кожные проявления при инфекции ВИЧ-1

Острый период СПИДа примерно в 75% случаев может характеризоваться следующими кожными проявлениями: эритематозными высыпаниями на туловище, кореподобной сыпью на верхней части туловища и лице, а также сыпью на ладонях и подошвах, напоминающей вторичный сифилис. Встречаются также энантема, эрозии, изъязвления и кандидоз слизистых полости рта, глотки, пищевода и гениталий.

Вторичные кожные проявления при инфекции ВИЧ-1

Вирус простого герпеса вызывает образование болезненных незаживающих язв на границе между кожей и слизистыми оболочками, чаще всего вокруг рта и в перианальной области. Показана системная противовирусная терапия.
Опоясывающий герпес отмечается у 8 — 13% больных СПИДом. Эта патология, однако, не является признаком глубокого иммунодефицита, так как может возникать на любой стадии заболевания. Клинические проявления варьируют от незначительных везикулярных высыпаний до тяжелых геморрагических и некротических поражений.
Контагиозный моллюск. Заболевание встречается примерно у 20% больных и ассоциировано с выраженным иммунодефицитом. Характерные поражения локализуются на лице и гениталиях, их размер может достигать 1 см. Дифференциальный диагноз с целым рядом грибковых поражений (Cryptococcus neoformans, Histoplasma capsulatum, Penicillium marneffei) очень сложен. Для подтверждения диагноза показано проведение морфологического исследования.
Человеческий папилломавирус (HPV) у ВИЧ-1-инфицированных пациентов вызывает поражения нетипичной локализации, которые редко бывают тяжелыми. Как у женщин, так и у мужчин HPV-ассоциированные поражения гениталий коррелируют со степенью иммуносупрессии.

Частота заболеваний, вызванных золотистым стафилококком, по мере прогрессирования иммунодефицита возрастает. Системные проявления, связанные с этим микроорганизмом, выявляются на аутопсии у половины больных СПИДом. Помимо поражений, типичных для золотистого стафилококка (фолликулит, импетиго, абсцессы), встречаются также пиомиозит и ботриомикоз.
Типичными для больных СПИДом являются поражения кожи, вызванные микобактерией туберкулеза, — язвы, подкожные абсцессы и др. Биопсия пораженных участков кожи с целью морфологического обнаружения микобактерий позволяет поставить диагноз.
Сифилис у больных СПИДом не только быстрее прогрессирует, но и значительно хуже поддается лечению. Поражения кожи при этом часто распространенные и атипичные.
Бактериальный ангиоматоз вызывается риккетсиеподобным микроорганизмом Rochalimaea henselae. Поражения кожи при этом могут напоминать саркому Капоши, пиогенную гранулему или ангиомы. В половине случаев поражаются также внутренние органы. Данное заболевание может изредка встречаться и у иммунокомпетентных лиц.

Типичными для больных СПИДом являются следующие грибковые поражения:

  • — оральные и вульвовагинальные кандидозы;
  • — дерматофития;
  • — криптококкоз; — кокцидиомикоз;
  • — гистоплазмоз;
  • -заболевание, вызванное P. marneffei.

В большинстве случаев для постановки диагноза используется морфологическое исследование.

Себорейным дерматитом страдают 20 — 40% ВИЧ-инфицированных и 40 — 80% пациентов, страдающих СПИДом. В качестве этиологического агента рассматривается дрожжеподобный гриб Pityrosporum orbiculare, но это лишь предположение, в пользу которого свидетельствует эффективность противогрибковых препаратов.
ВИЧ-инфицированность может влиять на тяжесть течения псориаза, но не на частоту его возникновения.
Зуд у данного контингента больных может быть обусловлен различными причинами: фолликулитом, вызванным микроорганизмами, повышенной чувствительностью к укусам насекомых, чесоткой, ВИЧ-ассоциированной ксеродермией, ВИЧ-ассоциированным эозинофильным фолликулитом (состояние, возникающее у пациентов с числом Т-хелперов менее 300/мкл).
Реакции на лекарственные препараты (амоксициллин, сульфаниламиды, котримоксазол) встречаются среди ВИЧ-инфицированных значительно чаще, чем в общем населении. При этом распространены тяжелые поражения кожи (буллезные высыпания, эпидермальный некролиз). У 40% пациентов, принимающих зидовудин, отмечаются продольные пигментированные полосы на ногтях.

Поражения кожи могут отмечаться при различных опухолях. У больных СПИДом наиболее распространены саркома Капоши и базально-клеточная карцинома. Показана связь возникновения этих поражений с иммуносупрессией.

Tschachler E, Bergstresser PR, Stingl G. HIV-related skin diseases. Lancet 1996;348:659-63.

ВИЧ-ИНФЕКЦИЯ И НОВООБРАЗОВАНИЯ

Е. Нурмухаметова
E. Nurmuckhametova

И звестно, что у ВИЧ-инфицированных пациентов возрастает частота возникновения определенных типов опухолей (в частности, саркомы Капоши, неходжкинских лимфом и др.), причем опухоль может быть первым проявлением заболевания у человека, не подозревавшего прежде о наличии у него ВИЧ-инфекции. Некоторые опухоли, часто встречающиеся у ВИЧ-инфициованных, имеют вирусную этиологию (например, саркома Капоши), другие — нет. Роль состояния иммунодефицита у этих пациентов и непосредственное участие ВИЧ в развитии тех или иных опухолей еще предстоит изучить.

В западных странах саркома Капоши среди ВИЧ-инфицированных встречается в 2000 раз чаще, чем в общем населении. Так, в США и Европе эта опухоль выявляется у каждого 5-го мужчины-гомосексуалиста, страдающего СПИДом. Однако существование ВИЧ-негативной саркомы Капоши (например, саркома, распространенная в Африке среди иммунокомпрометированных пациентов, подвергнутых трансплантации почки) говорит о наличии иного этиологического агента, возможно, вируса, необходимого для развития опухоли. Таким агентом может служить вирус герпеса (HHV8). Этот вирус был обнаружен в подавляющем большинстве случаев сарком Капоши как у ВИЧ-положительных, так и у ВИЧ-отрицательных пациентов. HHV8 филогенетически наиболее близок к herpesvirus saimiri, вызывающему выраженную лимфопролиферацию у обезьян Нового Света, и к известному онковирусу человека — вирусу Эпштейна — Барр.
Очевидно, что в возникновении саркомы Капоши состояние иммунодефицита играет решающую роль. Кроме того, в настоящее время дискутируется роль tat-протеина ВИЧ в развитии этой опухоли.
Для лечения саркомы Капоши в настоящее время используются:

  • • радиотерапия;
  • • подкожные введения a(alfa)-интерферона;
  • • цитостатики (винкристин, блеомицин, антрациклин).

В настоящее время изучается эффективность еще целого ряда препаратов (человеческий хорионгонадотропин, фоскарнет, ретиноиды).

У 3 — 10% больных СПИДом на различных стадиях возникают неходжкинские лимфомы (НХЛ). СПИД-ассоциированные НХЛ отличаются от НХЛ у иммунокомпетентных пациентов: часто отмечаются вовлечение экстранодальных областей и первичное поражение центральной нервной системы (ЦНС). Около 60% лимфом являются крупноклеточными, 30% — беркиттоподобными; оставшиеся относятся к Т-клеточным или ни В, ни Т-клеточным.

Важно, что практически во всех случаях при лимфомах у пациентов, перенесших трансплантацию, выявляется вирус Эпштейна — Барр. При СПИД-ассоциированных крупноклеточных лимфомах частота его выявления составляет лишь 50%. Вероятно участие каких-то других факторов в развитии этих опухолей (например, HHV8, или расширение популяции В-лимфоцитов в результате синтеза лимфокинов ВИЧ-инфицированными клетками и т.д.). Частота СПИД-ассоциированных крупноклеточных лимфом увеличивается с возрастом.

Частота этих опухолей повышена у ВИЧ-положительных пациентов, но не среди иммуносупрессированных больных, перенесших трансплантацию. Следовательно, иммуносупрессия как таковая не является достаточным условием для развития беркиттоподобной лимфомы. Лишь в 40% случаев при СПИД-ассоциированных лимфомах этого типа обнаруживается вирус Эпштейна — Барр. У 75% пациентов выявляется генная транслокация c-myc/Ig. Пик беркиттоподобных лимфом, как спорадических, так и СПИД-ассоциированных, отмечается в возрасте от 10 до 19 лет.

Другие лимфопролиферативные заболевания

  • • первичные лимфомы ЦНС (до 42% всех СПИД-ассоциированных лимфом; в большинстве случаев определяется вирус Эпштейна — Барр);
  • • болезнь Ходжкина;
  • • болезнь Кастлемена (при этом выделяется HHV8);
  • • Т-клеточные и смешанные лимфомы.

При диссеминированном поражении методом выбора является терапия цитостатиками. Полной ремиссии удается достичь в 50% случаев, однако у большинства больных развивается рецидив. Медианная выживаемость составляет 5 — 8 мес.

Наличие ВИЧ-инфекции способствует увеличению распространенности и тяжести течения анальной карциномы среди гомосексуалистов. В этом же контингенте отмечена большая частота выявления папилломавирусов 16 и 18, особенно при низком содержании клеток CD4. Вероятно, подавление иммунитета при СПИДе способствует активной репликации папилломавирусов, что приводит к интраэпителиальной дисплазии. Инвазивный рак при этом не возникает. Аналогичные данные были получены в отношении рака шейки матки у женщин.

По данным различных исследователей, существует определенная связь между ВИЧ-инфекцией и раком яичек (тератокарцинома и семинома), злокачественной меланомой, лейомиосаркомой у детей, немелкоклеточным раком легких и миеломой.

Schuiz TF, Boshoff CH, Weiss RA. HIV infection and neoplasia. Lancet 1996;348:587-91.

ИНФЕКЦИЯ HELICOBACTER PYLORI И ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНАЯ ЛИМФОМА

С уществует группа лимфом, имеющих сходную клиническую и патологическую картину, их обнаружение связано с именами Исааксона и Райта. Чаще всего поражена слизистая желудка, но могут быть затронуты и другие лимфоидные ткани, связанные со слизистой (ЛТСС). В-клетки желудочных лимфом могут быть сильно или слабо малигнизированы. Недавние исследования показали, что ранние поражения ЛТСС желудка могут быть вылечены путем ликвидации инфекции Helicobacter pylori и что адекватная антибиотикотерапия может способствовать быстрому и эффективному уменьшению поврежденных участков. W. Fischbach (Германия) предлагает следующую схему профилактики легких степеней поражения ЛТСС желудка (соответствующих стадии лимфомы ЕI) при подтвержденной инфекции H. рylori:
1) ликвидация инфекции H. рylori посредством тройной терапии (омепразол 20 мг 2 раза в день, амоксициллин 1000 мг 2 раза в день, кларитромицин 500 мг 2 раза в день в течение 7 дней);
2) контрольная эндоскопия с биопсией спустя 4 нед:

  • а) в случае ликвидации инфекции H. рylori и исчезновения поражения ЛТСС требуется проведение контрольных обследований 1 раз в 2 мес в течение по меньшей мере полугода;
  • б) инфекция H. рylori не ликвидирована: альтернативная антибиотикотерапия;
  • в) проба на H. рylori отрицательная, но ЛТСС в прежнем состоянии: дальнейшее эндоскопическое обследование 1 раз в 2 мес;
Читайте также:  Симптом рака груди у собак

3) в случае невыздоровления или осложнения необходимы хирургическое вмешательство, лучевая терапия или химиотерапия в соответствии со стадией заболевания и результатами гистологических анализов.

Вывод. В случае легкой формы желудочной лимфомы стадии EI (поражение ЛТСС) ликвидация инфекции H. рylori является перспективным методом лечения, которое должно проводиться в рамках клинического исследования.

Fischbach W. Helicobacter pylori infection and gastrointestinales Lymphom. Schweiz Med Wochenschr 1996;126:826-9.

источник

Рак у ВИЧ-инфицированных по своему течению радикально отличается от злокачественных процессов, развивающихся на фоне нормального или чуть сниженного иммунитета. Вирус иммунодефицита помогает онкогенезу и выживанию опухолевых клеток, поддерживая в организме больного персистентный «коктейль» из инфекционных и воспалительных процессов.

Тем не менее, в последние десятилетия адекватная противовирусная терапия позволила не только улучшить результаты противоракового воздействия, но и в разы уменьшить вероятность развития злокачественного процесса у ответственного пациента.

Рак и другие злокачественные опухоли развиваются при переходе ВИЧ-инфекции в позднюю стадию болезни, когда концентрация иммунных клеток устремляется к минимальной, позволяя активно и почти беспрепятственно размножаться разнообразной микрофлоре — от простейший и грибов до бактерий и вирусов.

По классификации ВОЗ это IV стадия и есть собственно СПИД, по российским критериям — IIIB фаза «с клиническими проявлениями СПИД». В США переход ВИЧ-инфекции в завершающую стадию определяют не столько по клиническим признакам, сколь по снижению числа CD4+ лимфоцитов в кубическом миллиметре с 200 до 50 клеток до появления явных симптомов.

Всё, что происходило в организме инфицированного пациента ранее, было обычной ВИЧ-инфекцией, появление рака или других опухолей, а также тяжёлых распространённых инфекций — это уже СПИД.

Благодаря лечению период от заражения вирусом иммунодефицита до последней стадии болезни растянулся почти на три десятилетия, тогда как в конце 1980-х годов занимал несколько лет.

Продолжительность жизни существенно возросла и это заслуга высококачественной терапии или коротко — ВААРТ. Без регулярного лечения ВИЧ рискует перейти в терминальную стадию за считанные годы, как было в начале «эры ВИЧ».

В конце ХХ века выявление определённых, практически не встречающихся при нормальном иммунитете заболеваний и злокачественных процессов, позволяло ставить диагноз ВИЧ/СПИД без сложных лабораторных исследований. Такие процессы обозначили как ассоциированные с вирусом иммунодефицита или, по-современному, СПИД-индикаторные. В этот список наряду с необычными инфекциями включены инвазивный рак шейки матки, саркома Капоши и злокачественные лимфомы, вероятность которых у инфицированного пациента возрастает в сотни раз.

Значительно чаще, но не в сотни раз, при ВИЧ-инфекции вероятно развитие плоскоклеточного рака анального канала и рака вульвы, карциномы лёгкого и злокачественных опухолей яичка, плоскоклеточного рака головы и шеи, меланомы и рака кожи.

Для большинства злокачественных процессов доказана основополагающая патогенетическая роль вирусов, в первую очередь, папилломы человека (ВПЧ) и гепатита В, С и D. Способствует раннему развитию злокачественных новообразований носительство вирусов герпеса, особенно 4 типа — вируса Эпштейна-Барр. Традиционно значимы у ВИЧ-инфицированных факторы риска злокачественного перерождения клеток бронхолегочной системы — курение и наследственная предрасположенность.

Однозначно — очень неблагоприятно, усугубляя скорость прогрессирования и увеличивая массив опухолевого поражения. И хотя рак у ВИЧ-инфицированного пациента возникает много раньше, чем в общей популяции, практически в молодом возрасте, пациенты не могут похвастать исходным хорошим здоровьем.

Злокачественные процессы манифестируют начало и развитие СПИД — терминальной (последней) стадии ВИЧ, когда в организме «уживается» множество генерализованных (распространённых) инфекций, каждая из которых формирует собственный комплекс разнообразных симптомов и клинических проявлений.

Как правило, в этот период обязательно возникает вирусная лихорадка, боли в мышцах и суставах, прогрессируют неврологические нарушения и изменения психики. Активизируется герпесная группа вирусов, поражающая кожу и нервные клетки, меняется продукция гормонов, доводящая до фатальной недостаточности надпочечников. Злокачественный процесс активизируется и поддерживается «разрушением» организма.

В большинстве случаев злокачественный процесс на фоне ВИЧ-инфекции течёт агрессивнее, поэтому на первом этапе требует системного лечения с использованием противоопухолевых препаратов, гарантирующих разнообразный спектр токсических реакций. При этом ни в коем случае нельзя отказываться от специфической противовирусной терапии, также изобилующей неблагоприятными проявлениями.

В итоге переносимость противоракового лечения, проводимого на фоне ВААРТ, ухудшается, а продолжительность жизни пациентов не в пример короче, чем это могло быть в отсутствии ВИЧ. При активной противоопухолевой и противовирусной терапии больше года после выявления опухоли живёт только каждый четвёртый, пятилетку — всего 19%.

Существует ещё одна серьёзная проблема — клинического изучения эффективности противоопухолевой терапии у ВИЧ-инфицированных не проводится из-за малочисленности групп пациентов и, следовательно, сомнительной достоверности результатов. Поэтому очень важно в этот тяжёлый период найти клинику и специалистов одинаково высоко компетентных в вопросах лечения ВИЧ и противораковой химиотерапии.

В большинстве случаев терапия рака не должна отличаться от таковой у пациентов с нормальными показателями иммунитета.

При технической возможности хирургической операции ВИЧ-пациенту от неё нельзя отказываться, поскольку излечение возможно только при удалении всех очагов рака. Если для злокачественной опухоли лимфатической системы признана необходимость высокодозной химиотерапии с трансплантацией стволовых клеток, то и инфицированный вирусом пациент должен получить программное лечение. При раке шейки матки практически невозможно обойтись без лучевой терапии.

ВИЧ-компрометированному пациенту потребуется ВААРТ и гораздо более серьёзное сопроводительное лечение. Чтобы провести химиотерапию без сокращения доз и интервалов необходима индивидуальная программа реабилитационного воздействия. Кроме того, пациент должен получать множество препаратов для лечения грибковых поражений и сдерживания вирусов герпеса, разнообразные антибактериальные средства, каждое из которых имеет собственную токсичность.

Такое комплексное воздействие способна осуществить только команда врачей разных специальностей, блестяще ориентированная как в потребностях онкологического пациента, так и в возможностях организма инфицированного.

источник

Рак у ВИЧ-инфицированных по своему течению радикально отличается от злокачественных процессов, развивающихся на фоне нормального или чуть сниженного иммунитета. Вирус иммунодефицита помогает онкогенезу и выживанию опухолевых клеток, поддерживая в организме больного персистентный «коктейль» из инфекционных и воспалительных процессов.

Тем не менее, в последние десятилетия адекватная противовирусная терапия позволила не только улучшить результаты противоракового воздействия, но и в разы уменьшить вероятность развития злокачественного процесса у ответственного пациента.

Рак и другие злокачественные опухоли развиваются при переходе ВИЧ-инфекции в позднюю стадию болезни, когда концентрация иммунных клеток устремляется к минимальной, позволяя активно и почти беспрепятственно размножаться разнообразной микрофлоре — от простейший и грибов до бактерий и вирусов.

По классификации ВОЗ это IV стадия и есть собственно СПИД, по российским критериям — IIIB фаза «с клиническими проявлениями СПИД». В США переход ВИЧ-инфекции в завершающую стадию определяют не столько по клиническим признакам, сколь по снижению числа CD4+ лимфоцитов в кубическом миллиметре с 200 до 50 клеток до появления явных симптомов.

Всё, что происходило в организме инфицированного пациента ранее, было обычной ВИЧ-инфекцией, появление рака или других опухолей, а также тяжёлых распространённых инфекций — это уже СПИД.

Благодаря лечению период от заражения вирусом иммунодефицита до последней стадии болезни растянулся почти на три десятилетия, тогда как в конце 1980-х годов занимал несколько лет.

Продолжительность жизни существенно возросла и это заслуга высококачественной терапии или коротко — ВААРТ. Без регулярного лечения ВИЧ рискует перейти в терминальную стадию за считанные годы, как было в начале «эры ВИЧ».

В конце ХХ века выявление определённых, практически не встречающихся при нормальном иммунитете заболеваний и злокачественных процессов, позволяло ставить диагноз ВИЧ/СПИД без сложных лабораторных исследований. Такие процессы обозначили как ассоциированные с вирусом иммунодефицита или, по-современному, СПИД-индикаторные. В этот список наряду с необычными инфекциями включены инвазивный рак шейки матки, саркома Капоши и злокачественные лимфомы, вероятность которых у инфицированного пациента возрастает в сотни раз.

Значительно чаще, но не в сотни раз, при ВИЧ-инфекции вероятно развитие плоскоклеточного рака анального канала и рака вульвы, карциномы лёгкого и злокачественных опухолей яичка, плоскоклеточного рака головы и шеи, меланомы и рака кожи.

Для большинства злокачественных процессов доказана основополагающая патогенетическая роль вирусов, в первую очередь, папилломы человека (ВПЧ) и гепатита В, С и D. Способствует раннему развитию злокачественных новообразований носительство вирусов герпеса, особенно 4 типа — вируса Эпштейна-Барр. Традиционно значимы у ВИЧ-инфицированных факторы риска злокачественного перерождения клеток бронхолегочной системы — курение и наследственная предрасположенность.

Однозначно — очень неблагоприятно, усугубляя скорость прогрессирования и увеличивая массив опухолевого поражения. И хотя рак у ВИЧ-инфицированного пациента возникает много раньше, чем в общей популяции, практически в молодом возрасте, пациенты не могут похвастать исходным хорошим здоровьем.

Злокачественные процессы манифестируют начало и развитие СПИД — терминальной (последней) стадии ВИЧ, когда в организме «уживается» множество генерализованных (распространённых) инфекций, каждая из которых формирует собственный комплекс разнообразных симптомов и клинических проявлений.

Как правило, в этот период обязательно возникает вирусная лихорадка, боли в мышцах и суставах, прогрессируют неврологические нарушения и изменения психики. Активизируется герпесная группа вирусов, поражающая кожу и нервные клетки, меняется продукция гормонов, доводящая до фатальной недостаточности надпочечников. Злокачественный процесс активизируется и поддерживается «разрушением» организма.

В большинстве случаев злокачественный процесс на фоне ВИЧ-инфекции течёт агрессивнее, поэтому на первом этапе требует системного лечения с использованием противоопухолевых препаратов, гарантирующих разнообразный спектр токсических реакций. При этом ни в коем случае нельзя отказываться от специфической противовирусной терапии, также изобилующей неблагоприятными проявлениями.

В итоге переносимость противоракового лечения, проводимого на фоне ВААРТ, ухудшается, а продолжительность жизни пациентов не в пример короче, чем это могло быть в отсутствии ВИЧ. При активной противоопухолевой и противовирусной терапии больше года после выявления опухоли живёт только каждый четвёртый, пятилетку — всего 19%.

Существует ещё одна серьёзная проблема — клинического изучения эффективности противоопухолевой терапии у ВИЧ-инфицированных не проводится из-за малочисленности групп пациентов и, следовательно, сомнительной достоверности результатов. Поэтому очень важно в этот тяжёлый период найти клинику и специалистов одинаково высоко компетентных в вопросах лечения ВИЧ и противораковой химиотерапии.

В большинстве случаев терапия рака не должна отличаться от таковой у пациентов с нормальными показателями иммунитета.

При технической возможности хирургической операции ВИЧ-пациенту от неё нельзя отказываться, поскольку излечение возможно только при удалении всех очагов рака. Если для злокачественной опухоли лимфатической системы признана необходимость высокодозной химиотерапии с трансплантацией стволовых клеток, то и инфицированный вирусом пациент должен получить программное лечение. При раке шейки матки практически невозможно обойтись без лучевой терапии.

ВИЧ-компрометированному пациенту потребуется ВААРТ и гораздо более серьёзное сопроводительное лечение. Чтобы провести химиотерапию без сокращения доз и интервалов необходима индивидуальная программа реабилитационного воздействия. Кроме того, пациент должен получать множество препаратов для лечения грибковых поражений и сдерживания вирусов герпеса, разнообразные антибактериальные средства, каждое из которых имеет собственную токсичность.

Такое комплексное воздействие способна осуществить только команда врачей разных специальностей, блестяще ориентированная как в потребностях онкологического пациента, так и в возможностях организма инфицированного.

источник

Как следует из данных когортного исследования, представленного в понедельник на Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (CROI 2019) в Сиэтле, уровень смертности среди ВИЧ-позитивных женщин с раком молочной железы (РМЖ) выше, чем среди имеющих отрицательный статус.

Наличие ВИЧ специалисты связывают с почти двукратным снижением выживаемости, что подтверждают выводы, полученные в результате оценки случаев РМЖ в группе африканских женщин (Ботсвана), получавших антиретровирусную терапию (АРВТ) и имевших неопределяемую вирусную нагрузку, сообщила участникам конференции д-р Кэтрин Сэдиг из Больницы «Бригэм энд Уиминс» и Женского госпиталя в Бостоне.

Читайте также:  Статистика рака молочных желез в казахстане

Поскольку люди с ВИЧ живут дольше благодаря эффективному антиретровирусному лечению, смертность от СПИДа значительно снизилась, в то время как неинфекционные заболевания, такие как рак и ССЗ, остаются системообразующими факторами роста численности летальных исходов. Рак молочной железы считается основной причиной смерти от онкологии у женщин, живущих с ВИЧ, имеющих доступ к эффективной АРВ-терапии. Похожая картина наблюдается и среди ВИЧ-отрицательных женщин.

Команда Кэтрин Сэдиг провела проспективный анализ для оценки влияния ВИЧ на общую выживаемость женщин с раком молочной железы в условиях ограниченных ресурсов. В то время как предыдущие исследования в США и Африке показали, что у ВИЧ-положительных женщин не наблюдается более высокой заболеваемости РМЖ или вероятности развития рака, некоторые работы с небольшим числом участников, напротив, показали, что выживаемость в группе ВИЧ+ может быть снижена.

Специалистами была изучена картина заболеваемости раком среди 4 тыс. пациенток из четырех крупных онкологических центров в Ботсване. Участницы отбирались при поступлении в учреждение и изучались в течение пяти лет.

В когорту рака молочной железы вошли 510 женщин, обратившихся за онкологической помощью в государственные или частные клиники в период с октября 2010 года по сентябрь 2018 года. Из них 151 имела ВИЧ-положительный статус.

Группа ВИЧ+ была в среднем моложе, чем ВИЧ- (47 лет против 56 соответственно). В обеих группах около 5% поступили с I стадией РМЖ, около 25% со стадией II, около 40% со стадией III и около 15% со стадией IV или метастатическим раком.

Обе группы также имели равные доли женщин с опухолями, положительными по рецепторам эстрогена (около 35%) и тройным отрицательным РМЖ, который не отвечал на традиционно используемые для его лечения лекарства (около 15%).

По словам д-ра Сэдиг, правительство Ботсваны бесплатно предоставляло услуги по лечению ВИЧ-инфекции и рака. С 2016 года ЛЖВ в стране получают АРВТ независимо от количества CD4.

Большинство ВИЧ-позитивных женщин (85%) принимали АРВТ в момент постановки диагноза РМЖ, причем три четверти делали это в течение как минимум двух лет, а 70% имели вирусную нагрузку ниже 1000 копий/мл. Наиболее распространенными схемами лечения были зидовудин/ламивудин/эфавиренз и тенофовир DF/эмтрицитабин/эфавиренз.

Лечение рака молочной железы в Ботсване обычно включает хирургическое вмешательство с последующей профилактической (адъювантной) химиотерапией на ранней стадии рака или предоперационной (неоадъювантной) химиотерапией с последующим хирургическим вмешательством или лучевой терапией для пациентов с более поздней стадией заболевания.

По словам доктора Сэдиг, в стране доступны как тамоксифен – тип гормональной терапии рака молочной железы, положительного по рецептору эстрогена, так и трастузумаб, предназначенный для лечения опухолей, положительных по HER2.

Виды лечения существенно не различались в зависимости от ВИЧ-статуса: около 70% женщин перенесли мастэктомию, около 60% — химиотерапию и чуть менее половины – лучевую терапию. Большинство получали мультимодальное лечение.

В ходе исследования умерли 70 ВИЧ-позитивных женщин (46%) и 101 не имевшая вируса (31%). В обеих группах РМЖ был наиболее частой причиной смерти: на него пришлось около 90% случаев; около 3% смертей были связаны с побочными эффектами в ходе лечения. Ни одна из женщин с ВИЧ не умерла непосредственно от причин, связанных со СПИДом.

Таким образом, по данным многофакторного анализа, выживаемость ВИЧ-положительных женщин была на 82% ниже, чем среди ВИЧ-отрицательных.

Наличие ВИЧ было связано с более высокой смертностью в большинстве подгрупп. Минимум различий специалисты обнаружили среди женщин с раком IV стадии, которые имели высокий уровень смертности независимо от ВИЧ-статуса.

Однако было установлено, что ВИЧ в большей степени влияет на смертность именно среди женщин на ранней стадии РМЖ, негативного к рецепторам гормонов, и — неожиданно — с более высоким количеством CD4 (выше 350 клеток / мм3).

Специалисты пока не могут объяснить этого феномена.

«ВИЧ-инфекция была связана с почти двукратным снижением выживаемости от рака молочной железы, несмотря на хороший доступ к АРВТ, — заключили авторы исследования, — Различия в стадии рака, его подтипе или доступе к лечению не объясняют данного дисбаланса».

Д-р Сэдиг подчеркнула, что уровень смертности, зафиксированный учеными по ходу исследования, показал крайне высокие результаты вне зависимости от ВИЧ-статуса пациентов. Это говорит о том, что необходимы более эффективные стратегии диагностики и лечения РМЖ.

источник

Рак груди – самый распространённый вид онкологической патологии у женщин. По данным ВОЗ, в мире ежегодно регистрируют до 1 млн новых онкозаболеваний молочных желёз. СПИД.ЦЕНТР собрал данные о профилактике онкологии и об особенностях лечения рака груди на фоне ВИЧ-инфекции.

Одним из важных факторов уязвимости считается генетическая предрасположенность. Если у женщины были случаи рака по материнской (но не по отцовской) линии, ей стоит обратить особое внимание на профилактику. Рак груди чаще всего диагностируют в возрасте старше 35 лет.

Учёные также говорят о том, что заболеваемость раком груди увеличилась в связи с демографическими изменениями: снижение рождаемости и более короткий срок лактации. По данным Национального центра биотехнической информации (NCBI) США, риск развития рака груди у нерожавших женщин действительно несколько выше, однако на сегодняшний день имеются убедительные доказательства того, что в первые три-четыре года после родов у женщины наблюдается кратковременное увеличение риска развития рака молочной железы.

Рак груди крайне редко возникает у девочек-подростков старше 15 лет и у мужчин (менее 1% от общего числа людей с этим диагнозом). Но редкость подобных случаев делает заболевание особенно опасным: из-за неосведомлённости о рисках, рак груди у мужчин и детей часто находят на поздних сроках.

Главный способ профилактики рака – наблюдение за состоянием молочной железы. Начиная с 20 лет женщинам необходимо посещать маммолога для осмотра и пальпации молочной железы. С 35-40 лет стоит регулярно делать маммографию – рентген молочной железы. Это эффективное и безопасное исследование, точность – около 95%.

Маммографию рекомендуется проходить с 35-40 лет раз в два года, с 50 лет – раз в год. Женщинам с семейной историей рака груди слудует начинать маммографию с 30 лет или раньше, в зависимости от рекомендаций лечащего врача.

Регулярные обследования позволят «поймать» опухоль на ранней стадии. Пока она не дала метастазы, прогноз по пятилетней выживаемости после лечения составляет 97% (данные Американского онкологического общества).

Онкология молочной железы не относится с заболеваниям, ассоциированным с ВИЧ и СПИДом. Но заболеваемость раком молочной железы у ВИЧ-положительных пациентов продолжает возрастать – это связано с приростом ВИЧ-позитивного населения.

По данным небольшого исследования американских учёных от 2017 года, средний возраст, в котором диагностируется рак молочной железы, у ВИЧ-позитивных женщин на 7 лет ниже, чем у ВИЧ-отрицательных.

В более раннем (2011 год) обзоре NCBI говорится о том, что заболеваемость раком молочной железы примерно одинакова у пациентов с разным ВИЧ-статусом. Однако у людей с ВИЧ рак чаще всего находят на более поздней стадии, а само заболевание протекает более агрессивно. Это связывают с тем, что ослабленная иммунная система позволяет некоторым видам опухолей распространяться быстрее, чем обычно.

Кроме того, есть особенности в лечении: посколько химио- и лучевая терапия ослабляют иммунитет, а иногда у людей с ВИЧ наблюдается низкая толерантность к химиотерапии.

АРВ-препараты также могут взаимодействовать с химиотерапией и другими лекарствами, которые принимают на фоне онкологии (например, антибиотики). Учёные отмечают, что влияние антиретровирусной терапии на заболеваемость раком молочной железы у ВИЧ-позитивных пациентов до сих пор остаётся малоизученным – это серьёзная проблема, которая требует решения.

Не стоит забывать и о том, что пациенты с ВИЧ часто сталкиваются со стигмой в стенах медицинских учреждений, особенно в России. из-за предубеждений медицинского персонала некоторым пациентам могут отказать в лечении рака. Нужно помнить о том, что подобные отказы незаконны: ВИЧ-инфекция не является противопоказанием для лечения рака груди.

Подписывайтесь на страницу СПИД.ЦЕНТРа в фейсбуке.

источник

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Рак груди, или молочной железы встречается у каждой десятой женщины. Смертность среди заболевших составляет около 50%. Главной причиной высокой смертности является запущенность болезни. Так, больные с I, II стадиями, когда имеются реальные шансы на успех операции и благополучные отдаленные результаты, в среднем по Украине составляют всего 56%.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8]

Признаки рака груди довольно вариативны и могут быть схожи с другими заболеваниями молочных желёз. К основным признакам данной болезни относят эрозивные образования на соске и вокруг него, выделения из соска с примесью крови, нарушение границ молочной железы, постоянно присутствующее затвердение в железе. Втяжение соска и сморщивание кожных покровов, отёчность груди и её деформация также могут быть признаками развития новообразования. Следует помнить, что дифференцировать признаки и поставить диагноз может только квалифицированный специалист, поэтому при любых беспокоящих вас симптомах следует обращаться за консультацией к маммологу.

Характерные клинические признаки:

  • опухоль, как правило, односторонняя;
  • размеры опухоли от нескольких миллиметров до 10 см и более;
  • границы опухоли нечеткие, поверхность неровная, бугристая, консистенция — в зависимости от гистотипа;
  • характерная локализация — верхне-наружный квадрант;
  • асимметрия молочных желез;
  • изменения кожных покровов в виде, «площадки», «лимонной корочки»;
  • при раке Педжета — экземо-, псориазоподобные изменения ареолы и соска;
  • втяжение соска;
  • кровянистые выделения из соска;
  • пальпация подмышечных, под- и надключичных лимфатических узлов.

В зависимости от формы и вида заболевания онколог-маммолог дифференцирует рак груди и различает следующие формы:

  • При узловой форме заболевания при прощупывании можно обнаружить твёрдое образование округлой формы, не имеющее чётких границ и не вызывающее, как правило, болевого синдрома. В дальнейшем может наблюдаться втяжение и сморщивание кожи, образование лимонной корки, малоподвижность или полная неподвижность новообразования, изменение внешнего вида соска, увеличение в размерах лимфоузлов в области подмышек.
  • При отёчной форме болевой синдром зачастую не выражен, уплотнение характеризуется стремительным ростом, кожные покровы и ткани молочной железы отекают, краснеют, становятся толще, возникают ранние метастазы в подмышечных лимфоузлах.
  • Рожистоподобная форма характеризуется отчётливо выраженной гиперемией кожи и появлением на её поверхности образований, по внешнему виду напоминающими языки пламени. При пальпации опухоль не прощупывается, покраснение кожных покровов может затрагивать область грудной клетки, температура тела может увеличиваться до сорока градусов, происходит быстрое метастазирование в лимфоузлы.
  • При маститоподобной форме отмечается высокая температура, увеличение в размерах груди или отдельных её сегментов, отёчность, гиперемия, стремительное течение заболевания, ранее появление метастазов.
  • Рак Педжета (поражение соска и ареолы вокруг него) характеризуется разъединением клеток в тканях и образованием на соске изъязвлений. В процессе развития заболевания происходит разрушение соска и появление вместо него язвенного образования.
  • При панцирном раке грудь уменьшается в размерах, ограничивается её подвижность, кожные покровы уплотнённые и неровные, наподобие панциря, может происходить поражение обеих молочных желёз.
  • Скрытая форма может проявляться в виде увеличения лимфоузлов в подмышечной области, при этом само новообразование, как правило, не прощупывается.

[9], [10], [11], [12], [13], [14], [15]

источник

По распространенности рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место среди онкологических заболеваний. Он поражает ежегодно 1 млн. 600 тыс. женщин в мире и свыше 66 тыс. в Российской Федерации.

В ближайшие 20 лет во всех странах прогнозируется почти двукратное увеличение заболеваемости женщин раком груди, что объясняется увеличением продолжительности жизни и улучшением методов диагностики.

За последние годы, благодаря более раннему выявлению опухолей, смертность от рака груди у женщин снижается. В развитых странах, где применяется маммографический скрининг населения, этот показатель снизился на 30–50%.

Читайте также:  Правда ли что дезодорант вызывает рак груди

Рак молочной железы – это не единообразное заболевание. При лечении клиницисты учитывают принадлежность опухоли к конкретному подтипу. Генетическое тестирование и иммуногистохимический метод, позволяют надежно определить биологические подтипы РМЖ. Эти подтипы сами по себе включают многие факторы риска и предсказывающие признаки, что позволяет выбрать наиболее эффективную терапию для больного.

Доказанное с помощью молекулярно-генетического анализа и иммуногистохимического исследования патогенетическое разнообразие РМЖ позволяет индивидуализировать лечение.

Увеличение выживаемости при раке молочной железы связано не только с широкомасштабным внедрением маммографического скрининга, но и адекватным использованием системных видов лечения.

Для выявления злокачественных опухолей молочной железы существует определенный алгоритм диагностики, и его первичный элемент — маммографический скрининг. Чувствительность этого метода диагностики для опухолей от 2 мм до 5 мм составляет около 85%. Маммографическое исследование выполняют в двух проекциях.



Молодым женщинам с плотным строением молочной железы необходимо включение в программу наблюдения методов УЗИ и МРТ.

Поскольку традиционный маммографический скрининг у женщин до 40 лет малоэффективен, для скрининга может понадобиться альтернативная методика — МРТ. Современная контрастная магнитно-резонансная томография — высокочувствительный метод диагностики заболеваний молочной железы.

МРТ-диагностика рака молочной железы

У женщин с мутациями BRCA1 или BRCA2 при проведении МРТ возможно диагностировать рак молочной железы на самых ранних стадиях.

При ряде показаний женщинам назначается биопсия молочной железы под контролем УЗИ. Это исследование позволяет прицельно брать биологический материал для гистологического исследования, определения уровня экспрессии стероидных гормонов и статуса Her-2.

Известно множество факторов, повышающих риск возникновения рака молочной железы. На некоторые из них повлиять невозможно:

  • семейная история по РМЖ,
  • раннее менархе (начало месячных),
  • позднее наступление менопаузы.

В то же время существуют и модифицируемые факторы, такие как:

  • избыточный вес в постменопаузе,
  • использование заместительной гормонотерапии,
  • потребление алкоголя,
  • курение

Стратегические шаги, направленные на снижение риска возникновения РМЖ включают контроль веса и борьбу с ожирением, регулярную физическую активность, уменьшение потребления алкоголя.

Большинство факторов риска рака молочной железы связано с действием гормонов на ткань молочной железы (раннее менархе, позднее наступление менопаузы, ожирение, применение гормональных препаратов). Считается, что именно женские половые гормоны, стимулируют процессы клеточного роста и повышают риски повреждения ДНК, что может привести к развитию злокачественного новообразования.

Только 5–10% случаев рака молочной железы обусловлены унаследованными мутантными генами BRCA. Но при этом, среди носителей мутаций риск возникновения заболевания может достигать 80%.

Чем младше возраст выявления первичного заболевания рака груди, тем выше вероятность заболеть контралатеральным раком, т.е. противоположной молочной железы.

Семейная история с наличием заболеваний раком молочной железы у кровных родственников, даже без ассоциации с мутациями BRCA, также повышает риск возникновения РМЖ.

Ожирение
Различными исследованиями доказано существование связи между заболеваемостью первичным РМЖ в постменопаузе и ожирением. Есть подтверждение связи между избыточным весом и низкой выживаемостью при всевозможных видах РМЖ.

Алкоголь
Алкоголь — также установленный фактор риска возникновения первичного РМЖ. Достоверность его отрицательного воздействия на пациентов, перенесших рак молочной железы, убедительна, так как он влияет на увеличение количества циркулирующих эстрогенов.

Только врач может оценить значимость различных симптомов. Однако каждой женщине необходимо знать, при каких симптомах надо обращаться к маммологу:

  1. «Образование», уплотнения, узел, инфильтрат, опухоль, «шарик» — что-то подобные этому вы обнаружили. Это еще не повод решить, что у вас РМЖ, но повод показаться специалисту.
  2. Деформация контура молочной железы, ареолы или соска (втяжение кожи или наоборот выбухание)
  3. Втяжение соска; особенно, если появилось недавно
  4. Выделение крови из соска
  5. Отек кожи всей молочной железы или ее локального участка
  6. Появление раздражения, мокнутые «ранки», язвочки, корочки на соске или ареоле
  7. Изъязвления (длительные, без видимой причины) на коже груди
  8. Дискомфорт в подмышечной области и обнаружение лимфоузлов ( «шариков» ) в подмышечной области
  9. Изменение цвета кожи молочной железы — покраснение, повышение температуры кожи в этой области.

Все эти симптомы могут быть проявлениями различных заболеваний (их насчитывается несколько десятков), возможно, не злокачественной природы. Однако, это может решить только специалист по заболеваниям молочной железы.

Признаки и симптомы рака молочной железы

0 стадия
Это стадия, когда не выявлена первичная опухоль, или она не может быть оценена, а также в случае неинвазивного рака молочной железы (что означает опухоль не выходит за границы своего появления, так называемый рак in situ).

1 стадия
Раковые клетки в этой стадии инвазируют или прорастают в соседние ткани. Опухолевый узел не более 2 см, лимфоузлы при этой стадии не поражены.

2 стадия
В этой стадии опухолевый узел превышает 2см и может достигать до 5см. При этой стадии могут быть поражены лимфоузлы, но поражение лимфоузлов носит одиночный характер, они не спаяны друг с другом и находятся на той же стороне, что и опухоль. В случае поражения лимфоузлов размер опухоли может быть и менее 2см.

3 стадия
Инвазивный рак, более 5 см или с явным и значительным поражением лимфатических узлов. При этом лимфоузлы могут быть спаяны между собой.

4 стадия
На этой стадии опухоль прорастает в кожу груди, грудную стенку либо во внутренние грудные лимфатические узлы. Она может быть любых размеров.

К 4 стадии рака молочной железы относится воспалительный рак, он встречается до 10 % всех случаев. Симптомы воспалительной формы рака груди это покраснение кожных покровов, железа становится теплой, отмечается увеличение и/или уплотнение части либо всей молочной железы. Кожа приобретает вид апельсиновой корки. Эту форму рака надо дифференцировать с воспалением молочной железы – маститом.

Также при 4 стадии опухоль может распространяться за пределы грудной клетки, в подмышечную область, внутренние грудные лимфатические узлы. Возможны метастазы в надключичные лимфатические узлы, а также в легкие, печень, кости или головной мозг.

Как выглядит рак груди в разных стадиях:





Хирургическая операция — основной метод лечения при опухолях груди, и от качества его проведения во многом зависит исход заболевания. По данным некоторых штатов Индии, в которых по религиозным мотивам не проводится хирургическое лечение, показатели заболеваемости практически равняются показателям смертности. Обычно смертность от РМЖ в два — четыре раза уступает заболеваемости.

Однако, после хирургического лечения чаще всего следует лучевое. Местное лечение без послеоперационной лучевой терапии часто приводит к локально-регионарным рецидивам заболевания. Дело в том, что после завершения хирургической операции невозможно исключить существования скрытых отдаленных метастазов. Даже у больных с опухолями менее 1 см в диаметре в 10% случаев возможен рецидив заболевания.

Локализация отдаленных метастазов при РМЖ

Сейчас во всем мире наблюдается тенденция к сокращению объема хирургического вмешательства без потери эффективности. Хирургическое и лучевое лечение РМЖ развивается и совершенствуется в направлении органосохранения.

Благодаря внедрению маммографического скрининга, резко возросло число больных с ранней стадией заболевания, когда лимфоузлы не поражены метастазами. В этом случае «классическое» удаление всех уровней лимфоузлов было бы избыточной калечащей процедурой. На помощь хирургам пришел метод биопсии сигнальных (сторожевых) лимфатических узлов.

Поскольку, метастазы в подмышечных лимфоузлах появляются последовательно от первого ко второму, затем к третьему уровню, то достаточно определить наличие метастазов именно в первом лимфоузле. Его назвали «сигнальным»: если сигнальный лимфатический узел не содержит метастазов, то другие лимфоузлы также не метастатические.

Благодаря этому органосохраняющему методу, тысячи пациенток избежали избыточной полной хирургической диссекции, удаление раковой опухоли не привело к удалению груди.

Последние результаты клинических испытаний, в том числе и при участии НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, подтвердили безопасность отказа от полной подмышечной диссекции. Биопсия сигнальных (сторожевых) лимфатических узлов постепенно вытесняет подмышечную диссекцию как стандартную процедуру стадирования РМЖ.

Концепция биопсии сигнальных лимфатических узлов приобретает все большее признание и введена для многих локализаций опухолей в стандарты хирургического лечения Европейской Организацией по Изучению и Лечению Рака (EORTC).

Химиотерапия, наряду с хирургическим вмешательством, является одним из основных методов терапии рака. Послеоперационная химиотерапия улучшает результаты хирургического лечения, как и прогноз заболевания.

Ранее решение о назначении химиотерапии основывалось на двух факторах:

  • стадия заболевания
  • состояние регионарных лимфоузлов.

Благодаря многочисленным исследованиям ученых изменяются представления о биологии рака молочной железы, и выбор режимов химиотерапии значительно расширяется. И сегодня химиотерапевтическое лечение назначают даже при отсутствии метастазов в лимфоузлах, если небольшие по размеру опухоли обладают агрессивными биологическими характеристиками.

Люминальный А рак
При люминальном А раке избегают назначать проведение химиотерапии, особенно при негативных лимфоузлах, и применяют одну эндокринотерапию.

Люминальный В рак
Люминальные В опухоли характеризуются высокой агрессивностью. В этом случае чаще всего будет назначена химиотерапия, а выбор лечения основывается на оценке риска развития рецидива.

HER2-позитивный рак молочной железы
Лечение HER2-позитивного рака молочной железы основано на применении стандартных схем химиотерапии – трастузумаб и ХТ, основанная на антрациклинах и таксанах. Однако, только небольшой процент пациентов выигрывает от лечения, но все подвержены связанной с этим токсичностью.

Трижды негативный РМЖ
Трижды негативный рак молочной железы обычно ассоциируется с плохим прогнозом. Из-за редкой встречаемости особых типов РМЖ нет достаточных данных о роли адъювантной химиотерапии.

Химиотерапия при РМЖ у очень молодых женщин
Рак молочной железы в молодом возрасте обычно протекает агрессивно, часто встречаются гормонорезистеные и HER2-позитивные опухоли с иными свойствами, чем у более пожилых женщин. Для таких пациенток, моложе 35 лет, адъювантная полихимиотерапия почти всегда является необходимым методом лечения.

Химиотерапия пожилых пациенток
У пожилых пациенток (старше 65 лет) при решении вопроса о назначении адъювантной химиотерапии обязательно учитываются общее состояние организма и наличие сопутствующих хронических заболеваний.

В идеале пожилые пациенты должны подвергаться гериатрической оценке для определения их «пригодности» к адъювантому лечению. Потенциальный эффект лечения должен быть сбалансирован с теми рисками для организма, которые несет химиотерапия. Врач определяет наиболее эффективный и при этом наиболее безопасный специфический режим, основываясь на подтипе опухоли и индивидуальных характеристиках пациента.

Гормонотерапия
Молодые женщины с гормоноположительным раком молочной железы сохраняют риск рецидива заболевания на протяжении по крайней мере 15 лет после первичного заболевания. Онкологи должны определить, кто из пациентов нуждается в долгосрочной адъювантной терапии тамоксифеном или ингибиторами ароматазы.

Неоадъюватная (предоперационная) терапия
Неоадъюватная терапия занимает ведущую роль в лечении женщин с неоперабельным раком молочной железы, а также имеет важное значение при операбельных опухолях, когда выполняются органосохраняющие операции.

Эффект неоадъювантного лечения ДО (слева) и ПОСЛЕ (справа)

Лучевое лечение после проведенного хирургического вмешательства играет важную роль в терапии рака молочной железы и прогнозе заболевания. В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова было проведено исследование роли лучевой терапии после органосохраняющих операций (секторальная резекция с аксиллярной лимфоаденэктомией) у пациенток с минимальным РМЖ.

Анализ десятилетней безрецидивной выживаемости доказал более высокую эффективность лечения в группе больных, где применялась послеоперационная лучевая терапия.

Использование лекарственных препаратов для снижения риска заболевания называется химиопрофилактикой. На сегодняшний день одобренными препаратами для профилактики рака молочной железы являются тамоксифен и ралоксифен.

Тамоксифен может использоваться как пременопаузальными, так и постменопаузальными женщинами. Прием тамоксифена приводит к снижению риска РМЖ на 38% на более чем 10 летний период. Наиболее распространенными нежелательными явлениями на фоне приема препарата являются приливы.

В настоящее время клинические исследования изучают роль другого класса препаратов – ингибиторов ароматазы для оценки эффектов снижения риска РМЖ, которые сегодня используются только для лечения РМЖ. Предварительные результаты оказываются многообещающими. Ингибиторы ароматазы действуют только у женщин с нефункционирующими яичниками.

Профилактические хирургические операции по удалению молочных желез проводятся только в одном случае – если женщина является носителем мутаций в генах BRCA1 и BRCA2, известных как «синдром Анджелины Джоли». Мировой практикой доказано, что при удалении ткани обеих молочных желез риски РМЖ снижаются более чем на 90%. Такие операции выполняются в клиниках США и Израиля. В Европе подход к этому вопросу более консервативный.

В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова при проведении хирургического лечения женщинам с мутациями BRCA1 предлагается профилактическое удаление и реконструкция молочной железы.