Меню Рубрики

Рак молочной железы как жить дальше

Регистрация: 22.01.2007 Сообщений: 8 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Здравствуйте. Мне 38 лет. Перенесла мастэктомию обеих желез. Т3N2М0 и Т2NхМ0. 10 курсов химиотерапии, лучевую терапию до- и послеоперационные курсы. Позже — овариэктомию, хотя к единому мнению о гормонозависимости опухоли врачи не пришла (в трех больницах — разные результаты анализов). Сейчас назначены тамоксифен и зомета. Но не знаю простейших вещей: есть ли какие-то ограничения в питании? Можно ли спать на боку? Можно ли носить короткие рукава? На что нужно обращать внимание, ожидая рецидивов? Как Вы вообще жили после.

Регистрация: 05.02.2006 Сообщений: 298 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б,
хорошо, что вы пришли сюда. Здесь действительно можно найти ответы на множество вопросов, получить поддержку, а потом и самой кого-нибудь поддержать.
Heepster правильно посоветовала, что надо почитать.
Про питание я бы сказала, что в первую очередь оно должно быть сбалансированным, считают, что не помешает ограничить употребление жирной пищи и стоит побольше употреблять овощей и фруктов. (Все без фанатизма).
Спать на боку можно, вы сами почувствуете, когда позволить себе это удовольствие.
Короткие рукава, конечно, можно. Без злоупотребления загаром.
А рецидивы, да еще во множественном числе, лучше не ждать. Просто надо обязательно регулярно обследоваться.
Желательно гулять, даже если трудно себя выгнать, когда выгонишь — оценишь свои усилия, желательно быть занятым большими или маленькими делами, чтобы не погружаться в себя, а жить и радоваться каждому дню. Какие-то дни будут грустными, но будут и хорошие дни, даже веселые. Обязательно будут. Жизнь — штука полосатая.

Регистрация: 22.01.2007 Сообщений: 8 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Спасибо за советы и поддержку. К сожалению на себя, как всегда, времени почти не остается. Видимо, поэтому и случаются такие беды. А на что следуеь обращать внимание в первую очередь? И обязательна ли прибавка в весе после лечения?

Регистрация: 16.12.2005 Сообщений: 944 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б,
Прибавка в весе в основном из за гормональных препаратов, потом вес приходит в норму.

Регистрация: 05.02.2006 Сообщений: 298 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Прибавка в весе — это индивидуально. Нельзя сказать, что обязательно. У нас есть желающие набрать вес

Регистрация: 26.04.2005 Сообщений: 803 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б, зато вам повезло (я без шуток!): вам СРАЗУ нашли все с обеих сторон. Не все тут могут этим, к сожалению, похвастаться.
Теперь главное — восстановление, всякое, и физическое, и моральное. Радуйтесь: сейчас у вас НИЧЕГО НЕ ОСТАЛОСЬ от зла! Вы здоровы! Набирайтесь сил, приходите в норму, решайте чисто эстетические задачи.

Регистрация: 18.01.2007 Сообщений: 285 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Регистрация: 11.09.2004 Сообщений: 765 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б, обязательно подвинуть немножко всех вокруг, чтобы на себя всё-таки оставались время и силы, не их сейчас очередь перетягивать одеяло на себя. Звучит эгоистично, но это в интересах Ваших же близких, очень это грустно, что на себя не остаётся времени.

Регистрация: 08.05.2006 Сообщений: 126 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

В последнее время всё больше врачей приходят к убеждению, что в дополнение к лечебным препаратам и питанию нам, повстречавшимся с раком, необходимо позаботиться и о душевном здоровье. Они советуют либо йогу, либо таи чи, массаж, садоводство, прогулки, в общем, время, свободное от всех забот, страхов и стрессов. Когда в конце занятий йогой мой инструктор говорит:»А теперь найдите в своей памяти такое место, где вы чувствуете себя в безопасности, вас окружает тепло, доброжелательность, красота. «,- и советует «взять» это место, и спрятать его в своей памяти, чтобы возвращаться туда опять и опять, мне становится немного легче. И в течение всего урока она повторяет, что мы должны забыть грубость, отпустить все обиды, оставить в душе лишь чувства добра. Не секрет, что стресс провоцирует многие проблемы со здоровьем.
Обязательно найдите для себя занятие, снимающее его!

Регистрация: 18.01.2007 Сообщений: 285 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Регистрация: 22.01.2007 Сообщений: 8 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Нет.Метастазов в кости, слава Богу, нет. А может быть её назначили для профилактики или так не бывает? Так начинать капать или нет?!

Регистрация: 23.10.2003 Сообщений: 3,686 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 21.11.2005 Сообщений: 32 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Что делать? ЖИТЬ, несмотря ни на что. Никогда нельзя сдаваться и повзволять себе впасть в уныние. В конце концов, век человеческий всегда конечен, но в наших силах его продлить. А если заранее переживать «а вот как», «а если», «а как же», то это заранее себя лишать радостей жизни и возможностей для родных и близких видеть себя счастливым. Вопрос «а если» долпустим только в одном случае: что конкретно я буду делать, если это случиться? Чтобы иметь представление о чётком порядке действий, если неприятность всё-таки случиться. переживать из-за возможных неприятностей, предотвратить которые не в наших силах, бессмысленно. Если враг появиться на горизонте — будем его бить, а пока не появился — можно о нём не думать. И радоваться каждому сегодняшнему счастью с надеждой на безоблачное будущее. Так что выздоравливайте и радуйтесь тому, что имеете! Удачи Вам.

Регистрация: 22.01.2007 Сообщений: 8 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Большое спасибо всем за советы и поддержку.

Регистрация: 26.04.2005 Сообщений: 803 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б, а как самоощущение-то? Ощущение-то себя как?!))) Докладывайте))))

Регистрация: 22.01.2007 Сообщений: 8 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

(С ума сойти! Кого-то ещё интересует мое самоощущение?!) После всей серьезности лечения на сегодняшние мелочи и жаловаться то грех: да, прыгает настроение, да, повышенная плаксивость, да, очень не хочется работать, да, мучают приливы. Но всё можно перетерпеть. Зато очень страшно ходить на проверки. А ещё есть ощущение что живу неправильно. Ведь говорят, что эта болезнь — звоночек о том, что человек идет по неправильному пути в жизни, что надо изменить свою жизнь: сменить место жительства или работу или . не знаю что, но поменять ( впрочем, внешность уже сменили).

Регистрация: 11.09.2004 Сообщений: 765 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б, интересует-интересует

А на самом деле, что мешает всё поменять? Вдруг получится лучше, чем раньше

Через радости климакса тоже проходили, мне врач-маммолог, которая меня оперировала и вела вначале, советовала принимать Агнугастон, немецкий препарат, продаётся в аптеках без рецепта, выпускается в каплях и таблетках. В основе — экстракт прутняка, понижает уровень пролактина, чем и помогает сгладить последствия гормональных перестроек. Попробуйте, если Ваш врач не против, от него может быть толк.

Регистрация: 17.03.2005 Сообщений: 419 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Юля Б, а кто ответит, что такое правильный путь, что такое неправильный. И кто из нас ходит только правильными путями? А то что плаксивость повышенная, это, даже если не учитывать саму нашу ситуацию (я имею болезнь, куда там без плаксивости), то в побочках почти любого лекарства, которое мы принимаем, есть депрессия.

А попробовать изменить что-либо в своей жизни можно. У меня не получилось, я особо и не пыталась. Многие и тут на форуме писали, что им удалось открыть свое дело. Ктото образование стал повышать. Кто-то за язаки взялся. Так что пробуйте, а потом поделитесь, ладно?
Здоровья!

Регистрация: 05.03.2006 Сообщений: 187 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Сообщение от %1$s писала:

Регистрация: 21.02.2007 Сообщений: 103 Поблагодарил(а): 0 раз Поблагодарили: 0 раз —>

Август 2005 все ОК(УЗИ), Октябрь 2005 обнаружила маленькое уплотнение самостоятельно.Ноябрь 2005 маммограмма фиброаденома,
11 июля 2006 на контрольном осмотре- срочно оперироваться. Все под вопросом, начинали секторально, потом в процессе операции мастэктомия по Пейти,4 курса САF, ЛТ. 2 месяца ревела, просто не могла говорить, пробовала психотерапевтов, но общение с ними не приносило облегчения. Постепенно пришла к выводу ,что только сама смогу помочь себе. но вот уже несколько месяцев кружусь как заколдованная. Прочитала всевозможную литературу, последнее время становиться тошно от одного упоминания проблемы, но это дало мне своеобразную закалку. Я стала спокойнее относиться к болезни. После операции мне было жутко от того, что я не представляла как я смогу жить постоянно с этим грузом, было жутко, что эти мысли будут приследовать. Так все и было. Но прочитала Саймонтов, Хей,Гудмен, перечитала Солженицина. занялась Ситиным. ( не в оригинале, вносила свои коррективы), очень помогли книги Гогулан. Бросила работу. вся жизнь марафон. сейчас пытаюсь перестроиться, не все сразу удается. Мне кажется нужно что-то делать, пусть не все сразу получится, будут ошибки, это будет поиск, движение. В жизни я всегда была «паровозом», а сейчас немного растерялась. Но все равно прорвемся! Удачи и здоровья всем!

источник

Рак груди – как психологически побороть страшный диагноз

Помощь психолога может понадобиться сразу же, как только человек узнал о своем диагнозе. Женщина, которой сказали, что у нее рак молочной железы, переживает целую бурю сильнейших эмоций: «Этого не может быть!», «Это приговор! Сколько я еще проживу?», «Почему врачи не нашли это раньше?!», «Почему именно я?», «Как жить дальше?»… Надо ли продолжать все эти вопросы, которые мучают и днем, и ночью, оставаясь без ответа? Шок, отрицание, страх, паника, тревога, гнев на врачей и злодейку-судьбу, агрессия, апатия – о том, что творится в душе больного человека, здоровый может только догадываться. Это совсем не прибавляет оптимизма, а, наоборот, отнимает жизненные силы и энергию, которые так нужны для борьбы с болезнью.

Психологический настрой пациентки очень важен, и чем он лучше, позитивнее, тем эффективнее работает иммунная система, тем активнее организм борется с болезнью. Но, во-первых, далеко не всякая женщина способна оставаться оптимисткой в подобной жизненной ситуации, а, во-вторых, далеко не всегда родственники и друзья способны поддержать ее. Не потому, что они этого не хотят, они очень хотят помочь и спасти, просто они – тоже люди, и они также, как и сама женщина, могут испытывать противоречивые чувства – от жалости, ощущения беспомощности и чувства вины до бессильной злости и обиды на несправедливость судьбы и врачей. После осознания всей тяжести ситуации мало у кого хватает физических и душевных сил принять вызов судьбы и бороться, а не уйти в депрессию, опустив руки и оплакивая судьбу. По статистике, наиболее рациональная психологическая реакция («Да, это со мной случилось, но не все потеряно. Нужно бороться. Даже если мне суждено прожить хотя бы полгода, я проживу это время осмысленно, с пользой для себя и моих детей, моих близких»), к сожалению, бывает не часто.

Поэтому нужен профессионал, который поможет справиться с тревогой и неопределенностью, поселившимися в душе, найдет ключ к сердцу пациентки и скажет правильные слова, которые встряхнут, дадут надежду и заставят действовать – бороться за жизнь. Узнав о диагнозе, не стоит терять драгоценное время на пустые вопросы, жалобы и стенания, надо отбросить ложный стыд и стеснение, параллельно с основным лечением, смело обращаться за помощью к психологу, психотерапевту или психиатру.

Ирина Морковкина, кандидат медицинских наук, врач-психиатр, член попечительского Совета ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» МЗ РФ, координатор социальных проектов «Движения против рака»:

«Главный совет, который хочу дать всем женщинам с диагнозом рак молочной железы, – во всем слушать врача-онколога и четко следовать его рекомендациям. Никаких нетрадиционных методов лечения, интернета, советов подруг и родственников. К сожалению, очень многие женщины испытывают тревогу, страх, разные душевные состояния и не всегда доходят до врача. И обязательно обращаться к психологу, ничего постыдного в этом нет. Во всем мире принята практика, что в период лечения и реабилитации онкобольные наблюдаются у психолога или психотерапевта».

В последние десятилетия медицина существенно продвинулась в лечении онкозаболеваний вообще и рака молочной железы в частности. И благодаря применению органосохраняющих методов лечения и реконструкции груди, женщины не чувствуют себя какими-то неполноценными. Но, к сожалению, осознание диагноза и само лечение рака груди сопровождается страданиями – физическими и душевными.

Специалисты говорят, что женщина проходит через «сверхсильный» психологический стресс, переживает «двойную психическую травму». С одной стороны, она осознает, что у нее рак и для своего спасения ей необходимо перенести операцию по удалению молочной железы (мастэктомию), после следует тяжелое лечение. А с другой – трудно смириться с тем, что операция изменит тело, лишив некой сексуальной привлекательности. После больницы, уже дома, слабую женщину настигает второй психологический шок. Перенесенная мастэктомия выбивает подавляющее большинство женщин из привычной для них общественной и социальной среды. Такая кризисная ситуация меняет психику, жизненную позицию, взгляды на все и на всех, отношение к близким, их словам и поступкам.

В этот сложный период формируется дальнейший образ жизни женщины в семье и обществе, поэтому основная задача врачей, психологов, родственников, друзей, коллег – помочь ей справиться со всеми навалившимися трудностями. По мнению онкологов, микроклимат в семье во многом зависит от самой женщины и ее отношения к болезни: чем меньше она будет драматизировать ситуацию (хотя этого будет очень хотеться – давить на жалость и пенять на судьбу), тем больше у нее шансов получить поддержку семьи. Но не стоит впадать в другую крайность и хранить молчание (как самой женщине, так и членам семьи): обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение. Как до операции, так и после всем важно сохранять положительный настрой (это один из важнейших факторов в борьбе с раком), но в то же время, не уклоняться сознательно от негативных (страха, грусти, гнева), чтобы близкие люди не боялись обсуждать свои ощущения и переживания. Искусственное сдерживание естественных эмоций лишь увеличит стресс для больной женщины и создаст лишние проблемы. Как известно, хронический стресс подавляет функции иммунной системы даже у здорового человека, что уж говорить о больном…

Первое, что необходимо будет сделать (как бы тяжело это не было физически и морально) после операции – проанализировать свою жизнь до болезни, постараться выявить факторы, которые могли способствовать развитию рака груди и устранить их, по возможности. Среди факторов риска есть те, повлиять на которые вполне в наших силах – курение, аборты, ожирение, стрессы, переутомление, недосыпы и хроническая усталость. После этого каждый день, медленно, но неуклонно, возвращаться к нормальной жизни и сделать следующее:

• изменить режим дня;
• изменить режим питания, сбросить лишний вес;
• научиться снимать физические и психоэмоциональные перегрузки;
• обязательно следить за своим внешним видом;
• заниматься любимым делом;
• найти «подруг по несчастью», записаться в группу психологической поддержки, заняться просветительской общественной деятельностью – помощью онкологическим больным и их семьям.

Последнее может вернуть к активной жизни быстрее, чем кажется. Исследования, проведенные в США, Европе и России, показали, что пациенты с онкозаболеваниями, которые после выписки из клиники начинают посещать группы поддержки, проходят курс психотерапии с беседами и визуальными упражнениями или психологических консультаций, способны существенно улучшить качество жизни при болезни и меньше подвержены ее рецидивам, а значит, дольше живут.

6 главных поводов, чтобы посетить маммолога

источник

Диагноз мне поставили не сразу. У меня отягощенная наследственность: раком болела мамина сестра, бабушкина сестра. Они, к счастью, выздоровели.

Когда у меня обнаружили в груди уплотнение и врач сказал, что это просто нормальные возрастные изменения, я почувствовала беспокойство и продолжила обследование. Поэтому, когда через два месяца мне поставили диагноз «рак молочной железы», я уже была к нему внутренне готова.

Меня испугало, что лечение продлится долго, минимум полгода. Что я выпаду из своего активного образа жизни: я занималась спортом, у меня сын-спортсмен.

Но самый большой шок испытала, когда мне сказали, что отрежут грудь. Полностью, без вариантов. Вот в этот момент меня переклинило, я сказала мужу, что вообще не буду лечиться.

Я была уверена, что вылечусь, потому что есть пример выздоровевшей тети. Но грудь для меня — символ женственности, и потерять ее было страшно.

В итоге муж нашел врачей, я получила направление в Москву, где мне сделали операцию с реконструкцией. То есть удалили молочную железу подкожно и поставили импланты. Это удалось, потому что у меня была самая ранняя стадия.

Химиотерапию я переносила достаточно тяжело. Не знаю, с чем это связано — с моим организмом или с препаратами.

Когда меня спрашивают, чего ожидать от «химии», я говорю — ничего. Потому что каждый переносит ее по-своему. Кто-то сразу выходит на работу: «прокапались», день полежали, наутро — в офис. Я лежала по 3—5 дней, просто не могла встать с постели, было очень тяжело.

Сейчас существуют препараты, которые снимают побочные эффекты. Но только врач подскажет, как именно их облегчить. Я могу посоветовать разве что настраиваться на лучшее и быть внимательной к себе.

У меня были длинные волосы. Когда они «посыпались», я поняла, что не хочу их собирать с подушки или делать стрижку. Попросила дочку, чтобы она меня побрила, мы даже с ней сняли это на видео и выложили ролик в соцсеть.

Ничего страшного в этом я для себя не видела. Не боялась шокировать публику, не покупала парик, иногда крутила себе чалму. Однажды я приехала к сыну на тренировку, и охранник на проходной не хотел меня пускать внутрь. Спрашивал, куда я и к кому. Попросил показать документы. Это было смешно.

Мне кажется, более болезненно отреагировал муж: он плакал, когда я побрилась.

Для меня же это было символично. Вообще, мне кажется, когда женщина хочет что-то изменить, она делает стрижку. Вот я эти волосы ритуально сожгла с молитвами о выздоровлении.

Я быстро прошла все этапы от отрицания до принятия своей болезни. Спокойно принимала все тяготы химиотерапии, потому что у меня была цель — выздороветь.

И когда вылечилась, закончила последнюю капельницу, наступил этот страшный момент апатии, когда вроде бы все хорошо, но словно находишься в каком-то вакууме.

Это состояние длилось несколько месяцев, потом я пошла к психологу. С его помощью я и справилась с чувством полной бессмысленности. Не знаю, в какой момент оно прошло. Я просто посмотрела на свою жизнь со стороны. Увидела, что все-таки, даже если не ради себя, мне есть ради кого жить.

Читайте также:  Поражения кожи при раке молочной железы

Очень поменялись отношения с мужем. Честно говоря, до диагноза мне показалось, что я с ним разведусь, что он мне чужой человек, что он меня не понимает. Что мы прожили 16 лет вместе и уже давно не родные, нас ничего не связывает.

Болезнь поменяла отношения, мы смотрим друг на друга иначе. Психолог мне помогла увидеть, что муж — не преграда к моему личностному росту, а он — мой ресурс, помощь и поддержка. Он везде ходил со мной, удивляя врачей. Когда было совсем плохо, он держал меня за руку. После операции двое суток просидел рядом.

Благодаря психологу я теперь не делаю ничего, если не хочу. Я стала проще относиться к быту. У меня был синдром отличницы, я считала, что все должно быть идеально. А потом поняла: не должно! Идеального вообще не бывает.

Мне было безумно сложно просить о помощи. Всегда думала, что просить — это унизительно. Я раньше таким человеком была: «все сама». Перфекционистка, и коня на скаку остановлю, и в горящую избу войду, и все такое.

Но когда физически оказываешься беспомощной, когда лежишь в кровати после химиотерапии, то просто не можешь обойтись без помощи.

Еще мне очень помогли разговоры с батюшкой в церкви. Он мне сказал: просить мешает гордыня. Просить — это не плохо, это хорошо, это нужно. Когда мы просим, то даем возможность другому человеку оказать нам помощь. Ему становится понятно, как именно он может помочь.
Я всегда думала, что просить — это унизительно. Но оказалось, это не так.

Очень помогли близкие, тетя, подруги. Некоторые знакомые звонили моему мужу и плакали. Но не надо этого делать. Если хотите поддержать заболевшего раком, нужно просто позвонить, сказать, что все будет хорошо. Слезы и жалость нужны меньше всего.

Люди, сталкиваясь с таким диагнозом близких, почему-то думают, что все должно поменяться, мир рухнет. Нет, можно вести обычный образ жизни. Более того, важно как можно больше в него вовлекать заболевшего человека. Я, например, ходила с подругой в театр, потому что очень его люблю.

Нужно находить повод для радости. Лечение длится минимум полгода, можно наконец заняться тем, на что раньше не хватало времени: выучить иностранный язык, научиться шить или вязать.

То есть максимально стараться разнообразить жизнь, не делать из болезни культ.

После операции меня сразу отправили к реабилитологу, который показал набор упражнений для рук, чтобы их разрабатывать. Они простые, но нужно делать их ежедневно.

Было тяжело, казалось, что рука уже никогда не поднимется. Было ощущение, как будто в ней натянуты канаты. Но все наладилось, через три месяца я уже пошла в бассейн. Ходила на лечебную физкультуру у себя в Твери, сейчас уже занимаюсь йогой, стою на голове, никаких ограничений нет.

Нужно заниматься, заниматься и заниматься. Упорно идти к своей цели, чтобы вернуться к полноценной жизни.

Спустя два года после диагноза, лечения и реабилитации я поехала на восстанавливающую программу в Грузию, организованную Благотворительной программой «Женское здоровье». Там с группой женщин, прошедших лечение от РМЖ работали психологи, арт-терапевты, тренеры.

Я смогла отключиться от повседневной суеты, рутины, погрузилась в себя, свои чувства и размышления. И приняла очень важное решение: не соглашаться на повторную операцию на груди, хотя мне и казалось, что она неидеальна, что можно сделать ее лучше.

Я поняла, что не хочу соответствовать стандартам, быть как те женщины с красивых фотографий в Инстаграме. Я поняла, что не хочу больше стремиться к идеалу, его достичь невозможно. Можно бесконечно переделывать себя, и все равно оставаться недовольной. Признаться себе в этом было тяжело.

В этой поездке я окончательно приняла и полюбила себя.

После всего пережитого я поменяла профессию. Я бухгалтер по образованию, и когда-то мечтала быть парикмахером, но мама сказала, что это не профессия, нужно что-то более практичное. Противился и муж. Сказал: я не хочу, чтобы ты трогала чужие головы.

А сейчас я стала мастером депиляции, и это мне безумно нравится. Я люблю работать с людьми, общаться, мне нравится, когда женщины видят результат, у них загораются глаза, они выглядят счастливыми.

Мне кажется, более позитивной, чем сейчас, я не была никогда. Я настолько наполненная, счастливая. Я вернулась в спорт. У меня стали лучше отношения с мужем, очень повзрослели дети.

Мой главный совет женщинам с РМЖ — верить, что ты будешь здорова. И верить в свои силы. Тогда они непременно появятся, чтобы все это преодолеть.

Благодарим Aviasales за помощь в подготовке материала.

источник

В октябре по всему миру прошли информационные кампании по поводу рака молочной железы. Как болит при онкологии и нужно ли начинать скрининг, если ничего не беспокоит? «Правмир» записал реальные истории женщин о борьбе с раком груди и взял комментарий у специалиста.

“Эта бодренькая старушка сказала, что у меня рак”
Анна, 42 года, на момент постановки диагноза — 38 лет

Узнала о диагнозе я в 2014 году. До этого три года была на учете у маммолога: он наблюдал фиброзно-кистозную мастопатию. Каждые полгода я приходила к врачу — меня осматривали, делали УЗИ, говорили пропивать определенные препараты. Все рекомендации я выполняла в обязательном порядке.

Новообразование находилось в нетипичном месте — в дополнительной дольке молочной железы, почти под мышкой, за грудью. Как-то не хотели на него обращать внимание. За три месяца до того, как мне поставили диагноз – рак молочной железы IIIC стадии — я была на приеме у известного врача. Объяснила, что меня беспокоит, он посмотрел УЗИ, все обследования, сказал, что с фиброзно-кистозной мастопатией живут 95% женщин, рекомендовал пропить курс лекарств, сделать пункцию в своей поликлинике. Дообследоваться на месте не предложил.

Я ушла, а дискомфорт — как выяснилось позже, от этой опухоли размером с фасоль — нарастал, я уже не могла спать на том боку, пошла в районную поликлинику.

Маммолог, осмотрев меня, сказала:

Такое впечатление, что это что-то плохое, давай-ка сразу пункцию сделаем.

Через 10 дней эта бодренькая старушка озвучила, что у меня рак, и надо незамедлительно начинать лечение.

Из ее уст это не звучало как-то трагично. Но, провожая меня из кабинета, она добавила:

Деточка, где же ты так долго гуляла?

Я сразу пошла вставать на учет в онкодиспансер. Три недели я ждала очереди, а в регистратуре никто не подсказал, что при первичном обращении по направлению с уже установленным диагнозом я имею право получить консультацию онколога в течение пяти рабочих дней. В тот период у меня не было финансовой подушки, чтобы обследоваться платно.

Анна

Химиотерапия длилась около четырех месяцев. На нее был хороший отклик, затем сделали полную мастэктомию — удалили грудь и лимфоузлы, через пару месяцев был курс лучевой терапии. Весь цикл лечения пройден, впереди пять лет гормонотерапии. По истечении этого времени, на основании результатов лечения, химиотерапевт даст дальнейшие рекомендации.

Сейчас я живу обычной жизнью. Нахожусь в процессе реконструкции груди, причем так получилось, что реконструктивную операцию делали день в день с первой операцией. Но с интервалом в три года. Изначально, я не планировала делать восстановительную пластику, меня не смущало, что нет груди, у меня не было ограничений, я могла ходить в спортзал, заниматься танцами и йогой, нормально себя чувствовала, грудь небольшая — не было видно асимметрии. Но соблазнилась на реконструкцию, потому что многие из моего окружения начали делать такую пластику — девчонки ходили очень довольные, глаза блестели. И я пошла за компанию — была только на одной консультации у хирурга и сразу решилась.

После лучевой терапии я долго восстанавливалась — после радикальной мастэктомии осталось минимальное количество ткани, которая еще ощутимо пострадала после лучей. Я даже не представляла, что можно будет что-то с этим сделать. У меня была просто впадина на месте груди, ребра, обтянутые кожей. Но доктор как-то совершил волшебство. Уверена, результат будет лучше, чем до начала лечения!

Потом я познакомилась с программой «Женское здоровье», стала в качестве волонтера посещать больницу, вскоре меня пригласили на работу в программу и я стала координатором. Мы общаемся с женщинами, которые недавно узнали о своем заболевании и только вчера сделали операцию на груди. Не вмешиваясь в план лечения, мы делимся своим опытом, отвечаем на вопросы, на которые может ответить только тот, кто пережил рак груди.

Личная жизнь? Мой семейный статус не изменился, но я думаю, что все впереди. Поклонники есть, но близких отношений нет, и это не зависит от того, была ли операция. Вовсе нет. Пока нет человека, с которым в горе и в радости я буду счастлива так же, как счастлива сейчас.

Но скажу вам, за четыре года жизни с онкологическим диагнозом я многого насмотрелась и наслушалась. Несмотря на то, что на дворе 21 век, мифы по поводу рака и табуированность темы еще встречаются. Много заблуждений и непонимания этого диагноза — не только среди обычного населения, но иногда и медперсонала.

После приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог
Марина, 48 лет, на момент постановки диагноза — 45 лет

У меня появилась шишка. Поначалу она то исчезала, то появлялась. Я закрутилась, заработалась, куча событий во всех сферах жизни, просто шквал какой-то, и мне стало не до этого. Потом я поняла, что я странно себя чувствую и очень сильно устаю. Знакомая гомеопат посоветовала провериться – я еще погуляла, были трудности в семье, но в конце-концов записалась на прием к маммологу.

За день сделали все базовые анализы, платно.

Результата биопсии надо было ждать неделю, но снимки доктор видел, я спросила напрямую – скажите честно, что вы думаете. Он посмотрел, говорит: молодец, что пришла, наш пациент. Биопсия все подтвердила.

Были понятные шаги – один за другим. Первой была операция, операционная гистология совпала с первичной. Расписали план лечения. Вкатили по полной программе восемь химий, лучевая терапия. С момента диагностики до того, как все закончилось, прошёл год.

Пока я сдавала анализы, я работала. После операции была на больничном месяца четыре. За это время договорилась об изменении графика — я работала удаленно, в офис приезжала, когда могла. Здесь, спасибо моему работодателю, они пошли навстречу и поддержали – посмотрели, какие сегменты я в этом состоянии могу закрывать, и так мы продолжали работать.

Сейчас я уже три года принимаю гормонотерапию — это часть моего лечения, мне пить ее еще несколько лет. Да, жизнь стала другой. Друзья — кто-то отсеялся, это стандарт, обычная история. Члены семьи есть разные, ближайшие — поддержали во всем, а кого-то я не стала информировать. Так получилось, что брак распался до диагноза. Я много всего переосмыслила, после приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог.

За несколько лет до всей этой истории мне в руки попала книга Яны Франк – художницы и иллюстратора, семья которой из Узбекистана уехала в Германию. Она заболела раком — была тяжелейшая история с кишечником, она выбралась из всего этого и рассказывала о себе и лечении. В Германии в план лечения входят сессии с психологом, и если человек отказывается, его лишают страховки – потому что это значит, что он не хочет лечиться.

Работа с психологом – это серьезный, очень важный этап реабилитации, и я очень надеюсь, что это когда-нибудь будет у нас.

Я не ощущала ничего в груди, но при обследовании кишечника нашли опухоль
История 3. Ирина, будет 47 лет, на момент постановки диагноза — 42 года

В какой-то момент я почувствовала, что чем-то болею: как будто что-то со мной не так, я уставала. Я пошла к терапевту — анализы нормальные, все хорошо. И тогда я почему-то решила, что у меня рак, и пошла к онкологу за деньги.

Первый онколог сказал: расслабься, все хорошо. Второй онколог меня пощупал, в том числе и грудь, сказал, что ему не нравится мой кишечник. Вот в процессе обследования кишечника, на КТ, и нашли опухоль в молочной железе. Но я не ощущала ничего в груди.

Диагноз был поставлен в конце года, и мне сказали, что процесс получения квоты будет длительным. Начитавшись всего, я решила лечиться платно. Когда пришла гистология и иммуногистохимия, врачи решили, что рак не такой агрессивный, и начали с операции. Но когда стали пересматривать материал после операции, оказалось, что рак не такой простой.

Начали делать химию – я прошла четыре курса, до сих пор прохожу гормональную терапию. Еще мне сделали овариэктомию (операция по удалению яичников), когда анализы более-менее пришли в норм, мне стало полегче.

Я хотела второго ребенка. Врач сказал:

Тебе 42, когда ты закончишь пить таблетки и можно будет рожать, тебе будет 47, ну куда уже, зачем?

Я подумала-подумала, и правда – я согласилась на вторую операцию достаточно быстро.

Диагноз мне поставили 20 октября, операция была 17 ноября, а химию я закончила 12 февраля. Вторая операция была в конце мая. В общей сложности семь месяцев. Сейчас каждый день в определенное время я пью таблетку — делать так нужно в течение 10 лет, я пропила уже 4 года. Обследования сначала были раз в три месяца, потом — раз в полгода, сейчас — раз в год.

Жизнь стала немножко другой. Из плюсов: полностью изменилась моя профессиональная направленность, болезнь привела меня в сферу, про которую я даже не думала. До диагноза я работала заместителем директора крупной компании, а сейчас я научный сотрудник в учебном заведении. Мне это нравится, первая работа — это работа для денег, а это — работа для себя. В семье сказали: главное, чтобы тебе было лучше.

Мы с мужем почувствовали, что мы вместе и более сильные. Это испытание, но оно было нами пройдено. Наши отношения перешли на другую стадию, стали лучше.

Изменилось внутреннее ощущение себя, но произошло это не быстро. Я не скажу, что сразу была оптимисткой, я плохо себя чувствовала физически, у меня были психологические проблемы из-за переживаний, а потом в какой-то момент все изменилось, не сразу. Люди вели себя по-разному, с некоторыми знакомыми и друзьями мы стало общаться намного меньше, но появились другие.

Рассказывает врача-рентгенолог, консультант программы “Женское здоровье” Ольга Пучкова:

В области молочной железы боль может по нескольким причинам:

– Межреберная невралгия – самая распространенная ситуация. У женщины заболело справа – ныло-ныло и прошло, снова начало ныть, потом снова прошло. Это боль, связанная с позвоночником и ущемлением нервных окончаний в нем.

– Циклическая масталгия — боли предменструального характера. Боли, связанные с молочной железой циклически и функционально, всегда симметричны и касаются обеих желез, клетки одни и те же. Не бывает такого, что только в одной железе есть неприятные ощущения, а в другой нет. Начинаются после овуляции, у кого-то могут быть за две недели до менструации, у кого-то — за два дня, но всегда – после середины цикла.

– Третий вариант — боль, связанная с прорастанием опухоли в нерв. Такая боль постоянная, выраженная, не проходящая вообще. И это большие размеры опухоли, ее сложно с чем-то спутать, и уже есть определенная клиническая картина.

Есть крупные, серьезные исследования, доказывающие, что скрининг при раке молочной железы эффективен. Самые большие программы запущены в Финляндии, Швеции и Голландии и показывают результаты снижения смертности на 50%.

В Финляндии и Голландии скрининговый возраст 50-69 лет, в Швеции — 40-69 лет. В этих странах нет однозначной концепции относительно того, когда начинать скрининг и об интервале между обследованиями. В Швеции принято обследоваться раз в год с 40 до 55 лет и раз в два года, начиная с 55 лет. Они объясняют это биологией рака и возрастом — чем моложе пациентка, тем агрессивнее рост опухоли, поэтому интервал обследования короче.

В Финляндии скрининг раз в два года, в Голландии сейчас обсуждается включение в скрининг женщин с 40 лет.

Если у женщины нет никаких жалоб, ее ничего не беспокоит, то никакие обследования ей не нужны. Дело в том, что у обследования есть положительный результат — выявление рака на ранней стадии, когда он не угрожает жизни, а есть отрицательный — выявление незначительных изменений, которые требуют, тем не менее, каких-то вмешательств — вплоть до биопсии.

Врачи понимают, что до 40 лет вероятность заболеть РМЖ очень низкая, проводить скрининг не целесообразно, а вероятность ложноположительных результатов и выполнения ненужных исследований крайне высока – чего мы пытаемся избегать.

Но если есть жалобы на уплотнение, изменение цвета кожных покровов, формы железы, вытяжение соска или выделений из него – речь идет уже не о скрининге, а о диагностическом обследовании – за один его раунд женщине может быть сделана и маммография, и УЗИ, и биопсия, чтобы подтвердить или исключить проблемы.

Если есть отягощенная наследственность, есть мутации в генах — этим пациенткам раз в год, начиная с 25 лет, делают МРТ с контрастом. Этот скрининг работает в США, Италии и Израиле.

Причиной мастопатии является генетический вариант строения железы, с ним ничего сделать нельзя — это бесполезно и бессмысленно. Плотный фон для рентгенолога – это как облака для пилота, он снижает чувствительность маммографии. Но из-за этого плотного фона мы не призываем чаще обследоваться, возможно лишь добавление УЗИ к маммографии для этих женщин.

Женщина же должна знать, что вариант строения ее железы – такой, он не требует приема никаких препаратов. Распространено назначение «Мастодинона», но этот препарат работает при предменструальной боли, он не рассасывает кисты, фиброзножелезистая ткань никуда не девается – это утопия.

Читайте также:  Все про рак груди у женщин

Поэтому если женщину ничто не беспокоит и не болит, она просто живет с этим и регулярно обследуется. На мой взгляд, лучше раз в год, хотя единого мнения на этот счет нет.

источник

В октябре 2017 года исполняется 25 лет с момента запуска Кампании против рака груди, инициированной корпорацией Estée Lauder. В этом году в рамках Кампании против рака примут участие 15 косметических брендов Estée Lauder, среди которых La Mer, Tom Ford Beauty, Jo Malone London, Estée Lauder, Clinique, Bobbi Brown и другие. Во всех магазинах уже появились специальные лимитированные косметические продукты, денежные средства от продажи которых будут направлены на финансовую поддержку Фонда медицинских исследований рака груди (BCRF).По случаю этой круглой даты мы решили разобраться, как продвинулась медицина в лечении и профилактики этой страшной болезни, которая в XXI веке приняла практически массовый характер. Эксклюзивно для Beautyhack.ru — интервью лучших специалистов в области онкологии молочной железы.

Заболеваемость рака груди растет быстрыми темпами, и это, увы, мировая тенденция. За прошлый год в нашей стране зарегистрировано на 18 000 случаев этой болезни больше, чем в 2006 году. Это последние статистические данные, собранные со всей территории России. За десять лет рост всех онкологических заболеваний увеличился на 16,8 %, из них только на рак молочной железы приходится 21,2% всех случаев. Это печальные цифры.

Высокий онкологический риск наблюдается не только в России, но и во всем мире. В Китае темпы роста рака молочной железы – +5% в год. В Таиланде, Вьетнаме – рост от 4% в год и больше. В Японии 50 лет назад рак молочной железы практически не диагностировался. По онкологическим заболеваниям у них всегда лидировал рак желудка, и это было связано с традициями и особенностями питания.

Сейчас у японских женщин темпы роста рака груди самые высокие в мире, они увеличиваются на 5,2 % в год. В Америке и Европе – на 1- 2%, у нас в России – на 2,54%. Безопасных стран, где не было бы этой болезни, больше нет.

В то же время, нужно отметить, что люди стали более информированными и ответственными в вопросах здоровья. Проблеме онкологии в России стали уделять больше внимания даже на уровне обычных поликлиник. Раньше на профилактических медицинских осмотрах выявляли всего 22% случаев этого заболевания, а теперь этот показатель вырос до 40% . Женщины стали обращаться к врачам с первыми симптомами, и рак груди теперь гораздо чаще выявляют на ранних стадиях. А, как известно, чем раньше с этой болезнью начинаешь бороться, тем выше шансы на полное излечение от нее, да и лечение проходит для пациента гораздо легче и быстрее.

В старых учебниках раньше писали: рак молочной железы чаще встречается у женщин пожилого и старческого возраста после 60-70 лет. Но в 1970-80-х годах не было такой острой проблемы с онкологией. В статистике даже не учитывались случаи заболевания в молодом возрасте, они практически не встречались. За последние годы ситуация очень сильно изменилась, все чаще стали появляться пациентки в возрасте от 36-45 лет. Рак груди молодеет. Не так давно нам пришлось поставить диагноз девушке, которой было всего 19 лет, а другой нашей пациентке всего 24 года. Рак молодеет, и это тоже мировая тенденция. По последним данным в России рак молочной железы у женщин до 30 лет встречается в 4,1% случаях, а пик заболеваемости приходится на 46 – 60 лет.

Ни один медик вам не назовет одну единственную причину, потому что их сотни! Но несколько решающих факторов все же можно выделить. Один из них – это урбанизация и рост населения в мегаполисах. Современный образ жизни в большом городе, плохая экология, постоянные стрессы – все это значительно повышает риски возникновения злокачественных образований. Хотя перенесенный нервный стресс в одних случаях может снизить иммунную реакцию организма, а в других – наоборот, стимулировать ее.

Но, так или иначе, статистика заболеваний, выявленных в больших мегаполисах, в несколько раз превышает статистику в сельской местности. Многие считают, что в регионах с медициной ситуация обстоит хуже, и случаи онкологии просто не диагностируют. Но это не так. Как только страна выходит на определенный уровень экономического развития, рост онкологии молочной железы возрастает. Эта закономерность хорошо прослеживается на примере с Ливаном. До гражданской войны в 1975 году это было наиболее светское государство Ближнего Востока, Бейрут даже называли «Ближневосточной Швейцарией». Мой коллега писал диссертацию по проблеме онкологии в этой стране – статистика впечатляет. Если сравнивать Ливан с другими мусульманскими странами региона, отчетливо видно, что период экономического роста этой страны совпал с ростом заболеваний раком груди. Откуда такая странная закономерность? Потому что большинство светских, образованных и обеспеченных мусульманских женщин из больших городов уже не готовы рожать по 10 детей, как это делают в селах. А рождение детей и грудное вскармливание – один из существенных факторов, снижающих риски появления рака груди.

Другой важный фактор, провоцирующий рак – это неправильное питание и фастфуд, но он также косвенно связан с урбанизацией и городским образом жизни.

Согласно последней статистике рак молочной железы встречается у женщин с проблемой ожирения в четыре раза чаще, чем у тех, у кого нормальный вес тела. Именно фастфуд американские онкологи ставят на первое место среди всех причин роста онкологического риска.

Среди косвенных факторов можно также назвать гормональные нарушения, которые носят хронический характер. Если в организме наблюдается гормональный дисбаланс, на него реагируют все гормонозависимые органы, а молочная железа – это орган-мишень №1. Но в то же время четкой взаимосвязи между гормональными нарушениями и раком груди нет. На практике были сотни пациенток с абсолютно идеальными показателями по гормонам и c диагнозом «рак молочной железы».

Повышают онкологические риски наследственные мутации в генах BRCA-1 и BRCA-2, которые увеличивают предрасположенность, но не гарантируют развитие болезни. Это как прогноз погоды. И случай с Анджелиной Джоли показателен больше как пример канцерофобии. Несмотря на высокие риски развития рака, он мог так и не развиться. В медицинской среде даже есть поговорка: «Все боятся рака, но умирают от инфаркта». Что может развиться в организме за интервал в 15-20 лет никто не знает. И стоит ли прибегать к таким превентивным мерам, как сделала Джоли, – вопрос очень спорный.

Рак груди – это очень многофакторное заболевание. Если подойти к стене и удариться головой, то сразу становится понятно, почему она заболела и почему появилась шишка. В случае с раком не так все просто. Даже если вы правильно питаетесь, занимаетесь спортом и ведете здоровый образ жизни, никто не сможет на 100% гарантировать, что у вас никогда не будет онкологии, также как и то, что она у вас обязательно будет.

Как известно, 6-месячное грудное вскармливание уменьшает риск развития рака молочной железы на 0,5 %. А если оно продолжалось в течение года, то – на 1%. Это научно доказанные факты. В то же время планировать беременность нужно только, когда вы полностью уверены, что у вас в груди нет никаких патологий.

Как рождение детей связано с онкологическим риском?

Каждый менструальный цикл у женщины увеличивается количество неправильных клеток, которые могут послужить началом запуска механизмов канцерогенеза или, проще говоря, развития рака.

В организме годами скапливаются особые недоокисленные вещества, которые разрушают защитную систему клетки.

Посмотрите статистику нашей страны до 1913 года, то есть более 100 лет назад. Первые месячные у девочек начинались в 15 лет, замуж выходили в 17-18 лет, рожали по 5-7 детей и долго вскармливали ребенка грудью. Количество менструальных циклов в течение жизни у женщины начала ХХ века было всего около 100. Что происходит в наше время? Современная женщина рожает 1-2 раза, первые менструации у нее начинаются в 12, последние – около 50 лет, общее количество менструальных циклов – более 400. Таким образом, риски заболеть раком молочной железы увеличиваются многократно. Изменился не только возраст полового созревания, но и другие биологические факторы. Природой предусмотрено, что пока женщина кормит грудью, ее менструальный цикл не восстанавливается. Но у многих современных женщин он восстанавливается уже на 2-3 месяц после родов даже на фоне грудного вскармливания.

Если у вас нашли какое-то образование в груди, это еще не значит, что у вас рак. Доброкачественные опухоли в молочной железе выявляются в 25-30 раз чаще, чем злокачественные. Лечение кист, фиброаденом и других образований в каждом конкретном случае подбирается индивидуально. Если женщина находится в менопаузе, то можно ограничиться регулярным наблюдением. Но если доброкачественные образования обнаружены у молодой, еще не рожавшей девушки, мы настоятельно рекомендуем их лечить или удалить до наступления беременности.

На состояния здоровья молочных желез особенно стоит обратить внимание женщинам, планирующим беременность ЭКО. Этот метод предполагают длительную гормональную стимуляцию. И не один репродуктолог не возьмет пациентку на ЭКО, если в ее истории болезни выявлены доброкачественные патологии в молочной железе.

Об этом не часто говорят, но под воздействием гормонов, которые вырабатываются в организме женщины во время беременности, происходит активный рост и преобразований любых опухолей.

И если в организме есть необнаруженные ранее злокачественные образования, в период беременности они развиваются стремительно быстро.

К сожалению, есть такие печальные случаи, как рак молочной железы, ассоциированный с беременностью. Грудь в этот период сложно обследовать, и зачастую рак диагностируется уже на поздних стадиях. Но даже в таких редких ситуациях отчаиваться не нужно, сейчас есть препараты, которые можно назначать, не прерывая беременность, так как они не проникают через плаценту.

Ранняя диагностика позволяет не только сохранить жизнь, но и значительно улучшить ее качество. В современной онкологии в настоящее время широко применяются методы органо-сохраняющих и реконструктивно- пластических операций. После удаления злокачественных образований остаются едва заметные швы, форма груди полностью восстанавливается. И зачастую следующим этапом пациентки «подгоняют» по форме здоровую грудь под ранее прооперированную, потому что она выглядит более подтянуто и красиво.

В современной диагностике применяется комплексный подход. На сегодняшний день «золотым стандартом» выявления опухолей в груди является маммография. И если обнаружены опухоли, на помощь приходят другие методики: УЗИ, пункция. COR-биопсия и иммуно-гистологическое исследование. Сейчас практически в каждой лаборатории можно сдать анализ крови на онкомаркеры, это метод диагностики сейчас очень популяризирован, но не стоит его расценивать как альтернативу маммографии. Именно маммография позволяет достоверно точно выявить как злокачественные, так и доброкачественные образования в груди.

По приказу Минздрава России маммографию в обязательном порядке должны проходить раз в два года все женщины в возрасте с 39 лет до 75 лет. Это означает, что по полису ОМС вы можете получить эту профилактическую услугу бесплатно. Но, как я говорил уже ранее, рак не спит, он молодеет. Я настоятельно рекомендую регулярно обращаться к маммологу всем женщинам не реже, чем раз в год. Профилактические осмотры нужно проводить регулярно с 25 лет. Возраст уже не играет решающей роли, особенно если у вас есть хоть малейший повод для беспокойства в груди.

Ежегодное обследование позволяет выявить развитие начальных форм рака молочной железы в 83% случаях.

Не нужно бояться онкологов и маммологов, при первых подозрениях или каком-то дискомфорте в груди нужно сразу идти к специалисту. Регулярно проводите самообследования груди и обращайте внимание на уплотнения, которые остаются после менструации. Если накануне начала нового менструального цикла вы обнаружили в груди новые образования, не паникуйте. На 5-12 день после начала менструации проверьте, остались ли они. Если да, запишетесь на прием к врачу. Также должны насторожить самопроизвольные выделения из сосков.

Рак не развивается за одну ночь, один день или неделю. В Англии было проведено большое ретроспективное исследование, которое показало, что рост злокачественного образования от одной клетки до размера в 1 см (это 0-ая стадия рака) проходит за 4 года и 7 месяцев. То есть времени для ранней и своевременной диагностики у всех более, чем достаточно.

Научно доказано, что мутации в генах BRCA1 и BRCA2 повышают риск развития рака молочной железы на 80% и яичников на 60%. Пациенты с такими генетическими поломками составляют примерно 15% от всех случаев заболеваемости раком молочной железы.

На практике встречаются случаи, когда у женщины выявляются мутации только в одном из этих двух генов, а бывает, что сразу в двух.

В отличие от BRCA2, мутации в BRCA1 связаны с более агрессивными формами рака и высоким онкологическим риском, который начинается с 35-40 лет и сохраняется в течение всей жизни. Но, так или иначе, риск – это еще не гарантия того, что заболевание обязательно разовьется. И у носителей этой генетической патологии всегда есть определенный шанс, что рака груди у них не будет.

К сожалению, генетические мутации в BRCA1 и BRCA2 являются наследственными. И если один из родителей является их носителем, в 50% случаях он может передать их своим детям. Наследоваться они могут как по женской, так и по мужской линии. У мужчин эти генетические изменения не так сильно, как у женщин, но повышают риск развития рака грудной железы и простаты.

Бывают случаи, когда генетические поломки проявляются через одно или два поколения. Например, бабушка в раннем возрасте болела раком груди, у нее родился сын, у которого не было онкологии, а у него родились дочери, у которых был диагностирован рак молочной железы или яичников в достаточно раннем возрасте.

Не всегда историю болезни семьи можно достоверно составить, потому что люди погибали и во время войны и от других болезней, и рак просто не успевал у них реализоваться. В любом случае в наши дни о наличии наследственной предрасположенности к раку груди может узнать каждый человек, сдав генетический тест.

На самом деле, не только ошибки в BRCA1 и BRCA2 повышают вероятность возникновения рака груди и яичников, есть еще и другие опасные мутации, которые встречаются реже. Например, в генах СНЕК2 и NBN. Онкологические риски не такие высокие, как в случае с первыми двумя генами, но они составляют около 30%, в отличие от 80% риска для мутаций в гене BRCA1. Существуют также генетические повреждения в ДНК, которые вызывают «синдром Линча» – это редкое наследственное заболевание, которое повышает риск развития рака не только груди, но и кишечника, поджелудочной, щитовидной железы и головного мозга.

Для некоторых популяций характерны определенные генетические мутации, просто потому что у этих людей есть общий предок в каком-нибудь 50-м поколении. Например, в Танзании очень часто встречается альбинизм, а в России по статистике каждый 45 человек является носителем мутации гена, связанной с заболеванием, которое называется спинально-мышечная атрофия. У каждой популяции есть свой список генетически обусловленных болезней. Что касается мутации в генах BRCA1 и BRCA2, они встречаются в разы чаще у евреев-ашкенази. К сожалению, это печальная закономерность.

Многие женщины, которые являются носителями генетических мутаций в BRCA1 и BRCA2, боятся, что передадут их своим детям. Пожалуй, самый эффективный способ победить эту патологию – это ее предотвратить на стадии планирования беременности с помощью технологии ЭКО с генетическим исследованием эмбрионов. Когда оплодотворенная яйцеклетка развивается еще в условиях лаборатории, ее можно исследовать на наличие любых генетических мутаций, в том числе и тех, что провоцируют риск возникновения рака груди.

Эта процедура называется «Преимплантационное генетическое тестирование», или сокращенно ПГТ. Эмбрионы, которые являются носителями исследуемых генетических поломок, не используются для переноса в матку. Таким образом, происходит искусственный отбор только здоровых яйцеклеток. И женщина, вынашивая беременность, точно знает, что ее ребенок не унаследует генетическое заболевание.

Технологии ПГТ уже более 15 лет, она доступна и в Москве, и в других регионах России. Конечно, такие исследования пока дорогостоящие. В среднем тестирование одного эмбриона составляет около 25 тысяч рублей.

А когда делают ЭКО, врач работает как минимум с 2-3 яйцеклетками. Но шансы родить здорового ребенка того стоят!

Само словосочетание «генетическая мутация» многих пугает и ассоциируется с сюжетом какого-нибудь фильма ужасов. На самом деле, не все так страшно, ученые недавно установили, что в наши дни абсолютно любой, даже самый здоровый человек является носителем как минимум 10-20 разных генетических мутаций. Чем старше становится человечество, тем больше будет накапливаться этих патологий. Далеко не все они приводят к развитию каких-либо болезней. Риск для здоровья обусловлен тем, в каких именно генах случилась поломка.

Гены BRCA1 и BRCA2 есть у каждого человека, и они ответственны за очень важный процесс в организме – восстановление повреждений ДНК, которые могут возникнуть при обычном делении клеток.

Пока мы живы, все клетки наших органов непрерывно делятся, каждый раз копируя ДНК. Во время этого процесса неизбежно возникают ошибки, это абсолютно нормально.

В организме для их исправления существуют специальные белки, которые как раз и запускаются генами BRCA1 и BRCA2. И если сравнивать человеческий организм с компьютером, то эти гены работают по принципу антивируса. Когда его нет, мы становимся более уязвимыми.

Что происходит, когда в этих генах происходит мутация, и они начинают некорректно работать? Количество поломок при делении клеток с возрастом накапливается, организм их не видит и не успевает во время починить. Конечно, не каждая ошибка в клетке приводит к раковому перерождению. Очень много факторов влияют на возникновение онкологической опухоли. Но вероятность того, что рано или поздно такая судьбоносная поломка произойдет в критически важном участке ДНК, в разы увеличивается.

К сожалению, исправить поврежденные гены у взрослого человека пока невозможно, и эффективной генетической терапии для рака молочной железы не разработано. Но эта отрасль в медицине постоянно развивается, и сейчас проводятся эксперименты по усовершенствованию так называемой технологии «генетических ножниц», CRISPR/Cas9. Это открытие было сделано буквально несколько лет назад. Ученые смогли запрограммировать специальные белки так, чтобы они вырезали поврежденный участок ДНК и заменяли его на исправленный.

Проблема в том, что эта разработка пока что вызывает ряд побочных эффектов. Вместо одной генетической заплатки эти «генетические ножницы» делают кучу других ненужных починок, которые приводят к еще большим мутациям. Возможно через какое-то время ученые научатся использовать эту технологию для прицельного лечения опухоли. Но о коррекции ДНК клеток во всем организме пока еще очень рано говорить.

Читайте также:  Лучевая терапия при раке молочной железы презентация

На сегодняшний день в мире есть несколько способов профилактики. К ним относится назначение препаратов-антиэстрогенов, но ее, как правило, назначают только после 45 лет, когда женщина уже родила и не планирует в будущем заводить детей. Другой способ – это профилактические операции по удалению органов-мишеней – молочной железы и яичников. Именно их себе недавно сделала Анджелина Джоли, но такие операции в нашей стране пока не разрешены.

И, конечно, самый главный совет для всех, у кого обнаружили повреждения в этих генах, – регулярно проходить медицинский скрининг, вести здоровый образ жизни и не подвергать свой организм стрессу. В первую очередь необходимо избавиться от всех вредных привычек, например, бросить курить. Потому что канцерогены табачного дыма влияют на обмен эстрогенов и повышают вероятность возникновения ошибок при клеточном делении. Особое внимание необходимо уделять своему питанию и следить за своим весом. Ожирение приводит к тому, что в организме вырабатывается большее количество эстрогенов и возрастает уровень окислительного стресса, провоцируя запуск воспалительных процессов.

Зная о своей генетической предрасположенности в юности, можно в какой-то мере скорректировать и выбор профессии. Например, в стюардессы в таких случаях, наверное, лучше не идти, просто потому что радиационный фон в небе всегда выше.

И если женщина 15 лет постоянно работает в небе, она естественным образом его в себе накапливает. Рентгенолог – тоже не самый лучший выбор профессии для таких людей по этой же причине.

Генетические обследования доступны во многих медицинских учреждениях, это больше не редкость. Их можно сделать не только в Москве, но и в регионах. При желании и финансовых возможностях можно даже целый геном проверить, но зачастую в этом нет необходимости и такое исследование назначают не часто. В нашем медицинском центре «Атлас» также можно пройти весь спектр генетических тестов. У нас есть общий скриннинговый тест, который дает информацию о более, чем 300 показателей здоровья. Но если ваша цель – это проверить себя на все наследственные формы онкологии, перед сдачей анализов лучше пройти консультацию с генетиком, он лучше сориентирует, какие именно панели анализов нужны в вашем конкретном случае. Нельзя сказать, что какие-то тесты плохие, а какие-то хорошие, просто они разные и выбираются индивидуально под каждого пациента, его задачи и цели.

Генетический анализ проводят не только для того, чтобы знать о своих онкологических рисках, но и для того, чтобы выбрать наиболее эффективное лечение в случае возникновения заболевания.

Зная, что рак не приобретенный, а ассоциированный генетической мутацией, онкологи могут подобрать наиболее эффективные препараты, которые помогут именно в этом случае.

В лечении рака молочной железы за последнее 15-20 лет был сделан огромный шаг вперед. Наблюдается прогресс как в лекарственной и лучевой терапии, так и в хирургии. Во-первых, появились таргетные препараты, которые воздействуют прицельно на клетки опухоли, а не на здоровые. Таргетная терапия подходит в 15-20% случаях рака молочной железы, но она существенно повышает шансы на успех в лечении. Во-вторых, используются аппараты нового поколения, которые позволяют проводить лучевое облучение на высочайшем уровне, не повреждая окружающие ткани. Широко внедряются в практику и новые гормональные препараты.

Один из главных стереотипов – что лечение рака молочной железы проходит всегда очень тяжело и подрывает общее здоровье, наконец-то удалось разрушить. Конечно, от побочных эффектов пока еще не удалось полностью избавиться, но мощный прорыв в этой области уже имеет место быть. Пациентки переносят лечение намного легче, чем раньше. Это уже не те больные, которые после химиотерапии не могли работать и вести нормальный образ жизни. Сегодня через день-два многие выходят на работу, и даже отказываются от госпитализации, конечно, если речь не идет о запущенных формах заболеваниях.

Раньше в России онкологи подходили к лечению стандартно, ведь и знаний о природе злокачественных опухолях было намного меньше. Сегодня научная база об онкологии в разы увеличилась, появилось такое понятие как «молекулярно-биологический тип опухоли», на основании которого мы можем прогнозировать риск рецидива и роста отдаленных метастаз.

Еще лет 20 назад это была неизученная область в онкологии, и выбор лекарственных препаратов был минимальным, а в арсенале гормонотерапии вообще существовало только два препарата. Это все сильно ограничивало как пациента, так и врача. Лечение рака молочной железы было стандартизировано, но с появлением новых препаратов медицина стала более персонализированной. И сегодня у нас есть возможность индивидуально обследовать каждую пациентку и назначать лечение, которое подойдет именно ей.

Несмотря на появление препаратов нового поколения, хирургия по-прежнему остается основным этапом лечения. Исключение составляет совсем запущенные формы рака молочной железы, так называемая 4-ая стадия, когда идет поражение не только молочной железы, но и метастазирование в других отдаленных органах. Удаление первичного очага необходимо всегда, включая самые ранние стадии рака молочной железы. В некоторых случаях операцию проводят до лекарственной терапии, в других – после.

На фоне предоперационной лекарственной терапии мы часто видим частичную или даже полную регрессию злокачественной опухоли, которая может вообще полностью исчезнуть, и ее уже невозможно обнаружить на ультразвуковом исследовании и на маммографии.

Это случается довольно часто. В таких случаях хирургически удаляется зона опухоли, которую заранее до лечения специально помечают маркерами. Почему все равно нужна операция? Потому что рано или поздно происходит возврат заболевания, так называемый рецидив, и в результате прекращения лекарственной терапии первичный очаг может возобновить рост опухолевых клеток.

Да, правда. Это лет 30 назад хирурги-онкологи удаляли все по максимуму, чтобы предотвратить дальнейший рост опухолевых клеток. В наши дни научно доказано, что полное удаление молочной железы не влияет на прогноз заболевания. Приходится даже переубеждать пациенток на органосохраняющие операции, потому что страшилки из серии «если не отрезать все, то рак вернется» по-прежнему живут в сознании многих.

В Европе отказались от калечащих операций еще в конце 70-80-х годах. Сегодня существует огромная доказательная база данных по успешным органосохраняющим операциям.

Но, к сожалению, в процентном соотношении, тотальная мастэктомия в нашей стране, к сожалению, лидирует. Это связано не только с тем, что в лечении были выставлены такие приоритеты, но и с тем, что очень много пациенток обращаются за медицинской помощью уже на поздних, запущенных стадиях заболевания. В то же время 70% операций, проведенных на ранних стадиях рака молочной железы, гарантируют полное сохранение органа.

Повлиял ли прецедент с Анджелиной Джоли на количество обращений по поводу профилактики рака, связанного с высоким генетическим риском?

Предрасположенность к этой болезни на генетическом уровне встречается у пациенток в 15-20% случаях, и чаще всего это молодые женщины до 40-45 лет. У Анджелины Джоли был как раз такой случай высокого генетического риска развития рака молочной железы. И мы все должны сказать ей спасибо за то, что она впервые обратила внимание общественности на существование проблемы наследственной формы рака, о которой многие женщины даже и не знали. После этой истории в медицинские учреждения по всему миру посыпался шквал обращений по поводу проведения генетического анализа.

Но профилактические операции по удалению молочной железы и репродуктивных органов в России на сегодняшний день сделать нельзя.

Хирург может удалять только орган, в котором уже диагностировано злокачественное образование. И по закону в нашей стране профилактическая мастэктомия считается членовредительством.

Эта проблема должна быть решена на законодательном уровне, мы неоднократно обращались в Минздрав, в Росздравнадзор с просьбой разрешить нам выполнять подобные операции, но пока не продвинулись в решении этого вопроса. Думаю, рано или поздно мы к этому придем. Я считаю, что у женщин, которые являются носителями мутации в гене BRCA-1 и BRCA-2 и у которых наблюдаются тяжелые множественные формы доброкачественных образований, должен быть выбор, что им делать, решаться на профилактическую операцию или нет.

На сегодняшний день существует множество исследований, подтверждающих, что реконструированная и пластическая хирургия никаким образом не влияет на ход развития онкологического заболевания. Бытует мнение, что если одномоментно сделать реконструкцию с установкой силиконового имплантата, якобы может возникнуть рецидив рака молочной железы. Это не более, чем миф. Современные силиконовые имплантаты изготавливают на высочайшем уровне, это касается и покрытия, и их содержимого, они не обладают каким-либо канцерогенным воздействием на организм. А случаи, которые у женщин с имплантатами находят злокачественные образования в ткани молочной железы, чаще всего связаны с тем, что эти опухоли не были диагностированы до пластической операции.

Восстановить эстетическую форму молочной железы после перенесенной операции можно практически в 95% случаях. Существует огромное количество вариантов пластических реконструкций. Их можно проводить как сразу после онкологического этапа, так и через какое-то время. Чаще всего одновременно проведенная онкологическая и пластическая операция применяется при ранних формах рака, когда пациента не нуждается в проведении лучевой или лекарственной терапии. Хотя установка современных имплантатов при одномоментной реконструкции молочной железы не влияет на проведение лучевой терапии. Существуют тканевые расширители, которые ставятся временно, пока женщина получает необходимое лечение, а потом они меняются и на постоянный имплантат.

Полную реконструкцию молочной железы можно сделать даже через несколько лет после выполненной операции по ее удалению. Устанавливается под кожу временный тканевый экспандер, который постепенно наполняется физиологическим раствором создает новый кожный чехол, в который потом помещается постоянный силиконовый имплантат. Такая процедура по наполнению тканевого экспандера до необходимого размера может занять месяц-два, но эстетические результаты того стоят.

Его все ждут. Научные исследования ведутся каждый день, и огромные фармацевтические корпорации вкладывают миллиарды в разработки новых препаратов для лечения онкобольных. К сожалению, волшебная таблетка от рака пока не существует и в ближайшие десятилетия не появится. Остается только бережно относиться к своему здоровью и регулярно проходить профилактические осмотры. Бояться врачей – это подвергать себя большему стрессу в будущем. Сегодняшний поход к врачу обеспечит вам здоровое будущее. И даже если у вас выявлено онкологическое заболевание на ранней стадии, в 90% случаях оно поддается практически полному излечению.

Во-первых, это «горячие линии» оказания психологической помощи онкологическим больным, и в частности женщинам с раком молочной железы. «Ясное утро» (8 800-100-019) работает круглосуточно, и звонок бесплатный по всей территории России. Во-вторых, это очная помощь психолога, мы организовываем психологическую поддержку наших абонентов, которые проживают в Москве и Подмосковье. Несколько консультаций они могут пройти бесплатно. Для людей, которые находятся на лечении и в ремиссии, доступны занятия в группах «Точка опоры». Мы также помогаем тем, кто проходит лечение в стационаре. У нас есть договоренность с основными московскими клиниками, наши психологи приходят в отделения, где лежат пациенты с онкологией. Но это только в Москве. В регионах ситуация сложнее.

Когда женщина впервые узнает о своем заболевании, она испытывает невероятный стресс и проходит через все стадии психологического восприятия этой ситуации: шок, отрицание, гнев и даже депрессивные состояния. И на каждом из этих этапов человеку нужна профессиональная помощь психолога.

Конечно, психолог не сможет за вас решить проблему, но он может помочь сформировать адекватное отношение к ней. Самое главное на первом этапе – это выслушать человека. Нам звонят в тревоге, беспокойстве, растерянности, гневе. Когда только получаешь плохую новость, зачастую в голове происходит сплошной сумбур, мысли путаются. Если вы не можете решиться рассказать о своем диагнозе родственникам и близким, иногда на «горячей линии» это сделать проще.

Нам звонят женщины, которые испытывают непреодолимый страх за собственную жизнь.

Операции по удалению рака груди неизбежно связаны с вопросами самооценки своей сексуальности и восприятия собственного тела. Далеко не все знают о возможностях современной пластической хирургии.

«Как меня будут воспринимать мужчины?», «Не потеряет ли ко мне интерес муж, если мне удалять грудь?» – это частые вопросы, с которыми нам приходится сталкиваться. Женщина еще толком не знает, насколько обширной будет у нее операция, но уже боится и рисует в своем воображении самые негативные варианты развития ситуации. Важно прояснить, на чем базируются ее страхи, вместе с ней проанализировать ситуацию. Только так эти страхи можно победить.

К сожалению, вокруг рака груди крутится много мифов и ложной информации. Например, некоторые люди считают, что рак заразен, это вопиющий пример невежества. Но мы стараемся спокойно объяснить, что это заболевание не передается ни воздушно-капельным, не половым, ни каким либо другим путем. Другой пример заблуждения – это то, что онкология у многих по-прежнему ассоциируется со смертью. Люди не задумываются, что за последние 20 лет медицина очень сильно шагнула вперед. Количество летальных случаев в разы уменьшилось. И сегодня вероятность того, что человек успешно вылечится от рака и умрет на старости лет от какой-нибудь другой болезни, гораздо выше, чем когда-либо раньше.

Очень часто женщины к нам обращаются, только узнав диагноз, и даже при хорошем прогнозе лечения, впадают в уныние и испытывают страх неизбежности смерти. Мы пытаемся прояснить, чем вызвано это состояние. Возможно к основной причине – раку груди – оно не имеет прямого отношения.

Например, высокий уровень недоверия к врачам может быть вызван негативным опытом, связанным с государственной медицинской системой, который случился в далеком прошлом. Ситуацию нужно анализировать, проводить параллели, иногда даже подготовить список вопросов к следующей встрече с лечащим врачом. Когда проблему разбираешь, как по полочкам, она становится более понятной и подконтрольной человеку. И страх сразу же уменьшается, женщина лучше настраивается на лечение.

Мы можем помочь не только психологической поддержкой, но и информационной. И, при необходимости всегда можем переключить звонок на профессионального маммолога, юриста и даже священника. К нам обращаются с самыми разными вопросами, спрашивают и про тонкости оформления квот на бесплатное лечение, получение медикаментов, возможности пройти лечение не в регионе проживания, а в Москве. Каждый случай обращения индивидуален, и универсального рецепта помощи не существует.

В каких случаях можно ограничиться помощью по телефону, а в каких лучше записаться на очный визит к психологу или на занятия в группу?

По телефону мы можем разъяснить какую-то конкретную ситуацию. Но если эмоциональное состояние не меняется в результате одной-двух бесед, если человек не справляется со стрессом, нельзя медлить, нужно записаться к психологу и начинать работать индивидуально и регулярно. Периодичность имеет большое значение в эффективности нашей работы.

Постоянная раздражительность, изменение привычной модели поведения, внезапный отказ от лечения, резкая смена привычного образа жизни, – все эти моменты должны насторожить.

Если человек замыкается в себе и теряет навыки социальной адаптации, стоит немедленно обращаться к специалисту. В крайних случаях пациенты могут доходить до суицидальных идей.

Высказывания из серии «Все не имеет смысла» или «Я больше не хочу так жить» не всегда воспринимаются близкими и родными всерьез, но если повторяются, на них обязательно нужно отреагировать. Даже если намерения совершить суицид высказаны на уровне бытовых разговоров, но они повторяются во второй или третий раз, лучше не брать на себя ответственность за развитие ситуации и сразу же обратиться к психологу.

Бывают ситуации, когда проблемы буквально наслаиваются одна на другую, и помимо появления болезни у человека практически полностью разрушается и личная жизнь, и карьера, портятся отношения с близкими и родными. В состоянии психологического кризиса человек может начать игнорировать биологические потребности своего организма. Например, отказываться от еды или, наоборот, переедать. Эти моменты как лакмусовые бумажки, являются сигналами того, что срочно нужна профессиональная психологическая помощь. Если в этих ситуациях женщины сами не обращаются к психологам, близкие и родственники могут подсказать, дать телефон «горячей линии», предложить вместе сходит на прием к специалисту.

Да, и они обращаются довольно часто. В процентном соотношение звонки от пациентов и родственников составляют 50% на 50%. Бывают ситуации, когда врач говорит о диагнозе мужу или дочери, но не пациенту. И человек не знает, как ему об это рассказать матери или жене и стоит ли это делать, на него ложится огромный груз ответственности. Бывают ситуации, когда течение болезни проходит тяжело для пациентки, и члены семьи просто не знают, как еще можно ей помочь, их беспокойство возрастает. Мы стараемся оказать психологическую поддержку в том числе и в таких непростых ситуациях.

Не только в здоровом теле здоровый дух, верно и обратное утверждение. Здоровый дух укрепляет тело. Лечение проходит намного легче и эффективнее, когда женщина позитивно настроена, переживает положительные эмоции, уверена в поддержке своих близких. Нельзя терять надежду, впадать в уныние, нужно бороться со стрессом. Только так можно пережить тяжелую ситуацию. Лечение отнимает много физических сил и времени, и очень важно в этот сложный период сохранить здоровую психику. Ожидание результатов анализов или операции, химиотерапия или прохождение реабилитационного периода – все эти ситуации переносятся в разы легче, когда у человека есть профессиональная психологическая поддержка. Легче не только психологически, но и физически, потому что наша психика и тело находятся в постоянной взаимосвязи. Чем комфортнее мы себя чувствуем, тем быстрее наш организм восстанавливается после болезней.

Работа психолога – это важная составляющая в лечении в онкологии. Очень важно, чтобы консультации профессионального психолога были доступны в каждой поликлинике и больнице, куда женщина обращается за лечением или постановкой диагноза. К сожалению, на сегодня эта практика довольно плохо реализуется. Конечно, в каждом городе существуют частные платные услуги психологов, но их могут себе позволить далеко не все слои населения.

В некоторых государственных лечебных учреждениях есть ставки психолога, но эти случаи крайне редки. И на то количество людей, которое находятся на стационарном или амбулаторном лечении, их не хватает. В регионах на огромный диспансер может работать всего один психолог.

Это огромная проблема, и в нашей стране ее нужно решать на государственном уровне. Сфера бесплатной психологической помощи постепенно развивается, но очень медленно, и в основном за счет частных благотворительных фондов.

источник