Меню Рубрики

Рак молочной железы операция анестезия

Новые исследования в анестезиологии позволяют при операциях по удалению рака молочной железы применять методы обезболивания, подобные зубному замораживанию. При этом время на восстановление после операции для пациентов значительно сокращается. При проведении операции с применением нового метода анестезии женщина продолжает самостоятельно дышать и спокойно спит. Новая технология позволяет хирургам производить частичную или полную мастэктомию, поставив пациентке пять блокирующих обезболивающих уколов.

По данным последних исследований, проводимых в Больнице Святого Михаила совместно с Больницей женского колледжа, в хирургии рака молочной железы для анестезии применяется новейшая техника, работающая по принципу зубного замораживания. Данное нововведение способствует более качественному послеоперационному восстановлению больных. Также оно сокращает время восстановительного процесса. Данные исследований были опубликованы в мартовском выпуске «Анестезиологии». Впервые в хирургии рака молочной железы подобное исследование проводилось как рандомизированное. Это означает, что пациенты определялись в исследуемые группы случайным методом. Целью исследования было провести сравнительный анализ двух используемых методов анестезии:

Результаты исследования показали, что, по сравнению с прооперированными под общим наркозом, больные, прооперированные по поводу рака молочной железы под местной анестезией:

  • легче переносили боль;
  • меньше находились в послеоперационных палатах;
  • на 1 час раньше были выписаны из больницы.

Исследование возглавлял анестезиолог Больницы Святого Михаила доктор Фарадж Абдалла. По его мнению, блокирующая нервы ультразвуковая анестезия является революционной в области регионального обезболивания. Исследование явственно показало актуальность применения ультразвуковой анестезии в хирургии рака молочной железы.

Но самым важным, как отметил доктор Фарадж Абдалла, является реальная помощь пациентам. Применение ультразвуковой блокады положительно сказалось на общем самочувствии пациентов. Данный метод местного обезболивания позволил прооперированным женщинам значительно быстрее восстановиться после операции, сохранив при этом нормальный уровень физического и психического самочувствия.

Анестезиолог Больницы Святого Михаила Фарадж Абдалла провел контролируемое рандомизированное исследования 64 женщин в Больнице женского колледжа. Им была применена техника ультразвукового блокирующего наведения в хирургии рака молочной железы.

Выяснив явные преимущества данной техники перед традиционным общим наркозом, доктор Абдалла занимается сейчас внедрением новой обезболивающей технологии в постоянную практику в молочном центре Больницы, где он работает.

Обезболивающая паравертебральная блокада создается с помощью техники, направляемой ультразвуком. В межреберные нервы, проникающие дальше в грудь, очень точно направляется игла, через которую местно вводится анестетик, замораживающий нервы.

При проведении операции рака молочной железы требуется обезболить пять главных зон. Следовательно, нужно заморозить пять действующих на этих участках нервов. Подобное замораживание полностью блокирует болевые восприятия пациента на участках, где хирурги выполняют частичную или полную мастэктомию. Такое обезболивание может применяться также в реконструктивной хирургии молочной железы.

Одновременно оперируемым женщинам вводится внутривенно пропофол. Пациенты при этом самостоятельно дышат и спокойно спят во время проведения операции.

Хирургия рака молочной железы давно ищет способ избежать при проведении мастэктомии применения общего наркоза, поскольку отдает себе отчет в возможных негативных долгосрочных последствиях. Общая анестезия, безусловно, эффективна, как обезболивание во время проведения хирургического вмешательства.

Однако её применение связано с тошнотой, рвотой, и может привести к нежелательному седативному эффекту. Кроме того, больные, получившие общий наркоз, требуют к себе в послеоперационный период гораздо больше внимания. Они не в состоянии сами позаботиться о себе.

В отличие от них, пациенты, получившие ультразвуковую блокаду нервов, после операции намного самостоятельнее, и меньше нуждаются в посторонней помощи.

Попытки создания паравертебральных блокад делались до этого «вслепую», без применения ультразвукового управления. Поэтому часто они не достигали поставленной цели. Неточно поставленные нервные блоки не могли полностью снять с пациентов боль во время хирургического вмешательства. Чтобы достигнуть полного обезболивания, приходилось применять общую анестезию.

Теперь поставленные с помощью ультразвуковой техники паравертебральные блоки можно будет применять не только в хирургии рака молочной железы. С их помощью замораживание грудных нервов можно делать и при проведении косметических операций, в частности, увеличении или уменьшении размеров грудных желез.

Загрузка.

источник

В этом разделе вы найдете ответы на наиболее часто задаваемые анестезиологу вопросы о подготовке к операции, ее осуществлению и послеоперационном уходе.

Что нужно, а что не нужно делать накануне операции?
Пациенту заранее нужно встретиться с анестезиологом, лечащим врачом (хирургом), который объяснит: как проходит наркоз и сколько по времени длится операция – пациент должен идти на операцию информированным. Подготовка к разным операциям разная. То есть: если это операция на молочной железе, то длительной подготовки она обычно не требует, но за сутки до этого больной должен больше пить жидкости, отказаться от ужина, если пациент очень волнуется, то анестезиолог назначит ему премедикацию накануне операции.

Какие виды обезболивания возможны при оперативном вмешательстве на молочной железе и что лучше с точки зрения медицины и анестезиологического опыта?
Если это большая радикальная операция, то лучше всего общее обезболивание, но еще может быть местная анестезия, например, проводниковая. Сейчас у врачей огромный арсенал препаратов, который поможет правильно обезболить.
Больной должен проснуться и спросить: а операция была?

Возможные осложнения при проведении анестезии?
Да, анестезия всегда опасна – это управляемая кома, она безобидна до тех пор, пока анестезиолог ей управляет. Но современное оборудование позволяет в режиме он-лайн следить за пациентом. Кроме того, есть «стандарт Гарварда» — это артериальное давление, пульсоксиметрия и ЭКГ. Это те показатели, которые информируют анестезиолога о состоянии пациента. Также, если пациент имеет сопутствующую патологию, то осуществляется инвазивный контроль давления, глубина анестезии определяется «BIS-мониторированием», интраоперационно выполняется забор крови на глюкозу, газы, электролиты, чтобы максимально обезопасить пациента.

Куда планируется перевод после операции: в обычную палату или в реанимацию?
Если по объему оперативное вмешательство небольшое, то анестезиолог наблюдает пациента в палате пробуждения в течение 2-3 часов, но если у пациента имеется тяжелая сопутствующая патология или проводимая операция объемная по вмешательству и по времени, то первые часы пациент может быть переведен в реанимацию для осуществления постоянного мониторинга.

Нужны ли будут какие-либо препараты после наркоза?
Если анестезия проведена правильно, то дополнительно никаких препаратов использовать не требуется. Но, есть специфические медикаменты: если у пациента в анамнезе склонность, например, к тромбоэмболии, то дополнительно назначаются препараты для профилактики тромбообразования. Также после операции пациент должен быть хорошо обезболен.

Существует мнение, что анестезия очень опасна. И многие отказываются от хирургического вмешательства именно по этой причине. Оправданы ли эти страхи?
Анестезия – это всегда опасно, как мы говорили – это управляемая кома. Но если правильно провести беседу с пациентом, правильно его подготовить к наркозу, то в настоящее время ограничений ни по сопутствующей патологии, ни по возрасту нет. Т.е. всех пациентов можно оперировать.

Четкое соблюдение рациона питания и питьевого режима , правильно подготовка к операции — неотъемлемая часть успешной операции. При соблюдении этих правил уменьшаются риски развития неблагоприятных последствий?
Естественно. Если пациент правильно информирован к особенностям подготовки, то риски сводятся к минимуму. Пациент не должен прийти в операционную с высоким давлением, с тахикардией, на полный желудок. Он должен полностью доверять анестезиологу. Если у пациента присутствует тяжелая сопутствующая патология, то в наших и зарубежных клиниках существует практика догоспитальной консультации врача-анестезиолога: дополнительно назначаются анализы, инструментальные исследования, консультации специалистов смежных областей, возможна коррекция медикаментозной терапии, которую пациент получает постоянно по поводу сопутствующих заболеваний.

Какие вопросы задает на консультации анестезиолог?
Вопросы анестезиолога всегда спланированы так, чтобы максимально выявить или подтвердить ту или иную патологию, и если что-то не так или не совсем ясно, то назначается дополнительное обследование (кардиолог, эндокринолог, аллерголог и тд.). Таким образом, предоперационная оценка складывается из сбора информации о пациенте и составлении плана анестезии. А общая задача врача-анестезиолога заключается в снижении осложнений и неблагоприятных исходов в результате лечебных действий!

Какие неприятные состояния могут возникать у пациента после наркоза (тошнота, головокружение )?
Тошнота, рвота, головокружение, галлюцинации — всё это, конечно, может встречаться, но в эпоху современной анестезиологии, с последними поколениями препаратов для общей анестезии, «неприятности» после наркоза уже неактуальны и если бывают, то крайне редко (при грамотно проведённом наркозе), причем их возникновение вполне может зависеть от ряда других причин. Ну, а сонливость не является каким-то осложнением — это, я думаю, всем понятно.

Как происходит подача наркоза непосредственно во время операции? Каким образом рассчитывается доза для каждого пациента?
«Подача» наркоза происходит внутривенно инфузией (введением) препаратов, причем наркоз может вводиться болюсно (быстрое внутривенное введение) или постоянно (с помощью капельницы), а также с потоком кислорода через наркозный аппарат – это в случае, если применяются ингаляционные анестетики. При расчёте дозы берётся во внимание вес, возраст пациента, и здесь нужно понимать, что нет одинаковых наркозов. Сколько пациентов — столько и наркозов, и все разные, ведь каждый имеет особенности в своём генотипе и реагирует на окружающую среду сугубо индивидуально, поэтому ведение анестезии (наркоз именно проводят, а не дают, так как это процесс лечебный и связан с определённым периодом времени) может меняться в ходе операции. И анестезиолог, основываясь на своём опыте, всегда готов к каким-либо изменениям, а если таковые случаются, он должен мгновенно корректировать ситуацию

Влияет ли длительность наркоза на состояние пациента после операции?
Не бывает маленьких наркозов, бывают маленькие операции, – так говорят врачи-анестезиологи. Современные анестетики нетоксичны и безопасны по сравнению с обычными, традиционно используемыми, они защищают пациента от агрессии, то есть хирургического вмешательства и боли, которая сопровождает любое оперативное вмешательство в организм, будь это операция на 15 минут или на 4 часа – без анестезии не обойтись. Здесь все зависит от мастерства анестезиолога и слаженной работы всей команды в операционной, качества оборудования и препаратов.

источник

Удаление опухоли обычно выполняется по поводу фиброаденомы. Кожный разрез делается либо над самой опухолью, либо по краю ареолы (околососковый кружок), либо по субмаммарной складке (складка под молочной железой). Два последних варианта более эстетичны. Обычно, через год рубец от такого разреза довольно трудно найти. Производится удаление самой опухоли, при этом не повреждаются протоки молочной железы (и не возникает проблем для последующего кормления грудью), не возникает деформации железы, не возникает дефицита объёма железы. Ушивается «ямка» в месте расположения опухоли, накладывается внутрикожный шов.

Хирургическое лечение рака молочной железы, несомненно, является основным методом комплексного лечения. Его эффективность существенно возрастает при сочетании с химиотерапией, гормональной терапией и лучевой терапией.

Одним из основных принципов лечения рака молочной железы в Европейской клинике является проведение в основном органосохраняющих операций, так и операций полного удаления молочной железы (мастэктомия), с учетом индивидуальных показаний.

Суть органосохраняющей операции при раке молочной железы заключается в удалении только очага опухоли молочной железы с небольшим количеством окружающей здоровой ткани (лампэктомия и квадрантектомия). После такой операции обычно следует курс лучевой терапии на область оставшихся тканей молочной железы и регионарных зон.

Важно знать, что при инвазивном раке обе эти операции сочетаются с обязательным удалением подмышечных лимфатических узлов — лимфаденэктомией. При неинвазивных формах рака в настоящее время полного трехуровнего удаления лимфоузлов не производится, поскольку это резко ухудшает качество жизни пациенток — развивается отёк верхней конечности (лимфедема), нарушения подвижности в плечевом суставе, а также хронические боли.

Поэтому в Европейской клинике в рамках первого комплексного обследования в обязательном порядке проводится биопсия «сторожевого» лимфоузла. Суть данной методики состоит в определения поражённости раком подмышечного лимфатического узла. Такая методика дает возможность проводить органосохраняющее лечение и сохранять подмышечные лимфоузлы, если они не поражены метастазами. Это, безусловно, положительно сказывается на качестве дальнейшей жизни пациентки. Наличие раковых клеток в «сторожевом» лимфоузле свидетельствует о высоком риске обнаружения этих клеток в отдаленных органах и тканях организма, то есть о риске развития метастазов. В этом случае выполняются МР-томография и сцинтиграфия. Мы в обязательном порядке проводим гистологическое и иммуногистохимическое исследования операционного материала (удаленных тканей молочной железы и лимфоузлов).

Такую операцию делают при узловой мастопатии (сборный диагноз, включающий и ситуации с уплотнением в молочной железе неизвестной природы). Кожный разрез производят либо над уплотнением, либо по краю ареолы, либо по субмаммарной складке. Удаляется уплотнение, образовавшийся дефект ткани железы ушивается, накладывается внутрикожный шов.

Особая техника секторальной резекции применяется при внутрипротоковой папилломе (обычно это маленькая опухоль, расположенная в протоке и проявляющаяся выделениями из соска). В проток вводится красящее вещество. Кожный разрез делается по краю ареолы, за соском находят прокрашенный проток, в этом месте его пересекают, выделяют к периферии от соска с тем, чтобы была удалена папиллома. Ушивается ткань железы и кожа внутрикожным швом.

В Европейской клинике ведёт консультативный приём и выполняет операции известный российский хирург-маммолог, доктор медицинских наук Сергей Михайлович Портной (автор более 300 печатных работ, член правления Российского общества онкомаммологов, автор трех патентов на изобретения).
Сергей Михайлович выполняет весь объем оперативных вмешательств на молочной железе, включая органосохраняющие и реконструктивные пластические операции.

Применяется при внутрипротоковой папилломе, когда её не удаётся локализовать, при множественных внутрипротоковых папилломах, располагающихся в центральных отделах протоков. Операция приемлема в тех случаях, когда не предвидится кормление грудью. После кожного разреза, выполненного по краю ареолы, за соском пересекают все протоки. Ткань железы с центральными отделами протоков выделяют на 2–3 см и удаляют. Дефект ткани железы ушивается, накладывается внутрикожный шов.

Читайте также:  Анализ крови на рак молочной железы гемотест

Используется при аденоме соска, — редкой доброкачественной опухоли или как диагностический этап для морфологической диагностики рака Педжета. Клиновидно резецируется сосок, накладываются узловые швы тонким шовным материалом. Часть протоков при этом пересекаются, что может осложнить последующую лактацию.

Мастэктомия — удаление молочной железы (без лимфатических узлов). Выполняется при неинвазивных формах рака (протоковый рак in situ, дольковый рак in situ), синдроме наследственного рака молочной железы, как профилактическая операция. Если не планируется одновременное воссоздание молочной железы, на груди остаётся тонкий линейный рубец. В тех случаях, когда операция сочетается с одномоментной реконструкцией молочной железы, мастэктомия производится в технике кожесохраняющей мастэктомии (удаляется сосково-ареолярный комплекс, вся остальная кожа железы сохраняется) или подкожной мастэктомии (сохраняется вся кожа железы). После таких операций остаётся «кожаный мешочек», который должен заполнить пластический хирург. Эстетический результат таких операций обычно очень хороший.

Радикальная мастэктомия, то есть операция, включающая удаление молочной железы с грудными мышцами и жировой клетчаткой 1–3 уровней, стала выполняться William Stewart Halsted с 1882 г. в Больнице Джона Хопкинса (John Hopkins Hospital, Baltimore, Maryland, USA). Первое описание операции, произведённой 13 больным, относится к 1891 г., это описание было частью статьи, посвященной заживлению ран (W. S. Halsted «The treatment of wounds with especial reference to the value of the blood clot in the management of dead spaces». John Hopkins Hospital Rep., 1890–1891. 2:255.). Удаление жировой клетчатки обусловлено нахождением здесь лимфатических узлов, которые нередко были поражены метастазами рака и представляли собой множественные плотные узлы различного размера. Анатомическое деление клетчатки производится относительно малой грудной мышцы: клетчатка кнаружи от малой грудной мышцы — это клетчатка 1 уровня, кпереди и кзади от малой грудной мышцы — 2 уровня, кнутри от малой грудной мышцы — 3 уровня. Удаление мышц объяснялось тем, что при запущенных формах болезни (которых было большинство) были поражены метастатическим процессом лимфатические сосуды, проходящие сквозь, мышцы и фасции, покрывающие мышцы.

К недостаткам операции относится деформация грудной стенки. В настоящее время показаниями к радикальной мастэктомии по W. S. Halsted являются прорастание первичной опухолью большой грудной мышцы и поражение лимфатических узлов Роттера, а также выполнение паллиативных операций.

D. H. Patey и W. H. Dysonв 1948 г. предложили модифицированную методику радикальной мастэктомии, отличающуюся от операции W. S. Halsted сохранением большой грудной мышцы. В блок удаляемых тканей включается молочная железа, малая грудная мышца и лимфатические узлы 1–3 уровней. Операция в большинстве случаев не уступает по эффективности операции Холстеда, её преимуществом является меньшая травматичность и меньшая деформация грудной стенки. В то же время, не всё просто с остающейся большой грудной мышцей. При удалении малой грудной мышцы неизбежно пересекается 1–2 мелких нервных веточек (латеральный пекторальный нерв и ветвь медиального пекторального нерва), иннервирующих наружную часть большой грудной мышцы. Впоследствии, конечно, это приводит к атрофии наружной части большой грудной мышцы.

Модификация радикальной мастэктомии по J.L Madden предполагает сохранение обеих грудных мышц и удаление клетчатки I и II уровней.

Является вариантом модифицированной радикальной мастэктомии, разработанным в ФГБУ РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. Подразумевает удаление молочной железы, удаление клетчатки I–III уровней без удаления малой грудной мышцы в отличие от операции Patey & Dyson. Преимуществом операции является полное удаление клетчатки и сохранение мышц, и их иннервации.

Все предыдущие операции, выполняющиеся при раке, носили название «радикальная». Тем самым подразумевалось, что болезнь удаляется с мельчайшими «корнями» и не должна вернуться, операция была направлена на предотвращение развития метастазов. В других случаях, когда опухоль уже дала метастазы или когда местное распространение болезни столь велико, что наиболее вероятно после операции последует развитие метастазов, операция не может претендовать на название радикальной. В таких случаях она может выполняться с паллиативной целью, то есть с целью устранить непосредственные неприятности, связанные с наличием опухоли, — распад опухоли, кровотечение; либо с целью уменьшения объёма опухолевой ткани и создания условий для более эффективного лекарственного лечения.

В нашей клинике выполняется широкая панель онкологических операций, включающих одновременную реконструкцию молочной железы. Возникает вопрос: это безопасно? Не провоцирует ли дополнительная операция быстрое развитие метастазов?

Для ответа на эти вопросы нами были проанализированы сведения о 503 больных РМЖ I — III стадий, получавших лечение в ФГБУ РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН в 1992—2002 гг. В основную группу вошли 124 больные, средний возраст 41,5 года (24–67). Женщины были оперированы в объеме радикальной мастэктомии с сохранением грудных мышц в сочетании с первичной реконструкцией молочной железы: экспандером (n=14) или кожно-жировым лоскутом на широчайшей мышце спины с использованием эндопротеза (n=18), или поперечным ректоабдоминальным лоскутом на мышечной ножке (n=92). Контрольную группу составили 379 больных, средний возраст 40,1 года (26–79). 145 больным выполнены органосохраняющие операции, 234 — радикальная мастэктомия с сохранением грудных мышц. Группы были сопоставимы по основным факторам, оказывающим влияние на прогноз (стадия, возраст, проводимое лечение). Лекарственное и лучевое лечение проводились по общим принципам. Медиана длительности прослеженности 63,7 (20,4–140,5) месяца.

Частота местных рецидивов составила:

  1. в молочной железе после органосохраняющих операций — 4,1%;
  2. после модифицированной радикальной мастэктомии — 1,7%;
  3. после модифицированной радикальной мастэктомии с первичной реконструкцией — 1,6% (p>0,05).

За весь срок наблюдений рецидив болезни (то есть не только местно, а в любых органах и тканях) наблюдался в 18,6±3,5% в группе с реконструкцией молочной железы (у 23 больных) и в 18,2±2,0% в контрольной группе (у 69 больных, p>0,05). Кривые безрецидивной выживаемости и общей выживаемости в сравниваемых группах статистически не различаются.

По данным многофакторного анализа факт выполнения первичной реконструкции молочной железы не влияет на развитие рецидива болезни. Анализ факторов, влияющих на рецидив болезни, показывает преобладающее влияние таких известных факторов, как критерии T, N, возраст, проведение химиотерапии. Факт проведения первичной реконструкции не оказывал статистически значимого влияния на процесс рецидивирования опухоли. Таким образом, первичная реконструкция молочной железы может безопасно выполняться больным РМЖ.

Однако, чем больше объем операций, тем вероятнее осложнения их заживления, особенно у пациенток при сопутствующем сахарном диабете, ожирении и длительном курении. У них длительное заживление раны может отсрочить проведение адъювантной лучевой терапии, химиотерапии. Поэтому для больных с планируемой адъювантной химиотерапией или лучевой терапией, имеющих перечисленные факторы, ухудшающие заживление раны, предпочтительнее отказаться от первичной реконструкции.

История развития органосохраняющих операций при раке молочной железы относительно коротка. Такие операции стали возможны благодаря сочетанию трёх основных факторов: 1) более раннему выявлению болезни; 2) осознанию того, что расширение объёма операции при ранних формах рака не приводит к улучшению выживаемости больных; 3) применению лучевого воздействия на сохранённую молочную железу как мощного средства снижения вероятности местного рецидива.

G.Crile Jr. в 1975 г. представил10-летние результаты рандомизированного исследования, сравнивающего органосохраняющую операцию частичную мастэктомию (partial mastectomy) с тотальной мастэктомией. В группах сравнения было по 42 больных первично операбельным раком. Смертность от рака за 10 лет составила 34% и 38% соответственно.

Минимальное по объёму удаляемой ткани молочной железы хирургическое вмешательство — лампэктомия (lump — глыба, кусок, комок), было разработано в ходе исследований Национального проекта дополнения операций на молочной железе и кишечнике (США, NSABBP).

В исследование входили больные с величиной опухоли не более 4 см. Сравнивались группы больных с разными видами лечения: лампэктомией (1-я группа), лампэктомией с лучевой терапией (2-я группа), модифицированной радикальной мастэктомией (3-я группа).

При 12-летнем наблюдении местный рецидив в молочной железе развился у больных 1-й группы в 35%, 2-й группы — в 10%. Достоверные различия общей выживаемости и выживаемости без отдалённых метастазов между сравниваемыми группами отсутствовали. Общий вывод о равной эффективности органосохраняющего лечения и радикальной мастэктомии подтвержден и при 20-летнем наблюдении. Частота местного рецидива после лампэктомии составила 39,2%, после лампэктомии с облучением — 14,3%.

Обретя собственный опыт в выполнении лампэктомии, мы пришли к необходимости её модифицировать. Модификация касается двух моментов: опухоль удаляется обязательно с запасом здоровых тканей вокруг неё, обязательно производится ушивание ткани железы. Для опухолей небольшого размера (до 1–2 см) лампэктомия остаётся лучшей операцией: нетравматичной и элегантной.

При больших размерах опухоли или при её центральной локализации для сохранения формы железы возникает необходимость в привлечении дополнительных усилий по перемещению тканей, и / или вмешательства на контралатеральной железе для сохранения симметрии, то есть необходимость в выполнении онкопластических резекций.

Термин «онкопластическая резекция» общепринят в мировой литературе, подразумевает под собой выполнение резекции молочной железы по поводу рака с использованием методов пластической хирургии для восстановления формы железы, возможно также совмещение с одновременным оперативным вмешательством на противоположной железе для восстановления симметрии.

Одна из первых операций, которую можно отнести к онкопластическим резекциям (термин «онкопластическая резекция» был предложен позже), это реконструкция молочной железы по A.Grisotti — наиболее успешный метод восстановления формы железы после удаления её центрального отдела. После резекции центрального отдела железы вместе с соском и ареолой от медиального края образовавшейся раны вертикально вниз производится кожный разрез, который затем продляется латерально по субмаммарной складке. Ниже раневого дефекта часть кожи деэпидермизируется, оставляется островок кожи, соответствующей по размерам ареоле. В проекции вертикальной части кожного разреза ткань железы рассекается на всю толщу до субмаммарного пространства, мобилизуется весь нижне-наружный квадрант железы. Мобилизованная ткань железы ротируется, её часть, располагающаяся под кожным островком, перемещается в центральный отдел и подшивается. В последующем может быть выполнен татуаж вновь созданной «ареолы» и пластика соска.

В России период выполнения онкопластических резекций стартовал с начала 90-х годов, когда была предложена операция, использующая технику редукционной пластики перевернутого «Т». Операция выполнялась при нижних локализациях опухоли, обязательной была редукционная пластика противоположной железы.

В настоящее время вариантов онкопластических резекций очень много, можно сказать, что их столько, сколько пациенток. Техника и ход операции диктуется онкологической ситуацией, формой молочных желёз, особенностями состояния тканей, излюбленными приёмами хирурга.

Органосохраняющие операции не являются автоматически адекватным видом лечения. Необходимо тщательное обследование пациенток, которым планируется такая операция. Лучше сделать мастэктомию, чем несоответствующую онкологическим критериям органосохраняющую операцию.

«Чистота» краёв резекции — главный показатель адекватности органосохраняющей операции. Органосохраняющая операция признается радикальным вариантом местного лечения только в сочетании с лучевой терапией.

Хирургия — наиболее радикальный метод лечения онкологических заболеваний. Но, даже если опухоль полностью удалена, и врач констатировал ремиссию, в будущем сохраняется риск рецидива. Каждая женщина, успешно прошедшая лечение, должна находиться под наблюдением у врача.

Посещать маммолога придется раз в несколько месяцев. Со временем врач будет приглашать на осмотры все реже, спустя 5 лет — примерно раз в год (если в течение этого времени не возникало рецидивов). Спустя 6–12 месяцев после хирургического вмешательства врач назначит маммографию, затем ее нужно будет проходить ежегодно. По отдельным показаниям назначают регулярные осмотры гинеколога, определение плотности костей и другие исследования.

Средняя продолжительность жизни после операции по удалению рака молочной железы оценивается по показателю пятилетней выживаемости. Он обозначает процент пациентов, которые остаются живы в течение пяти лет с того момента, когда был установлен диагноз. Пятилетняя выживаемость при раке молочной железы в первую очередь зависит от стадии, на которой начато лечение:

  • I стадия — практически 100%.
  • II стадия — 93%.
  • III стадия — 72%.
  • IV стадия — 22%.

Помимо стадии, играют роль и такие факторы, как возраст, общее состояние здоровья женщины, тип опухоли, образ жизни. Специальных рекомендаций, которые помогли бы существенно улучшить прогноз выживаемости после операции по поводу рака молочной железы, не существует. Нужно в целом вести здоровый образ жизни: правильно питаться, поддерживать физическую активность, следить за массой тела, избегать курения и алкоголя.

После лечения организм восстанавливается, поэтому он должен получать достаточное количество белка. В ближайшее время после операции не стоит переживать о лишних калориях, даже если у вас есть избыточная масса тела. Сейчас важно восстановиться. Сбросить вес можно потом.

Некоторые вещества, которые содержатся в растительных продуктах, помогают укрепить здоровье и снизить риск рецидива:

  • Фитоэстрогены, которые содержатся в сое, согласно результатам некоторых исследований, помогают снизить риск рецидива эстроген-позитивного рака. В ходе других исследований не было обнаружено такого эффекта.
  • Антиоксиданты содержатся во многих фруктах и овощах, особенно много их в брокколи, чернике, моркови, манго. Они помогают защитить клетки от повреждения.
  • Ликопин — один из антиоксидантов, который придает красный цвет томатам и розовый — грейпфруту.
  • Бетакаротин придает оранжевый цвет моркови, абрикосам. Есть некоторые данные в пользу того, что он помогает предотвращать рак.

Стоит ли принимать биологически активные добавки? Диетологи считают, что рацион, богатый разнообразными свежими продуктами, намного лучше, чем БАДы.

источник

В настоящее время операция по удалению рака молочной железы является одним из основных методов лечения этого злокачественного новообразования. Во всем мире это самое распространенное онкологическое заболевание среди женщин. В общей популяции уступает только раку легких.

Операции при раке молочной железы позволяют удалить из организма колонию атипических (неправильных) клеток. Это спасает организм от развития метастазов опухоли, увеличивает продолжительность и качество жизни.

Читайте также:  Гематогенные метастазы рака молочной железы чаще всего отмечаются

В зависимости от количества удаляемой вместе с опухолью здоровой ткани операции подразделяются:

  1. Органосохраняющие. Осуществляется полное удаление опухоли в пределах здоровой ткани. По возможности достигается наилучший косметический эффект.
  2. Радикальные. Производится полное или частичное удаление молочной железы.

Лампэктомия выполняется относительно быстро по сравнению с другими методами. Делается небольшой дугообразный разрез длиной в несколько сантиметров. Часто для этого используется электрический скальпель. Это позволяет уменьшить кровопотерю во время лечения и добиться лучшего косметического эффекта в дальнейшем.

Затем удаляется собственно опухоль с небольшим участком окружающей ее здоровой ткани. В результате удается сохранить молочную железу. Это очень важно, особенно для женщин молодого возраста. К недостаткам относится возможная послеоперационная деформация и изменение объема железы. Возможен рецидив злокачественного новообразования.

Секторальная резекция молочной железы является одной из распространенных органосохраняющих операций. Иногда ее называют операцией по Блохину. Выполняется чаще под общим наркозом. Применяют местное обезболивание Новокаином или Лидокаином. Операция выполняется при опухолях небольших размеров, затрагивающих небольшую часть железы. Удаляется приблизительно от 1/8 до 1/6 ее объема.

Субтотальная резекция с лимфаденэктомией. В процессе этой операции удаляют 1/3 или даже половину молочной железы. Одновременно с иссечением опухолевой и железистой тканей часто удаляют малую грудную мышцу и лимфатические узлы (подключичные, подлопаточные).

Криомаммотомия является одним из новейших методов лечения пациенток с диагнозом рак молочной железы.

Сначала делается небольшой разрез. Затем непосредственно к опухолевым клеткам подводится специальный зонд. Температура наконечника зонда составляет около -100-120°C. Опухоль быстро замерзает и превращается в ледяной шарик, примерзший к криозонду. Эта конструкция легко удаляется через небольшой разрез через грудь.

Данная процедура выполняется в редких случаях при маленьком размере опухоли и отсутствии метастазов.

Мастэктомия по Холстеду выполняется под общим наркозом. После обеспечения хирургического доступа путем разреза кожи и подкожной жировой клетчатки удаляют железистую ткань. Затем удаляют большую и малую грудную мышцы на той же стороне. Обязательно производят удаление подлопаточной клетчатки, в которой часто обнаруживают мелкие метастатические очаги.

Удаляется подмышечная клетчатка позади грудных мышц на всех 3 уровнях.

Мастэктомия по Урбану сходна с вышеописанной методикой. Это удаление молочной железы в полном объеме. В дополнение к этому удаляются лимфатические узлы, расположенные по бокам от грудины. Грудина – это плоская кость, расположенная в центре грудной клетки спереди.

Мастэктомия по Пэйти является модифицированным вариантом классической мастэктомии. Выполняется полное удаление железистой ткани молочной железы, малой грудной мышцы. Отличительной особенностью операции является то, что сохраняются большая грудная мышца и жировая клетчатка.

Модифицированная мастэктомия по Маддену отличается от предыдущих вариантов тем, что после удаления собственно молочной железы сохраняются подлежащие грудные мышцы. Удаляется грудная фасция, подмышечная, межмышечная и подлопаточная клетчатки. Одновременно нивелируется опасность дальнейшего развития метастазов в лимфатических узлах, расположенных в клетчатке.

Ампутация молочной железы представляет собой операцию по удалению самой железы с полным сохранением нижележащих тканей.

Опухоль должна хорошо визуализироваться на снимках, выполненных с помощью компьютерного томографа или рентгеновского аппарата. Особое внимание уделяется пациенткам, у которых опухоль обнаружена в нескольких местах одновременно, например, в разных долях 1 железы. В этом случае 1 из радикальных операций считается приоритетной.

Если после проведенной лампэктомии повторно возникает опухоль, то рекомендуется радикальная мастэктомия. Радикальное вмешательство рекомендуется женщинам, у которых имеются противопоказания к проведению сопутствующего лампэктомии курса химиотерапии.

У пациенток с очень маленькой грудью нецелесообразны органосохраняющие операции.

Это связано с тем, что после удаления опухолевого очага часто происходит значительная деформация молочной железы с изменением ее объема. Для многих женщин это является неприемлемым с косметической точки зрения.

В некоторых случаях мастэктомия, независимо от варианта, сочетается с лучевой терапией. Это необходимо при поражении метастазами большого количества лимфатических узлов, при большом размере опухоли (более 5 см в диаметре). При наличии множественных раковых очагов в железистой ткани в послеоперационном периоде проводится курс лучевой терапии.

Специальным исследованием в лаборатории удаленного материала по краям иссеченной ткани иногда обнаруживают раковые клетки. Это является показанием к послеоперационной лучевой терапии.

Оперативное вмешательство по удалению рака молочной железы в среднем длится 1,5-2 часа. Операция, за исключением малоинвазивных, выполняется под общим наркозом. Больную предварительно укладывают на операционный стол. Руку на стороне поражения отводят от туловища перпендикулярно и укладывают на подставку.

Первоначально разрез делается по всей окружности железы в форме полуовала. Затем врач отделяет кожу от подкожной жировой клетчатки. Часто производят рассечение и последующее удаление грудных мышц. Затем при необходимости отводят определенные мышцы в сторону. Это позволяет удалить пораженные раком лимфатические узлы, которые располагаются, например, в подмышечной впадине или под ключицей.

Каждый удаляемый лимфоузел в обязательном порядке отправляют на исследование. После извлечения запланированного объема тканей обязательно подводится дренаж, который позволит в раннем послеоперационном периоде вытекать образующейся жидкости.

Дренаж чаще всего представляет собой небольшую резиновую трубочку. На заключительном этапе операции необходимо остановить кровотечение в операционной ране, если таковое имеется. Затем хирург зашивает операционную рану.

Иногда во время операции приходится удалять значительные участки кожи вместе с железистой тканью. Это в ряде случаев затрудняет процесс сшивания краев раны на заключительном этапе операции. Хирург для обеспечения нормального заживления раны применяет специальные послабляющие разрезы. Они делаются неглубоко в коже по бокам от операционной раны.

В настоящее время разработаны техники выполнения операций с максимальным сохранением кожного покрова.

В независимости от того, какой из типов операций применялся, пациентки часто жалуются на потерю чувствительности в области раны и вокруг нее. Это обусловлено пересечением чувствительных нервов, расположенных в коже, скальпелем хирурга. Данный симптом связан как с малоинвазивной, так и радикальной мастэктомией.

Со временем чувствительность почти всегда восстанавливается. Другим неприятным последствием операции может стать чрезмерная чувствительность или покалывание в области вмешательства. Это также связано с раздражением нервных окончаний во время операции. Неприятные ощущения через некоторое время проходят.

Выбор конкретного вида операции осуществляет хирург-маммолог после тщательного обследования. Необходимо установить точное расположение опухоли, ее размеры и с помощью лабораторных методов окончательно подтвердить диагноз. Каким образом определить наличие опухоли и определить ее тип описано здесь.

При радикальных методах обязательной является госпитализация в стационар онкологического профиля или в специализированное отделение. Пациентка с учетом предоперационной подготовки, непосредственно операции и послеоперационного периода находится в больнице около 2-3 недель.

Если в дополнение к основной операции по удалению РМЖ проводится пластическая реконструктивная операция, то срок пребывания в больнице увеличивается. При выполнении малоинвазивных вмешательств (например, лампэктомии) срок пребывания в стационаре может быть сокращен по усмотрению лечащего врача. В дальнейшем необходимо амбулаторное наблюдение.

Манипуляции на молочной железе, особенно ее полное удаление, является сильным стрессом для женщины. Необходимо проведение тщательного обследования, установление точного диагноза и по возможности выполнение максимально щадящего варианта. Сегодня доступны многочисленные способы протезирования молочных желез после мастэктомии.

Мы будем очень благодарны, если вы оцените ее и поделитесь в социальных сетях

источник

Доброкачественные новообразования я обнаружила у себя сама во время самоосмотра. Особой паники не было, я отправилась на узи. По пути домой я, естественно, начала «гуглить», что же это за зверь такой – фиброаденома. И в первых строчках писали, что она подлежит только оперативному лечению (т.е. рассосаться она не может). Не дочитав до конца, что же за оперативное лечение меня ждет, я впала в панику.

Вскоре была уже врача, который объяснил, что это совсем ерунда по сравнению с серьезными болезнями и операция по сути очень легкая. Отправили меня в онкологию, там пришлось выстоять очередь в поликлинику и получить листок с огромнейшим списком анализов:

— узи брюшной полости, малого таза, груди и сердца;

— анализы на гепатиты, ВИЧ, RW (сифилис), общий анализ крови, печеночные пробы, азот мочевины, свертываемость крови, общий белок крови, анализ мочи;

— флюорография и кардиограмма;

— следовало посетить гинеколога, кардиолога и терапевта. К терапевту приходить уже в последнюю очередь со всеми анализами и другими врачами.

Началась беготня по лабораториям и больницам. Как по мне, так именно этот огромный список – самое сложное в этом деле. Затем я пришла со всем готовым к врачу, мне назначили день операции и спросили, хочу я местный или общий наркоз. Почему-то страх общего наркоза у меня победил и я «заказала» местный. Перед операцией нельзя было кушать, но доктор разрешил мне рано скушать легкий завтрак и потом прийти в больницу. Там я не ночевала.

День операции. Утром, около 6 утра, я скушала 1 бутерброд и выпила чай. А в 9 уже была в палате. За мной пришли медсестры и отвели в операционную. Раздели до трусиков, одели шапочку, укутали в одеяло, завели в комнату для операций. Образования были с двух сторон, поэтому мне привязали обе руки и оставили ждать.

Я немного замерзла, под попу положили какую-то влажную пластину. Лицо завесили от груди. По пояс накрыли в одеяло. Затем сделали местную анестезию и сразу начали делать. Укол не болезненный, сразу все онемевает. Образования были множественные, поэтому анестезия периодически «отходила» и ее докалывали. Затем зашили, поставили дренаж.

Что я чувствовала?? Надавливания, колупания, шкрябанье. Особой боли не было.

Через несколько часов меня отпустили домой! Дали с собой обезболивающее, но я его так и не использовала. Из-за того, что все это находилось с обеих сторон, спать было неудобно. Да и фиброаденомы были достаточно крупные, немного тянуло. Но все это ТЕРПИМО! Адских мук и болей я не ощутила, и слава богу.

Из дренажа потом выделялась коричневатая жидкость.

Затем в течении недели я походила на перевязки, шовчки получились красивые. Вот как они выглядят сейчас:

Но спустя два года я снова нащупала у себя новообразовния. И снова фиброаденомы. Поэтому пережить подобное мне пришлось дважды. Вообще грудь у меня наливается перед женскими днями задолго до начала, очень ощущается болезненность.

Во второй раз врач мне порекомендовал сдать анализы на гормоны, чтобы узнать природу этих фиброаденом. Я сдала анализы на:

И сделала узи щитовидной железы.

Все анализы и узи были в норме, кроме прогестерона. Он был выше нормы. Врач сказал, что спустя два месяца после операции следует его пересдать. Если он уменьшится, значит это именно эти образования давали повышение этого гормона, если не изменится и после операции, придется искать другие причины. Ну что ж, будем наблюдать.

Что касается местной анестезии, я могу выделить следующие плюсы:

— нет страха не выйти из наркоза;

— быстро отпускают домой (девочек, которых оперировали с этой же проблемой, но под общим наркозом, оставили ночевать в больнице, а я благополучно отправилась домой).

— Конечно, каждый человек – индивидуальность. Кого-то могут раздражать разговоры врачей(«Дай нож», «Тяни», «Почему оно не тянется??», «Ой а это что вообще?») и легче просто уйти в «отключку»;

— все-таки есть ощущение колупания и если образований много, возможно, придется докалывать еще.

Каждый организм абсолютно разный. Я лишь рассказала свою историю, а как поведет себя другой организм – не известно. Говорят же, что абсолютно одинаковых больных не существует! Всем здоровья!

ОБНОВЛЕНИЕ 18.05.17

Спустя полгода после операции необходимо пройти повторное узи. И в апреле я отправилась на осмотр. Узи необходимо делать на 8-10 дни цикла. К сожалению, у меня еще одно маленькое образование. То есть пройти все это предстоит еще раз.

Что касается гормонов, то «пролечившись» растительным препаратом три месяца и сдав на 20-22 дни цикла кровь на прогестерон, оказалось, что он все еще не в норме. То есть доктор все еще склоняется к тому, что именно прогестерон дает толчок для появления образований.

Что касается общего состояния груди, то все же мне кажется, что стало немного лучше. И я стала связывать это с правильным бельем. Прикупила в магазине топ с чашечками, который идеально подходит по размеру и ничего не сжимает. Для тех, кто мучается болями перед критическими днями, советую рассмотреть вопрос правильности бюстгальтера. Потому что все эти новомодные и до ужаса красивые бюстгальтеры с косточками и в кружеве все же доставляют дискомфорт.

Шрамы. Как-то со шрамами во второй раз получилось не так успешно, как в первый. Получился рубец яркого цвета. Ничем я его не мажу, потому что читала, что это бесполезно и поможет лишь лазер. Имеет ли смысл делать его на груди — я еще не решила.

источник

Маша1212 (06 Февраль 2018 — 22:08) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • МаринаБ Калуга
  • Пользователи
  • 1 064 сообщений
  • Город Калуга

Маша1212 (06 Февраль 2018 — 22:12) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений
  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 653 сообщений
  • Город г. Ленинград

  • МаринаБ Калуга
  • Пользователи
  • 1 064 сообщений
  • Город Калуга

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений
  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 653 сообщений
  • Город г. Ленинград

Маша1212 (07 Февраль 2018 — 13:10) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • Иришка55
  • Пользователи
  • 43 сообщений

  • Иришка55
  • Пользователи
  • 43 сообщений

  • Оличка Санкт-Петербург
  • Пользователи
  • 1 619 сообщений
  • Город Санкт-Петербург

Екатрин (07 Февраль 2018 — 13:30) писал:

источник

Как правильно обследоваться перед операцией СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.

Органосохраняющие операции можно делать при раке молочной железы T1 и T2 стадии (при размере опухоли до 5 см). Если после операции с сохранением груди при раке проведена лучевая терапия, то результаты выживаемости такие же, как после мастэктомии.

No, N1 и N2 не является противопоказанием к органосохраняющей операции.

Органосохраняющая операция возможна и при опухоли больше 5 см в большой железе, или большую опухоль можно уменьшить при помощи химиотерапии или гормонотерапии.

Более 65% операций при раке молочной железы мы делаем с её сохранением
по квотам для жителей всех регионов РФ

Операция с сохранением груди при раке ещё называют лампэктомия, тилэктомия, радикальная секторальная резекция.

Лампэктомия молочной железы (или резекция молочной железы при раке) состоит из 2-х этапов:

операция по удалению рака молочной железы (удаление опухоли в пределах здоровых тканей) и операция на подмышечных лимфатических узлах: или сразу их полное удаление или их проверка на метастазы и — только если при биопсии сторожевого узла выясняется, что они поражены метастазами — их удаление.

Биопсию сторожевого узла делают только если до операции по результатам обследований не нашли признаков поражения лимфатических узлов.

Какие обследования и как правильно их проходить при раке — смотрите ЗДЕСЬ

Фото наших пациенток после органосохраняющей операции рака груди

Органосохраняющие операции молочной железы при раке могут сочетаться с подтяжкой или уменьшением груди. Результаты таких операций при онкологии груди получаются полностью «спрятанными» под пластическую операцию.

Перед такой операций наносится разметка как для пластической операции. По этим разрезам кожи выполняется операция по удалению рака груди и операция на лимфатических узлах (биопсия сторожевых узлов или их полное удаление). Это делается по всем онкологическим правилам (как описано выше при лампэктомии). Затем грудь сшивается как при пластической операции.

Коррекция второй молочной железы при этом делается одномоментно. Внешний вид молочных желёз становится лучше, чем был до операции.

Смотрите фото наших пациенток после онкопластической операции рака груди:

Когда нельзя сохранить молочную железу (несколько опухолей в груди, противопоказания к лучевой терапии, большая опухоль в небольшой железе), или пациентка считает, что «так будет надёжнее» — выполняется удаление молочной железы.

При раке молочной железы в 80% при мастэктомии мы делаем
одномоментную реконструкцию груди (по квотам для жителей всех регионов РФ)

Про восстановление молочной железы после мастэктомии (сделанной раньше) смотрите ЗДЕСЬ

Мастэктомия с реконструкцией не увеличивает риски возврата болезни, потому что операция по удалению груди не делается по другому. Просто пластика дополняет мастэктомию. Одномоментная пластика при мастэктомии доказала свою безопасность.

Фото наших пациенток после мастэктомии с одномоментной пластикой смотрите здесь:

Операцию с сохранением груди при раке можно выполнять, если:

  1. Нет отёка кожи молочной железы
  2. Нет диффузных микрокальцинатов по маммограмме
  3. Нет противопоказаний к лучевой терапии
  4. После удаления опухоли удастся достичь приемлемого эстетического результата

Удаление рака груди на расстоянии 1-2 мм от опухоли и лучевая терапия дают такой же результат, как мастэктомия.

Фото доклада на 5-th International Breast Symposium (28-29 апреля 2017 г) в Дюссельдорфе

Для выбора операции по сохранению груди при раке не имеют значения:

Подтип опухоли (степень её злокачественности, ИГХ-статус: ER, PR, Ki-67, Her2/neu),
Центральная локализация опухоли (под соском),
Множественность опухолевых узлов в молочной железе,
Наличие метастатических узлов в подмышке.

Все эти факторы не влияют на выживаемость: результаты одинаковы и у тех — кому сохранили грудь и у тех — кому сделали мастэктомию. Не знают этого те — у кого нет возможности посещать подобные конференции и учиться.

Помимо удаления и протезирования молочной железы выполняется операция на лимфатических узлах (биопсия сторожевого узла или полное удаление всех лимфатических узлов).

Полное удаление лимфатических узлов при раке молочной железы может стать причиной лимфостаза. Он бывает у 30% пациентов (кому удалялись все лимфоузлы).

Иногда после операции выясняется, что в лимфоузлах не было метастазов: значит их можно было не удалять. Для проверки лимфоузлов на предмет метастазов существует технология биопсии сторожевого узла. Применение данной технологии — более трудоёмкая процедура для врача и требует дополнительной работы смежных специалистов. Так как вся эта дополнительная работа в нашей стране дополнительно не оплачивается — технология не очень распространена и всем нуждающимся не выполняется. Стоимость такой операции за рубежом – от 14 тыс.€.

Если же до операции по КТ, МРТ или УЗИ были признаки поражения лимфатических узлов, или их поражение было выявлено при биопсии сторожевого узла — то их нужно удалять все.

Удаление лимфатических узлов может быть выполнено «единым блоком»: вместе с чувствительными нервами к коже и мелкими сосудами к мышцам в зоне операции. Тогда будет потеря чувствительности, а нарушенный отток крови от мышц (из-за повреждения вен) будет провоцировать длительное стояние дренажа или скопление сером возле мышц. Удаление лимфатических узлов может быть выполнено «деликатно»: с сохранением нервов и сосудов. Это позволяет сохранить чувствительность к коже и сохранить оптимальное кровоснабжение мышц — для быстрого заживления . В связи с тем, что сохранение нервов и сосудов — более трудоёмкая и скрупулёзная работа, которая дополнительно врачу не оплачивается — она не очень распространена и всем подряд в нашей стране не делается.

Когда кожа над опухолью никак не скомпрометирована и подвижна – её можно не удалять. Тогда разрезы могут выполняться не над опухолью, а рядом (чтобы потом они были менее заметны). При онкопластической операции разрезы кожи делаются по предварительной разметке для – чтобы после выполнения онкологической операции по ним выполнить пластическую.

При удалении рака молочной железы операцию делают «с запасом» (около 1.0 см). Если этот «запас» при исследовании под микроскопом окажется меньше (до 1-2 мм) – этого будет достаточно и не потребуется более широкое иссечение.

Использование современного оборудования и расходных материалов при операции уменьшает риск возможных осложнений.

Операция по полису ОМС (при раке молочной железы) оплачивается страховой компанией на сумму около 21000 рублей. На эти деньги организуется питание пациента, стирка постельного белья, обеспечение расходными материалами для анестезии, операции, перевязок и послеоперационного ведения, заработная плата сотрудников. Понятно, что при таком финансировании претендовать можно только на самые недорогие составляющие.

Подробнее о расходных материалах для операции Вы можете посмотреть ЗДЕСЬ

При лечении по полису ДМС, средств предоставляется больше, что позволяет применять более современные расходные материалы и добиваться лучших эстетических результатов. Однако, при раке молочной железы полис ДМС действует только у очень небольшого числа страховых компаний (читайте внимательно условия наступления страхового случая).

Операция «по-квоте» подразумевает, что для её обеспечения государство отдельной строкой из бюджета выделяет средства. Объём этих средств превышает ту сумму, которая поступает в медицинское учреждение за выполнение аналогичного лечения по полису ОМС.

Чтобы лечить пациента по квоте, его врачу необходимо (дополнительно к своей основной работе) оформить пакет документов, и «доказать», что случай подходит под тот или иной вариант высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). По квоте ВМП-ОМС — за операцию по сохранению груди — в учреждение поступает около 115 000 рублей. Очевидно, что в таком варианте предоставляются более дорогие расходные материалы, чем при лечении по полису ОМС.

Квота на операцию «мастэктомия с одномоментным протезированием» — более дорогая, но требует более длительного оформления – до 2 недель.

Совмещение одновременно разных видов ВМП, ОМС и платного лечения у одного пациента — не предусмотрено.

Пластические операции осуществляются только на платной основе. Исключение составляет восстановление молочной железы при раке (выполняется по квоте ВМП). Об этом подробнее смотрите ЗДЕСЬ.

В ряде случаев у пациентов может быть подозрение на рак молочной железы. Например, при биопсии не попали в опухоль, или когда пациентка от биопсии отказалась. В таких случаях выполняется секторальная резекция молочной железы (удаление опухоли), и опухоль экстренно доставляют в лабораторию. В гистологической лаборатории врачи-гистологи её рассматривают под микроскопом (делают срочное гистологическое исследование), пока пациент спит под наркозом. Если подтверждается диагноз рака молочной железы – выполняется онкологическая операция. В таких случаях квота на высокотехнологическую медицинскую помощь тоже может быть оформлена.

После операции все удаляемые ткани подлежат гистологическому и иммуногистохимическому исследованию (ИГХ). Подробнее о влиянии результатов этих исследования на дальнейшее лечение можете посмотреть ЗДЕСЬ.

По результатам окончательного гистологического исследования и ИГХ составляется индивидуальный план лечения каждого пациента (химотерапия, гормонотерапия, иммунотерапия). Подробнее об этом смотрите ЗДЕСЬ.

При подозрении на рак молочной железы технология биопсии сторожевого узла не используется (рак не был доказан до операции).

Мы госпитализируем пациентов после их полного обследования, чтобы операция была выполнена на следующий рабочий день. В день госпитализации больные оформляют историю болезни, располагаются в отделении; их и результаты их обследований осматривает врач отделения, анестезиолог; проводится комиссионное обсуждение плана операции и последующего лечения.

За день до операции пациент может принимать пищу (завтрак, обед, ужин), вечером до 21:00 можно пить жидкость без ограничений. После 21:00 и утром в день операции пить жидкость и принимать пищу категорически не рекомендуется: во время наркоза содержимое желудка может затечь в рот — пациент рискует захлебнуться. Его, конечно, будут спасать, но не разумно самому провоцировать осложнения.

Вечером желательно принять душ, удалить растительность на коже в зоне операции.

Перед операцией наши медсёстры помогут пациенту надеть компрессионные чулки или забинтовать ноги эластичными бинтами.

Во время операции по удалению злокачественной опухоли устанавливается дренаж. Чаще всего его удаляют после того, как по нему в продолжении 2-3-х дней подряд ежедневное количество отделяемого будет меньше 50 мл за сутки.

Как правило, серома — скопление лимфы или серозной жидкости — отмечается в подмышке у края большой грудной мышцы. Она появляется после удаления дренажа: до этого данная жидкость оттекает по нему. Причина появления серомы — нарушенный венозный отток от мышц из-за повреждения её вен: кровь притекает в мышцы по артериям, а вены – пересечены. Жидкая часть крови «пропотевает» из мышцы и скапливается рядом. Это не является серьёзным осложнением или дефектом выполнения операции. Если врач умеет и хочет — он может (проявляя виртуозность хирургических навыков, используя лупы и специальные инструменты) выделять и сохранять вены от мышц в зоне операции, удаляя только лимфатические узлы и жировую клетчатку. Данная его работа не является обязательной при таких операциях.

Иногда серомы скапливаются под оставшейся кожей молочной железы. Как правило, это бывает при избытке оставленной кожи. У онкологов это тоже не считается дефектом операции, а зависит от опыта врача.

Если застаивающаяся в сероме жидкость не воспаляется, а её количество — до 50 мл — её можно не трогать. Со временем напряжение в ней исчезнет само собой. Останется только её фиброзная капсула, не вызывающая проблем. При признаках воспаления серомы — назначают антибиотики и обеспечивают отток жидкости (пункции или проколы — для выкачивания жидкости, устанавливают дренаж (трубка), делают фенистрацию или разрез — чтобы жидкость текла в повязку, которую сможет менять сам пациент). Формально всё это — амбулаторная процедура, не требующая госпитализации, и может (должна) выполняться врачами амбулаторного звена. Иногда (из сострадания к пациенту) врачи стационаров идут на нарушения и оказывают помощь таким больным, используя ресурсы стационаров на непрофильных пациентов.

ЛФК после онкологической операции на молочной железе — мастэктомии, органосохранной операции не рекомендуется делать первые 2-3 суток из-за угрозы риска кровотечения. После удаления дренажа, первых дня не рекомендуется выполнять активных движений рукой в плечевом суставе со стороны операции. При сероме ЛФК провоцирует её накопление.

Комплекс упражнений лечебной физкультуры смотрите ЗДЕСЬ.

Химиотерапию, как и облучение после операции можно начинать уже через неделю после удаления дренажа (если в зоне операции не копится лимфа). Если Вам выполняли пункции для удаления лимфы — химиотерапию лучше отложить до прекращения лимфореи, так как при химиотерапии (лучевой терапии) процесс заживления значительно увеличится. Подробнее о химиотерапии после операции смотрите ЗДЕСЬ.

Облучение проводят после химиотерапии, а если химиотерапия не нужна — тоже через неделю после удаления дренажа при отсутствии лимфореи.

Гормонотерапию проводят после завершения лучевой терапии.

Чтобы попасть к нам на лечение необходимо просто прийти к врачу нашего центра на приём. Он осмотрит Вас и результаты уже выполненных Вами обследований. Если у Вас всё есть — он согласует дату госпитализации, или расскажет: что из обследований ещё необходимо выполнить и где это лучше (качественно, быстро и дёшево) сделать (в СПб).

Если Вы живёте в другом регионе –желательно приехать к нам на консультацию с направлением и максимальным числом выполненных обследований с большим сроком годности. (О необходимых обследованиях смотрите ЗДЕСЬ). Наши специалисты осмотрят Вас и согласуют Вашу госпитализацию в максимально короткие сроки, окажут содействие для Вашего быстрого обследования. На время обследования вы не сможете быть госпитализированы.

Автор: Чиж Игорь Александрович
заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

Запишитесь на консультацию по телефону: 8 (812) 939-18-00 или через форму на са йте.

источник