Меню Рубрики

Рак молочной железы психологические проблемы

Рак груди – как психологически побороть страшный диагноз

Помощь психолога может понадобиться сразу же, как только человек узнал о своем диагнозе. Женщина, которой сказали, что у нее рак молочной железы, переживает целую бурю сильнейших эмоций: «Этого не может быть!», «Это приговор! Сколько я еще проживу?», «Почему врачи не нашли это раньше?!», «Почему именно я?», «Как жить дальше?»… Надо ли продолжать все эти вопросы, которые мучают и днем, и ночью, оставаясь без ответа? Шок, отрицание, страх, паника, тревога, гнев на врачей и злодейку-судьбу, агрессия, апатия – о том, что творится в душе больного человека, здоровый может только догадываться. Это совсем не прибавляет оптимизма, а, наоборот, отнимает жизненные силы и энергию, которые так нужны для борьбы с болезнью.

Психологический настрой пациентки очень важен, и чем он лучше, позитивнее, тем эффективнее работает иммунная система, тем активнее организм борется с болезнью. Но, во-первых, далеко не всякая женщина способна оставаться оптимисткой в подобной жизненной ситуации, а, во-вторых, далеко не всегда родственники и друзья способны поддержать ее. Не потому, что они этого не хотят, они очень хотят помочь и спасти, просто они – тоже люди, и они также, как и сама женщина, могут испытывать противоречивые чувства – от жалости, ощущения беспомощности и чувства вины до бессильной злости и обиды на несправедливость судьбы и врачей. После осознания всей тяжести ситуации мало у кого хватает физических и душевных сил принять вызов судьбы и бороться, а не уйти в депрессию, опустив руки и оплакивая судьбу. По статистике, наиболее рациональная психологическая реакция («Да, это со мной случилось, но не все потеряно. Нужно бороться. Даже если мне суждено прожить хотя бы полгода, я проживу это время осмысленно, с пользой для себя и моих детей, моих близких»), к сожалению, бывает не часто.

Поэтому нужен профессионал, который поможет справиться с тревогой и неопределенностью, поселившимися в душе, найдет ключ к сердцу пациентки и скажет правильные слова, которые встряхнут, дадут надежду и заставят действовать – бороться за жизнь. Узнав о диагнозе, не стоит терять драгоценное время на пустые вопросы, жалобы и стенания, надо отбросить ложный стыд и стеснение, параллельно с основным лечением, смело обращаться за помощью к психологу, психотерапевту или психиатру.

Ирина Морковкина, кандидат медицинских наук, врач-психиатр, член попечительского Совета ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» МЗ РФ, координатор социальных проектов «Движения против рака»:

«Главный совет, который хочу дать всем женщинам с диагнозом рак молочной железы, – во всем слушать врача-онколога и четко следовать его рекомендациям. Никаких нетрадиционных методов лечения, интернета, советов подруг и родственников. К сожалению, очень многие женщины испытывают тревогу, страх, разные душевные состояния и не всегда доходят до врача. И обязательно обращаться к психологу, ничего постыдного в этом нет. Во всем мире принята практика, что в период лечения и реабилитации онкобольные наблюдаются у психолога или психотерапевта».

В последние десятилетия медицина существенно продвинулась в лечении онкозаболеваний вообще и рака молочной железы в частности. И благодаря применению органосохраняющих методов лечения и реконструкции груди, женщины не чувствуют себя какими-то неполноценными. Но, к сожалению, осознание диагноза и само лечение рака груди сопровождается страданиями – физическими и душевными.

Специалисты говорят, что женщина проходит через «сверхсильный» психологический стресс, переживает «двойную психическую травму». С одной стороны, она осознает, что у нее рак и для своего спасения ей необходимо перенести операцию по удалению молочной железы (мастэктомию), после следует тяжелое лечение. А с другой – трудно смириться с тем, что операция изменит тело, лишив некой сексуальной привлекательности. После больницы, уже дома, слабую женщину настигает второй психологический шок. Перенесенная мастэктомия выбивает подавляющее большинство женщин из привычной для них общественной и социальной среды. Такая кризисная ситуация меняет психику, жизненную позицию, взгляды на все и на всех, отношение к близким, их словам и поступкам.

В этот сложный период формируется дальнейший образ жизни женщины в семье и обществе, поэтому основная задача врачей, психологов, родственников, друзей, коллег – помочь ей справиться со всеми навалившимися трудностями. По мнению онкологов, микроклимат в семье во многом зависит от самой женщины и ее отношения к болезни: чем меньше она будет драматизировать ситуацию (хотя этого будет очень хотеться – давить на жалость и пенять на судьбу), тем больше у нее шансов получить поддержку семьи. Но не стоит впадать в другую крайность и хранить молчание (как самой женщине, так и членам семьи): обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение. Как до операции, так и после всем важно сохранять положительный настрой (это один из важнейших факторов в борьбе с раком), но в то же время, не уклоняться сознательно от негативных (страха, грусти, гнева), чтобы близкие люди не боялись обсуждать свои ощущения и переживания. Искусственное сдерживание естественных эмоций лишь увеличит стресс для больной женщины и создаст лишние проблемы. Как известно, хронический стресс подавляет функции иммунной системы даже у здорового человека, что уж говорить о больном…

Первое, что необходимо будет сделать (как бы тяжело это не было физически и морально) после операции – проанализировать свою жизнь до болезни, постараться выявить факторы, которые могли способствовать развитию рака груди и устранить их, по возможности. Среди факторов риска есть те, повлиять на которые вполне в наших силах – курение, аборты, ожирение, стрессы, переутомление, недосыпы и хроническая усталость. После этого каждый день, медленно, но неуклонно, возвращаться к нормальной жизни и сделать следующее:

• изменить режим дня;
• изменить режим питания, сбросить лишний вес;
• научиться снимать физические и психоэмоциональные перегрузки;
• обязательно следить за своим внешним видом;
• заниматься любимым делом;
• найти «подруг по несчастью», записаться в группу психологической поддержки, заняться просветительской общественной деятельностью – помощью онкологическим больным и их семьям.

Последнее может вернуть к активной жизни быстрее, чем кажется. Исследования, проведенные в США, Европе и России, показали, что пациенты с онкозаболеваниями, которые после выписки из клиники начинают посещать группы поддержки, проходят курс психотерапии с беседами и визуальными упражнениями или психологических консультаций, способны существенно улучшить качество жизни при болезни и меньше подвержены ее рецидивам, а значит, дольше живут.

6 главных поводов, чтобы посетить маммолога

источник

Особенности личности больных раком молочной железы. Москвитина С.А. 1 / Журнал «Alma mater» (Вестник высшей школы) Специальный выпуск «Премия Менегетти – 2012», 2012

Представлены результаты психологического исследования больных раком молочной железы. Показано, что изучение системы ценностей личности больных показало их значительную перестройку в отдаленном периоде и выявило специфические закономерности этих изменений.
Ключевые слова: рак молочной железы, психологические особенности, личность, психика.

Проблема выживания, преодоления или совладания с тяжелыми обстоятельствами и сохранение при этом основных жизненных ценностей стала одной из центральных в психологии личности [2, 6, 7, 10, 11, 14]. В условиях тяжелого соматического заболевания, к каковому бесспорно относится онкологическое заболевание, возникает новая жизненная ситуация, разрушающая доболезненную структуру личности, обособляющая личность, приводящая к аутизму, отчуждению [5].

Постановка диагноза — тяжелейший стресс для женщины любого возраста. Особенно если это — рак молочной железы (РМЖ), являющийся наиболее часто встречающимся онкологическим заболеванием у женщин в России [3].

Указанное заболевание выступает для психической деятельности в двух аспектах. С одной стороны, диагноз, традиционно причисляемый к группе неизлечимых и, как следствие, повышенно значимых, превращает один лишь факт заболеваемости в серьезнуюпсихическую травму. С другой стороны, необходимость подвергнуться калечащей операции, утрата женственности и красоты, способствующие изменению отношений с людьми, вызывает тяжелейший стресс у женщины любого возраста.

Изменение обстановки, связанной с лечением, приводит к беспокойству, тревоге, неуверенности, депрессии и обусловливает истощение нервной и иммунной системы, снижение адаптивных возможностей, что в конечном итоге отражается на эффективности лечения и качестве жизни пациентов.

Недооценка важности внутреннего мира самой больной, ее личностных особенностей, отношения к заболеванию и лечению, к будущему не позволяет использовать психологические ресурсы личности для приспособления к болезни и преодоления ее последствий [8, 12].

Многие авторы отмечают выраженную социальную дезадаптацию больных после оперативного лечения рака молочной железы [1, 4, 9], однако, затрудняются объяснить ее причины [13]. Вопросы, связанные с изменением личности, ценностно-потребностной и эмоциональной сфер больных РМЖ в отдаленном периоде, еще недостаточно изучены.

Исходя из вышесказанного, очевидно, что при увеличивающейся продолжительности жизни больных РМЖ недостаточное изучение психологических нарушений, возникающих в ходе лечения, и отсутствие психологической помощи приводит к глубокой деформации личности в отдаленном периоде, что снижает качество жизни, препятствует достижению более полного эффекта лечения.

В связи с изложенным целью исследования явилось изучение особенностей личности больных раком молочной железы в отдаленном периоде (через 12—15 месяцев после завершения лечения).

Нами было проведено психологическое исследование больных раком молочной железы.

Материал и методы исследования. Проведено обследование 150 женщин в возрасте от 21 до 85 лет с верифицированным диагнозом РМЖ, которые проходили лечение и наблюдались после его завершения в РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН с 2003 по 2006 г. Образование больных было не ниже среднего, что сви- детельствует об адекватном восприятии больными материалов тестов.

В контрольную группу вошли 50 женщин, не имеющие в анамнезе онкологических и психиатрических заболеваний, а также не предъявляющие жалобы на состояние здоровья на момент обследования. Оценка структур личности больных РМЖ, включая психологические особенности, осуществлялась с помощью методики ММРI. Изучение специфики ценностно-потребностной сферы больных раком молочной железы проводилось с помощью методики М. Рокича.

Результаты исследования. На рис.1 представлен профиль личности больных, полученный с помощью MMPI. Незначительное повышение шкалы L у больных РМЖ свидетельствует о тенденции испытуемых представить себя в более выгодном свете. Умеренное повышение шкалы F характеризует внутреннюю напряженность, плохо организованную активность. Среднее значение индекса F-K, важного для достоверности полученного результата, — в пределах нормы, что указывает на достоверность данных, полученных в ходе исследования.

источник

Психологическая помощь женщинам после мастэктомии при раке молочной железы

Многочисленные исследования доказали, что большинство онкобольных испытывают страхи, тревогу, стресс, во многих случаях депрессию и другие психологические проблемы. Эти проблемы не только снижают настроение больного, но и отнимают у него необходимую энергию и силу, что, в конечном итоге, может отразиться на качестве лечения. В таком состоянии человеку для достижения благоприятного исхода заболевания необходима психологическая поддержка (психотерапия).

Что же касается непосредственно рака молочной железы, то факт наличия этой патологии рассматривается многими исследователями как «сверхсильный стресс», «особый вид психической травмы из категории сверхсильных психических раздражителей», «двойная психическая травма» — наличие рака и необходимость удаления молочной железы.

Читайте также:  Насколько опасен рак молочной железы

«Почему это случилось именно со мной?», «Как я буду жить дальше?», «Смогу ли я справиться с болезнью, поддержат ли меня близкие?» — эти вопросы задает себе каждый, кто однажды столкнулся с онкологическим диагнозом. Сам по себе диагноз рак молочной железы является мощнейшим стрессовым фактором. Онкологическое заболевание нередко рассматривается женщиной не только как физическое заболевание, но и как эмоциональная катастрофа, нарушающая функционирование человека как личности.

Общей чертой наиболее сложных для пациентки периодов является неопределенность исхода болезни и тревожное ожидание грядущих событий. Ситуация особенно усложняется необходимостью калечащей операции и последующей химио- и радиотерапии, меняющей представления о собственном теле и сексуальной привлекательности.

Женщина, у которой обнаружили рак груди, очень нуждается в поддержке не только родных и близких, но и в профессиональной психологической помощи. В свою очередь, члены семьи часто боятся, что разговоры о болезни только осложнят ситуацию и расстроят женщину. В действительности все как раз наоборот. Обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение.

Важнейшим фактором в борьбе с раком является положительный настрой, а его отсутствие препятствует выздоровлению. В то же время излишняя концентрация наположительных эмоциях и уклонение от любых негативных эмоций (страх, гнев, грусть) может вызвать ситуацию, когда близкие люди боятся обсуждать свои ощущения, сомнения и переживания. В результате сдерживается общение и, вместо того, чтобы способствовать активизации положительного настроя, только увеличивается стресс и создаются дополнительные проблемы.

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения, что хронический стресс подавляет функции иммунной системы, что в свою очередь может привести к развитию и прогрессированию заболевания. Истощение нервной и иммунной системы также может отразиться и на процессе лечения, и на общем соматическом состоянии. Физиологические процессы в организме находятся под выраженным влиянием психологических воздействий (в стрессовых ситуациях в частности повышается содержание кортизола в крови, что оказывает негативное влияние на деятельность иммунной системы).

Исследования, проведенные в США, Европе, России, показали, что пациенты с онкологическими заболеваниями, которые после выписки из клиники начинают посещать группы поддержки, проходят курс психотерапии или психологических консультаций, не только способны улучшить качество жизни при болезни, но и меньше подвержены ее рецидивам. Психологическая коррекция не противопоставляется основному противоопухолевому лечению, а, наоборот, потенцирует его воздействие.

Первым выявил эту зависимость американский психоонколог Шпигель. Первоначально он стремился доказать, что психотерапевтические мероприятия не оказывают никакого влияния на ход болезни. Однако опыты привели к неожиданным для исследователя результатам. Женщинам с прогрессирующим раком молочной железы была назначена групповая терапия, включающая беседы и визуальные упражнения, а контрольную группу Шпигель оставил без психологической помощи. Через десять лет количество выживших в группе, где проводились указанные занятия, было вдвое большим, чем в контрольной. Кроме того, в экспериментальной группе было значительно меньше жалоб на боль и другие осложнения.

У женщин, перенесших мастэктомию, часто встречаются отсроченные эмоциональные переживания. Больные, пройдя ознакомление с диагнозом, оперативные вмешательства и последующие химио и радиотерапию, держатся достаточно стойко, не впадая в депрессивные состояния. Но после полученного лечения, интенсивного общения с врачами, оценивая прошедшие события как завершившиеся, неожиданно для себя начинают испытывать непонятную сильную тревогу, волнения, отмечают повышенную слезливость, неконтролируемые вспышки гнева и раздражения. Это происходит от того, что пациенты, узнав о диагнозе, мобилизируют все свои силы на борьбу с болезнью, откладывая душевные переживания «на потом». И когда длительное лечение подходит к концу, эмоции, долгое время сдерживаемые, прорываются вовне.

Группы поддержки больных и их семей, своевременная психологическая помощь могут существенно снизить риск возникновения выраженных психологических и психопатологических реакций.

Сегодня в арсенале психологов имеется огромное количество высокоэффективных методик, которые являются усиливающими, вспомогательными, поддерживающими средствами для основного лечения и реабилитации женщин, больных раком груди. Важнейшей нашей задачей, является с помощью этих методик помочь женщинам после мастэктомии обрести необходимый для борьбы с болезнью психологический комфорт.

Ивашкиной М.Г. были выявлены основные психотерапевтические задачи, решаемые в рамках программы помощи онкопациентам:

  • Работа с конкретным симптомом – боль, тошнота, страхи и т.д.
  • Работа с темой здоровья и болезни (в целом), направленная на стимулирование у пациента процесса принятия болезни и здоровья, как важных аспектов жизни.
  • Работа с мифами рака.
  • Коррекция алекситимии.
  • Работа с ранними травматическими темами (к источнику проблемы) — обидами, стрессовыми переживаниями.
  • Работа с базовой проблематикой – доверие, границы, креативность, сексуальность и т.д.
  • Работа с семейными онкологическими сценариями.
  • Работа с экзистенциальными переживаниями (темы — «жизнь», «смерть», «жизненный путь», «смыслы жизни», «достижение мудрости»).
  • Структурирование и планирование будущего.

В каждом случае лечение всегда индивидуально, не является исключением и психологическая помощь. Но основа выздоровления у всех одинаковая – это не пассивное ожидание излечения, а активная, совместно с врачами и психологами, борьба за свое здоровье.

Ивашкина М.Г. Возможности психологической коррекции онкологических больных в рамках интегративной креативно-структурной психотерапии (ИКС-подход). Материалы тезисов съезда 2009 г. ассоциации онкопсихологов http://www.oncopsychology.ru/ru/congress-abstracts-2009/6-2009-11-17-09-11-06.html

Материалы «Bloom» — Бюллетеня Международной программы «Навстречу к выздоровлению» Женева, Швейцария XI.2006

Януц Н.П. Особенности психотерапевтической работы с женщинами после мастэктомии Материалы тезисов съезда 2009 г. ассоциации онкопсихологов http://www.oncopsychology.ru/ru/congress-abstracts-2009/26-2010-06-21-19-23-47.html

Montgomery C. Психоонкология: достижение зрелости? Ж. «Обзор современной психиатрии». Выпуск 6. 2000. Стр. 82-86

источник

Существование таких серьезных заболеваний, как онкологические, зачастую не просто тревожат общество, но и держат его в состоянии явного и скрытого страха.

Рак сопровождает человечество на протяжении всей его истории. Есть заболевания, которые были широко распространены в древние времена, в средние века, а в настоящее время являются редкостью. Но есть и такие, которые в недалеком прошлом встречались не часто, а в наши дни представляют серьезную проблему. К ним и относятся злокачественные опухоли.

Первые попытки теоретического обоснования опухолевого роста клеток можно найти в манускриптах египетских, греческих, римских врачей. При раскопках египетских пирамид и скифских курганов у погребенных иногда обнаруживают повреждения скелета, вызванные опухолями.

Слово «рак» является собирательным понятием и не говорит о форме и тяжести заболевания, так как существует около двухсот различных злокачественных новообразований. Рак означает заболевание, основной особенностью, которого является избыточное, извращенное, нерегулируемое размножение основных структурных и функциональных ячеек организма.

Рак — это проблема, не имеющая себе равных по сложности и важности в современной медицине. Этиологию большинства человеческих опухолей еще предстоит изучать, профилактика многих из них пока невозможна из-за своей бессимптомности, лечение не патогенетично. Это также универсальная проблема, охватывающая интересы всех стран и государств. Радикально меняются образ и распорядок жизни после онкологического заболевания: длительное пребывание в больницах, многомесячные лечения и наблюдения, щадящие режимы, болевой синдром, психологические переживания, стрессы и т.д.

Опухоли позвоночника и челюсти обнаружены у первобытных людей, живших на острове Ява, полмиллиона лет назад. Такой «возраст» болезни и ее широкое распространение затрудняют ответ на вопрос, кто первым произнес эти слова, и почему это заболевание было названо именно так. На этот счет существует много легенд.

Наибольший вклад в развитие древней онкологии внесли Гиппократ и Абу ибн Сина (Авиценна). Считается, что Гиппократ первым описал рак, еще за четыре века до нашей эры. Через 1,5 тысячи лет после этого Авиценна в «Каноне врачебной науки» высказал такое предположение: «. опухоли называются раком из-за того, что «вцепляются» в орган, либо из-за ее формы. » Врачи Древней Греции отмечали сходство между формами опухоли молочной железы на поздних стадиях ее развития с туловищем и конечностями, напоминает морского краба. Интересно, что внешние аналогии удел не только древних медиков. Современные онкологи и биологи в строении опухоли обнаруживают «туловище» и «клещи».

Древние врачи и философы не только описывали, но и пытались объяснить происхождение этого заболевания.

При онкологических заболеваниях принято различать 2 фазы болезни. Психологическое состояние больных при этих двух фазах совершенно различно.

Первая фаза — когда заболевание находится в такой стадии, при которой гарантировано выздоровление, полное или частичное.

Вторая фаза — заболевание достигло такой стадии, когда трагический исход неотвратим в ближайшее время и никакие лечебные мероприятия не смогут предотвратить его.

Независимо от стадии и локализации основного онкологического процесса, возраста, пола, образования можно фиксировать у больных наличие эмоционального напряжения, которое формирует психогенные реакции.

Динамику психогенных реакций можно классифицировать по десяти основным типам:

тревожно-депрессивный синдром проявляется общим беспокойством, мыслями о бесперспективности, мучительном конце, чаще проявляется на диагностическом этапе, при поступлении в стационар и в предоперационном периоде;

дисфорический синдром с тоскливо-злобно-мрачной окраской переживаний, характеризуется раздражительностью, недовольством окружающих, поиском причин заболевания;

тревожно-ипохондрический преобладает интровертированность, эмоциональная напряженность с фиксацией внимания на своем здоровье;

обессивно-фобический синдром проявляется в форме навязчивости и страха;

астено-депрессивный синдром — в клинической картине больных выступает подавленность, тоскливость;

деперсонализационно-дереализационный синдром отличается утерей ощущения реальности, не ощущают ни окружающего, ни даже своего тела;

параноидальный синдром проявляется нечасто, в определенной бредовой трактовке окружающего с идеями отношения, преследования и даже единичными обманами восприятия;

эйфорический синдром — чаще появляется на послеоперационном периоде, проявляется в повышенном настроении, переоценке своего состояния и возможностей;

особого выделения требует синдром самоизоляции — страх рецидива заболевания, социальная дезадаптация, вызванная инвалидностью;

апатический синдром заключается в преобладании вялости, некоторой заторможенности, безучастности, отсутствия каких-либо интересов. В послеоперационном периоде можно заметить нарастание этого синдрома.

Среди психических расстройств у онкологических больных чаще встречается депрессивный синдром. В.Н. Герасименко отмечает, что каких-либо специфических изменений в психике онкологического больного не наступает. Мощный стресс — наличие злокачественной опухоли вызывает ряд изменений в психической деятельности больного.

Заболевая человек, теряет связь с привычным образом жизни, происходит контакт с другими больными, обмен информацией, среди которой негативная (смерть во время или после операции) имеет особо тяжелый характер, ВКБ у самого больного зачастую искаженная слухами, представлениями о «заразности рака» и там далее способствует переживанию экстремальной ситуации. И когда больные в результате обстоятельств вдруг становятся свидетелями смерти соседа по отделению или палате, реакция следует незамедлительно. Больные в этих случаях нередко отказываются от дальнейшего обследования, подготовки к операции и требуют выписки.

Самосознание больного, находящегося в неразрывной связи с интенсивностью раздражителей формирует преставление о своем физическом состоянии, которое сопровождается своеобразным фоном. Представление онкологического больного о своем физическом состоянии, сопровождается определенными физическими переживаниями, находит свое выражение в различных формах отношения человека к своему здоровью.

В одних случаях — это пренебрежение, в других — повышенное внимание, в-третьих — адекватное отношение.

Читайте также:  Катаракта при раке молочной железы

Психологическая картина соматического страдания преломляется в каждом конкретном случае по-своему, приобретая соответствующую индивидуальную окраску. Она обусловлена совокупностью, как индивидуальных особенностей личности, так и своеобразием данной болезни, а также специфичностью ситуации.

На формирование соматонозогнозии у онкологических больных оказывает внимание, в первую очередь, характер поражения, локализация и возможные последствия операции.

При изучении особенностей психологических сдвигов в диагностической стадии онкологического заболевания следует учитывать затрудненность раннего выявления таких больных. Это находит свое объяснение, с одной стороны, в безболевом, бессимптомном течении страдания, скудном проявлении признаков дискомфорта.

С другой стороны, причиной несвоевременного обращения является страх перед возможным диагнозом, тяжелые страдания и неоправданно оптимистическим отношением к возможным последствиям заболевания.

В разные периоды контактов с онкологом у больных можно проследить неодинаковые психические состояния. Б.Е. Петерсон выделяет 4 таких периода:

· период диспансерного наблюдения.

В предмедицинском периоде при появлении признаков нездоровья, пациенты еще не обращаются к врачу, а симптомы заболевания часто относят к случайным явлениям. Продолжительность такого состояния чаще всего несколько месяцев. К врачу заставляет обратиться возникновение нового, пугающего симптома. В этот период отмечается склонность к самоанализу, скрытность больных, поиск объяснения новым ощущениям.

Амбулаторный период — период обращения за медицинской помощью. В одном случае больные нерегулярно и неохотно посещают поликлинику, часто не заканчивают первое обследование. В связи с незнанием симптоматики к обследованию и лечению в стационаре относятся отрицательно. У другой группы отчетливо выступает реакция испуга, паники. В ответ на предложение госпитализации они впадают в состояние сниженности настроения и тревоги.

В период диспансерного наблюдения отмечается привлечение внимания больного к собственному телу, его функциям, но без понимания грозного значения начавшихся изменений. Нарушение в сфере телесных ощущений, эмоциональной сфере, мышлении придает аутическую направленность, погруженность больного во внутренний мир, переживания связанны с состоянием соматического здоровья. Одновременно отмечается заострение личностных особенностей больного.

Особую значимость приобретает степень осведомленности больных о наличии онкологического заболевания. Считается, что степень достоверности сообщения о болезни должна определяться характером и стадией заболевания, а так же отношением больного к предполагаемым методам обследования и лечения.

Такой диагноз следует сообщать не в виде достоверности, а только серьезных предположений и только в случае необходимости побудить больного подвергнуться необходимому лечению, при отказе от операции.

Существует и противоположные мнения. Степень осведомленности больного о диагнозе злокачественного новообразования, его стадии, локализации оказывает существенное влияние на формирование соматонозогнозии, их структуру и динамику. Этим самым локализуется механизм психологической защиты, психологической устойчивости в отношении онкологического заболевания, что в известной мере сказывается на эффективности лечения и реабилитации.

У большинства больных, узнавших о наличии опухоли, вначале возникает психологическая, стрессовая реакция — паническое настроение, негодование, страх, гнев, взрывоподобная «канцерофобия», нарастание тревоги из-за ожидания ухудшения болезни. Больной стремится отбросить мысль о наличии у него онкологического заболевания. Такой самообман, негативизм относительно типичен для лиц, склонных к ипохондрическим и депрессивным типам реакций.

При анализе отношения больного к своему заболеванию можно различать несколько фаз: шок от сознания неизбежности смерти, отречение, депрессия, раздражительность, примирение.

Осознание тяжести страдания не исключает игнорирование заболевания, «вытеснение болезни». Наличие психологической, стрессовой ситуации на диагностической стадии является определяющим фактором, но важны не болезненные проявления, а преставления больных о характере последствий, которые угрожают не только здоровью, но и жизни. Интенсивность проявлений зависит от личностных особенностей, степени информированности, полученных в процессе индивидуальной жизни о признаках, последствиях эффективности той или иной формы онкологического заболевания.

Психологические сдвиги, отражающие личностную концепцию больного о болезни, отличаются отчетливой заостренностью некоторых типов соматонозогнозий. Возможны вытеснение болезни (диссоматонозогнозии).

В период активного лечения больные подвергаются хирургическому вмешательству, химиотерапии, лучевому лечению, что определяет содержание психологических сдвигов.

Расположение достаточными сведениями о сущности своего заболевания, свойственная первому периоду сменяется адаптация к болезни, приспособления к новым условиям жизни. Поведение отличается снижением активности, инициативы, вялостью, монотонностью, однообразием, иногда тоскливым фоном настроения, отсутствия четких представлений об исходе. Возможны как недооценка, так и переоценка тяжести заболевания, вытеснения болезни редки. Формирование адаптационного механизма способствует приспособлению больных к изменившимся условиям жизни, труду, деятельности.

При переживании последствий хирургического лечения отчетливо звучит и эстетический локальный компонент — обезображивающие операции, а так же нарушение функций отдельных органов и систем. Также происходит антрепсихическая переработка представлений о возможном исходе болезни.

После выписки сдвиги обусловлены благоприятным исходом лечения, о заболевании напоминают лишь регулярные врачебные осмотры в поликлинике. Несколько чаще наблюдается патологические формы реагирования с преобладанием ипохондрических и фонических вариантов.

У инкурабельных больных в исходной терминальной стадии отмечается нарастание самоизоляции, пассивности. Чаще не сопровождается переживанием страха смерти. Эти мысли подвергаются вытеснению, возможно с перерастанием в благодушный фон настроения.

У таких больных возможны различные варианты отношений к надвигающейся роковой развязке:

· адаптационный, с приспособлением к болезни, надеждою выздороветь;

· апатичный, с безнадежностью, безразличностью к исходу;

· зависимый, с требованиями к окружающим;

· «неприятия болезни», со сварливостью.

Следовательно, довольно часто встречаются диссоматонозогнозии (вытеснение болезни). В стадии генерализации (распространенности процесса) — чрезвычайные физические и моральные страдания, подчас приводят больных в отчаяние. Основная причина постоянные и довольно интенсивные боли, поэтому определяющий фактор болевой, проецирующийся на биологическом уровне отношении «больной — болезнь».

Наряду с общими закономерностями проявления личностных реакций, которые характерны для любого онкологического заболевания, находит свое отражение и локализация патологического процесса. При раке желудка стрессовая ситуация вызывает беспокойство, растерянность, снижение настроения. После хирургического лечения наступает успокоение, адаптация к болезни. В отдаленных сроках от проведения активного лечения может наблюдаться соматогенная астения. При благоприятном исходе встречаются отрицание болезни в прошлом.

Рак прямой кишки — сдвиги определяются исходом радикальной операции. Калечащие операции обуславливают мощные стрессовые воздействия, затрудняющие психологическую адаптацию больных к последствиям болезни. Эти больные становятся инвалидами не только в силу функциональных нарушений, но и в результате негативного эмоционального фактора, они стремятся к самоизоляции. Заострено внимание на эстетическом компоненте последствий.

У больных с опухолями в челюстно-лицевой области после операции происходит адаптация к факту заболевания. Адекватная оценка последствий с одновременной тенденцией к диссоматонозогнозии.

При раке гортани в начальном периоде отмечается тревога, подавленное состояние, страх перед будущим. После операции — представление о собственной неполноценности, «уродстве» в результате утраты звучной речи. Постепенно формируется психологическая адаптация.

В период психологической адаптации при раке легкого отмечаются элементы «госпитализма» с пассивностью, ограниченностью диапазона эмоциональных реакций, смена творческой активности стереотипным выполнением работы.

Рак в области женских гениталий. Сдвиги обусловлены с возможностью сохранения или утраты детородной функции.

Рак молочной железы. В предоперационном периоде стрессовая ситуация, страх перед «уродующей» операцией, боязнь увечья, опасения, что могут стать неполноценными женщинами, в сознании больных выступают именно это последствия оперативного вмешательства.

источник

Сегодня очень много уделяется внимания связи между эмоциональными проблемами человека, его неуравновешенными чакрами и расположением опухолей. Оказалось, что рак обычно проявляется в той части тела, где самая несбалансированная чакра.

В духовной практике есть так называемый » закон духовного воздействия на физику». Этот принцип гласит, что изначально болезнь развивается в нашем энергетическом теле. Если же человек практикует качественный эмоциональный и духовный образ жизни, то проблема дисбалансов может быть решена на этом уровне, не переходя на физический. Человек может остаться здоровым.

Интенсивная негативная энергия, которую накапливают чакры, рано или поздно переходит на физическое тело человека, вызывая развитие различных заболеваний и синдромов. Многие полагают, что именно таковой является картина генезиса большинства видов рака.

Идея о том, что эмоциональная травма – это основная причина рака, изначально была встречена с большим скептицизмом со стороны медицинской науки. Но всё изменилось после того, как в медицинских журналах начали публиковаться исследования, в которых демонстрировались доказательства связи между телом и сознанием.

Не так давно появилось новое направление в медицине «психонейроиммунология» со своими школами, организациями и со своей научной литературой. Эта область занимается изучением взаимодействия психологических факторов, центральной нервной системы и иммунной функции, моделируемой нейроэндокринной системой. Многие исследования этой отрасли объясняют, как эмоциональный дисбаланс влияет на формирование раковых опухолей.

В одном из исследований рассказывается о том, как эмоциональный стресс влияет на иммунную систему. В нём говорится, как депрессия подавляет образование клеток Т-киллеров в организме, что замедляет восстановление повреждённой ДНК и запускает процесс атоза (гибели клеток). В заключении исследования сказано, что психологические и поведенческие факторы влияют на заболевание и прогрессирование рака посредством психосоциальных воздействий на иммунную функцию.

Широко обсуждаемый общественностью немецкий врач Райк Джирд Хамер (Ryke Geerd Hamer) вывел так называемый «шоковый конфликт», причинно-следственную связь между психосоматикой и серьезными заболеваниями, в том числе и раком.

Он говорит, что рак появляется, когда в течение определённого длительного времени эмоционально-психические проблемы человека остаются нерешёнными. Согласно наблюдениям доктора Хамера, организм способен исцелять себя от большинства видов рака, если:

1) Пациент получает терапию и поддержку, необходимую для депрограммирования тела и освобождения его от вредных последствий шокового конфликта.

2) Телу пациента не мешает чрезмерное использование медицинских препаратов. Это довольно смелое мнение основано на убеждении, что многие методы лечения, проводимые онкологами, мешают процессу самовосстановления организма и усугубляют эмоциональные причины рака, порождая страх и бессилие.

Доктор Хамер преследовался за свою практику, и прочитав его последнее утверждение, становится понятно почему. Во время судебного разбирательства, которое проходило в Вене, в Австрии, прокурор был вынужден признать, что 6000 из 6500 пациентов с тяжёлой формой рака спустя 4-5 лет после лечения доктора всё ещё живы. Это 90-процентный успех, что неслыханно в традиционном методе лечения самыми передовыми технологиями.

По словам Хамера, люди очень восприимчивы к созданию повреждений мозга и органов в результате шока или эмоциональной травмы. Эти типы повреждений создают подобие короткого замыкания в мозге, и если проблему не решать, то рождаются раковые опухоли.

Доктор смог показать точное местоположение и форму этих повреждений с помощью компьютерной томографии мозга одного из своих пациентов. На снимке повреждение выглядит как концентрическая рябь, наподобие такой, которая появляется после бросания гальки в пруд.

Сканирование также показало, что с появлением ряби в мозгу она одновременно появляется и в связанном органе, в котором, как правило, и развивается рак. Это подтверждает физическую основу связи сознания с телом.

Железные «раковые» правила Хамера гласят:

1. Каждый вид рака и связанные с ним заболевания начинаются как серьёзный, острый и изолирующий конфликтный шок какого-то эмоционального потрясения. Он проявляется одновременно на трёх уровнях: психика, мозг и орган.

2. Тема психического конфликта – это расположение фокуса в мозге, а рака в органе.

Читайте также:  Если рак груди после менопаузы

3. Курс психического конфликта связан с развитием фокуса в мозге и развитием рака в органе.

Наблюдения Хамера очень ценны и их стоит принимать к сведению, потому что огромное количество пациентов с запущенными формами рака были им спасены или им была по максимуму продлена жизнь.

Другая важная часть работы Хамера касается фазы восстановления после рака. Он наблюдал у тысячи пациентов многочисленные болезненные воспалительные симптомы и развитие опухолей. Управляя этими симптомами и помогая пациентам трансформировать свои эмоционально-психологические переживания, Хамер вместе с ними достиг очень высоких результатов.

Ниже расскажем о конкретных эмоциональных проблемах, связанных с тем или иным видом рака, согласно наблюдениям доктора Хамера.

Рак щитовидной железы – бесправность в жизни;

Рак лёгких – страх смерти или удушения;

Рак лимфатической системы – потеря самозначимости;

Рак груди – конфликт разделения;

Рак желудка – накопившийся гнев, «проглочено» слишком много негатива;

Рак поджелудочной железы – семейные конфликты, в том числе и по вопросам наследования, постоянная тревожность, гнев;

Рак печени – страх голодной смерти;

Рак кишечника – страшный, «непереваренный» конфликт;

Рак матки – сексуальный конфликт;

Рак шейки матки – сильнейшее разочарование;

Рак кости – комплекс неполноценности;

Меланома/рак кожи – ощущение себя грязным человеком, потеря целостности своей личности.

После того, как пациенты Хамера проходили психотерапию и разрешали свои специфические внутренние конфликты, приведшие к раку, на проведении компьютерной томографии мозга и органов он видел существенные перемены. Характерные поражения исчезали и на их месте появлялся несущественный отёк. Хамер считал это признаком исцеления.

В конечном счёте ваши собственные лечебные механизмы способны избавить ваш организм от рака, ассимилируя и вытесняя его. После этого начинает расти нормальная здоровая ткань.

Сейчас вы согласны с тем, что в основе рака лежат распространённые эмоциональные проблемы, и что важную роль в решении проблемы может сыграть психотерапия?

Чакры – это энергетические трансформаторы, которые преобразуют высокочастотную энергию в несколько других видов энергии более низкой частоты. Почему это происходит? Это связано с тем, что различные системы тела нуждаются в разных энергетических частотах.

Высшая вибрационная энергия, которая поддерживает функцию мозга, не будет эффективно помогать работе кишечника или репродуктивных органов. Поэтому система чакры снижает универсальную энергию до уровня, удобного тому или иному органу.

Система здоровой чакры также воплощает мандалу – круг, который является символом целостности. Вы можете увидеть это сами, попросив друга лечь на стол лицом вверх. Держите маятник над центром каждой чакры, и вы увидите, что над здоровыми и сбалансированными чакрами маятник начинает двигаться по кругу по часовой стрелке.

В случае, если человек болен раком или другими серьёзными заболеваниями, маятник будет двигаться совсем по-другому (вперед-назад, против часовой стрелки, по диагонали или выделывать какой-то узор). Каждое из движений можно научиться интерпретировать, чтобы видеть эмоциональные шаблоны, являющиеся причиной заболевания.

Если после этого выполнить ещё и цветовое тестирование, то можно определить какой терапевтический цвет может исправить искажённый рисунок и вернет кругу целостность движения по часовой стрелке. Для каждого цвета есть ключевое качество, и можно многое узнать, видя, какой из цветов (а значит и какое качество) возвращает чакре целостность.

Мультимодальная терапия и рак

Мультимодальная терапия – это комплекс методов, включающих электроакупунктуру, светотерапию, терапию эфирными маслами, звуковую терапию и иглоукалывание. Каждый из этих методов и по отдельности обладает большой силой, а в комплексе положительные эффекты умножаются.

К преимуществам мультимодальной терапии для больных раком относятся:

— ослабление боли (это делается с помощью комбинации электроакупунктурных методов и аурикулярной терапии).

— определение энергетического состояния организма и системная балансировка чакр с помощью цветного света. Такая системная терапия может усилить иммунный ответ на борьбу с болезнью.

— эмоциональная связь и терапия высвобождения. Большинство больных раком не полностью связаны со своими глубокими эмоциями, которые, скорее всего, и привели их к раку. Они больше осознают свои текущие эмоциональные реакции, такие как страх, сомнения, подавленность.

Хотя они и отражают их основные жизненные проблемы, но с глубинными трудностями это не совпадает, поэтому сосредоточение внимания на сегодняшних переживаниях редко приводит к хорошим терапевтическим результатам.

Связь через чакры ясно указывает на то, что происходит внутри человека. С помощью практического метода человек может заглянуть внутрь себя и прийти к новому пониманию себя. Этот метод включает практику прощения, внутренний детский диалог, нарушение старых неработающих истин, исцеляющие утверждения, звуковую, световую и микротоковую терапию. Они напрямую воздействуют на организм и открывают доступ к эмоциональной панели управления.

Давайте заглянем немного глубже и посмотрим, как же к человеку приходят эти глубинные и неразрешимые проблемы. Практически для каждого человека огромное значение имеет самоидентификация и жизненный статус. Особенно это важно в среднем возрасте.

Человек понимает, что жизнь ещё не заканчивается, но уже начинает двигаться к завершению, поэтому в это время нам очень важно понять то, кем мы являемся, чего достигли, и можно ли свой статус обозначить словом «известный» (известный журналист, врач, архитектор и т.д.). Это слово важно для очень многих, хотя люди это и скрывают, они хотят, чтобы меру их влияния означало именно это слово.

Любая экзистенциональная проблема может быть выражена метафорой. В данном контексте уместны слова Иисуса о том, что «вы – соль земли». Так вот онкология приходит к тому человеку, который перестаёт себя чувствовать солью земли.

Всем нам известно, что соль даёт еде вкус. Однако, до появления холодильников, соль помогала продуктам храниться, потому что другого способа их сохранить просто не существовало. По этой причине в каждой культуре соль равнялась заботе. При обмене солью люди обозначали свою близость и умение хранить друг друга.

Поэтому, когда человек понимает, что плоды его труда, его творчество больше никому не нужны и что ему некого больше хранить, у него зачастую начинает расти опухоль. Для того, чтобы чувствовать себя солью земли не обязательно быть широко известным и востребованным человеком, достаточно быть известным в кругу своей семьи. Такая «известность» нужна всем.

Говорить о гордости тут неуместно, потому что, к сожалению, рак приходит ко всем, и к гордецам, и к скромным, и к смиренным. При этом, человеку творческой профессии крайне важно видеть, что его слушают, читают, смотрят, даже если он пытается сделать вид, что ему всё равно.

Художники в широком смысле этого слова, верящие в это, живут долго, а те, кто хочет, чтобы написанная ими музыка, книга или картина, сразу же принесла им известность, очень часто заболевают и рано умирают.

Безусловно, хороший отзыв нужен хотя бы от тех, с кем есть связь (жена, муж, дети, друзья). Но зачастую в сегодняшней реальности все настолько поглощены своими заботами, что у них даже не находится времени, чтобы сказать своему близкому доброе слово. При этом, жизнь постоянно меняется, и не все могут измениться, чтобы соответствовать.

Чувство, что ты перестал быть солью земли, у каждого человека проявляется в различных ситуациях. Для кого-то – это выход на пенсию, для кого-то — творческий кризис, рабочий спад.

Многие люди, страдающие от раковых заболеваний, по разным причинам в тот или иной период своей жизни сталкивались с экзистенциальной необходимостью полностью измениться для того, чтобы устроиться в мире, причём речь идёт не о материальном благополучии, а о психологическом и духовном. Но не находили для этого нужных сил. Одним из важнейших аспектов в излечении от рака является то, какие будущие цели ставит перед собой человек за пределами своего заболевания.

Все мы смертны, более того, знание этого необходимо нам для творчества, для развития. Если бы человек узнал, что он бессмертен на Земле, то он тут же остановился, ему некуда было бы спешить, ведь запас времени был бы неограниченным. Потом когда-нибудь напишу книгу, сейчас лучше вздремну на диванчике.

Смерть нужна, чтобы человек действовал. У каждого из нас есть неопределённый, но конечный отрезок времени на то, чтобы успеть стать солью земли, по этой причине важнейший пункт в лечении рака – это установить конкретную задачу.

Изначально это могут быть две цели: творчество или забота о других людях. Любой вид творчества, который также включает в себя и заботу об окружающих, имеет смысл, когда мы делаем что-то для других, чтобы дать им какие-то новые знания об окружающем мире, подарить красоту.

Наверное, если бы существовал настоящий Дориан Грей, который вместил в портрет свою жизнь, то он бы точно умер от рака, потому что его творчество было бесплодным. Творчество, которое приносит людям вред, к примеру, создание бомбы или других средств массового уничтожения, часто оказывает пагубное воздействие на своих создателей. Известно, что среди таких создателей многие умирали от рака, причём, скорее всего, причина была не только в облучении.

Наверняка, многие люди подумают, что это ересь, несмотря на всеобщую веру в то, что тело, мозг и душа – это единая структура, которой руководит нервная система. Но чем больше осознанности, тем меньше у человека болезненности, и жизнь подтверждает реальность психосоматики. Не редки случаи, когда человек находил силы побороть ощущение тотальной ненужности и поднимался.

Все мы умрём рано или поздно, вопрос лишь в том, жить ли в беспомощности, разочаровании во всём или до конца чувствовать свою необходимость кому-то и жить интересно.

Не существует такого возраста или такого заболевания, когда человек не может задуматься о смысле жизни или взять умную книгу, подумать о занятости или творчестве в конкретный временной период. Если человек думает и находит смысл, он живёт дольше, если он думать головой не хочет, то будет думать тело.

Поэтому всё, что мы не додумали, чего боимся и не преодолеваем, хотим выразить и не выражаем, будет проявляться в различных болях, мышечных зажимах и заболеваниях. Ещё важно помнить о сновидениях. К сожалению, у человека нет привычки анализировать свои сны, обдумывать увиденное и понимать, о каких проблемах они нам могут говорить.

Чем больше в жизни человека осознанности, тем меньше в ней болезненности и тем легче к нему придёт смерть. Заболевания – это всегда метафора того, что человек пытается скрыть от самого себя. В то время, как большинство людей осознают свои поверхностные эмоции, они крайне редко работают с глубокими уровнями, которые помогли создать жизненный путь, кульминацией которого и стали текущие проблемы и болезни.

источник