Меню Рубрики

Рак молочной железы воз 2016

Статистика рака молочной железы довольно пугающая. Распространенность патологии высока практически во всех развитых странах. Максимальные значения заболеваемости зарегистрированы в Австралии, Швейцарии, минимальные – в Китае и Японии, Россия занимает промежуточное положение.

Заболеваемость на 100 000 чел

Доля рака молочных желез в общей структуре злокачественных заболеваний:

Ежегодно в мире регистрируют примерно 1 250 000 новых случаев рака груди, из них 54 000 в России. Заболеваемость раком молочных желез в большинстве стран растет, это связано с различными факторами. В первую очередь, следует отметить улучшение методов диагностики, в частности маммографического скрининга, который позволяет выявить новообразование на ранних стадиях, до появления первых симптомов. Многие специалисты рекомендуют проводить маммографию и самообследование груди в профилактических целях с 20 лет и делать ее 1 раз в 3 года, после 40 рекомендуется проходить процедуру 1 раз в год.

Согласно статистике, у 1 из 8 женщин в течение жизни будет диагностирован рак молочных желез, но заболевание может появиться и у мужчин. По данным многих авторов, соотношение мужчин и женщин в структуре заболеваемости составляет 1:100. Риск возникновения патологи увеличивается с возрастом, большая часть пациентов (77%) старше 50 лет, на долю молодых девушек приходится 0,3%.

Вероятность развития рака молочных желез по возрастам:

Показатель смертности за последние годы стабилизировался, в некоторых странах наблюдается снижение.

Показатели летальности от рака молочных желез на 100 000 населения

Статистика рака молочной железы в России показывает рост показателей заболеваемости и смертности.

Абсолютное число зарегистрированных больных с диагнозом рак молочной железы в 2004-2014 году по данным ВОЗ:

Показатели заболеваемости и их прирост за 2004-2014 года в России:

заболеваемость на 100 000

Среднегодовой темп прироста в %

Абсолютное число умерших больных от рака молочной железы в России за 2004-2014 года:

Динамика показателя летальности за 2004-2014 года от рака молочной железы в России:

Среднегодовой темп прироста в %

Точных причин развития рака молочных желез никто не знает, но выделяют ряд предрасполагающих факторов, которые повышают риск развития патологии. Следует отметить, что это гормонозависимая опухоль, поэтому она часто возникает на фоне гормональной недостаточности и внешней стимуляции эндокринных желез (прием гормональных лекарственных средств). Ученые выявили, что если в крови пациента снизить концентрацию эстрадиола на 17%, можно снизить вероятность развития рака в 4-5 раз. В отношении гормонозаместительной терапии имеются противоречивые данные, ученые полагают, что длительный прием пероральных контрацептивов (более 8 лет) увеличивает риск на 35%, но после отмены медикаментов отрицательное влияние исчезает, кумулятивный эффект незначителен.

Большую роль играют беременность, роды, время наступления менархе (первых месячных) и климакса. Раннее менархе (до 13 лет) увеличивает риск формирования опухоли в 2 раза. Поздний климакс (после 54 лет), в свою очередь, также приводит к росту заболеваемости в 4 раза. Роды и беременность оказывают положительное влияние и уменьшают вероятность развития рака на 50%, и чем больше беременностей, тем ниже показатель.

Также доказано, что ожирение – серьезная проблема, которая может привести к появлению различных заболеваний, в том числе вызвать рак молочных желез. Относительные риски появления патологии составляют 37 единиц, в большей степени это обусловлено злоупотреблением жирной пищей, так как увеличение концентрации жиров приводит к росту количества эстрадиола в крови и формированию гормонального дисбаланса. Следует учитывать и отягощенный семейный анамнез, примерно у 25% пациентов есть случаи рака молочных желез у близких родственников.

Продолжительность жизни при раке молочной железы и выбор методов лечения напрямую зависят от вида опухоли, а точнее от ее гистоморфологической структуры:

Протоковая карцинома: часто встречается, не агрессивная, эту форму можно выявить на ранних стадиях при помощи маммографии. Внешне она никак себя не проявляет, в 25-50% случаев дает рецидив через 15-25 лет после лечения;

Дольковая карцинома: злокачественные клетки расположены в пределах долек железы, встречается в 5-25% случаев, чаще всего развивается в возрасте 45-47 лет и поражает одновременно обе груди. Выявляется совершенно случайно во время медицинских осмотров, в 25% случаев дает рецидив через 25 лет;

Инфильтрирующая протоковая карцинома: регистрируется у 80% пациентов, характеризуется поражением окружающих тканей и выходом за пределы железы. Особенность опухоли – овальная форма новообразования с неровными краями, она спаяна с кожей. Очень часто эта форма рака дает метастазы, как в регионарные ткани, так и в отдаленные;

Инфильтрирующая лобулярная карцинома: встречается в 5% случаев в возрасте 45-56 лет, очень редко диагностируется при маммографии;

Медуллярная карцинома: 3-10 % случаев, характеризуется четкими границами, редко прорастает в окружающие ткани;

Рак с признаками воспаления: развивается у 20% пациенток в молодом возрасте или после 50 лет, часто маскируется под другую патологию, это агрессивный вид опухоли, продолжительность жизни больных не более 3 лет.

Усовершенствованные методы диагностики и лечения рака молочных желез привели к росту показателей выживаемости за последние 20 лет. По данным США, более 95% пациентов проживают 5 и более лет. Статистика рака молочных желез показывает, что показатель пятилетней выживаемости в мире составляет 89%, десятилетней – 82%, пятнадцатилетней – 77%. Такие высокие значения показателей связаны со своевременной специализированной помощью, но если лечение не проводить, то показатель пятилетней выживаемости не превышает 15%.

На прогнозы выживаемости оказывают прямое влияние следующие факторы:

Количество пораженных регионарных лимфатических узлов: если метастазы рака в лимфоузлах не обнаружены, то прогнозы довольно благоприятны. В противном случае, десятилетняя выживаемость составляет не больше 25%. Если в патологический процесс вовлечены 3 узла – показатель равен 35%, если 4 и больше – 15% и ниже;

Размер новообразования: чем больше опухоль, тем она агрессивнее;

Степень распространения процесса;

Выделяют 4 стадии развития рака молочных желез. Благоприятные прогнозы наблюдаются на начальных этапах патологии, когда опухоль небольшая по размерам и не агрессивна. Но в это время рак обнаруживают крайне редко, в большинстве случаев совершенно случайно на медицинских осмотрах, так как новообразование груди не вызывает появления негативных симптомов. Наиболее тяжелые случаи — это 3 и 4 стадии болезни. В эти периоды пациенты испытывают сильные болевые ощущения и другие неблагоприятные клинические признаки, которые значительно ухудшают качество жизни. Лечение также приносит дополнительные страдания, поэтому многие больные от него отказываются.

Стадии рака молочных желез:

1 стадия характеризуется малыми размерами новообразования (менее 2 см), пятилетняя выживаемость составляет 70-95%, десятилетняя — 80%;

2 стадия: размеры увеличиваются до 5 см, возможно распространение опухоли на соседние лимфоузлы, 5-летняя выживаемость равна 50-80%, 10-летняя – 40-60%;

3 стадия: опухоль резко увеличивается в размере, поражает окружающие ткани и лимфоузлы, пятилетняя выживаемость не больше 50%, десятилетняя – до 30%;

4 стадия: произвольные размеры новообразования, большое количество метастазов, 5-летняя выживаемость не более 10%, 10-летняя до 5%.

Удельный вес пациентов в зависимости от стадии патологии в России в % за 2004-2014 годы:

Хотя в целом наблюдается положительная тенденция и уменьшение количества больных, выявленных на заключительных стадиях, процент пациентов на последних этапах довольно высок, поэтому показатели смертности остаются на прежнем высоком уровне.

Летальность на первом году после установления точного диагноза рака молочной железы в России за 2004-2014 годы:

В наше время злокачественные новообразования лечат разными методами. Согласно статистике рака молочной железы в России, 34,7% пациентам в 2014 году была проведена радикальная операция и в 65,3% были использованы комплексные методы терапии (хирургические вмешательства и химиолучевое воздействие). При использовании только хирургических методов лечения пятилетняя выживаемость составляет 85%, десятилетняя -73%, при комбинированной (только химиолучевое воздействие) терапии показатели немного отличаются и составляют 83% и 67%, при комплексном подходе 87% и 69% соответственно.

В большинстве случаев пациентам проводят полную резекцию молочных желез, при этом пятилетняя выживаемость достигает 97%. Но в последнее время все чаще проводят органосохраняющие операции, позволяющие улучшить качество жизни пациенток и сохранить семейное положение, доля таких вмешательств составляет 10-15%, но ежегодно растет.

Возможность проведения подобных операций возрастает после проведения адекватной химиотерапии, при небольших размерах опухоли и на начальных этапах развития рака. По данным некоторых ученых, химическое воздействие на новообразование в 90% случаев ведет к уменьшению его размеров, что позволяет провести квадрантэктомию или лампэктомию, а не полное удаление тканей железы. При этом местные рецидивы после органосохраняющих операций наблюдались в 6-8%, а после радикальных – в 22%.

Специалисты считают, что частота рецидивов зависит не столько от объемов операции, сколько от первоначальных размеров рака молочной железы, если она равна 5 см и более, то рецидивы развиваются в 5-6 раз чаще. Прогнозы выживаемости при этом значительно сокращаются и составляют 1-2 года. Но продолжительность жизни пациента зависит от многих факторов: методов лечения, локализации рецидива, наличия метастазов, общего состояния, возраста и т.п.

Рак молочной железы довольно часто встречается у женщин репродуктивного возраста (32-38 лет), поэтому риск возникновения опухоли в период беременности высокий. По данным статистики, патология развивается в 1 случае на 3000 беременностей, это соответствует 3% среди всех пациентов с этим диагнозом.

Формирование рака молочной железы во время беременности приводит к некоторым трудностям в диагностике и лечении. Именно поэтому эта проблема привлекает к себе всеобщее внимание, ведь этот период связан с резким гормональным всплеском, и, к сожалению, не всегда организм может к нему адаптироваться, поэтому и развиваются различные заболевания. Но при беременности происходят многочисленные изменения в строении тела, поэтому рак молочных желез практически невозможно выявить на ранних этапах. Как правило, опухоль регистрируется на 15-25 неделе.

На момент постановки диагноза рак молочных желез размеры новообразования достигают 6-12 см, в 72-80% диагностируются распространенные формы рака, в 20% регистрируются отдаленные метастазы.

Вероятность формирования опухоли в период беременности зависит от нескольких факторов:

Беременность и роды после 30 лет увеличивают риск развития рака в 2-3 раза, после 40 лет – в 4-5 раз;

Многочисленные роды снижают риски появления опухоли, но не ликвидируют их полностью;

Генные аномалии совместно с периодом беременности увеличивают риск опухоли в 3-4 раза;

Отсутствие грудного вскармливания повышает риски в 2 раза;

Продолжительная и повторяющая лактация снижает вероятность в 3-4 раза.

Выбор метода лечения беременной подбирается строго индивидуально. Если пациентка на ранних сроках отказывается от терапии и хочет сохранить плод, то все процедуры откладывают до родов. Как правило, прогнозы от такого выбора крайне неблагоприятны.

Если рак молочной железы выявляется в 1 триместре (в 10-15 % случаев), то рекомендуется прерывание беременности и проведение полного комплекса терапевтических мероприятий. Диагностирование опухоли во 2 триместре происходит чаще всего (65-70%), на этом этапе возможно сохранение беременности: таким пациенткам проводят радикальные операции и химиотерапию после 14 недели, более раннее начало химического воздействия приводит к увеличению риска формирования уродств и аномалий плода на 20-40%. Регистрация новообразования в 3 триместре подразумевает проведение полного комплекса процедур после родоразрешения на 36 неделе.

источник

Рак является одной из основных причин смерти в мире; так, в 2018 г. от этого заболевания умерли 9,6 млн человек.

Наиболее распространенными видами рака являются:

  • рак легких (2,09 млн случаев смерти);
  • рак молочной железы (2,09 млн случаев);
  • рак толстой и прямой кишки (1,80 млн случаев);
  • рак предстательной железы (1,28 млн случаев);
  • рак кожи (немеланомный) (1,04 млн случаев);
  • рак желудка (1,03 млн случаев).

Наиболее часто смерть наступает от следующих видов рака:

  • рак легких (1,76 млн случаев смерти);
  • рак толстой и прямой кишки (862 000 случаев);
  • рак желудка (783 000 случаев смерти);
  • рак печени (782 000 случаев смерти);
  • рак молочной железы (627 000 случаев).

Рак возникает в результате преобразования нормальных клеток в опухолевые клетки в ходе многоэтапного процесса, в ходе которого предраковое поражение переходит в злокачественную опухоль. Эти изменения происходят в результате взаимодействия между генетическими факторами человека и тремя категориями внешних факторов, включающих:

  • физические канцерогены, такие как ультрафиолетовое и ионизирующее излучение;
  • химические канцерогены, такие как асбест, компоненты табачного дыма, афлатоксины (загрязнители пищевых продуктов) и мышьяк (загрязнитель питьевой воды);
  • биологические канцерогены, такие как инфекции, вызываемые некоторыми вирусами, бактериями или паразитами.

ВОЗ через свое Международное агентство по изучению рака (МАИР) осуществляет классификацию канцерогенных факторов.

Еще одним основополагающим фактором развития рака является старение. С возрастом заболеваемость раком резко возрастает, вероятнее всего, в связи с накоплением факторов риска развития определенных раковых заболеваний. Общее накопление рисков усугубляется тенденцией к снижению эффективности механизмов обновления клеток по мере старения человека.

Основными факторами риска развития рака в мире являются употребление табака, употребление алкоголя, нездоровое питание и отсутствие физической активности; они же представляют собой основные четыре общих фактора риска возникновения других неинфекционных заболеваний.

Факторами риска развития рака являются некоторые хронические инфекции, особенно в странах с низким и средним уровнем доходов. Канцерогенные инфекции, в том числе Helicobacter pylori, вирус папилломы человека (ВПЧ), вирус гепатита B, вирус гепатита C и вирус Эпштейна-Барра были названы причиной примерно 15% случаев рака, диагностированных в 2012 г. (3).

Вирус гепатита B и C и некоторые типы ВПЧ повышают риск рака печени и шейки матки, соответственно. ВИЧ-инфекция значительно повышает риск развития рака, например рака шейки матки.

В настоящее время можно предотвратить возникновение 30–50% раковых заболеваний, если избегать факторов риска и осуществлять соответствующие стратегии профилактики, основанные на фактических данных. Кроме того, бремя рака можно уменьшить путем раннего выявления рака и ведения пациентов, у которых развиваются онкологические заболевания. При ранней диагностике и соответствующем лечении существует высокая вероятность излечения многих видов рака.

Уменьшения бремени рака можно достичь путем изменения или предотвращения основных факторов риска. Эти факторы риска включают в себя следущее:

  • употребление табака, в том числе курение сигарет и употребление бездымного табака
  • избыточная масса тела или ожирение;
  • нездоровое питание с низким уровнем потребления фруктов и овощей;
  • отсутствие физической активности;
  • употребление алкоголя;
  • заражение ВПЧ, происходящее половым путем;
  • заражение гепатитом или другими канцерогенными инфекциями;
  • ионизирующее и ультрафиолетовое излучение;
  • загрязнение воздуха в городах;
  • задымленность помещений в результате использования в домах твердых видов топлива.

Употребление табака является самым значительным фактором риска развития рака, на который приходится почти 22% глобальных случаев смерти от рака (2).

Для профилактики рака можно предпринимать следующее:

  • активнее избегать факторов риска, перечисленных выше;
  • проводить вакцинацию против инфекций, вызываемых ВПЧ и вирусом гепатита В;
  • бороться с источниками опасности на рабочем месте;
  • сократить воздействие ультрафиолетового излучения;
  • уменьшать воздействие ионизирующего излучения (на рабочем месте или в процессе медицинской диагностической визуализации).

Вакцинация против инфекций, вызываемых ВПЧ и вирусом гепатита В может предотвращать до 1 млн. случаев заболеваний раком ежегодно (3).

Смертность от онкологических заболеваний можно снизить, если выявлять и лечить их на ранних стадиях. Существует два компонента раннего выявления рака.

При раннем выявлении рака высока вероятность положительных результатов при эффективном лечении, повышается вероятность дожития, снижается заболеваемость и стоимость лечения. Раннее выявление рака и отсутствие задержек в оказании помощи могут позволить добиться значительных улучшений в жизни больных.

Читайте также:  У какого врача провериться на рак груди

Ранняя диагностика состоит из трех этапов, которые должны осуществляться в комплексе и своевременно:

  • информационно-разъяснительная работа и доступ к медико-санитарной помощи;
  • клиническая оценка, постановка диагноза и определение стадии;
  • доступ к лечению.

Ранняя диагностика актуальна при любых обстоятельствах и важна при большинстве видов рака. В отсутствие ранней диагностики болезнь диагностируется на поздних стадиях, когда радикальное лечение зачастую уже не может помочь. Возможна разработка программ, направленных на уменьшение задержек и препятствий для медико-санитарной помощи и позволяющих пациентам получать лечение своевременно.

Цели скрининга заключаются в выявлении людей с нарушениями, позволяющими предполагать определенные раковые заболевания или предрак, и быстром направлении таких людей для диагностирования и лечения.

Эффективность программ скрининга при выявлении определенных типов рака обеспечивается использованием целесообразных тестов, их эффективным применением, увязкой с другими этапами процесса скрининга и контролем качества. Как правило программа скрининга является гораздо более сложным медико-санитарным мероприятием, чем ранняя диагностика.

Примеры методов скрининга:

  • визуальный осмотр с применением уксусной кислоты (VIA) с целью выявления рака шейки матки в странах с низким уровнем доходов;
  • тестирование на ВПЧ для выявления рака шейки матки;
  • ПАП-тест – цитологическое исследование на рак шейки матки в странах со средним и высоким уровнем дохода; и
  • маммография для выявления рака молочной железы в странах с высокоразвитыми или относительно высокоразвитыми системами здравоохранения.

Правильно поставленный диагноз важен для назначения надлежащего и эффективного лечения, так как для каждого типа рака требуется особый режим лечения, охватывающий один или более методов, таких как хирургическое вмешательство, лучевая терапия и/или химиотерапия. Важным первым шагом являются определение целей лечения и паллиативная помощь; медико-санитарные услуги должны носить комплексный характер и быть ориентированы на людей. Основной целью является излечение рака или значительное продление жизни. Еще одна важная цель состоит в повышении качества жизни больного. Это может быть достигнуто благодаря поддерживающей терапии или паллиативной помощи и психологической поддержке.

Некоторые из самых распространенных типов рака, такие как рак молочной железы, рак шейки матки, рак полости рта и рак толстого кишечника, имеют высокие показатели эффективности лечения при условии их раннего выявления и лечения с применением передовых практических методов.

Некоторые типы рака, даже такие, при которых раковые клетки распространяются в другие части тела, такие как семинома яичка, лейкемия и лимфомы у детей, имеют высокие показатели эффективности лечения при обеспечении надлежащего лечения.

Паллиативная помощь – это лечение, направленное в основном на облегчение вызываемых раком симптомов, а не на излечение, и на повышение качества жизни больных и их семей. Паллиативная помощь может помочь людям жить более комфортно. Это неотложная гуманитарная потребность всех людей в мире, страдающих от рака и других хронических смертельных болезней, особенно необходимая в местах с высокой долей пациентов с запущенными стадиями болезни и с низкой вероятностью излечения.

Паллиативная помощь может облегчить физические, психосоциальные и духовные проблемы более чем у 90% пациентов с запущенными стадиями рака.

Для облегчения боли и оказания паллиативной помощи пациентам и их семьям в условиях ограниченных ресурсов необходимы эффективные стратегии здравоохранения, включающие уход по месту жительства и в домашних условиях.

Для лечения умеренных и сильных болей, от которых страдает более 80% онкологических пациентов в терминальной стадии болезни, необходим улучшенный доступ к пероральному морфину.

В 2017 г. Всемирная ассамблея здравоохранения приняла резолюцию «Профилактика рака и борьба с ним в контексте комплексного подхода» (WHA70.12), в которой призвала правительства и ВОЗ к ускорению действий, направленных на достижение целей, указанных в Глобальном плане действий и в Повестке дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 г., по снижению уровней преждевременной смертности от рака.

ВОЗ и МАИР сотрудничают с другими организациями системы ООН в рамках Межучрежденческой целевой группы ООН по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними и с партнерами для достижения следующих целей:

  • усилить приверженность политическим обязательствам в области профилактики рака и борьбы с ним;
  • координировать и проводить научные исследования в области причин развития рака человека и механизмов онкогенеза;
  • осуществлять мониторинг бремени рака (в рамках деятельности Глобальной инициативы по регистрации раковых заболеваний);
  • определять наиболее выгодные и другие эффективные по стоимости приоритетные стратегии профилактики рака и борьбы с ним;
  • разрабатывать нормы и инструменты для управления планированием и осуществления мероприятий в области профилактики, ранней диагностики, скрининга, лечения, а также паллиативной помощи и помощи людям после окончания лечения, в том числе в случае рака в детском возрасте;
  • усиливать системы здравоохранения на национальном и местном уровнях для предоставления лекарственных препаратов и медицинской помощи онкологическим пациентам, в том числе улучшать доступ к лечению рака;
  • составить повестку дня в области профилактики рака и борьбы с ним в рамках Глобального доклада о раке;
  • обеспечивать глобальное лидерство, а также техническое содействие для оказания поддержки правительствам и их партнерам в разработке и обеспечении устойчивости высококачественных программ борьбы с раком шейки матки в рамках Глобальной совместной программы ООН по профилактике рака шейки матки; и
  • оказывать техническое содействие для быстрой и эффективной передачи странам информации о мероприятиях, проводимых с применением передовых практических методов.

(2) Lyon, France: International Agency for Research on Cancer; 2013.

GBD 2015 Risk Factors Collaborators. Global, regional, and national comparative risk assessment of 79 behavioural, environmental and occupational, and metabolic risks or clusters of risks, 1990-2015: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2015. Lancet. 2016 Oct;388(10053):1659-1724.

(3) Plummer M, de Martel C, Vignat J, Ferlay J, Bray F, Franceschi S. Global burden of cancers attributable to infections in 2012: a synthetic analysis. Lancet Glob Health. 2016 Sep;4(9):e609-16. doi: 10.1016/S2214-109X(16)30143-7.

источник

Предлагаем Вашему вниманию интервью с чл.-корр. РАН, президентом Российского общества онкомаммологов, проф. В.Ф. Семиглазовым, опубликованным в газете «Онкология сегодня» №4(17) за август 2016 года.

Рак молочной железы: мифы и реальность

— Владимир Федорович, рак молочной железы (РМЖ) считается одним из самых распространенных заболеваний в мире. Что-то изменилось? Расскажите, пожалуйста, о последних тенденциях мировой и российской медицинской статистики по РМЖ.

— Значительная часть современного мира столкнулась с проблемой роста заболеваемости РМЖ. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), большинство новых случаев и смертельных исходов РМЖ регистрируется в наименее развитых странах мира, где ресурсы для лечения этого заболевания весьма ограничены. Однако ВОЗ не обладает полнотой всех данных, и ее оценки остаются только приблизительными. На территории Российской Федерации в 2014 году было выявлено 65 тыс. новых случаев РМЖ и зарегистрирована гибель около 22 тыс. пациенток с этим заболеванием. Для сравнения, в США в том же году было диагностировано 230 тыс. новых случаев и умерли более 40 тыс. пациенток, что почти в два раза больше, чем в России.

— Но и заболевают при этом гораздо чаще…

— Для прояснения ситуации я хотел бы дополнительно остановиться на нескольких статистических показателях. Например, в том же 2014 году, по данным популяционного канцер-регистра в Санкт-Петербурге, стандартизированный показатель заболеваемости РМЖ составил 51,7 случаев на 100 тыс. населения. Это в полтора-два раза ниже, чем в Северной Америке и ряде стран Евросоюза. Далее мы ориентируемся и на другие данные популяционного канцер-регистра в Санкт-Петербурге и Северо-Западном федеральном округе, который располагает базой данных не только о заболеваемости, смертности и одногодичной летальности, но и информирует о наблюдаемой и относительной выживаемости онкологических пациентов. Другого такого всеобъемлющего информационного центра в России пока нет. Согласно международным стандартам, отраженным в документе Eurocаre-2015, показатель относительной пятилетней выживаемости пациенток с РМЖ в странах Евросоюза в прошлом году должен был составить около 80–82%. Напомню, что документ этот публикуется Международным агентством по изучению рака (МАИР), являющимся одним из подразделений ВОЗ. По сведениям руководителя популяционного канцер-регистра, в Санкт-Петербурге проф. В.М. Мерабишвили, уже в 2006 г., то есть 10 лет назад, этот показатель для северной столицы составлял 73,8%.

И я бы подчеркнул, что эта цифра очень неплохо характеризовала уровень работы онкологической службы северной столицы в те годы! По данным регистра по РМЖ, включающему сведения о пациентках, лечившихся в НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова и Городском клиническом онкологическом диспансере Санкт-Петербурга, показатель общей пятилетней выживаемости превысил 80% еще в 2012 г. (Палтуев Р.М., 2016 — Ред.). Кстати, неоднократно упоминаемый как очень высокий, а потому вызывающий зависть у онкологов всего мира показатель общей пятилетней выживаемости пациенток с РМЖ в США (на уровне 90%) на самом деле достигался только у женщин, которым диагноз был установлен на ранних стадиях. Но если обратиться именно к этому «раннему показателю» для российских женщин, то оказывается, что он у нас нисколько не хуже американского!

— Выходит, разговоры о неблагоприятной ситуации в лечении РМЖ в России в сравнении с другими странами — это миф?

— За рубежом, кстати, не считают, что в России ситуация с лечением РМЖ плачевна! Однако вполне благоприятной я бы ситуацию не назвал. Думаю, что и мои коллеги по РООМ далеки от того, чтобы признать положение с лечением РМЖ в нашей стране блестящим, хотя успехи в диагностике и лечении этого заболевания достигнуты немалые. На ситуацию необходимо смотреть в целом. В течение многих десятилетий РМЖ был самой частой опухолью у женщин и наиболее распространенной причиной онкологической смертности в мире. За исключением США. Здесь, по непонятным еще причинам, 1-е место по смертности от рака у женщин занимают опухоли легкого, а не молочной железы. Возьмем летальность на первом году жизни или одногодичную летальность после выявления злокачественных опухолей разных локализаций. В 2014 году летальность на первом году жизни по причине всех опухолевых заболеваний в среднем по России составила 24,8%, а в Санкт-Петербурге — 19,4%. Между тем тот же показатель при раке желудка был значительно выше: для всей России — 48,7% и 41,4% — для Санкт-Петербурга. Зато при раке ободочной кишки российский показатель одногодичной летальности был почти такой же (28,4%), как усредненный для всех опухолей. А теперь очень важные цифры: одногодичная летальность от РМЖ в России в 2014 году составила всего лишь 7,3%, а в Санкт-Петербурге — 6,2%. То есть в четыре-восемь раз меньше, чем при других солидных опухолях. Еще один важный показатель контроля онкологической патологии — медиана выживаемости. В Санкт-Петербурге к 2014 году наблюдаемые показатели медианы выживаемости для пациентов с раком печени и поджелудочной железы составили всего лишь три месяца, для рака легкого — семь месяцев, и столько же для рака желудка. А для РМЖ — 10 лет (Мерабишвили В.М., 2016 – Ред.). Надо также иметь в виду, что большинство пациентов с раком желудка, печени, поджелудочной железы после постановки диагноза погибают в весьма ранние сроки (в интервале от трех до семи месяцев). В то же время значительное число пациенток с РМЖ на 8-10-м году погибают не от самой опухоли, а от неонкологических сопутствующих заболеваний. Итак, общая продолжительность медианы выживаемости для пациенток с РМЖ превышает в 17– 40 раз тот же показатель для больных с названными мной опухолями желудочно-кишечного тракта и легких (Беляев А.М., Манихас Г.М., Мерабишвили В.М., 2016 – Ред.). Аналогичная закономерность, отражающая тревожную картину высокой и неконтролируемой смертности от различных онкопатологий, но не от РМЖ, характерна для всех развитых стран мира, включая Западную Европу и Северную Америку. Конечно, потери в нашей стране среди больных с этой патологией еще весьма велики, хотя и сравнимы с другими экономически развитыми странами. Сопоставление показателей 5- или 10-летней безрецидивной и общей выживаемости в зависимости от стадии заболевания в наиболее благополучных регионах России, где ведется адекватная канцер-регистрация, не выявляет существенных отличий. В таких условиях результативность технологий противоопухолевой терапии РМЖ, применяемых в России и других развитых странах, в основном совпадает. В то же время выявляется одно важное отличие, определяющее смертность женского населения от РМЖ. Я говорю о значительно большем удельном весе III-IV стадий РМЖ на момент первичной постановки диагноза в нашей стране. И это несмотря на то, что практически все российские регионы сейчас полностью оснащены современной техникой для проведения маммографического скрининга.

— В чем, на Ваш взгляд, причина неудовлетворительного состояния скрининга РМЖ в России?

— Известно, что в странах, поддерживающих проведение маммографического скрининга в рамках отдельной программы, субсидируемой государством, не менее 80% женского населения в возрасте 50–69 лет действительно в нем участвуют. В России подобной программы нет. По сведениям популяционных канцер-регистров Северо-Западного федерального округа, маммографию проходят всего лишь около 20% женщин. А это означает, что нам еще только предстоит выполнить огромную работу, координирующую деятельность не только онкологов и гинекологов, но и врачей многих других специальностей. Наша главная цель — мотивация и привлечение к участию в скрининге женщин старше 45 лет. Ведь благодаря качественно проводимому маммографическому скринингу женщин в возрасте 50–70 лет смертность от РМЖ снижается на 30%. Важнейшая роль в информировании и привлечении внимания общества к проблеме ранней диагностики РМЖ должна отводиться СМИ. Подчеркну, что в мире нет ни одной страны, где наблюдалось бы снижение смертности от РМЖ без проведения регулярного маммографического скрининга. Сейчас показатели смертности РМЖ в России стабилизировались. А в некоторых регионах, например, в Ханты- Мансийском автономном округе, устойчиво снижаются. Успехи не приходят просто так, а достигаются благодаря кропотливой и качественной работе по обследованию женщин в возрасте 50–70 лет, проводимому минимум каждые один-два года.

— Можно ли сегодня говорить о необходимости профилактики РМЖ? Существуют ли эффективные меры, способные остановить развитие этого заболевания?

— Учитывая широкую распространенность и продолжающийся рост заболеваемости РМЖ, предпринимаются попытки первичной профилактики этого заболевания. Западные страны, и особенно США, тратят миллиарды долларов для решение этой проблемы. Проведенные с участием НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова клинические исследования по профилактике развития РМЖ у женщин высокого риска показали позитивные, но далекие от ожидаемых результаты. Использование антиэстрогенов (тамоксифен, ралоксифен) Рак молочной железы: мифы и реальность и ингибиторов ароматазы привело к снижению заболеваемости гормонозависимыми формами РМЖ только в той подгруппе женщин, где риск их развития был относительно невелик. Зато в отношении наиболее агрессивных форм РМЖ, не экспрессирующих рецепторов к гормонам, профилактического эффекта достичь не удалось. К сожалению, отсутствие точных знаний о механизмах возникновения опухолей молочной железы не позволяет проводить научно-обоснованную и эффективную первичную профилактику РМЖ. В этих условиях внедрение вторичной профилактики — скрининга — и использование плодов прогресса современного лечения может обеспечить снижение смертности при РМЖ на 20–30%.

Читайте также:  Удаление рака молочной железы платно

— Какой наибольший вклад в мировую медицинскую науку внесли российские онкомаммологи?

— Еще в 80-е годы прошлого столетия мы первые предложили гипотезу о патогенетическом разнообразии РМЖ. Правда, подтвердить эту гипотезу без арсенала современных молекулярно-диагностических методов исследования в ту пору не представлялось возможным. Нам удалось первыми в Советском Союзе и в мире провести рандомизированное исследование по сравнению эффективности неоадъювантной эндокринотерапии с химиотерапией. После публикации результатов этого исследования мы были приглашены на несколько конгрессов в Европе (Париж, 2003) и в США (Новый Орлеан, 2004, конференция АSCO). Данная российская работа до сих пор цитируется в журналах и на всех крупных международных конференциях, освещающих проблемы лечения РМЖ. Также мы одни из первых в мире начали заниматься изучением эффективности различных режимов неоадъювантной химиотерапии РМЖ, переводящих неоперабельные опухоли в операбельные. Сегодня результаты этих исследований дают возможность выполнять органосохраняющие операции у части пациенток благодаря снижению стадии рака. Особо я хочу подчеркнуть факт востребованности наших экспертов международным сообществом. В частности, они принимают участие в разработке международных рекомендаций по лечению РМЖ в рамках форумов, проходящих в швейцарском городе Санкт-Галлен. Напомню, что рекомендации по профилактике, диагностике и лечению РМЖ, утверждаемые на этих форумах, становятся основой для разработки более упрощенных рекомендаций ESMO и ASCO.

— Найдут ли в обозримом будущем панацею против рака? Или это останется только мечтой?

— По-видимому, рак, как и многие другие хронические неинфекционные заболевания, будет преследовать нас еще долго. И скорее всего никогда от нас не отступит, так как рак — запрограммированный в генетическом коде вариант прекращения человеческой жизни. Несомненно, что прогресс наших знаний будет постепенно отодвигать это заболевание дальше, ближе к черте видовой продолжительности жизни человека, составляющей, по предположениям ряда ученых, около 120 лет, одновременно сохраняя высокое качество жизни до преклонных лет.

источник

На протяжении десятилетий показатели заболевания раком молочной железы в богатых странах росли быстрее, чем в бедных странах. Ученые начинают лучше понимать причины этого, но некоторые вопросы остаются без ответа. Репортаж Патрика Эдамса (Patrick Adams).

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2013;91:626-627. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.13.020913

Почти 40 лет назад бывшая первая леди Соединенных Штатов Америки (США) Бетти Форд (Betty Ford) объявила миру, что у неё поставлен диагноз рака молочной железы и что для устранения опухоли ей будет сделана операция радикальной мастэктомии. Это смелое решение Betty Ford объявить о своем диагнозе разрушило стену молчания вокруг этой болезни и подтолкнуло миллионы женщин пройти скрининг. В результате этого темпы выявления рака молочной железы в США резко возросли. Исследователи назвали это «эффектом Бетти Форд».

Но с другой стороны рост показателей рака молочной железы, который отмечается в США и других богатых странах на протяжении трех последних десятилетий, невозможно объяснить лишь большей информированностью и расширением масштабов скрининга. И хотя было доказано, что мутации генов BRCA1 и BRCA2 резко усиливают опасность заболевания раком молочной железы в течение жизни женщины, менее 10% случаев заболевания, как считается, обнаруживается у женщин с такими наследственными мутациями.

Еще не выяснено, существуют ли другие формы наследственного рака молочной железы. В большинстве случаев раком молочной железы заболевают женщины, у которых нет известных унаследованных факторов риска, что заставляет ученых задуматься над тем, каковы другие причины этого заболевания.

Что в образе жизни женщин в развитых странах настолько увеличивает вероятность развития у них этой болезни по сравнению с женщинами в отдельных частях Юго-Восточной Азии и Африки, где частотность заболевания, как правило, в пять раз ниже?

Можно ли объяснить эту разницу, отчасти, низкими показателями выявления рака молочной железы в бедных странах, где реальное бремя может быть значительно больше того, о котором говорят имеющиеся данные?

«Дело не в том, что у некоторых групп людей есть генетический иммунитет против этой болезни, — говорит эпидемиолог и специалист по раку из Оксфордского университета д-р Тим Кей (Тim Кеу), — поскольку мы знаем, что когда люди из бедных стран переезжают в богатые, то через одно или два поколения у них будут те же показатели, что и у жителей западных стран. Дело в образе жизни».

По словам Кеу, это явно связано с избыточным весом и потреблением алкоголя. «В крови женщин с избыточным весом более высокое содержание эстрогена (гормон), поскольку жировые клетки вырабатывают эстроген», который стимулирует рост большинства видов раковых опухолей молочной железы. Алкоголь также ассоциируется с повышенным уровнем гормонов в крови, что вполне может быть тем механизмом, из-за которого повышается риск рака молочной железы у женщин. Несколько недавних исследований показывают, что физическая активность может сокращать риск, поскольку она помогает контролировать вес и приводит в действие дополнительные механизмы.

Что касается образа жизни, то деторождение может сказать больше всего о глобальной вариативности риска рака молочной железы. «В некоторых частях Африки показатели низки, поскольку женщины начинают рожать в раннем возрасте, у них бывает несколько детей, и они их кормят грудью в течение долгого времени», — говорит Кеу. «Более низкие показатели могут объясняться частично структурными изменениями тканей груди и сокращением числа стволовых клеток», — говорит он. Но также вероятно, что в результате деторождения у женщин сокращается риск из-за меньшего воздействия эстрогена».

«Чем больше у женщины в жизни будет менструальных циклов, тем больше у нее опасность рака молочной железы», — говорит д-р Филипп Ландриган (Philip Landrigan), педиатр и эпидемиолог в Медицинском центре Mount Sinai в Нью-Йорке и один из ведущих экспертов по воздействию вредных экологических факторов. «Каждый раз, когда женщина беременеет, она пропускает девять или десять циклов. А поскольку мы знаем, что у тех женщин, у которых раньше наступает созревание, циклов будет больше, мы очень обеспокоены тем обстоятельством, что созревание у девочек наступает на один-два года раньше, чем поколение назад».

Это, как поясняет д-р Ландриган, может частично объясняться диетой. Как показывают исследования, девочки, которые имеют избыточный вес или страдают ожирением, как правило, раньше вступают в возраст половой зрелости.

Доказано также, что факторами риска в отношении рака молочной железы является заместительная гормональная терапия и оральные контрацептивы, которые являются источниками эстрогена.

Ландриган и другие ученые особенно обеспокоены химическими веществами, которые называются соединениями, разрушающими эндокринную систему (EDCs). Эти соединения встречаются во многих продуктах, начиная от дезодорантов, солнцезащитных кремов, косметики и упаковки продуктов питания до пестицидов и стоматологического оборудования. Доказано, что ЕDCs имитируют, изменяют и даже блокируют воздействие эстрогена, который, в частности, регулирует последовательность и сроки развития груди.

По вопросу о воздействии EDCs на здоровье людей уже давно ведутся споры, которые начались после того, как стали очевидны катастрофические экологические последствия применения ДДТ 50 лет назад, и этот пестицид был запрещен во многих странах. Но по воздействию ДДТ на риск рака молочной железы в эпидемиологических данных нет единообразия.

«В этом состоит одна из сложных задач в более широкой области определения карциногенов», — говорит д-р Kurt Straif, эпидемиолог Международного агентства по изучению рака (МАИР) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), под руководством которого выходит большая серия монографий по оценке карциногенных рисков для людей, являющаяся самым полным каталогом в мире в этой области.

«Как правило, самым надежным доказательством того, что некое вещество вызывает рак у людей, являются эпидемиологические исследования, подтверждающие причинно-следственную связь между воздействием на людей и появлением у них рака. Учитывая, что у некоторых видов рака продолжительный латентный период, вполне вероятно, что в первые 20 лет после первого воздействия не будет каких-либо данных об усилении риска заболевания раком». И действительно, это важное ограничение учитывается в большинстве из порядка 30 исследований ДДТ и риска рака молочной железы, будь то контрольные сравнения образцов иссечённой ткани, ретроспективные исследования с продолжительностью отслеживания менее 14 лет или ретроспективные исследования с серологическим исследованием женщин среднего возраста или старше.

В 2007 году д-р Барбара Кон (Barbara Cohn ) и ее коллеги по проекту Исследования здоровья и развития детей Института общественного здравоохранения опубликовали результаты исследования с использованием данных анализа крови у молодых женщин в период с 1959 по 1967 годы, на которые пришелся пик использования ДДТ в США. Исследование показало, что воздействие ДДТ в детстве и раннем подростковом возрасте ассоциируется с 5-кратным увеличением риска развития рака молочной железы до исполнения 50 лет.

«Это действительно важно», — говорит Ландриган, в результате работы которого по влиянию свинца на здоровье детей в США была создана научная основа для запрета на федеральном уровне свинцовых красок в 1970 е годы и прекращение, в конечном итоге, использования свинцовых присадок в бензине. «Это эпохальный труд. Как показывают ветеринарные токсикологические исследования, есть много различных химических веществ, которые повышают риск возникновения рака молочной железы у животных. Но в этом случае впервые реально хорошо продемонстрировано влияние этого на людей».

Группа экспертов ВОЗ ознакомилась с рядом исследований, в том числе с исследованием д-ра Кон и ее коллег, и в своем докладе 2011 года, озаглавленном «ДДТ при опрыскивании помещений: влияние на здоровье людей», пришла к выводу о том, что применение ДДТ «как правило, не ассоциируется с раком молочной железы». В этом докладе также отмечалось, что «есть ряд позитивных исследований, но они перевешиваются подавляющим числом негативных исследований».

Ни одно из этих исследований не проводилось в эндемичных по малярии частях Африки к югу от Сахары и в Азии, где распыление ДДТ широко практикуется для уничтожения комаров-переносчиков.

«Есть больше доказательств того, что фактором появления рака молочной железы является сменная работа, связанная с нарушением суточного режима, а не химические вещества»,— говорит д-р Стрэйф из МАИР.

Сменная работа, связанная с нарушением нормальной периодичности сна, в настоящее время классифицируется как «карциноген МАИР 2А», — уточняет он, то есть это, возможно, является карциногеном для людей.

В пользу этого заявления говорят и те исследования, которые были недавно опубликованы и дополнительно подтверждают причинно-следственную ассоциацию. По его словам: «Учитывая широкое распространение сменной работы в современных обществах, она может быть важным фактором риска на демографическом уровне».

По словам д-ра Кей из Оксфордского университета: «Такие химические вещества, как ДДТ, возможно, играют важную роль, но это не установлено. Нужны дополнительные исследования. Если женщины хотят сократить опасность для себя,то им важно, в первую очередь, контролировать такие вещи, как вес и потребление алкоголя».

Тем не менее Фонд борьбы с раком молочной железы и другие активисты призывают проявлять осторожность при регламентировании применения химических веществ в США и заявляют о том, что недостаточно средств выделяется на исследования путей профилактики рака молочной железы.

«Большая часть средств идет на поиск лекарства», — говорит Джанет Грей (Janet Gray), ведущий автор изданий 2008 и 2010 годов всеобъемлющего доклада «State of the evidence», который был опубликован просветительской группой, которая называется Фонд борьбы с раком молочной железы и находится в Сан-Франциско.

«Я хочу найти лекарство, но я предпочла бы предотвратить болезнь в тех случаях, когда это возможно» — говорит Грей и добавляет: «Абсолютно необходимо, чтобы в ключе общественного здравоохранения мы задумались над связями между воздействием находящихся в окружающей среде химических веществ и болезнью. Цель должна состоять в том, чтобы сократить такое воздействие и предотвратить развитие болезней».

источник

  • Наши услуги
  • Терапия
  • Тест на Хеликобактер пилори
  • Кардиолог
  • Офтальмология
  • Офтальмоскопия
  • Авторефрактометрия
  • Биомикроскопия глаза
  • Неврология
  • Отоларинголог (ЛОР)
  • Сосудистая хирургия
  • Реовазография
  • Маммология
  • Эндокринолог
  • Дерматолог
  • Урология
  • Гинекология
  • Кольпоскопия в Уфе: лучшие методики обсл.
  • Прерывание беременности
  • Медикаментозный аборт
  • Процедурный кабинет
  • Ультразвуковая диагностика
  • Цены на УЗИ в Уфе
  • УЗИ почек, надпочечников и мочевого пузы.
  • УЗИ простаты
  • УЗИ щитовидной железы
  • УЗИ брюшной полости
  • УЗИ при беременности в Уфе
  • УЗИ малого таза
  • Функциональная диагностика
  • ЭЭГ (электроэнцефалография)
  • ЭЭГ при шизофрении
  • ЭЭГ для водительской справки в ГИБДД
  • ЭЭГ при эпилепсии: информативно, безопас.
  • Медицинские анализы
  • Анализ на гормоны
  • Биохимический анализ
  • Анализы крови на онкомаркеры
  • Анализ крови на ВИЧ
  • Анализ мочи
  • Анализ на аллергены
  • Оформление медсправки по форме № 086-у
  • Оформление водительской медсправки
  • Оформление медицинской справки в бассейн
  • Оформление медсправки для оружия (справк.
  • Диагностическая программа «Подготовка к .

Две трети заболевших женщин относятся к возрастной группе старше 50 лет. Если вам 30, то знайте, что в этом возрасте раком груди заболевает одна женщина из 5900. Если вам 50, то по прошествии года заболеет лишь одна из каждых 590 ваших сверстниц. Даже если вам уже 80, то и тогда к следующему вашему дню рождения недуг поразит только одну из 290 женщин вашего возраста. Имейте также в виду, что, чем дольше вы живете, не заболев раком груди, то тем меньше ваши шансы им заболеть.

2. Продолжительность репродуктивного периода.

Если у вас рано начались (до 12 лет) и поздно закончились менструации (поздняя менопауза — после 55 лет) , то риск определенно выше. Риск меньше для рожавших женщин, причем для тех, кто родил первого ребенка до 30 лет. По статистике, 83% гетеросексуальных женщин имели хотя бы одну беременность в течение жизни. И только 37% лесбиянок могут похвастаться тем же.

3. Наследственность.
Если в вашей семье кто-то болел раком груди, то риск для вас больше в 1,5-3 раза. Существуют генетические мутации, которые могут перейти по наследству. Но это наблюдается только в 10% случаев.

1. Алкоголь.
Алкоголь в умеренных дозах хорош для сердца, и это уже не новость. Но, когда мы говорим о раке груди, все выглядит более запутанно. В 1995 г. получили широкую огласку результаты исследования, опубликованные в Journal of the National Cancer Institute, из которых видно, что 3 и более стаканов вина в день могут удвоить риск возникновения рака груди. Однако в других исследованиях не было обнаружено никакой связи между алкоголем и раком молочной железы.

2. Курение.
Конечно, никто не скажет, что курение полезно для здоровья. Однако же, большинство ученых не выделяют курение как причину возникновения рака груди.

3. Аборты.
Представители Королевского общества акушеров и гинекологов опровергли опубликованные в газете Sunday данные о том, что прерывание беременности повышает риск развития рака молочной железы. Авторы статьи в газете ссылались на исследование, проведенное в США, согласно которому аборт повышает риск рака груди на 30 процентов. Как следует из официального заявления британских медиков, убедительных научных данных о связи между абортами и злокачественными опухолями нет. Результаты, полученные в одних лабораториях, не подтверждены другими видными учеными.

Читайте также:  Реабилитационные центры после рака груди

4. Ваш вес, пищевой рацион и занятия спортом.
Некоторые ученые видят связь между раком груди и лишним весом, в особенности у женщин старше 50.

В настоящее время при опухолях, не превышающих 2.5 см в диаметре как правило выполняются органосохраняющие операции. У больных без определяемых метастазов в лимфатических узлах изучается возможность ограниченного удаления 1-3 «сигнальных» узлов с целью профилактики отеков верхней конечности, болевого синдрома и тугоподвижности плечевого сустава.

Лучевое лечение при раке груди заключается, главным образом, в возможности подавления в той или иной степени опухолевого роста (первичной опухоли или зон возможного метастазирования) с помощью гамма-излучения или при использовании электронного пучка на специальном аппарате — линейном ускорителе электронов. Лучевая терапия, убивая опухолевые клетки или снижая их жизнеспособность, создает более благоприятные условия для оперативного вмешательства, значительно повышая его надежность и радикализм.

Учитывая в совокупности своеобразную биологическую картину рака груди многообразного по характеру проявления, прогнозу и реакции на лечение, системный этап лечения рака груди в виде химиотерапии или гормонотерапии является обязательным для большинства пациентов имеющих это заболевание.

Гормонотерапия или эндокринотерапия рака груди представляет собой один из старейших методов системного лечения. Более 100 лет назад шотландский врач Георг Бетсон, наблюдая за особенностями лактации (кормления грудным молоком) домашних животных, интуитивно осознал существование связи между лактацией и функцией яичников. Тогда еще не было представления о гормонах и эндокринных железах, и он назвал эту зависимость молочных желез от яичников — «гуморальной». Основываясь на этом представлении Бетсон выполнил хирургическое удаление яичников (овариэктомию) у 10 больных запущенным раком груди (с метастазами в другие органы), и у трех больных получил блестящий результат с полным исчезновением всяких проявлений рака груди.

источник

М. П. Сенькина

Городской маммологический центр БУЗ ВО «Воронежская городская поликлиника № 3»

Рак молочной железы — заболевание, характеризующееся высокой распространенностью среди женщин, и частота его встречаемости постоянно растет, несмотря на то что ситуация с выявляемостью болезни улучшилась благодаря применению современных методов диагностики.

Статистика заболеваемости злокачественными опухолями молочной железы в Воронежской области в сравнении с показателями по России

По данным сборников «Состояние онкологической помощи в 2016 году» и «Злокачественные новообразования в России в 2016 году (заболеваемость и смертность)» под редакцией А. Д. Каприна, В. В. Старинского, Г. В. Петровой, заболеваемость злокачественными опухолями молочной железы в Воронежской области составила в 2016 году 45,32 на 100 тысяч населения, что меньше средних показателей по России (47,11 на 100 тысяч населения) [1].

При анализе данных показателей за 5 лет отмечается, что заболеваемость злокачественными опухолями в Воронежской области в 2012-2013 годах также была ниже средних показателей по России, а в 2014-2015 годах незначительно выше (табл., рис. 1). В целом отмечается рост заболеваемости раком молочной железы по России за период с 2012 по 2016 годы (рис. 1) [1, 2].

Рис. 1. Динамика показателей заболеваемости раком молочной железы по Воронежской области и России за период с 2012 по 2016 гг.

Хочется отметить, что смертность от злокачественных опухолей молочной железы в Воронежской области снизилась, и в 2014-2016 годах была ниже средних показателей по России (см. табл.). В 2016 году в Воронежской области она составляла 14,01 на 100 тысяч населения, в России — 15,31 на 100 тысяч населения.

Такой показатель, как индекс накопления контингентов, говорит о качестве лечения пациенток со злокачественными опухолями. В Воронежской области в период с 2012 по 2016 годы он был больше показателя по России, то есть качество лечения выше, что обусловлено внедрением современных лечебно-диагностических технологий [2].

Таблица. Динамика показателей по раку молочной железы за период 2012-2016 гг.

Частота распространенности доброкачественной дисплазии молочной железы (мастопатий) и доброкачественных опухолей молочной железы

Мастопатия — одно из самых распространенных заболеваний у женщин. Частота ее в различных популяциях — от 40% до 90% [3]. По определению экспертов ВОЗ, мастопатия является фиброзно-кистозной болезнью, характеризующейся дисплазией — спектром пролиферативных и регрессивных изменений ткани молочной железы с нарушенным соотношением эпителиального и соединительнотканного компонентов. В основе лежит изменение гормонального статуса организма, поэтому дисплазию молочной железы (мастопатию) относят к дисгормональным гиперплазиям [3].

Многие исследователи считают мастопатию предраковым состоянием [3]. Имеются также данные, что большинство выявляемых опухолей молочной железы (80%) являются доброкачественными и не представляют собой серьезной медицинской проблемы.

Таким образом, большинству женщин не грозит заболеть раком груди в течение своей жизни. Однако, по данным статистики, у 1 из 9 женщин с мастопатией может развиться рак молочной железы.

Структура заболеваемости по Городскому маммологическому центру БУЗ ВО «Воронежская городская поликлиника № 3»

По данным статистического анализа, проведенного мною за 5 лет по структуре заболеваемости пациенток, принятых в Городском маммологическом центре, в основном в структуре заболеваемости преобладает фиброзно-кистозная болезнь, затем идет диффузная фиброзная мастопатия, далее узловая мастопатия (рис. 2). Только у единичных пациенток не было жалоб на боли в молочных железах и при пересмотре маммограмм отмечалась рентгенологическая картина возрастной нормы.

Рис. 2. Структура заболеваемости за 5 лет по нозологиям

На практике, большинство мелких узловых образований (кист) обычно трактуется как диффузная фиброзно-кистозная мастопатия. Диагноз доброкачественной опухоли молочных желез подразумевает морфологическую верификацию (киста, фиброаденома, внутрипротоковая папиллома, липома, фибролипома). Если верификация отсутствует, то чаще используют термин «узловая мастопатия». Единственным реальным путем успешного излечения и снижения смертности от рака молочных желез в настоящее время является выявление опухолей на ранних стадиях и своевременное хирургическое лечение. Современные диагностические технологии позволяют обнаружить злокачественные опухоли на очень ранних стадиях, когда они имеют небольшие размеры и могут быть успешно излечены. Благодаря высокотехнологичному оснащению Центра нам удается своевременно диагностировать опухоли молочной железы.

В каком возрасте у женщин наиболее часто диагностируется рак молочной железы?

Последние два десятилетия характеризуются значительным ростом распространенности заболеваний молочной железы, как в нашей стране, так и в большинстве экономически развитых стран [3].

По данным Национального руководства по онкологии (2017), рак молочной железы — наиболее частая форма онкологического заболевания женщин [4]. Заболеваемость раком молочной железы увеличивается с возрастом (как правило, опухоли возникают после 35-40 лет, пик заболеваемости регистрируют у женщин в возрасте 60-65 лет) [4]. В последние 15 лет отмечается тенденция к «омоложению» рака молочной железы. Так, по результатам анализа статистических данных 2002-2015 гг., показатель заболеваемости раком молочной железы у женщин в возрасте 19-39 лет вырос на 42,2%. В связи с этим необходимо проявлять онкологическую настороженность, в первую очередь врачам-гинекологам, так как именно к ним на прием идут женщины репродуктивного возраста. Согласно Приказу Минздрава России от 01.11.2012 года № 572 н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология», женщине с гинекологическими заболеваниями назначается УЗИ молочных желез (1 раз в год, далее по показаниям), а также маммография, начиная с 35 лет (35-50 лет – один раз в два года, после 50 лет — 1 раз в год). Отмечу, что, несмотря на рост заболеваемости, благодаря внедрению цифровых технологий выявляемость на ранних стадиях увеличивается, что помогает добиться лучших результатов лечения.

Современные методы диагностики доброкачественных и злокачественных опухолей молочной железы, применяемые в Городском маммологическом центре БУЗ ВО «Воронежская городская поликлиника № 3»

С 2012 года в Воронежской области стартовала национальная онкологическая программа в рамках национального проекта «Здоровье», одним из приоритетов которой является профилактическое направление. В поликлиниках проводится маммологический скрининг, направленный на раннее выявление злокачественных новообразований и предраковой патологии молочных желез.

Для уточняющей диагностики назначаются консультация маммолога и УЗИ. В рамках трехуровневой системы оказания медицинской помощи Городской маммологический центр находится на втором уровне и является связующим звеном между медицинскими организациями города Воронежа и БУЗ ВО «Воронежский областной клинический онкологический диспансер». Пациентки с выявленной доброкачественной патологией направляются в Городской маммологический центр, с признаками злокачественной опухоли — непосредственно в Областной клинический онкологический диспансер.

В Городском маммологическом центре имеется современное оборудование: маммографический цифровой рентгенодиагностический полноформатный аппарат GIOTTO Imagе (Италия) (рис. 3), цифровой ультразвуковой сканер экспертного класса Aixplorer (SuperSonik Imagine CA, Франция (рис. 4), денситометр рентгеновский костный Norland EXCELL (Norland Medical Systems Inc., США) (рис. 5).

Цифровая маммография предполагает получение электронного (дигитального, цифрового) изображения, которое выводится на экран компьютера. При цифровой маммографии уменьшается лучевая нагрузка. Она позволяет сохранять и копировать снимки на различные носители (компакт диски, флэш-карты). Это упрощает хранение и передачу информации на расстояние при помощи локальных сетей, что особенно актуально в условиях внедрения в практику телекоммуникационных технологий.

Рис. 3. Маммографический цифровой рентгенодиагностический полноформатный аппарат GIOTTO Imagе, Италия

Рис. 4. Цифровой ультразвуковой сканер экспертного класса Aixplorer (SuperSonic Imagine СА, Франция)

Рентгеновская денситометрия — это специальное рентгеновское исследование костей. Проводится у женщин в менопаузе, при наличии крупных кальцинатов на маммограмме, при гормонотерапии антиэстрогенами (лечении рака молочной железы) для определения минеральной плотности костной ткани и наличия риска возникновения остеопороза.

Рис. 5. Денситометр рентгеновский костный Norland EXCELL (Norland Medical Systems Inc., США)

При маммографии используются рентгеновские лучи, а при УЗИ для получения изображения применяется эффект отражения ультразвуковых волн от плотных объектов [5]. В диагностике УЗИ и маммография дополняют друг друга. Женщинам до 35 лет обычно выполняется только УЗИ молочных желез, после 35 лет могут выполняться и маммография, и УЗИ.

При проведении цифровой маммографии можно диагностировать непальпируемые опухоли молочных желез, как доброкачественные, так и злокачественные (рис. 6). При помощи дополнительных эффектов: увеличения, контрастирования, рассмотрения под лупой — легче проводить дифференциальную диагностику. Только при маммографии можно выявить микрокальцинаты — скопления солей кальция, который может откладываться вследствие фиброзно-кистозной болезни, доброкачественных и злокачественных опухолей. Значение имеют расположение микрокальцинатов, их количество на определенной площади. Скопление микрокальцинатов в количестве более 10 штук на площади в 1 квадратный сантиметр подозрительно на рак молочной железы. Но окончательный диагноз может быть поставлен только при дообследовании (пункционной биопсии) [6].

Рис. 6. Характерная картина рака левой молочной железы с метастазами в лимфоузлы

УЗИ — это дополнительный метод исследования. Функция соноэластометрии по наличию большей плотности ткани позволяет заподозрить злокачественный характер новообразования [7]. УЗИ с доплерографией выявляет повышенный кровоток в злокачественных опухолях. При постановке диагноза используется классификация BI-RADS [8].

Медицинская реабилитация женщин после мастэктомии

Реабилитация онкологических больных — это целая система государственных, социально-экономических, медицинских, профессиональных, педагогических, психологических мероприятий, направленных на адаптацию организма к новым условиям жизнедеятельности, возникшим в результате развития заболевания и лечения злокачественной опухоли. Целью реабилитации пациенток, у которых диагностирован рак молочной железы, является повышение качества их жизни. Критерии реабилитации — восстановление трудоспособности и социального статуса, улучшение качества жизни, сохранение семьи.

Программа медицинской реабилитации больных раком молочной железы включает мероприятия, направленные на профилактику осложнений после хирургического вмешательства. Они могут быть разделены на ранние (лимфорея, инфицирование раны, краевой некроз кожных лоскутов) и поздние (отек верхней конечности, контрактура плечевого сустава, шейно-плечевая плексопатия, косметический дефект). Это первичная реабилитация, которая проводится врачами-онкологами в послеоперационном периоде в хирургическом стационаре. Большое значение придается реконструкции молочной железы, которая может быть как отсроченной, так и одномоментной. Для проведения 2-го и 3-го этапов реабилитации в поликлинике Воронежского областного онкодиспансера работает кабинет реабилитации. В кабинете используются физические факторы (низкоинтенсивная лазерная терапия, КВЧ-терапия, механотерапия). Пациенток, нуждающихся в психологической помощи, консультирует медицинский психолог.

Психологическая поддержка пациенток с заболеваниями молочных желез: роль врача-маммолога

Врачу-маммологу отводится важная роль в психологической поддержке пациенток с заболеваниями молочных желез. По опыту работы могу отметить, что пациентки делятся на две группы: одни внимательны к своему здоровью, регулярно проходят обследование молочных желез, адекватно относятся к рекомендациям врача, другие проходят обследование от случая к случаю, диагноз мастопатии их пугает, или, наоборот, при выявленной опухоли в молочной железе они не хотят проходить дополнительное обследование и лечение в онкологическом диспансере. Существует и проблема канцерофобии (навязчивое состояние неизбежности развития злокачественной опухоли, страх, что врачи из-за недостаточной квалификации не могут разобраться в характере их заболевания) [9].

Задача врача-маммолога — разъяснить пациентке доступным языком диагноз, методы обследования, настроить на благоприятный результат лечения. Таким образом, надо лечить не только болезнь, но и больного. Иногда приходится беседовать с родственниками для достижения необходимого результата.

Важной задачей я считаю повышение информированности населения о факторах риска рака молочной железы, действующих программах маммологического скрининга, о том, что необходимо регулярно проводить самообследование молочных желез, проходить обследование и лечение по поводу доброкачественных дисплазий молочной железы. Как показывает опыт, самообследование, маммография и профессиональное обследование у врача-маммолога — это незаменимые составляющие для своевременного выявления заболеваний молочной железы у женщин на том этапе, когда они могут быть успешно излечены.

  1. Каприн А. Д., Старинский В. В., Петрова Г. В., ред. Состояние онкологической помощи населению России в 2016 году. М.: МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России; 2017. 236 с.
  2. Каприн А. Д., Старинский В. В., Петрова Г. В., ред. Злокачественные новообразования в России в 2016 году (заболеваемость и смертность. М.:МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России; 2018. 249 с.
  3. Давыдов М. И., Ганцев Ш. Х. Онкология. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2013: 370-7.
  4. Чиссов В. И., Давыдов М. И., ред. Онкология. Национальное руководство. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2017. 370-377 с.
  5. Заболотская Н. В., Заболотский В. С. Новые технологии в ультразвуковой маммографии. Практическое руководство. М.; 2010. 254 с.
  6. Кравец Б. Б., Устинова Е. Ю., Попов А. Н. Дисгормональная патология молочных желез, методы диагностики и лечения. Воронеж: Научная книга; 2011. 72 с.
  7. Труфанов Г. Е., Рязанов В. В., Иванова Л. И. УЗИ с эластографией в маммологии. СПб.: ЭЛБИ-СПб; 2013. 254 с.
  8. Фисенко Е. П. Применение классификации BI-RADS при ультразвуковом скрининге рака молочной железы. Методическое пособие. М.; 2013. 31 с.
  9. Семиглазов В. Ф., Семиглазов В. В. Что Вы должны знать об опухолях молочной железы. СПб.; 2006. 55 с.
Сенькина Милана Павловна

Врач онколог-маммолог высшей категории,
заведующая Городским маммологическим центром
БУЗ ВО «Воронежская городская поликлиника № 3»

Сенькина М. П. Эффективность ранней диагностики рака молочной железы // Женское здоровье. 2018. № 4 (23).

источник