Меню Рубрики

Рак молочных желез в отрадном

МЕДСИ оказывает своим пациентам комплексную медицинскую помощь, включая высокотехнологичное современное лечение и реабилитацию. В клиниках работает команда профессионалов, в числе которых профессора, кандидаты и доктора медицинских наук, специалисты c большим опытом работы в области онкологии: онкологической хирургии, химиотерапии, гематологии. На базе Клинической больницы на Пятницком шоссе и Клинической больницы в Боткинском проезде начала работу междисциплинарная онкологическая служба.

Лечение каждого пациента проводится на современном мировом уровне, в соответствии с новейшими рекомендациями профессиональных зарубежных и отечественных сообществ.

План лечения разрабатывается для каждого пациента индивидуально путем междисциплинарного онкологического консилиума в составе всех специалистов онкологической клиники.

Программы скрининга и комплексного диагностирования раковых заболеваний помогают выявить злокачественные новообразования на начальных стадиях, а также предсказать возникновение предраковых заболеваний. Раннее выявление болезни способствует благоприятному исходу лечения и отсутствию ее рецидивов в дальнейшем.

В отделении онкологии МЕДСИ предлагаются следующие виды диагностики раковых заболеваний:

  • Лабораторная диагностика (анализы на онкомаркеры крови, генетические исследования и комплексная ДНК-диагностика)
  • УЗИ (ультразвуковое исследование)
  • КТ (компьютерная томография)
  • МРТ (магнитно-резонансная томография)
  • Биопсия под контролем УЗИ, КТ и МРТ (забор ткани новообразования, морфологическое исследование)
  • Эндоскопические методы диагностики (гастроскопия, колоноскопия, бронхоскопия, торакоскопия, лапароскопия)

Все инвазивные диагностические исследования проводятся квалифицированными специалистами под наркозом и в соответствии с международными протоколами.

Весь спектр диагностических исследований Вы можете пройти за один день.

Лечение пациентов с онкологией – это сложный, длительный и разносторонний процесс с применением не только современных знаний и навыков. Оно невозможно без внимательного, доброжелательного отношения к пациенту.

Всё это наши клиенты могут почувствовать в клиниках МЕДСИ.

Мы оказываем современную медицинскую помощь пациентам со злокачественными новообразованиями:

  • Кожных покровов
  • Головы и шеи
  • Гортани и пищевода
  • Органов средостения
  • Молочной железы (с пластикой)
  • Легких
  • Желудка
  • Печени
  • Поджелудочной железы
  • Тонкой и толстой кишки
  • Почек
  • Яичников и матки
  • Предстательной железы
  • Мочевого пузыря
  • Все виды паллиативных и других вмешательств

В отделениях онкологии МЕДСИ используются уникальные методы лечения, доказавшие свою эффективность в мировой практике.

Одним из основных методов лечения злокачественных опухолей – хирургический.

Мастерство хирургов, в сочетании с возможностями современного оборудования, позволяет не только удалять опухоли, но и максимально уменьшить хирургическую травму.

Широко используются современные возможности малоинвазивной эндохирургии. Это способствует скорейшему послеоперационному восстановлению пациента, улучшению качества жизни после хирургического вмешательства.

Удаление опухолей, особенно злокачественных, – сложный процесс, и не всегда достаточно одной лишь операции, чтобы гарантировать полное излечение.

Наряду с современными хирургическими методиками применяются:

  • Химиотерапия
  • Иммунотерапия
  • Гормонотерапия
  • Таргетная терапия

Для пациентов МЕДСИ преимуществом является возможность привлечения врачей многих специальностей для комплексной диагностики и лечения онкологических пациентов с другими заболеваниями, не связанными с опухолевой патологией.

Важными факторами, влияющими на эффективность лечения, являются самочувствие и эмоциональное состояние пациента.

В клиниках МЕДСИ применяется сопроводительная, поддерживающая терапия, позволяющая облегчить состояние пациента, сохранить положительный психологический настрой, нивелировать отрицательное воздействие химиотерапии (тошноту, слабость и т. д.).

Для сопроводительной терапии используются специальные препараты, а также: гемо-стимуляция, переливание компонентов крови, парентеральное питание и др.

Большое внимание уделяется обстановке, в которой проходит лечение. Одно- и двухместные палаты, оборудованные отдельными туалетными комнатами, компетентный и внимательный персонал, современные методы реабилитации – лечение организовано так, чтобы сделать пребывание пациентов максимально комфортным.

Изо дня в день специалисты МЕДСИ демонстрируют впечатляющие результаты лечения опухолей, доказывая, что рак – это всего лишь болезнь, а не приговор!

источник

Рак молочных желез является одним из коварных заболеваний у женщин. Болезнь характеризуется появлением злокачественного новообразования в ткани одной или обеих молочных желез.

Хотя это самый изученный и прогнозируемый рак, но, несмотря на это, он является и самым распространенным женским онкологическим заболеванием.

Существуют несколько форм рака: лобулярная (дольковая), дуктальная (протоковая), болезнь Педжета. А также редко встречающиеся – воспалительная форма, тубулярная, медуллярная, муцинозная.

Стадии рака: нулевая, первая, вторая, третья и последняя – четвертая.

Точные причины появления опухоли так до конца и не изучены, но существует много факторов риска, провоцирующих начало болезни, к которым относятся:

  • Наследственная предрасположенность.
  • Отсутствие у женщины беременностей и родов.
  • Индивидуальные особенности репродуктивной системы, проявляющиеся в слишком раннем начале менструаций или позднем климаксе.
  • Гормональные сбои в организме из-за наступления климактерического периода или вследствие других причин, например операции по удалению яичников.
  • Травмы молочных желез.
  • Наступление первой беременности после 30-летнего возраста.
  • Аборт.
  • Доброкачественные образования в железистой ткани, такие как фиброзно-кистозная мастопатия, папилломатоз внутрипротоковый либо фиброаденоз.
  • Длительный прием оральных контрацептивов, особенно у женщин, чей возраст перевалил 35 лет.
  • Большие дозы облучения области груди.
  • Операции по вживлению силиконовых имплантатов, увеличивающих грудь.
  • Избыток жира в организме при значительном ожирении.
  • Меньший, но возможный риск при приеме гормональных лекарств и сопутствующих заболеваниях, например сахарном диабете.

Долгое время новообразование не проявляется никакой симптоматикой, женщина чувствует себя вполне здоровой. Но есть признаки неблагополучия, которые должны сподвигнуть женщину на обследование, к ним относятся:

  • Плотный узелок небольшого размера.
  • Любые кожные изменения участков железы, будь то покраснение, желтизна, сморщивание. Визуальным проявлением рака груди является появление так называемой «апельсиновой корки».
  • Изменения формы, например выпячивание или, наоборот, втягивание внутрь какой-либо области молочной железы.
  • В более поздних стадиях болезнь проявляется болями в груди, выделениями из соска, общим повышением температуры.

Чем раньше проводится диагностическое обследование, тем вероятнее благоприятный исход рака.

Комплекс обследований при подозрении на онкологический процесс:

  • Консультация и осмотр с пальпацией врача-маммолога.
  • Маммография – это исследование молочной железы с помощью рентгеновской установки – маммографа.
  • Кровь на онкомаркеры.
  • При недостатке данных, говорящих о злокачественной опухоли, проводится ультразвуковая диагностика молочной железы, показывающая кисты, другие уплотнения и определяющая их структуру, размеры.
  • Дуктографией исследуются протоки железистой ткани.
  • Окончательный диагноз выставляется после получения результатов биопсии, при которой пунктируется подозрительный участок с целью исследования под микроскопом взятых клеток на онкологию.

На основании уже установленного диагноза и определения стадии процесса назначаются дополнительные обследования с целью выявления поражения других органов метастазами.

Каждой форме, стадии онкоболезни, распространенности метастазов подбирается индивидуальное лечение. К основным способам лечения относятся: хирургическое лечение, химио- и лучевая терапия.

Хирургические операции являются самым распространенным методом лечения раковой болезни. Метод заключается в иссечении онкологической опухоли с близлежащими тканями. Чаще всего полностью удаляется молочная железа с тканями, мышцами и лимфоузлами подмышечной области. После операции подбираются дозы и сроки химиотерапии или облучения.

К основному лечению добавляется симптоматическая терапия.

Профилактические меры заключаются в минимизации факторов риска, приводящих к онкологии.

источник

Маммология — это раздел медицины, изучающий диагностику, лечение и профилактику заболеваний молочных желез. Заболевания молочной железы — одна из основных проблем, угрожающих здоровью женщины. Однако мастопатии, маститы, фиброаденомы и прочие женские заболевания еще не являются приговором.

Врач — маммолог – это специалист, занимающийся диагностикой и лечением заболеваний молочной железы, таких как мастопатия, фиброма, киста, лактостазы и рак молочной железы.

Врачи маммологи в САО (Отрадное, Бабушкинская и т.д.) медицинских центров «Евромед А» занимаются диагностикой, лечением и профилактикой различных заболеваний молочных желез.

Каждая женщина хотя бы раз в год должна пройти осмотр маммолога, который поможет и научит, как уберечься от рака молочной железы. Только маммолог, имеющий специальную подготовку, может обнаружить те изменения, которые Вы можете упустить при самообследовании. В большинстве случаев своевременное обращение к маммологу позволяет на ранней стадии диагностировать болезнь и подобрать оптимальный курс ее лечения.

Врачи рекомендуют проходить регулярное маммологическое обследование особенно тем женщинам, которые принадлежат к группе риска. Выделяют следующие группы риска:

  • женщины с поздней менопаузой и ранним началом менструации;
  • женщины, сделавшие более 2 абортов после первых родов или женщины, прервавшие первую беременность нерожавшие и не ведущие половую жизнь;
  • женщины с наследственной предрасположенностью к онкологическим заболеваниям.
Код услуги Наименование услуги Стоимость (руб.)
МА 001 Консультация врача-маммолога(без назначения лечения) первичная 900
МА 002 Консультация врача-маммолога (с назначением лечения) первичная 1700
МА 003 Консультация врача-маммолога (без назначения лечения) повторная 600
МА 004 Консультация врача-маммолога (с назначением лечения) повторная 1400
ТЕ 006 Консультация (с назначением лечения) терапевта, кандидата медицинских наук, первичная 2300
МА 005 Консультация врача-маммолога, кандидата медицинских наук (без назначения лечения) первичная 1200
МА 006 Консультация врача-маммолога, кандидата медицинских наук (с назначением лечения) первичная 2000
МА 007 Консультация врача-маммолога, кандидата медицинских наук (без назначения лечения) повторная 800
МА 008 консультация врача-маммолога, кандидата медицинских наук (с назначением лечения) повторная 1600
МА 009 Консультация врача-маммолога, доктора медицинских наук (без назначения лечения) первичная 1300
МА 010 Консультация врача-маммолога, доктора медицинских наук (с назначением лечения) первичная 2100
МА 011 Консультация врача-маммолога, доктора медицинских наук (без назночения лечения) повторная 1000
МА 012 Консультация врача-маммолога, доктора медицинских наук (с назначением лечения) повторная 1800
ГИ 017 Консультация (без назначения лечения) врача-гинеколога-эндокринолога, первичная 1700
ГИ 018 Консультация (с назначением лечения) врача-гинеколога-эндокринолога, первичная 2000
ГИ 019 Консультация (без назначения лечения) врача-гинеколога-эндокринолога, повторная 1400
МА 015 Взятие биоматериала на цитологическое исследование 520
МА 016 Диагностическая и/или лечебная пункция молочной железы под контролем УЗИ 3000

Даже абсолютно здоровым женщинам после 30 лет следует обращаться к маммологу раз в год. В случае выявления какого-либо заболевания необходимый режим наблюдений устанавливается врачом.

Практика показывает, что большинство изменений молочной железы доброкачественные. Тем не менее, окончательный диагноз может поставить только врач маммолог. Любое заболевание легче лечить, если распознать его на начальной стадии.

В медицинских центрах «ЕвроМед А» маммологи проводят все виды обследований при заболеваниях молочных желёз по следующим направлениям:

  • дисгормональные заболевания молочных желез у женщин (мастопатия, фиброзно-кистозная болезнь),
  • дисгормональные заболевания молочных желез у мужчин (гинекомастия),
  • доброкачественные новообразования молочных желез (фиброаденома, липома),
  • онкологические заболевания молочных желез,
  • воспалительные процессы (маститы, гематомы, жировой некроз),
  • проблемы послеродового периода и грудного вскармливания,
  • пороки развития молочных желез (гипертрофия, гипоплазия, асимметрия),
  • ведение больных после операций на молочной железе.

Диагностика заболеваний молочной железы состоит из двух этапов: первичная и уточненная диагностика.

К первичной диагностике можно отнести самообследование пациенток и прием маммолога (индивидуальный осмотр).

К уточненной диагностике относятся инструментальные и лабораторные методы исследования.

Основным методом диагностирования является ультразвуковое исследование молочных желез. УЗИ молочных желез — также абсолютно безвредный метод исследования, что позволяет применять его многократно в процессе мониторинга и скрининга.

Завершающим этапом уточняющей диагностики является цитологическое и/или гистологическое исследование. Эти виды исследования необходимы при любом подозрении на злокачественный процесс в молочной железе. Материал для цитологического исследования получают при пункции опухоли, выделениях из соска, соскобе с соска при раке Педжета.

Медицинский центр «Евромед А» оснащен самым современным лечебным и диагностическим оборудованием. Опытные врачи маммологии ответят на все интересующие вас вопросы, подберут индивидуальную схему диагностик и лечения.

Если Вам нужен врач маммолог в районах Бабушкинская, Медведково, Алтуфьево, Бибирево, Лианозово СВАО г. Москвы Вы можете записаться на прием по контактным телефонам указанным на сайте.

Габайдулина Эльмира Харисовна — Врач-акушер-гинеколог, специалист по ультразвуковой диагностике

Кудряева Рямзия Айсеевна — Врач-акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, специалист по ультразвуковой диагностике.

Солдатенкова Татьяна Сергеевна — Врач-акушер- гинеколог, специалист по ультразвуковой диагностике.

источник

«Пациенты вообще могут поверить в любую чушь»

Октябрь во всем мире — месяц борьбы против рака молочной железы. Почему раком груди называют разные типы онкологии, как лечат их в России и почему при бесплатной медицине за лечение и анализы приходится платить? Что на самом деле значит диагноз «мастопатия»? Когда действительно стоит удалить грудь, как Анжелина Джоли, в целях профилактики? Всем ли надо делать генетические тесты на рак или не стоит тратить на это деньги?

The Village пригласил директора Фонда профилактики рака, онколога Илью Фоминцева задать профессиональные вопросы практикующему врачу, профессору Петру Криворотько — крупнейшему российскому маммологу, заведующему отделением опухолей молочной железы Национального онкологического центра имени Н. Н. Петрова.

Илья Фоминцев: Насколько онкологи могут влиять на смертность от рака молочной железы? Среди пациентов бытует такое мнение, что рак — это неизлечимая болезнь, а онкологи, напротив, постоянно «развенчивают этот миф».

Петр Криворотько: Я как раз отношусь к таким онкологам, которые этот миф не развенчивают. Впрочем, вот именно при раке молочной железы онкологи влияют на смертность, и влияют очень сильно. Да, рак неизлечим, но мы нередко можем перевести рак молочной железы в то состояние, когда он не повлияет на причину смерти. Мы можем отложить онкологическую историю на некоторый, довольно приличный период времени. И чаще всего этого периода хватает человеку, чтобы умереть от какой-то другой болезни, или, проще говоря, от старости.

— А в какой степени на эту отсрочку влияют действия онкологов, а в какой — биологические свойства самого рака груди?

— Да вообще-то, все влияет — и то, и другое. Впрочем, свойства опухоли влияют, наверное, больше, чем онкологи. Мы сейчас дошли до понимания, что рак молочной железы — это не один диагноз. Это маска, за которой скрывается огромное количество разных подтипов рака. Теперь мы даже начали думать, что научились их различать, хотя на самом деле это не совсем так. И наши успехи — это скорее доказательство нашего недостаточного понимания этой болезни. Есть представление у онкологов о том, что мы что-то знаем про рак молочной железы. Но в этом своем знании мы очень часто сталкиваемся с ситуациями, когда наши знания попросту не работают. Вот, например, мы знаем, что на поверхности опухоли есть молекулярный рецептор, мы даже имеем лекарство, которое этот рецептор может заблокировать, мы знаем, что при идеальном стечении обстоятельств у большинства таких пациенток мы сможем повлиять на размер опухоли. Но есть категория пациенток, у которых все есть: есть рецептор, есть молекула, а наше воздействие вообще никак не работает. Причин тут может быть огромное количество: может быть, мы неправильно определили этот рецептор, может быть, лекарство не очень хорошо работает. Но, скорее всего, все в порядке и с тем, и с другим, но есть какой-то третий фактор, на который мы пока никак не можем повлиять, поскольку вообще ничего о нем не знаем. Ровно так происходит с гормонотерапией рака молочной железы, которая применяется уже десятки лет. Идеальная, казалось бы, ситуация, чтобы вылечить пациентку. У пациентки есть опухоль, у опухоли есть рецепторы к половым гормонам. Мы блокируем эти рецепторы, гормоны не действуют на опухоль, и какое-то время опухоль не растет или не появляется вновь. Это может длиться месяцами, может годами. Но в какой-то момент опухоль начинает расти, не меняя своей биологии. Опухоль та же, лекарство то же, но оно не помогает. Почему? Не знаю.

Читайте также:  Эстроген рецептор позитивный рак молочной железы

Поэтому, если говорить о том, кто больше влияет на историю жизни и смерти — онколог или биология опухоли, я бы сказал так: онкологи пытаются влиять, и иногда им это удается. При раке молочной железы в большинстве случаев это удается.

Я не хочу сказать, что мы были шаманами, но на тот период мы недалеко от них ушли. При этом подавляющее большинство пациентов получали химиотерапию совершенно зря

— Раньше схем лечения рака груди было не так много, а сейчас их великое множество, и они подбираются для каждого пациента буквально индивидуально. На основе чего это происходит?

— История с эволюцией схем лечения вообще суперинтересная. Еще лет 10–15 назад все методы системной терапии рака были эмпирическими. Я не хочу сказать, что мы были шаманами, но на тот период мы недалеко от них ушли: мы тогда подбирали дозу, режим введения препарата, по большому счету никак не основываясь на биологических характеристиках опухоли. Еще 15 лет назад все клинические протоколы основывались только на статистических данных о том, как это снижает смертность у всех пациенток без разбору. И при этом подавляющее большинство пациентов получали эту терапию совершенно зря: она никак не влияла на их выживаемость. Самый яркий пример такого лечения — это адъювантная химиотерапия. Она проводится пациенткам, у которых уже нет никакой опухоли, мы ее хирургически удалили. И вот тут врач подходит к пациентке и говорит: «Вы знаете, Марьиванна, я блестяще провел операцию, у вас не осталось ни одной опухолевой клетки, но я вам назначу сейчас химиотерапию, от которой у вас вылезут волосы, вас будет тошнить, вы будете ненавидеть родственников, а родственники в итоге возненавидят вас. Это будет длиться шесть месяцев, и это вам поможет!»

И знаешь, что самое прикольное? Врач это говорил, абсолютно не зная, поможет или нет. Потому что, если мы возьмем оксфордский мета-анализ исследований адъювантной терапии рака молочной железы (это послеоперационная химиотерапия. — Прим. Ильи Фоминцева), по его результатам она действительно помогала. Но помогала только 10–12 % от всех пациенток. Фишка в том, что еще 15 лет назад врач не имел ни единого инструмента, чтобы заранее понять, кому она поможет, а кому нет. И вот, чтобы не потерять эти 10–12 %, ее назначали буквально всем!

С тех пор многое изменилось. Рак молочной железы тщательно изучили фундаментальные онкологи, и выяснилось, что рак молочной железы — это не одно заболевание. Это вообще разные болезни с разными биологическими характеристиками: с разным набором рецепторов на поверхности клеток, с разными мутациями внутри самой опухоли. И оказалось, что то лечение, которое проводилось раньше, эффективно только для определенных подтипов рака. И если это лечение применять в группе пациенток, которым оно не помогает, это не только не поможет, это ухудшит их состояние. Потому что она за просто так будет получать очень токсичное лечение. Химиотерапия — это ведь вовсе не витаминка.

Теперь уже есть такие термины, как «персонифицированная терапия», или «индивидуализация лечения». За этими словами фактически стоит стремление подобрать для конкретного пациента то лечение, которое — вероятно — будет для него эффективным в зависимости от биологических свойств конкретно его опухоли.

— Мы сейчас с тобой говорим по большей части о терапии рака груди. Но вот я хочу спросить тебя про хирургию. За последние годы объемы хирургического вмешательства при раке груди значительно уменьшились и продолжают уменьшаться. Нет ли такого шанса, что хирургию при раке молочной железы в скором времени можно будет и вовсе избежать?

— С одной стороны, действительно сейчас идут исследования о том, что есть подтипы опухолей, которые, скорее всего, вообще нет смысла оперировать, им достаточно будет подобрать схему терапевтического лечения. В MD Anderson Cancer Center уже год идет такое исследование, и, возможно, у нас они тоже будут (очень надеюсь, что мы найдем на них средства). Однако ожидать, что хирургия вообще исчезнет из маммологии в ближайшие десять лет, не стоит. Может быть, когда-нибудь у определенного биологического подтипа рака мы позволим себе не делать операцию.

— То, о чем ты рассказываешь: индивидуализация терапии, малоинвазивная хирургия рака груди. Насколько это вообще распространено в России?

— Страна у нас огромная. Есть центры, где блестяще лечат рак молочной железы, а есть центры, где медицина остановилась на Холстеде (операция Холстеда, калечащая операция большого объема при раке молочной железы. — Прим. И. Ф.). Я тут в одном диспансере спросил: «Сколько у вас выполняется органосохраняющих операций?» Они говорят: «Три». Спрашиваю: «Всего три процента. », — а мне в ответ: «Нет, три штуки в год». А так там всем делают Холстеда. Ты знаешь, моя любимая тема — биопсия сигнальных лимфоузлов, которую не просто не выполняют практически нигде в России. 90 % маммологов у нас считают, что это полная чушь!

— Расскажи немного об этом, пожалуйста, давай сделаем читателей более образованными, чем 90 % маммологов. Может, и врачей зацепим.

— Если коротко, это тест, который нужен для обоснованного уменьшения объема хирургического вмешательства. История такова: более 100 лет, чтобы вылечить рак молочной железы, удаляли первичную опухоль максимально широко и вместе с ней все лимфатические узлы, в которые чаще всего метастазирует рак. Для молочной железы — это подмышечные лимфоузлы. Так и делали: удаляли всю молочную железу и все подмышечные лимфоузлы. Считалось, что это лечебная процедура, которая положительно влияет на длительность жизни. После многих исследований оказалось, что в принципе это не сильно влияет на продолжительность жизни. Влияет биология опухоли, системная терапия. А вот удаление лимфоузлов практически не влияет на результаты лечения, при этом у большинства женщин на момент операции в лимфоузлах нет никаких метастазов.

И вот, представь себе, ты выполняешь операцию, а патоморфолог тебе говорит: «Ты выполнил блестящую операцию, удалил 30 лимфоузлов. И ни в одном из них нет метастазов!» Ты в этот момент можешь объяснить главному врачу, зачем ты это сделал, объяснить это своему коллеге абдоминальному хирургу (абдоминальные онкологи занимаются опухолями ЖКТ, как правило, меньше знают о биологии опухоли и гораздо больше о хирургии. — Прим. И. Ф.). Ты, разумеется, можешь объяснить это пациенту: пациенты вообще могут поверить в любую чушь. Но вот попробуй объяснить это себе! Зачем ты удалил 30 здоровых лимфатических узлов?!

Ведь это очень сильно влияет на качество жизни, это очень жестокая хирургическая травма. Рука со стороны операции после этого не сможет нормально функционировать, будет отечной. Ведь даже инвалидность пациенткам дают именно из-за этого — потому что рука плохо работает, а вовсе не из за отсутствия молочной железы!

При этом в большинстве случаев эта травма наносится совершенно зря. Скажу больше, она, скорее всего, выполняется зря всем. В реальности нам от лимфоузлов достаточно только знать, поражены они метастазами или нет, удалять их при этом, скорее всего, нет никакой необходимости, даже если они и поражены. И сейчас уже проходят исследования, которые это подтверждают.

Так вот, биопсия сигнальных лимфоузлов нужна, чтобы понять, что с лимфоузлами — поражены они или нет. И на основании этого обоснованно отказаться от вмешательства на лимфоузлах у подавляющего большинства пациентов, чтобы сохранить им качество жизни. И вот этого не просто не делают, этого даже не понимают практически нигде в России.

Самое крутое, с моей точки зрения, — это научное обоснование возможности сохранить молочную железу. Еще 30 лет назад молочную железу не сохранял никто и нигде

— Кромешный ужас, конечно, но не новость. Перейдем к хорошему, что ж мы все о плохом. Какие бы ты назвал основные прорывы в лечении рака груди за последние 50 лет? За что бы ты дал свою личную премию имени Петра Криворотько?

— Самое крутое, с моей точки зрения, — это научное обоснование возможности сохранить молочную железу. Еще 30 лет назад молочную железу не сохранял никто и нигде. Это следствие не только изменения в понимании прогрессирования рака, это еще и достижения в области лучевой терапии.

Второй прорыв на самом деле совсем недавний. Только в 2000-х годах появились первые революционные исследования, которые показали, что основным фактором в прогнозе является биологический подтип рака, а не стадия. И это и есть объяснение тому, как такое происходит, когда мы выявляем совсем маленькую опухоль, оперируем ее, хлопаем в ладоши от радости, а через год пациентка умирает от метастазов, или, наоборот, когда мы выявляем огромную опухоль, и пациентка потом живет долгие годы.

За последние десять лет выделили уже более 20 молекулярных подтипов рака молочной железы. И, сдается мне, их количество будет только увеличиваться. А с ними и наше понимание, как правильно подобрать лечение пациентке. И сейчас уже большинство пациенток укладывается в наше понимание биологических подтипов. Непонимание остается только уже с относительно небольшой группой людей — там мы все еще подбираем лечение наугад.

— А есть ли в России вообще технические возможности все эти биологические подтипы определять? Равномерно ли они распределены по регионам?

— Да, конечно, тут есть проблемы. Можно много говорить о великом, но если нет материальной базы для этого всего, то ничего не будет. Для того чтобы понять биологию опухоли, необходимо провести серию тестов, которые позволяют оценить биологию опухоли хотя бы суррогатно, не на генном уровне. Эти тесты дорогие, и они доступны, скажем так мягко, не везде. Хотя, впрочем, и тут за последние десять лет картина изменилась. Сейчас в той или иной форме хотя бы основные тесты делают практически во всех диспансерах страны, но проблема тут в качестве и сроках. Сроки этих исследований доходят в некоторых диспансерах до пяти недель, хотя в нормальной лаборатории это можно сделать за три дня. И все это время и пациентка, и врач ждут результатов, без которых продолжить лечение невозможно. А время идет, за пять недель опухоль может вырасти.

— Как ты думаешь, сколько нужно пациентке денег, чтобы закрыть финансовые дыры в государственных гарантиях? Можно ли лечить рак груди в России полностью бесплатно и при этом качественно?

— Я работаю в федеральном учреждении, тут совершенно другие принципы финансирования лечения, чем в регионах. У нас прекрасные возможности по лечению рака, тут мы практически все можем сделать за счет государства, но государство нам не оплачивает диагностику рака до момента установления диагноза. Так устроено финансирование федеральных центров. Приходится пациентам платить за все обследования до тех пор, пока диагноз не будет полностью установлен, и если это рак, то с этого момента для них все действительно бесплатно, ну, во всяком случае, на бумаге. В реальности бывают ситуации, когда пациентам целесообразнее заплатить за что-то. Однако основную часть все-таки покрывает государство.

Что касается сумм, то давай будем говорить поэтапно: вот пациентка почувствовала что-то неладное в молочной железе, или в ходе какого-то спонтанного обследования у нее выявилось подозрение на РМЖ. Для того чтобы поставить диагноз быстро, адекватно и правильно, ей понадобиться примерно 50 тысяч рублей. Именно столько придется потратить на исследования, которые нужны для верной постановки диагноза. Для жителей больших городов эта сумма еще более ли менее доступна, хотя даже здесь у всех разные возможности. И это, заметь, только диагностика, которая необходима, чтобы назначить лечение.

А теперь поговорим о самом лечении. На самом деле, как это ни странно, но в РФ стандарт лечения бесплатно может получить любая женщина. Вопрос только в том, какой это будет стандарт. Выполнить удаление молочной железы с полным удалением лимфоузлов можно бесплатно в любом диспансере, и его выполняют. Но вот тут начинаются нюансы. Во-первых, вопрос в том, насколько грамотно было проведено дооперационное обследование. Как я уже говорил, необходимую иммуногистохимию делают далеко не все. И, например, если стандарт нашего учреждения — это выполнение обследований с использованием КТ грудной клетки и брюшной полости с контрастированием, то в регионах этого, как правило, нет и в помине: в большинстве учреждений делают только флюорографию и УЗИ брюшной полости. Я сейчас не говорю даже о качестве. Но флюорография, даже в самых опытных руках, не имеет никакой адекватной информативности для онкологов.

Читайте также:  Как лечить рак молочной железы народные средство

Вот еще пример: рентген легких, сделанный на протяжении последних трех месяцев повсеместно принимается как подтверждение отсутствия метастазов в легкие. Я и многие мои коллеги считаем, что это, мягко говоря, неправильно.

Одним словом, стандартное лечение доступно бесплатно каждой гражданке нашей необъятной Родины. Вопрос только в стандартах, которые применяются. В реальности в очень многих диспансерах невозможно современное лечение. Ну что вот делать онкологу, у которого либо вовсе нет лучевой терапии, либо есть такая, что лучше бы не было ее? Разумеется, он не сможет делать органосохраняющие операции, ведь ему потом невозможно нормально облучить пациентку. Он сделает мастэктомию из лучших побуждений.

Ну и наконец, следующий этап — стоимость лекарств. Лекарства стоят дорого, и здесь, и во всем мире. И не все регионы могут себе позволить купить весь спектр препаратов. Поэтому пациенту часто предлагается «стандартная» терапия, которая существует уже давно и, строго говоря, не является ошибочной. Парадокс химиотерапии в том, что она предлагает огромный спектр препаратов — от дешевых схем до очень дорогих. При этом разница в результате лечения не такая уж и революционная: не в два или три раза. Дорогая может быть эффективнее на 15–40 %.

Что в этом случае делает врач? Врач назначает дешевую схему за счет бюджета государства, не слишком кривя душой: честно назначает то, что его диспансер закупил. Если он назначит дорогие препараты, которые его диспансер не закупает, ему, безусловно, влетит от начальства. А когда пациентка приходит, например, за вторым мнением к онкологу, не имеющему отношения к ситуации, и он говорит, что можно применить более дорогостоящее и эффективное лечение, то вот тут и начинаются дополнительные траты. А сколько их будет, зависит от ситуации, бывает, что и очень много.

— Это просто ад! Мастопатия — это не болезнь. Нет такого диагноза нигде в мире. И уж конечно, это не «переходит в рак» — это уж полная ахинея. Самое ужасное, что это отнимает силы и время у врачей, которые погружаются в эту историю.

Я много думал на эту тему и даже не понимаю, откуда эта хрень вообще пошла. Помню, что в 1998 году, когда я пришел работать в диспансер, этого добра там уже было навалом. Молочная железа может болеть не только раком. Болезни, кроме рака, могут быть: есть доброкачественные опухоли, есть всевозможные состояния, связанные с образованием кист. Иногда кисты бывают огромных размеров, они воспаляются, болят. Это все можно и нужно лечить. Но мы снова и снова упираемся в вопрос квалификации наших докторов: узистов, онкологов, маммологов. Им легче поставить какой-то непонятный диагноз, чем сказать женщине, что у нее все хорошо.

— Если говорить о сухих данных, то заболеваемость среди женщин от 20 до 40 лет никак не изменилась с 70-х годов. Вообще, это любопытный миф! Откуда он взялся? Во-первых, за последние 20 лет информационное поле расширилось до неимоверных границ. И если социальных сетей раньше не было, то теперь у нас огромное количество каналов, в которых все обсуждают важные и личные темы. Если раньше пациентки с таким диагнозом особенно никому о нем не говорили, порой даже родственники не знали, что женщина больна, то теперь есть огромное количество пациентов, которые открыто об этом говорят и даже делают из лечения что-то вроде шоу. В американском и британском фейсбуке есть даже премии за лучший блог больной раком груди. На этом уже даже умудряются делать деньги. И в информационном пространстве чаще проскакивают сообщения о том, что раком болеет какая-нибудь молодая симпатичная женщина. Вообще-то, 20 лет назад другая симпатичная молодая женщина тоже болела, но а) она часто просто не знала своего диагноза, б) она его стыдилась, если даже и знала, и в) ей было негде распространить эту информацию.

— Да, но сложно сказать однозначно за всех. Есть молодые, которые уже хорошо и по-настоящему знакомы с болезнью. И они настолько хорошо разбираются в теме, что иногда даже пасуешь давать какие-то советы. Я не знаю, хорошо это или плохо.

Есть и другие пациенты, которые перечитали кучу информации о РМЖ, но совершенно не той — ложной. И переубедить их порой бывает просто невозможно. Есть и третий тип — те, кто смирился с концом. Чаще всего у них есть пример старших родственников — бабушек, мам, у которых болезнь протекала очень тяжело.

А бывает напротив, что пациентки после курса лечения преображаются, начинают какую-то совершенно новую жизнь, в их глазах загорается огонь. Но таких немного, и они, как правило, уже постарше. В основном все-таки это трагедия.

Да, пожалуй, с молодыми работать тяжелее.

Если говорить о тех, у кого перед глазами были плохие примеры с тяжелыми болезнями. Тут речь идет о наследственном раке молочной железы.

Как правило, это женщины с онкогенными мутациями. Сейчас, к слову, генетическое тестирование нужно не только, чтобы оценить риск заболеть раком. Это нужно еще и для того, чтобы определиться с тактикой у тех, кто уже заболел.

— Я бы сказал всем, но боюсь, мне влетит от всего онкологического сообщества. Правда, всем этого делать не стоит. Начнем с того, что это недешево. Стоит пройти тестирование, если мы говорим о наследственном раке. Тут у нас в любом случае есть какая-то семейная история: если болели и бабушка, и мама, то дочь находится в группе риска. Если были случаи рака яичников в семье, и это была близкая родственница. Этот тест достаточно сделать один раз в жизни.

— Это огромная головная боль не только пациентки, но и моя. Вот что могу сказать. Во-первых, «предупрежден — значит вооружен». Мы знаем, что генетическая предрасположенность повышает шанс заболеть раком, но это не значит, что это случится завтра или вообще случится. Во-вторых, можно более активно проходить обследования — делать ежегодно МРТ молочной железы, и это вовсе не значит, что нужно перестать жить, — можно продолжать рожать детей, растить их, радоваться жизни. А когда вопрос с детьми закрыт, прийти к онкологу и попросить профилактическую мастэктомию. Но дело в том, что даже полное удаление железы не гарантирует того, что женщина не заболеет. Это бывает редко, но не предупредить пациентку мы об этом не можем. И все-таки тестирование нужно делать: это знание может снизить риск смерти от рака молочной железы.

— Не отчаиваться. И не впадать в панику. Это штука, которая в большинстве случаев вылечивается. И даже если уже есть метастазы, это не катастрофа. Это болезнь, которую онкологи стараются перевести в состояние хронической болезни. Мы, может, не можем ее вылечить окончательно, но в наших силах сделать так, что жизнь будет продолжаться, и это очень важно. Это первый совет.

Второй очень важный совет: найдите медицинский центр, не врача, а центр, где вы будете получать лечение.

— Это очень тяжело, очень. Во-первых, этот центр должен иметь соответствующее оснащение. Но для обывателей тяжело понять, какое оснащение хорошее, а какое нет. Например, лучевая терапия обязательно должна быть в принципе, бывает, что ее нет вовсе. Патоморфологическая лаборатория обязательно должна быть такая, которая может делать любые молекулярные тесты. Должно быть собственное отделение химиотерапии.

— Вот если, предположим, придет женщина к врачу и спросит: «Какой процент органосохраняющих операций вы выполняете?» Это критерий?

— Ты знаешь, большинство врачей просто пошлют ее и даже не будут разговаривать. Впрочем, если ко мне придет женщина и спросит, какой процент, я ей отвечу — мне не стыдно отвечать. Мне кажется, вот какой критерий важен: любой уважающий себя центр должен владеть всем спектром хирургических вмешательств при раке молочной железы. В нем должны делать мастэктомию, органосохраняющие операции, все виды реконструкций: с пересаженными лоскутами, с имплантами, с экспандерами, с совмещением методик. И если центр не владеет хотя бы одной методикой — это неправильно. Значит, что-то у них там в Датском королевстве не так.

Что еще? Важно, чтобы в центре, который вы выбираете для лечения, врачи говорили на английском языке. Хотя бы некоторые. А все остальные читали. Но проверить это или сложно, или невозможно.

Ну и наконец, ремонт еще должен быть нормальный. Должны палаты быть чистыми и красивыми. Ну не верю я, что в 12-местной палате оказывают нормальное лечение. Если бардак в отделении, значит, бардак и в головах. Если у главврача хватает времени и сил банальные вещи создать, то есть шанс, что у него хватит времени и сил сделать нормальную патоморфологию. Не помню я, чтобы была шикарная патоморфология, а вокруг разруха. Обычно все наоборот.

Но сейчас на самом деле много диспансеров в стране более чем приличных.

— Казань. Вообще шикарные ребята. Самара — шикарные ребята. Липецк — шикарные. Это, кстати, мой родной город, и там хорошая служба, там хорошее оснащение.

Ты знаешь, Тюмень приятно удивляет. Иркутск! Но Иркутск, надо понимать, это «роль личности в истории» (в Иркутске много лет работает главным врачом онкодиспансера легендарная среди онкологов В. В. Дворниченко. — Прим. И. Ф.). Иркутск — очень сильная контора. Новосибирск еще. В Екатеринбурге сильный центр у профессора Демидова в 40-й больнице.

— А вот такой вопрос тебе провокационный. Если взять всех маммологов РФ, какой процент из них ты бы навскидку назвал хорошими?

— Я не совсем понимаю, когда говорят «хороший доктор» в нашей профессии. Безусловно, доктор Айболит должен быть хорошим. Но современная онкология и лечение рака молочной железы в частности — это команда. Поэтому вместо «хороший доктор» надо говорить «хороший центр». А доктор, с которым вы будете общаться, — это зависит от вашего психотипа. Если вам надо в жилетку плакать, найдите доктора, которому вы будете плакать в жилетку. Если с вами надо строгим тоном в армейском стиле — найдите себе такого. Но ищите их в хорошем центре.

— Окей, тогда перефразирую вопрос. Всего в стране около сотни центров, которые занимаются раком молочной железы: по одному в регионах, еще федеральные центры, частные клиники. Какой процент из них хороших?

— Я не везде бывал. Но думаю, что нормальных процентов 30. Опять же, когда мы посещаем коллег, мы видим позитивные стороны. Понятное дело, что это может быть «ошибкой выжившего», ведь я посещаю центры, в которые зовут, а, стало быть, это во всяком случае активные люди. Но надеюсь, что хотя бы 30 % из всех центров в стране — хорошие.

источник

Молочная железа является органом, в котором весьма часто развиваются опухоли как доброкачественные, так и злокачественные, причем последние встречаются значительно чаще.

Среди всех злокачественных опухолей у женщин рак молочной железы занимает одно из первых мест. При этом, по данным большинства современных клинико-статистических исследований, частота заболеваний раком молочной железы во всем мире возрастает.

Увеличение числа больных раком молочной железы нельзя отнести лишь за счет улучшения ранней диагностики, более совершенного учета больных с предраковым состоянием и эффективного санитарного просвещения.

Известно, что железистый (молочный) эпителий, вследствие нейро-эндокринных влияний, постоянно меняется в периоды менструального цикла, беременности, менопаузы. При этом деятельность молочной железы находится в тесной гормональной связи с яичниками, гипофизом, надпочечниками. Роль гормональных факторов в возникновении рака молочной железы подтверждается клинико-статистическими исследованиями. Так известно, что рак молочной железы редко возникает до полового созревания, т.е. примерно до 18 лет. С возрастом, по мере старения организма женщины, частота рака значительно увеличивается. Наконец, рак молочной железы встречается чаще среди небеременевших и нерожавших женщин, а также рожавших, но не кормивших грудью.

Особенно заметна связь гормональных нарушений с появлением в молочной железе различных форм доброкачественных опухолей, фиброзно-кистозной мастопатии. Последние, равно как и фиброаденомы относятся к дисгормональным предраковым заболеваниям молочной железы. Частота перерождения доброкачественных дисгормональных опухолей в рак, по данным разных авторов колеблется в пределах от 0,8-1,8 до 15-52,4%.К особенно неблагоприятным в этом отношении новообразованиям следует отнести узловые формы фиброзно-кистозной мастопатии и пролиферирующие цистаденомы.

Патологоанатомические исследования показывают многообразие форм рака молочной железы. Почти все они, кроме рака Педжета, возникают в толще органа на различной глубине, чаще по наружному краю молочной железы. Постепенно увеличиваясь в размерах и разрастаясь, опухоль захватывает окружающие ткани, в первую очередь близлежащую клетчатку и молочные ходы. С течением времени в раковый процесс вовлекаются мышцы, фасции, кожа.

Скорость роста раковой опухоли различна и зависит от множества факторов.

У молодых женщин рост, распространение и метастазирование опухоли происходит значительно быстрее. Различают 2 основных направления ближайшего (регионарного) метастазирования: подмышечное и загрудинное (парастернальное). Первое из них основное, поскольку подмышечные лимфатические узлы пропускают лимфу, оттекающую из всех отделов молочной железы. Далее она следует через под- и надключичные лимфатические узлы.

Именно эти перечисленные коллекторы поражаются метастазами в первую очередь, особенно при локализации первичной раковой опухоли в наружных квадрантах молочной железы и при центральном (околососковом) её расположении. Опухоли, растущие во внутренних секторах железы способны поражать метастазами парастернальные лимфатические узлы.

Читайте также:  От чего рак груди у кошек

Единых правил или законов метастазирования нет. Как ближайшие, так и отдаленные метастазы могут появляться в любые сроки до и после радикального лечения. Отдаленные метастазы поражают наиболее часто легкие, печень, кости скелета. Описаны поражения отдаленными метастазами почти всех без исключения других органов и систем.

ПРИ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ в начальном периоде его возникновения клинические симптомы и жалобы, как правило, ОТСУТСТВУЮТ.

Наиболее часто уплотнение в молочной железе впервые обнаруживается случайно самой пациенткой или врачом, порой при исследовании других органов, проведении ЭКГ и т.д.

Следует принимать во внимание наличие в прошлом «ушиба груди», поскольку имеется немало наблюдений когда возникновению раковой опухоли в железе предшествовала её травма.

ПРИ ОБНАРУЖЕНИИ ОПУХОЛИ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ СЛЕДУЕТ НЕМЕДЛЕННО ОБРАТИТЬСЯ К ВРАЧУ.

ЧТО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ:

Никогда на обращайтесь за советом по поводу опухоли молочной железы к знахаркам, бабкам и «религиозным» деятелям. Подобные обращения часто, а практически всегда стоят человеческой жизни.

Не смотря на обилие информации о лечебных центрах, сейчас, уже в 21 веке, к нам на прием приходили женщины, которые по совету, мягко говоря, несведущих людей, а если выражаться юридическим языком, то преступников доводили свою болезнь до неизлечимых стадий. Удивительно, но в 2005г. обратилась женщина, которая пол года лечила небольшую опухоль молочной железы салом с керосином по совету соседки. Когда она обратилась к врачу, метастазами были поражены все близлежащие лимфоузлы и позвоночник. Обратилась она только потому, что опухоль не смотря на «лечение», становилась больше, а на «препарат» появилась «кожная аллергия», которая при осмотре оказалась вовлечением кожи в раковый процесс (читай- 4-я стадия). Соседку даже под суд не отдашь, так как она не является даже незаконным врачевателем, а женщина погибла. Необходимо помнить, что рак излечим, НО если заболевание обнаружено врачом на начальной стадии.

Церковь же считает врачевание богоугодным делом и, как правило, православные священники всегда дают благословение на операцию и лечение. Если это не происходит, значит, как говориться, здесь что-то не то.

ПЕРЕЧИСЛЕННЫЕ НИЖЕ СИМПТОМЫ ГОВОРЯТ О БОЛЕЕ ДАЛЕКО ЗАШЕДШЕМ ПРОЦЕССЕ:

БОЛЬ — болевых ощущений в начальных стадиях рака молочной железы почти нет. В ряде случаев умеренные боли появляются впервые в подмышечной области, где при ощупывании определяется «пакет» плотных лимфатических узлов.

Выраженные боли, особенно колющего или пульсирующего характера чаще сопутствуют различным доброкачественным заболеваниям молочных желез, преимущественно воспалительного происхождения.

В запущенных случаях рака молочной железы, сдавливающих крупные нервные стволы появляются интенсивные мучительные боли отдающие в спину, лопатку , руку. Резчайшие изнуряющие боли в спине отмечаются при метастатическом поражении позвоночника.

ИЗМЕНЕНИЕ ФОРМЫ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ – при раке молочной железы, как правило, отмечаются различного рода деформации, тем более выраженные, чем длительнее и запущеннее заболевание. Так, уменьшение в размерах, сморщивание, смазанность обычной округлой конфигурации (за счет участка западения) характерно для скиррозной формы рака. Железа при этом смещается в сторону опухоли. Наоборот при диффузно-инфильтративных раках пораженная железа увеличена( больше здоровой), отечна, конфигурация ее нарушена, отмечается опущение её ниже границы здоровой железы.

ИЗМЕНЕНИЕ КОЖИ – кожные покровы при раке молочной железы при раке претерпевают выраженные изменения, особенно при более поверхностно расположенных опухолях. Кожа и подкожная клетчатка над раковым узлом теряют свою эластичность и подвижность, уплотняются, не столь легко захватываются в складки. Со временем этот участок становится вначале плоским, затем приобретает мелкую складчатую сморщенность, напоминая рисунок «лимонной корки».

ИЗМЕНЕНИЕ СОСКА – изменения со стороны соска носят различный характер, в начальной фазе развития опухоли сосок может отклоняться или западать на сторону поражения. По мере роста опухоли сосок уплощается, а затем втягивается. Особое внимание следует обратить на наличие кровянистых выделений из соска.

Первое – обратиться к врачу. Многие исследователи указывают на то, что многие женщины избегают обследования молочной железы из-за страха её потерять.

В начале 1980-х годов только четверть женщин в США знали о том, что после мастэктомии (удаления молочной железы) грудь можно восстановить. Сегодня уже более широко известно, что современная пластическая хирургия может создать новую грудь на месте удаленной. Многие женщины утверждают, что если бы больше знали о возможности восстановления груди, то большая их часть прошла бы обследование на ранней стадии. Ранний диагноз улучшает прогноз.

Раньше полагали, что женщине надо дать погоревать по поводу потери молочной железы, чтобы лучше оценить новую, так как грудь никогда не восстанавливали одновременно с удалением опухоли. И сейчас еще принято восстанавливать молочную железу спустя долгое время после операции по удалению опухоли, хотя исследования показали, что 96,6 % женщин предпочли бы, чтобы это было сделано немедленно.

ПСИХИКА ЖЕНЩИНЫ И ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЙ ДИАГНОЗ

Само установление диагноза: рак молочной железы и последующее её удаление приводит к психическим расстройствам у 96,1% женщин. В послеоперационном периоде у больных после удаления молочной железы и поведения химиотерапии наблюдается социальная дезадаптация, которая может выражаться в потере работы или выходе на инвалидность, распаде семьи, эмоциональной изоляции, приобщении к религиозным организациям, приобретении пагубных привычек. Причем, чем больше времени проходит после удаления молочной железы, тем больше эти психические расстройства нарастают.

Поэтому одномоментная операция по удалению опухоли и восстановление молочной железы является средством психологической защиты женщины.

УДАЛЕНИЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И НАРУШЕНИЕ ОСАНКИ

После удаления молочной железы естественно возникает нарушение осанки, причем чем больше размер оставшейся молочной железы ,тем естественно большая нагрузка на позвоночник. Это нарушение ведет к появлению болей в грудном и шейном отделах позвоночника, часто с появлением неврологических симптомов со стороны рук.

Даже информированность женщины о возможном восстановлении молочной железы на диагностическом этапе включает механизмы психологической защиты

В процессе лечения рака молочной железы приходится решать две противоречивые задачи. С одной стороны , спасение жизни и излечение больной от смертельно опасного заболевания с другой стороны сохранение эстетически значимого органа. По этому стратегия должна исходить из одновременного решения двух задач: обеспечения максимальной онкологической радикальности и наилучшего эстетического результата.

Существуют несколько способов восстановления молочной железы: при помощи имплантов и при помощи собственных перемещенных тканей. Последний конечно более травматичный и оставляет после себя ещё и дополнительные рубцы на животе или спине. Выбор операции в каждом конкретном случае строго индивидуален.

Так как рак молочной железы является системным заболеванием, т.е заболеванием поражающим все органы и системы, то порой мастэктомия не является единственной операцией в лечении рака молочной железы. Необходимое в некоторых случаях удаление яичников выполняется лапароскопически (т.е. без разреза). Так же без калечащего разреза грудной клетки мы выполняем удаление загрудинных лимфатических узлов при их поражении ( торакоскопическая лимфодиссекция).

При небольших опухолях молочной железы возможно выполнение РАДИКАЛЬНОЙ РЕЗЕКЦИИ.

Операция заключается в удалении сектора молочной железы в одном блоке с лимфатическими узлами подключично-подмышечно-подлопаточной зоны.

Обычно после операции проводится химио-лучевое лечение.

В зависимости от расположения опухоли, размеров и формы молочной железы, наличия предшествующей биопсии возможно выполнение мастэктомии с сохранением кожи.

Операция включает в себя обязательное удаление сосково-ареолярного комплекса и удаления регионарных лимфатических узлов.

Как показывает анализ социально-психологического статуса, потеря молочной железы является для женщины серьезной психологической травмой, которая оказывает решающее воздействие на ее поведение в быту и в обществе. Смириться с потерей молочной железы не могут около 30% этих женщин. Для преодоления этих проблем возможно выполнение операции с ОДНОМОМЕНТНОЙ или ОТСРОЧЕННОЙ РЕКОНСТРУКЦИЕЙ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ.

источник

Владеет всеми методами лечения и диагностики органов малого таза и патологий шейки матки. Активно применяет радиоволновые методы лечения. Занимается планированием и ведением беременности. УЗИ в акушерстве (все триместры, 3D-УЗИ) и гинекологии, молочные железы.

Стоимость приема — 1600 руб.

Внимательная, дружелюбная женщина. Врач мне очень понравился. Ольга Викторовна — очень милая, у нее на приеме не страшно. Как минимум, еще пару раз собираюсь к ней придти.

Врач-онколог, маммолог, кандидат медицинских наук со стажем работы более 25 лет. Состоит в Российской ассоциации маммологов (РАМ) и Московском городском научном обществе онкологов. Обладает большим опытом ранней диагностики и профилактики опухолевых новообразований. Проводит эффективное лечение основных заболеваний молочных желез без операции, без госпитализации и без прекращения кормления.

Стоимость приема — 3000 руб.

Самый лучший доктор в Москве. Я буду ходить теперь только к нему. Хорошая клиника. Он высококвалифицированный профессионал в своем деле. Все только самое лучшее о нем!

Занимается ведением пациентов с хирургической патологией, пациенток с заболеваниями молочных желез, выполнением хирургических вмешательств в амбулаторных условиях.

Стоимость приема — 1500 руб.

Всё хорошо, доктор мне всё объяснила, дала рекомендации. На приёме всё очень понравилось!

Проводит лечение злокачественных и доброкачественных заболеваниях брюшной полости, сосудов, кожи, мягких тканей, молочной железы. Автор более 30 работ, посвященных хирургическому лечению онкологических патологий. Имеет 2 патента на изобретение по лимфологии.

Стоимость приема — 1920 руб.

Прием был своевременно. Доктор все доступно мне объяснил, обследовал, хорошо проконсультировал, выдал необходимые документы. Претензий нет.

Проводит диагностику и лечение экземы, розацеа, себорея, микозов, лишая, псориаза, дерматита, акне (угрей) и других дерматологических заболеваний кожи.

Стоимость приема — 1310 руб.

Меня быстро приняли, ждать не пришлось. Приём прошёл прекрасно, доктор меня осмотрела, написала заключение, я остался доволен. Со стороны показалось, что врач достаточно компетентна в своём деле и ни каких сомнений по приёму не возникало. Специалист произносила много медицинских терминов, но.

Онколог-хирург. Занимается диагностикой и лечением злокачественных и доброкачественных заболеваниях брюшной полости, сосудов, кожи, мягких тканей, молочной железы. Выполняет большинство оперативных вмешательств, относящихся к экстренной и плановой хирургии (аппендэктомия, холецистэктомия, операции при грыжах, травмах органов брюшной полости и др.)

Стоимость приема — 1800 руб.

Чуть- чуть врач опоздал, она делала пункцию другому пациенту, но это не критично. Прием был хороший. Она всё посмотрела, задавала вопросы по поводу самочувствия, тут же отправила на УЗИ, но больше не пойду, потому что нет надобности. Врач очень компетентный. УЗИ- специалист тоже очень компетентный.

Врач-онколог, врач-маммолог, хирург. Занимается диагностикой, хирургическим лечением доброкачественных и злокачественных опухолей кожи, мягких тканей, лимфатических узлов, щитовидной железы, желудка, пищевода, легких. Проводит консультирование по вопросам ранней диагностики опухолей, программ скрининга и диспансеризации, пункционную биопсию опухолей под мануальным контролем, контролем УЗИ и КТ. Автор многочисленных научных работ в области рака желудка, рака легкого, рака молочной железы, рака щитовидной железы.

Стоимость приема — 2600 руб.

Прием прошел нормально. Илья Геннадьевич довольно квалифицированный врач. Все по делу. Все что нужно я сделала в этот день. Врач внимательный. Выслушал. Меня все устроило. Я еще скоро пойду к нему на прием. Мне понравилось.

источник

Онкологи-маммологи Онкологического центра «СМ-Клиника» специализируются на диагностике и лечении опухолевых заболеваний молочной железы. Хирургический метод лечения используется в качестве основного, дополняется противоопухолевой лекарственной терапией.

В отделении онкологии молочной железы нашего центра для диагностики и лечения опухолевых заболеваний молочной железы применяются самые современные методики. Лечение соответствует международным протоколам.

В отделение онкологии молочной железы Онкоцентра «СМ-Клиника» поступают женщины для

  • диагностики опухолевых заболеваний молочной железы, доброкачественных и злокачественных,
  • лечения онкозаболеваний молочной железы хирургическим методом, с дальнейшим использованием химиотерапии, таргетной и гормональной лекарственной терапии,
  • реконструктивных операций после удаления молочной железы по поводу опухолевого заболевания,
  • реабилитации после различных видов терапии опухолей молочной железы, в том числе проведенных в других медицинских учреждениях.

Для диагностики и лечения опухолевых заболеваний молочной железы используются современные хирургические и терапевтические онкологические методики. Для каждой пациентки разрабатывается индивидуальный план диагностики и лечения. Консилиум из маммолога-онколога, хирурга, химиотерапевта, радиотерапевта (а при необходимости и других специалистов) решает вопрос о том, какой из видов оперативного вмешательства выбрать и с каким лечением его комбинировать.

  • Использование всех возможных методов для ранней диагностики опухолевых заболеваний молочной железы, начиная с осмотра и пальпации, УЗИ, МРТ и рентгенологического исследования (маммографии) до пункционной биопсии железы и ближайшего лимфоузла. Также проводится исследование на чувствительность к гормонотерапии.
  • Высококвалифицированное выполнение операций по радикальному удалению опухолей на различных стадиях: лампэктомия (удаление только опухоли на ранней стадии) или мастэктомия (удаление молочной железы и лифмоузлов), в том числе и расширенная.
  • Комбинированные операции по удалению молочной железы с одномоментной пластикой груди (установкой грудного импланта). Подобные операции позволяют женщинам перенесшим удаление груди сохранить свою женственность и избежать комплексов и психологических проблем.
  • Проведение реконструктивных операций после удаления молочной железы, проведенных в других медицинских центрах. Наши врачи проводят пластические операции по восстановлению груди с использование грудного эндопротеза. Возможно привлечение к операции высококвалифицированного пластического хирурга из Центра пластической хирургии «СМ-Клиника» .
  • Применение лекарственных противоопухолевых средств последнего поколения для таргетной и иммунной терапии, что уменьшает риск осложнений и токсического влияния на здоровые ткани. Гормональная терапия зависимой опухоли дает возможность замедлить или остановить ее рост, а также предупредить рецидив.
  • Паллиативное лечение (частичное удаление железы с опухолью) у ослабленных или пожилых пациенток, поддерживающее лечение.
  • Диспансеризация и наблюдение онкобольных для профилактики рецидивов.
  • Полноценная реабилитация после лечения опухолевых заболеваний молочной железы. Особенно важна психологическая поддержка женщины до окончательного восстановления.

Онкологи-маммологи нашего центра успешно удаляют доброкачественные и злокачественные опухоли молочной железы. На следующем этапе лечения применяется лекарственная терапия: химиотерапия, таргетная и гормональная терапия.

источник