Меню Рубрики

Рак удалять грудь или нет

Опухоли, обнаруженные в груди, могут быть пугающими, но наличие опухоли не указывает на рак автоматически.

Есть несколько причин для удаления опухолей, а сама хирургическая процедура имеет название лампэктомия.

В рамках данного материала мы рассмотрим причины для проведения операции и поговорим о том, чего ждать пациенткам перед, во время и после процедуры.

Существует несколько причин для проведения лампэктомии.

Врачи могут использовать лампэктомию чтобы удалить подозрительные образования для биопсии или же чтобы удалить опухоли, которые носят злокачественный характер.

После операции женщины с раком груди могут нуждаться в химиотерапии, радиационном облучении или приёме медицинских препаратов. Все эти методы лечения реализуются для того чтобы предупредить возвращение рака.

Перспективы операции зависят от нескольких факторов, в частности, от типа обнаруженной опухоли. Если это рак, то ключевым моментом будет степень его развития.

Есть различные причины для образования в молочных железах опухолей, причём не каждая связана с раком.

Список этих причин включает следующее.

  • Кисты. Доброкачественные образования в молочной железе. Они имеют тенденцию появляться в процессе естественных гормональных изменений, например, в начале менструальных циклов. Кисты обычно наполнены жидкостью, которая может быть слита при помощи иглы.
  • Фиброз. Утолщение ткани в груди. Обычно оно не представляет для организма женщины никакой угрозы.
  • Доброкачественные опухоли. Плотные образования, которые не являются раковыми и не считаются опасными. Они могут доставлять дискомфорт, а иногда вызывают утечки из сосков, в зависимости от места расположения. Единственный метод определить, является опухоль раковой или доброкачественной — изучить под микроскопом клетки, из которых эта опухоль состоит.

Врач может предложить ряд современных диагностических процедур, чтобы посмотреть на опухоль и окружающие её ткани. В число таких процедур может входить маммография, ультразвук или магнитно-резонансная тамография.

Женщины с небольшим риском заболевания раком могут договориться о наблюдении, то есть регулярно посещать врача для проведения проверок состояния молочных желез.

Иногда врач может назначить биопсию. В рамках данной процедуры удаляется небольшая часть опухоли для проведения её анализа и выявления причин. Биопсия — единственный диагностический метод, позволяющий точно определить рак и некоторые другие заболевания.

Есть несколько видов биопсии.

  • Биопсия тонкой иглой. При помощи маленькой иглы, которая вводится в опухоль, удаляются несколько клеток для дальнейшего изучения.
  • Пункционная биопсия. Более крупная игла используется для удаления от трёх до шести небольших цилиндров ткани аномального образования в груди. Затем эти образцы исследуются под микроскопом.
  • Хирургическая биопсия. Хирург делает разрез на груди для удаления или маленького участка аномальной ткани, или опухоли в целом. Удаление опухоли называется эксцизионной биопсией.

Для удаления опухолей в груди могут использоваться несколько типов хирургических процедур. В некоторых случаях грудь удаляется полностью.

Женщине важно обсудить с хирургом, какой тип операции будет наиболее приемлемым. Это будет зависеть от размера и места расположения опухоли, размера груди, стадии развития рака и личных пожеланий пациентки.

Лампэктомия считается щадящей грудь процедурой, поскольку большая часть тканей груди остаётся на своём месте. Если врач подозревает рак, хирург может удалить близкие к опухоли лимфатические узлы для доказательств распространения рака.

Когда операция проводится для удаления раковой опухоли, важно убедиться, что все раковые клетки были полностью удалены. Хирург удалит небольшой участок здоровой ткани, расположенный на границе с опухолью, чтобы провести экспертизу под микроскопом.

Если на границе с опухолью нет раковых клеток, это значит, что есть здоровый или чистый отступ. Если злокачественные клетки имеются, то необходимо назначить ещё одну операцию для удаления остатков раковой ткани.

Ещё один тип операции, сохраняющей грудь — квадрантэктомия. Применяется он относительно редко и состоит в том, что около четверти груди вместе с опухолью удаляется. После успешной квадрантэктомии женщина может рассмотреть вариант проведения восстановительной операции для замены той части груди, которая ранее была удалена.

Полное удаление груди, сосков и всех тканей молочной железы имеет название мастэктомия. В ходе радикальной мастэктомии также удаляются мышцы грудной клетки. Восстановительная операция по созданию новой груди может выполняться или в это же время, или позже.

Лампэктомия обычно выполняется, когда пациентка находится в бессознательном состоянии или в больнице, или в отдельном хирургическом центре. Процедура проводится под общей анестезией, и после непродолжительного реабилитационного периода женщина отправляется домой.

Мастэктомия обычно выполняется в больнице, поскольку процедура и реабилитация после неё носят более комплексный характер.

Если опухоль трудно найти в ткани молочной железы, радиолог может разместить в образовании маркер и тонкий проводник, ведущий от наружной стороны груди вниз к опухоли. Данная процедура упрощает хирургу поиск цели во время операции.

Перед операцией может потребоваться прекращение приёма определённых препаратов для снижения риска кровотечений. Список этих препаратов включает аспирин и другие средства, которые разжижают кровь. Также важно не употреблять пищу за 8-12 часов перед операцией. Кроме того, женщине лучше сразу договориться с близкими людьми о том, чтобы её забрали домой.

Пациенты, которым назначены такие процедуры, несколько раз встречаются с хирургами перед операцией, чтобы обсудить все важные моменты и получить дополнительные инструкции.

Как и любые другие хирургические процедуры, удаление опухолей в груди несёт определённые риски.

В число этих рисков могут входить:

  • кровотечения;
  • инфекции;
  • боль;
  • отёки;
  • шрамы;
  • изменение внешнего вида груди.

Реабилитация будет зависеть от типа выполненной операции. Хирург и лечащий врач дадут подробные инструкции о том, когда и как осуществлять дальнейший уход за организмом.

Да, это страшно — найти в своей груди опухоль. Но важно понимать, что вызвать её может не только рак, но и многие другие причины. Скорейший визит к врачу позволит провести быструю проверку и установить точный диагноз, за которым в случае необходимости последует раннее лечение.

источник

Женщинам с раком груди кроме химиотерапии нередко делают и мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Иногда вырезают только опухоль, но некоторым приходится удалять грудь полностью.

Четыре женщины, перенесшие радикальную мастэктомию, рассказали «Бумаге», как операция изменила их отношение к себе, почему они решили не вставлять импланты и как на это отреагировали их близкие.

— У меня двое детей, благополучная семья, я очень спортивная. И к врачам ходила в основном с травмами. У меня была порвана плечевая мышца, и я сначала лечила плечо, потом нашла что-то в груди, и врачи мне сказали, что это, скорее всего, синяк. Но на всякий случай сделали пробу. Это было в декабре 2016 года. И вдруг звонят из поликлиники и говорят, что мне нужно срочно прийти. И так настаивают.

Долго не могла поверить в то, что мне рассказывают, не могла вникнуть в смысл слов «атипичные клетки». Потом уже поговорила с хирургом, он сказал, что диагноз не вызывает ни малейших сомнений, вопрос только в том, какой это вид и какая схема лечения. Помню состояние абсолютной паники и растерянности: что делать, куда пойти? Паника длилась, наверное, неделю.

На работе сказали, что оплатят мое лечение в Герцена (Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена — прим. «Бумаги»). Операция прошла 4 августа 2017 года. Сначала я была настроена сразу же сделать одномоментную реконструкцию, потому что просто не представляла, как жить без груди. У меня была паника от картинок, которые я видела в интернете: смотрела на них и рыдала.

Но хирург сказал, что не рекомендует делать одномоментно: у меня третья стадия с метастазами — реконструкция пострадает при лучевой терапии. Технически реконструкцию можно делать спустя полгода после терапии. Я была настроена восстанавливать грудь, но только своим лоскутом (метод восстановления, при котором вместо имплантов используют собственные ткани пациентки: часть мышцы с передней брюшной стенки или лоскут со спины — и перемещают в область груди — прим. «Бумаги»). Однако потом была уже утомлена прошедшим лечением: восемь химий — это очень тяжело. Если после первой химии я была «не в форме» первые два дня, то после восьмой — десять дней совсем никакая.

Это настолько злобное лечение, что организм еще не восстановлен. Понимание этого тормозит меня делать что-то с грудью. И на предложение сделать самую дорогую операцию хирург сказал, что она мне не подходит. И потом, очень много деталей, о которых узнаешь, только вникнув в тему. Например, я перенесла лучевую и потеряла большой вес. Мне сказали, хорошо, что я не сделала имплант: при потере 15 кг и изменении тела он мог бы оказаться на спине.

Мне рекомендуют делать именно импланты, но я не хочу: надеюсь снова заниматься плаванием и айкидо, а [при физических нагрузках] они могут травмироваться, порваться внутри. И вопрос в их долговечности. Что с ними будет через 10 лет, через 20? Я человек нестарый, меня напрягает, что эта штука будет жить внутри меня долгое время. Скорее всего, операцию делать не стану.

Когда у меня была шестая или седьмая химия, в палату привезли женщину, которая не стала делать радикальную мастэктомию. Сейчас у нее метастазы по всему телу. Сколько ей осталось и что можно сделать? Смотреть на нее больно и страшно. Я для себя решила, что это подсказка свыше: [вот] что произойдет, если пожалею убрать грудь.

Было страшно до последнего, даже не могла смотреть на себя в зеркало после операции. Сейчас привыкла. Муж говорил, что для него это абсолютно неважно, но это не те слова, которые я хотела услышать. Когда было совсем тяжело, звонила по телефону горячей линии. И хочу сказать, что сотрудники отрабатывают свою миссию прекрасно. Когда я была на грани отчаяния, слышала [от них] слова, которые, наверное, и хочет услышать человек в такой момент.

Вдруг я поняла, что не одна. Девчонки из группы поддержки рассказывали, что это [удаление груди] как раз фигня, что из всех аспектов лечения он наименее травматичный.

Сейчас хожу в бассейн и до сих пор не могу раздеться при всех: прячусь и переодеваюсь отдельно. Не могу раздеться при муже, хотя он уверяет, что это не имеет никакого значения. Это имеет значение.

С операцией справилась, но длинное лечение сильно меняет мировоззрение. Теперь я ценю себя, жизнь приобрела яркие цвета. Больше не психую из-за немытого пола, непоглаженного белья — хрен с этим. Год не могла это делать и поняла, что [члены семьи] и так проживут; не буду готовить ужин из трех блюд — сварят себе пельмени.

Главное, мне хотелось бы перестать бояться рецидива. Никто не может объяснить, почему это произошло со мной. И образ жизни, и диета — всё было. Я не пила, не курила, родила детей, кормила их сама — не попадаю в группу риска. Один из факторов, почему я не иду на импланты: некоторые онкологи говорят, что это увеличивает риск рецидива. Свою прежнюю форму восстановлю: я человек целеустремленный. Но как мне перестать бояться, что мне опять поставят такой диагноз, не знаю.

Работает в социальной сфере в Москве

— В ноябре 2015 года мне поставили диагноз «рак груди», а в конце года сделали полную мастэктомию левой груди. Сейчас у меня ремиссия.

Моя бабушка болела раком груди; из-за этой болезни умерла мама, когда мне было 16 лет. Тогда я жила в онкоцентре на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии Блохина, РОНЦ — прим. «Бумаги»). Я всегда была «онконастороженной»: всю жизнь боялась заболеть — до психических срывов (и ходила к психологу, который пытался сгладить этот страх). Тем не менее болезнь не миновала, хотя я регулярно наблюдалась.

Сначала мне диагностировали фиброаденому (доброкачественная опухоль — прим. «Бумаги»), но в итоге это оказался рак. Опухоль обнаружил муж. На следующий день мы поехали в маммологический центр на обследование, но я знала: это диагноз, рак.

Мне диагностировали вторую стадию, и я понимала, что нужно сделать всё радикально, убрать [молочные железы] по максимуму. Мысли, что я теряю грудь и буду испытывать какие-то неудобства или страдания, не было. Просто сгруппировалась и дала себе установку: надо держаться за жизнь.

Я мама 13-летнего ребенка, у меня семья. Муж сразу сказал: «Саша, даже звука не произноси о реконструкции. Ты мне нужна живая: с грудью, без груди, кривая, косая — неважно, лишь бы ты была здесь, с нами».

Девочки, с которыми лежала в больнице и с которыми сейчас общаюсь, не видели себя без груди и решились на реконструкции. Но [реконструкция] — это операция не без последствий. Лечение было очень тяжелым, организму требуется много сил, чтобы это выдержать. И для себя решила, что не готова к этому ни физически, ни морально. Реконструкция — это шестичасовая операция с наркозом, двухнедельный вынос из жизни, который я не могу себе позволить. Стоит ли грудь таких мучений? Для меня нет.

Комплексов и дискомфорта у меня нет, спокойно смотрю на себя в зеркало. У меня вставлен протез, я ношу красивое нижнее белье, замечательно чувствую себя на море в купальниках. Понятно, что не могу надеть какое-нибудь декольте или что-то еще, но этим можно пожертвовать. Чем больше живу, тем больше понимаю, что реконструкция мне не нужна.

Вообще, во мне нет сентиментальности, я даже не плакала [из-за болезни]. Единственное, сказала мужу: «Игорь, ну е-мое, в 38 лет!». А потом видела женщин, заболевших онкологией и в 38, и в 28, и в 20 лет. Я не зациклена на себе, смотрю вокруг и понимаю: есть девчонки-героини, которые столько прошли. А я? Ну прооперировалась, прошла курс химиотерапии, прохожу обследование. Какое отсутствие груди, какие комплексы? В мыслях — только выжить, идти вперед, дожить до совершеннолетия ребенка, дай бог, выучить ее. Была бы возможность, я бы и вторую грудь убрала к чертовой матери.

Специалистка по нетрадиционной медицине из Москвы

— Когда узнала про диагноз, конечно, была в шоке. Но у меня даже вопросов не возникает, [почему это произошло]. В моем случае [причиной] заболевания стала психосоматика. Как мы обычно: нигде не болит — и ладно, а эмоции не так важны в жизни. Оказалось, что очень важны.

У меня была небольшая опухоль в груди, и она меня не беспокоила. В то время я помогала подруге [с ее депрессией], у которой муж умер от рака в 42 года. И вдруг начала думать, а что у меня там [в груди]? Меня это стало беспокоить даже не физически, а эмоционально. Пошла к врачу, и мне моментально поставили диагноз, анализ всё подтвердил, хотя ни боли, ничего не было. Диагностировали вторую стадию.

Когда мне до операции сказали, что возможно полное удаление, я ударилась в рев и в слезы. Но потом [врачи] сказали: «Да нет, обойдемся резекцией (частичным удалением груди — прим. «Бумаги»)». Мы еще думали, в какую сторону сделать шов, как буду прятать его под купальником.

На операционном столе выяснилось, что у меня внутрипротоковый рак, и грудь удалили полностью. Мне было очень тяжело, и процесс по выходу из этого состояния был очень тяжелым. У меня была и химиотерапия, и лучи, но думаю, что держусь за счет нетрадиционной медицины: биоэнергетики, биодинамики, работы с собой, вырисовывания своих эмоций, еще я мандалы рисую.

У меня была дикая депрессия, непрекращаемый поток слез. И если бы не мои подруги, которые вытягивали меня из этого состояния, не знаю, чем бы всё закончилось. Рука после операции не действовала, не могла поднять чашку с водой. Сейчас более или менее, могу выполнять бытовые задачи.

Читайте также:  Подготовка к облучению при раке молочной железы

Муж удаление груди воспринял спокойнее меня. Так сложилось, что у нас родственники, у которых находили рак, все умирали. И поэтому потеря груди, а не жены была для него меньшим злом, он прямо об этом говорил. Но меня это мало успокаивало.

Пока не знаю, буду ли делать пластическую операцию, год делать ее нельзя. Переживания смягчились. Но это не я такая умная красавица — просто мне помогли.

Для меня грудь связана с сексуальностью, а женщина без груди — это уже не женщина. Поэтому потеря груди — это потеря и сексуальности, и красоты, вообще всего. Но сейчас понимаю, что в лифчике, например, не видно, что я без груди. Поэтому для посторонних людей ничего не поменялось. Отсутствие груди видно в интимном моменте, в бане. Но в баню мне сейчас всё равно нельзя. Есть такие фитнес-центры, где не общий душ, а кабиночки, я в такой ходила. Но тема пляжа для меня еще не решенная.

Плюсы реконструкции: у меня будет грудь, и меня перестанет беспокоить этот вопрос. А минусы: неизвестно, как себя поведет рука, и брать лоскут живота… Импланты мне не подходят, потому что я буду ощущать в своем теле что-то инородное. И еще очень пугает воздействие наркоза на мозг: потом от него долго отходишь, способность к биоэнергетике понижается — это меня останавливает.

Работала на заводе в Петербурге

— О диагнозе узнала случайно: в апреле прошлого года мылась в душе и нашла у себя уплотнение. Обратилась к гинекологу, а она даже смотреть меня не стала, сказала: идите к хирургу, к терапевту и, вообще, куда хотите. Сделала УЗИ, и врач сказала, что это очень похоже на опухоль. В итоге я пошла в онкодиспансер на Удельной, где мне дали направление в Песочное (НМИЦ онкологии имени Петрова в поселке Песочное — прим. «Бумаги»).

Там все хирурги в один голос сказали, что это опухоль. Сейчас у меня третья стадия, я прошла кучу обследований, и ни одно не выявило саму опухоль, только метастазы. Было обидно удалять грудь, понимая, что опухоли там может и не быть, что она может оказаться в совершенно другом месте. Но биопсия показала, что метастазы именно от молочной железы.

Был вариант резекции, но поскольку непонятно, в каком месте находится опухоль, наобум вырезать какую-то часть [было неэффективно]. А где гарантия, что она не в другом месте? Заведующая отделением сказала, что если для вас это не принципиально важно, то лучше убрать грудь целиком. Мы с мужем посоветовались и решили, что будем удалять полностью.

Любая женщина не готова расстаться со своей грудью, мне было жалко до последнего. Но я себя уговаривала, что это поможет выжить. Что если не сделаю этого, то опухоль, возможно, останется — и тогда придется всё начинать сначала.

Муж до последнего не верил в происходящее. Он у меня человек немногословный, за эти месяцы «постарел». Дети — у меня два мальчика, уже взрослые — поначалу даже не поняли, что произошло. Младшему мы сначала не говорили [подробностей], слово «рак» даже не произносили.

Реконструкцию, скорее всего, делать не буду: не считаю нужным подвергать свой организм дополнительной нагрузке. Всё это не так просто, как рассказывают: нужна серьезная подготовка — не месяц и не два, будет больно, невозможно добиться абсолютной симметрии, то есть нужно и вторую грудь оперировать. Я считаю, что с таким заболеванием, как рак, чем меньше вмешательств, тем лучше. Но, может, изменю свое мнение года через три-четыре.

У меня в семье одни мужчины, поэтому не даю слабины. Все эти мысли, что я инвалид, стараюсь от себя гнать, чтобы не плакать и не расстраиваться. Когда одета, вроде как ничего, но когда раздеваюсь, тяжело. Не могу раздеться при муже, показать ему это всё. Он говорит: «Что ты глупостями занимаешься? Что ты прячешься?». Но я пока не могу себя пересилить.

Поначалу отдыхала. А потом поняла, что если буду лежать, то сойду с ума: у меня все мышцы ослабли, осанку держать не могла. С апреля по январь, когда проходила химиотерапию, не было такой минуты, чтобы не думала о диагнозе. Дошло до того, что с ноября перестала спать. А после операции — как отрезало, будто организм сказал: «Всё, у меня нет рака».

Сейчас из-за лучевой терапии мне нельзя заниматься спортом, но с сентября пойду в бассейн: руку нужно всё время разрабатывать. Я созваниваюсь с женщиной, [которой тоже сделали мастэктомию], она ходит в бассейн и говорит: «Иду в туалет и переодеваюсь там в купальник, никто ничего не замечает». Конечно, при всех это будет не очень легко, но когда переживаешь такую болезнь, очень многое меняется в мироощущении. Если мне будет негде переодеться, буду переодеваться при всех, потому что это нужно для моего здоровья. Кто что подумает — это мало меня интересует. Может, задумаются и пойдут к врачу. Произошедшее со мной сподвигло знакомых пойти обследоваться.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит благотворительную программу «Женское здоровье»

источник

«Детям важнее живая мама, чем грудное вскармливание»

Рак молочной железы — это почти четверть всех злокачественных опухолей у женщин, а предрасположенность к нему сильно повышена при наличии мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Анализ на эти мутации рекомендуют тем, у кого были случаи рака яичника или молочной железы в семье; при их выявлении риск заболевания очень высок, по некоторым данным — до 87 %, то есть рак разовьётся почти наверняка. В таком случае врачи могут предложить выбор между очень пристальным наблюдением, когда обследование проводится раз в полгода и направлено на то, чтобы наконец выявить опухоль на начальной стадии, и превентивной мастэктомией, то есть профилактическим удалением молочных желёз.

Мы уже рассказывали о движении превайворов, или «заранее выживших» — это женщины, перенёсшие превентивную мастэктомию, которые говорят о ней, повышая информированность окружающих. Анна Николаева рассказала нам, как и почему приняла решение удалить молочные железы и как изменилась её жизнь после операции.

Мне двадцать пять лет; в конце февраля я сделала превентивную мастэктомию с одномоментной реконструкцией — так называется операция по удалению молочных желёз и их замене имплантатами.

Когда четыре года назад у моей мамы обнаружили рак яичника, а до этого почти все родственницы по маминой линии болели или умирали от рака, я поняла, что в будущем меня ждёт удаление молочных желёз и яичников. Правда, я предполагала, что будет это не скоро. На тот момент врачи объяснили, что раз в полгода нужно на всякий случай сдавать кровь на онкомаркеры, и я делала это три с половиной года, пока не пришла на консультацию к пластическому хирургу.

Большая грудь начала беспокоить меня ещё в школе — чем старше я становилась, тем сложнее было с ней жить; в итоге я решилась на уменьшение. Хирурга выбирала недолго — решила обратиться к тому же специалисту, у которого мама ещё до болезни делала несколько косметических операций. Я думала, что мне придётся уговаривать врача уменьшить мне грудь, а он будет отвечать в духе «вот родишь, тогда приходи». Но встреча прошла совсем по-другому.

Сразу после рассказа о маме — на тот момент прошло почти полгода после её смерти — врач спросил меня, когда я в последний раз обследовала грудь. Я этого никогда не делала, поскольку, как и многие, считала, что до тридцати пяти лет это неактуально. Врач выдал целый список дел: УЗИ, рентгенография, осмотр у маммолога и анализ крови на мутации генов BRCA. Он объяснил мне, что уменьшить грудь, конечно, можно, но прежде чем принимать решение, нужно получить результаты всех анализов и, в случае наличия мутации, рассмотреть вариант мастэктомии.

К тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа
на мутацию в BRCA — и я знала,
что рак молочной железы разовьётся
с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя
я уже всё решила.

Такой результат консультации, конечно, удивил, но я решила не делать поспешных выводов и начала обследования. Записаться на все процедуры удалось не без труда: тот же рентген груди обычно до тридцати пяти лет не делают. Следующей моей ошибкой было рассказать маммологу о реальной причине визита: упомянув планируемую пластическую операцию, я, конечно же, получила тот самый комментарий о возрасте и отсутствии детей. Однако к тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа на мутацию гена BRCA1 — и я знала, что рак молочной железы разовьётся с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя я уже всё решила.

На УЗИ у меня обнаружили небольшое образование, которое скорее всего было доброкачественным, но всё-таки я послушалась врача и поехала на консультацию к маммологу-онкологу в один из самых известных онкологических центров Москвы. Поездка туда была очередной ошибкой: мне пришлось выслушать кучу недовольных комментариев в адрес моего врача и уехать с формулировкой «вряд ли это злокачественное образование, но я бы вас понаблюдал» и направлением на очередное УЗИ через месяц.

Как человек, знакомый с непредсказуемостью рака не понаслышке, я решила больше не искушать судьбу: приняла решение о мастэктомии, приехала к хирургу и показала ему результаты всех обследований. Он меня поддержал. Хотя без препятствий не обошлось: на этой консультации присутствовали ещё два доктора, и у каждого было своё мнение насчёт моей ситуации. Я их выслушала, уехала домой и ещё какое-то время думала. Конечно, удалить молочные железы в двадцать пять лет — решение непростое. Но я уверена, что моим детям будет важнее живая мама, чем грудное вскармливание. К счастью, все близкие и друзья меня полностью поддержали.

Дату операции назначили за две недели. В этот момент я впервые начала по-настоящему нервничать, стала искать в интернете истории женщин об этой операции и ничего не находила. Это пугало и смущало, но выбора у меня не было.

Операция длилась около четырёх часов и прошла хорошо; следующую неделю я провела в больнице и в основном спала от большого количества обезболивающих. Мне очень повезло: рядом всё время был любимый человек, который во всём помогал. Помню особое наслаждение, когда спустя четыре дня после операции я смогла вымыть голову. Весь персонал клиники был очень внимателен ко мне, за что я им невероятно благодарна — были моменты, когда что-то болело, я плакала, а медсёстры меня успокаивали.

Тогда же, ещё в больнице, я начала выкладывать видео в инстаграм и написала об операции в фейсбуке. До неё я долго думала, стоит ли предавать историю огласке — или лучше пусть о ней знают только самые близкие. Решение я приняла за несколько минут до вмешательства, выложив первую стори. Я посчитала, что так смогу помочь женщинам, оказавшимся в похожем положении. В ответ я получила колоссальную поддержку, которая тогда была особенно важна.

По возвращении домой я столкнулась с новой проблемой. Несмотря на то что я очень хотела вернуться из больницы, я не задумывалась, что я буду предоставлена самой себе, а медработников вокруг не будет. В первый же день у меня началась паника, я боялась лишний раз пошевелиться. Малейшее изменение в состоянии вызывало кучу переживаний, а постоянно тревожить врачей было очень неловко. Первую неделю дома я пролежала в кровати — после операции не было сил, хотя, конечно, мне хотелось побыстрее снова заниматься домашними делами, работой, встречаться с друзьями и жить обычной жизнью.

Я никогда не была склонна к панике, но в те дни я переживала из-за малейшего пустяка, постоянно рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой или неровной. Конечно, я понимала, что это глупо — ведь вмешательство было не ради внешности, а ради спокойной жизни. Но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно. Меня накрыла жуткая апатия. Приезжали друзья, папа вернулся из командировки, все меня поддерживали, и потихоньку я пришла в себя.

Я всё время рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой. Конечно, я понимала, что это глупо — но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно

Я продолжаю раз в несколько недель встречаться с врачами: процесс заживления затянулся из-за небольших осложнений. У этой операции есть два варианта, чаще соски удаляют полностью и на их месте делают имитацию, которая внешне ничем не отличается, но не обладает такой чувствительностью. Можно попытаться сохранить соски, но это намного сложнее, особенно когда грудь большая. Сосок может не прижиться из-за того, что ножка, на которой он находится, получается больше, чем новая грудь, и её приходится как-то складывать — так мне объяснил врач. Я всё-таки решила рискнуть и сохранить соски, но правый не прижился, и через две недели после операции его пришлось удалить. Сейчас рана почти полностью затянулась, там образуется рубцовая ткань (она немного темнее, поэтому ощущение ареолы визуально осталось). Не знаю, буду ли после окончательного заживления исправлять это, вариантов много: можно сделать имитацию соска из своей кожи, а ещё бывают татуировки или протезы, которые приклеиваются на специальный клей. Но я пока даже не знаю, надо ли мне это. Чувствую же себя отлично.

Хотя несколько месяцев назад я даже не представляла, что меня ждёт, сейчас могу честно сказать, что оно того стоило. Я продолжаю рассказывать об операции в соцсетях, делюсь опытом и отвечаю на все вопросы. Я на себе прочувствовала, как важно, чтобы рядом был человек, который понимает тебя и может дать совет, особенно когда речь идёт о такой нечастой операции, как превентивная мастэктомия. Что касается размера — грудь стала меньше и более красивой формы, ушло обвисание, сейчас у меня размер С и, думаю, она ещё чуть уменьшится и примет окончательный вид.

Я верю, что такого рода вмешательство может спасти жизнь многим женщинам и что о нём нужно говорить, — теперь я хочу создать сайт, где все желающие смогут прочитать мою историю, попросить совета или задать вопрос. Я, конечно, не врач и ни в коем случае не настаиваю на принятии серьёзных мер, даже если они оправданны. Каждая женщина должна решать сама — но для этого она должна знать о такой возможности.

Кто-то поделился моей историей в соцсетях, а кто-то пошёл ещё дальше: например, совместно с Анной Писман, основательницей и дизайнером ювелирного бренда Moonka Studio, я планирую создать коллекцию украшений, средства от продажи которой пойдут в один из фондов по борьбе с раком. И это ещё один способ информировать людей, ведь многие до сих пор толком не понимают, что такое рак и входят ли они в группу повышенного риска.

источник

Главные заблуждения о заболевании, в которых лучше разобраться

Читайте также:  Лечение рака молочной железы с метастазами в кости народными средствами

Сегодня во всем мире завершается ежегодный месяц борьбы против рака молочной железы, главная цель которого — дать людям как можно больше информации. Вместе с онкологом и исполнительным директором Фонда профилактики рака Ильей Фоминцевым мы составили список самых распространенных заблуждений и фактов о болезни, которые важно знать каждому.

Илья фоминцев

врач-онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака

Неправда. Если бы это было возможно на 100 %, все бы так и делали. Но никаких секретных знаний нет, а жаль.

Конечно, существуют методы, которые значительно снижают риск умереть от рака молочной железы, но все они не гарантируют этого на 100 %. К этим методам в большей степени относится вторичная профилактика — раннее выявление рака груди в группах риска. Однако есть факторы, которые снижают риск заболеть раком груди и на которые в какой-то степени женщина может влиять.

Неправда. К сожалению, все имеют некий относительно небольшой базовый риск заболеть раком груди, который повышается с приобретением факторов риска. Суммарно кумулятивный (то есть абсолютный — Прим. ред.) риск заболеть раком груди в течение жизни для женщин в России в возрасте от 0 до 75 лет составляет приблизительно 5,66 %. То есть из 100 женщин в течение жизни заболевают примерно 5,7. Иными словами, в РФ заболевает примерно каждая 17-я женщина (если не брать в расчет женщин старше 75 лет).

Одним из самых важных факторов риска является возраст, который, ясное дело, постоянно увеличивается у всех. Однако действительно верным будет утверждение «чем больше факторов риска есть у женщины, тем выше вероятность заболеть раком». Женщины из групп риска болеют гораздо чаще и забирают на себя большую часть общей заболеваемости.

Правда. После 45 лет риск рака молочной железы значительно выше. Например, в 2015 году в РФ раком молочной железы заболела 66 621 женщина. Из них только 7 673 (примерно 11 %) заболели в возрасте до 45 лет и только 425 (0,6 %) женщин заболели в возрасте до 30 лет.

А теперь подумайте, что и зачем делает молодая девушка, которая обследует молочные железы при помощи УЗИ? Вероятность, что именно эта девушка окажется одной из тех самых 425 на примерно 80 миллионов, у которой рак груди возникнет в этом году, крайне мала. Если учесть еще и низкую чувствительность УЗИ к раку, вероятность найти его еще меньше.

А вот вероятность, что доктор найдет кисту или фиброаденому, которая не требует лечения, но которую, тем не менее, скорее всего, будут агрессивно лечить, очень даже немаленькая. Задумайтесь — нужно ли это делать?

Неправда. Фиброаденомы не являются предраком молочной железы. Несмотря на это, по всей стране продолжается эпидемия удаления мелких фиброаденом, которые ничем не мешают женщине. С нашими проектами мы объехали всю страну — от Сахалина до Калининграда, — и везде встречали на консультациях изрубцованных запуганных раком девушек, у которых зачем-то удаляли все фиброаденомы, какие только видели на УЗИ. В действительности единственными показаниями к удалению фиброаденомы является быстрый ее рост или желание самой женщины ее удалить.

Неправда. УЗИ молочных желез вообще не должно применяться для поиска бессимптомного рака молочной железы. Его можно применять для дифференциальной диагностики, но не для поиска бессимптомного рака: для этого у УЗИ молочной железы слишком низкая специфичность и чувствительность к раку.

Это правда. Хоть и незначительно, но снижает. Так, например можно сказать, что каждый год кормления снижает риск приблизительно на 7 %, а каждые роды примерно на 9 % — все эти «скидки» суммируются.

Так, например, женщина, которая дважды рожала и кормила грудью суммарно три года, может рассчитывать на относительное снижение риска примерно на
40 %. Однако надо понимать, что относительный риск — это не абсолютный.
В пересчете на абсолютный риск эта «скидка» выглядит уже не так весело. Например, по данным 2015 года снижение риска составит около 2,3 %, поскольку и сам риск заболеть раком груди в течение жизни всего примерно 5,7 %.

Кроме того, эти цифры уже не будут актуальны для тех, у кого есть онкогенные мутации.

Неправда. Они вообще ни на что не влияют, даже на форму груди. Неправильно подобранный бюстгальтер может немного натереть кожу — пожалуй, на этом все. В реальности они имеют только декоративную функцию, как и любая другая одежда.

Неправда. Аборты никак не влияют на риск рака молочной железы. Однако вот отсутствие беременностей и родов в течение жизни действительно повышает риск рака груди. Это связано с количеством менструальных циклов: чем их больше, тем выше риск, и наоборот. Соответственно, поскольку каждая беременность и роды выключают эту машинку как минимум на девять-десять месяцев, это понятным образом сокращает риск рака груди.

Неправда. Вернее, не совсем правда.

Далеко не для всех женщин раннее выявление является панацеей. Кому-то это помогает прожить дольше, кому-то действительно помогает де-факто излечиться от рака, а кому-то вовсе никак не помогает. Эти самые группы «кому-то» неплохо изучены в последнее время, и критерии отбора на скрининг рака молочной железы значительно уточнены.

К сожалению, в последние годы (особенно в России) возможности раннего выявления рака груди с помощью маммографии были переоценены. Однако это не отменяет того факта, что для довольно широких групп женщин регулярная маммография может принести значительную пользу. Мы (Фонд профилактики рака. — Прим. ред.), подробно изучив исследования и международную практику, рекомендуем женщинам рентгеновскую маммографию с 50 лет ежегодно, если нет других факторов риска, кроме возраста. До этого возраста решение о профилактической маммографии сомнительно и должно приниматься совместно доктором и пациенткой исходя из конкретных обстоятельств и анамнеза.

Неправда. Травмы никак не связаны с риском рака груди, однако часто женщины связывают эти два факта. Травмировать грудь очень легко, и это довольно часто происходит. Травма груди — штука болезненная, и женщины хорошо о ней помнят, поэтому, когда спустя время возникают клинические признаки рака, женщины говорят себе: «Ага! Я знаю, кто виноват!» Но это неправда. Рак груди до момента клинического проявления развивается очень медленно, более десяти лет. И уж, конечно, возникновение симптомов рака никак не связано с недавней травмой.

Неправда. На эту тему было проведено множество исследований, но связь курения и рака груди не была доказана. Это не отменяет значимого влияния курения на риск развития других раков — рака легкого, рака желудка, рака ЛОР-органов.

Не совсем, но правда. Регулярное употребление заметных доз алкоголя действительно увеличивает риск рака груди, и это доказано крупными исследованиями. Нельзя при этом сказать, что алкоголь вызывает рак груди, — это будет слишком сильное утверждение.

Правда. Во всяком случае, профилактическую маммографию беременным женщинам действительно делать нецелесообразно. Пользы от такого профилактического обследования будет гораздо меньше, чем вреда. Однако если маммография беременной нужна в процессе лечения рака, то этот вопрос можно решить индивидуально, оценив все вероятности вреда и пользы. Если это действительно необходимо для лечения рака или его исключения, то беременным можно делать маммографию.

Скорее правда. Если, конечно, речь идет о доказанном очень высоком риске рака при онкогенной мутации — например, мутации в генах BRCA1/2.

В реальности это, конечно, всегда индивидуальное решение женщины, и тут сложно дать ответ в стиле «верно или нет». Однако если определяется онкогенная мутация, которая достоверно повышает абсолютный кумулятивный риск рака груди до 85 %. Я часто спрашиваю на лекциях женщин — что бы вы сделали, зная, что при такой мутации 85 из 100 заболевают агрессивным раком груди? Примерно треть отвечает, что предпочли бы удаление молочных желез с реконструкцией имплантами; соответственно, две трети уже не так уверены в таком решении. Трудно сказать, кто из них прав: это их жизнь.

Неправда. Сейчас уже все реже и реже для лечения рака груди применяется мастэктомия (полное удаление груди с регионарными лимфоузлами). Более того, в большинстве крупных городов мастэктомии составляют абсолютное меньшинство среди всех хирургических вмешательств при раке груди. Это связано с новым пониманием биологии опухоли. После многих исследований стало окончательно ясно, что рак груди — изначально системное заболевание и, конечно, совершенно не имеет смысл локально удалять большие объемы.

Это не улучшает отдаленных результатов, но приводит к увеличению частоты послеоперационных проблем. Поэтому сейчас роль хирургии при раке молочной железы скорее диагностическая, чем лечебная, и объемы удаляемых тканей уменьшаются в соответствии с улучшением понимания биологии рака. На данный момент чаще всего применяется удаление сектора молочной железы с опухолью и подмышечная лимфаденэктомия (удаление части подмышечных лимфоузлов). Молочная железа при этом сохраняется.

Более того: например, в петербуржском НИИ онкологии имени Н. Н. Петрова на потоке применяется технология «сигнальных лимфоузлов» — лимфаденэктомия делается только в том случае, когда в особым образом выявляемом «сигнальном лимфоузле» есть изменения. Если же никаких изменений нет, удаляется и вовсе только опухоль с небольшим захватом окружающей ткани, и более ничего.

Неправда. Рак молочной железы, хоть и значительно реже, но бывает также и у мужчин. Кстати, рак груди у мужчины — это обоснованное подозрение на мутацию в генах BRCA1/2. Если у вашего близкого родственника-мужчины был рак груди, то имеет смысл получить консультацию медицинского генетика, для того чтобы пройти генетическое тестирование.

Неправда. С одной стороны, действительно, длительный прием оральных контрацептивов в анамнезе лишь очень незначительно (около 10 %) повышает относительный риск рака груди. Причем исследователи случайно обнаружили, что, скорее всего, повышение риска связано с конкретным компонентом трехфазных контрацептивов — левоноргестрелом.

Гораздо важнее то, что оральные контрацептивы при длительном приеме значительно повышают риск рака шейки матки у тех, кто заражен вирусом папилломы человека.

Однако те же оральные контрацептивы не менее значительно снижают риск рака яичников и рака матки. Поэтому решение о начале и продолжении приема контрацептивов необходимо принимать индивидуально с доктором. Доктор должен оценить риски всех перечисленных заболеваний и принять решение вместе с вами исходя из ваших приоритетов.

Неправда. Мастопатия в подавляющем большинстве случаев постановки этого диагноза — не только не предраковое, но и вовсе не заболевание. То, что наши узисты и маммологи по всей стране привыкли называть «диффузной мастопатией», — вариант нормы, который, как правило, не требует никакого вмешательства, если предменструальные боли не слишком выражены. Кстати, такого диагноза, как мастопатия, нет даже в МКБ (Международной классификации болезней). Так что можете сэкономить пару тысяч рублей на применении препаратов для лечения заболевания, которого нет. Да-да, такое в российской медицине бывает, и это далеко не единственный пример.

Неправда. Самообследование груди не снижает риск смерти от рака. Это было доказано в крупных рандомизированных исследованиях, которые (и вот это редкость!) в том числе проводились и в нашей стране.

Неправда. Импланты не оказывают никакого влияния на риск развития рака груди. Это проверено в очень многих исследованиях. Единственная проблема, которая возникает после установки имплантов для увеличения груди, — это то, что импланты мешают делать адекватную маммографию: они загораживают ткань, и это может помешать скринингу рака.

Неправда. Размер груди не оказывает никакого влияния на риск заболеть раком. Однако небольшой размер груди облегчает скрининг рака: вероятность пропустить рак в большой молочной железе выше.

А вот зато операция по уменьшению молочной железы снижает риск рака примерно пропорционально доле удаленных тканей. Объяснение тут вполне понятное: удаляя ткань железы, пластические хирурги также удаляют и потенциально опасные участки, которые в ней присутствуют. Это снижает риск. Любопытно, что, вопреки распространенным убеждениям, количество операций по уменьшению молочной железы вполне сравнимо с количеством операций по ее увеличению. Это довольно популярная процедура.

Неправда. Загар топлес, как и вообще любой загар, никоим образом не влияет на риск рака молочной железы. Ультрафиолетовое излучение не достигает ткани молочной железы совершенно, а нагрев поверхностных тканей (кожи и поверхностной подкожной клетчатки) в процессе загара не оказывает влияния на риск.

К сожалению, этим мифом до сих пор пугают многих женщин даже врачи. Бог знает, зачем они это делают, ведь так несложно об этом почитать. Ровно то же самое относится и к загару в солярии со стикини. К раку молочной железы это не имеет ни малейшего отношения, однако от ультрафиолетового ожога кожи сосков это действительно может спасти.

Неправда. Типы питания не оказывают сколь-либо значительного влияния на риск рака груди. Это может быть с рядом оговорок справедливо для других видов рака, но не для рака груди.

источник

Рак молочной железы — самое распространенное женское онкологическое заболевание. При своевременном выявлении предпочтительным методом лечения является операция, и пациентке предстоит сделать выбор между органосохраняющим методом, то есть лампэктомией (удаление только плотного новообразования), или полным удалением молочной железы (тотальная мастэктомия). Давайте разберемся, как правильно принять решение в такой непростой ситуации.

Доктор Михаэль Корец — один из лучших хирургов-маммологов в Израиле. Он заведует центром здоровья молочной железы в больнице «Сорока» и ведет частную практику в «Герцлия Медикал Центре» и клинике «Ассута». Мы задали ему несколько вопросов об особенностях выполнения операций на молочной железе при раке.

Принимая решение о необходимой пациентке операции, мы взвешиваем такие факторы, как: размер опухоли, вид рака и степень его распространенности на близлежащие лимфатические узлы и органы. Важно понимать, что рекомендация хирурга ни к чему не обязывает пациентку и, в конечном итоге, окончательное решение принимает она. Часто женщина руководствуется эмоциональными и душевными причинами при выборе метода лечения, и ее решение не всегда совпадает с рекомендацией хирурга.

На сегодняшний день во многих случаях можно добиться желаемого результата с помощью лапмэктомии, не прибегая к радикальному удалению молочной железы. Буквально несколько лет назад в случаях большой опухоли пациентке назначалась мастэктомия, но технологии в сфере хирургии и реконструкции молочной железы стремительно развиваются. Сегодня можно с уверенностью сказать, что процент достижения стойкой ремиссии одинаков среди пациенток, перенесших лампэктомию, и тех, кому была проведена радикальная операция, поэтому мнение, что мастэктомия более эффективна, является неверным в корне.

Из Вашего личного опыта можете ли Вы отметить склонность пациенток к выбору того или иного вида операции?

В последнее время отмечается удивительная склонность пациенток к радикальной резекции молочной железы, иногда даже обеих желез. Мы с коллегами считаем, что «виной» тому является повышение осведомленности о раке груди, что в свою очередь ведет к преувеличенному и не всегда оправданному страху. В наши дни женщины постоянно получают информацию об угрозе рака молочной железы: предупреждающие и разъясняющие проблему сообщения по радио, плакаты на улице, статьи на женских интернет-порталах и так далее. Несмотря на добрые намерения, эта «рекламная кампания» вызвала неожиданный эффект — поверив приводимым аргументам, женщины предпочитают радикальную операцию, чтобы избежать возможного рецидива заболевания.

Несомненно. Распространение информации об истории болезни Анжелины Джоли привело к тому, что женщины недооценивают эмоциональные и физические трудности, связанные с мастэктомией. Они стремятся следовать примеру голливудских звезд и настаивают на радикальной операции, даже когда хирург категорически против.

Есть ли разница в эстетическом эффекте после реконструкции груди вследствие лампэктомии и полной реконструкции после радикальной резекции?

Как я отметил раньше, сфера хирургии и реконструкции молочной железы в течение последних нескольких лет стремительно развивается. Еще совсем недавно после лампэктомии у пациентки оставались значительные шрамы и эстетический эффект оставлял желать лучшего, поэтому многие женщины предпочитали тотальную мастэктомию с полной симметричной реконструкцией. На сегодняшний день новые методы онкопластики позволяют провести прекрасную реконструкцию с маленьким и практически незаметным шрамом даже после лампэктомии.

Читайте также:  Диета при лечении рака груди

Хирурги молочной железы рекомендуют пациенткам радикальную операцию, когда в груди выявлено несколько злокачественных очагов вместо одной опухоли. Также в том случае, когда болезнь выявлена на относительно прогрессирующем этапе и речь идет об агрессивной и инвазивной опухоли, предпочтение отдается мастэктомии.

источник

Как влияют антиперспиранты и тесные бюстгальтеры на появление рака груди? А правда, что чем больше грудь, тем выше риск заболеть раком? Всегда при раке груди надо ее удалять? Невзирая на распространенность заболевания, про рак груди женщины все равно знают очень мало и продолжают верить в устоявшиеся стереотипы.

Международный центр поддержки пациентов Bookimed, специалисты которого имеют огромный опыт в организации диагностики и лечения рака груди за границей, развенчивает самые распространенные мифы, касающиеся этого заболевания.

РАКОМ ГРУДИ БОЛЕЮТ ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЫ

Несмотря на то, что мужская грудь не так развита, как женская, опухоль груди может поражать и мужчин. Случается это в 100 раз реже, чем у женщин .

ЧЕМ БОЛЬШЕ ГРУДЬ, ТЕМ ВЫШЕ ВЕРОЯТНОСТЬ РАКА

Миф о том, что большая грудь состоит из бОльшего количества железистой ткани и поэтому больше подвержена раку, опровержен. Независимо от размера груди нужно проходить регулярные чек-апы .

РАК ГРУДИ НЕ ЛЕЧИТСЯ

С развитием медицины рак груди перестал быть приговором. Следует помнить, что своевременная диагностика повышает шансы полного выздоровления — до 100% на 0 и 1 стадиях . Но и на более поздних стадиях выздоровление возможно с помощью современных методов лечения рака груди.

ПРИ РАКЕ НУЖНО УДАЛЯТЬ ГРУДЬ

На ранних стадиях достаточно удалить саму опухоль, т. е. провести лампэктомию, а потом — облучение. Такой подход, в отличие от мастэктомии, является органосохраняющим. Полное удаление груди проводится лишь в тех случаях, когда вместо одной опухоли в груди обнаружено несколько или же рак очень агрессивен. Более того, уровень современной пластической хирургии позволяет одновременно с операцией по удалению груди сделать ее восстановление!

МАСТОПАТИЯ — 1 СТАДИЯ РАКА ГРУДИ

Женщинам, которым отечественные врачи вбивают в головы этот стереотип, следует запомнить: мастопатия — это не рак , а патологическое состояние груди, которое может и должно лечиться. Невылеченная мастопатия в 3-5 раз повышает риск развития злокачественной опухоли, но не является раком сама по себе.

УПЛОТНЕНИЯ В ГРУДИ — ЭТО РАК

По данным ВОЗ, 80% уплотнений в груди являются доброкачественными . Поэтому нащупав в груди узел, не стоит впадать в панику, особенно если вы обнаружили его накануне “критических” дней». Если же на 4-6 день после окончания менструации уплотнение не исчезло, стоит обратиться к врачу для обследования.

АНТИПЕРСПИРАНТЫ ПРОВОЦИРУЮТ РАК ГРУДИ

Научные исследования не выявили связи между использованием антиперспирантов и раком молочной железы. Современные средства борьбы с потом не содержат парабенов и не провоцируют злокачественных образований .

НОШЕНИЕ БЮСТГАЛЬТЕРОВ ВЫЗЫВАЕТ РАК ГРУДИ

Утверждение о том, что бюстгальтеры вызывают рак груди из-за сдавливания лимфатических сосудов, признано ненаучным. Однако ношение неудобного бюстгальтера, сдавливающего грудь, провоцирует повреждение тканей , что чревато развитием мастопатии.

МНЕ НЕ НУЖНО БЕСПОКОИТЬСЯ О РАКЕ ГРУДИ ДО 45-50 ЛЕТ

Следить за здоровьем груди нужно в любом возрасте, тем более рак молочных желез “помолодел”: более 15% заболевших — женщины до 40 лет .

ЕСЛИ В МОЕЙ СЕМЬЕ НЕТ СЛУЧАЕВ РАКА ГРУДИ, ТО Я ИМ НЕ ЗАБОЛЕЮ

Если опухоль молочной железы диагностировалась у ваших родственников (даже по линии отца!), то риск заболеть действительно повышается . Однако цифры упрямы: 80% женщин, у которых был обнаружен рак груди, НЕ имеют к нему генетических предпосылок.

СОВЕТЫ ЭКСПЕРТОВ БУКИМЕД ПО ПРОФИЛАКТИКЕ РАКА ГРУДИ

  1. Два раза в год посещайте маммолога для своевременного обнаружения любых изменений. Точное оборудование, которое используется в зарубежных клиниках, позволяет выявить рак груди на самой ранней стадии!
  2. Зная о симптомах, причинах и профилактике рака груди, можно проводить регулярный самоосмотр, благодаря чему вы всегда будете на шаг впереди рака молочной железы.

источник

После постановки диагноза «Рак молочной железы» («Рак груди») врач клиники «Хадасса» вместе с пациенткой принимает следующие медицинские решения:

При более поздних стадиях заболевания и подозрении на метастазирование, рекомендуется выслушать не только мнение хирурга, но и онколога. Может и даже нужно почитать информацию в Интернете и подготовиться с вопросами до принятия решения по лечению. В некоторых случаях предпочтительнее начать лечение с химиотерапии и пройти операцию только после уменьшения размера опухоли. Когда речь идет о небольшой локализованной опухоли груди, обнаруженной в рамках маммографии, можно начинать лечение с операции

Решения, касающееся необходимой операции. Равные шансы на полное выздоровление после полного удаления (мастэктомии) и частичного удаления (лампэктомии), с последующей лучевой терапией (радиотерапией) груди. Частичное удаление и лучевая терапия являются одним «пакетом услуг»: без облучения выше вероятность появления местного рецидива опухоли после частичного удаления.

Большинство женщин легче воспринимают частичную резекцию. Однако в некоторых ситуациях необходимо полное удаление (мастэктомия), когда есть более одного образования в молочной железе, или опухоль очень большого размера, либо когда по каким- либо причинам нельзя проводить лучевую терапию груди. Не существует связи между видом операции и необходимостью либо отсутствием необходимости проведения химиотерапии. Также нет связи между видом операции и риском метастазирования или смерти в будущем.

Когда необходимо полное удаление груди, нужно решить, следует ли проводить операцию с одновременным восстановлением, или же сделать реконструкцию груди позже, после завершения лечения рака молочной железы. У одновременной реконструкции есть косметические преимущества, но в то же время есть и недостатки: более длительная продолжительность операции означает возможность большего количества осложнений. Во время выздоровления после операции боли будут сильнее. В некоторых случаях, операция является только началом процесса реконструкции, который продолжается параллельно с химиотерапией — две вещи, которые не просто перенести одновременно. Желательно до принятия решения о реконструкции проконсультироваться с хирургом, онкологом и пластическим хирурга до по данному вопросу.

Практически всем пациенткам с раком груди в России продолжают удалять все лимфатические узлы, вместо того, чтобы порекомендовать биопсию «сторожевых» – сигнальных – лимфатических узлов. Последствия полного удаления лимфатических узлов широко известны: тяжелые отеки рук, серьёзное ухудшение качества жизни женщин.

Только гистологическое исследование лимфатических узлов после операции может дать достоверный ответ, распространились ли клетки опухоли в подмышечные лимфатические узлы. Всего несколько лет назад неотъемлемой частью лечения было полное удаление подмышечных лимфатических узлов — акссиллярная (подмышечная) лимфаденэктомия.

Полное удаление лимфатических узлов рекомендовали как при мастэктомии, так и при частичном удалении груди. Ради шанса вылечиться от рака пациентки пожизненно терпели тяжелые последствия этого метода — такие, как отёки рук.
Хорошей новостью для пациенток стало применение новой технологии — исследования сигнальных – «сторожевых» лимфатических узлов ( также называемая сентинел биопсия).

Благодаря многолетнему изучению рака молочной железы и его «поведения» врачи и ученые пришли к выводу, что раковые клетки прежде всего проникают в один или несколько лимфатических узлов, которые расположены непосредственно в первой линии на выходе лимфы из молочной железы в подмышку. Именно поэтому они получили название «сторожевые».

Только попав в эти лимфоузлы, клетки опухоли могут распространиться в более отдаленные лимфоузлы, что впоследствии приводит к вторичному процессу в другие органы (метастазы).

За день до операции пациентке в отделении ядерной медицины клиники «Хадасса» вводят радиоактивный изотоп, а затем особый синий краситель. Эти вещества также как и раковые клетки проникают, прежде всего, в первые лимфоузлы.

При операции хирург определяет эти лимфоузлы, удаляет их и отправляет на гистологическое экспресс-исследование. Если раковые клетки не обнаруживаются, это означает, что и другие лимфатические узлы не поражены, поэтому их не удаляют.

В противном случае, в процессе операции хирург удаляет все подмышечные лимфатические узлы на стороне поражения.

Нужна ли эта проверка каждой пациентке? В исключительных случаях, когда после пальпации хирурга, маммографии и ультразвукового исследования, не ясно, какая операция предпочтительнее, необходимо выполнить МРТ , чтобы выбрать наиболее подходящий вид операции. Это решение принимают хирург и радиолог.

Рак молочной железы может метастазировать в кости, легкие и печень. Наличие метастаз в этих местах можно проверить при помощи Компьютерной Томографии грудной клетки и брюшной полости, а также сканирования костей. ПЭТ КТ это более инновационное сканирование, оно позволяет обнаружить метастазы, но только если они больше 7 мм. Сканирование костей более чувствительно к выявлению костных метастазов. При опухолях очень маленького размера, на ранней стадии, нет потребности в обширном обследовании перед операцией. Когда размер опухоли больше и выше вероятность метастазов, необходимо сделать обследования перед операцией.

7. Важно ли генетическое тестирование на стадии принятия решений по лечению рака груди?

Когда и кто должны его пройти? Лишь у 10% пациенток с раком молочной железы имеются мутации, известные нам, поэтому в 90% случаев генетическая проверка не нужна в начале лечения. Даже носительницы мутации в данный момент должны лечить рак молочной железы, так что любые профилактические процедуры , или, скорее, лечение, призванное снизить риск развития рака молочной железы снова, можно отложить на этап после завершения лечения, или на то время, когда пациентка сможет обсуждать другие темы. В исключительных случаях, генетическое тестирование помогает принять решение, идти ли на полное удаление груди или нет. В этих случаях хирург порекомендует выполнить тест на начальном этапе.

Удаление яичников касается только носительниц генетической мутации BRCA. Главной проблемой в настоящее время является рак молочной железы. Надо заботиться о его лечении. Снижение риска других заболеваний, могут и должны ждать, пока вы не вылечите рак молочной железы.

Узнать подробнее о лечении рака груди в клинике «Хадасса»: Лечение рака молочной железы в Израиле

Для бесплатной индивидуальной консультации заполните форму ниже.

источник

Врачи зачастую затрудняются объяснить, почему одна женщина заболевает раком груди, а другая — нет. Среди самих женщин бытуют мифы, которые могут помешать распознать беду вовремя и воспринимать болезнь адекватно.

Ляля Булкина · 20 марта 2008

Факт: Самостоятельное обследование молочной железы можно проводить и в душе, однако мокрыми и скользкими руками в мыльной пене трудно как следует ощупать грудь. Кроме того, холодная вода или воздух вызывают сокращение молочной железы и сосков. Женщины старше двадцати лет должны ежемесячно выполнять самостоятельное обследование молочной железы в трех положениях: лежа, стоя и стоя перед зеркалом (чтобы выявить визуальные изменения молочной железы).

Каждый месяц в первой половине месячного цикла на 2-3 день после окончания менструации нужно обследовать грудь самостоятельно.

Разденьтесь до пояса перед зеркалом. Внимательно осмотрите молочные железы, обращая внимание на все признаки ассиметричности, усиление венозного рисунка, изменение цвета груди или околососкового кружка. Произведите осмотр лежа, подложив под плечо подушку, а затем стоя, подняв руку и заложив ее за голову.

Факт: Хотя уплотнение молочной железы и в самом деле может быть признаком рака груди (а также ряда других заболеваний), оно наблюдается далеко не у всех женщин, у которых впоследствии было диагностировано это тяжелое заболевание.

Факт: по оценке специалистов, маммография позволяет выявить рак груди только в 85% — 90% случаев. Хотя подавляющее большинство аномалий молочной железы действительно можно выявить с помощью маммографии, некоторые аномалии просто невозможно обнаружить. Например, иногда аномалия остается незамеченной по той причине, что окружающие ее ткани молочной железы имеют такую же плотность, что и аномальные ткани. Если вы обнаружили уплотнение или любое другое изменение молочной железы, а маммография дала негативный результат (т.е. не подтвердила предполагаемый диагноз), вам следует все равно обратиться к врачу и пройти полное обследование, чтобы определить, не является ли новообразование злокачественным.

Факт: в большинстве случаев выделения из груди еще не являются признаком наличия злокачественного новообразования. Необъяснимые выделения (непрозрачные или прозрачные, молочной консистенции) появляются примерно у 20% женщин, так что это не такая уж и редкость. Приблизительно у 60% женщины выделения из сосков появляются в процессе самостоятельного осмотра молочной железы. Как правило, прозрачные, белые, желтые или зеленоватые выделения не указывают на наличие рака груди. А вот кровянистые или водянистые выделения уже считаются аномалией, но всего лишь в 10% случаев такие аномальные выделения являются признаком рака груди. В большинстве случаев кровянистые выделения вызваны наличием не злокачественных папиллом.

Факт: да, рак груди действительно является второй по численности причиной женской смертности (после рака легких), но этот диагноз еще не означает, что вы обречены на смерть. Приблизительно у 80% женщин, услышавших этот диагноз, отсутствуют метастазы (т.е. рак не распространился на близлежащие органы и лимфатические узлы). Примерно 80% из этих 80% после выявления заболевания живут еще как минимум пят лет, а многие и гораздо дольше. Даже больные с метастазами могут прожить еще несколько лет. Кроме того, не следует забывать о стремительном прогрессе в области лечения этого заболевания.

Факт: лечение рака груди действительно во многих случаях предусматривает хирургическое вмешательство. Однако щадящее лечение рака молочной железы (удаление опухоли молочной железы, за которым следует лучевая терапия) все чаще применяется для лечения рака груди на ранней стадии (например, протоковой карциномы).

Факт: мастэктомия (удаление пораженной заболеванием груди) еще не гарантирует полную защиту от этого заболевания в дальнейшем. У некоторых женщин происходит рецидив рака молочной железы на месте рубца после мастэктомии. Также не следует исключать возможность того, что заболевание успело распространиться на лимфатические узлы или другие органы тела, а в этом случае одной мастэктомии недостаточно для лечения. Также важно помнить, что ткани молочной железы простираются до шеи, расположены под руками и на груди, поэтому даже после мастэктомии некоторое их количество все равно остается. Мастэктомия действительно существенно уменьшает вероятность повторного заболевания РГ, но такая вероятность существует до тех пор, пока в организме женщины остается ткань молочной железы.

Факт: коэффициент смертности пожилых женщин, страдающих РГ, стабильно растет, что можно объяснить тем фактом, что многие пожилые женщины пренебрегают лечением после диагностики заболевания. Хотя у женщин пожилого возраста заболевание развивается медленнее, оно протекает агрессивно и быстро распространяется на другие органы тела.

Факт: хотя для некоторых типов рака пятилетний период жизни после диагностики и лечения в самом деле означает выздоровление, РГ это не касается. Вероятность рецидива РГ особенно высока в первые два года после лечения, но это заболевание может повторно развиться в любое время и через какой угодно срок, независимо от того, сколько лет прошло с момента диагностирования заболевания.

Факт: оптимизм и позитивное отношение к болезни ощутимо улучшает качество жизни, однако нет доказательств, подтверждающих, что позитивное мышление повышает шансы на выживание. Правда, иногда оптимизм — единственное, что остается перед лицом болезни, единственное, что заставляет вставать утром. Но чувства грусти, гнева и страха абсолютно естественны в случае заболевания РГ. Показной или фальшивый оптимизм только усугубляет чувство одиночества и препятствует борьбе с болезнью. Не обманывайте себя и окружающих, не скрывайте свои истинные чувства и обязательно принимайте поддержку родных и близких.

источник