Меню Рубрики

Распад ткани молочной железы железистый рак

Распад опухоли – явление довольно частое, его можно наблюдать у большинства больных злокачественными новообразованиями. Этот процесс приводит к еще большему ухудшению самочувствия пациентов, отравлению организма вредными продуктами обмена и даже возникновению угрожающих жизни состояний.

Опухолевый распад означает гибель клеток рака, которые разрушаются и выделяют токсичные продукты метаболизма. Это хорошо или плохо? Однозначно ответить сложно.

С одной стороны, на фоне распада происходит сильная интоксикация, с другой – это чаще всего результат лечения, которое и призвано разрушать раковые клетки, поэтому такой процесс можно считать естественным проявлением противоопухолевой терапии.

Однако нужно учитывать, что больным в этот период может потребоваться экстренная помощь, поэтому постоянное наблюдение в условиях стационара необходимо.

Распад злокачественной опухоли может происходить спонтанно или под действием специфической терапии, как уже говорилось выше. Спонтанно, то есть сама собой, чаще распадается опухоль крупных размеров, поскольку за увеличением клеточной массы могут попросту не успевать сосуды, и тогда неизбежно нарушение кровоснабжения, гипоксия и некроз. Новообразования, располагающиеся на коже или в слизистой желудка и кишечника могут быть травмированы механически, действием соляной кислоты и ферментов, поэтому риск их разрушения особенно высок. Некоторые опухоли, в частности, лимфома Беркитта и лейкозы, сами по себе склонны к опухолевому распаду, и это нужно учитывать при лечении таких пациентов.

Некроз клеток рака провоцирует развитие так называемого синдрома быстрого распада опухоли (тумор-лизис синдром), проявляющегося сильнейшей интоксикацией. Гибель большого числа клеток приводит к высвобождению мочевой кислоты и ее солей, калия, фосфатов, производных молочной кислоты, которые попадают в кровоток, разносятся по организму, существенно нарушают кислотно-щелочное равновесие и повреждают внутренние органы. В крови создается состояние ацидоза – закисленности (лактатацидоз), которое, вкупе с обезвоженностью, может нанести серьезный удар по работе почек.

Метаболические изменения при распаде раковой опухоли включают:

  • Повышение уровня мочевой кислоты и ее солей в крови;
  • Увеличение концентрации фосфатов и снижение кальция;
  • Гиперкалиемия – повышение концентрации калия;
  • Ацидоз (закисление) внутренней среды организма.

Обычно описанные изменения сопутствуют лечению и могут сохраняться еще несколько дней после окончания химиотерапии.

Циркуляция в крови значительного количества мочевой кислоты и ее солей может привести к закрытию ими просветов почечных канальцев, собирательных трубочек, что чревато развитием острой почечной недостаточности (ОПН). Особенно высок риск таких изменений у пациентов, имевших до заболевания или начала противоопухолевой терапии какие-либо нарушения со стороны почек. Кроме того, ацидоз и обезвоживание и способствуют, и усугубляют проявления ОПН.

Выход фосфатов из разрушенных клеток рака провоцирует снижение содержания кальция в сыворотке крови, что сопровождается судорогами, сонливостью, а увеличение калия, поступающего из очага опухолевого роста, может привести к сердечным аритмиям, подчас смертельным.

Помимо указанных метаболитов, клетки рака способны выделять ферменты и другие агрессивные продукты жизнедеятельности, поэтому процесс распада опухолевой ткани может осложниться воспалением, инфицированием с нагноением или повреждением крупного сосуда с кровотечением. Эти осложнения затрудняют лечение, ухудшают самочувствие больных и могут стать причиной сепсиса и тяжелой кровопотери.

Симптомы распада опухолевой ткани разнообразны, но очень похожи у большинства пациентов. Это:

  • Выраженная слабость, усиливающаяся изо дня в день;
  • Утомляемость;
  • Лихорадка;
  • Диспепсические нарушения – тошнота, рвота, боли в животе, снижение или отсутствие аппетита, нарушения стула;
  • При поражении нервной системы возможно нарушение сознания вплоть до комы, судороги, изменение чувствительности;
  • Аритмии, на фоне ОПН – часто желудочковые, возможна остановка сердца;
  • Прогрессирующее похудание, крайняя степень которого – раковая кахексия (истощение);
  • Изменения со стороны кожи и слизистых – бледность, желтушность, синюшность при нарушении функции печени, микроциркуляции.

При разных видах рака, помимо описанных общих симптомов, могут быть и другие признаки, характерные для конкретной локализации опухоли.

Так, распад опухоли молочной железы часто служит поводом для отнесения заболевания к четвертой стадии. Массивный некроз клеток, вовлечение кожи, инфицирование ведут к образованию больших и длительно незаживающих язв, которые в большинстве случаев не дают онкологу приступить к противоопухолевой терапии как можно быстрее, поскольку последняя может еще больше усугубить раковый распад. В то время как больной проводится антибактериальная и дезинтоксикационная терапия, опухоль продолжает расти и прогрессировать, часто не оставляя шанса для хирургического лечения. Вопрос лечения распадающихся опухолей груди стоит очень остро, тем более учитывая большую частоту поздних обращений и запущенных форм заболевания среди женщин.

Опухоли желудка склонны к распаду при больших размерах, тогда высока вероятность перфорации стенки органа и выхода содержимого в брюшную полость – перитонит. Такой перитонит сопровождается сильнейшим воспалением, инфицированием брюшины продуктами пищеварения и может привести к смерти, если больному не будет оказана неотложная помощь. Другим проявлением распада опухоли желудка может стать массивное кровотечение, которое проявляется рвотой с кровью типа «кофейной гущи», слабостью, тахикардией, падением артериального давления и др.

Распад злокачественных опухолей кишечника опасен повреждением сосудов кишечной стенки и кровотечением, а в прямой кишке возможно не только присоединение сильного воспаления, инфицирования и нагноения, но и образования свищевых ходов в другие органы малого таза (мочевой пузырь, матка у женщин).

Распад злокачественной опухоли легкого чреват проникновением воздуха в плевральную полость (пневмоторакс), массивным кровотечением, а к привычным симптомам кашля, одышки, боли добавляется отхождение большого количество зловонной мокроты гнилостного характера.и

Опухоли матки склонны к распаду при значительных размерах новообразования. При разрушении клеток рака происходит выраженное воспаление и инфильтрация окружающих тканей, а в мочевой пузырь и прямую кишку образуются свищи, через которые неопластический процесс будет распространяться на эти органы. Распад рака этой локализации сопровождается сильной интоксикацией, лихорадкой, распространенным характером воспаления в малом тазу.

Признаки начинающегося распада злокачественной опухоли – всегда тревожный «звонок», который не должен оставаться без внимания, поэтому любое ухудшение самочувствия у пациента должно быть поводом для исключения этого опасного состояния. Особенно важно контролировать состояние больных, проходящих противоопухолевое лечение.

Лечение синдрома распада опухоли должно проводиться только под контролем специалиста и в условиях стационара. Оно включает:

  1. Противорвотные препараты, сорбенты, слабительные средства при запорах, при неэффективности – клизмы, которые не только выводят каловые массы, но и способствуют уменьшению интоксикации продуктами обмена.
  2. Инфузионная терапия для коррекции кислотно-щелочного равновесия – введение препаратов кальция, раствора глюкозы с инсулином, гидроксида алюминия при повышении фосфатов в сыворотке крови, гидрокарбоната натрия. Пожалуй, ацидоз при распаде опухоли – единственный обоснованный случай (столь печально популярного) применения соды при раке, но такое лечение должно проводиться только специалистом и под строгим контролем кислотно-щелочного состояния крови.
  3. Гемодиализ при появлении признаков острой почечной недостаточности.
  4. Антиаритмическая терапия при нарушении ритма сердца.
  5. В случае анемии показано назначение препаратов железа.
  6. Обезболивающие и противовоспалительные средства, которые, помимо купирования болевого синдрома, способствуют уменьшению лихорадки.
  7. Полноценное питание и адекватный питьевой режим.

До начала химиотерапии в целях профилактики осложнений необходимо обильное питье и регидратационная терапия в течение 24-48 часов.

При адекватной профилактике синдрома распада опухолевой ткани прогноз в целом благоприятный, а гемодиализ при развившейся ОПН способствует практически полному восстановлению функции почек. Залог успешной борьбы с этим опасным явлением – бдительность пациента и постоянный контроль со стороны врача.

Синдром распада опухоли – симптомокомплекс, обусловленный быстрым разрушением большого количества клеток злокачественной неоплазии. Обычно возникает при лечении болезней системы крови, реже – при терапии других онкологических заболеваний. Сопровождается метаболическими расстройствами, которые становятся причиной развития аритмии, брадикардии, судорог, расстройств сознания, острой почечной недостаточности, поноса или запора, тошноты, рвоты, кишечной непроходимости и других нарушений деятельности различных органов и систем. Диагностируется на основании симптомов и данных лабораторных анализов. Лечение – инфузионная терапия, симптоматическая терапия, гемодиализ.

Синдром распада опухоли – ургентное состояние, возникающее в процессе консервативного лечения онкологических заболеваний. Чаще всего диагностируется при острых лимфобластных лейкозах и лимфомах, реже – при хронических лейкозах и солидных новообразованиях различной локализации. Синдром распада опухоли обычно выявляется на фоне приема химиопрепаратов или после завершения химиотерапии, реже наблюдается при проведении лучевой терапии, в отдельных случаях развивается спонтанно. Сопровождается возникновением острой почечной недостаточности, обусловленной гиперурикемией. Представляет угрозу для жизни больного, требует неотложной коррекции. Лечение осуществляют специалисты в сфере онкологии, урологии и реаниматологии.

Обычно синдром распада опухоли развивается в процессе лечения злокачественных новообразований, что обусловлено интенсивным разрушением клеток опухоли под действием химиопрепаратов либо лучевой терапии. Лейкозы и лимфомы, особенно – лимфома Беркитта имеют изначальную склонность к такому распаду, усугубляющуюся после начала лечения. Риск развития синдрома распада опухоли увеличивается при новообразованиях больших размеров. Из-за относительно медленного роста сосудов, не успевающих за быстрой пролиферацией опухолевых клеток, в крупных опухолях часто образуются участки с недостаточным кровоснабжением. Эти участки могут некротизироваться как спонтанно, так и при проведении терапии, травматизации неоплазии или ухудшении кровообращения, обусловленном различными факторами (изменением состояния больного, сдавлением крупного питающего сосуда и т. д.).

При синдроме распада опухоли в течение короткого периода времени разрушается большое количество злокачественных клеток, содержащих фосфаты и пуриновые нуклеотиды. Нуклеотиды метаболизируются в печени с образованием мочевой кислоты. В крови резко возрастает уровень мочевой кислоты, фосфора, калия и некоторых других веществ. Наряду с перечисленными расстройствами при синдроме распада опухоли развивается лактацидоз, обусловленный нарушением функций печени вследствие поражения отдаленными метастазами и/или токсического воздействия продуктов распада неоплазии на клетки органа.

Возникают характерные для синдрома распада опухоли расстройства кислотно-щелочного и водно-солевого обмена, оказывающие негативное влияние на деятельность всех органов и систем. Все это происходит на фоне истощения, метастатического поражения лимфоузлов и отдаленных органов, лейкоцитоза, анемии, расстройств иммунитета и предшествующего накопления токсичных метаболитов в крови, что еще больше ухудшает ситуацию и может стать причиной резкой декомпенсации состояния пациента с синдромом распада опухоли.

Из-за закисления крови снижается pH мочи. Кристаллы мочевой кислоты осаждаются в мозговом веществе, собирательных трубочках и почечных канальцах, препятствуя фильтрации и выведению мочи. Отмечается снижение почечного клиренса и уменьшение скорости фильтрации почек. Дополнительным фактором, усугубляющим нарушения функции почек при синдроме распада опухоли, является гиперфосфатемия, сочетающаяся с гипокальциемией. Из-за снижения уровня кальция в крови повышается уровень паратиреоидного гормона, стимулирующего выведение фосфатов из организма.

В результате действия этого гормона в ткани почек пациентов с синдромом распада опухоли откладываются соли кальция, также препятствующие фильтрации и выведению мочи. Возникают азотемия, олиго- или анурия, сопровождающиеся накоплением токсичных продуктов обмена в организме. Развивается острая почечная недостаточность, представляющая угрозу для жизни больного синдромом распада опухоли. Гипокальциемия и гиперкалиемия становятся причиной нарушений деятельности сердечно-сосудистой системы. Расстройства обмена влекут за собой нарушения функций центральной нервной системы и системы пищеварения.

Выделение распадающимися клетками ферментов, образование очагов некроза и снижение иммунитета способствуют развитию воспаления, присоединению инфекции и последующему нагноению в зоне распада новообразования и прилегающих тканей. Инфекционные осложнения еще больше ухудшают состояние больного с синдромом распада опухоли, затрудняют процесс лечения и могут становиться причиной развития сепсиса. Еще одним опасным осложнением данного состояния является расплавление крупного сосуда, сопровождающееся обильным кровотечением.

Развитие синдрома распада опухоли сопровождается ухудшением состояния больного. Возникают прогрессирующая слабость и гипертермия. Отмечаются диспепсические расстройства: боли в животе, тошнота, рвота, отсутствие аппетита, запоры или диарея. При поражении ЦНС наблюдаются судороги, парестезии и нарушения сознания. Поражение сердечно-сосудистой системы при синдроме распада опухоли проявляется брадикардией, аритмией и артериальной гипотонией. О развитии почечной недостаточности свидетельствуют олигоурия или анурия. У пациентов с синдромом распада опухоли нередко возникает желтушность кожных покровов вследствие нарушения функций печени.

Наряду с общей симптоматикой наблюдаются проявления, обусловленные локализацией новообразования. При распаде рака молочной железы образуются крупные язвы. Синдром распада опухоли желудка и кишечника может осложняться расплавлением сосуда с последующим кровотечением или перфорацией стенки органа и развитием перитонита. При распаде рака легкого возможны кровотечения, возникновение пневмоторакса и отхождение обильной гнилостной мокроты.

Диагноз выставляют на основании клинических проявлений, данных лабораторных анализов и инструментальных исследований. Первым настораживающим признаком обычно становится уменьшение количества выделяемой мочи. Для выявления синдрома распада опухоли определяют уровень креатинина, мочевой кислоты, фосфатов и кальция в сыворотке крови. Оценивают состояние печени с учетом результатов печеночных проб. При необходимости назначают ЭКГ, КТ и УЗИ почек.

Незначительные обменные нарушения корректируют в амбулаторных условиях. При появлении признаков развернутого синдрома распада опухоли пациентов госпитализируют в отделение онкологии или реанимации (в зависимости от тяжести состояния и выраженности нарушений). При тошноте и рвоте назначают противорвотные средства. При запорах применяют слабительные и клизмы. При аритмии используют антиаритмические препараты. Для коррекции водно-солевых и кислотно-щелочных нарушений больным с синдромом распада опухоли проводят инфузионную терапию. Осуществляют контроль диуреза и коррекцию питьевого режима. В тяжелых случаях пациентов направляют на гемодиализ. При необходимости назначают анальгетики и противовоспалительные средства.

Читайте также:  Первая стадия рака молочной железы прогнозы

При своевременном начале лечения прогноз при синдроме распада опухоли обычно благоприятный. После коррекции метаболических нарушений наблюдается восстановление функции почек. При отсутствии либо позднем начале терапии синдрома распада опухоли возможен летальный исход вследствие острой почечной недостаточности, остановки сердца или осложнений, обусловленных распадом новообразования (внутреннего кровотечения, перитонита вследствие перфорации стенки полого органа либо тяжелых инфекционных осложнений).

Меры по предотвращению развития синдрома распада опухоли включают в себя обильное питье за 1-2 дня до начала приема химиопрепаратов, а также регулярный контроль уровня креатинина, мочевой кислоты, фосфатов и кальция в сыворотке крови. В первую неделю лечения анализы осуществляют ежедневно. При появлении клинических или лабораторных признаков синдрома распада опухоли лабораторные тесты проводят несколько раз в день.

Онкологические заболевания до сих пор не изучены досконально, и иногда происходят непредвиденные процессы в организме, вызванные раковым разрастанием тканей. Один из них – распад опухоли, когда патологические клетки прекращают свой рост и начинают выводиться естественным путем. В некоторых случаях это происходит в пользу лечения, но иногда и угрожает жизни больного. Выведение злокачественного очага может происходить самостоятельно или после проведения некоторых лечебных процедур таких, как химиотерапия или лучевое облучение тканей.

Наиболее благоприятно процесс происходит на начальном этапе, когда еще не началось прорастание на близлежащие органы, в противном случае ткани отделяются и попадают на соседние органы, вследствие чего формируются вторичные опухоли или метастазы с типичными симптомами.

После того, как начался распад, задачей онкологов является ускорить этот процесс, сделать безопасным для пациента. Для этого применяют некоторые медикаментозные препараты, противоопухолевые средства, мочегонные, потогонные.

Распад злокачественного очага может совершаться благоприятно и легко, без выраженных симптомов, когда клетки выделяются естественным путем, опасным есть выделение рака через раны, когда образуются язвенные поражения кожи, гнойные мешки, или же рак отделяется на другие органы, что считается серьезным осложнением, может иметь летальный исход.

Распадающаяся злокачественная ткань – это опухоль, которая приостановила свой рост. Когда больной с целью лечения выбирает голодание, то организм с целью питания начинает перерабатывать клетки, которые не имеют для него особого значения, избавившись от которых не будет серьезных утрат. Это касается злокачественных очагов, потому на раннем этапе заболевания, голод позволяет положительно воздействовать на лечение, но только в случае, когда опухоль остановила свое развитие, симптомы прекратились. Также эффект от голодания будет зависеть от размеров и локализации. Наиболее благоприятно это происходит при небольшом очаге патологии, при его расположении ближе к кожному покрову.

Основной очаг удаляется хирургическим путем, после этого есть риск метастазирования, потому назначается химиотерапевтическое лечение. Опухоль, которая распадается, чаще всего выходит через кожу. Основной задачей при этом для медиков является очистка язвенных зон выхода рака. Параллельно проводится лечение для исключения интоксикации организма клетками.

После проведения химиотерапии, а также вследствие распада могут происходить изменения в организме, проявляются такие симптомы:

  • гипохромная анемия;
  • лейкоцитопения;
  • токсическое поражение печени, гепатит, поражение миокарда;
  • нарушение психики, после проявляется суицидальное настроение, отказ от лечения и еды;
  • острые психозы, другие психические нарушения;
  • язвенные проявления на коже, метастазирование.

Чаще всего злокачественные ткани начинают свой распад после курса химиотерапии, на что он и направлен. Также случается беспричинный, спонтанный распад ракового процесса, который сложно определить и нельзя предугадать до начала проявления симптомов. Воздействие противоопухолевых препаратов приводит к деструкции патологических тканей, обезвоживание организма при этом способствует, эффект такой же, как и после продолжительного голодания.

Распаду предшествует остановка роста опухоли. Почему это происходит? Когда опухоль обретает больших размеров, в ней могут образоваться кровеносные сосуды, а кислородное голодание приводит к гибели. Такое происходит по невыясненным причинам, после чего продукты распада всасываются в кровь, а так, как в первую очередь все токсические вещества выводятся, то погибшие раковые клетки выходят естественным путем.

Благоприятный исход после распада зависит от возраста пациента, величины злокачественного процесса, функционирования организма, иммунной системы и подхода в лечении. В некоторых случаях этот процесс нужно не только оставить в покое, но и всякими вариантами предупредить, в силу невозможности благоприятного исхода.

Как уже упоминалось выше, удалить раковый распад можно естественным путем или же прибегая к хирургическому лечению. Преимущество отдается первому варианту, это вполне разумно, так как выведение посредством аутолиза не противоречит физиологическим процессам организма. После голодания можно наблюдать облегчение симптомов, рак постепенно приостанавливается, проходит болезненность, но при этом больной испытывает дискомфорт в связи с поражением кожи или другого органа, через который происходит выход патологических клеток.

При твердой консистенции опухоли ее выход затрудняется и одного голодания будет недостаточно. Потому параллельно назначается химиотерапия или другой вариант лечения.

Клинически были случаи, когда раковый процесс, который наблюдался у мужчины около 20 лет, после продолжительного голодания рассасывался и не было случаев рецидива. Потому есть необходимость на современном этапе обратить внимание на такой вариант лечения, что позволит лечить рак даже у безнадежно больных.

Неблагоприятный распад в кровеносное русло может потребовать гемодиализ. Но когда диагностика показывает риск распада необходимо провести профилактику.

Распад опухоли представляет собой процесс разрушения значительного количества раковых клеток. Лизис патологических тканей (растворение раковых клеток и их систем) является ответом организма на применение цитостатических препаратов. На первый взгляд такая реакция может считаться позитивным эффектом, но с медицинской точки зрения это явление крайне опасно для здоровья онкобольного человека.

Причины распада опухоли и лизиса онкологических тканей включают:

  1. Химиотерапевтическое лечение лейкозов и лимфобластом.
  2. Лучевую и цитостатическую терапии опухолей внутренних органов.
  3. В некоторых случаях медики констатируют самопроизвольный распад опухоли (злокачественного новообразования), еще до начала противоракового лечения.

Распад опухоли проявляется совокупностью таких симптомов и включает следующие признаки:

  1. Гиперкалиемия – резкое увеличение количества калия в кровеносной системе, что может вызвать внезапную остановку сердца. Очень часто в процессе распада раковой опухоли у больных раком пациентов наблюдаются изменения в сердечном ритме.
  2. Гиперфосфатемия. Распад онкологического очага может сопровождаться выбросом фосфатных соединений в кровь. Такие больные, как правило, отмечают регулярную сонливость. У некоторых людей повышается склонность к развитию судорожного симптома.
  3. Гиперурикемия – патологическое повышение содержания мочевины в кровеносном уровне. Такое состояние организма может привести к развитию острой почечной недостаточности, что особенно опасно для жизни онкобольного.

Перед началом проведения противораковых процедур больному в обязательном порядке проводится лабораторное исследование крови и мочи. Также, во время приема курса химиотерапии пациентам осуществляется динамический мониторинг жизненно важных показателей кровеносной и мочеиспускательной систем.

Больным, находящимся на стадии лизиса злокачественного новообразования, рекомендуется провести капельное введение 45% раствора хлорида натрия. Уменьшение количества калия в крови достигается двумя способами: перемещением ионов внутрь структурных компонентов фармацевтический препаратов (глюкоза, инсулин и гидрокарбонат натрия) и интенсивным выведением калия через почки (фуросемид, диакарб и другие диуретики).

Способы терапии в зависимости от концентрации ионов калия в кровеносной системе организма:

  • Показатель калийемии не превышает 5.5 мЭкв/л.

Больным рекомендуется внутривенное введение изотонического раствора хлорида натрия в сочетании с одной дозой диуретических средств.

  • Уровень калия в крови находится в пределах 5.5-6.0 мЭкв/л.

В такой клинической ситуации, помимо капельного вливания натрия хлорида, пациенту вводится полторы дозы фуросемида или диакарба.

  • Превышение граничного показателя калия (6.0 мЭкв/л).

В таком состоянии в онкобольного могут наблюдаться нарушения сердечного ритма в виде аритмии. В данной ситуации, в первую очередь, больному вводится 10% раствор глюконата кальция в количестве 10 мл. Параллельно пациенту проводится капельное вливание фуросемида, инсулина и глюкозы. В случае крайней необходимости человеку проводится гемодиализ.

На сегодняшний день лечебные мероприятия по предотвращению последствий быстрого распада опухолевых тканей подробно разработаны и не требуют применения высокотехнологического оборудования.

Первоочередной задачей таких врачебных процедур является профилактика развития острой почечной недостаточности. Это достигается стимулированием почечной экскреции ионов калия, фосфора и мочевой кислоты. Такие мероприятия особенно актуальны для онкобольных с большим объемом злокачественных тканей. В период проведения химиотерапии больным, обычно, проводится капельное введение изотонических растворов совместно с диуретическими препаратами.

Следует отметить, что в процессе противоракового лечения необходимо осуществлять постоянный динамический контроль биохимических показателей кровеносной и мочевыводящей систем.

Профилактика формирования нефропатии достигается также методом стабилизации щелочной реакции мочи, который осуществляется применением инфузионных растворов гидрокарбоната натрия. Во время таких процедур существует высокий риск образования в почечных структурах нерастворимых солей.

В целом исход распада злокачественных тканей считается благоприятным при условии проведения адекватных профилактических процедур и постоянного контроля жизненно важных показателей крови. В этот период онкобольным пациентам рекомендуется пребывать в стационарном отделении онкологической клиники, где существует возможность оказания всей необходимой неотложной медицинской помощи.

источник

В структуре онкологической заболеваемости женщин РМЖ почти во всех экономически развитых странах занимает первое место. При этом, удельный вес впервые выявленных больных с III-IV стадиями приближается к 40%.

Среди больных РМЖ у 15% отмечается осложненное течение болезни в виде распада, и хотя этот вид ¬осложнения известен онкологам давно, лечение этой сложной группы пациенток остаётся актуальной проблемой. Актуальность проблемы заключается в отсутствии каких-либо фундаментальных работ, обобщающих своеобразное течение заболевания, закономерность и последовательность развития осложнений, отсутствие единой тактики лечения. Все это приводит к появлению разногласий в тех немногих публикациях, посвященных лечению пациенток с распадающимися формами РМЖ.

По мнению Портного С.М. (2006), проведение оперативного этапа лечения у больных с распадающимися формами РМЖ должно проводиться в рамках соблюдения максимальной радикальности, несмотря на наличие распада опухоли и кровотечение.

По данным ряда других авторов, перспективным направлением является индукционная химиолучевая терапия, позволяющая увеличить число оперированных больных за счет уменьшения массы первичной опухоли и позволяет определить индивидуальную чувствительность опухоли к терапии, что важно для выбора адъювантного лечения. При этом снижается частота метных рецидивов и отдаленных метастазов у больных МР РМЖ.

Наряду с этим, при лечении распадающихся форм РМЖ постоянно сохраняется вопрос о необходимости предоперационного облучения.

Немаловажным вопросом для практической онкологии является выбор наиболее оптимальной комбинации лучевой и лекарственной терапии, а также очередность их применения. Отсрочка хирургического удаления опухоли не исключает возможности диссеминации рака из первичного очага в случае неэффективности химиотерапии и возможности риска послеоперационных осложнений. Поэтому необходимым остаётся подбор рационального неоадъювантного лечения с оптимальным количеством курсов химиотерапии.

Таким образом, лечение распадающихся форм РМЖ является актуальной задачей, несмотря на использование современных схем лечения, а разработка новых подходов в лечении этой группы больных позволит улучшить непосредственные и отдаленные результаты лечения больных данной категории.

Больным, обратившимся в Ташкент¬ский городской онкологический диспансер, нами было проведено традиционное общеклиническое и маммологическое обследование: сбор анемнеза, физикальный осмотр, пальпации молочных желез, общеклинический анализ крови и мочи, биохимическое исследование крови, рентгенологическое исследование, включающее маммографию, ультразвуковое исследование, цитологическое исследование опухоли и лимфатических узлов, с обязательным предварительным и послеоперационным гистологическим исследованием. По показаниям для уточнения местно-распространенности опухолевого процесса и отдаленных метастазов проводили радиоизотопное исследование костей скелета, компьютерную и магнитно-резонансную томографию. Больные в зависимости от вида лечения были распределены на 3 группы:

В I группу вошли больные, получившие 4 курса предоперационной полихимиотерапии по схеме Доксорубицин + Кселода. У 9 больных отмечено уменьшение опухоли до 50%, у 34 больных – более 50%, у 2 больных наблюдалась стабилизация процесса. Токсичность от химиотерапии I-II степени отмечалась до 83% в этой группе, III степени – до 17%.

Во II группе больные, получившие 4 курса предоперационной полихимиотерапии по схеме САF (Доксорубицин, Фторурацил, Циклофосфан). У 17 больных отмечено уменьшение опухоли до 50%, у 20 больных – более 50%, у 4 больных наблюдалась стабилизация процесса. Токсичность от химиотерапии I-II степени отмечалась до 61% в этой группе, III степени – до 39%.

Всем больным в I и II группе было произведено оперативное вмешательство в объеме радикальной мастэктомии в различных модификациях. В I группе ранние послеоперационные осложнения не наблюдались, позднее послеоперационное осложнение наблюдалось у двоих пациенток в виде частого расхождения швов, за счет высокого натяжения кожных лоскутов. Во II группе у четырех пациентов отмечалось нагноение раны в раннем послеоперационном периоде и частичное расхождение швов. Больные I-II группы в послеоперационном периоде получили 4 курса адъювантной ПХТ по вышеуказанной схеме, также проведена лучевая терапия по радикальной программе.

В III группе больным изначально произведена операция в виде простой мас¬т¬эктомии. У девяти больных отмечалось нагноение раны в раннем послеоперационном периоде и расхождение швов. Всем больным из этой группы проведено 6 курсов адъювантной ПХТ по схеме СМF и лучевая терапия по радикальной программе.

Читайте также:  Гормонотерапия рака молочной железы анастрозол

В результате проведенных нами научных исследований можно сделать следующие выводы: проведение неоадъювантной ПХТ, радикальной мастэктомии и адъювантной химиолучевой терапии у больных раком молочной железы, осложненного распадом, позволяет достигнуть одногодичной безрецидивной у 88% и у 73% безметастатической выживаемости по сравнению с больными, которым проводилась простая мастэктомия и адъювантная химиолучевая терапия – 70% и 54,7% соответственно, проведение предоперационной ПХТ по схеме Доксорубицин + Кселода в составе комплексной терапии рака молочной железы, осложненного распадом, улучшает одногодичную безрецедивную выживаемость до 91,1%, безметастатическую – до 80,1% по сравнению с группой пациенток, получивших ПХТ по схеме CAF – 85,4% и 63,5% соответственно.

РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ – это злокачественная опухоль железистой ткани молочной железы. В мире это наиболее частая форма рака среди женщин, поражающая в течение жизни от 1:13 до 1:9 женщин в возрасте от 13 до 90 лет. Это также второе по частоте после рака легких онкологическое заболевание в популяции в целом (считая и мужское население). Количество случаев рака молочной железы в развитых странах резко увеличилось после 1970-х годов. За этот феномен считают частично ответственным изменившийся стиль жизни населения развитых стран (в частности то, что в семьях стало меньше детей и сроки грудного вскармливания сократились).

Поскольку молочная железа состоит из одинаковых тканей у мужчин и женщин, рак молочной железы иногда встречается и у мужчин, но случаи РМЖ у мужчин составляют менее 1% от общего количества больных РМЖ.

Рак молочной железы является одной из самых изученных и изучаемых форм рака. Древнейшее из известных описаний рака молочной железы (хотя сам термин «рак» еще не был известен и не использовался) было найдено в Египте и датируется примерно 1600 годом до нашей эры. Так называемый «Папирус Эдвина Смита» описывает 8 случаев опухолей или изъязвлений молочной железы, которые были подвергнуты лечению прижиганием огнем. Текст гласит: «От этой болезни нет лечения, она всегда приводит к смерти».

В течение многих столетий врачи описывали подобные случаи в своей практике с тем же печальным заключением. Никаких сдвигов в лечении рака молочной железы не происходило до тех пор, пока в XVII веке врачи не добились лучшего понимания работы кровеносной и лимфатической систем организма и не смогли понять, что рак молочной железы распространяется (метастазирует) по лимфатическим путям и в первую очередь поражает ближайшие – подмышечные – лимфатические узлы. Французкий хирург Жан-Луи Петит (1674-1750) и вскоре после него шотландский хирург Бенджамин Белл (1749-1806) были первыми, кто догадался удалять при раке молочной железы не только саму молочную железу, но и ближайшие лимфатические узлы и подлежащую грудную мышцу. Их успешная работа была подхвачена Уильямом Стюардом Холстедом, который в 1882 году ввел в широкую медицинскую практику технически усовершенствованный вариант этой опреации, которую он называл «радикальной мастэктомией». Операция стала настолько популярной при раке молочной железы, что даже получила название по имени ее изобретателя – «мастэктомия Холстеда» или «мастэктомия по Холстеду».

В настоящее время исследована экспрессия различных генов в опухолях молочной железы и выделены различные молекулярные типы опухоли. Клинически они имеют существенно различный риск развития метастазов и требуют различной терапии. Коллекция данных по экспрессии 17816 генов в опухолях молочной железы доступна он-лайн и используется не только для медико-биологических исследований, но и как ставший классическим тестовый пример для визуализации и картографии данных.

Существуют три основных пути улучшения результатов лечения рака молочной железы:

 первичная и вторичная профилактика,адекватное лечение.

Факторы риска развития рака молочной железы:

 отсутствие в анамнезе беременностей и родов;

 курение, особенно если оно начато в юном возрасте;

 поздняя менопауза (после 55 лет);

 отягощенный семейный анамнез (онкозаболевания у кровных родственников);

 больные, леченные по поводу рака женских половых органов;

 травма молочной железы в анамнезе;

 употребление экзогенных гормонов – при непрерывном употреблении экзогенных гормонов с целью контрацепции или лечения – более 10 лет.

Симптомы рака молочной железы на ранних стадиях заболевания могут отсутствовать или характеризоваться появлением в молочной железе небольших малочувствительных подвижных масс. Рост опухоли сопровождается нарушением ее подвижности, фиксацией, розоватыми или оранжевыми выделениями из соска.

Сигналы тревоги рака молочной железы:

 наличие уплотнений или опухолевидных образований в одной или обеих молочных железах;

 выделения из соска любого характера, не связанные с беременностью или лактацией;

 эрозии, корочки, чешуйки, изъявления в области соска, ареолы;

 беспричинно возникающая деформация, отек, увеличение или уменьшение размеров молочной железы;

 увеличение подмышечных или надключичных лимфоузлов.

Выявление врачом хотя бы одного из указанных «сигналов тревоги» требует срочного направления больной к онкологу-маммологу. Скрининг рака молочной железы проводится при физикальном обследовании молочной железы врачом любой специальности ежегодно, а также ежемесячного самообследования молочных желез. Маммография проводится женщинам от 35 до 50 лет раз в 2 года (при отягощенном личном и семейном анамнезе – 1 раз в год), женщинам после 50 лет – ежегодно. Профилактика рака молочной железы заключается в устранении факторов, способствующих его развитию, а также в оптимальной диспансеризации женщин с гиперпластическими процессами и своевременном адекватном их лечении, включая оперативные методы. Диагностика данного заболевания должна быть комплексная. Методами исследования являются узи молочных желез, термомаммография и маммо¬графия. Велика роль анализа крови на онкомаркер. Для установления типа опухоли делают гистологическое исследование тканей.

Рак молочной железы на ранних стадиях протекает бессимптомно и не причиняет боли. Обычно рак молочной железы обнаруживают до появления симптомов – либо на маммографии, либо женщина чувствует появление уплотнения в груди. Также может появиться не исчезающее в течение менструального цикла уплотнение в подмышечной ямке или над ключицей.

 прозрачные или кровянистые выделения из груди;

 изменение цвета или структуры кожи груди.

Г. ХАКИМОВ, Н. ШАЮСУПОВ, С. ПАК, А. МАДАЛИМОВ, Ташкентский городской онкологический диспансер.

источник

К сожалению, на данное время точные причины появления рака молочной железы медицине не известны. Опухоль развивается в связи с перерождением клеток железистой ткани груди, их мутацией и аномально быстрым делением.

Опухоль молочной железы у женщин проявляет себя так же, как и другие новообразования организма — клетки начинают изменяться и увеличиваться в количестве очень быстро. В итоге страшный диагноз — рак груди. В современной медицине этот недуг излечим более чем в 90 процентов случаев, однако, чем быстрее он будет диагностирован, тем выше шанс на выздоровление.

Как и при любой болезни есть те, кто более подвержен опасности появления рака груди.

К группам риска можно отнести следующие категории женщин:

  • У которых близкие родственники имели аналогичное заболевание;
  • Пользующиеся гормональными препаратами;
  • Не рожавшие, и не бывшие беременными;
  • У которых уровень эстрогена выше нормы;
  • С поздней беременностью (после 30 лет);
  • У которых менструация, наступила раньше обычного (до 12 лет);
  • С поздней менопаузой;
  • Попадавшие под воздействие радиации;
  • Старше 40 лет.

Этот процесс выражается в распаде и выведении из тела пациента клеток новообразований молочных желез. Он может начаться и самопроизвольно, но и быть результатом лечения. Бесконтрольный распад новообразования может привести к нежелательным, а иногда и к фатальным последствиям для организма. Иногда возникают новые очаги поражения, в нашем случае за пределами тканей женской груди, в других органах. Это, порой, приводит к осложнениям, а иногда и к смерти пациента.

На данном этапе медики стараются ускорить и максимально контролировать процесс распада и выведения тканей из организма. Назначаются медицинские средства, способствующие удалению излишней жидкости, противоопухолевые препараты.

Доброкачественные опухоли сами по себе не опасны и растут медленней злокачественных. Клетки подобных образований очень похожи на клетки здоровых тканей которые их окружают. Как правило, доброкачественные новообразования не распространяются в соседние органы.

Однако эти опухоли повышают риск возникновения злокачественных — последние чаще появляются при наличии первых.

Как правило, к симптомам доброкачественного новообразования молочной железы, которые может выявить у себя женщина, относятся проявление различных деформаций, утолщений и ощутимых тактильно, а зачастую, и видимых внешних изменений груди.

Доброкачественными новообразованиями являются:

  • Фиброаденома;
  • Филлоидная фиброаденома;
  • Папиллома внутрипротоковая;
  • Кисты;
  • Фиброзно — кистозная болезнь;
  • Липома.

Самый распространенный метод лечения — хирургическая операция — как правило, достаточно быстрая и не опасная. (хотя, в некоторых случаях, применяется и медикаментозное лечение, направленное на улучшение гормонального фона организма). При этом опухоль извлекается из тканей женской груди с капсулой.

Лечение доброкачественных образований необходимо в связи с тем, что под их видом могут развиваться различные формы рака. Поэтому удаление — профилактика возникновения злокачественных новообразований.

В лечении рака женской груди очень важно выявить болезнь на ранней стадии — это залог успешного выздоровления.

Основные симптомы это вида новообразования:

  • Визуальные и тактильные изменения груди, её деформация;
  • Боль в области молочной железы, отечность, раздражения;
  • Кровотечение из сосков;
  • Припухлость лимфатических узлов;
  • Слабость, отсутствие аппетита, головокружения, тошнота;
  • Язва в области груди, сильные боли (последняя стадия).

Не нужно ждать последней стадии, если есть подозрения — срочно на обследование в медицинское учреждение.

При самостоятельном обнаружении симптомов злокачественной опухоли молочной железы необходимо пройти профессиональную диагностику в медицинском учреждении.

Существует ряд методов выявления рака, они применяются, как правило, в комплексе. То есть врач — маммолог назначает несколько процедур.

Мероприятия проводимые в ходе обследования:

  • Осмотр, именно с него начинает врач — маммолог;
  • Рентгенография тканей груди (маммография);
  • Компьютерная томография;
  • Ультразвуковое исследование тканей груди;
  • Магнитно — резонансная томография;
  • Биопсия (определяется, рак ли это).

Самоосмотр, осмотр у врача и маммография — это ранняя диагностика. Она позволяет выявить новообразование. Остальные процедуры уточняют данные (природа, форма, размеры).

Долгое время считалось, что развитие доброкачественных новообразований не опасно для здоровья, и они не могут перерождаться в злокачественные. Но все же, со временем, стало известно, что это не так.

В чем же причины развития доброкачественных новообразований?

  • Мастопатия — развивается в связи с гормональным сбоем в организме. Признаки опухоли начинают проявлять себя более остро в период менструации, а после несколько стихают.
  • Фиброаденома — причиной развития, обычно, является травма тканей груди. В тоже время наблюдается на фоне гормонального расстройства.
  • Внутрипротоковая папиллома — по сути, разновидность мастопатии. Причина развития — также гормональный сбой.
  • Киста — развитие этого заболевания происходит из — за нарушения оттока секрета, появляется полость, заполненная жидкостью.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что в основе причин появления всех видов доброкачественных новообразований лежит, как правило, гормональный сбой организма.

В связи с тем, что образование практически всех видов опухолей у женщин связано с нарушениями гормонального фона женского организма, то лечение с помощью средств народной медицины направлено на нормализацию уровня гормонов. В растениях содержаться фитогормоны — за их счет нормализуется гормональный фон.

При подтверждении диагноза нужно быть уверенным, что не требуется оперативное вмешательство!

  • Компресс из Вербены:Варить одну ложку измельченной высушенной травы в двухстах миллилитрах воды в течении трех минут. После того как остынет намочить компресс в снадобье и приложить к тревожащему месту, прикрыть полимерным пакетом и куском плотной ткани. Делать утром и вечером на один час.
  • Медовые лепешки:Взять одну ложку меда и две ложки муки, тщательно размешать. Эту массу прилагать к больному месту. Компрессы прикладывать на время до восьми часов.
  • Сок картофеля — улучшает гормональный фон:Картофелины перетереть, выжать из них жидкость. Трехразовый прием по половине стакана. Принимать три недели, за двадцать минут до приема пищи, после этого нужно сделать перерыв в одну неделю и можно повторить.
  • Настой для улучшения баланса гормонов:Фенхель, ромашка, солодовый корень, пырей, алтей – всего по пятьдесят грамм. Заливаем кипятком, настаиваем четверть часа. Пить тремя дозами на протяжении дня.
  • Отвар из корок граната, коры дуба и калиновых веточек:Состав:
    • Гранатовые корки;
    • Кора с веточек калины;
    • Дубовая кора.

    Все компоненты по 30 грамм, смешать, затем — пятиминутная варка в двухстах миллилитрах воды. После чего дать отстояться три четверти часа. За пол часа перед приемом пищи в три приема. Перед употреблением процедить.

Важно помнить, что перед применением любых средств народной медицины нужна обязательная консультация врача!

Используя средства народной медицины нужно тщательно их дозировать и помнить о возможных аллергических реакциях на некоторые компоненты народных средств лечения.

источник

По данным мировой литературы, локальные рецидивы (ЛР) вариабельны по клинико-морфологическим проявлениям: по локализации, количеству опухолевых узлов, наличию кальцинатов, смещаемости опухоли, наличию инфильтрации прилежащих тканей, развитию осложнений (изъязвление или распад опухоли, прорастание соседних структур, присоединение инфекции).

Читайте также:  Может ли быть рак молочных желез у мужчин

T. Hanagiri и соавт. описали 8 больных с ЛР, сопровождающимися распадом опухоли и образованием обширных язвенных дефектов грудной стенки размером от 4,5 до 18 см.

Больные были успешно оперированы, 7 пациенток из 8 прожили без признаков прогрессирования болезни 3 года.

Внутрикожные отсевы опухоли, которые возникают вследствие распространения опухолевых клеток из рецидивной опухоли по лимфатическим сосудам кожи (раковый лимфангоит), встречаются в 9,3% случаев у больных с локальными рецидивами и являются неблагоприятным фактором прогноза.

Исследователи подчеркивают, что отсутствие клинических признаков при рентгенологически выявленном ЛР значительно улучшает показатели выживаемости по сравнению с пациентками, у которых рецидив имеет клиническую манифестацию.

По локализации выделяют следующие виды локальных рецидивов:

• ЛР в оставшейся части молочной железы после органосохраняющих операций (ipsilateral breast tumor recurrence);
• ЛР в области послеоперационного рубца (surgical scar) после операции любого объема (мастэктомии или органосохраняющей);
• ЛР в мягких тканях грудной стенки вне рубца (в пределах указанной выше анатомической области) после радикальной мастэктомии (РМЭ) (chest wall breast recurrence).

С патоморфологических позиций возникновение локальных рецидивов в области послеоперационного рубца и мягких тканей грудной стенки после РМЭ носит метастатический характер, так как рецидивная опухоль возникает вне ткани молочной железы.

Причинами возникновения таких рецидивов могут быть: имплантационное рассеивание опухолевых клеток при удалении первичной опухоли, а также распространение опухолевых клеток по анастомозам между глубоким лимфатическим сплетением и кожными лимфатическими сосудами.

Морфологическая диагностика метастатической природы опухоли возможна лишь в тех случаях, когда отсутствует основной опухолевый узел и имеются лишь раковые эмболы в лимфатических и кровеносных сосудах на фоне неизмененной ткани молочной железы или в участках фиброзно-кистозной мастопатии без атипической пролиферации эпителия, без фокусов рака in situ.

Одни авторы именуют все опухоли, возникшие в оставшейся части молочной железы после органосохраняющего лечения, ЛР, даже если локализация первичной и рецидивной опухолей не совпадает.

Другие авторы делят локальные рецидивы на истинные (true local recurrence) и вновь возникшие опухоли (new primary tumors). По мнению авторов, истинный ЛР возникает на расстоянии не более 3 см от ложа удаленной опухоли, а все остальные локализации неоплазии свидетельствуют о вновь возникших опухолях.

Авторы считают, что срок до возникновения новых опухолей больше, чем до возникновения рецидивов, а показатели 10-летней общей выживаемости больных с вновь возникшими опухолями составляют 87,5%, а в группе рецидивов — 61,9%.

Мы проанализировали клинико-морфологические характеристики локальных рецидивов у пациенток первично-операбельным раком молочной железы (РМЖ).

Средний размер рецидивной опухоли составил 2,75 см (от 0,3 до 12 см), причем в 60,3% случаев размер рецидивной опухоли не превышал 2 см; у 26,7% пациенток — от 2 до 5 см; в 13% случаев размеры опухоли превышали 5 см.

Следует отметить, что большинство ЛР возникло в области послеоперационного рубца (67,5%) одинаково часто после радикальной мастэктомии или радикальной резекции молочной железы; опухоль располагалась в оставшейся части молочной железы после органосохраняющего лечения у 25% пациенток и всего в 7,8% случаев — в области мягких тканей грудной стенки после РМЭ (рис. 16).


Рис. 16. Рецидив в области грудной стенки (слева) и в послеоперационном рубце (справа).

Необходимо отметить, что при возникновении опухоли в послеоперационном рубце доминировала локализация в его средней трети (62% случаев); при локализации рецидивной опухоли в оставшейся части молочной железы преобладала медиальная часть железы (56%); все рецидивы в мягких тканях грудной стенки располагались выше и на расстоянии не более 3 см от послеоперационного рубца, между среднеключичной и передней подмышечной линиями (рис. 17).


Рис. 17. Анатомическая локализация рецидивных опухолей.

ЛР в большинстве случаев не имели признаков инвазии в окружающие ткани (69% случаев); прорастание опухоли в грудную мышцу выявлено в 15,4% случаев, в дерму — в 11,5%, в 4,1% случаев опухоль прорастала дерму и грудную мышцу.

Мы обнаружили, что частота встречаемости таких факторов, как внутрипротоковый компонент опухоли, наличие раковых эмболов, лимфоидной инфильтрации стромы, мультицентричность в локальных рецидивах несколько меньше, чем в первичных опухолях, что может объясняться применением адъювантного лечения (табл. 14).

Таблица 14. Сравнение морфологических характеристик первичной и рецидивной опухолей

источник

Рак молочной железы – злокачественное новообразование молочной железы. Локальные проявления: изменение формы молочной железы, втягивание соска, морщинистость кожи, выделения из соска (часто кровянистые), прощупывание уплотнений, узелков, увеличение надключичных или подмышечных лимфоузлов. Наиболее эффективно хирургическое лечение в сочетании с лучевой или химиотерапией на ранних стадиях. На поздних стадиях отмечается метастазирование опухоли в различные органы. Прогноз лечения во многом зависит от распространенности процесса и гистологической структуры опухоли.

Согласно статистическим данным ВОЗ, ежегодно во всем мире диагностируется более миллиона новых случаев развития злокачественных опухолей молочных желез. В России этот показатель достигает 50 тысяч. Каждая восьмая американка заболевает раком молочной железы. Смертность от данной патологии составляет около 50% всех заболевших. Снижению этого показателя препятствует отсутствие во многих странах организованного профилактического скрининга населения для раннего выявления злокачественных новообразований молочных желез.

Анализ методики онкоскрининга молочной железы среди населения показывает, что смертность женщин, принявших участие в профилактической программе, на 30-50 процентов ниже, чем в группах, где профилактика не проводилась. Динамическое снижение показателей смертности от злокачественных образований молочных желез отмечается в тех странах, где проводятся профилактические мероприятия (обучение женщин самоисследованию молочных желез, врачебное обследование) на общенациональном уровне. Во многих регионах России до сих пор имеет место рост заболеваемости и смертности от рака молочных желез в связи с недостаточностью охвата населения профилактическими мерами.

В настоящее время рак молочной железы подразделяется более чем на 30 форм. Наиболее распространены узловые раки (уницентрический и мультицентрический) и диффузный рак (включает отечно-инфильтративную и маститоподобную формы). К редким формам можно отнести болезнь Педжета и рак грудных желез у мужчин.

Возникновению и развитию рака молочной железы способствуют определенные факторы:

  • Пол. В подавляющем большинстве рак молочной железы встречается у женщин, возникновение злокачественных образований у мужчин встречается в 100 раз реже;
  • Возраст. Чаще всего рак молочных желез развивается у женщин после 35 лет;
  • Осложненный гинекологический анамнез: нарушения менструального цикла, гиперпластические и воспалительные патологии половых органов, бесплодие, расстройства лактации;
  • Генетическая предрасположенность: имеющие место у близких родственников злокачественные образования, молочно-яичниковый синдром, раково-ассоциированные генодерматозы, сочетание рака молочной железы с саркомой, злокачественными опухолями легких, гортани, надпочечников;
  • Эндокринные и метаболические расстройства: ожирение, метаболический синдром, сахарный диабет, хроническая артериальная гипертензия, атеросклероз, патологии печени, поджелудочной железы, иммунодефицит.
  • Неспецифические канцерогенные факторы: курение, химические яды, высококалорийная несбалансированная диета, богатая углеводами и бедная белками, ионизирующая радиация, работа в несоответствии с биоритмами.

Необходимо помнить, что имеющие место факторы повышенного канцерогенного риска не обязательно приведут к развитию злокачественной опухоли молочной железы.

Рак молочной железы классифицируется по стадиям развития.

  • На I стадии опухоль не превышает 2 сантиметров в диаметре, не затрагивает окружающую железу клетчатку, метастазов нет.
  • IIа стадия характеризуется опухолью 2-5 см, не проросшей в клетчатку, либо опухолью меньших размеров, но затронувшую окружающие ткани (подкожную клетчатку, иногда кожу: синдром морщинистости). Метастазы на этой стадии также отсутствуют. Опухоль приобретает 2-5 см в диаметре. Не прорастает в окружающую подкожную жировую клетчатку и кожу молочной железы. Другая разновидность — опухоль того же или меньшего размера, прорастающая подкожную жировую клетчатку и спаянная с кожей (вызывает симптомы морщинистости). Регионарные метастазы здесь отсутствуют.
  • На IIб стадии появляются метастазы в регионарных лимфоузлах в подмышечной впадине. Нередко отмечают метастазирование во внутригрудные парастернальные лимфоузлы.
  • Опухоль IIIа стадии имеет в диаметре более, чем 5 сантиметров, либо прорастает в располагающийся под молочной железой мышечный слой. Характерен симптом «лимонной корки», отечность, втяжение соска, иногда изъязвления на коже железы и выделения из соска. Регионарные метастазы отсутствуют.
  • IIIб стадия характеризуется множественными метастазами подмышечных лимфоузлов или одиночными надключичными (либо метастазы в парастернальных и подключичных узлах).
  • IV стадия — терминальная. Рак поражает всю молочную железу, прорастает в окружающие ткани, дессиминирует на кожу, проявляется обширными изъязвлениями. Так же к четвертой стадии относятся опухоли любых размеров, метастазировавшие в другие органы (а также во вторую молочную железу и лимфоузлы противоположной стороны), образования, крепко фиксированные к грудной клетке.

На ранних стадиях рак молочной железы никак себя не проявляет, при пальпации можно обнаружить плотное образование в ткани железы. Чаще всего это образование женщина замечает при самообследовании, либо оно выявляется при маммографии, УЗИ молочных желез, другими диагностическими методами в ходе профилактических мероприятий. Без соответствующего лечения опухоль прогрессирует, увеличивается, прорастает в подкожную клетчатку, кожу, в мышцы грудной клетки. Метастазы поражают регионарные лимфатические узлы. С током крови раковые клетки попадают в другие органы и ткани. Рак молочной железы наиболее часто распространяет метастазы в легкие, печень и головной мозг. Некротический распад опухоли, злокачественное поражение других органов ведет к смерти.

Рак молочной железы склонен к быстрому метастазированию в регионарные лимфоузлы: подмышечные, подключичные, парастернальные. Далее с током лимфы раковые клетки распространяются по надключичным, лопаточным, медиастинальным и шейным узлам. Также может поражаться лимфосистема противоположной стороны, и рак может перейти на вторую грудь. Гематогенным путем метастазы разносятся в легкие, печень, кости, головной мозг.

Одним из важнейших методов раннего выявления рака молочных желез является регулярное и тщательное самообследование женщин. Самообследование женщинам, входящим в группу риска по раку молочной железы, а также всем женщинам старше 35-40 лет, желательно производить каждый месяц. Первый этап – осмотр груди перед зеркалом. Выявляют деформации, заметное увеличение одной груди по сравнению с другой. Определение симптома «лимонной корки» (втяжения кожи) является показанием к немедленному обращению к маммологу.

После осмотра производят тщательное ощупывание, отмечая консистенцию железы, дискомфорт и болезненность. Надавливают на соски для выявления патологических выделений. В диагностике рака молочной железы осмотр и пальпация позволяют обнаружить в ткани железы новообразование. Инструментальные методы диагностики позволяют детально исследовать опухоль и сделать выводы о её размере, форме, степени поражения железы и окружающих тканей. при подозрении на РМЖ проводится:

  • Рентгеновское обследование: маммография, дуктография.
  • УЗИ молочных желез. Ультразвуковое исследование дополняется исследованием региональных лимфоузлов и доплерографией.
  • Термография.
  • МРТ молочной железы.
  • Биопсия молочной железы. Последующее цитологическое исследование тканей опухоли показывает наличие злокачественного роста.
  • Дополнительная диагностика. Среди новейших методик обследования молочных желез также можно отметить сцинтиомаммографию, СВЧ-РТС.

Рак молочной железы – одно из наиболее поддающихся лечению плотных злокачественных новообразований. Небольшие опухоли, локализованные в тканях железы, удаляют, и, зачастую, случаев рецидивирования неметастазировавшего удаленного рака не отмечают.

Лечение рака молочной железы – хирургическое. Выбор операции зависит от размера опухоли, степени пораженности окружающих тканей и лимфоузлов.

  • Мастэктомия. Долгое время практически всем женщинам с выявленной злокачественной опухолью молочной железы производилась радикальная мастэктомия (полное удаление железы, расположенных рядом лимфатических узлов и мышц грудной клетки, располагающихся под ней). Сейчас все чаще производят модифицированный аналог операции, когда грудные мышцы сохраняют (если они не затронуты злокачественным процессом).
  • Резекция молочной железы. В случаях ранних стадия заболевания и небольших размеров опухоли в настоящее время производят частичную мастэктомию: удалению подвергается только участок железы, пораженный опухолью с небольшим количеством окружающих тканей. Частичная мастэктомия обычно сочетается с радиолучевой терапией и показывает вполне сопоставимые с радикальной операцией результаты излечения.

Удаление лимфатических узлов способствует снижению вероятности рецидивирования заболевания. После удаления их исследуют на присутствие раковых клеток. Если в удаленных во время операции лимфатических узлах обнаружены метастазы, женщины проходят курс лучевой терапии. Помимо прочего пациенткам с высоким риском попадания злокачественных клеток в кровоток назначается химиотерапевтическое лечение.

В настоящее время существует способ выявления рецепторов к эстрогену в клетках рака молочных желез. Они выявляются примерно у двух третей больных. В таких случаях есть возможность остановить развитие опухоли, применив гормонотерапию РМЖ.

После оперативного удаления злокачественной опухоли молочной железы женщины находятся на учете у маммолога-онколога, регулярно наблюдаются и обследуются для выявления рецидива или метастазов в другие органы. Чаще всего метастазы выявляются в первые 3-5 лет, затем риск развития новой опухоли уменьшается.

Самой надежной мерой профилактики рака молочной железы является регулярное обследование женщин маммологом, контроль за состоянием половой системы, ежемесячное самообследование. Всем женщинам старше 35 лет необходимо сделать маммографию.

Своевременное выявление патологий половых органов, нарушений гормонального баланса, обменных заболеваний, избегание действия канцерогенных факторов способствуют снижению риска возникновения рака молочных желез.

источник