Меню Рубрики

Семейный анамнез рака молочной железы

Жалобы (при поступлении, на момент курации)
на наличие уплотнения в левой молочной железе d=1,5см, эластическое, подвижное. На границе верхних квадратов диффузное уплотнение d=3.5 см.
на чувство тяжести, жжения в области сердца, на одышку и сердцебиение, возникающие при малейшей физической нагрузке, “ шум в ушах”, общую слабость.

История
настоящего заболевания

5.08.04 г. обнаружила уплотнение в левой молочной железе, 18.09.04 г. обратилась в поликлинику б. Семашко. Затем была обследована в онкологическом диспансере (ОД), где 28.09.04 г. сделаны цитологическое исследование (в доставленном материале №1- клеточные элементы эпителиальной злокачественной опухоли, №2- цитологическая картина метастазы опухоли), ФЛГ- N, УЗИ органов брюшной полости- N. Диагноз: c-r левой молочной железы. Потом госпитализирована (4.09.04г.) в стационар ОД для оперативного лечения.

Младенчество,детство,юность: родилась 17.10.1936г. в семье рабочих первым ребенком в Рязанской области Кораблинском районе с.Чемоданово. В развитии не отставала от своих сверстников. Детские дошкольные учреждения не посещала. В школу пошла в 7 лет. Закончила 6 классов.
Жилищные условия: проживает с мужем в 2-х комнатной квартире со всеми удобствами. Помещение сухое, теплое, светлое, чистое.
Питание: 3-4 раза в день, регулярно. Основное количество приема пищи приходится на обед, ужин. Качество и количество пищи хорошее. Употребляет овощи и фрукты в умеренных количествах.
Трудовой анамнез: работать начала с 13 лет в колхозе. В 20 лет переехала г. Рязань и устроилась продавцом в продовольственный магазин. Профессиональных вредностей не было. Проработала 28 лет. Сейчас пенсионерка.
Вредные привычки: нет
Половой анамнез: время наступления полового созревания — менструальный цикл начался в 12 лет, установился сразу по 5 — через 28 дней. Было 4 беременности, 3 родов. Первые роды в 22 года. Менструации закончились в 50 лет.
Перенесенные заболевания: нет
Аллергологический анамнез без особенностей.
Наследственность: в семье — отец болел раком поджелудочной железы; брат — раком легкого.
Гипертонической болезнью, сахарным диабетом никто не болел.
Настоящее состояние
больного
Общее состояние относительно удовлетворительное. Положение активное: легко изменяет свое положение в зависимости от обстоятельств. Сознание ясное: полностью ориентируется в обстановке, адекватно отвечает на вопросы. Лицо спокойное. Телосложение: рост-154см;вес-90кг.Конституция:нормостеник. Температура 36,8 ºС на момент курации.
Кожные покровы: при естественном освещении обычной окраски, без сыпи и пигментаций. Влажность кожных покровов обычная. Эластичность кожи обычная. Оволосение равномерное по женскому типу, ногти правильной формы, не изменены.
Видимые слизистые оболочки розового цвета, без высыпаний, влажные. Миндалины не выступают из-за дужек.
Подкожная клетчатка: кожная складка –
на животе – 3,5см, на латеральной стороне грудной клетки – 3см, на внутренней стороне плеча – 2см.
Лимфатическая система: лимфатические узлы не пальпируются.
Мышцы: мышечная система развита умеренно, тонус и сила мышц одинаковы с обеих сторон. Мышечных атрофий и гипертрофий, уплотнений не выявлено. Болезненность при пальпации отсутствует.
Кости: костная система развита хорошо. Со стороны костей черепа, позвоночника и конечностей патологических изменений не отмечается. Болезненность при пальпации грудины, ребер, трубчатых костей, позвонков, костей таза отсутствует.
Суставы: болей в покое и при физической нагрузке, хруста и выпота в суставах нет.
Система органов дыхания

Нос: дыхание свободное. Болевых ощущений, чувства сухости в носу, выделений нет.
Гортань: голос чистый. Боли при разговоре, глотании отсутствуют.
Легкие: кашля, кровохарканья, легочных кровотечений нет. Повышения температуры тела не отмечается.
Осмотр грудной клетки: грудная клетка нормостенической формы. Надчревный угол равен 90º. Симметричная. Ребра по боковым поверхностям направлены умеренно косо. Межреберные промежутки не выражены. Обе половины грудной клетки одинаково участвуют в акте дыхания. Число дыхательных движений в одну минуту 16 в покое. Дыхание глубокое, ритмичное. Патологических типов дыхания: Чейн – Стокса, Биота, Куссмауля, Грокко нет.
Пальпация грудной клетки: при пальпации грудной клетки болезненности, отечности не наблюдается. Резистентность грудной клетки обычная. Голосовое дрожание одинаково с обеих сторон в симметричных участках – не изменено. Шум трения плевры, хруст костных обломков отсутствуют.
Перкуссия грудной клетки:
1) сравнительная – над поверхностью обоих легких ясный легочный звук одинаковый в симметричных участках. Притуплений нет.
2) топографическая – высота стояния верхушки легких спереди над ключицей 3 см с обеих сторон; сзади – на уровне остистого отростка седьмого шейного позвонка. Ширина полей Кренинга 5 см с обеих сторон.

Нижняя граница легких правое левое
Окологрудинная линия Пятое межреберье _
Среднеключичная линия Шестое ребро _
Передняя подмышечная линия Седьмое ребро Седьмое ребро
Средняя подмышечная линия Восьмое ребро Восьмое ребро
Задняя подмышечная линия Девятое ребро Девятое ребро
Лопаточная линия Десятое ребро Десятое ребро
Околопозвоночная линия Остистый отросток одиннадцатого грудного позвонка Остистый отросток одиннадцатого грудного позвонка

Подвижность нижних краев легких (см):

правого легкого
линии на вдохе на выдохе суммирование
среднеключичная 2 2 4
средняя подмышечная 3 3 6
лопаточная 2 2 4
левого легкого
среднеключичная — — —
средняя подмышечная 3 3 6
лопаточная 2 2 4

Аускультация: дыхание везикулярное, хрипов нет.
Система органов кровообращения

Расспрос: боли в области сердца, одышка, сердцебиение, возникающие при физической нагрузке, общая слабость. Отеки голеней.
Осмотр сосудов: пульсация дуги аорты, симптом Мюссе отсутствуют. Доступные для осмотра артерии не извитые, мягкие. АД=200/120
Осмотр области сердца: сердечный горб отсутствует. Видимой надчревной пульсации в области сердца нет. Сердечный и верхушечный толчок при осмотре не определяется.
Пальпация: верхушечный толчок определяется пальпаторно в 6 межреберье кнаружи на 2см от среднеключичной линии. Характер – положительный, площадь обычная. Другой ощутимой пульсации в области сердца и подложечной области нет. Зон кожных гипераестезий нет.
Перкуссия:
Границы относительной тупости сердца
правая четвертое межреберье, на 1,5см выступая за пределы правого края грудины
верхняя третье ребро по левой окологрудинной линии
левая шестое межреберье на 2см кнаружи от левой срединно-ключичной линии

Ширина сосудистого пучка 5см во втором межреберье. Конфигурация сердечного притупления правильная. Поперечник относительной тупости сердца 13см, длинник – 16см

верхняя четвертое ребро по левой окологрудинной линии
правая вдоль левого края грудины
левая шестое межреберье, граница смещена кнутри на 2см от левой срединно-ключичной линии

Границы абсолютной тупости сердца

Аускультация сердца: выслушивается правильный двухчленный ритм. Тоны сердца приглушенны. Расщепления и раздвоения тонов нет. Дополнительные тоны (третий и четвертый) не выслушиваются. Имеется слабый систолический шум. АД=200/120; РS=82 уд/мин.

Система органов
пищеварения
Расспрос: аппетит хороший, непереносимых продуктов нет, насыщаемость в норме, сухости во рту, слюнотечения, жажды нет. Диспепсические расстройства отсутствуют. Стул в норме.
Осмотр полости рта: состояние слизистой полости рта, твердого и мягкого неба в норме. Розовой окраски. Миндалины не увеличенные. Запах изо рта отсутствует.
ЖИВОТ.
*Осмотр: живот не вздут, симметричен, участвует в акте дыхания. Грыжевых выпячиваний нет.
*Поверхностная пальпация живота: живот мягкий.
*Определение зон кожной гипертензии: нет.
*Перкуссия: определяется равномерный тимпанический звук.
*Глубокая скользящая методическая топографическая пальпация по методу Образцова-Стражеско: из-за выраженной подкожной клетчатки кишечник не пальпируется.
*Желудок: большая кривизна желудка пальпируется на 1 – 2см выше пупка. Поверхность гладкая.
* Поджелудочная: не пальпируется.
*Печень: не увеличена. Границы печени по Курлову: среднеключичная линия- 9см; передняя срединная линия- 8см; по левой реберной дуге- 7см. Пальпаторно безболезненна.
*Желчный пузырь: не пальпируется.
*Селезенка: не пальпируется, боли в левом подреберье отсутствуют.

Система органов
мочевыделения

Мочеиспускание свободное, безболезненное. Преобладает дневной диурез. Симптомов дизурии, стратурии больная не отмечает. Боли в области почек не беспокоят. При осмотре поясничной области почек не беспокоят. При осмотре поясничной области патологий не отмечено. Почки не пальпируются. Симптом Пастернацкого отрицателен с обеих сторон.

Жалоб нет. Щитовидная железа нормальной величины, смещается при глотании, консистенция эластичная, поверхность гладкая. Пальпация безболезненная. Аппетит хороший, повышенной жажды не отмечает. Потоотделение нормальное. Оволосение по женскому типу. Кожа и слизистые оболочки без пигментаций. Подкожная клетчатка развита чрезмерно, распределение равномерное.

Нервная система и органы
чувств

Память хорошая. Сон прерывистый. Иногда беспокоят по утрам головные боли. Обоняние, вкус, зрение в норме. Слух хороший, речь правильная. Парезов и паралича нет.

Молочные железы симметричные, слева на границе верхних квадратов опухоль до 3,5см в диаметре. С четкими географическими контурами, смещается. В аксилярной области л/у до 0,8 – 1см в диаметре.

Предварительный клинический диагноз и его
обоснование
Основной –
1) на основании жалоб больной: наличие уплотнения в левой молочной железе;
2) на основании истории заболевания;
3)также данных объективного исследования (цитологическое исследование — обнаружены клеточные элементы эпителиальной злокачественной опухоли).
Диагноз: с-rлевой молочной железы Т 2 N1-N0.
Сопутствующего заболевания –
1)на основании жалоб: на частую одышку и сердцебиение, возникающие при физической нагрузке, общую слабость, “ шум в ушах ”, чувство тяжести и жжения в области сердца;
2)на основании данных объективного исследования- АД=200/120,PS= 82 уд/мин, тоны сердца приглушенны, имеется слабый систолический шум;
3)также на основании истории данного заболевания.
Диагноз — ИБС: стенокардия напряжения.
ГБ третьей стадии. Сердечно–легочная недостаточность

План обследования
больного
Обязательные исследования:
1) лабораторные исследования крови, мочи (общий анализ, б/х)
2) определение группы крови и Rh–фактора;
3) кровь на ИФА, сахар;
4) определение реакции Вассермана;
5) ЭКГ;
6) ФЛГ;
7) осмотр гинеколога;
8) осмотр невропатолога;
9) осмотр терапевта;
10)осмотр анестезиолога;
11)маммография;
12)цитологическое исследование пунктата молочной железы

План лечения
1. Обследование
2. Подготовка к операции
3. Радикальная мастэктомия по Мадеру слева
4. Наблюдение за состоянием в послеоперационный период

Результаты
дополнительного
исследования больного
1.Общий анализ крови (от 5.10.04г.):
эритроциты —
Нb —
лейкоциты —
эозинофилы —
нейтрофилы:
палочкоядерные —
сегментоядерные —
лимфоциты –
моноциты –
СОЭ —
2. Группа крови четвертая, резус – фактор
положительный
3. Кровь на ИФА к ВИЧ отрицательна
4.Сахар крови –
5.Общий анализ мочи (от 5.10.04г.):
цвет-
удельный вес-
белок- сахар-
реакция кислая
плоские клетки-
эритроциты-
лейкоциты-
6. Б/Х крови:
фибриноген-
фибринолитическая активность-
общий белок-
билирубин-
мочевина-
креатинин-
7. Цитологическое исследование: П/б №1-левой молочной железы;№2- аксилярной обл. л/у слева.
В доставленном материале №1 – клеточные элементы эпителиальной злокачественной опухоли. №2 – цитологическая картина мета c-r.
8. УЗИ органов гепатопанкреатолиенальной зоны, почек, малого таза.
Почки: топография не изменена. Размеры в пределах возрастной нормы. Структуры хорошо дифференцированы, без гидронефротических изменений. Паренхима гомогенна.
Печень: размеры не изменены. Структуры без значительных эхографических изменений и дополнительных включений.
Поджелудочная железа и селезенка в пределах возрастной нормы.
В желчном пузыре конкрементов нет.
9. ФЛГ – в норме.

Окончательный
клинический диагноз

На основании жалоб больной на наличие уплотнения в левой молочной железе, на основании цитологического исследования (обнаружены клеточные элементы эпителиальной злокачественной опухоли) окончательный клинический диагноз: c-r левой молочной железы Т 2 N1-N2.

источник

Год назад обнаружила уплотнение в области верхнего квадранта левой молочной железы, безболезненное, не подвижное. В марте этого года обратилась к маммологу. Была направлена в диагностический центр (была сделана пункция, маммография). Был поставлен диагноз мелкоклеточный рак со следообразованием. Больной было проведено 3 курса химиотерапии в неадъювантном режиме: в июне и июле – навельбин, в августе – кавантрон.

30.09.02 госпитализация в плановом порядке.

Дополнительный расспрос:

Жалобы при патологии НС и органов чувств:

— головной боли часто возникают по вечерам, головокружений, шума в голове нет;

— обмороков, нарушения походки;

— слабости в конечностях, дрожания и судорог нет;

— нарушения слуха, зрения, осязания и обоняния нет.

Жалобы при поражении кожи и опорно-двигательного аппарата:

кожных сыпей, болей в мышцах, суставах, костях нет;

боль и скованность в позвоночнике отсутствуют.

болей в области сердца, ощущения перебоев в работе сердца, сердцебиений, отеков, ощущения пульсации, перемежающей хромоты нет.

Жалобы при патологии системы пищеварения и гепатобилиарной системы:

— отрыжка, изжога иногда возникают после приема пищи, тошноты, рвоты нет;

Читайте также:  Признаки рака груди у кошки

— стул нерегулярный, поносы, запоры иногда возникают;

Жалобы при патологии системы мочеотделения:

— рези, жжения, боли при мочеиспускании нет;

— затруднения при мочеиспускании, крови в моче нет;

— болей в поясничной области нет.

Анамнез жизни:

Родилась в Х (недалеко от электростанции, Кировоградского комбината).

Старшая сестра и мать здоровы. Наследственность: бабушка умерла от рака молочной железы.

Менструации с 13 лет, через 28 дней, по 5-6 дней, безболезненные.

Начало половой жизни с 25 лет.

Гинекологические заболевания: нет.

В 42 года была первая беременность. Беременность и роды протекали без патологии. Осложнений не было. Родилась девочка, здорова.

Операций не было. Гемотрансфузий не было. Аллергических реакций нет.

Общий осмотр:

— Внешний вид пациентки соответствует ее возрасту и полу;

— Общее состояние удовлетворительное;

— Дыхание везикулярное нормальное, хрипов нет; крепитации и шума

  • Тоны сердца приглушены, шумов между ними нет.
  • Пульс на лучевых артериях синхронный, одинаков по величине.
  • Давление 130/80. ЧСС = 80.
  • Язык влажный, бледно-розового цвета. Живот мягкий, безболезненный.
  • В туалет ходит нерегулярно.
  • Печень не увеличена.
  • Тип телосложения нормостенический.
  • Шея обычной формы средней длины, щитовидная железа не увеличена (при визуальном осмотре не определяется.
  • Грудная клетка: короткая пропорциональная, соотношение грудной клетки к животу примерно 1:1 (одинаковых размеров).
  • Конечности симметричные и пропорциональные
  • Телосложение правильное, нормостеническая конституция.
  • цвет физиологичный
  • влажная
  • эластичность обычная
  • температура на ощупь нормальная
  • сыпи, чешуек, струпьев, эрозий, трещин, язвочек, сосудистых «звездочек», петехий не обнаружено
  • очаговых гипер- и депигментаций нет
  • форма ногтей неизмененная, цвет бледно-розовый
  • отеков нет;

Опорно-двигательный аппарат: жалоб нет.

Мускулатура развита хорошо, мышцы пропорциональны, симметричны; тонус нормальный; сила мышц сохранена; болезненности при ощупывании и уплотнений нет.

части скелета пропорциональны, деформаций костей нет.

Исследование по системам:

Грудная клетка активно участвует в акте дыхания, симметрична. Тип дыхания грудной, число дыхательных движений в минуту 18-19, ритм правильный, глубокое дыхание.

Болезненность при пальпации и деформаций грудной клетки нет. Голосовое дрожание не изменено.

Перкуторный звук легочный, в симметричных участках одинаковый.

Дыхание везикулярное нормальное, хрипов нет; крепитации и шума трения плевры нет.

Система органов кровообращения

Деформаций грудной клетки в области сердца нет. Верхушечный толчок определяется на 1,5 см. кнутри от левой срединно-ключичной линии, площадью около 1,5 см.

При аускультации выслушивается два тона. Тоны сердца не изменены, шумов между ними нет.

Пульс на лучевых артериях синхронный, одинаков по величине, ритм правильный, частота 80 в мин.

Система органов пищеварения

Язык бледно-розового цвета, влажный.

Конфигурация живота правильная, овальной формы, симметричный, средних размеров. Равномерно участвует в акте дыхания.

Край печени мягкий, эластичный, безболезненный, не выходит из-под реберной дуги.

Селезенка лежа на спине и правом боку не пальпируется, размеры (0)6/4,5.

Симптом Пастернацкого «-», симптом Мерфи «-». Желчный пузырь не пальпируется.

Локальный статус:

В левой молочной железе на границе верхних квадрантов обнаруживается очаг уплотненной ткани 4 * 3 см с неровными границами, контуры нечеткие сосок втянут. Уплотнение безболезненное не подвижное, не спаянное с кожей. Кожа над опухолью нормальная. Симптомы «площадки», «лимонной корки» отсутствуют. Выделений из соска нет. Правая молочная железа без патологии.

Предварительный диагноз:. В диагностическом центре больной был поставлен диагноз – рак левой молочной железы. После сбора анамнеза жизни больной, истории заболевания и осмотра молочных желез диагноз: Bl mamae sin T2 Nх M0.

Данные лабораторных и инструментальных методов исследования:

Биохимический анализ крови:

Билирубин общий: 7,0 мкмоль/л

Билирубин непрямой: 7,0 мкмоль/л

Заключение: отклонений от нормы нет.

Лейкоциты: 3,5*10 9 /л (в норме от 4,0)

Гемоглобин: 118 г/л (чуть ниже минимальной нормы – 120 г/л)

Заключение: в анализе крови типичные изменения при опухолевых заболеваниях.

Заключение: отклонений от нормы нет.

ЭКГ: ритм синусовый, 78 ударов в минуту.

Смотровой кабинет 214: эндоцервицит.

Дифференциальный диагноз:

Так как больной уже был ранее поставлен диагноз в диагностическом центре, после осмотра и опроса больной диагноз подтверждается.

В отличие от рака, наиболее часто встречающаяся доброкачественная опухоль молочной железы, фиброаденома, имеет четкие границы, гладкую или дольчатую поверхность, эластическую консистенцию, не ограничена в подвижности. В предменструальный период она нередко увеличивается в размере, болезненна при пальпации.

При солитарных ретенционных или открытых (сообщающихся) кистах молочной железы определяемое образование имеет гладкую поверхность, мягкую или эластичную консистенцию. Иногда можно выявить флюктуацию. Инфицированные кисты болезненны при пальпации.

При болезни Реклю-Шимельбуша (поликистозное заболевание молочной железы) характерно наличие большого количества мелких округлых опухолей величиной с горошину и больше, плотноэластической консистенции. При надавливании на них ладонью они могут уменьшаться в размерах, уплощаться и даже полностью исчезать. Кисты имеют округлую форму, четкие границы, содержат серозную жидкость.

При диффузной мастопатии обнаруживают диффузное уплотнение и болезненность молочных желез, иногда имеются светлые выделения из соска.

Внутрипротоковые папилломы проявляются кровянистыми выделениями из соска.

Женщина относится к группе риска, так как у нее первая беременность была только в 42 года. Так же женщина жила в неблагоприятных экологических условиях (возле крупной электростанции, Кировоградского комбината). Так же здесь есть наследственный фактор – бабушка умерла от рака молочной железы.

Большинство опухолей возникает из одной клетки, а вся последующая масса клеток является клональной по происхождению. Происходит дедифференциация клеток, которая способствует их размножению, вследствие чего со временем они становятся все более примитивными, незрелыми (анаплазия). Иммунная система (по каким-либо причинам) не воспринимает их как инородные, поэтому они размножаются вне контроля организма. Чем выше дедифференциация, тем больше способность опухолевых клеток инфильтрировать окружающие ткани и метастазировать в другие органы.

Рак молочной железы возникает на фоне гормональных нарушений (повышенная выработка эстрагенов). Молочная железа постоянно подвергается гормональным регуляциям (менструальный цикл, предклимактерический период). При нарушении регуляции происходит мутация клеток, что ведет к раку. Многие опухоли молочных желез эстрагенчувствительные.

В процессе развития злокачественных новообразований в организме появляются функциональные нарушения со стороны различных органов и систем. Опухолевые клетки являются «энергетической ловушкой», так как они интенсивно делятся.

Больной 48 лет. Хронических заболеваний нет. Опухоль размером 3*4 см на границе верхних квадрантов левой молочной железы, безболезненная, не подвижная. Согласие на операцию больная дала.

Лечение оперативное: мастэктомия по Madden под ЭТН: лепесткообразным разрезом окаймлена левая молочная железа. Кожа широко отсепарована в стороны. Молочная железа удалена единым блоком с клетчаткой и лимфатическими узлами: подмышечные, подключичные. Швы на ткань и кожу. Повязка.

Предоперационная подготовка: эластическое бинтование нижних конечностей.

Премедикация на ночь: фенобарбитал 0,1 гр., димедрол 1 т. (0,05 гр.) перед сном.

Премедикация в день операции: промедол 2% р-р 1 мл, атропин 0,1% — 1 мл; дитурол 1% 1,0 – за 30 мин. до операции.

Назначения: холод на повязку, анальгин 50% 2 мл в/м при болях. Контроль АД и дренажей через 3 – 4 часа.

Состояние больной удовлетворительное. Жалоб нет. Дыхание везикулярное нормальное, хрипов нет. Тоны сердца приглушены, шумов нет.

Состояние больной удовлетворительное. Жалоб нет. Дыхание везикулярное нормальное, хрипов нет. Тоны сердца приглушены, шумов нет.

Давление 130/80. ЧСС = 78. Предоперационная подготовка.

Состояние больной удовлетворительное. Дыхание везикулярное нормальное, хрипов нет. Тоны сердца приглушены, шумов нет.

Давление 130/80. ЧСС = 82. Повязка сухая. Шов спокойный.

Поступила в больницу 30.09.02 с диагнозом: Bl mamae sin T2 Nх M + 3 ХТ.

Лечение оперативное: мастэктомия по Madden под ЭТН.

Предоперационная подготовка: эластическое бинтование нижних конечностей.

Гистологическое исследование: инфильтративная опухоль 3*4 см. в клетчатке плотные лимфатические узлы. Диаметр от 1 до 2 см.

Послеоперационное течение протекает гладко.

Заживление первичным натяжением.

Консультация радиолога. Послеоперационные облучения назначают на 12-14 день после мастэктомии. Лучевую терапию проводят по методике обычного фракционирования дозы. Разовая доза в очаге составляет 2 Гр. На облучение послеоперационного рубца используют до 45 Гр.

Послеоперационный рубец облучают с прямых или тангенциальных полей, распределенных на расстоянии 1-2 см от границ соседних полей облучения, во избежании “горячих’’ зон.

  • При опухоли размером 3-4 см в диаметре уровень 10 летней выживаемости — 55%.
  • 5-летняя выживаемость — 65%.

— местные рецидивы возникают в области первичной опухоли у 15% больных после радикальной мастэктомии

Лечение: подтвержденные гистологически рецидивы лечат химио- и гормональными препаратами.

Гормональная терапия основана на составе гормональных рецепторов в опухоли. Химиотерапия применяется у больных с Эрц-негативными опухолями и при неэффективности гормональной терапии. В таких случаях используют комбинацию циклофосфамида, метотрексата, 5-ФУ и доксорубицина.

источник

• Существуют возможности для выявления женщин с высоким риском развития рака молочной железы, а также усиления наблюдения за ними или принятия мер, направленных на снижение у них риска.

• Обсуждать риск рака молочной железы следует с осторожностью, учитывая сложность научных положений, касающихся риска, и не вполне точные способы оценки риска, а также для того, чтобы не создавать у женщин и их родственников излишней тревожности и страха.

• Наиболее важные факторы риска рака молочной железы — это женский пол, возраст, семейный анамнез, повышенная маммографическая плотность и гистологические индикаторы повышенного риска.

• На риск не оказывают существенного влияния ни физиологическая гормонозаместительная терапия во время менопаузы, ни прием оральных контрацептивов.

• В настоящее время на рынке присутствует несколько наименований экспресс-тестов на гены восприимчивости к раку молочной железы, и наиболее эффективно их используют медицинские работники, включая медицинских сестер и консультантов, специально подготовленных в области генетики злокачественных опухолей.

• У женщин с повышенным риском развития рака молочной железы можно рассматривать такие меры, как усиление наблюдения за ними, назначение снижающих риск препаратов и хирургическое вмешательство.

Хотя рак молочной железы требует бдительности в рамках скрининга у всех женщин, мы можем с некоторой долей уверенности выявлять женщин с существенно высоким риском развития рака молочной железы. Выявление таких пациенток дает возможность предложить им усиленное наблюдение и меры по снижению риска.

Медицинские работники должны с осторожностью объяснять понятия риска рака молочной железы. Врач, как и всегда в медицине, должен учитывать личную способность пациентки понять эти, часто сложные, вопросы. Применительно к раку молочной железы эта сложность усиливается частыми обсуждениями в непрофессиональной прессе поверхностной информации в ущерб фактам, более значимым для конкретной пациентки.

Обсуждение понятий риска начинают с прояснения вопроса о том, о каком, собственно, риске идет речь. Риск развития рака молочной железы, риск смерти от рака молочной железы или риск наличия доказанной врожденной предрасположенности к раку молочной железы? Основную часть обсуждения должно составлять определение количества лет, прожитых с риском, и возраст пациентки.

Мы уверены, что информирование о пожизненном риске в настоящее время необязательно, поскольку он в достаточной мере не связан с пониманием конкретной пациенткой своего состояния, а в большей степени отражает вред, наносимый на популяционном уровне, и не является показателем индивидуального риска. Это следует знать, чтобы оперировать данными понятиями в ограниченных возрастных рамках.

Период времени в 10-15 лет от момента определения факторов риска подтвержден для групп женщин со сходными характеристиками и одинаковым возрастом. Например, женщина в свои сорок лет может особо не задумываться о медицинских мерах, если в семьдесят лет у нее будет повышен риск рака молочной железы.

Относительный риск (ОР) — это значение силы фактора риска или состояния и его связи со злокачественными новообразованиями. Относительный риск сравнивает риск злокачественных новообразований в одной группе с риском в группе сравнения, в качестве которой обычно выступает население в целом или группа, не обладающая специфическими факторами риска.

Относительный риск, равный единице, означает отсутствие различий между группами. Относительный риск, равный двум, означает, что риск для одной группы в два раза выше риска для группы сравнения. Этот показатель также можно выразить как увеличение риска в процентах.

Читайте также:  Антибиотики при раке молочной железы у кошек

Относительный риск, будучи опубликованным в средствах массовой информации без правильного разъяснения того, что этот термин означает, может вносить путаницу в сознание и пугать женщин. Однако можно учитывать относительный риск и использовать скорректированный по возрасту риск для определения оценки риска за данный период времени.

Например, если врач считает, что относительный риск развития рака молочной железы составляет 1,7 для 40-летних женщин, имеющих родственниц первой степени родства, страдающих раком молочной железы, то это означает, что в год, когда пациентке исполнится 40 лет, риск, вероятно, увеличивается от уровня примерно 1 на 1000 до 1,7 на 1000.

Абстрактный или сравнительный риск неприменим в клинической практике, кроме случаев, когда он используется в контексте индивидуального консультирования.

Абсолютный риск (АР) — риск развития рака молочной железы за определенный период времени. Расчет абсолютного риска основывается на скорректированном по возрасту риске за определенный период времени.

Поэтому он значительно более применим для того, чтобы знать свой собственный риск развития рака молочной железы, нежели для того, чтобы знать, насколько выше вероятность развития рака молочной железы у конкретной пациентки по сравнению с другими женщинами с ОР.

Дюпон (Dupont) и Пламмер (Plummer) разработали программное обеспечение, чтобы помочь врачам переводить относительный риск в абсолютный и строить графики, демонстрирующие абсолютный риск, который можно использовать для разъяснения риска конкретным пациенткам.

Также важно рассмотреть, какая степень риска имеет клиническое значение. Какая степень риска может повлиять на решение о вмешательстве для снижения риска? С точки зрения авторов, только относительный риск, равный двум или надежно определенный как удвоенный относительно населения в целом, считается клинически значимым, повышенным риском (табл. 3.1).

Таблица 3.1. Классификация риска рака молочной железы

Возможность развития рака молочной железы
Примерный риск в течение года, скорректированный по возрасту
Возраст Риск
в течение
года
Возраст 0-39 лет = 1 на 231 (0,43%) 30 1 на 5000
Возраст 40-59 = 1 на 25 (4%) 40 1 на 1000
50 1 на 500
Возраст 60-79 = 1 на 15 (6,88%) 60 1 на 350
70 1 на 270
В течение жизни = 1 на 8 (12%) 80 1 на 250

Еще один способ оценки данного параметра заключается в расчете риска развития рака молочной железы в определенный период времени, как показано в табл. 3.3.

Таблица 3.3. Специфичная для возраста вероятность развития инфильтрирующего рака молочной железы с интервалом в 10 лет

Незначительно повышенный риск (1,5-2 раза)
Женщины с перечисленными ниже образованиями имеют незначительно повышенный риск инфильтрирующего рака молочной железы, по сравнению с женщинами, не подвергаю­щимися биопсии молочной железы, а также по сравнению с теми, у кого при микроскопическом исследовании такие образования отсутствуют
Средней степени выраженности или выраженная гиперплазия без атипии Часто
Фиброаденома со сложными признаками Редко
Склерозирующий аденоз Относительно часто
Одиночная папиллома без сопутствующей атипичной гиперплазии Относительно часто
Умеренно повышенный риск (4,5-5,9 раза)
Женщины с перечисленными ниже образованиями имеют незначительно повышенный риск инфильтрирующего рака молочной железы, по сравнению с женщинами, не подвергаю­щимися биопсии молочной железы, а также по сравнению с теми, у кого при микроскопическом исследовании такие образования отсутствуют
Атипичная протоковая гиперплазия
Атипичная дольковая гиперплазия
Очаговая гиперплазия эпителия протоков
Значительно повышенный риск (8-10 раз)
Женщины с перечисленными ниже образованиями имеют высокий риск инфильтрирующего рака молочной железы, по сравнению с женщинами, которым биопсия молочной железы не проводилась:
Дольковый рак in situ (ДР insitu), согласно строгим крите­риям, встречается редко, по сравнению с атипичной дольковой гиперплазией

Важно понимать, что оценка риска рака молочной железы не представляет собой просто один из двух вариантов ответа — «да» или «нет». Оценка сложна и сопровождается параметрами в широких границах и рядом слабых и сильных факторов.

Каждый из данных гистологических диагнозов обладает собственными клиническими проявлениями, выявляемостью и точностью диагностики. Например, склерозирующий аденоз может диагностироваться при минимальных гистологических изменениях, но указание на повышенный риск требует специфического критерия, который связан с риском злокачественного новообразования после длительного периода наблюдения.

Как видно из табл. 3.4, гистологические признаки, связанные с фиброзно-кистозными изменениями, не сопровождаются значительным повышением риска. Хотя кисты молочной железы в целом не сопровождаются значительным повышением риска, существует ряд убедительных данных, указывающих на то, что крупные кисты в периоде предменопаузы могут сопровождаться риском, сравнимым с таковым при атипичной гиперплазии.

Также в особом рассмотрении нуждается склерозирующий аденоз, поскольку развитый склерозирующий аденоз сопровождается повышенным риском рака молочной железы, который несколько выше, чем риск, сопровождающий другие элементы, связанные с фиброзно-кистозным комплексом. Изолированный склерозирующий аденоз увеличивает риск в два раза, хотя этот факт не подтвержден в большом числе исследований, и для этого требуется точное гистологическое подтверждение, включая увеличенные ацинусы и другие признаки.

Эти изменения описываются в публикациях Хартманна (Hartmann) и др. и Фитцгиббонса (Fitzgibbons) и др. Фитцгиббонс с коллегами ясно обозначил, что данная связь с риском возникает со временем, поскольку некоторые сочетания были обнаружены только в отдельных исследованиях и не подтверждались в последующих исследованиях с изучением различных групп пациенток.

В ходе множества исследований продемонстрировано значение гиперплазии без атипии как индикатора незначительного повышения риска. Эта группа пациенток может быть важнее, чем более малочисленная группа с атипичной гиперплазией. Примерно 25% женщин, подвергшихся биопсии в домаммографическую эру и после внедрения маммографии, страдали гиперплазией без атипии, а атипическая гиперплазия обнаруживалась у 4-5%.

Относительно особо выделяемых гиперплазий, атипичной дольковой гиперплазии (АДГ) и атипичной протоковой гиперплазии (АПГ) в настоящее время признается, что они обладают отдельным риском. АДГ имеет несколько более высокий риск последующего развития рака молочной железы, по сравнению с АПГ, хотя диагноз атипичной дольковой гиперплазии у женщин после 55 лет может иметь меньшую значимость. На рис. 3.1 представлена информация исследовательской группы, возглавляемой Дюпонтом (Dupont) и Пейджем (Page) из Нэшвилла, Теннеси.

Авторы представили график, ограниченный наблюдениями за женщинами до 55 лет, поскольку в данной специфической группе нет женщин старше этого возраста. Информация относилась к большинству женщин в данной группе, возраст которых на момент проведения биопсии составлял 40-55 лет.

Известно, что в испытании NSABP P-1 (National Surgical Adjuvant Breast Project), оценивавшем снижение риска рака молочной железы на фоне приема тамоксифена, женщины, которые сообщили о наличии у них атипичной дольковой гиперплазии или долькового рака in situ, имели большее, по сравнению с другими женщинами в исследовании, снижение риска развития рака.

Дольковый рак in situ (ДР in situ) является крайне редким диагнозом очень значительных изменений, а также имеются данные, что риск злокачественных новообразований, сопровождающий ДР in situ, немного выше, чем продемонстрированный для АДГ на рис. 3.1. и ДР in situ, и атипичной дольковой гиперплазииявляются существенными факторами риска для развития позднее рака молочной железы, который развивается, несомненно, с обеих сторон, но может быть предпочтительнее в той железе, в которой первая биопсия выявила атипичную гиперплазию.


Рис. 3.1. Кумулятивный риск инфильтрирующего рака молочной железы после доброкачественного результата биопсии.

Кумулятивная частота развития инфильтрирующего рака молочной железы при длительном наблюдении получена по результатам Nashville cohort for 2000 (предварительные данные длительного наблюдения любезно предоставлены WD Dupont and DL Page).

При анализе максимальной вероятности оценивается данное отношение рисков по сравнению с женщинами, не страдающими пролиферативным поражением, равное 4,4 для АДГ (95% доверительный интервал 3,1-6,3), 2,9 для атипичной протоковой гиперплазии (95% ДИ 1,9-4,5) и 1,4 для пролиферативного состояния без атипии (ПСБА) (95% ДИ 1,2-1,7). Значение p всех показателей составляет менее 0/0,001 для атипичной гиперплазии и примерно 0,0003 для более крупной группы женщин с пролиферативным состоянием без атипии.

Примечание: имеющееся ограничение для женщин моложе 55 лет к моменту выполнения биопсии сделано для того, чтобы четко обозначить, что большая часть женщин в данной группе была младше 55 лет к моменту выполнения биопсии и что данные показатели, как минимум в отношении атипичной дольковой гиперплазии, имеют большее значение в возрасте до 55 лет.

Имеются достоверные данные, что риск АДГ снижается у женщин старше 55 лет. АДГ — атипичная дольковая гиперплазия; АПГ — атипичная протоковая гиперплазия; ПСБА — пролиферативное состояние без атипии (данные из Page et al., 1985)

Результаты обобщенного анализа множества эпидемиологических исследований указывают на то, что применение в настоящий момент и ранее комбинированных оральных контрацептивов минимальным образом увеличивает риск рака молочной железы по сравнению с отсутствием их приема.

Ни один из данных относительных рисков не превышал 1,24; существует также общепринятое мнение, что этот избыточный риск снижается после отмены приема и не проявляется свыше 10 лет после отмены препаратов.

Поэтому риск лечения оральными контрацептивами минимален. Не существует надежно выявленной подгруппы пациенток или различий в отношении связи с возрастом, и по этой причине применение оральных контрацептивов остается наименьшим фактором риска в результатах множества исследований.

Немногие вопросы медицины привлекают такое пристальное внимание, как гормональная терапия в постменопаузе и ее связь с развитием рака молочной железы. Крупные исследования, проведенные за последние несколько лет, включая Women’s Health Initiative (WHI, Инициатива по вопросам женского здоровья), продемонстрировали, что повышенным риском развития рака молочной железы особенно сопровождается комбинированная эстроген-прогестиновая гормонозаместительная терапия, хотя изменение риска невелико.

Непротивопоставленная гормонозаместительная терапия только эстрогенами для профилактики остеопороза и предотвращения развития симптомов менопаузы приобрела широкую популярность в США в 1970-х годах. Опасениям относительно развития рака эндометрия противопоставлялись наблюдения касательно того, что риск смерти, в отличие от проявлений поздних стадий рака эндометрия, был хорошо сбалансирован.

Обобщенный анализ множества эпидемиологических исследований во второй половине 1990-х годов показал, что заместительная терапия эстрогенами увеличивает риск рака молочной железы при увеличении продолжительности применения, что применение в течение 5 лет увеличивает риск не более чем на 50%, а применение в течение 10 лет может удваивать риск.

Последовательно отмечалось, что, по сравнению с опухолями, диагностированными у не принимавших контрацептивов женщин, рак, диагностированный у женщин, которые на момент диагностики или незадолго до нее принимали препараты, имеет склонность к меньшему клиническому прогрессированию и что рецептор-положительные (эстроген) опухоли имеют более благоприятный прогноз.

Несколько более высокий риск наблюдался при добавлении прогестинов, хотя неизвестно, удваивается ли этот риск, учитывая изменение риска в группе сравнения, с приемом только эстрогенов.

В исследовании Women’s Health Initiative с привлечением здоровых женщин опубликованы данные по женщинам в возрасте старше 55 лет, тогда как данные относительно пациенток до 55 лет пока еще недоступны. Наблюдение в группе эстрогенов-прогестинов в данном исследовании было внезапно прервано в июле 2002 г. при обнаружении того обстоятельства, что риск рака молочной железы в данной группе пациенток увеличился на 25%.

Отсутствует понимание причин вероятности повышения риска опухолей на более поздних стадиях у этих женщин. Фактически сравнение пациенток, принимавших и не принимавших комбинированной терапии, не показало значимых различий в отношении размера раковых опухолей или метастазирования в лимфатические узлы.

Когда были опубликованы результаты по группе применения только эстрогенов, многие были удивлены тем, что риск у принимавших препараты пациенток был фактически ниже, чем у не принимавших. В настоящее время считается, что комбинированная гормонозаместительная терапия увеличивает риск рака молочной железы, а комбинированные препараты к применению не рекомендуются.

Однако изолированный прием эстрогенов имеет небольшой риск, кроме случаев длительного приема свыше 5 лет. К назначению гормонозаместительной терапии стали подходить крайне осторожно, опираясь на преимущества, достигаемые в каждом конкретном случае, и риски, связанные с приемом гормональных препаратов. Метод требует дальнейшей оценки.

К.И. Бленда, М.У. Бухлера, А. Ксендес, М.Г. Сарра, О.Д. Гардена, Д. Уонга

источник

Риск рака молочной железы и семейный анамнез других видов рака у родственников первой степени у китайских женщин: исследование контрольного случая

Немногие исследования систематически сообщали о взаимосвязи между риском рака молочной железы и семейной историей других видов рака. Это исследование было разработано для систематического определения взаимосвязи между риском рака молочной железы и семейной историей других видов рака у родственников первой степени.

В период с января 2006 года по июнь 2011 года было включено 823 женщины с диагнозом рака молочной железы, а женщины с возрастом, диагностированные с доброкачественной болезнью груди, были выбраны в качестве контроля. Обученные рецензенты регистрировали семейную историю других видов рака у родственников первой степени. Для анализа отношений применялась многомерная логистическая регрессия.

Семейная история рака пищевода (OR: 2,70, 95% ДИ: 1,11 — 6,57), рак легкого (OR: 2,49 95% ДИ: 1,10 — 5,65), рак пищеварительной системы (OR: 1,79, 95% ДИ: 1,14 — 2,79 ), и любой рак (OR: 2,13, 95% ДИ: 1,49-3,04) у родственников первой степени был напрямую связан с повышенным риском рака молочной железы. В анализе подгрупп риск положительного рака молочной железы у гормонального рецептора был увеличен у пациентов с семейной историей рака легких (OR: 3,37, 95% ДИ: 1,45 — 7,82), тогда как риск развития рака гормонального рецептора отрицательный рак молочной железы был увеличен у субъектов (OR: 6,19, 95% ДИ: 2,30 — 16,71), рак матки (OR: 6,92, 95% ДИ: 1,12 — 42,89), рак желудочно-кишечного тракта (OR: 2,05, 95% ДИ: 1,03 — 4.10) и гинекологический рак (OR: 6,79, 95% ДИ: 1,46 — 31,65). Кроме того, наблюдалось значительное увеличение рака молочной железы с семейной историей рака пищеварительной системы для субъектов 50 лет и младше (OR: 1,88, 95% ДИ: 1,03-3,34), а не для субъектов старше 50 лет (OR: 1,67, 95 % ДИ: 0,86-3,25).

Агрегаты рака молочной железы в семьях с несколькими видами рака, особенно для рака пищеварительной системы. Влияние семейной истории других видов рака, скорее всего, будет ограничено негативным раком молочной железы.

Рак молочной железы является распространенной злокачественной болезнью в мире и главной причиной смерти у женщин [1, 2]. Были выявлены обильные факторы риска, в том числе антропометрические факторы, репродуктивные факторы, домашняя среда и генетические факторы [3-5]. Семейная история рака молочной железы является ключевым фактором риска рака молочной железы. В нем даются подсказки относительно вероятности наследственного синдрома рака молочной железы и необходимости в генетике рака, и его можно использовать для оценки риска для женщин при оценке модели оценки риска рака молочной железы [6, 7].

Важно отметить, что в нескольких исследованиях было высказано предположение о том, что повышенный риск рака молочной железы наблюдается у пациентов с семейной историей других видов рака, включая рак толстой кишки, рак предстательной железы, рак яичников и некоторые другие виды рака [8-11]. Насколько нам известно, в немногих исследованиях систематически сообщалось о взаимосвязи между риском рака молочной железы и семейной историей других видов рака. Негри Э и его коллеги обнаружили, что между семейной историей рака (без рака молочной железы) и риском рака молочной железы в Италии не было существенной связи [8]. Величина ассоциации с семейной историей колеблется между исследованиями, раковыми сайтами, странами и состоянием пола и возраста, в целом более сильными для младших пробандов [3, 12-15]. Таким образом, необходимо и важно определить взаимосвязь между семейной историей всех видов рака и риском развития рака молочной железы в разных популяциях.

Согласно статусу рецептора эстрогена (ER) и рецептора прогестерона (PR), рак молочной железы можно разделить на две подгруппы: положительный и отрицательный рак молочной железы. Положительный и отрицательный рак молочной железы рецептора гормона может иметь разрозненные профили фактора генетического риска [16-19]. Насколько нам известно, связь между наличием семейной истории других видов рака и риском подтипа рака молочной железы не сообщается. Кроме того, в предыдущих исследованиях сообщалось, что пациенты (колоректальный и рак легких) с семейной историей рака были моложе, чем пациенты без семейной истории [20, 21]. В нашей стране около 40% пациентов с раком молочной железы моложе 50 лет [22-24]. Поэтому важно определить взаимосвязь между семейной историей других видов рака и риска рака молочной железы среди женщин моложе 50 лет.

Учитывая низкую достоверность отзыва рака у родственников второй степени [8], в нашем анализе использовались только родственники первой степени, чтобы уменьшить смещение отзыва. Это больничное исследование с применением случайного контроля было разработано для систематического определения взаимосвязи между риском рака молочной железы и семейным историей других видов рака у родственников первой степени. Кроме того, была определена взаимосвязь между семейной историей других видов рака и риска рака молочной железы среди женщин младше и старше 50 лет. Кроме того, отдельно изучалась взаимосвязь между семейной историей других видов рака и риском развития рака молочной железы с положительным или отрицательным риском.

Как было описано ранее [25], женщины, имеющие право на участие, были в возрасте 23 — 83 лет, с гистологически подтвержденным раком молочной железы в период с января 2006 года по июнь 2011 года в нашей больнице, и 1: 1 контрольный возраст (± 5 лет) были отобраны в тот же период , с гистологически подтвержденной доброкачественной болезнью молочной железы, включая фиброаденому (316), мастопатию (97), интрадуктивную папиллому (311) и другие (99). Из этих 823 контролей 311 (интрадуктальная папиллома) были классифицированы как доброкачественные заболевания молочной железы с низким риском развития рака молочной железы, и только 13 (атипичная гиперплазия) были классифицированы как доброкачественная болезнь молочной железы с высоким риском развития рака молочной железы [26].

Настоящее исследование по контролю над случаями было выполнено с одобрения комитета по этике Первой аффилированной больницы в Нанкинском медицинском университете, и это исследование также соответствовало Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации. Все пациенты, включенные в это исследование, предоставили письменное информированное согласие на то, чтобы их клинические данные были рассмотрены нами.

Перед диагностикой проводились интервью семейной истории для всех случаев и контролей. Клинические данные были просмотрены обученными интервьюерами. Семейная история других видов рака и потенциальных факторов риска была извлечена из обзора медицинских записей. Как описано ранее [25], были собраны следующие потенциальные факторы риска: возраст, возраст в менархе, предыдущее деторождение, состояние менопаузы. Семейная история рака не была полной в 60 случаях и 9 контрольных. В противном случае возраст в менархе не был доступен в 219 случаях и 154 контрольных; предыдущее деторождение отсутствовало в 144 случаях и 77 контрольных; менопаузальный статус не был доступен в 105 случаях и 41 контроле.

Кроме того, были проверены и зарегистрированы статус ER и PR. Иммуногистохимический анализ на основе парафинов использовался для определения статуса ER и PR. Отрицательная положительность составляла 10% опухолевых клеток для оценки ER и PR. Положительный положительный рецептор гормона определяли как положительный ER и / или PR-положительный, а отрицательный гормон-рецептор определяли как отрицательные и ER, и PR. Из 823 случаев 514 были идентифицированы как позитивные рецепторы гормонов, 214 были идентифицированы как отрицательные гормональные рецепторы, а статус гормонального рецептора не мог быть идентифицирован в 95 случаях.

Медианы, процентили, диапазон и стандартное отклонение (SD) анализировались для каждой непрерывной переменной. Для оценки соотношения шансов (OR) и 95% доверительного интервала (CI) для ассоциации между семейной историей других видов рака и риска рака молочной железы были применены одномерный и многомерный анализ. Кроме того, многомерная логистическая регрессия была также применена для оценки OR и 95% ДИ для ассоциации между семейной историей других видов рака и риском специфического для подтипа рака молочной железы, включая рак молочной железы гормонального рецептора, отрицательный рак молочной железы гормонов, пациентов с диагнозом рак молочной железы ≤ 50 лет, и пациенты с диагнозом рак молочной железы> 50 лет. Потенциальными переменными-кандидатами в многовариантном логистическом регрессионном анализе были: возраст (≤30, 31-40, 41-50, 51-60, 61-70, 71-80 и ≥ 81 год), возраст в менархе (≤13, 14-16 и ≥17 лет), предыдущее деторождение (0, 1, 2 и ≥3) и состояние менопаузы (предменопауза и постменопауза). Ранее были описаны категории возраста, возраста менархе и предыдущего деторождения [25]. Все переменные в многомерном анализе логистической регрессии были определены как переменные группировки, а не непрерывные переменные. Все статистические анализы были выполнены с использованием Stata версии 11.0 (StataCorp, College Station, Tex). Во всех тестах применялся двухсторонний уровень значимости 0,05.

Изучалось 823 женщины с раком молочной железы и 823 возрастных контроля. Возрастное распределение всех участников было показано в таблице 1. Соотношение субъектов в каждой возрастной группе было почти одинаковым (P> 0,05). Случаи и средства контроля в этом исследовании очень хорошо соответствовали возрасту. Другие основные характеристики всех включенных предметов были описаны ранее [25]. Таблица 1
Возрастное распределение участников в исследовании случай-контроль

Количество случаев и контролей с историей отобранных видов рака показано в таблице 2. Сообщалось о 106 пациентах с семейной историей отобранных видов рака в группе больных и 70 испытуемых в контрольной группе. Из этих субъектов более 50% были зарегистрированы с семейной историей рака пищеварительной системы в обеих группах. Таблица 2
Отношение шансов рака молочной железы в зависимости от семейной истории отдельных видов рака

* Скорректировано на возраст, возраст при менархе, деторождение, статус менопаузы; # Семейная история рака молочной железы была исключена; полужирные данные отражены P 0,05). Кроме того, достоверно не наблюдался повышенный риск рака молочной железы у пациентов с двумя или более историями других видов рака (OR: 0,76, 95% ДИ: 0,24-2,47).

В анализе подгрупп (табл. 3) наблюдалось значительное увеличение как положительного (как: 2,36, 95% ДИ: 1,60-3,47), так и отрицательного (OR: 2,29, 95% ДИ: 1,38 — 3,78) рака молочной железы с семейная история любого другого рака. Важно отметить, что достоверное увеличение положительного ракового рака гормонального рецептора наблюдалось при семейной истории рака легких (OR: 3,37, 95% ДИ: 1,45 — 7,82); однако субъекты с семейной историей рака легких не показали значительного увеличения отрицательного рака молочной железы у гормонального рецептора (OR: 1,30, 95% ДИ: 0,33 — 5,14). Кроме того, у пациентов с семейным анамнезом рака пищевода (OR: 6.19, 95% CI: 2,30 — 16,71) и рака матки наблюдалось значительное увеличение отрицательного рака молочной железы у рецептора гормонального рецептора (включая рак эндометрия и шейки матки, OR: 6,92, 95 % CI: 1,12 — 42,89), и никакого значительного увеличения гормонального положительного рака молочной железы не наблюдалось. Аналогичным образом наблюдалось значительное увеличение отрицательного рака молочной железы у гормонального рецептора с семейным анамнезом рака пищеварительного тракта (OR: 2,05, 95% ДИ: 1,03-4,10) и гинекологическим раком (OR: 6,79, 95% ДИ: 1,46 — 31,65) , и никакого значительного увеличения гормонального положительного рака молочной железы не наблюдалось. Кроме того, наблюдалось значительное увеличение как рецептора гормонального рецептора (OR: 1,79, 95% ДИ: 1,09-2,93), так и отрицательного (OR: 2,29, 95% ДИ: 1,26-4,17) рака молочной железы с семейной историей рака пищеварительной системы .Таблица 3
Анализ подгруппы риска рака молочной железы в зависимости от семейной истории отдельных видов рака

источник