Меню Рубрики

Средний возраст для рака груди

Ежегодно в мире полутора миллионам женщинам ставят первичный диагноз «рак молочной железы», прогноз при котором неоднозначный. 40000 женщин в год погибает от этого новообразования. К сожалению, из-за безудержного прогрессирования заболевания в течение первого года после постановки диагноза умирает 10% пациенток.

Какова же ситуация с заболеваемостью раком груди в России? За год врачи регистрируют более 50000 новых случаев болезни. Заболеваемость раком груди с каждым годом растёт, а возраст пациенток, которым диагностирована опухоль, снижается. Согласно статистическим данным, в 2010 году онкологи зарегистрировали 44841 новый случай рака груди.

Средний возраст пациенток, которым ставят диагноз «рак груди», в России составляет 59,1 год. В крупных городах заболеваемость раком молочной железы на 29,5% выше заболеваемости сельских жителей. Это можно объяснить как влиянием экологических факторов, так и более высокой санитарной культурой городских жителей. Конечно же, доступность квалифицированной специализированной медицинской помощи для жителей городов играет роль в раннем выявлении патологии.

Давайте проанализируем заболеваемость раком груди в городах-миллионниках. Согласно данным статистики, лидирует в этом плане столица. В Москве коэффициент заболеваемости составляет 53,10 на одну тысячу женщин. Второе место занял Санкт-Петербург. В нём этот показатель 49, 61. В Челябинске он равен 48,36, в Омске – 54,62, в Нижнем Новгороде 47,8, а в Уфе 40,5.

С каждым годом увеличивается показатель смертности пациентов от рака молочной железы. Так, в 2000 году от рака груди умерло 21706 женщин, а в 2010 году показатель смертности этой группы населения страны составил до 23 281. Пик смертности от рака груди пришёлся на 2009 год, в котором зарегистрировано 23516 умерших женщин. Прискорбно, что средний возраст умерших составляет 63,4 года.

Для сравнения проанализируем показатель смертности от рака груди на 1000 женщин в некоторых городах РФ:

Прогноз выживаемости пациентов с раком груди во многом зависит от того, на какой стадии выявлено заболевание. Первая стадия рака молочной железы характеризуется наличием новообразования, размеры которого не превышают двух сантиметров. Подмышечные и окологрудные лимфатические узлы интактны. На этой стадии заболевания показатель пятилетней выживаемости составляет от71 до 94%.

Во второй стадии опухоль имеет размеры от двух до пяти сантиметров, но раковые клетки выявляют в четырёх или пяти лимфатических узлах. Эта стадия характеризуется выживаемостью в пределах 51-79%.

При третьей стадии рака груди выживаемость меньше. Она находится в диапазоне от 10% до 50%.Опухоль размером более пяти сантиметров, лимфатические узлы поражены раковыми клетками, которые распространяются к основанию молочной железы.

Размеры опухоли при четвёртой стадии рака груди не имеют значения. Заболевание характеризуется наличием отдалённых метастазов, которые находят в печени, лёгких, костях и на коже. Прогноз пятилетней выживаемости в этом случае не утешительный, он составляет 0-11%.

Несколько иную картину наблюдаем, когда анализируем показатель десятилетней выживаемости пациенток, страдающих раком груди. Его видно на таблице

Рак груди. Десятилетняя выживаемость

Выживаемость при раке груди зависит от количества поражённых раковыми клетками лимфатических узлов. Так, при отсутствии метастазов в регионарных лимфоузлах показатель десятилетней выживаемости составляет 74%, а при обнаружении в них метастазов он снижается до 25%. При поражении трёх и менее лимфатических узлов прогноз выживаемости пациенток, у которых диагностирован рак груди, хуже. Он находится в пределах 33-35%. Если поражено метастазами более четырёх лимфатических узлов, спустя десять лет выживает не более 15% женщин.

Выживаемость пациентов, прооперированных по поводу рака груди следующая: после пяти лет выживает 85% женщин, а после десяти – 72%. При комбинированном лечении пятилетняя выживаемость 82%, а спустя десять лет живыми остаётся только 66% пациенток.

Для улучшения прогноза выживаемости пациентов, у которых выявлен рак молочной железы, следует осуществлять локальный контроль над новообразованием. Об этом свидетельствуют результаты анализа причин смертности онкологических больных, которые умерли в США на протяжении одного года.

Разные причины летальности пациентов от рака груди в США

Рецидив или прогрессирование опухоли

Диссеминация раковых клеток

Эти данные свидетельствуют о том, что 50% пациентов погибли по той причине, что им недостаточно эффективно лечили или же недолечили первичный очаг рака в молочной железе. У некоторых женщин продолжался рост раковой опухоли. А если не без основания предположить, что у некоторых пациенток недостаточный контроль над опухолью первичной локализации мог стать причиной диссеминации и последующей их гибели, то картина становится и вовсе удручающей: более 50% больных раком грудной железы погибает по причине либо недостаточности, либо отсутствия локального контроля. Становится ясно, что локальные рецидивы являются крайне нежелательными, поскольку они могут оказывать негативное воздействие на выживаемость.

Добавление лучевой терапии после операции по поводу рака груди привело к снижению риска локального рецидива за лет на 18%. Оно на 5% снизило смертность от рака грудной железы за пятнадцать лет. На каждые четыре предотвращённых за пять лет локальных рецидива приходится не менее 1 жизни пациентки, которая перешагнула 15 летний рубеж выживаемости. Это заключение справедливо в отношении всех методик оперативного лечения рака молочной железы.

Рассмотрим результаты анализа выживаемости при проведении лучевой терапии онкологическим больным, у которых выявлен рак груди, проведенные онкомаммологами США. При обнаружении более 4 лимфоузлов, в которых обнаружены раковые клетки, после радикальной мастэктомии женщинам назначили радиотерапию. Наблюдались 1500 женщин с первой или второй стадией рака, которым наряду с мастэктомией выполнили подмышечную лимфодиссекцию. 50% из них облучали только молочную железу, а второй половине воздействовали рентгеновскими лучами на подмышечную и надключичную области.

Учёные получили следующие результаты: в случае выявления метастазов рака более чем в четырёх лимфатических узлах при дополнительном облучении участков регионарного метастазирования процент рецидивов в подмышечной ямке уменьшился до 0%, в то время как в надключичной ямке зарегистрировано всего лишь 2% рецидивов.

При применении разных стандартов лечения рака груди отмечаются неодинаковые результаты. Так, при комплексном подходе к лечению рака груди, который предполагает применение в послеоперационном периоде химиотерапии или же гормонального лечения, пятилетняя выживаемость составляет 86%, а прогноз выживаемости спустя десять лет после лечения – 68%.

Выживаемость пациентов, страдающих раком молочной железы, после проведенного лечения разными методами

Одним из методов лечения рака груди у женщин является полная резекция молочной железы. Эта операция считается радикальной. Однако, как выяснилось в результате исследования выживаемости пациенток, которым выполнено удаление органа, в 36% случаях всё же появляются метастазы в лимфоузлах, расположенных в подмышечных впадинах. Но что радует: после радикальной резекции грудной железы показатель пятилетней выживаемости составляет 98%. Рецидивы заболевания возникают не более чем в 2% случаях.

Для того чтобы выяснить эффективность экономных операций при раке груди, израильские маммологии провели семилетний эксперимент. В нём участвовало 117 женщин, у которых диагностирован рак молочной железы на стадии Т1-2. Опухоль располагалась в наружно-верхнем квадранте грудной железы. 62,4% пациенток выполнили радикальную резекцию груди. После операции у 16 из них выявили единичные метастазы в лимфатические узлы. 37,6% женщинам выполнили радикальную мастэктомию, во время которой сохранили большую грудную мышцу. У шести пациенток в подмышечных лимфоузлах были обнаружены единичные метастазы рака. У первой группы пациенток показатель пятилетней выживаемости составил 92,6%, а семилетней – 91%. После выполнения радикальной мастэктомии пятилетняя выживаемость составила 87,9%, а семилетняя, соответственно, 76%.

Разная и частота рецидивов заболевания при применении этих методик оперативного вмешательства. Так, после радикальной резекции местный рецидив заболевания возник в 8,2% женщин, а после радикальной мастэктомии, выполненной с сохранением большой грудной мышцы, всего лишь у 2,2%. Он был в 3,5 раза ниже, чем в предыдущей группе. Прогноз метастазирования почти одинаков в обеих группах исследуемых женщин: после резекции грудной железы метастазы развились в 10,9 случаях, а после мастэктомии в 13,6%.

В настоящее время в ведущих онкологических клиниках мира радикальная мастэктомия практически полностью заменена иной оперативной методикой – модифицированной радикальной мастэктомии. При этом хирургическом вмешательстве удаляют всю ткань грудной железы и сохраняют большую грудную мышцу. Это впоследствии не требует дополнительной имплантации кожного лоскута. Выживаемость после проведения модифицированной радикальной мастэктомии не ниже после традиционной радикальной операции. Последующая пластика молочной железы становится более лёгкой.

Во время этой операции либо через отдельный разрез аксиллярной области, либо во время модифицированной операции иссекают лимфатические узлы. Их отправляют на гистологическое исследование. Частота осложнений снижается на 48%. Если в лимфатических узлах не было обнаружено раковых клеток, то прогноз был более чем оптимистичным: десятилетняя выживаемость превышала 72%, а общая – 81%.

У пациенток с метастазами эти показатели несколько иные: они соответствовали 25% и 41%. Этих женщин условно разделяют на три группы:

первая – узлы отрицательные;

вторая – имелись от одного до трёх положительных лимфоузлов;

третья – число положительных лимфоузлов превышало 4.

В последней группе показатель выживаемости без зарегистрированных рецидивов и общая выживаемость были соответственно 14% и 25%.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что прогноз выживаемости пациентов, страдающих раком груди, зависит от своевременного обращения к специалисту.

источник

Главные заблуждения о заболевании, в которых лучше разобраться

Сегодня во всем мире завершается ежегодный месяц борьбы против рака молочной железы, главная цель которого — дать людям как можно больше информации. Вместе с онкологом и исполнительным директором Фонда профилактики рака Ильей Фоминцевым мы составили список самых распространенных заблуждений и фактов о болезни, которые важно знать каждому.

Илья фоминцев

врач-онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака

Неправда. Если бы это было возможно на 100 %, все бы так и делали. Но никаких секретных знаний нет, а жаль.

Конечно, существуют методы, которые значительно снижают риск умереть от рака молочной железы, но все они не гарантируют этого на 100 %. К этим методам в большей степени относится вторичная профилактика — раннее выявление рака груди в группах риска. Однако есть факторы, которые снижают риск заболеть раком груди и на которые в какой-то степени женщина может влиять.

Неправда. К сожалению, все имеют некий относительно небольшой базовый риск заболеть раком груди, который повышается с приобретением факторов риска. Суммарно кумулятивный (то есть абсолютный — Прим. ред.) риск заболеть раком груди в течение жизни для женщин в России в возрасте от 0 до 75 лет составляет приблизительно 5,66 %. То есть из 100 женщин в течение жизни заболевают примерно 5,7. Иными словами, в РФ заболевает примерно каждая 17-я женщина (если не брать в расчет женщин старше 75 лет).

Одним из самых важных факторов риска является возраст, который, ясное дело, постоянно увеличивается у всех. Однако действительно верным будет утверждение «чем больше факторов риска есть у женщины, тем выше вероятность заболеть раком». Женщины из групп риска болеют гораздо чаще и забирают на себя большую часть общей заболеваемости.

Правда. После 45 лет риск рака молочной железы значительно выше. Например, в 2015 году в РФ раком молочной железы заболела 66 621 женщина. Из них только 7 673 (примерно 11 %) заболели в возрасте до 45 лет и только 425 (0,6 %) женщин заболели в возрасте до 30 лет.

А теперь подумайте, что и зачем делает молодая девушка, которая обследует молочные железы при помощи УЗИ? Вероятность, что именно эта девушка окажется одной из тех самых 425 на примерно 80 миллионов, у которой рак груди возникнет в этом году, крайне мала. Если учесть еще и низкую чувствительность УЗИ к раку, вероятность найти его еще меньше.

А вот вероятность, что доктор найдет кисту или фиброаденому, которая не требует лечения, но которую, тем не менее, скорее всего, будут агрессивно лечить, очень даже немаленькая. Задумайтесь — нужно ли это делать?

Неправда. Фиброаденомы не являются предраком молочной железы. Несмотря на это, по всей стране продолжается эпидемия удаления мелких фиброаденом, которые ничем не мешают женщине. С нашими проектами мы объехали всю страну — от Сахалина до Калининграда, — и везде встречали на консультациях изрубцованных запуганных раком девушек, у которых зачем-то удаляли все фиброаденомы, какие только видели на УЗИ. В действительности единственными показаниями к удалению фиброаденомы является быстрый ее рост или желание самой женщины ее удалить.

Неправда. УЗИ молочных желез вообще не должно применяться для поиска бессимптомного рака молочной железы. Его можно применять для дифференциальной диагностики, но не для поиска бессимптомного рака: для этого у УЗИ молочной железы слишком низкая специфичность и чувствительность к раку.

Это правда. Хоть и незначительно, но снижает. Так, например можно сказать, что каждый год кормления снижает риск приблизительно на 7 %, а каждые роды примерно на 9 % — все эти «скидки» суммируются.

Так, например, женщина, которая дважды рожала и кормила грудью суммарно три года, может рассчитывать на относительное снижение риска примерно на
40 %. Однако надо понимать, что относительный риск — это не абсолютный.
В пересчете на абсолютный риск эта «скидка» выглядит уже не так весело. Например, по данным 2015 года снижение риска составит около 2,3 %, поскольку и сам риск заболеть раком груди в течение жизни всего примерно 5,7 %.

Кроме того, эти цифры уже не будут актуальны для тех, у кого есть онкогенные мутации.

Неправда. Они вообще ни на что не влияют, даже на форму груди. Неправильно подобранный бюстгальтер может немного натереть кожу — пожалуй, на этом все. В реальности они имеют только декоративную функцию, как и любая другая одежда.

Неправда. Аборты никак не влияют на риск рака молочной железы. Однако вот отсутствие беременностей и родов в течение жизни действительно повышает риск рака груди. Это связано с количеством менструальных циклов: чем их больше, тем выше риск, и наоборот. Соответственно, поскольку каждая беременность и роды выключают эту машинку как минимум на девять-десять месяцев, это понятным образом сокращает риск рака груди.

Неправда. Вернее, не совсем правда.

Далеко не для всех женщин раннее выявление является панацеей. Кому-то это помогает прожить дольше, кому-то действительно помогает де-факто излечиться от рака, а кому-то вовсе никак не помогает. Эти самые группы «кому-то» неплохо изучены в последнее время, и критерии отбора на скрининг рака молочной железы значительно уточнены.

К сожалению, в последние годы (особенно в России) возможности раннего выявления рака груди с помощью маммографии были переоценены. Однако это не отменяет того факта, что для довольно широких групп женщин регулярная маммография может принести значительную пользу. Мы (Фонд профилактики рака. — Прим. ред.), подробно изучив исследования и международную практику, рекомендуем женщинам рентгеновскую маммографию с 50 лет ежегодно, если нет других факторов риска, кроме возраста. До этого возраста решение о профилактической маммографии сомнительно и должно приниматься совместно доктором и пациенткой исходя из конкретных обстоятельств и анамнеза.

Неправда. Травмы никак не связаны с риском рака груди, однако часто женщины связывают эти два факта. Травмировать грудь очень легко, и это довольно часто происходит. Травма груди — штука болезненная, и женщины хорошо о ней помнят, поэтому, когда спустя время возникают клинические признаки рака, женщины говорят себе: «Ага! Я знаю, кто виноват!» Но это неправда. Рак груди до момента клинического проявления развивается очень медленно, более десяти лет. И уж, конечно, возникновение симптомов рака никак не связано с недавней травмой.

Неправда. На эту тему было проведено множество исследований, но связь курения и рака груди не была доказана. Это не отменяет значимого влияния курения на риск развития других раков — рака легкого, рака желудка, рака ЛОР-органов.

Не совсем, но правда. Регулярное употребление заметных доз алкоголя действительно увеличивает риск рака груди, и это доказано крупными исследованиями. Нельзя при этом сказать, что алкоголь вызывает рак груди, — это будет слишком сильное утверждение.

Правда. Во всяком случае, профилактическую маммографию беременным женщинам действительно делать нецелесообразно. Пользы от такого профилактического обследования будет гораздо меньше, чем вреда. Однако если маммография беременной нужна в процессе лечения рака, то этот вопрос можно решить индивидуально, оценив все вероятности вреда и пользы. Если это действительно необходимо для лечения рака или его исключения, то беременным можно делать маммографию.

Скорее правда. Если, конечно, речь идет о доказанном очень высоком риске рака при онкогенной мутации — например, мутации в генах BRCA1/2.

Читайте также:  Почему у меня рак груди

В реальности это, конечно, всегда индивидуальное решение женщины, и тут сложно дать ответ в стиле «верно или нет». Однако если определяется онкогенная мутация, которая достоверно повышает абсолютный кумулятивный риск рака груди до 85 %. Я часто спрашиваю на лекциях женщин — что бы вы сделали, зная, что при такой мутации 85 из 100 заболевают агрессивным раком груди? Примерно треть отвечает, что предпочли бы удаление молочных желез с реконструкцией имплантами; соответственно, две трети уже не так уверены в таком решении. Трудно сказать, кто из них прав: это их жизнь.

Неправда. Сейчас уже все реже и реже для лечения рака груди применяется мастэктомия (полное удаление груди с регионарными лимфоузлами). Более того, в большинстве крупных городов мастэктомии составляют абсолютное меньшинство среди всех хирургических вмешательств при раке груди. Это связано с новым пониманием биологии опухоли. После многих исследований стало окончательно ясно, что рак груди — изначально системное заболевание и, конечно, совершенно не имеет смысл локально удалять большие объемы.

Это не улучшает отдаленных результатов, но приводит к увеличению частоты послеоперационных проблем. Поэтому сейчас роль хирургии при раке молочной железы скорее диагностическая, чем лечебная, и объемы удаляемых тканей уменьшаются в соответствии с улучшением понимания биологии рака. На данный момент чаще всего применяется удаление сектора молочной железы с опухолью и подмышечная лимфаденэктомия (удаление части подмышечных лимфоузлов). Молочная железа при этом сохраняется.

Более того: например, в петербуржском НИИ онкологии имени Н. Н. Петрова на потоке применяется технология «сигнальных лимфоузлов» — лимфаденэктомия делается только в том случае, когда в особым образом выявляемом «сигнальном лимфоузле» есть изменения. Если же никаких изменений нет, удаляется и вовсе только опухоль с небольшим захватом окружающей ткани, и более ничего.

Неправда. Рак молочной железы, хоть и значительно реже, но бывает также и у мужчин. Кстати, рак груди у мужчины — это обоснованное подозрение на мутацию в генах BRCA1/2. Если у вашего близкого родственника-мужчины был рак груди, то имеет смысл получить консультацию медицинского генетика, для того чтобы пройти генетическое тестирование.

Неправда. С одной стороны, действительно, длительный прием оральных контрацептивов в анамнезе лишь очень незначительно (около 10 %) повышает относительный риск рака груди. Причем исследователи случайно обнаружили, что, скорее всего, повышение риска связано с конкретным компонентом трехфазных контрацептивов — левоноргестрелом.

Гораздо важнее то, что оральные контрацептивы при длительном приеме значительно повышают риск рака шейки матки у тех, кто заражен вирусом папилломы человека.

Однако те же оральные контрацептивы не менее значительно снижают риск рака яичников и рака матки. Поэтому решение о начале и продолжении приема контрацептивов необходимо принимать индивидуально с доктором. Доктор должен оценить риски всех перечисленных заболеваний и принять решение вместе с вами исходя из ваших приоритетов.

Неправда. Мастопатия в подавляющем большинстве случаев постановки этого диагноза — не только не предраковое, но и вовсе не заболевание. То, что наши узисты и маммологи по всей стране привыкли называть «диффузной мастопатией», — вариант нормы, который, как правило, не требует никакого вмешательства, если предменструальные боли не слишком выражены. Кстати, такого диагноза, как мастопатия, нет даже в МКБ (Международной классификации болезней). Так что можете сэкономить пару тысяч рублей на применении препаратов для лечения заболевания, которого нет. Да-да, такое в российской медицине бывает, и это далеко не единственный пример.

Неправда. Самообследование груди не снижает риск смерти от рака. Это было доказано в крупных рандомизированных исследованиях, которые (и вот это редкость!) в том числе проводились и в нашей стране.

Неправда. Импланты не оказывают никакого влияния на риск развития рака груди. Это проверено в очень многих исследованиях. Единственная проблема, которая возникает после установки имплантов для увеличения груди, — это то, что импланты мешают делать адекватную маммографию: они загораживают ткань, и это может помешать скринингу рака.

Неправда. Размер груди не оказывает никакого влияния на риск заболеть раком. Однако небольшой размер груди облегчает скрининг рака: вероятность пропустить рак в большой молочной железе выше.

А вот зато операция по уменьшению молочной железы снижает риск рака примерно пропорционально доле удаленных тканей. Объяснение тут вполне понятное: удаляя ткань железы, пластические хирурги также удаляют и потенциально опасные участки, которые в ней присутствуют. Это снижает риск. Любопытно, что, вопреки распространенным убеждениям, количество операций по уменьшению молочной железы вполне сравнимо с количеством операций по ее увеличению. Это довольно популярная процедура.

Неправда. Загар топлес, как и вообще любой загар, никоим образом не влияет на риск рака молочной железы. Ультрафиолетовое излучение не достигает ткани молочной железы совершенно, а нагрев поверхностных тканей (кожи и поверхностной подкожной клетчатки) в процессе загара не оказывает влияния на риск.

К сожалению, этим мифом до сих пор пугают многих женщин даже врачи. Бог знает, зачем они это делают, ведь так несложно об этом почитать. Ровно то же самое относится и к загару в солярии со стикини. К раку молочной железы это не имеет ни малейшего отношения, однако от ультрафиолетового ожога кожи сосков это действительно может спасти.

Неправда. Типы питания не оказывают сколь-либо значительного влияния на риск рака груди. Это может быть с рядом оговорок справедливо для других видов рака, но не для рака груди.

источник

Мы продолжаем публиковать интервью с врачами, которые специализируются на лечении онкологических заболеваний в Екатеринбурге. Они рассказывают, как вовремя распознать признаки рака, какие методы лечения существуют и применяются в больницах нашего города и — главное — как это страшное заболевание предотвратить. Сегодня поговорим о самом распространенном и самом страшном «женском» онкологическом заболевании — раке груди.

Наш собеседник — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета, заведующий отделением онкомаммологии ГКБ № 40, заслуженный врач РФ Сергей Демидов.

— Сергей Михайлович, рака груди, наверное, боится любая женщина. Но грозит он далеко не всем. Кто находится в основной группе риска?

— Чаще рак молочной железы возникает у женщин старше 40 лет. Он, конечно, может быть и раньше, но возраст 25–30 лет для этой локализации рака — это, скорее, досадное исключение. Пик заболеваемости раком молочной железы приходится на 58 лет. К сожалению, это уже пенсионный возраст, когда женщины начинают меньше обращать внимание на своё здоровье. А совершенно зря!

Как мы видим по итогам прошедших субботников против рака, на приём для обследования молочных желез в основном обращались женщины 25–30 лет. А мы всё-таки ждали более старшее поколение, которое пока идёт к врачам не так активно — то есть 40–50–60 лет.

После 70 лет рак молочной железы также может быть, но у пожилых пациенток развивается он крайне медленно и угрозы для жизни обычно не представляет.

— Что может повлиять на степень риска, кроме возраста?

— Самое главное — это наследственность. То есть, если по прямой женской линии в семье — у матери, бабушки, тёти по линии матери или у сестры был или есть рак молочной железы, то женщине явно стоит обратить на этот факт своё пристальное внимание. Следующий фактор — это ожирение или сахарный диабет. Оба эти заболевания ведут к изменению гормонального фона в организме, который создаёт базу для патологического деления клеток в молочной железе.

Ещё одним фактором риска является любая гинекологическая патология с эндокринным компонентом, то есть не воспалительные заболевания, а, например, эндометриоз, нарушения цикла, миомы, кисты яичников, а также заболевания щитовидной железы. Потому что рак молочной железы — это яркий пример гормонально-зависимого онкологического заболевания. Он возникает при нарушении гормонального баланса в организме женщины и в ряде случаев успешно лечится именно гормонами, а не химиопрепаратами.

— Могут ли пластические операции, направленные на улучшение формы груди, со временем вызвать рак?

— Любые травмы молочных желез могут стать толчком для развития опухоли, ведь любая операция, даже если она была сделана «из лучших побуждений» — это всё равно травма. Но травму, которая приведёт к раку груди, можно получить не только при операции, а при любом ударе по молочной железе, в том числе и во время вождения автомобиля. Среди наших пациенток есть те, кто серьёзно увлекался катанием на горных лыжах и регулярно получал травмы.

— Онкологи, у которых мы уже брали интервью, среди причин развития рака называли вредные привычки — здесь это тоже актуально или нет?

— Курение и злоупотребление алкоголем — да, актуальны как факторы риска. В случае с облучением как фактором риска развития рака молочной железы есть свои особенности. Мы видим, что чаще мы находим рак у тех женщин, которые в детстве или в более старшем возрасте часто болели бронхолёгочными заболеваниями, туберкулёзом, пневмониями. Дело в том, что рентгенография лёгких, которую им в течение жизни делали очень часто, даёт значительно более жёсткое облучение по сравнению с той же маммографией, которую мы используем в качестве метода диагностики рака молочной железы.

— И что нужно делать женщинам во всех перечисленных вами случаях?

— Всем женщинам старше 40 лет при наличии факторов риска или выявленной у них мастопатии нужно как минимум раз в год посещать врача-маммолога или гинеколога, который проведёт осмотр и молочных желез. Тем, у кого нет факторов риска и нет жалоб, достаточно это делать раз в 2–3 года. До 40 лет в качестве метода диагностики мы используем УЗИ молочных желез, после 40 лет — маммографию. Последнюю лучше делать цифровую и сразу в двух проекциях.

— Сергей Михайлович, а насколько часто сейчас встречается мастопатия и как часто она приводит к раку молочных желез?

— Примерно 80% взрослых жительниц Екатеринбурга сегодня имеют те или иные варианты мастопатий. Причём часть женщин при появлении у них каких-то неприятных ощущений — болей, уплотнений — обращаются к специалистам. Другие же, к сожалению, откладывают это, иногда на годы. Главная причина — это страх. А ведь сегодня только очень малая часть мастопатий лечится с помощью хирургических методов. Мастопатия — это не рак, при ней в молочной железе происходит разрастание соединительной и железистой ткани. Чаще всего она встречается в возрасте 30–50 лет.

При узловой мастопатии в молочной железе образуются отдельные узлы, при диффузной — уплотнения без чётких границ. Клеточный состав диффузных и узловых мастопатий различен. Это важно для дальнейшего прогноза по переходу мастопатии в рак молочной железы. Говорить о том, в скольких процентах мастопатия приводит к раку, сегодня, на мой взгляд, всё-таки некорректно — потому что при адекватной терапии и регулярном наблюдении этот риск сегодня снижен в разы по сравнению с исходным. Поэтому прятаться дома и бояться врачей — это очень неразумный шаг. Самый неразумный из тех, которые можно сделать. И каждая женщина раз в месяц дома может провести самообследование молочных желез.

Его нужно проводить в середине цикла — на 14–15-й день. Женщине нужно лечь на не слишком мягкую горизонтальную поверхность и, не очень сильно надавливая, тщательно прощупать каждую молочную железу. При появлении любых вопросов после этого — сразу же обратиться в женскую консультацию или к врачу-маммологу.

— Но женщин отчасти можно понять — они в любых случаях боятся даже не диагноза, а болезненного и травмирующего лечения. Как с этим быть?

— Здесь не нужно бояться ни диагноза, ни лечения. Ещё 10 лет назад смертность в течение первых 5 лет после постановки диагноза «рак молочной железы» в Екатеринбурге была 50%. То есть половина женщин умирала в течение 5 лет. Сейчас у нас в городе эта цифра сократилась до 30%, а в России же она осталась на том же уровне — 50%. Для сравнения — в США в течение первых 5 лет умирает 22–25% женщин с раком молочной железы. Так что мы достаточно быстро приближаемся к этому уровню.

Современное лечение рака не делает женщину инвалидом. Как я уже говорил, при некоторых видах рака, гормональночувствительных, лечение мы начинаем с применения гормонов. А вообще, в лечении рака молочной железы используются все методы: химиотерапия, лучевая терапия, оперативное лечение, если это возможно — органосохраняющее. Выбор метода происходит по результатам иммуногистохимического исследования клеток опухоли, которые забираются во время биопсии. И сегодня удаление груди при раке молочной железы — это далеко уже не стандарт лечения, 80% наших пациенток после лечения сохраняют железы. Поэтому бояться тут нужно только одного — что женщина попадёт к врачу слишком поздно.

Напомним, летом 2015-го в Екатеринбурге запустили акцию «Субботник против рака»: раз в месяц врачи проводят бесплатную диагностику, которая позволяет выявить первые симптомы онкологических заболеваний или предрасположенность к ним. На один из первых субботников записались почти 3000 человек — больше, чем на все предыдущие. Записывались с боем, жаловались, что невозможно дозвониться до единой регистратуры — но в итоге каждый третий записавшийся на приём не пришёл.

— Вместо них врачи приняли тех, кто обратился в поликлинику без записи, — рассказали E1.RU в Горздраве. — Среди участников «Субботника» больше всего оказалось молодёжи в возрасте от 25 до 34 лет. При этом мужчин было в 4 раза меньше, чем женщин: они традиционно стесняются рассказывать о своих проблемах со здоровьем и вообще не обращаются к врачам, эту ситуацию надо исправлять.

Ранее мы беседовали об одном из самых распространённых онкозаболеваний — раке кожи — с профессором кафедры онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета Сергеем Берзиным и об онкологических заболеваниях крови — лейкозах — с главным гематологом Свердловской области Татьяной Константиновой, а главный хирург Екатеринбурга Алексей Столин рассказал о том, почему сейчас не нужно бояться онкологических операций.

Текст: Татьяна ВЛАДИМИРОВА; Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU; ГКБ № 40

источник

Александр Поддубный работает маммологом уже 20 лет. Сегодня он является заведующим маммологическим кабинетом в Республиканском клиническом медицинском центре Управления делами президента и консультирует в частном медицинском центре «Кравира». Начинал в Минском областном роддоме.

Он переехал в Беларусь из Волынской области Украины, когда служил в армии. Здесь и поступил в мединститут. И если в 1990-х годах Александр Александрович, работая акушером-гинекологом, не хотел идти учиться на маммолога, то сегодня он именно тот врач, к которому талоны разбирают за считанные минуты.

Маммолог Александр Поддубный рассказал TUT.BY о том, как не пропустить рак молочной железы на начальной стадии и что к нему приводит.

— Сейчас много информации о том, что женщина должна регулярно осматривать грудь. Действительно ли самообследование помогает что-то выявить? Я в это не очень верю, если честно…

— Раньше это было очень распространено, и все призывали женщин обязательно ежемесячно обследовать молочную железу, потому что это помогает выявить рак на начальной стадии. Но, как оказалось, самообследование именно в диагностике начальных форм рака не помогает.

Если грудь большая, то минимально, что женщина может выявить сама — опухоль уже на второй стадии, а чаще на третьей. Доказано, что самообследование груди, даже при регулярном применении и тренировке, будучи единственным методом, не в состоянии снизить уровень смертности от рака груди.

В Москве проводили исследование: предложили акушерам-гинекологам с десятилетним стажем найти раковую опухоль в муляже молочной железы. Из семи опухолей находили максимум четыре, три опухоли пропускались. Так это врачи с десятилетним стажем! Представляете, если свою грудь осматривает женщина, которая не умеет это делать? Она вроде бы пощупала, посмотрела — и ей кажется, что все в порядке.

— То есть это можно и не делать?

— Нет, это не делать нельзя. Сейчас объясню почему. Бывают оккультные формы рака молочной железы. Это такая форма рака, которая никак себя не проявляет при прощупывании, и как правило, при ней выявляют уже метастазы (распространение опухолевых клеток из места возникновения опухоли в другие отделы и органы организма человека. — Прим. TUT.BY) в других органах.

Читайте также:  Наследственный рак молочной железы доклад строяковского

Но есть и межинтервальные раки. Допустим, пациентка пришла сегодня здоровая, мы, как это и следует сделать, порекомендовали пройти обследование снова через год. А оказалось, что у нее очень агрессивный рак: он вырос за этот год, но при диагностике во время первого приема его выявить было невозможно.


Александр Поддубный работает маммологом уже 20 лет. Он консультирует в Республиканском клиническом медицинском центре Управления делами президента и в частном медицинском центре «Кравира»

Принято считать, что опухоль удваивается в размерах за 110−400 и более дней. Однако если это высокоагрессивный рак, он растет быстрее. За год, пока пациентка придет к врачу, у нее уже будет вторая или третья стадия. И вот вы сами, регулярно осматривая грудь дома, сможете что-то нащупать и прийти к врачу раньше.

Поэтому не надо думать, что женщина себя пощупала — и к доктору можно не идти. Самообследование груди должно дисциплинировать: «Я себя смотрю, у меня все хорошо, но это должен подтвердить врач».

Мы, врачи, не только руками осматриваем молочные железы, но и делаем молодым женщинам УЗИ, а пациенткам после 50 лет — маммографию. Мы стремимся найти опухоль как можно раньше, еще до того, как вы у себя что-то прощупаете. Тогда эффект от лечения будет очень хорошим.

— Вы сказали про 110−400 дней, за которые опухоль удваивается. За столько дней она может от одной стадии дорасти до другой?

— Нет, речь идет про увеличение опухоли в два раза. Женщина говорит: «Три месяца назад была у доктора — ничего не нашел, а сегодня уже вторая стадия! Как быстро опухоль выросла!» Но вряд ли она выросла так быстро. Просто на каком-то этапе ее не диагностировали. Ведь от момента возникновения опухоли до момента ее диагностики может пройти от 5 до 15 лет, в среднем считается 8,5 года.

— Почему тогда эту опухоль не нашли раньше?

— Возможно, были низкие диагностические возможности, фактор аппаратуры тоже надо учитывать. И еще есть момент — отсутствие онконастороженности. Недавно у меня была пациентка, 32 года, и, наверное, в ее случае как раз эта онконастороженность и была упущена. Там площадь поражения у девочки по рентген-маммографии 8 см.

— Так это много!

— Но там нулевая стадия рака по данным биопсии. И эта опухоль почему-то как опухоль не прощупывается, на УЗИ — неузловое образование, что нехарактерно для рака. Тем не менее никто не мог предположить, что у 32-летней девушки такая вот структура может оказаться раком.

— Насколько УЗИ — чувствительный метод при диагностике рака молочной железы?

— Сегодня практически везде стоят очень хорошие УЗИ-аппараты с высокоспецифическими характеристиками датчиков. В современных аппаратах есть функция эластометрии, которая помогает определить плотность груди. Еще Гиппократ, когда щупал, говорил: «Это мягкое, а это плотное». Плотное — это значит, что там что-то плохо.

Когда мы на УЗИ видим в ткани какие-то изменения, то берем пункцию и по ее результатам можем диагностировать, например, или атипию клеток, или предраковую опухоль. Самая маленькая раковая опухоль, которую мы находили, — 3 мм.

— Маммографию делают женщинам только с 50 лет?

— Во время скрининга, когда мы проверяем женщин, считающих себя здоровыми, маммографию делают с 50 лет раз в два года. Но при этом еще раз в год надо делать УЗИ. 5% раков — рентгенотрицательные, и аппарат их пропустит. Внутрикистозные раки рентген видит как кисту, а вот УЗИ-аппарат распознает внутрикистозные разрастания, что может свидетельствовать о наличии злокачественного процесса.

— А что делать женщинам, которым 35−40 лет?

— Если у родных женщины были рак молочной железы, кишечника, яичников или эндометрия, то у нее выше риск развития рака молочной железы. Может быть выявлен наследственный ген BRCA 1 и BRCA 2. Если он есть, то риск развития рака увеличивается до 70−85%. Таким женщинам надо на 10 лет раньше, то есть с 40 лет, проводить маммографию.

У меня была пациентка, у которой бабушка, мама и ее родные сестры до 40 лет уже погибли от рака молочной железы. У этой женщины тоже был ген BRCA 2, он довольно агрессивный, поэтому этой пациентке мы вообще с 30 лет начали делать маммограмму.

Большое подспорье в ситуации, когда у женщины рентгенплотная грудь, — МРТ. Его выполняют с контрастированием. И эффективность этого метода при выявлении высоко агрессивного рака на ранних стадиях очень высокая. Женщинам с такой грудью мы рекомендуем делать МРТ каждый год.

— Киста может перерасти в рак?

— Есть исследование о том, что макрокисты от 2 см и более до 45-летнего возраста увеличивают риск возникновения рака груди в 5,9 раза. После 45 лет эта угроза уходит.

Если это микрокисты размером 1−1,5 см то мы назначаем консервативное лечение. В этом случае важно выявить причину возникновения кисты. Если киста от 1,5 см, то делаем пункционную биопсию под УЗИ-контролем, ее полностью убираем, а содержимое отправляем на цитологическое исследование. Сама биопсия также является лечением, так как во время процедуры стенки кисты спадаются, как правило, там она уже не возникает. Иногда мы вводим специальное вещество и склерозируем стенки кисты.

— А если киста меньше 1,5 см?

— Если у женщины есть гинекологические проблемы, лечение идет с гинекологическим упором. Если заболевание щитовидной железы и печени, то в первую очередь устраняем эти причины.

Но если есть подозрения, и мы видим на УЗИ, что у кисты неровные контуры, она атипичная, нас смущает ее внутреннее содержимое и что-то не так с оболочкой, тоже делаем пункционную биопсию. Мы в последнее время ведем довольно агрессивную диагностическую политику: в чем-то сомневаешься — все равно делаешь биопсию. Ведь нас так и учили: прежде чем начинаешь лечить, на 100% должен быть уверен, что это не раковый процесс.

— Это только маммологов так учат?

— Нет, нас всех в институте так учили. Когда начинаешь лечить любую болезнь — исключи рак. Онконастороженность должна быть во всем абсолютно.

— Были ли случаи, когда вы брали пункцию из небольшой кисты — и это был рак?

— У меня была пациентка со множественными кистами, ей чуть больше 40 лет. Она долго наблюдалась, периодически мы ей убирали кисты. Во время одного из последних визитов делал пункцию, ввожу шприц, а жидкость не набирается. Создали вакуум — и в шприц пошла какая-то масса. Мы сразу подумали, что здесь что-то не то. Пришел результат анализа — внутрикистозный рак. Благо, что у женщины процесс был маленький, и первая стадия рака. Ей сделали двустороннюю мастэктомию (удаление молочной железы. — Прим. TUT.BY), сейчас она под наблюдением, но абсолютно здоровая женщина.

Был еще один случай у женщины уже в возрасте. Киста была красивая и большая — около 4 см. Никаких изменений в ней не было, да и подозрений тоже, но когда пропунктировал — там внутри была не жидкость, а взвесь. И тоже оказался рак.

— Мастопатия — это болезнь? Некоторые уважаемые медики говорят, что этот диагноз ставят налево и направо, а на самом деле это того не стоит…

— Учитывая, что в Международной классификации болезней есть такой диагноз, то это все-таки болезнь. Хотя я с немецкими коллегами разговаривал, и они рассказывают, что в Германии есть земли, где мастопатия у 85−90% женщин. И они уже начинают думать: болезнь ли это?

Да, это болезнь. Есть простая мастопатия, как в народе говорят. При ней нет ни атипии, ни пролифераций (повышения количества железистых клеточных компонентов. — Прим. TUT.BY). Она к риску развития рака молочной железы не приводит.

Но если мастопатия идет с пролиферацией и атипичными клетками, то такой риск увеличивается.

В любом случае мастопатию надо лечить. Она приносит женщинам дискомфорт, особенно когда возникают боли, уплотнения. Если молочная железа чуть напряжена перед месячными — это не патология. Но если женщина приходит и говорит, что за две недели до месячных у нее грудь разрывается, ей неудобно, и все мысли только о том, что болит, это ненормальное состояние. Проблему надо устранять: есть гормональные, седативные и витаминные препараты, которые хорошо справляются с этой ситуацией.

— Очень маленькие кисты вы все равно лечите?

— Если в груди одиночная киста 2 мм, у женщины нет никаких жалоб и ее не беспокоит боль, стабильный менструационный цикл, то такие кисты не трогаем и только наблюдаем. Но, как правило, одну-две кисты в груди мы видим крайне редко, их может быть и 50, и 70 в одной молочной железе.

Ко мне как-то пришла пациентка с пышной грудью, а там все было в кистах. Во время пункции было удалено 150 кубиков жидкости!

— Какая разница между фиброаденомой и кистой?

— Фиброаденома — это доброкачественная опухоль.

— Она может стать злокачественной?

— Израильские ученые провели небольшое исследование и пришли к выводу, что в 0,022% случаев идет перерождение фиброаденомы в рак. Кто-то еще пишет, что этот риск от 1 до 5%. Но в своей практике я таких случаев видел очень мало. Иногда просто рак маскируется под фиброаденому.

Когда я читаю лекции, то показываю врачам снимок типичной фиброаденомы. У нее ровный контур, однородная структура, горизонтальная ориентация, она смещаема… Визуально нет никаких проблем. Женщине с этой фиброаденомой был 31 год, она через год после кормления грудью пришла на контроль к врачам, где собственно эту фиброаденому и увидели. У нас не было сомнений, что все в порядке.

Пациентка оказалась исполнительная и по рекомендации ровно через три месяца снова пришла на прием. И если при первом осмотре эта фиброаденома была 8 мм на 4 мм, то на втором — уже 16 мм. Она так увеличилась в размерах за три месяца! Когда мы пропунктировали — получили рак. Благо, это была начальная стадия.

Женщине делали резекцию (удаление части молочной железы. — Прим. TUT.BY). Сегодня уже нет таких, как раньше, калечащих операций. Во многих случаях нам сегодня помогает пластическая хирургия и органосохраняющие операции. При этом не всегда женщина готова к тому, чтобы удалить грудь. К тому же в ретроспективных исследованиях показано, что расширение объема операции при ранних формах рака молочной железы не приводит к улучшению выживаемости пациентов.

— Фиброаденому обязательно нужно удалять?

— Нет. Фиброаденомы мы удаляем как правило в том случае, если их размер превышает 2 см. Если они меньше, то делаем пункционную биопсию и наблюдаем опухоль в динамике. Если она не растет и биопсия хорошая, то разрешаем даже планировать беременность.

— Я знаю, что если женщина планирует беременность, то врачи просят удалить фиброаденому…

— Потому что врач думает, что она будет расти. А вдруг не будет расти?

— И что делать женщине?

— Рожать. Если фиброаденома будет 18−19 мм, я скажу ее удалить, потому что все около 2 см уже удаляется. А если она меньше по размерам и не растет в динамике, то есть через три, шесть месяцев и год наблюдения, женщина может планировать беременность. Во время беременности я рекомендую женщинам, проходя УЗИ плода в назначенные сроки, делать и УЗИ молочной железы, затем его повторить после родов через три месяца, в период лактации.

Фиброаденомы у беременных женщин и после родов могут незначительно увеличиваться, потому что они имеют полости и тоже могут вырабатывать молоко, в них тоже могут быть молочные кисты. Ничего страшного в этом нет. Мы такие фиброаденомы наблюдаем даже, когда пациентка идет на ЭКО. И, тьфу-тьфу-тьфу, у нас не было таких случаев, что мы бегом их удаляли, потому что они начали расти.

— А если быстро не удалили и женщина забеременела, что может быть?

— Это может мешать при кормлении, надо следить, чтобы фиброаденомы не перекрывали проток. И все.

— Но если после пункции фиброаденомы у беременной вы понимаете, что это злокачественная опухоль?

— Тогда уже надо лечить. Не обязательно отказываться от беременности. Есть разные тактики: можно во время беременности проводить лечение, можно выждать, когда беременность пройдет, иногда прерывают беременность. Но если женщина скажет, что она продолжает беременность, то будем лечить во время беременности.

— Какие рекомендации вы даете женщинам, которые приходят на прием?

— Бывает, что у женщины вся грудь в кистах и консервативное лечение не дает эффекта. Порой доходит до того, что приходится полностью удалять молочную железу из-за постоянных рецидивов. Если женщина не замужем, мало рожала, она директор фирмы и живет в постоянных нервотрепках — это все играет отрицательную роль. Ей скажешь: не нервничайте, не злоупотреблять кофе, черным чаем, шоколадом. Но это мы в пустоту говорим. Что значит сегодня не нервничать?

Если ты пришел в магазин, с кем-то поспорил — и, пожалуйста, уже понервничал. А это состояние всегда к чему-нибудь да приведет. Если не к развитию дисгормональных заболеваний, то во время стресса может быть гипертонический криз, инсульты, инфаркты…

Поэтому надо держать себя в руках и больше улыбаться. Я как-то иду по улице с улыбкой на лице, ко мне подходит женщина и с агрессией спрашивает: «А почему вы улыбаетесь?» Я был шокирован и не знал даже, что ответить. Говорю: «Настроение у меня хорошее». Она отвечает: «Странно». Я еще подумал, что, действительно, странно. Все ходят озлобленные, а я хожу и улыбаюсь. Посмотрите, по улице ведь мало ходит улыбающихся людей.

— Во сколько лет и что должна делать женщина, чтобы вовремя выявить рак молочной железы?

— Женщинам с 20 до 30 лет раз в три года надо ходить к маммологу и делать УЗИ. При этом лучше, если УЗИ будет делать именно маммолог.

Раковая опухоль очень коварна. Она не всегда такая, как описано в учебнике. Она может быть не опухолью, а каким-то участком. Нет заболевания молочной железы, под которое не замаскировался бы рак.

После 30 лет осмотр маммолога и УЗИ должны быть ежегодно, а после 50 лет раз в два года надо обязательно делать еще и маммограмму. Тем, у кого наследственные раки, ее начинают делать раньше.

У меня есть пациентка, слава богу, у нее сейчас все хорошо. У нее в 25 или 26 лет возник рак молочной железы, там опухоль была чуть не третьей стадии, а на маммограмме вообще ничего не было видно. Но когда уже сделали спектральную маммограмму, это специальная функция к маммографу, опухоль увидели.

— По какой причине возникает рак молочной железы?

— Нет явной причины, их много. Влияет и злоупотребление алкоголем. Были исследования, что 10 граммов любого алкоголя ежедневно на протяжении 7,5 года увеличивают риск рака груди до 6%. Плюс речь идет и о раках глотки, желудка, печени и поджелудочной железы.

Влияние курения на развитие рака молочной железы неоднозначно. Сегодня нет конкретных данных, что оно приводит к раку груди. Но к другим ракам приводит. Я имею ввиду раки желудка, гортани, легких…

Наследственных раков 5−10%. Все остальное — это спорадические (случайные. — Прим. TUT.BY) раки.

Ранние роды снижают риск развития рака молочной железы минимум в три раза. Но при этом женщина должна родить до 25 лет.

Когда разговариваю с пациентками, то вижу, что часто они сами себя программируют на болезнь. Хорошо помню женщину, которой поставил рак молочной железы впервые в своей жизни, я тогда только выучился. На УЗИ ее молочная железа у меня всегда вызывала вопросы и она мне постоянно говорила: «Сан Саныч, смотри очень внимательно, у меня есть рак». Да, так и вышло. У нее был очень высокоагрессивный рак третьей стадии, ей было около 40 лет и потом она прожила еще шесть лет.

Многие женщины обижены сами на себя или на кого-то. Иногда диву даешься, когда на откровенные разговоры выходишь. Говорят, что мама сестре отписала дачу, и она маму не может простить, или муж оставил, и она не может его простить. Бывает, что женщина посвятила себя мужу и семье, к 45 годам начинает из-за этого себя съедать и у нее может возникнуть рак.

Читайте также:  Методы исследования при раке молочной железы

— Это тоже дает толчок к раку?

— Как часто к вам приходят на прием молодые девушки?

— В последнее время все больше. Самая молодая пациентка — 22 года. У нее первая стадия рака молочной железы, через три года после постановки диагноза был рецидив, отправили на полное удаление молочной железы.

Благо, что мы выявляем такое на ранних стадиях. Сегодня диагностика действительно хорошая, потому что удается выявить рак в доклинических, ранних формах, на нулевой и первой стадии. Третью и четвертую стадию крайне редко диагностируют, это может быть у женщин, которые пять-шесть лет не были у доктора.

— С чем связано, что сейчас стало больше молодых пациенток?

— Трудно сказать. Но я думаю, что влияют экология и темп жизни.

— Как вы морально переживаете момент, когда говорите женщине, что у нее рак?

— Тяжело. Всегда тяжело. Пациент — это уже близкий человек. Некоторые приходят, чтобы я снял диагноз. Один, второй, третий врач написали, что рак, а она приходит и просит посмотреть. Тогда я говорю: «Не ищите себе того человека, который скажет, что у вас нет рака. Вы тогда погибнете. Вам поставили правильный диагноз и нужно начинать лечиться».

— Но вы же понимаете, что все, кто едет в онкологическую клинику, едут с надеждой, что их диагноз не подтвердится…

— Я понимаю психологию человека и как тяжело с этим смириться. Многие приходят с вопросом «За что?». Говорят: «Я такая хорошая, а у меня соседка плохая, и почему у нее все хорошо».

Я всегда прошу не говорить: «За что?», а задавать себе вопрос: «Почему? Для чего?». Болезнь — это почему, а не за что. Когда человек начинает осознавать, почему с ним это произошло, быстрее выздоравливает.

— Были ли в вашей практике истории, когда вы понимали, что шансы не очень большие, но происходило чудо?

— Нет. Но бывает, когда раковый процесс идет медленно. Я наблюдал женщину с четвертой стадией рака после курса химиотерапии. У нее были отдаленные метастазы в костях, но она себя при этом неплохо чувствовала. Она приезжала раз в полгода на контроль, и я знал, что там финал, потому что уже не брались лечить. Но она была в приподнятом настроении и с четвертой стадией прожила еще как минимум три года.

У меня сейчас есть пациентка, которой 90 лет. У нее вторая стадия рака и много сопутствующих патологий. Ее нельзя оперировать. Мы прописали эндокринную терапию и объяснили дочке, что пациентка не от онкологического заболевания умрет. У нее выраженная сердечная недостаточность. Если мы ее на операционный стол возьмем, то со стола не снимем. Там много противопоказаний.

Она при этом себя неплохо чувствует, говорит, что немножко побаливает. У нее раковый процесс стабилизировался и стоит на месте.

— Мужчины к вам на прием часто приходят?

— Да. Много тех, кто занимается культуризмом и принимает добавки, которые способствуют развитию гинекомастии, то есть росту молочной железы. На фоне гинекомастии может развиться рак.

У меня есть пациент с раком молочной железы. Он знает, что 1% раков молочной железы — это рак у мужчин. И всегда, когда ко мне приходит, говорит: «Сан Саныч, пришел 1%». Ему молочную железу полностью удалили, он сейчас под наблюдением и неплохо себя чувствует.

— Как влияет на развитие рака молочной железы прием оральных контрацептивов?

— До первых родов не рекомендую их принимать, потом — можете.

Есть доказательная база, что семь лет принимать гормонозаместительную терапию безопасно, потом риск развития рака увеличивается. Но если гормонозаместительную терапию отменить, то через два года после этого риск сравняется с теми женщинами, которые ее никогда не принимали.

Но здесь вопрос качества жизни выходит на первый план. Если я вижу, что качество жизни у пациентки никакое, и у нее нет противопоказаний для принятия гормонозаместительной терапии, я ей ее назначаю и не боюсь этого. Но я обо всем предупреждаю пациентку, и она все равно сама принимает решение.

— Как за последние пять лет изменилась диагностика рака молочной железы?

— Все очень продвинулось. Сегодня маммографы стали более доступны, появились цифровые технологии. У нас был случай, когда мы нашли раковую опухоль по четырем микрокальцинатам (солевым отложениям в молочной железе. — Прим. TUT.BY), увидев их на маммограмме. Это мелкие точки разной формы и величины. Но по ним мы понимаем, что, скорее всего, начался раковый процесс. И в итоге там была опухоль до 5 мм, женщину пролечили, и она здорова.

Раньше при пленочных маммографах у нас таких возможностей не было.

— На ваш взгляд, как лечат рак молочной железы в Беларуси?

— На достойном уровне. Сегодня наши схемы лечения соответствуют мировым стандартам. Так же лечат и в Израиле, и в Германии.

— Что вы поняли о жизни за столько лет работы?

— Надо радоваться каждому дню. Здесь вспоминаешь слова из Библии: не думай о завтрашнем дне, он знает, каким ему быть, живи сегодняшним днем. Почему? Многие приходят с планами на завтра, а болезнь — хлобысь — и все планы ломает.

Еще надо быть добрее к людям и к себе. Я всегда говорю: «Делай пациенту все так, как будто ты можешь завтра оказаться на его месте».

— А как вы пришли в профессию?

— Я был акушером-гинекологом в Минском областном роддоме, и главврач Владимир Леонтьевич Селява в 1998 году вызвал меня к себе и говорит: «Пойдешь учиться на маммолога». Я говорю: «Не пойду». Гинекологи смотреть грудь всегда боялись, малейшие уплотнения — бегом к онкологам. Хотя гинеколог должен заниматься молочной железой — это часть репродуктивной системы.

И вот меня уговорили и отправили на учебу. Первым моим учителем была Ида Пахомовна Роговцева, она меня всему и научила. Когда я после учебы начал практиковать, сказал ей, что буду часто к ней направлять пациенток, потому что буду сомневаться. Она тогда сказала: «Первую тысячу посмотришь — и поймешь, что у женщины есть грудь. Дальше уже будет легче». Так оно и было.

Раньше УЗИ-аппараты были слабенькие, это не то, что сейчас, когда на приеме все видишь, и все определяли руками. Я поражался, как Ида Пахомовна руками может такое находить. А потом понял, что все приходит с опытом.

источник

С онкологическим заболеванием груди, как правило, связано множество вымышленных фактов. Именно поэтому стоит разобраться в симптомах, потенциальных рисках и других факторах.

Миф 1: Раку груди подвержены только те женщины, в семье которых были случаи этой болезни.

Правда: Около 70% женщин с установленным диагнозом не имеют никаких идентифицируемых факторов риска заболевания. Однако, если хотя бы у одного родственника I степени (родителя, сестры или ребенка) был рак молочной железы, то риск повышается примерно в 2 раза.

Миф 2: Бюстгальтер с косточками опасен.

Правда: Многие считают, что такие бюстгальтеры пережимают лимфатическую систему груди, вызывая накопление токсинов, а также вызывают рак. На самом деле, ни тип бюстгальтера, ни плотность белья или любой другой одежды не имеют никакого отношения к раку груди.

Миф 3: Большинство узелков и опухолей молочной железы являются онкологическими.

Правда: Около 80% образований и уплотнений в груди связаны с доброкачественными (нераковыми) изменениями, кистами и другими факторами. Но врачи настоятельно рекомендуют обращать внимание на любые изменения, ведь раннее диагностирование, как правило, способствует позитивному исходу. Врач может порекомендовать провести маммограмму, ультразвук или биопсию для определения типа образования.

Миф 4: Воздействие воздуха на опухоль во время операции ведет к распространению раковых клеток.

Правда: Современные исследования полностью опровергают утверждения о том, что оперативное вмешательство вызывает или способствует распространению рака молочной железы. Непосредственно во время операции врач может обнаружить, что ткани поражены больше, чем считалось ранее. Тем не менее исследования на животных показали, что после операции иногда происходит временный рост метастаз, чего не было обнаружено у людей.

Миф 5: Имплантаты могут повысить вероятность развития рака.

Правда: Согласно исследованиям, женщины с имплантатами в груди не причисляются автоматически к группе риска. Однако им для более полного изучения ткани груди, кроме стандартной маммограммы, требуется дополнительное рентгеновское исследование.

Миф 6: Рак молочной железы может появиться у каждой восьмой женщины.

Правда: Если быть точным, то риск увеличивается по мере взросления. Вероятность получить такой диагноз в 30 лет составляет 1:233, а к моменту достижения 85 лет этот показатель вырастает до 1:8.

Миф 7: Из-за антиперспиранта может появиться рак груди.

Правда: Американское онкологическое общество не подтверждает этот слух, но признает, что необходимы дополнительные изучения. Ранее исследователи наткнулись на следы парабенов в образцах опухолей рака. Парабены, используемые в составе некоторых антиперспирантов, обладают слабыми эстрогеноподобными свойствами. Однако это исследование не установило наличие прямой причинно-следственной связи между этими явлениями, так же как и не позволило с точностью идентифицировать источник парабенов в опухолях.

Миф 8: Если грудь небольшая, то и вероятность заболевания меньше.

Правда: Между размером груди и риском развития рака связи также нет. Возможно, дело в том, что очень большую грудь сложнее исследовать, проводить маммографию или МРТ. Однако все женщины, независимо от размера груди или других физиологических особенностей, должны проходить скрининги и осмотры.

Миф 9: Рак груди всегда бывает в виде опухоли.

Правда: Обнаруженное уплотнение под кожей может указывать на рак груди (или одно из доброкачественных состояний молочной железы), но необходимо быть настороже и к другим видам изменений. К последним относятся: припухлость, раздражение кожи или сыпь, боль в груди или сосках, втягивание соска внутрь, покраснение, шероховатость или утолщение сосков или кожи груди, а также любые выделения, кроме грудного молока.

Рак молочной железы может распространяться на лимфатические узлы подмышек и вызывать распухание в этом месте до того, как опухоль в груди станет достаточно большой и ощутимой. С другой стороны, маммограмма может определить наличие заболевания, протекающего без каких-либо симптомов.

Миф 10: Если провести мастэктомию, то рака груди уже не будет.

Правда: К сожалению, эта болезнь развивается иногда даже после полного удаления молочной железы. Это может случиться, например, на месте рубца. Шанс, хоть и небольшой, но существует. Тем не менее мастэктомия в качестве превентивной меры снижает риск развития рака на 90%.

Миф 11: Семейный анамнез со стороны отца не настолько влияет на вероятность онкологического заболевания, как анамнез со стороны матери.

Правда: Оба анамнеза одинаково важны для адекватной оценки рисков. В любом случае стоит рассматривать ситуацию с женской половиной семьи, так как именно она более уязвима к раку молочной железы. Но другие виды рака у мужчин-родственников также следует брать во внимание для более точного определения вероятности развития болезни.

Миф 12: Кофеин вызывает рак груди.

Правда: Нет объективных причин считать такое утверждение верным. Более того, по результатам некоторых исследований стало известно, что кофеин может даже фактически снизить риск.

Миф 13: Если вы в группе риска, то вам остается лишь наблюдать за симптомами.

Правда: Для снижения риска можно сделать многое, например, похудеть, если присутствует избыточный вес, регулярно заниматься физической активностью, снизить или исключить употребление алкоголя и курение, проводить регулярное самообследование и клиническую диагностику, маммограмму и МРТ, участвовать в клинических испытаниях и т.д. Кроме того, некоторые предпочитают проводить профилактическую мастэктомию.

Миф 14: Фиброзно-кистозные новообразования в груди означают повышеный риск развития рака.

Правда: Раньше действительно считалось, что женщины с такими изменениями в груди больше подвержены риску развития рака, но на самом деле это не так. Для обследования им только нужно проводить маммограмму вместе с ультразвуком.

Миф 15: Облучение от ежегодных маммограмм способствует онкологическому заболеванию.

Правда: Уровень излучения, используемого при маммограмме, настолько мал, что связанные с ним риски являются просто ничтожными по сравнению с преимуществами, полученными в результате теста. Обследование может обнаружить уплотнения задолго до того, как их можно будет нащупать или заметить другим образом. Американское онкологическое общество рекомендует женщинам в возрасте от 40 лет и старше делать скрининг-маммограмму раз в 1-2 года.

Миф 16: Пункционная биопсия может нарушить покой раковых клеток и заставить их распространиться на ткани других частей тела.

Правда: Убедительных доказательств этого утверждения на сегодняшний день не существует. Проведенное в 2004 году исследование не выявило увеличения распространения рака среди пациентов, перенесших пункционную биопсию по сравнению с теми, у кого не было этой процедуры.

Миф 17: Рак молочной железы является лидирующим убийцей женщин после сердечных заболеваний.

Правда: От этого заболевания в США умирают примерно 40 000 женщин в год. Однако ежегодная смертность от инсульта составляет 96 000 человек, от рака легких – 71 000 человек, а хронические заболевания дыхательных путей убивают около 67 000 человек.

Миф 18: Если результат маммограммы оказался негативным, то больше не о чем беспокоиться.

Правда: Несмотря на ее важную роль для скрининга и диагностики рака груди, маммограмма не обнаруживает 10-20% случаев заболевания. Вот почему клинические обследования и самообследования груди являются важными элементами процесса скрининга.

Миф 19: Утюжки для волос вызывают рак молочной железы у афро-американок.

Правда: Крупное исследование 2007 года, финансируемое Национальным институтом рака, не выявило закономерного повышения риска развития рака груди из-за использования выпрямителей волос. Среди участников исследования были афро-американские женщины, использовавшие устройства минимум 7 раз в год на протяжении 20 лет или дольше.

Миф 20: Удаление всей груди дает женщине больше шансов на выживание, чем лампэктомия с лучевой терапией.

Правда: Показатели позитивного исхода примерно равны для тех, кто прошел через мастэктомию, и тех, кто выбрал вариант с частичным удалением молочной железы и послеоперационной лучевой терапией. Но в случаях, связанных с обширной карциномой молочной железы, наличием мутаций гена BRCA или особенно крупных опухолей, лампэктомия не может считаться подходящим вариантом лечения.

Миф 21: Ожирение или избыточный вес не являются дополнительным фактором риска.

Правда: Все в точности наоборот – из-за наличия этого фактора риск развития онкологии значительно повышается, особенно в период менопаузы.

Миф 22: Из-за лечения бесплодия у женщин больше шансов получить диагноз «рак молочной железы».

Правда: Принимая во внимание связь эстрогена с раком груди, ученые допускали такую вероятность. Однако в ходе исследований они не получили подтверждения, но эта проблема все же требует дополнительного изучения.

Миф 23: Жить около линий электропередач категорически нельзя – это может вызвать рак молочной железы.

Правда: В 2003 году было проведено исследование с целью выяснить причины широкой распространенности рака груди в некоторых районах Нью-Йорка. Ученым не удалось обнаружить связь между болезнью и электромагнитными полями от ЛЭП. Более раннее исследование, проведенное в районе Сиэтла, дало аналогичный вывод. Тем не менее исследование потенциальных факторов экологического риска продолжается.

Миф 24: Аборт в ответе за возникновение рака молочной железы.

Правда: Ввиду того, что абортивное вмешательство нарушает гормональные циклы во время беременности, а рак груди связан с уровнями гормонов, многочисленные исследователи долгое время изучали причинную связь, но не нашли убедительных доказательств ее подтверждения.

Миф 25: Существует возможность предотвратить рак груди.

Правда: Увы, нет. Конечно, вполне возможно определить некоторые факторы риска (семейный анамнез и наследственные мутации гена), а также скорректировать образ жизни (сократить или прекратить употребления алкоголя и никотина, снизить вес, заниматься физической активностью и проводить регулярные скрининги). Однако примерно 70% женщин с диагнозом «рак молочной железы» не имеют идентифицируемых факторов риска, а это означает, что заболевание развивается по необъяснимым на данный момент причинам.

источник