Меню Рубрики

Статистика рак молочной железы в татарстане

В Татарстане смертность от онкологических заболеваний ниже, чем в Приволжском федеральном округе и в целом по стране

При этом в республике насчитывается более 115 тысяч онкологических больных. За последние 10 лет на треть увеличилось число онкологических больных, стоящих на учете. Об этом шла речь на заседании Общественного совета федерального партийного проекта «Единой России» «Здоровое будущее» в Татарстане, прошедшем накануне на базе казанского политехнического лицея №182.

Из предложений – строительство мощного детского центра детской гематологии, онкологии, хирургии и подготовка специализированных кадров. Также были названы наиболее распространенные в республике виды рака.

Заседание Общественного совета было посвящено вопросу борьбы в онкологическими заболеваниями в республике. Оно прошло под председательством регионального координатора партпроекта «Здоровое будущее», главного врача РКБ Рафаэля Шавалиева. В работе заседания также приняли участие министр здравоохранения Татарстана Марат Садыков, депутат Госдумы от РТ, экс-глава Минздрава Татарстана Айрат Фаррахов и другие специалисты.

По словам Рафаэля Шавалиева, заседание проходит в рамках подготовки к реализации партийного онкоконтроля. По итогам селекторного совещания под руководством федерального координатора партпроекта «Здоровое будущее», председателя комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрия Морозова, принято решение о проведении мониторинга онкологической обеспеченности в регионах.

«Мониторинг должен будет проводиться по двум направлениям: анализ организации маршрутизации пациентов, обеспеченности оборудованием, кадрами, а также исследование общественного мнения по качеству и своевременности оказания онкологической помощи, — пояснил главврач РКБ. – Планируется создать горячую линию по вопросам онкологических заболеваний».

О реализации программ по борьбе с онкологическими заболеваниями в Татарстане рассказал главный внештатный специалист-онколог Минздрава РТ Владимир Жаворонков.

«Президент России поставил перед нами довольно серьезные задачи – в ближайшее десятилетие войти в клуб 80+, то есть в пул страны, где средняя продолжительность жизни превышает 80 лет. И подчеркнул необходимость реализации общенациональной программы борьбы с онкозаболеваниями», — отметил Владимир Жаворонков.

Докладчик обрисовал ситуацию с онкозаболеваниями в Татарстане за 2017 год.

«По смертности от онкозаболеваний Татарстан находится на более низком уровне по сравнению с Приволжским федеральным округом и с Российской Федерацией. Заболеваемость злокачественными новообразованиями оказывается чуть ниже, чем по стране в целом и по ПФО», — сообщил он.

Так, смертность от рака в Татарстане составляет 189 человек на 100 тыс. населения, тогда как по России – 197 на 100 тыс. населения. С 2019 года стартует реализация региональной программы борьбы со злокачественными образованиями, которой поставлены, в том числе, цели сокращения смертности до 185 человек на 100 тысяч населения, продолжил он.

Владимир Жаворонков отметил, что в настоящее время в структуре смертности населения по стране 16 процентов составляют злокачественные новообразования.

«Мы ожидаем, что с увеличением средней продолжительности жизни, улучшением качества диагностики, этот показатель будет расти. В развитых странах эта доля существенно выше», — признал он.

Владимир Жаворонков также назвал Топ-6 нозологий по уровню заболеваемости онкологическими заболеваниями в Татарстане: рак толстой кишки, кожи, молочной железы, легкого, женских гениталий, предстательной железы. По сравнению с данными предыдущих 10 лет, в республике снижается заболеваемость раком желудка при увеличении заболеваемости раком предстательной железы.

Как сообщил спикер, в целом идет очевидное увеличение смертности от злокачественных новообразований параллельно с увеличением заболеваемости. Так, с 1959 по 2017 год заболеваемость увеличилась на 200, смертность – на 73,5 процента. «Мы должны быть готовы к увеличению контингента пациентов со злокачественными новообразованиями», — подчеркнул он.

Спикер обратил особое внимание на необходимость ранней диагностики онкологических заболеваний. В решении этой задачи большую роль играет диспансеризация населения.

«Мы настаиваем, что должны быть соблюдены эффективные способы массовых обследований – жидкостная цитология, цифровая маммография и ряд других», — подчеркнул он.

Владимир Жаворонков обозначил наиболее актуальные проблемы в отрасли: низкая повторная явка пациентов, которым уже поставили подозрение на злокачественное новообразование; доступ населения, особенно в отдаленных уголках республики, к диагностике; нехватка оснащения, в том числе, линейными ускорителями.

По словам докладчика, в рамках региональной программы борьбы со злокачественными образованиями планируется организация девяти центров амбулаторно-онкологической помощи.

«Это прекрасная возможность проводить уточняющую диагностику. Пациенты из первичных онкологических кабинетов, где ресурсные возможности не позволяют провести диагностику в полном объеме, поступают в межрайонные центры, где им уточняют диагноз», — пояснил он.

Владимир Жаворонков убежден в необходимости создания регионального реестра больных со злокачественными заболеваниями, нуждающихся в оказании паллиативной помощи. Он также обратил внимание на необходимость совершенствования скрининговых программ, развития инфраструктуры и модернизации материально-технической базы.

Директор Казанской государственной медицинской академии Рустем Хасанов заявил, что достижение задач невозможно без подготовленных кадров. Основной вклад в реализацию задачи борьбы с онкозаболеваниями вносят специалисты именно первичного звена.

По его данным, в Татарстане насчитывается более 115 тысяч онкологических больных.

За последние 10 лет в России в целом и в Татарстане в частности на треть увеличилось число онкологических больных, стоящих на учете, а ресурсов, в том числе, и кадровых, на столько не увеличилось.

О совершенствовании системы детской онкологии и гематологии в Татарстане поведал главный врач ДРКБ Айрат Зиатдинов. В структуре детской смертности доля летальных исходов от новообразований возросла с 2 до 6 процентов, сообщил он.

«Первичная заболеваемость злокачественными новообразованиями среди детского населения увеличилась в республике более чем на 40 процентов. В Татарстане показатель составляет 15,8 на 100 тысяч детского населения, по России – 13,2.

Всего на начало года на диспансерном учете с новообразованиями состоят более 8 тысяч детей, из них 3,8 тысячи – с впервые выявленной патологией», — сообщил он.

Докладчик отметил актуальность проблемы дефицита ресурсов для лечения детской онкологии, что диктует необходимость модернизации первичной сети, улучшения диагностической базы, создания необходимых условий для стационарного лечения, реабилитации и диспансерного наблюдения за такими детьми. Он также обозначил необходимость строительства в Татарстане центра детской гематологии, онкологии т хирургии с потенциалом расширения на Приволжский федеральный округ. Уже разработана концепция такого 6-этажного центра на территории ДРКБ мощностью 100 коек. «Проект включает не только строительство специализированного центра, но и подготовку кадров соответствующего профиля, создание службы доноров и сотрудничество с регистрами доноров», — подчеркнул Айрат Зиатдинов.

«Начинается реализация национального проекта в области здравоохранения, где есть раздел по снижению смертности от онкологических заболеваний, — подвел итоги заседания глава Минздрава РТ Марат Садыков. – Один республиканский онкодиспансер с этим делом не справится, даже с привлечением первичной сети. Это общее дело сферы здравоохранения».

По словам министра, население серьезно озабочено обсуждаемой проблемой. 28 ноября в Министерстве здравоохранения РТ состоялось заседание Общественного совета, на котором подвели итоги народного голосования за приоритетные цели для ведомства на 2019 год. На третьем месте оказалась борьба с онкологическими заболеваниями: выявление на ранних стадиях и снижение смертности.

«Происходят очень большие вложения в онкологическую службу – на следующий год прогнозные показатели составляют 1,2 млрд рублей», — сообщил он.

источник

Статистика рака молочной железы довольно пугающая. Распространенность патологии высока практически во всех развитых странах. Максимальные значения заболеваемости зарегистрированы в Австралии, Швейцарии, минимальные – в Китае и Японии, Россия занимает промежуточное положение.

Заболеваемость на 100 000 чел

Доля рака молочных желез в общей структуре злокачественных заболеваний:

Ежегодно в мире регистрируют примерно 1 250 000 новых случаев рака груди, из них 54 000 в России. Заболеваемость раком молочных желез в большинстве стран растет, это связано с различными факторами. В первую очередь, следует отметить улучшение методов диагностики, в частности маммографического скрининга, который позволяет выявить новообразование на ранних стадиях, до появления первых симптомов. Многие специалисты рекомендуют проводить маммографию и самообследование груди в профилактических целях с 20 лет и делать ее 1 раз в 3 года, после 40 рекомендуется проходить процедуру 1 раз в год.

Согласно статистике, у 1 из 8 женщин в течение жизни будет диагностирован рак молочных желез, но заболевание может появиться и у мужчин. По данным многих авторов, соотношение мужчин и женщин в структуре заболеваемости составляет 1:100. Риск возникновения патологи увеличивается с возрастом, большая часть пациентов (77%) старше 50 лет, на долю молодых девушек приходится 0,3%.

Вероятность развития рака молочных желез по возрастам:

Показатель смертности за последние годы стабилизировался, в некоторых странах наблюдается снижение.

Показатели летальности от рака молочных желез на 100 000 населения

Статистика рака молочной железы в России показывает рост показателей заболеваемости и смертности.

Абсолютное число зарегистрированных больных с диагнозом рак молочной железы в 2004-2014 году по данным ВОЗ:

Показатели заболеваемости и их прирост за 2004-2014 года в России:

заболеваемость на 100 000

Среднегодовой темп прироста в %

Абсолютное число умерших больных от рака молочной железы в России за 2004-2014 года:

Динамика показателя летальности за 2004-2014 года от рака молочной железы в России:

Среднегодовой темп прироста в %

Точных причин развития рака молочных желез никто не знает, но выделяют ряд предрасполагающих факторов, которые повышают риск развития патологии. Следует отметить, что это гормонозависимая опухоль, поэтому она часто возникает на фоне гормональной недостаточности и внешней стимуляции эндокринных желез (прием гормональных лекарственных средств). Ученые выявили, что если в крови пациента снизить концентрацию эстрадиола на 17%, можно снизить вероятность развития рака в 4-5 раз. В отношении гормонозаместительной терапии имеются противоречивые данные, ученые полагают, что длительный прием пероральных контрацептивов (более 8 лет) увеличивает риск на 35%, но после отмены медикаментов отрицательное влияние исчезает, кумулятивный эффект незначителен.

Большую роль играют беременность, роды, время наступления менархе (первых месячных) и климакса. Раннее менархе (до 13 лет) увеличивает риск формирования опухоли в 2 раза. Поздний климакс (после 54 лет), в свою очередь, также приводит к росту заболеваемости в 4 раза. Роды и беременность оказывают положительное влияние и уменьшают вероятность развития рака на 50%, и чем больше беременностей, тем ниже показатель.

Также доказано, что ожирение – серьезная проблема, которая может привести к появлению различных заболеваний, в том числе вызвать рак молочных желез. Относительные риски появления патологии составляют 37 единиц, в большей степени это обусловлено злоупотреблением жирной пищей, так как увеличение концентрации жиров приводит к росту количества эстрадиола в крови и формированию гормонального дисбаланса. Следует учитывать и отягощенный семейный анамнез, примерно у 25% пациентов есть случаи рака молочных желез у близких родственников.

Продолжительность жизни при раке молочной железы и выбор методов лечения напрямую зависят от вида опухоли, а точнее от ее гистоморфологической структуры:

Протоковая карцинома: часто встречается, не агрессивная, эту форму можно выявить на ранних стадиях при помощи маммографии. Внешне она никак себя не проявляет, в 25-50% случаев дает рецидив через 15-25 лет после лечения;

Дольковая карцинома: злокачественные клетки расположены в пределах долек железы, встречается в 5-25% случаев, чаще всего развивается в возрасте 45-47 лет и поражает одновременно обе груди. Выявляется совершенно случайно во время медицинских осмотров, в 25% случаев дает рецидив через 25 лет;

Инфильтрирующая протоковая карцинома: регистрируется у 80% пациентов, характеризуется поражением окружающих тканей и выходом за пределы железы. Особенность опухоли – овальная форма новообразования с неровными краями, она спаяна с кожей. Очень часто эта форма рака дает метастазы, как в регионарные ткани, так и в отдаленные;

Инфильтрирующая лобулярная карцинома: встречается в 5% случаев в возрасте 45-56 лет, очень редко диагностируется при маммографии;

Медуллярная карцинома: 3-10 % случаев, характеризуется четкими границами, редко прорастает в окружающие ткани;

Рак с признаками воспаления: развивается у 20% пациенток в молодом возрасте или после 50 лет, часто маскируется под другую патологию, это агрессивный вид опухоли, продолжительность жизни больных не более 3 лет.

Усовершенствованные методы диагностики и лечения рака молочных желез привели к росту показателей выживаемости за последние 20 лет. По данным США, более 95% пациентов проживают 5 и более лет. Статистика рака молочных желез показывает, что показатель пятилетней выживаемости в мире составляет 89%, десятилетней – 82%, пятнадцатилетней – 77%. Такие высокие значения показателей связаны со своевременной специализированной помощью, но если лечение не проводить, то показатель пятилетней выживаемости не превышает 15%.

На прогнозы выживаемости оказывают прямое влияние следующие факторы:

Количество пораженных регионарных лимфатических узлов: если метастазы рака в лимфоузлах не обнаружены, то прогнозы довольно благоприятны. В противном случае, десятилетняя выживаемость составляет не больше 25%. Если в патологический процесс вовлечены 3 узла – показатель равен 35%, если 4 и больше – 15% и ниже;

Размер новообразования: чем больше опухоль, тем она агрессивнее;

Степень распространения процесса;

Выделяют 4 стадии развития рака молочных желез. Благоприятные прогнозы наблюдаются на начальных этапах патологии, когда опухоль небольшая по размерам и не агрессивна. Но в это время рак обнаруживают крайне редко, в большинстве случаев совершенно случайно на медицинских осмотрах, так как новообразование груди не вызывает появления негативных симптомов. Наиболее тяжелые случаи — это 3 и 4 стадии болезни. В эти периоды пациенты испытывают сильные болевые ощущения и другие неблагоприятные клинические признаки, которые значительно ухудшают качество жизни. Лечение также приносит дополнительные страдания, поэтому многие больные от него отказываются.

Стадии рака молочных желез:

1 стадия характеризуется малыми размерами новообразования (менее 2 см), пятилетняя выживаемость составляет 70-95%, десятилетняя — 80%;

2 стадия: размеры увеличиваются до 5 см, возможно распространение опухоли на соседние лимфоузлы, 5-летняя выживаемость равна 50-80%, 10-летняя – 40-60%;

3 стадия: опухоль резко увеличивается в размере, поражает окружающие ткани и лимфоузлы, пятилетняя выживаемость не больше 50%, десятилетняя – до 30%;

4 стадия: произвольные размеры новообразования, большое количество метастазов, 5-летняя выживаемость не более 10%, 10-летняя до 5%.

Удельный вес пациентов в зависимости от стадии патологии в России в % за 2004-2014 годы:

Хотя в целом наблюдается положительная тенденция и уменьшение количества больных, выявленных на заключительных стадиях, процент пациентов на последних этапах довольно высок, поэтому показатели смертности остаются на прежнем высоком уровне.

Летальность на первом году после установления точного диагноза рака молочной железы в России за 2004-2014 годы:

В наше время злокачественные новообразования лечат разными методами. Согласно статистике рака молочной железы в России, 34,7% пациентам в 2014 году была проведена радикальная операция и в 65,3% были использованы комплексные методы терапии (хирургические вмешательства и химиолучевое воздействие). При использовании только хирургических методов лечения пятилетняя выживаемость составляет 85%, десятилетняя -73%, при комбинированной (только химиолучевое воздействие) терапии показатели немного отличаются и составляют 83% и 67%, при комплексном подходе 87% и 69% соответственно.

В большинстве случаев пациентам проводят полную резекцию молочных желез, при этом пятилетняя выживаемость достигает 97%. Но в последнее время все чаще проводят органосохраняющие операции, позволяющие улучшить качество жизни пациенток и сохранить семейное положение, доля таких вмешательств составляет 10-15%, но ежегодно растет.

Возможность проведения подобных операций возрастает после проведения адекватной химиотерапии, при небольших размерах опухоли и на начальных этапах развития рака. По данным некоторых ученых, химическое воздействие на новообразование в 90% случаев ведет к уменьшению его размеров, что позволяет провести квадрантэктомию или лампэктомию, а не полное удаление тканей железы. При этом местные рецидивы после органосохраняющих операций наблюдались в 6-8%, а после радикальных – в 22%.

Специалисты считают, что частота рецидивов зависит не столько от объемов операции, сколько от первоначальных размеров рака молочной железы, если она равна 5 см и более, то рецидивы развиваются в 5-6 раз чаще. Прогнозы выживаемости при этом значительно сокращаются и составляют 1-2 года. Но продолжительность жизни пациента зависит от многих факторов: методов лечения, локализации рецидива, наличия метастазов, общего состояния, возраста и т.п.

Рак молочной железы довольно часто встречается у женщин репродуктивного возраста (32-38 лет), поэтому риск возникновения опухоли в период беременности высокий. По данным статистики, патология развивается в 1 случае на 3000 беременностей, это соответствует 3% среди всех пациентов с этим диагнозом.

Формирование рака молочной железы во время беременности приводит к некоторым трудностям в диагностике и лечении. Именно поэтому эта проблема привлекает к себе всеобщее внимание, ведь этот период связан с резким гормональным всплеском, и, к сожалению, не всегда организм может к нему адаптироваться, поэтому и развиваются различные заболевания. Но при беременности происходят многочисленные изменения в строении тела, поэтому рак молочных желез практически невозможно выявить на ранних этапах. Как правило, опухоль регистрируется на 15-25 неделе.

На момент постановки диагноза рак молочных желез размеры новообразования достигают 6-12 см, в 72-80% диагностируются распространенные формы рака, в 20% регистрируются отдаленные метастазы.

Вероятность формирования опухоли в период беременности зависит от нескольких факторов:

Беременность и роды после 30 лет увеличивают риск развития рака в 2-3 раза, после 40 лет – в 4-5 раз;

Многочисленные роды снижают риски появления опухоли, но не ликвидируют их полностью;

Генные аномалии совместно с периодом беременности увеличивают риск опухоли в 3-4 раза;

Отсутствие грудного вскармливания повышает риски в 2 раза;

Продолжительная и повторяющая лактация снижает вероятность в 3-4 раза.

Выбор метода лечения беременной подбирается строго индивидуально. Если пациентка на ранних сроках отказывается от терапии и хочет сохранить плод, то все процедуры откладывают до родов. Как правило, прогнозы от такого выбора крайне неблагоприятны.

Читайте также:  Кто сам вылечился от рака груди

Если рак молочной железы выявляется в 1 триместре (в 10-15 % случаев), то рекомендуется прерывание беременности и проведение полного комплекса терапевтических мероприятий. Диагностирование опухоли во 2 триместре происходит чаще всего (65-70%), на этом этапе возможно сохранение беременности: таким пациенткам проводят радикальные операции и химиотерапию после 14 недели, более раннее начало химического воздействия приводит к увеличению риска формирования уродств и аномалий плода на 20-40%. Регистрация новообразования в 3 триместре подразумевает проведение полного комплекса процедур после родоразрешения на 36 неделе.

источник

Профилактика рака молочной железы

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

По статистике, заболеваемость населения России злокачественными новообразованиями молочной железы за последние 15 лет увеличилась более чем в 2 раза. Известно, что заболеваемость женщин, проживающих в крупных городах и индустриальных районах, выше, чем жительниц сельской местности.

Рак молочных желез встречается и у мужчин. Многие мужчины даже не подозревают о возможности развития у них такого заболевания. Именно поэтому они не сразу обращаются к врачам, что ведет к поздней диагностике, несвоевременному началу лечения и плохим терапевтическим результатам.

К факторам риска развития рака молочной железы у женщин относят злокачественные опухоли в семейном анамнезе (особенно наличие рака молочной железы у матери или бабушки), позднее наступление менструаций у девушек, отсутствие родов или поздние первые роды, отказ от кормления ребенка грудью, длительное отсутствие половой жизни, заболевания репродуктивной системы, ведущие к нарушениям гормонального фона. Как выяснилось, имеют также значение такие заболевания, как сахарный диабет, гипертоническая болезнь и атеросклероз и др.

Рак груди возникает как результат активного неконтролируемого деления атипичных раковых клеток. Без лечения опухоль быстро увеличивается в размерах, может прорастать в кожу, мышцы и грудную клетку. По лимфатическим сосудам раковые клетки попадают в ближайшие лимфоузлы. С током крови они разносятся по всему организму, давая рост новым опухолям — метастазам. Чаще всего рак молочной железы метастазирует в легкие, печень, кости, головной мозг. Поражение этих органов, а также распад опухоли и приводит к смерти.
Рак молочной железы может развиваться на фоне предопухолевых заболеваний, к которым относится мастопатияи фиброаденомы.

СИМПТОМЫ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

— безболезненное, плотное образование в толще молочной железы,
— изменение очертания и формы молочной железы,
— сморщивание или втяжение кожи молочной железы,
— ощущения дискомфорта или непривычная боль в одной из молочных желез,
— уплотнение или припухлость на соске, его втяжение,
— кровянистые выделения из сосков,
— увеличение лимфатических узлов под мышкой с соответствующей стороны.

Из-за отсутствия ежегодных диспансеризаций врачи не могут постоянно отслеживать здоровье населения. Поэтому чаще всего к онкологу обращается сама женщина, которая заметила новообразование.

Основным методом раннего выявления рака молочной железы является рентгеновское исследование маммография. Регулярное проведение этого исследования позволяет обнаружить опухоль на ранней стадии.

Несмотря на то, что молочные железы доступны для обследования, около половины больных поступают в лечебные учреждения с третьей и четвертой стадиями заболевания. Нередко это связано с отсутствием у женщин навыков самообследования, а также длительным лечением домашними средствами при обнаружении различных уплотнений в молочной железе. Женщины боятся сходить к врачу и узнать правду. Это ведет к поздней диагностике и худшим результатам при терапии.

Для подтверждения диагноза необходима маммография, УЗИ молочной железы, и биопсия (взятие кусочка ткани молочной железы для гистологического исследования). Для выявления возможных метастазов женщину направляют на сцинтиграфию костей (радиоизотопное исследование), ультразвуковое исследование органов брюшной полости, рентгенографию легких, компьютерную томографию и др. В зависимости от результатов обследования могут понадобиться также дополнительные методы диагностики.

Метастазирование может происходить по лимфатическим и кровеносным сосудам. Лимфогенные метастазы появляются в регионарных лимфатических узлах: передних грудных, подмышечных, под- и надключичных, окологрудинных. Гематогенные метастазы обнаруживаются чаще в костях, легких, печени, почках. При раке молочной железы нередко встречаются так называемые латентные, или дремлющие метастазы, которые могут развиться через 7-10 лет (описано и через двадцать лет) после радикального удаления первичной опухоли.

ЧТО МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ВЫ

Если вы заметили какие-либо изменения состояния молочных желез, постарайтесь как можно раньше обратиться к маммологу. Не нужно бояться обследования. Гораздо опаснее тянуть время, ждать пока проявления исчезнут или заниматься самолечением. Упущенное время в такой ситуации опасно прорастанием опухоли в глубокие слои грудной стенки и метастазированием.

ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ВРАЧ

Лечением рака молочной железы должно быть комплексным. Данный подход предполагает использование хирургического вмешательства, применения химиотерапии, гормонотерапии и лучевой терапии. Выбор метода лечения определяется многими факторами строением опухоли, темпом ее роста, наличием метастазов, возрастом больной, функцией яичников и др. Только квалифицированный врач сможет выбрать правильную схему лечения. При ранней диагностике рака молочной железы лечение позволяет добиться полного излечения и возвращения к полноценной жизни. Современные методы пластический хирургии позволяют добиться хороших косметических результатов.

ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ МЕРЫ

Основой профилактики рака молочной железы является самообследование женщинами молочных желез и регулярные посещения маммолога, гинеколога и терапевта.
Только в случае регулярного прощупывания и осмотра молочных желез, женщина сможет вовремя заметить появившееся уплотнение в молочной железе — основной и зачастую единственный признак рака груди. Кроме того, женщина раз в год должна проходить профилактическое обследование у маммолога и гинеколога, делать УЗИ молочной железы и маммографию.

Последнее обновление: 9 октября 2018, 12:52

источник

В Татарстане в 2017 году выявили 15 707 новых случаев заболевания раком. По сравнению с 2016 годом число заболевших за прошлый год увеличилось на 1 процент. Всего же, по данным Министерства здравоохранения РТ, количество раковых больных в Татарстане составляет 104 711 человек. К слову, это примерно каждый 37-й житель республики.

Самое большое количество онкологических больных в Татарстане медики насчитали в Азнакаевском районе республики – 530 случаев на 100 тыс. населения.

«Мы не можем сказать, в зависимости ли это от географической локализации района. Мы можем это четко связать со средним возрастом жизни населения этого района. Это естественно. Чем выше средний возраст в районе, тем выше там уровень заболеваемости. В этих районах доля пожилого населения высока. Чем там внимательнее относятся к вопросам диспансеризации, вопросам ранней диагностики, тем выявляемость будет выше», – рассказал главный врач Республиканского клинического онкологического диспансера Ильдар Хайруллин.

Высокие показатели по заболеваемости раком в 2017 году оказались также в Муслюмовском, Спасском, Сармановском, Лениногорском и Зеленодольском районах Татарстана.

По словам медиков, россияне, в том числе и татарстанцы, часто заблуждаются, когда говорят о раке. К примеру, информация о том, что в республике от онкологии лечатся каждый второй или третий, оказалась всего лишь мифом.

Миф № 1. «Вокруг одни раковые больные»

«Вот говорят – огромнейшая заболеваемость: вокруг одни раковые больные. Но ведь все координируется возрастом. У нас средняя продолжительность жизни, ожидаемая, – 74 года. Во многих странах Европы и Японии – выше 80 лет. Но там и заболеваемость в два раза выше, чем в России и Татарстане. Например, чем выше средний возраст в районе РТ, тем выше там уровень заболеваемости. Это естественно», – объяснил первый заместитель министра здравоохранения Татарстана Сергей Осипов.

Миф № 2. «В России не лечат, нужны деньги на зарубежную клинику»

По словам замминистра здравоохранения РТ, далеко не всегда объявления о сборе средств на зарубежное лечение человека от рака – правда.

«В Татарстане культура сострадания, мне кажется, больше развита, чем в других регионах. Действительно, бывают очень сложные случаи, когда требуется зарубежная помощь. В Российской Федерации есть совершенно четкий порядок направления за рубеж на лечение. В том числе из Татарстана, детей и взрослых, которым было невозможно оказать помощь в России, Минздрав Российской Федерации направлял за рубеж. Дети и взрослые получали помощь за счет государственных средств. В то же время, ко мне практически ежедневно приходят обращения. Начинаешь прозванивать, либо трубку не берут, либо говорят, что такой человек не проживает по данному адресу, либо человек и не пробовал лечиться в России, а сразу побежал собирать деньги на лечение», – сообщил Сергей Осипов.

Миф № 3. «От рака спасают не только лекарства»

На альтернативном лечение онкологии сегодня неплохо зарабатывают разные фирмы, уверяют казанские врачи. К примеру, стандартные объявления о только что обнаруженной пользе какого-либо продукта чаще всего чья-то грамотная реклама.

«Наши с вами страхи эксплуатируют. Вдруг какая-то компания пишет: «Если есть сырую морковь – рака не будет». Другая вдруг выдает: «Чипсы избавят от рака». Естественно, все идут и покупают эти чипсы. Это заработок на нас с вами», – отметил специалист.

Миф № 4. «Антибиотики приводят к раку»

«Самолечением нельзя заниматься, да. Дело не в раке. Антибиотик в переводе на русский язык – «против жизни». Мы выживаем только потому, что мы больше и сильнее, а маленький микробчик гибнет от дозы яда. Каждый антибиотик по сути своей яд. Нужно понимать, когда этот яд использовать, а когда нет. Этому учат много-много лет, а люди, начитавшись в интернете статей, решают, что они сами знают все об антибиотиках и когда их пить», – удивляется Сергей Осипов.

Если говорить о самых распространенных видах рака в нашей республике, то онкологи выделяют несколько основных типах злокачественных новообразований. В 2017 году чаще всего у татарстанцев обнаруживали рак толстого кишечника, молочной железы, легких, желудка и меланома кожи. Среди мужчин чаще встречался рак предстательной железы, среди женщин – рак молочной железы.

источник

Главный онколог страны рассекретил в Казани, кто и как болеет страшной болезнью в России, А ТАКЖЕ как это выглядит на ЗападЕ

Неутешительные данные по лечению рака огласили накануне на открытии VIII съезда онкологов и радиологов стран СНГ и Евразии в Казани, на который съехались 2,5 тыс. специалистов. Главный онколог России Михаил Давыдов сравнил положение дел в России и других странах. Например, в США достигли ошеломительных результатов при лечении рака молочной железы: в 98% случаев американским специалистам удается добиться полного выздоровления пациентов, тогда как в России этот показатель держится на уровне 60%, и то он явно завышен, считает главный онколог. Опрошенные «БИЗНЕС Online» участники конгресса считают, что решение основных проблем российской онкологии лежит в увеличении финансирования и психологической работе с больными раком.

НА БОРЬБУ С РАКОМ — 47,6 МЛРД. ЗА 6 ЛЕТ

Впервые Казань выбрана площадкой для проведения съезда (8-го по счету) онкологов и радиологов стран СНГ и Евразии. Конгресс накануне открыли высокопоставленные чиновники России и Татарстана: заместитель министра здравоохранения РФ Татьяна Яковлева, премьер-министр РТ Ильдар Халиков, глава минздрава РТ Адель Вафин, а также заслуженные деятели медицины: главные онкологи РФ и РТ Михаил Давыдов и Рустем Хасанов. В приветственной речи Халиков отметил, что в конгрессе принимают участие первые лица научных институтов и ведомств, которые «занимаются вопросами онкологии не только в России». «Мы много проводим различных конференций, но чтобы огромный бальный зал «Корстона» был заполнен не на чей-то юбилей или свадьбу, а на конференцию по медицинской тематике, такое я вижу впервые», — сказал премьер-министр.

Яковлева в своем докладе рассказала, что с 2009 по 2014 год из федерального бюджета на совершенствование медицинской помощи по онкологии в России было выделено 35 млрд. рублей, софинансирование субъектов РФ составило 12,6 млрд. рублей. В мероприятиях, направленных на совершенствование медпомощи в сфере онкозаболеваний, приняли участие 64 субъекта РФ. За это время 3,5 тыс. медицинских сотрудников прошли повышение квалификации, более 800 человек прошли профессиональную переподготовку. Замминистра здравоохранения РФ также отметила, что программа модернизации здравоохранения, реализованная в стране в 2009 — 2013 годах, обошлась федеральному бюджету в 664,3 млрд. рублей. На эти средства, в частности, был завершен капитальный ремонт в 3425 учреждениях, поставлено более 386 тыс. единиц медицинского оборудования.

.
Адель Вафин, Ильдар Халиков и Михаил Давыдов

ДИСПАНСЕРИЗАЦИЯ ПОКАЖЕТ, КУДА ВЛИВАТЬ ДЕНЬГИ

«Для обеспечения доступности, эффективности медицинской помощи онкологическим больным необходимо четко выстроить трехуровневую систему здравоохранения в регионах, отладить схему маршрутизации пациентов, повысить уровень подготовки специалистов на всех уровнях», — сказала Яковлева, подчеркнув, что проведенная в регионах диспансеризация способствовала раннему выявлению онкологических заболеваний.

Так, по результатам диспансеризации взрослого населения в 2013 году в России выявлено 27,3 тыс. случаев злокачественных новообразований (ЗНО), за первое полугодие 2014 года эта цифра уже составляет 16 тыс. случаев. «27 тысяч впервые выявленных заболеваний в ранней стадии — это уже хорошо», — сказала Яковлева. По ее словам, зачастую минздрав критикуют, мол, зачем проводить всеобщую диспансеризацию, когда можно выбрать фокусные группы. «Нет, для России важна именно всеобщая диспансеризация. Нам нужен реальный срез заболеваемости населения, его анализ, который покажет, куда именно направлять финансовые средства», — заключила замминистра.

.
Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ РАКОМ В ТАТАРСТАНЕ РАСТЕТ, А СМЕРТНОСТЬ ОСТАЕТСЯ СТАБИЛЬНОЙ

Что происходит в Татарстане? Согласно статистике, в республике по состоянию на начало 2014 года на учете состоят более 80,5 тыс. онкобольных. Это каждый 47-й житель республики. Динамика увеличивается — например, годом ранее на учете был каждый 51-й житель.

Давыдов продемонстрировал диаграмму заболеваемости и смертности в республике по сравнению с Россией. С 2002 года заболеваемость в Татарстане была заметно ниже, чем в России, но к 2012 году зеленая линия республики приблизилась и пересекла красную линию данных РФ. Связано это, по оценкам специалистов, в первую очередь с ростом качества диагностики вкупе с ростом продолжительности жизни как раковых больных, которые живут с двумя-тремя опухолями, так и населения в целом. Смертность же от онкозаболеваний в РТ остается ниже среднероссийских показателей. В Татарстане в 2012 году число смертельных случаев фиксировалось на уровне 183 на 100 тыс. населения, в 2013 году снизилось до 178.

Заболеваемость, по оценкам специалистов, выше в экологически неблагоприятных регионах — там, где развита химическая, нефтехимическая промышленность, нефтедобыча и нефтепереработка. Не удивительно поэтому, что в Нижнекамске отмечается тенденция к росту заболеваемости. Однако в развитии новообразований почти половина факторов связана с образом жизни, пятая часть зависит от генетической предрасположенности, примерно такое же влияние оказывает внешняя среда. Медицинские же факторы — несвоевременная диагностика, невысокое качество помощи — на последнем месте среди факторов, способствующих заболеваемости. Тем не менее ранняя диагностика у здорового человека на наиболее распространенные онкозаболевания — рак молочной железы, простаты, желудка, легкого — способствует успеху излечения.

Частота заболеваемости раком примерно одинакова как для мужчин, так и для женщин, но у женщин он встречается чаще, поскольку они дольше живут.

.
Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее

ОНКОЗАБОЛЕВАНИЯ — ВТОРАЯ ПРИЧИНА СМЕРТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

Важнейшие данные в своем докладе привел Давыдов, который посвятил свое выступление современным проблемам в онкологии, сравнив Россию с развитыми странами Европы и США. Оказывается, после болезней системы кровообращения, которые являются причиной смерти в 55% случаев, рак занимает второе место. «Онкология стабильно занимает второе место и представлена 15 процентами заболеваемости нашей страны. Думаю, эти статистические данные в скором времени будут пересмотрены, потому что по мере улучшения уровня жизни в стране и накапливания населения пожилого возраста этот показатель будет неуклонно увеличиваться», — сказал Давыдов.

В 2012 году в России выявлено 526 тыс. новых случаев ЗНО, в 2002 году эта цифра составляла 453,26 тысячи. В 2012 году от ЗНО в России умерли 287 тыс. граждан, в 2002-м — 290,5 тысяч. К концу 2012 года под наблюдением состояли около 3 млн. больных.

Согласно инфографике, которую Давыдов показывал во время своего выступления, наиболее высокая летальность на первом году после установления диагноза зафиксирована в Кыргызстане. Там, по данным за 2012 год, после определения диагноза умирают 52% больных. К слову, Татарстан еще в 2003 году занимал вторую строчку после Кыргызстана с 40% смертников. По результатам за 2012 год ситуация в нашей республике улучшилась до 28,5% летальных исходов после первичного установления диагноза. Россия с 2003 по 2012 год положительно изменила показатели смертности с 33,8% до 26,1%, Казахстан — с 32% до 30,8%, Беларусь — с 30,1% до 23,5%. Но все же до Америки нам еще очень далеко: в 2012 году летальность на первом году установления диагноза в Штатах составляет 18,5%, этот показатель постоянно уменьшается.

Говоря о госпрограммах в сфере здравоохранения, Давыдов сообщил, что в них есть и директивные позиции по онкологии. Так, в рамках этих программ рекомендуется снижение смертности от новообразований (в том числе от злокачественных) до 190 человек на 100 тыс. населения и увеличение ожидаемой продолжительности жизни при рождении до 74,3 года к 2020 году. «Думаю, что это заведомо конфликтная ситуация, потому что увеличение продолжительности жизни неизбежно приведет к увеличению заболеваемости, а в российском исполнении — к увеличению смертности», — заметил онколог. Также Давыдов отметил, что госпрограммы здравоохранения по непонятной причине не содержат отдельного подраздела «Онкология». Кроме того, он заявил о необходимости принятия государственной программы скрининга.

По словам Давыдова, заболеваемость ЗНО в России в расчете на 100 тыс. населения составляет примерно 350 человек по данным на 2012 год. В Америке показатель заболеваемости населения гораздо выше, однако показатели смертности в двух странах одинаковые. «Это говорит о том, что выявляемость этих заболеваний и эффективность их лечения значительно выше в США. При этом смертность от ЗНО в России имеет тенденцию к увеличению, а в развитых странах снижается», — подчеркнул Давыдов.

США ТРАТИТ НА ЗДРАВООХРАНЕНИЕ 18% ВВП, РОССИЯ — 6%

Главный онколог страны сравнил и средства, которые тратятся в России и других странах на здравоохранение. Любопытно, что в Америке на здравоохранение тратится в три раза больше средств по сравнению с Россией. По данным Всемирного банка за 2009 — 2013 годы, расходы на здравоохранение в США составляют 18% ВВП, в то время как в России на нужды здравоохранения выделяется 6,3%, во Франции — 11,7%, в Германии — 11,3%, в Канаде — 10,9%, Италии — 9,2%, Израиле — 7,5%. Кроме того, отмечает Давыдов, в США результаты лечения рака молочной железы в 98% случаев приводят к полному выздоровлению пациента, по российским данным, «эта цифра вертится в пределах 60%». «И я считаю, что она завышена», — добавил Давыдов.

Простой пример ученого показывает, насколько мы отстаем от стран Европы по современному технологическому оснащению. В России, по предварительным оценкам, порядка 150 линейных ускорителей, 20 из которых — последнего поколения. То есть приблизительно на 1 млн. населения приходится 1 ускоритель. При этом, согласно докладу Давыдова, США оснащены 3,7 тыс. линейных ускорителей — 1 линейный ускоритель на 84 тыс. человек. В Японии — 1,5 тыс. ускорителей, в Европейском союзе — 2,5 тысячи (1 на 150 тыс. населения, в том числе в Скандинавии — 1 на 135 тыс. населения).

.
Чтобы увеличить картинку, нажмите на нее

ОНКОДИСПАНСЕРЫ — ПОД КРЫЛО МИНЗДРАВА РФ

Давыдов выделил стратегические проблемы, которые стоят сегодня перед онкологией России. По словам главного онколога страны, вопросы обеспечения онкологической помощи сегодня перенесены из компетенции федерального центра (минздрава РФ) к компетенциям региональных центров, что является грубой ошибкой. «Это все равно что передача обеспечения сил ядерного сдерживания в компетенцию регионов, где они расположены», — считает Давыдов.

Специализированная медпомощь должна находиться в компетенции минздрава РФ, а к компетенции региональных и муниципальных властей, по мнению Давыдова, следует отнести оказание первой врачебной и квалифицированной помощи, а также своевременную эвакуацию пациента до уровня специализированный медпомощи. Необходимо понимание «надуманности» искусственного отделения высокотехнологичной медицинской помощи от специализированной. И то и другое является специализированной помощью, считает Давыдов, а значит, финансирование должно проводиться из одного источника (бюджета РФ) по специально разработанным для онкологии тарифам. «Это значительно упростит процедуру организации онкологической помощи нашим гражданам и сделает ее адекватной», — заключил Давыдов.

«ВСЕ НАПРЯМУЮ ЗАВИСИТ ОТ ДЕНЕГ»

«БИЗНЕС Online» попросил экспертов высказать свое мнение о том, какие проблемы являются главными для онкологии России и каким они видят выход из сложившейся ситуации.

Андрей Березанцев — доктор медицинских наук, профессор, психотерапевт онкологического диспансера горбольницы №7 в Москве:

— Я занимаюсь онкопсихологией — психотерапевтическим лечением онкобольных на различных этапах болезни. Ситуация с онкологией в России плачевная. Система помощи нуждается в совершенствовании и в приведении в более управляемое состояние. Я уже не говорю про психоонкологическую помощь, которая 40 лет во всем мире уже бурно развивается, проводятся всемирные конгрессы по этому поводу. У нас эта структура принципиально отсутствует. Онкопсихология развивается в России только за счет энтузиастов. Ею начали заниматься при советской власти в 1970 — 1980 годах отдельные энтузиасты, например, профессор Гнездилов — основатель первого хосписа в Советском Союзе. А сейчас психологическая помощь оказывается больным на уровне понимания руководителей онкологических служб, когда в диспансерах и больницах, понимая, что человеку нужна онкопсихологическая помощь, привлекают психотерапевта. Это движение начали онкологи в институте имени Герцена в Москве. Эмпирическим методом наблюдения они увидели, что если психологическая помощь оказывается пациентам, то они дольше живут или быстрее выздоравливают.

Каждый онкологический больной нуждается в психологической и психотерапевтической поддержке. Бывают настолько запущенные случаи, когда сложно что-то сделать даже с помощью медикаментов. Личностный ресурс пациента настолько снижен, что не позволяет мобилизоваться и реструктурировать отношение к болезни, жизни. Человек находится в глубокой депрессии много лет, ослаблен на биологическом и на психологическом уровнях. Это комплексная проблема, которой, к сожалению, никто не занимается.

Если брать в целом систему онкологической помощи, она тоже нуждается в совершенствовании. Нынешние реформы, наоборот, отдалили специализированную помощь от пациентов. Не нужно было переподчинять онкологические диспансеры многопрофильным больницам. Раньше все вопросы решались быстро, а теперь пока решение дойдет через больницу до главного врача диспансера. Все затормозилось.

Абай Макишев — доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии Медицинского университета Астаны (Казахстан):

— Основная проблема онкологии сегодня — это своевременная диагностика злокачественного образования, которая заключается в его скрининге. Поэтому важнейшую роль играет первичное обращение населения за медицинской помощью для диагностики ранних стадий заболевания. В дальнейшем диагностика определяет ход лечения и выживаемость больных. Для этого в первую очередь необходимо применение современных высоких технологий, внедрение которых необходимо в странах СНГ, — это и есть проблема. Правительствами разных государств проделана большая работа в этом плане, однако расширение внедрения современных технологий в регионы — это основная задача, которую мы будет обсуждать на данном съезде.

Сильные онкологические школы я могу выделить в Москве — это российский онкологический центр имени Блохина, институт имени Герцена, а также институт имени Петрова в Санкт-Петербурге. В Татарстане это республиканский онкологический диспансер. Татарстан был основоположником в нейрохирургии. Многие специалисты из регионов приезжают в Татарстан для обучения современным видам диагностики и лечения злокачественных новообразований.

Никон Зайцев — врач-патологоанатом Оренбургского онкологического диспансера:

— По сравнению с западными странами уровень развития онкологии в России несколько ниже. В основном это связано с низким уровнем первичной диагностики, то есть выявлением заболеваний на ранних стадиях. И конечно, пока еще невелико финансирование современных методов лечения и химиотерапевтических препаратов, в том числе лучевой терапии и хирургической помощи. Наиболее успешно с онкологическими заболеваниями борются в Москве, потому что в столице выше уровень финансирования. Все напрямую зависит от денег.

Уровень и качество оказания помощи онкобольным за границей намного выше, поэтому многие наши соотечественники предпочитают проходить лечение за рубежом. За те же самые деньги можно более успешно пролечиться где-то заграницей, чем в России. Поэтому, если есть финансовая возможность, многие предпочитают лечение за рубежом. Решение проблем в сфере онкологической помощи я вижу только в повышении бюджетного финансирования.

источник

Почему в Татарстане растет заболеваемость раком. Объясняет заместитель главврача Республиканского онкологического диспансера

Сегодня в России от онкологических заболеваний умирает меньше людей, чем от сердечно-сосудистых. При этом слово «рак» для многих по сей день звучит, как смертельный приговор. Ученые во всем мире ищут способы победить эту болезнь, но и сегодня она остается до конца не изученной. Статистика показывает, что количество смертей от онкологических заболеваний растет. И все же медицина не бессильна, обнадеживает заместитель главврача Республиканского клинического онкологического диспансера Владимир Жаворонков. В интервью KazanFirst он рассказал о том, как лечат онкобольных в России и Татарстане, об успехах современной медицины, стоящих перед ней задачах и о многом другом.

— Этот год объявлен годом онкологических заболеваний. В 2015 году выросла смертность от рака на 8% от 2014 года. С чем это связано?

— Увеличение смертности имеет под собой ряд причин, и это многофакторный показатель. Один из факторов — общее старение населения.

Надо понимать, что увеличение смертности произошло не за счет людей трудоспособного возраста, а счет лиц пенсионного возраста. Если мы говорим о трудоспособных людях, то доля пациентов среди них снизилась за год на 34 человека. Это свидетельствует о том, что трудоспособное население мы как раз держим. По всей России население старше 60 лет — 24% заболеваний. А вклад в смертность среди старших возрастных групп составляет 74,5%.

Но если мы говорим о выживаемости, то пациенты с диагнозом «рак» живут все больше, о чем свидетельствует увеличение продолжительности пятилетней выживаемости до 56%. Для сравнения, по России этот показатель составляет 52,5%.

Рак, или злокачественное новообразование (ЗНО) — это общее название для довольно обширной группы онкологических заболеваний, основными характеристиками большинства которых являются бесконтрольный рост и деление злокачественных клеток в организме, метастазирование опухолевых клеток по различным органам и системам, что при отсутствии специализированного лечения неминуемо ведет к смерти.

Современные постулаты гласят о появлении злокачественных клеток вследствие поломки ДНК. Обычно, если ДНК повреждается, то в организме запускается механизм уничтожения клетки, но раковая клетка тем и опасна, что ее организм не в состоянии уничтожить, и она начинает размножаться, что в свою очередь приводит к быстрому росту опухоли и ее метастазирвоанию

Есть другой фактор. В онкологии очевидна тенденция увеличения заболеваемости злокачественными новообразованиями. Прирост этого показателя за последние 5 лет составил 10%.

Удерживать смертность населения от злокачественных новообразований на прежнем уровне при увеличении заболеваемости — задача архисложная. К примеру, у нас в 2014 году на учете стоял каждый 45-й житель республики. Сегодня уже каждый 42-й. Это тенденция, которая, вероятно, будет продолжаться и дальше.

Мы благодарны руководству республики, а также министру здравоохранения Аделю Юнусовичу Вафину за инициативу объявить 2016 год — годом борьбы с онкологическими заболеваниями.

Основной нашей миссией в течение этого года мы видим информирование населения о необходимости ранней диагностики. Ведь именно ранняя диагностика — ключ для успешной борьбы с раком. Существующие в республике программы диспансеризации, скрининговые программы позволяют нам выявлять ранние формы рака, а это означает излечение в 85% случаев.

Важно донести населению роль профилактических мероприятий, строгого следования рекомендациям профессионалов в случае выявления или подозрения злокачественных новообразований.

Однако необходимо понимать, что проведение года борьбы с онкологическими заболеваниями не позволит нам получить сиюминутные результаты. Мероприятия, приуроченные к этому году, дадут свои плоды через 5-15 лет. Поэтому принципиально вижу возможность проведения таких мероприятий на постоянной основе и после окончания 2016 года.
— Если вклад в смертность больше из-за стареющего населения, то как дела с молодёжью? Заболевание молодеет?

— Молодое поколение идет в ногу с общемировым трендом здорового образа жизни. Усилия государства в этом направлении дают неплохие плоды. Снижается доля табакозависимых, что неминуемо скажется на заболеваемости раком легкого.

Прием алкоголя населением сокращается, на автостоянках перед фитнес-центрами иногда невозможно найти свободного места. Более того, доля молодежи, которая проходит ежегодное обследование в медицинских учреждениях, увеличивается. Такая тенденция не может не радовать. Уверен, что это обязательно повлияет на работу таких специалистов как онкологи, кардиологи.

Через некоторое время мы будем еще больше бороться с ранними формами заболеваний. Что, к слову, существенно оправданнее даже с фармакоэкономической точки зрения.

— Кто чаще болеет в Татарстане? Мужчины или женщины?

По официальным статистическим данным, доля мужчин в заболеваемости злокачественными новообразованиями все-таки выше. Связано это и с ростом заболеваемости раком предстательной железы, и с тем, что основную долю среди заболевших раком легкого составляют мужчины и т.д.

— А что насчет представителей конкретных профессий? Кто чаще всего заболевает раком?

В 2009 году Институт статистического и эпидемиологического анализа ЗНО в Хельсинки выпустил очень интересную научную статью, в которой доказал связь профессии с увеличенной вероятностью заболеваемости ЗНО определенной локализации. В это исследование, собравшее информацию 45-летнего наблюдения, были включены 15 млн человек.

В итоге были получены очень интересные факты, лишний раз подтверждающие роль внешних факторов как факторов риска развития рака. У работников на свежем воздухе, таких как, рыбаки, садовники, фермеры был выявлен повышенный риск развития рака губы, тогда как самый низкий риск был выявлен у представителей профессий, работа которых ведется внутри помещения — у врачей и артистов театра.

Рак носа был выявлен у изготовителей мебели. Официанты и работники табачных фабрик в большей степени обладали риском развития рака легких и т.д. Как видите, есть предрасполагающие факторы.

Конкретно в Татарстане по заболеваемости какие есть проблемы?

— В структуре заболеваемости в Татарстане — это поражения кожи, молочной железы и толстой кишки. Очень важно в этом свете плотное взаимодействие в области диагностики злокачественных новообразований с представителями всех медицинских специальностей.

Именно терапевты, дерматологи, хирурги поликлиник — это люди первого контакта с населением. От того, насколько подробно они соберут у пациентов анамнез, насколько внимательно осмотрят каждый участок тела пациента, во многом зависит успех дальнейшего лечения пациента. Зачастую именно терапевты на приеме выявляют подозрительные новообразования у пациента, на которые сам пациент и внимания-то не обращает.

В этом году очень много усилий будет направлено на образование населения. Мы будем очень много говорить о тех действиях, которые пациенты не должны совершать. Мы будем говорить, что не надо загорать с 11:00 до 15:00, потому что это провоцирует рак кожи. Мы будем говорить девушкам о важности методик самообследования, что важно проходить маммографию. В этом мы видим резерв для снижения смертности от онкозаболеваний.

— Экология — причина онкологии?

— Однозначного мнения по этому поводу не существует. Согласно многим исследованиям, высокий уровень загрязненности атмосферного воздуха может быть связан с повышенным риском развития рака легкого, к примеру. В число канцерогенов внесены такие загрязнители воздуха как хром, бензол, формальдегид и прочие. Повышение риска развития злокачественного образования легких выявлено у населения, проживающего вблизи металлургических заводов.

Взгляните на последствия аварии на Чернобольской АЭС. В тех районах, где радиационный фон был превышен, выявлен значительный рост заболеваемости раком щитовидной железы среди детей. Кроме того, среди факторов риска — состояние воды, искусственная среда жилых и общественных зданий, а также качество продуктов питания.

Касаемо нашей республики взгляните, к примеру, на Набережные Челны. Очевиден рост заболеваемости злокачественными новообразованиями темпами, превышающими темпы роста в республике. Заболеваемость за последние 10 лет выросла с 240,7 до 382,8 человек на 10 000 населения.

Но связан рост, по моему мнению, в первую очередь с тенденцией старения населения Набережных Челнов, улучшением диагностики заболеваний, и, в меньшей степени, с экологической обстановкой.

Отрадно, что в решении этой проблемы руководство республики принимает активное участие. На настоящий момент принято решение о строительстве полноценного онкологического диспансера в Челнах, который будет филиалом онкологического диспансера Казани.

Чрезвычайно важно сохранить возможность онкологией заниматься именно онкологам, которые знают и умеют лечить такое коварное заболевание как рак на высокопрофессиональном уровне, с учетом комплексного подхода в диагностике и лечении.
А если Татарстан сравнить с другими регионами России?

— В структуре заболеваемости ЗНО Татарстан соответствует средним показателям по России. Показатель заболеваемости по результатам 2014 года по республике – 235 человек, по Приволжскому федеральному округу (ПФО) — 242, а России — 235 на 100 000 населения.

По смертности же показатели работы онкологической службы Республики Татарстан превышают средние показатели по округу и стране в целом. Смертность от ЗНО в Татарстане составляет 106 человек, в ПФО — 109, в России — 114 на 100 000 населения.

Такие результаты возможны лишь при четко отлаженной системе оказания онкологической помощи. По мнению директора Российского онкологического научного центра имени Блохина [Михаила Давыдова], система оказания помощи населению с ЗНО в Татарстане — одна из лучших в России.

Многие десятилетия во главе этой службы стоял профессор Хасанов, сейчас же продолжает совершенствование службы нынешний главный врач Хайруллин. Именно благодаря преемственности на всех уровнях оказания помощи нам и удается успешно продолжать борьбу с онкологией.

РКОД (республиканский онкодиспансер — KazanFirst) обладает статусом окружного онкологического учреждения ПФО, что означает постоянную готовность оказать поддержку коллегам из других регионов округа. Кроме того, онкологами Татарстана ощущается поддержка, оказываемая на федеральном и региональном уровнях.

Благодаря этому у нас появились такие уникальные отделения как отделение радионуклиидной терапии, позволяющее с успехом бороться с раком щитовидной железы, ПЭТ центр, позволяющий выявить опухоль многих локализаций самых небольших размеров, что значительно облегчает диагностику и динамическое наблюдение пациентов с ЗНО.

В конце прошлого года было введено в строй реконструированное здание бывшей больницы скорой медицинской помощи, что позволило нам перевести лечебную базу с улицы Батурина, из здания бывшей пересыльной тюрьмы, в новый, укомплектованный самым современным оборудованием корпус. Уверен, что пациенты по достоинству оценили качество и комфорт лечения в новых условиях.

— Вы ставите цель повысить уровень ранней диагностики. Но наши больницы, поликлиники готовы к тому, что еще больше народу нахлынет?

— Считаю, что резервы есть. Ожидать значительного роста обращений пациентов в РКОД на данный момент не стоит. Благодаря программе диспансеризации населения и скрининговым программам выявление пациентов с теми или иными заболеваниями проходит в плановом режиме и не имеет под собой цели за один год охватить все население республики, тем самым создав эффект «бутылочного горлышка» при обращении пациентов за специализированной помощью.

Читайте также:  Меню больного раком молочной железы

Система организации онкологической службы такова, что диагностикой занимаются первичные сети. Именно им отводится эта наиважнейшая функция, а мы готовы их всецело поддержать в этой работе.

Потоки пациентов в республике разделены таким образом, что значительная часть пациентов востока Татарстана получает полный цикл лечения в филиалах онкодиспансера.

Совсем недавно был открыт модернизированный филиал в Альметьевске. Там есть полноценные хирургические койки, проводится химиотерапия. Это позволяет юго-востоку республики значительно разгрузиться, и пациентам проще — им не надо ехать из Альметьевска в Казань.

Они обследуются в первичной сети. Поступают на определенные этапы лечения в Альметьевск. Если же пациенту требуется высокоспециализированная, высокотехнологическая помощь, то пациент поступает в головное учреждение в Казань полностью обследованным и с подтвержденным диагнозом, что позволяет сотрудникам диспансера Казани проводить весь комплекс лечебных мероприятий без потраченного на дополнительное обследование времени.

— Получается, на всю республику будет один онкоцентр в Казани и два филиала в Альметьевске и в Челнах. Этого достаточно, чтобы покрыть всю республику?

— В системе онкологической помощи работают также межмуниципальные онкологические отделения, обеспечивающие лечебный процесс в случаях, соответствующих возможностям отделений. В каждой поликлинике и ЦРБ функционирует первичный онкологический кабинет, прием в котором осуществляет подготовленный врач-онколог, занимающийся работой с пациентами с ЗНО непосредственно на местах.

Должен отметить эффективность работы такой системы. До недавнего времени наши зарубежные коллеги-организаторы здравоохранения были убеждены в отсутствии необходимости организации специализированной системы помощи онкологическим пациентам. Понятие онколог включало лишь понятие врача-химиотерапевта. Операции по удалению раковой опухоли проводились в стационарах общего профиля. На всю страну могли существовать лишь 1-2 специализирвоанных онкологических учреждения. Отрадно, что в последние несколько лет мы абсолютно четко видим тенденцию к развороту на 180 градусов. Теперь наши коллеги из-за рубежа говорят, что онкологию должны лечить в специализированных учреждениях.

— Два года тому назад на очередной конференции по организации здравоохранения в Брюсселе наши голландские коллеги с гордостью доложили об эффекте изменения системы онкопомощи. Им удалось обеспечить тесную связь между приемом врачом общей практики и онкологическим учреждением. Эффект был превосходный. Уменьшилось количество необоснованных направлений в онкоучреждение, уменьшилась очередь на госпитализацию и т.д.

Докладчику рукоплескал весь зал. Очень рад, что коллеги теперь ратуют за централизацию, но отчасти и обидно, что наш опыт не всегда принимается во внимание. Ведь именно правильность организации системы при отсутствии должного финансирования позволяет нам продолжать борьбу с онкопатологией и по многим показателям держать удар и идти в ногу с передовым рядом Европейских стран.

— В интернете, в соцсетях распространяется различная информация о сборе денег на операцию для онкобольных в Германии, в Израиле. Во сколько обходится лечение одного больного нашему государству? Все услуги по лечению сейчас являются бесплатными, или как?

— Это абсолютно бесплатное лечение. Есть система госгарантий. Там четко прописаны те виды диагностики и лечения, которые предлагаются пациенту бесплатно. И все пациенты, которые приходят в онкологический диспансер, будут пролечены бесплатно.
— У нас в Татарстане сколько работает онкологов? Можете назвать цифру?

— В нашем диспансере работает около 2500 человек. Из них врачей — около 350, но это представители различных специальностей, и врачи-лаборанты, и рентгенологи, и эндоскописты, и представители многих других специальностей. Помимо этого, врачи межмуниципальных онкологических отделений, врачи первичных онкологических кабинетов. Приблизительная цифра врачей, работающих в системе онкологической службы, — около 450-500 человек.

— Кадровый состав — одна из гордостей РКОД. Значительная часть персонала имеет в трудовой книжке лишь одну запись — Республиканский клинический онкологический диспансер. В настоящее время мы нуждаемся в представителях узкоспециализированных профессий — патоморфологах и радиологах.

— Откуда вы беретё специалистов? Из наших казанских учебных заведений?

— В нашем коллективе работают специалисты из разных медицинских вузов страны. География обширна. Но, безусловно, основным поставщиком кадров был и остается Казанский государственный медицинский университет. На базе нашего диспансера работают 9 кафедр КГМУ и КГМА, что позволяет нам обращать значительное внимание студентов и обучающихся на кафедрах курсантов к проблемам диагностики и лечения онкологических заболеваний.

Онкология сама по себе представляет собой настолько многогранную область, что, по моему мнению, время, уделяемое в программах медицинских вузов новообразованиям, слишком мало и требует увеличения.

— Средняя зарплата специалиста-онколога у вас какая?

— По данным финслужбы, средняя зарплата сотрудника диспансера составляет 35 000 рублей.

— Как у нас обстоят дела с лекарствами для онкобольных в России, в Татарстане, в Казани?

— Финансирование на лекарственное обеспечение постоянно увеличивается, но важно понимать, что развитие фармакологической промышленности не стоит на месте.

Ежегодно появляется все больше и больше высокоэффективных лекарственных средств, стоимость которых также растет. Если сравнить финансирование настоящее и несколько лет назад, то сейчас денег выделяется больше, но возможности приобретать современные средства, существенно увеличивающие продолжительность жизни пациента, существуют не всегда. Это серьёзная проблема, которой министерство здравоохранения озабочено и старается ее решить в меру возможности.

— Рак — это болезнь приобретаемая или наследственная?

— В ряде случаев наследственный след развития онкологического заболевания очевиден. Вспомните хотя бы нашумевшую историю с Анджелиной Джоли. Однако на данном этапе развития онкологической науки причины рака понятны. Их я перечислил ранее.

Тем не менее, все большую и большую популярность в онкологии приобретает медико-генетическое консультирование пациентов, в том числе и по вопросам наследственной этиологии заболевания.

— Когда пациенту ставится диагноз «рак», что вы можете ему пожелать? Его родственникам и близким?

— Безусловно, основное пожелание — не паниковать, не унывать и довериться профессионалам. В онкологическом диспансере работает служба медицинских психологов, готовых к разрешению самых тяжелых психологических случаев. От настроя пациента, от его готовности к дальнейшим лечебно-диагностическим мероприятиям — во многом успех лечения.

Наш лозунг — «Рак победим». Все зависит от внимания населения к своему здоровью, а также от квалификации медицинского работника. При своевременном выявлении и надлежащем лечении пациент навсегда забывает о слове «рак» в 85% случаев. Важно не поддаваться на призывы различных шаманов и знахарей лечить рак травами, чистотелом, подорожником. Этим они только вредят здоровью.

Люди видят, что у них появился рак, и, скорее всего, он из-за канцерогенов или какого-то другого химического воздействия. И тут в больнице их опять пичкают химиотерапией, радиоизлучением. А чистотел натуральный, данный природой.

— Причин, способствующих появлению рака, может быть несколько. Это и так называемые канцерогены — вещества или процессы, способные повреждать ДНК клетки, например, табак; это и генетическая предрасположенность, и возраст — по мере старения в ДНК растет количество мутаций, что приводит к появлению рака; это и вирусные заболевания, такие как вирус папилломы человека, вирус гепатита С и другие.

Основная цель химиотерапии и лучевой терапии — воздействие на уже живущие в организме раковые клетки, либо предотвращение их появления при установленном диагнозе «рак» и прошедшем хирургическом лечении.

Ни в одном серьезном научном исследовании вы не найдете подтвержденного свидетельства благоприятного действия чистотела или любой другой травы на организм человека при установленном онкологическом диагнозе. Напротив, существует значительная категория пациентов, которая, начитавшись различных непонятных источников, самостоятельно переходит на так называемое домашнее лечение тем самым чистотелом на той стадии, когда мы в состоянии помочь пациенту. Но, когда, вполне ожидаемо, эффекта от лечения не наступает, пациенты приходят к нам в запущенной стадии, когда мы уже ничего поделать не можем.

— Срок выживаемости пациентов с тяжелой степенью рака, по вашим показателям, — 5 лет. От чего зависит срок? Степени развития медицины? Настроя самого пациента? Или это биологический потолок, к которому привела медицина?

— Не совсем так. Пятилетняя выживаемость — это один из основных показателей эффективности работы онкологической службы, характеризующий число пациентов, которые после установления диагноза преодолели пятилетний рубеж. В настоящее время в Татарстане более половины пациентов со злокачественными новообразованиями живут более 5 лет. Увеличение продолжительности жизни и улучшение качества жизни пациентов с ЗНО — одна из основных целей работы врача-онколога.

— Отслеживаете ли вы вообще как-либо влияние нетрадиционной медицины на онкобольных?

— Мы прекрасно понимаем психологическое состояние у пациентов. Они хватаются за любую соломинку. Наша задача как представителей классической, традиционной медицины — протягивать им всё больше и больше соломинок.

По моему глубокому убеждению, нетрадиционная медицина не является эффективным способом борьбы с раком. Кроме того, нетрадиционная медицина крадет самое главное у онкологических пациентов — время, которое они могли бы потратить на диагностику и лечение в условиях современных онкологических учреждений

— То есть вы будете бороться с нетрадиционной медициной?

— Моя позиция такова: хотите заниматься нетрадиционной медициной — занимайтесь, но не в ущерб традиционному лечению заболевания. При посещающих пациента сомнениях онкологи всегда готовы разъяснить, подсказать, обеспечить необходимым комплексом диагностических и лечебных мероприятий для сохранения самого главного, что есть у человека — его жизни и здоровья.

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

Первый татарский блогер Ринат Галиахметов

Каждое лето весь мир увлекается очередным флешмобом. Нетленное выступление на шоу Опры, изрядно надоевший всем Harlem Shake, прошлогодний Ice Bucket Challenge — интернет просто взрывается от таких идей. Татарстан не мог остаться в стороне, и месяц назад появился национальный флешмоб #ЯратканЖырым. Его суть в том, что люди выкладывают видео со своей любимой татарской песней, ставят этот хэштег, а потом он появляется в инстаграме первого татарского блогера Рината Галиахметова (@tatar__malay).

Всего за месяц этот флешмоб набрал бешеную популярность. Люди записывают татарские песни в десятках стран мира, и эти видео набирают по 15 000 просмотров за считанные дни. О том, почему блогер решил заставить петь всех татар на Земле, как это может повлиять на популяризацию национальной культуры и как хэштег ушёл в народ без помощи звёзд первой величины Ринат рассказал в интервью KazanFirst.

— Как появилась идея такого флешмоба?

— Вообще, я придумал создать аккаунт @tatar__malay полгода назад. И тогда же я понял, что нужно сделать какой-то флешмоб, который прокачает интернет не хуже Ice bucket challenge. Пять месяцев я думал, как же заставить татарский народ зашевелиться в инстаграме. Оказалось, всех нас объединяет любовь к пению. Тогда я запустил флешмоб #ЯратканЖырым — «любимая песня». Его суть проста: нужно в любом городе, в любом месте, можно даже под фонограмму спеть свою любимую песню и выложить это видео в инстаграм с хэштегом #ЯратканЖырым. Ограничений никаких нет, можно даже записать кого-то, кто поёт вашу любимую песню, если сами стесняетесь. После этого я в течение нескольких дней выложу запись у себя в аккаунте, где её смогут увидеть почти 16 000 подписчиков. Флешмобу всего месяц, и в нём уже приняли участие больше 150 человек.

— Сколько в среднем просмотров набирает каждая песня?

— Тысяч по пять, рекорд пока пятнадцать. Людям нравится, когда им пишут комплименты и ставят лайки, поэтому с каждым днём мне присылают всё больше и больше видео. В день штук по пять-шесть. Кто-то отправляет в WhatsApp, кто-то пишет в директ, кто-то выкладывает у себя в инстаграме, и я нахожу песню по хэштегу. Причём, народ откликнулся со всего мира! Уже спели Турция, Бельгия, Казахстан, Америка, Кипр. Например, один парень выложил видео из Голливуда. Он едет в «Мустанге» с откидным верхом, в машине громко играет песня Салавата Фатхетдинова, он притормаживает и спрашивает на камеру: «До Казани далеко?». Прикольно спели парни, которые сейчас служат в армии. Одни снимают видео специально, другие ставят хэштег #ЯратканЖырым к песням, которые уже выкладывали когда-то.

— Почему люди со всего мира с таким энтузиазмом поддержали этот флешмоб?

— Татары — очень сплочённый народ. Они мгновенно подхватывают идеи, которые им нравятся. Почти половина наших участников живёт в других странах. К тому же, люди очень любят петь. Один человек выкладывает видео у себя на странице, другой это видит и сразу идёт записывать свою любимую песню.

— Есть уже примерный хит-парад? Какие песни поют чаще всего?

— Таких нет! У нас в татарской культуре очень большой репертуар. Но все песни про любовь, родителей, природу — никакого мусора и «муси-пуси». Ленинградовское «В Питере — пить» — не про нас. Возрастных ограничений для участия в этом флешмобе тоже нет. Поэтому поют абсолютно всё, начиная с народных песен и заканчивая последними эстрадными хитами. Недавно женщина лет пятидесяти спела черемшанскую народную песню, которую вообще никто не знает! Пост набрал больше пяти тысяч просмотров, и все комментарии были исключительно положительными. Она стала первым взрослым человеком, который не постеснялся выступить и порадовать всех своей любимой песней.

— Все флешмобы прошлых лет стали такими массовыми только потому, что в них принимали участие звёзды первой величины. А что с #ЯратканЖырым? Многие известные люди уже выложили свои любимые песни?

— Изначально я надеялся как раз на артистов. Думал, что именно с их помощью удастся раскачать этот флешмоб. Но он ушёл в народ раньше, чем кто-то из знаменитостей успел принять в нём участие. Они начали подтягиваться только сейчас — буквально сегодня мне прислала своё видео певица Айгуль Бариева. Она сейчас на отдыхе и записала свою любимую песню прямо на берегу моря. Ещё одним из первых стал хоккеист Наиль Якупов — он выложил у себя в инстаграме видео, в котором едет с друзьями в машине, и у них играет песня про самых красивых татарочек.

— Такая бурная поддержка людей со всего мира — это явный показатель того, насколько сильно самосознание татарского народа.

— Думаю, это наше неотъемлемое свойство. Когда мы далеко от Татарстана, мы хотя бы в инстаграме хотим увидеть частичку родного края. Люди пишут, как им приятно смотреть фотографии Казани, Челнов, Альметьевска, даже если уже лет 10 живут за границей. Ведь так и должно быть! Где бы мы ни жили, мы везде татары. Например, есть люди, которые родились в Казахстане, Самаре, Дагестане, многие из них даже не знают татарского языка, но всё равно чувствуют свою принадлежность к нашему народу. Поэтому я решил выкладывать у себя в инстаграме небольшие уроки татарского языка. Допустим, стою в пробке, и пока делать нечего, записываю видео: «Сегодня мы изучаем новое слово — «пробка». В комментариях все смеются, пишут: «Давай ещё! Приятно, что можно так весело изучать язык». Бывает, и сам делаю ошибки. Меня поправляют, я всегда за это искренне благодарю.

— Получается, в перспективе у флешмоба появится и образовательная функция?

— Думаю, да. Люди зайдут на мою страничку послушать песенки, а заодно и узнают что-то полезное. Сейчас татарский язык почти не представлен в интернете, поэтому одна из целей моего блога — популяризировать наш язык и культуру в мире. Но сделать это без пафоса и в современной манере. Я вообще не позиционирую себя, как «парень в тюбетейке». Всё-таки, на дворе 21 век. Я слушаю татарский рэп, пишу про свою маму, всегда поднимаю вопрос деревни. У нас все любят смотреть и читать про деревню! На днях выложил фотографию парня, который держит сено. Он набрал тысячу лайков! Все в комментариях начали интересоваться, много ли сейчас работы, как он выдерживает весь день на солнце без воды и еды (парень держит уразу). А сегодня ему написали из газеты «Акчарлак и взяли интервью. В общем, теперь он известная личность у себя в деревне. Или, допустим, одна из моих подписчиц живёт в Тюмени и выпускает газету «Татарстан». Я про таких людей тоже обязательно рассказываю.

— Сейчас флешмоб рассчитан только на тех, кто умеет петь по-татарски?

— Пока да, я же первый татарский блогер, как-никак. Но будет супер, если люди начнут делать крутые каверы. Допустим, споют татарскую песню на английском. Я вообще хочу, чтобы это стало не разовым флешмобом, а постоянной рубрикой в моём блоге. Пусть народ поёт всегда! А ещё я хочу, чтобы они танцевали. И не важно, умеют они или нет.

— Есть вероятность, что благодаря твоему блогу в Татарстане появится новая звезда? Ведь Джастин Бибер тоже когда-то начинал с каверов на Тимберлейка.

— Вполне возможно! Некоторые действительно очень круто поют. Правда, сейчас каждый второй присылает записи из машины — подпевают, пока сидят за рулём. Я даже попросил их этого не делать, страшно же. Пусть лучше за дорогой следят.

— Что ещё может вырасти из этого флешмоба?

— Весь мир узнает, какой мы поющий, танцующий и открытый народ. Где бы мы ни находились, мы не будем стесняться своей культуры. Мы будем петь песни, которые пели наши родители и беречь свой родной язык для наших детей.

источник