Меню Рубрики

Темы курсовых работ по раку молочной железы

Изучение анатомии и физиологии молочных желез. Анализ факторов риска. Обзор международной классификаци. Исследование основных патогенетических и клинические форм проявления рака. Рассмотрение методов диагностики рака молочной железы и его лечения.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Анатомия и физиология молочных желез

3. Основные патогенетические формы проявления рака молочной железы

4. Международная классификация рака молочной железы по системе TNM

5. Клинические формы рака молочной железы

6. Диагностика рака молочной железы

7. Дифференциальная диагностика рака молочной железы с другими заболеваниями молочных желез

8. Лечение рака молочной железы

Список используемой литературы

Учение об опухолях выделено в хирургии в самостоятельный раздел под названием онкология. Onkos в переводе с греческого означает опухоль. Основной задачей онкологии являются исследования в области онкогенеза, диагностики, лечения и профилактики опухолей.

Опухолью называется патологическое образование, возникающее самопроизвольно, без явно видимых причин, вследствие размножения клеточных элементов самого организма, отличающихся полиморфизмом, недифференцированностью и органоидностью строения, характеризующееся анатомической и функциональной автономностью прогрессирующего роста.

Рабочей (клинической) классификацией злокачественных опухолей является деление их по стадиям. Эта классификация учитывает размер и степень распространения опухоли, наличие метастазов в различных группах лимфоузлов. Различают I, II, III и IV стадии опухолей. IV стадия рака любой локализации не подлежит радикальному оперативному лечению.

В настоящее время распространена классификация опухолей, разработанная Международным союзом классификации, по системе TNM (tumor, nodulus, metastasis). Система TNM оценивает распространенность опухоли (T), степень поражения регионарных лимфатических узлов (N) и возможные отдаленные метастазы (М).

Рак груди является одним из самых распространенных онкологических заболеваний среди женщин. Изредка он встречается и у мужчин, которые составляют менее одного процента от общего числа заболевших. В структуре онкологических заболеваний женщин он занимает 1-е место, составляя 19,5 % в РФ на 2005 г., причем заболеваемость постоянно растет.

Сегодня такую болезнь, как рак молочной железы, при своевременном обнаружении и правильной стратегии лечения, удается вылечить у 98,1% женщин. Успех лечения рака груди полностью зависит от той стадии, на которой заболевание было диагностировано.

Ежегодно диагностируется около 25 000 новых случаев этого заболевания, и каждый год от него умирают приблизительно 15 000 женщин — больше, чем от любого другого рака. Это самая распространенная единичная причина смерти среди всех женщин в возрасте от 35 до 54 лет. Такая высокая смертность связана с отсутствием скрининговых программ для раннего выявления рака и поздним обращением женщин к врачу. В результате — более трети заболевших женщин на момент постановки диагноза уже имеют достаточно серьезную стадию болезни из-за высокой склонности рака груди к метастазированию.

Молочные железы — это железистые гормонозависимые органы, входящие в репродуктивную систему женщины, которые развиваются и начинают функционировать под влиянием целого комплекса гормонов: рилизинг факторов гипоталамуса, гонадотропных гормонов гипофиза (фолликулостимулирующего и лютеинизирующего), хорионического гонадотропина, пролактина, тиреотропного гормона, кортикостероидов, инсулина и, конечно же, эстрогенов, прогестерона и андрогенов.

С позиции онкологии большое значение имеет строение лимфатической системы молочной железы. Различают следующие пути оттока лимфы от молочной железы:

6.Перекрестный путь осуществляется по кожным и подкожным лимфатическим сосудам, переходящим среднюю линию.

7.Путь Героты, описанный в 1897 г. При блокаде опухолевыми эмболами основных путей оттока лимфы, последняя через лимфатические сосуды, располагающиеся в эпигастрии, прободающие оба листка влагалища прямой мышцы живота, попадает в предбрюшинную клетчатку, оттуда в средостение, а через венечную связку — в печень.

Наиболее существенными факторами риска при развитии рака молочной железы принято считать следующие:

· воспалительные заболевания яичников и матки;

· мастопатию или рак груди у кровных родственников;

Мастопатия в анамнезе также является предраковым заболеванием.

3.Основные патогенетические формы проявления рака молочной железы

Гипотиреоидная форма — рак молодых (4,3 %), встречается в возрасте 15-32 лет. Особенности: гипотиреоз, раннее ожирение, месячные до 12 лет, часто встречаются фолликулярные кисты яичников и гиперплазия ткани. Прогноз неблагоприятный, течение стремительное, быстро развиваются отдаленные метастазы.

Яичниковая форма имеет место у 44 % женщин. Патогенетические влияния для этой группы связаны с функцией яичников (родами, половой жизнью, фиброаденоматозами). Прогноз неблагоприятный из-за быстрой лимфогенной диссеминации, мультицентрического роста.

Гипертензионно-надпочечниковая (39,8 %) — больные 45 — 64 лет, страдают ожирением, повышением возрастного уровня холестерина, кортизола, гипертонической болезнью. Характерны фибромиомы матки, диабет, признаки интенсифицированного старения. Прогноз неблагоприятный в связи с частотой диффузно-инфильтративных форм.

Старческая, или гипофизарная (8,6 %) встречается у женщин в глубокой менопаузе. Характерны возрастные изменения. Прогноз сравнительно благоприятный, процесс длительно локализован, метастазирование развивается позже и протекает медленно.

Опухоль на фоне беременности и лактации. Прогноз крайне неблагоприятный в связи с повышением уровня пролактина и гормона роста.

4.Международная классификация рака молочной железы по системе TNM (6-е издание, 2003 г.)

Тх — недостаточно данных для оценки первичной опухоли.

То — первичная опухоль не определяется.

Tis — преинвазивая карцинома: интрадуктальная или лобулярная карцинома (in situ), или болезнь Педжета соска без наличия опухолевого узла.

Болезнь Педжета, при которой пальпируется опухолевый узел, классифицируется по его размерам.

Т1 — опухоль до 2 см в наибольшем измерении.

T1mic (микроинвазия) — опухоль до 0,1 см в наибольшем измерении.

-Т1а — опухоль до 0,5 см в наибольшем измерении.

-Tib — опухоль до 1 см в наибольшем измерении.

-Tic — опухоль до 2 см в наибольшем измерении.

Т2 — опухоль до 5 см в наибольшем измерении.

Т3 — опухоль более 5 см в наибольшем измерении.

Т4 — опухоль любого размера с прямым распространением на грудную стенку или кожу. Грудная клетка включает ребра, межреберные мышцы, переднюю зубчатую мышцу, но без грудных мышц.

-Т4а — распространение на грудную стенку.

-Т4b — отек, (включая «лимонную корочку»), или изъязвление кожи молочной железы или сателлиты в коже железы.

-Т4с — признаки, перечисленные в Т4а и Т4b.

-T4d — воспалительная форма рака.

NРегионарные лимфатические узлы

Nx — недостаточно данных для оценки состояния регионарных лимфатических узлов.

N0 — нет признаков поражения регионарных лимфатических узлов.

N1 — метастазы в смещаемых подмышечных лимфатических узлах на стороне поражения;

N2 — метастазы в подмышечных лимфатических узлах, фиксированных друг с другом, или клинически определяемые метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при отсутствии клинически определяемых метастазов в подмышечных лимфатических узлах.

N3 — метастазы в подключичных лимфатических узлах с метастазами (или без них) в подмышечных лимфатических узлах или клинически определяемые метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения при наличии метастазов в подмышечных лимфатических узлах; или метастазы в надключичных лимфатических узлах на стороне поражения с метастазами (или без них) в подмышечных или внутренних лимфатических узлах молочной железы.

-N3a — метастазы в подключичных лимфатических узлах.

-N3b — метастазы во внутренних лимфатических узлах молочной железы на стороне поражения.

-N3c — метастазы в надключичных лимфатических узлах.

Мх — недостаточно данных для определения отдаленных метастазов.

МО — нет признаков отдаленных метастазов.

M1 — имеются отдаленные метастазы.

Категория M1 может быть дополнена в зависимости от локализации отдаленных метастазов: легкое — PUL, костный мозг — MAR, кости — OSS, плевра — PLE, печень — HEP, брюшина — PER, головной мозг — BRA, кожа — SKI.

Узловая форма. Наиболее часто встречаемая среди других форм рака молочной железы (75 — 80 %). На ранних стадиях опухоль обычно не причиняет неприятных субъективных ощущений. Единственной жалобой, как правило, является наличие безболезненного плотного опухолевидного образования или участка уплотнения в том или ином отделе железы, чаще в верхне-наружном квадранте.

При обследовании оцениваются 4 категории признаков:

б)состояние соска и ареолы;

в)особенности пальпируемого уплотнения;

г)состояние регионарных лимфатических узлов.

При осмотре определяется симметричность расположения и форма молочных желез, состояние кожных покровов, ареолы и соска. Даже при небольших (до 2 см) опухолях можно определить симптом «морщинистости». При центральном расположении опухоли даже при незначительных размерах можно заметить втяжение соска и отклонение его в сторону.

При пальпации можно определить «минимальный» рак — около 1 см., все зависит от локализации опухоли. При поверхностном или краевом ее расположении при самых малых размерах вследствие укорочения Купферовских связок появляется симптом «морщинистости», или втяжения кожи над опухолью. Узел при пальпации чаще безболезненный, без четких контуров, плотной консистенции, ограниченно подвижный вместе с окружающей железистой тканью.

Отек и инфильтрация кожи — симптом «лимонной корки», различного рода деформации ткани железы, заметное на глаз втяжение кожи над опухолью — симптом «умбиликации», отечность ареолы и уплощение соска — симптом Краузе, прорастание и изъязвление кожи, втяжение и фиксация соска и т. д. Отмечаются признаки метастатического поражения регионарных лимфатических узлов: наличие одиночных плотных, увеличенных, безболезненных узлов или в виде конгломератов.

В метастатической стадии присоединяются симптомы опухолевой интоксикации: слабость, головокружение, потеря аппетита и т. д. Появляются симптомы поражения других органов: кашель, одышка, боли в брюшной полости и костях, что требует уточняющей диагностики с целью установления стадии заболевания.

Диффузные формы рака молочной железы. Общими признаками для этих форм является триада:

1.Отек кожи и ткани железы.

2.Кожная гиперемия и гипертермия.

3.Значительная местная распространенность, неблагоприятный прогноз.

Отечно-инфильтративный рак. Он характеризуется наличием безболезненного или слегка болезненного плотного инфильтрата без четких границ, занимающего большую часть железы. Молочная железа при этом увеличена в размерах, кожа отечная, гиперемирована в складку, собирается с трудом, имеет вид «апельсиновой корки» за счет блокады лимфатических путей опухолевыми эмболами или сдавления опухолевым инфильтратом. Отек наиболее выражен на ареоле и окружающих тканях. В подмышечной впадине нередко определяются плотные лимфатические узлы, сливающиеся в конгломерат. рак молочная железа лечение

Воспалительный (инфламативный) рак. Эта форма представлена маститоподобным и рожистым раком. Они встречаются довольно редко, но зачастую являются причиной серьезных диагностических ошибок.

Маститоподобный рак. В отличие от отечно-инфильтративного рака более выражены симптомы кожной гиперемии и гипертермии. Молочная железа увеличена в размерах, отечна, напряжена, инфильтрирована, горячая на ощупь. В толще железы прощупывается болезненный инфильтрат, кожа над ним гиперемирована, синюшная.

Рожеподобный рак. При рожеподобном раке молочной железы кожа резко гиперемирована, с неровными фестончатыми краями в виде «языков пламени» за счет распространения опухолевых клеток по лимфатическим капиллярам и сосудам — раковый лимфангоит. Отек кожи, гиперемия и гипертермия приобретают наибольшую степень выраженности.

Панцирный рак. Это сравнительно редко встречающаяся форма, протекает длительно, торпидно. Панцирный рак характеризуется обширной опухолевой инфильтрацией, как самой ткани железы, так и покрывающей ее кожи. Процесс может выходить за пределы молочной железы и распространяться на грудную клетку, а также на другую молочную железу. Проявляется сморщиванием, уплотнением и уменьшением в размерах молочной железы. Изменения кожи напоминают панцирь: появляется множество мелких сливающихся опухолевых узлов, кожа становиться плотной, пигментированной и плохо смещается.

Внутрипротоковый рак молочной железы чаще всего развивается из внутрипротоковой папилломы и представляет собой микрофолликулярные очаги. В начальной стадии единственным симптомом, указывающим на наличие патологического очага, являются кровянистые выделения из соска. Пальпаторно опухоль вначале определить не удается вследствие ее небольших размеров и мягкой консистенции.

Рак Педжета — внутрипротоковый эпидермотропный рак молочной железы, возникающий из устьев крупных выводных млечных протоков соска. Болезнь Педжета имеет различное клиническое течение: наиболее часто на первый план выступает поражение соска и ареолы, реже вблизи соска определяется опухоль, а изменения соска носят вторичный характер.

Больные ощущают в области соска чувство жжения, покалывания и умеренный зуд. В начальной стадии на соске и ареоле появляются чешуйки, поверхностные эрозии, незаживающие трещины. Сосок увеличен в объеме, уплотнен, отмечается также отечность ареолы. Кожа имеет красноватый цвет, местами она представляется зернистой, как бы лишенной эпидермиса.

С течением времени сосок уплощается, разрушается и на его месте образуется изъязвленная поверхность, далее процесс распространяется на ареолу. Вид молочной железы меняется: на месте соска и ареолы образуется изъязвленная дискообразная поверхность, возвышающаяся над уровнем кожи с валикообразными краями. В дальнейшем процесс распространяется эксцентрически, захватывая все новые участки. В ткани молочной железы можно уже четко пропальпировать опухолевидное образование.

Диагностика заболеваний молочной железы основывается на осмотре молочных желез, их пальпации, маммографии, УЗИ, пункции узловых образований и подозрительных участков и цитологическом исследовании пунктата.

При относительно больших раковых опухолях можно обнаружить следующие симптомы:

1)симптом умбиликации (за счет укорочения куперовых связок, вовлеченных в опухоль);

2)симптом площадки (генез тот же);

3)симптом «морщинистости» (генез тот же);

4)симптом «лимонной корки» (за счет вторичного внутрикожного лимфостаза вследствие блокады лимфатических путей регионарных зон или вследствие эмболии опухолевыми клетками глубоких кожных лимфатических сосудов);

5)гиперемию кожи над опухолью (проявление специфического лимфангита);

6)симптом Краузе: утолщение складки ареолы (вследствие отека из-за поражения опухолевыми клетками лимфатического сплетения подареолярной зоны);

7)симптом Прибрама (при потягивании за сосок опухоль смещается за ним);

8)симптом Кенига: при прижатии молочной железы ладонью плашмя опухоль не исчезает;

9)симптом Пайра: при захватывании железы двумя пальцами слева и справа кожа не собирается в продольные складки, а образуется поперечная складчатость.

Пальпация регионарных лимфатических узлов.

Маммографическое исследование — высокоэффективный метод при распознавании и дифференциальной диагностике заболеваний, играющий большую роль в диагностике рака молочной железы.

Первичные рентгенологические признаки рака: наличие характерной опухолевой тени. Чаще всего это неправильная, звездчатая, амебовидная, с неровными, нечеткими контурами тень с радиарной тяжистостью. Опухолевый узел может сопровождаться «дорожкой» к соску, его втяжением, утолщением кожи. Наличие микрокальцинатов, т. е. отложений солей в стенке протока. Они встречаются как при раке, так и при мастопатиях и даже в норме. Однако их характер при этом отличается. При раке микрокальцинаты обычно бывают менее 1 мм, напоминают песчинки. Чем их больше, чем они мельче, тем больше вероятность рака.

Читайте также:  Схемы химиотерапии при раке груди

Дуктография (галактография или контрастная маммография). Осуществляется после введения контрастного вещества в молочные протоки. Показана при наличии выделений из соска любого характера и цвета, но особенно при значительном их количестве и кровянистом характере.

По данным УЗИ молочных желез можно выявить в молочной железе патологический очаг, его локализацию, форму и размеры. Однако эффективно УЗИ лишь у молодых женщин, у которых хорошо развита железистая ткань.

Цитологический метод диагностики рака молочной железы позволяет судить о процессе до начала лечения, когда требуется максимально достоверное подтверждение клинического диагноза.

Инцизионная биопсия — взятие кусочка ткани на цитологическое и гистологическое исследование. Эту процедуру производят под местной анестезией.

Диагностическая секторальная резекция молочной железы применяется при непальпируемых образованиях молочной железы или при невозможности верификации процесса при помощи других методов исследования.

7.Дифференциальная диагностика узловой формы рака молочной железы с другими заболеваниями молочных желез

Проводится при следующих заболеваниях:

1.Фиброаденома — наиболее распространенная доброкачественная опухоль, особенно у нерожавших женщин, в возрасте до 30 лет. Наиболее часто фиброаденомы выявляют у девушек 18-19 лет. Фиброаденомы в большинстве случаев являют собой единичный узел, но в 10-15% случаев узлы могут быть множественными, которые локализуются в обеих железах. Симптомы фиброаденомы: подвижная, гладкая, безболезненная, твердая или эластичная опухоль с четкими контурами. Эти опухоли могут увеличиваться в размере, особенно при беременности, и уменьшаться после наступления климактерического периода (если не применяется замещающая гормональная терапия).

2.Узловая кистозно-фиброзная мастопатия — менее частое заболевание. Как и фиброаденома, узловая мастопатия являет собой очаговое образование, которое наиболее часто встречается в возрасте до 50 лет. Узел при пальпации напоминает раковый. Симптомы: боли в железе перед менструацией; пальпирующийся плохо подвижный, болезненный, плотный узел без четких границ. Окончательный диагноз может быть поставлен после хирургической биопсии.

3.Киста молочной железы пальпируется как единичный узел у женщин любого возраста. Симптомы: мягкая эластичная опухоль с четкими контурами.

4.Липогранулема молочной железы — достаточно редкое заболевание. Липогранулема определяется как единичный узел у женщин после травмы железы с образованием гематомы. Окончательный диагноз возможен только после хирургической биопсии.

Дифференциальная диагностика диффузного РМЖ включает следующие заболевания:

1.Диффузная мастопатия — наиболее частая патология молочных желез у молодых женщин до 30 лет. Симптомы: боли и нагрубание молочных желез менструацией, наличие множества мелких узелков в обеих молочных железах. Симптомы уменьшаются или исчезают к середине менструального цикла.

2.Мастит, который чаще развивается после родов. Боли в железе, температурная реакция, образование болевого воспалительного инфильтрата с покраснением кожи над этим инфильтратом.

3.Туберкулез — язвенный инфильтрат в молочной железе у женщин с туберкулезным анамнезом. Диагноз подтверждают на основании положительной реакции Манту и Пирке, а также при бактериологическом исследовании. Наиболее основным симптомом доброкачественной патологии молочных желез является отсутствие кожных симптомов РМЖ.

Для лечения рака молочной железы используется хирургический метод, лучевая терапия, химиотерапия, гормонотерапия и иммунотерапия.

· выраженности инфильтративного компонента,

· состояния окружающих опухоль тканей,

планируется лечение, которое может быть радикальным и паллиативным, а также хирургическим, комбинированным и комплексным, когда одновременно или последовательно используются различные лечебные методы.

Хирургическое лечение до настоящего времени остается ведущим в лечении рака молочной железы. Объем хирургических вмешательств, применяемых при раке молочной железы, различен:

1.Радикальная мастэктомия по Halsled W., Meyer W. заключается в удалении единым блоком молочной железы вместе с большой и малой грудными мышцами и их фасциями, подключичной, подмышечной и подлопаточной клетчаткой с лимфатическими узлами в пределах анатомических футляров.

2.Радикальная модифицированная мастэктомия по Patey D., Dyson W., которая отличается от операции Холстеда тем, что при ней сохраняется большая грудная мышца.

3.Простая мастэктомия. Удаление молочной железы с фасцией большой грудной мышцы. С онкологических позиций расценивается как нерадикальная операция, поскольку при ней не удаляется регионарный лимфоколлектор.

4.Радикальная квадрантэктомия молочной железы представляет собой органосохраняющую операцию. Операция заключается в удалении сектора молочной железы вместе с опухолью, подлежащей фасцией большой грудной мышцы, малой грудной мышцей или только ее фасцией, а также подключичной, подмышечной и подлопаточной клетчаткой с лимфатическими узлами в одном блоке.

Лучевая терапия. Это метод локорегионарного воздействия на опухолевый процесс. Его применяют как в предоперационном, так и в послеоперационном периодах. Предоперационная лучевая терапия позволяет снизить степень злокачественности первичной опухоли за счет гибели ее низкодифференцированных элементов, уменьшить интраоперационную диссеминацию опухолевых клеток, лишает девитализированные опухолевые клетки способности к имплантации в отдаленные органы в зоне облучения и, тем самым, предупреждает возникновение ранних рецидивов.

Для достижения этих целей считаются достаточными суммарные очаговые дозы (СОД) 40 — 50 Гр, подведенные за 4 — 5 недель к послеоперационному рубцу (или молочной железе) по 40 Гр на зоны лимфооттока.

Химиотерапия и гормонотерапия. В отличие от лучевой терапии химиотерапия является методом системного лечения, т. е. способного воздействовать на опухолевые клетки во всех органах и тканях организма. Для снижения уровня эстрогенов у больных репродуктивного возраста применяют двустороннюю овариоэктомию, лучевую кастрацию или гонадотропин-рилизинг гормон. Синтетический аналог этого гормона — препарат Золадекс (Zoladex) — при постоянном применении за счет ингибирования выделения гипофизом лютеинизирующего гормона приводит к снижению содержания эстрадиола в сыворотке крови до уровня, сопоставимого с тем, который бывает у женщин в менопаузе. Широкое распространение при раке молочной железы получил антиэстрогенный синтетический препарат тамоксифен (нолвадекс, зитазониум), механизм действия которого основан на способности препарата конкурентно связываться с эстрогенными рецепторами клеток опухоли и препятствовать их взаимодействию с эстрогенами, прежде всего — с эстрадиолом. В настоящее время тамоксифен назначают по 20 мг в сутки на протяжении 5 лет.

Для снижения уровня эстрогенов у этой категории больных используются препараты — ингибиторы ароматазы (мамомит, фемара и др.)

Стандартами химиотерапии являются: 6 циклов химиотерапии в режиме АС (адриамиции + циклофосфан) или ACF (адриамицин + циклофосфан + фторурацил) или CMF (циклофосфан + метотриксат + фторурацил).

У больных с низкой степенью риска можно рекомендовать тамоксифен или вообще отказаться от дополнительного лекарственного лечения.

Стандартом неоадъювантной химиотерапии является схема АС (адриамицин + циклофосфан). В настоящее время продолжается поиск более эффективных режимов неоадъювантной химиотерапии. С этой целью в комбинации химиопрепаратов включают цисплатин, навельбин, таксаны, а также совсем новые препараты — кселоду и герцентин.

Оптимальный режим неоадъювантной химиотерапии — проведение 4 курсов.

При гиперэкспрессии НER-2/neu в опухоли молочной железы эффективен герцентин — препарат принципиально нового механизма действия. Герцентин рекомендуется применять в комбинации с гормонотерапией и химиотерапией.

Иммунотерапия. Известно, что практически у всех онкологических больных имеются нарушения иммунного статуса вследствие иммунодепрессивного воздействия на организм самой опухоли, а также в результате лечебных мероприятий (операции, химио- и лучевой терапии). Поэтому иммунотерапия в той или иной степени показана всем онкологическим больным.

Список используемой литературы

источник

Актуальность темы. Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости женского населения во всем мире [77].

В России РМЖ также является ведущей онкологической патологией и занимает первое место по показателям заболеваемости (20,5%) и смертности (16,9%) среди злокачественных заболеваний у женщин, причем пик приходится на возрастную группу 50–59 лет [71].

Результаты лечения зависят от своевременного выявления и дифференциальной диагностики образований молочной железы (МЖ), оценки степени вовлечения в опухолевый процесс регионарных лимфоузлов [35]. Известно, что обнаружение опухоли размерами до 5 мм практически всегда ведет к полному излечению [2, 16, 50].

Органосохраняющие операции сегодня получают все большее распространение, в связи с этим особенно актуальна для хирургии проблема ранней и точной визуализации РМЖ и его действительной распространенности [43].

К сожалению, примерно у 30% больных с впервые выявленным РМЖ диагностируют III–IV стадию [13, 44]. По данным разных авторов, в России частота выявления запущенных форм РМЖ велика и составляет 25,4–25,5% [13], что обусловлено поздней диагностикой заболевания в связи с несвоевременным обращением пациентов, а также отсутствием эффективных методов диагностики ранних стадий РМЖ.

Поэтому в настоящее время одной из важнейших проблем маммологии остается поиск новых высокоспецифичных методов дооперационной дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных

образований МЖ [30, 123, 152,]. Общепринятым стандартом обследования пациенток с заболеваниями МЖ являются: клинический осмотр, рентгеновская маммография, ультразвуковое исследование (УЗИ), в случае необходимости — диагностическая пункция. Достоинства и недостатки этих методов хорошо изучены [68].

Так, по мнению большинства авторов, маммография не позволяет однозначно трактовать природу выявленного образования, обладает низкой информативностью в выявлении заболеваний у женщин молодого возраста с плотной тканью МЖ и на фоне отечно-инфильтративных и рубцовых изменений. Также существуют сложности в оценке поражения регионарных лимфатических узлов [6, 29, 38].

По данным K.L. Chakraborti et al. (2005), чувствительность рентгеновской маммографии составляет 60–95% в зависимости от возраста женщины, плотности МЖ, качества маммологического исследования и характера его интерпретации. До 35% всех инвазивных злокачественных опухолей не выявляют при маммографии в возрасте 40–49 лет по сравнению с 10% в 50–59 лет [30, 107].

УЗИ также имеет известные ограничения: субъективность интерпретации изображения, низкую информативность при жировой инволюции, сложности при оценке протоковой распространенности опухоли и при ретромаммарном расположении образований [17, 175, 207].

В 2005 году Early Breast Cancer Trialists Collaborative Group назвал магнитно-резонансную маммографию (МР-маммографию) с динамическим контрастированием «перспективным методом в улучшении результатов диагностики и, как следствие, лечения РМЖ». Отсутствие лучевой нагрузки, неинвазивность, высокая тканевая контрастность изображений, получение тонких срезов в любых плоскостях, высокая разрешающая способность данного метода, а также широкие возможности современного программного обеспечения являются очевидными преимуществами данного метода [40, 134].

Однако известно, что магнитно-резонансная маммография (МР- маммография) является высокочувствительным, но не всегда специфичным методом диагностики заболеваний МЖ. Так, чувствительность МР- маммографии с динамическим контрастированием для инвазивных опухолевых образований колеблется от 83 до 100%, а специфичность от 29 до 97% [30, 85]. При этом следует признать, что по данным МР-маммографии удается, как правило, выявить лишь макроскопические морфологические изменения, в то время как функциональные сдвиги, лежащие на биохимическом уровне, часто оказываются нераспознанными.

Перспективы развития МР-маммографии и, в первую очередь, повышение специфичности этого метода исследования связывают с внедрением в клиническую практику магнитно-резонансной спектроскопии (МР-спектроскопиии), а именно одновоксельной протонной МР- спектроскопии (SV?Н-МРС) — методики неинвазивного определения биохимического состава тканей МЖ [65, 78].

Первая работа, посвящённая возможностям SV?Н-МРС в дифференциальной диагностике образований МЖ, опубликована в 1998 году [201]. Затем последовал ряд других исследований, что свидетельствует о возрастающем интересе к методике [168, 174, 197]. При этом возможности SV?Н-МРС постоянно расширяются, но изучены недостаточно. До сих пор не определено место МР-спектроскопии в комплексном магнитно-резонансном (МР) обследовании женщин с новообразованиями МЖ.

Следует отметить, что на сегодняшний день не существует единого стандартного алгоритма комплексного лучевого обследования больных с подозрением на новообразования МЖ, не отработаны показания к проведению МР-маммографии и нет единых критериев оценки выявленных изменений.

Актуальность комплексного обследования МЖ с помощью магнитно- резонансной томографии (МРТ), включающей в себя МР-маммографию с динамическим контрастированием и МР-спектроскопию с детальным

описанием особенностей семиотики нормы и патологии, а также поиск объективных критериев оценки полученного изображения, не вызывают сомнений и являются одними из неизученных вопросов лучевой диагностики.

Эти аргументы и послужили основанием для планирования настоящего исследования.

Повышение качества диагностики опухолей молочной железы с помощью комплексного магнитно-резонансного исследования с использованием МР-маммографии с динамическим контрастированием и МР-спектроскопии.

1. Разработать методику и оптимизировать протокол проведения МР- маммографии и МР-спектроскопии для получения клинически значимых результатов.

2. На основе верифицированного материала изучить МР- маммографическую и МР-спектроскопическую семиотику новообразований МЖ. Сформулировать критерии дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных новообразований МЖ.

3. Оценить диагностические возможности (чувствительность, специфичность) различных методик МРТ в диагностике новообразований МЖ.

4. Определить показания к МР-маммографии и МР-спектроскопии у пациенток с новообразованиями МЖ.

Разработана методика и оптимизирован протокол комплексного МР- исследования пациенток с новообразованиями МЖ, включающий МР- маммографию и МР-спектроскопию. Показано повышение диагностической эффективности методики с минимальными временными затратами.

Впервые сформулирована и систематизирована МР-семиотика новообразований МЖ, установлена корреляция результатов комплексного лучевого исследования включающего в себя МР-маммографию с динамическим контрастированием и МР-спектроскопию с морфологическими данными для дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных изменений МЖ.

По результатам настоящей работы впервые в России сформулированы показания к выполнению МР-маммографии и МР-спектроскопии у пациенток с образованиями МЖ.

● Разработаная методика комплексного МР-обследования пациенток с новообразованиями МЖ на высокопольном МР-томографе с напряженностью поля 3 Тл позволяет снизить время исследования до 40 мин.

● Усовершенствованная методика SV?Н-МРС на высокопольном МР- томографе с напряженностью магнитного поля 3 Тл позволяет добиться более стабильных результатов и снизить шум в получаемом спектре на 30%.

● Сформулированы показания к выполнению пациентам комплексного МР-исследования МЖ.

● Определена целесообразность выполнения SV?Н-МРС в рутинном клиническом исследовании у пациенток с образованиями категорий BIRADS 3 и BIRADS 4.

Положения, выносимые на защиту

1. МР-маммография, выполненная на высокопольном МР-томографе с напряженностью поля 3 Тл, оснащенном специальной катушкой, позволяет детально и достоверно визуализировать все основные анатомические структуры МЖ, что определяет широкие возможности ее использования в клинической практике.

Читайте также:  Трансфер фактор при раке груди

2. МР-маммография с динамическим контрастированием является высокоинформативным методом диагностики новообразований МЖ. Метод позволяет оценить структуру и степень васкуляризации новообразований,

проводить дифференциальную диагностику, выявлять мультифокальный и мультицентрический характер поражения, степень распространенности процесса.

3. SV?Н-МРС позволяет получить дополнительную информацию о биохимическом составе тканей МЖ, что повышает специфичность комплексного МР-исследования (до 98,3%) при образованиях BIRADS 3 и BIRADS 4 размером от 1 см.

База проведения научного исследования

Научное исследование проведено в отделе лучевой диагностики ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава Росии, а также в отделе томографии ФГБУ РКНПК имени А.Л. Мясникова Минздрава России.

Пациенты проходили дальнейшее лечение в онкологическом диспансере №1 (Москва), в ГКБ №33 (Москва), РОНЦ имени Н.Н. Блохина РАМН.

Внедрение результатов работы

Работа выполнена в рамках реализации гранта Президента России по поддержке ведущей научной школы «Разработка и внедрение алгоритмов применения высокотехнологичных неинвазивных методов лучевой диагностики в мониторинге женского здоровья и репродукции», НШ- 4511.2012.7.

Результаты выполненного научного исследования внедрены в клиническую практику ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава России и в отделе томографии ФГБУ РКНПК имени А.Л. Мясникова Минздрава России.

Основные положения диссертационной работы доложены на следующих конгрессах:

● VI Всероссийский национальный конгресс лучевых диагностов и терапевтов «Радиология-2012».

● VI Всеукраинский конгресс радиологов «УКР-2012» с международным участием.

● Научно-практическая конференция «Лучевая диагностика и научно- технический прогресс в охране женского здоровья и репродукции».

● Всероссийский конгресс «Рентгенорадиология в России. Программа модернизации», 2012 год.

● Научно-практическая конференция «Невский радиологический форум-2013».

● Научно-практическая конференция «Актуальные вопросы лучевой диагностики в онкологии», 2013 год.

Апробация работы состоялась 27 июня 2013 году на расширенном заседании кафедры лучевой диагностики ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И.М. Сеченова Минздрава России.

Автору принадлежит ведущая роль в выборе направления исследования, им лично поставлена цель и сформулированы задачи научной работы. Автором самостоятельно проведено комплексное МР-исследование всем пациентам, выполнен медико-статистический анализ полученных результатов, сформулированы выводы и рекомендации.

По теме диссертации опубликовано 13 печатных работ, в том числе три — в рецензируемых журналах, входящих в список ВАК.

Объем и структура диссертации

Диссертационная работа изложена на 149 страницах машинописного текста, состоит из введения, четырех глав, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Работа иллюстрирована 19 таблицами и 40 рисунками. Указатель литературы содержит 207 источников, из которых 75 отечественных и 132 зарубежных.

источник

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp» , которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.


СОДЕРЖАНИЕ
Введение 5
Глава 1. Иммунодиагностика опухолей молочной железы 7
1.1 Дифференцировочные антигены 10
1.2 Органоспецефические антигены 11
1.3 Онкофетальные антигены 12
Глава 2. Иммунотерапия больных раком молочной железы 16
2.1 Активная иммунотерапия 17
2.2 пассивная иммунотерапия 23
2.3 Комбинированная иммунотерапия 25
Заключение 26
Список литературы 28

ВВЕДЕНИЕ
Рак молочной железы занимает первое место в структуре заболеваемости женщин, а частота его неуклонно растет особенно в пожилом возрасте. Статистические данные последних лет свидетельствуют о неуклонном, интенсивном росте заболеваемости и смертности от рака молочной железы в различных странах.
Усилия онкологов, направленные на борьбу с раком молочной железы, еще не дают ожидаемого эффекта. В связи с тем что более 50 % больных злокачественными новообразованиями обращаются в медицинские учреждения при распространенном процессе, а общепринятые методы лечения недостаточно эффективны, в структуре смертности населения России онкологические заболевания продолжают занимать второе место после сердечно-сосудистых. Это обусловливает актуальность разработки новых и совершенствование существующих методов диагностики и лечения рака молочной железы.
Чрезвычайная сложность канцерогенеза и трудности ранней диагностики рака молочной железы ставят задачу первостепенной важности — выбор оптимального варианта лечения рака молочной железы у каждой больной. Это трудная задача, так как при лечении рака молочной железы применяются все современные методы онкологии: хирургический, лучевой, цитостатический, гормональный, иммунологический и различные способы коррекции функции отдельных органов и систем.
За последние 15 лет достигнуты успехи в исследовании иммунологии и иммунотерапии рака, в том числе рака молочной железы. Получены данные о том, что опухоли молочной железы развиваются на основе выраженных нарушений иммунной системы, возникающих уже при предопухолевых заболеваниях, определяются распространенностью опухолевого процесса и усугубляются применяемым лечебным воздействием (операцией, облучением, химиотерапией, гормонотерапией). Эти данные и сведения о более благоприятном течении заболевания при сохраненном иммунитете побуждают многих исследователей к дальнейшему изучению состояния иммунной системы и разработке на этой основе более эффективных схем лечения больных раком молочной железы с включением иммунотерапии. Все методы иммунотерапии направлены на восстановление нарушенных функций иммунной системы.
Данная курсовая является отражением современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы и основных принципов его диагностики и лечения.
Актуальность исследования: Рассмотреть причины опухолей молочной железы.
Цель работы: Отражение современного уровня знаний, касающихся биологических особенностей течения рака молочной железы, его диагностики и основных принципов лечения рака молочной железы в мировой практике.
Задачи исследования:
1. Рассмотреть иммунодиагностику опухолей молочной железы.
2. Рассмотреть иммунотерапию больных раком молочной железы.
Объект исследования: Рак молочной железы.
Предмет исследования: Иммунодиагностика и иммунотерапия при опухоли молочной железы.
Методы исследования:
1.1 Рассмотрение антиген при иммунодиагностике.
2.2. Рассмотрение видов иммунотерапии.
Структура и объем работы:
Работа состоит из оглавления, введения, двух глав, заключения, списка использованных источников. Выполнена на 28 страницах компьютерного текста, список использованных источников включает 15 наименований.

ГЛАВА 1. ИММУНОДИАГНОСТИКА ОПУХОЛЕЙ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Наиболее критическим фактором, определяющим успех лечения рака молочной железы, является степень распространенности опухолевого процесса в период постановки диагноза. Однако не менее чем у 50 % больных раком молочной железы при первом обращении к врачу обнаруживается инвазивный локальный рост опухоли или метастазы в отдаленные органы. В связи с этим актуальную проблему представляет разработка методов раннего выявления злокачественных опухолей молочной железы.
Раннее обнаружение метастазов позволяет своевременно проводить радикальное лечение и повышать его эффективность. Однако определение распространенности рака молочной железы имеет много трудностей. Микрометастазы в регионарных лимфатических узлах и отдаленных органах установить обычными клиническими методами практически невозможно. Поэтому важно выявлять опухолевые маркеры для диагностики рака молочной железы в начальных стадиях, а также для оценки эффективности терапии и ранней диагностики рецидивов и метастазов.
Маркеры опухолевого роста — большая группа факторов, обнаруживаемых в злокачественных и ассоциированных со злокачественным ростом клетках.
Считается, что опухолевые маркеры и практической онкологии должны отвечать нескольким требованиям:

      быть селективно связанными с опухолевым ростом;
      концентрация их в сыворотке крови или моче должна коррелировать с размером опухоли;
      обнаруживаться до клинического проявления рецидивов.

В настоящее время не существует опухолевых маркеров, полностью отвечающих перечисленным требованиям. Диагностическая значимость многих опухолевых маркеров, которая определяется специфичностью и чувствительностью, различна. Только некоторые из большого числа обнаруженных маркеров имеют практический интерес.
Надо заметить, что именно динамика уровня маркера представляет больший интерес, нежели единичное значение уровня, взятое само по себе. Скорость возрастания опухолевого маркера обычно позволяет сделать заключение о природе прогрессирования заболевания, в частности, о метастазировании. Отметим, что рецидивирование или метастазирование может быть обнаружено при помощи опухолевых маркеров более чем за 6 месяцев до клинической манифестации.
Маркеры опухолевого роста объединяют в следующие классы:

      иммунологические — ассоциированные с опухолью антигены или антитела к ним;
      гормоны — эктопические гормоны (ХГГ, адренокортикотропный гормон);
      ферменты — фосфатазы, лактатдегидрогеназы и др.;
      продукты обмена — креатин, гидроксипролин, полиамины, свободная ДНК;
      белки плазмы — ферритин, церулоплазмин, ?-микроглобулин;
      белковые продукты распада опухолей.

К наиболее перспективным следует отнести опухолеспецифические антигены в связи с возможностью получения моноклональных антител в целях специфической диагностики и лечения.

1.1 ДИФФЕРЕНЦИРОВОЧНЫЕ АНТИГЕНЫ
Для оценки степени дифференцировки опухолевых клеток молочной железы, что необходимо при выборе тактики лечения и установлении прогноза, существуют серии моноклональных антител, выявляющих дифференцировочные антигены эпителиальных клеток молочной железы.
Маркером дифференцировки эпителиальных клеток молочной железы является антиген, обнаруживаемый моноклональными антителами ДF3 . Антитела ДF3 были получены при иммунизации мыши фракцией, обогащенной мембранами клеток рака молочной железы. Эпителиальный антиген клеток молочной железы — высокомолекулярный гликопротеид с молекулярной массой 300 кД. Повышенный уровень этого антигена определяется в плазме крови больных раком молочной железы. Радиоиммунологическим методом установлено, что у 76 % больных содержание этого антигена в плазме крови составляет выше 150 ед/мл, а у 33 из 36 здоровых женщин — ниже 150 ед/мл. Поскольку высокое содержание антигена ДРЗ выявляли у 27 % больных гепатомой и 47 % больных раком яичников, определение этого антигена в плазме крови можно использовать лишь для контроля течения рака молочной железы.
В клетках первичного рака молочной железы и метастазов этой опухоли содержится антиген эпителиальных мембран . Антисыворотку против этого антигена молочной железы человека получали иммунизацией кроликов обезжиренными мембранами лактирующих эпителиальных клеток. В нормальных тканях молочной железы антиген эпителиальных мембран локализуется на люминальных мембранах эпителиальных клеток, выстилающих протоки. В клетках рака молочной железы этот антиген выявляют не только на люминальных мембранах, но и в цитоплазме эпителиальных клеток, а нередко и на мембранах прилегающих клеток.
1.2 ОРГАНОСПЕЦИФИЧЕСКИЕ АНТИГЕНЫ
Антигены, родственные структурным белкам вируса спонтанного рака молочных желез мышей. В срезах ткани рака молочной железы с помощью моноспецифического IgG непрямым иммунопероксидазным методом идентифицирован антиген, иммунологически идентичный гликопротеиду gp 52 вируса рака молочной железы мыши с молекулярной массой 52. Установлено, что антиген рака молочной железы человека перекрестно реагирует с полипептидной частью gp 52. Положительную реакцию с антисывороткой против антигена gp 52 наблюдали только в срезах ткани рака молочной железы (приблизительно в 50 % случаев). В тканях доброкачественных опухолей и нормальной молочной железы этот антиген не выявляется. Содержание антигена, перекрестно реагирующего с gp 52 вируса в опухолевой ткани, существенно выше при более агрессивных гистологических типах рака молочной железы. Иммуногистохимический метод для выявления этого антигена с успехом применяли для диагностики рака молочной железы, особенно с внутрипротоковой локализацией. Но не всегда в заведомо малигнизированных клетках молочной железы обнаруживают этот антиген, в разных блоках из одной и той же опухоли можно получить отрицательную и положительную реакцию. Учитывая клеточную гетерогенность рака молочной железы, рекомендуется исследовать не менее 3 тканевых блоков.

1.3 ОНКОФЕТАЛЬНЫЕ АНТИГЕНЫ
К этой группе антигенов относят белки, которые обычно обнаруживаются в норме в тканях и жидкостях плода, плаценте и во многих злокачественных новообразованиях (раковоэмбриональный антиген, тканевый полипептидный антиген, ферритин, ?-микроглобулин). Онкофетальные антигены не являются специфичными к опухолевым клеткам, но могут содержаться в них в повышенных количествах.
Раковоэмбриональный антиген (РЭА) — гликопротеид с молекулярной массой 200-250 кД. Его определяют в сыворотке крови, моче, плевральном экссудате, асцитической жидкости при злокачественных новообразованиях главным образом радиоиммунологическим методом. Верхний предел содержания РЭА в сыворотке крови практически здоровых некурящих лиц составляет 2,5 нг/мл, курящих — 5 нг/мл. Более высокая концентрация РЭА наблюдается при раке, особенно при локализации его в пищеварительном канале. Среди больных раком молочной железы высокий уровень РЭА отмечается у 20-53% лиц.
По мере распространения опухолевого процесса в молочной железе уровень РЭА в крови повышается, но это зависит не столько от размеров опухоли, сколько от массивности поражения метастазами регионарного лимфатического аппарата. Следовательно, повышенная концентрация РЭА в крови до операции дает основание заподозрить поражение регионарных лимфатических узлов.
Частота увеличения содержания РЭА у больных раком молочной железы с метастазами зависит от их локализации. При локализации метастазов в мягких тканях уровень РЭА повышен у 66 % больных, в висцеральных органах — у 59 %, в разных органах одновременно — у 82 %.
У некоторых больных увеличение содержания РЭА в крови на 2-10 мес предшествовало появлению клинических признаков рецидивирования опухоли. Таким образом, определение РЭА в сыворотке крови не может быть с успехом применено для диагностики I-II стадий рака молочной железы из-за его низкой специфичности, но может оказать большую пользу для данного выявления рецидивов и метастазов в отдаленный период после операции, оценки эффективности лечения. При длительном наблюдении у 70—90 % больных раком молочной железы с повышенным уровнем РЭА в крови обнаружена корреляция между этим показателем и клиническим течением заболевания.
Тканевый полипептидный антиген (ТПА) присутствует в эмбриональных тканях и в различных типах злокачественных новообразований. Он представляет собой компонент клеточного эндоплазматического ретикулума и поверхностной мембраны.
При I-II стадиях рака молочной железы средние показатели концентрации ТПА в сыворотке крови не отличаются от нормы, но частота повышенных уровней растет по мере распространенности процесса. У больных раком молочной железы с метастазами частота (60—64 %) повышенного его уровня в крови больше, чем у больных без метастазов. Содержание ТПА быстро уменьшалось после любой терапии, т. е. определение его может быть полезно при мониторинге за больными раком молочной железы.

Определение содержания ТПА можно использовать для оценки прогноза и ранней диагностики отдаленных метастазов. У некоторых больных возрастание концентрации ТПА в крови обнаружено за 1-7 мес. до клинического выявления рецидивов или метастазов.
При параллельном определении уровня РЭА и ТПА в крови больных раком молочной железы отмечено, что они слабо коррелируют. Бывают случаи, когда содержание ТПА в крови повышено, а концентрация РЭА — в норме. Повышение уровня ТПА в крови чаще наблюдается при прогрессировании опухолевого процесса, а увеличение содержания РЭА — при регрессии новообразования. Поэтому одновременное определение концентраций РЭА и ТПА увеличивает точность диагностики рака, оценки эффективности лечения и прогноза.
Ферритин — это семейство железосодержащих белков, отличающихся по структуре и метаболизму, но имеющих сходные физико- и иммунохимические свойства. У здоровых людей в сыворотке крови содержится незначительное количество ферритина, зависящее от возраста и пола (в среднем 10—300 нг/мл). Уровень ферритина в сыворотке крови прямо пропорционален запасу железа в организме. Уровень ферритина в крови существенно повышен при наличии метастазов рака молочной железы, особенно в печени. Концентрация ферритина в сыворотке крови особенно велика (более чем в 10 раз превышает норму) при крайне неблагоприятной по прогнозу отечно-инфильтративной форме рака молочной железы.
У больных злокачественными опухолями появляются изоферритины, не встречающиеся в организме здоровых взрослых людей. Они представляют собой кислые изоформы, которые содержатся также в эмбриональных тканях.
Таким образом, определение уровня ферритина в сыворотке крови при раке молочной железы можно использовать лишь для диагностики метастазов, особенно в печени. Точнее разграничивать больных раком молочной железы с метастазами и без метастазов можно при одновременном определении содержания в крови ферритина и РЭА.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что диагностика рака молочной железы, его рецидивов и метастазов с помощью известных маркеров недостаточно эффективна. Это можно объяснить гетерогенностью морфологической и гистохимической структуры опухолей молочной железы, в том числе гетерогенностью наличия и концентрации маркеров. Поэтому подход к применению определения содержания маркеров в целях диагностики, оценки эффективности лечения и прогноза должен заключаться в индивидуальном подборе для больной комплекса продуцируемых опухолью маркеров. Отклонения уровня одного или более маркеров опухолевого роста отмечены у 80—90 % больных запущенным раком молочной железы.

Читайте также:  Рак молочной железы определение этиология

ГЛАВА 2. ИММУНОТЕРАПИЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Основными положениями иммунологии опухолей, которые создали теоретические предпосылки для иммунотерапии, являются следующие:

      клетки опухолей экспрессируют на поверхностной мембране антигены, отличающиеся от нормальных;
      при экспериментальном канцерогенезе и предраковых заболеваниях человека наблюдается недостаточность иммунной системы;
      клинически выявляемый рост новообразований происходит при нарушении состояния иммунной системы, которое усугубляется противоопухолевым лечением;
      более высокая реактивность иммунной системы до и после лечения коррелирует с лучшим прогнозом.

Особенно часто показания для иммунотерапии возникают у больных раком молочной железы.
Иммунотерапия со временем может оказаться наиболее перспективным методом лечения опухолей, так как является физиологически адекватным методом, восстанавливающим естественные силы организма больного для борьбы с неопластическим процессом и инфекционными осложнениями, нередко возникающими при лечении.
Применение уже апробированных и разработка новых методов иммунотерапии опухолей должны быть нацелены на коррекцию иммунной системы при проведении специальной терапии и в отдаленные сроки после нее для уменьшения осложнений лечения и элиминации из организма оставшихся опухолевых клеток. Иммунотерапия требует динамического наблюдения за состоянием иммунной системы больного.

2.1 АКТИВНАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Активная специфическая иммунотерапия. Целью ее является индукция в организме онкологического больного иммунных реакций против ассоциированных с опухолью антигенов. Вакцины готовят из нативных или, чаще, лизированных, убитых облучением, химическими препаратами опухолевых клеток. Для усиления иммуногенности клетки неоплазм обрабатывают веществами, действующими на их мембрану (нейраминидазой, блокаторами сульфгидрильных групп, липоидальными веществами, вирусами и т.д.), а также применяют методы гибридизации опухолевых и нормальных клеток.
Применение специфической активной иммунотерапии ограничивается двумя трудностями:

    специфический антиген рака молочной железы не выделен, применение опухолевых клеток или их компонентов уменьшает терапевтический эффект и может вызывать побочные явления (аллергию, аутоиммунные реакции);
    возможна индукция феномена иммунного усиления роста опухоли, блокирования функций эффекторных клеток гуморальными факторами, поэтому клинические исследования специфической активной иммунотерапии не вышли за пределы эксперимента.

Активная неспецифическая иммунотерапия. Применение неспецифической активной иммунотерапии основано на предположении, что противоопухолевая резистентность является частью общей резистентности организма и о ее эффективности в значительной мере можно судить по общему состоянию иммунной системы. Этот вид иммунотерапии направлен на активацию иммунологических реакций, опосредованных Т- и В-лимфоцитами, естественными киллерами и макрофагами. В качестве неспецифических стимуляторов применяют бактериальные вакцины, полисахаридные препараты (зимозан, манозин, пропермил, глюкан, продигиозан, пирогенал), интерферон и биологически активные факторы тимуса, индукторы эндогенного интерферонообразования и тимической сывороточной активности и др. В настоящее время неспецифическая активная иммунотерапия более широко применяется в клинике и более разработана, чем другие виды иммунотерапии.
Бактериальные вакцины и препараты. Вакцина БЦЖ — один из наиболее распространенных иммуномодуляторов. Ее можно вводить накожно, внутрикожно, перорально и непосредственно в опухоль.
Препарат оказывает разностороннее влияние на иммунную систему больного. Реакция организма на вакцину БЦЖ многоступенчата. На первом этапе (специфическом) БЦЖ распознается защитными системами организма. Второй этап — это мобилизация и активация макрофагов под влиянием гуморальных факторов, продуцируемых сенсибилизированными Т-лимфоцитами. В дальнейшем активированные макрофаги неспецифически разрушают опухолевые клетки и, в свою очередь, продуцируют фактор, активирующий лимфоциты. Под влиянием вакцины БЦЖ увеличивается выработка Т-лимфоцитами митогенной субстанции, что может иметь значение в усилении их цитотоксической активности. В то же время вакцина БЦЖ может повышать активность клеток-супрессоров, что приводит к угнетению иммунитета. Увеличение интерферонообразования способствует активации ЕКК.
БЦЖ-терапия может вызывать осложнения: активацию опухолевого процесса, развитие диссеминированной инфекции (отмечается редко, возможен летальный исход), лихорадку, дисфункцию печени, тошноту, рвоту. При введении больших доз БЦЖ возможны реакции со стороны кожи (дерматиты и местный воспалительный процесс). Вакцинация БЦЖ может осложниться лейко- и лимфопенией, число клеток нормализуется к 4-7-му дню лечения. Как правило, осложнения не требуют лечения. Иногда целесообразно назначать тонизирующие средства, препараты, стимулирующие диурез (в целях детоксикации), восполняющие объем крови.
Большое распространение в онкологической клинике получили полисахариды микробного и дрожжевого происхождения: пропермил, зимозан, глюкан, маннозин, лентинон, продигиозан, крестин. Препараты, изготовленные из дрожжевых полисахаридов, перспективны. Они мало токсичны, мало пирогенны, не раздражают тканей и обладают значительной биологической активностью.
Многие полисахариды дрожжевого происхождения оказывают седативное действие, увеличивают продукцию гормонов надпочечников и обусловливают гипергликемию, повышают неспецифическую резистентность организма, стимулируют антителообразование. Среди дрожжевых полиса-харидов наиболее полно изучен зимозан.
Зимозан не оказывает прямого цитотоксического действия на опухолевые клетки, но угнетает рост опухолей, снижает метастазирование. Одновременное применение иммуностимуляторов и химиотерапии показало, что глюкан повышает противоопухолевое действие циклофосфана, при этом увеличивается эффективность химиотерапии и уменьшается ее токсичность для.
Производные имидазола . Из этой группы препаратов наибольшее распространение получил левамизол. Исследованы также иммуномодулирующие свойства дибазола, камизола, кобальт-содержащих производных имидазола.
Левамизол способен стимулировать интерферонообразование и активировать лимфоциты. Он почти избирательно стимулирует клеточный иммунитет, и в этом отношении имитирует действие гормона тимуса. Левамизол восстанавливает эффекторные функции периферических Т-лимфоцитов и фагоцитов, стимулирует созревание Т-лимфоцитов аналогично действию гормонов тимуса.
Таким образом, левамизол восстанавливает нарушения клеточного иммунитета и взаимодействия Т- и В-лимфоцитов.
Спленин — биологически активный препарат, небелковый экстракт селезенки крупного рогатого скота. Спленин широко апробирован в клинике, но при лечении онкологических заболеваний его эффективность изучена недостаточно. Отмечено, что этот препарат улучшает общее состояние иноперабельных больных онкологическими заболеваниями (уменьшает боль, улучшает клеточный состав крови, повышает аппетит), ослабляет тяжесть течения лучевых реакций, активирует антитоксическую функцию печени Спленин оказывает противовоспалительное и противоаллергическое действие, опосредованное гормонами коркового вещества надпочечников. Многогранность действия препарата связывают со стабилизирующим влиянием его на плазматические мембраны клеток, лизосом и внутриклеточных образований.
Особый интерес представляют исследования влияния спленина на иммунную систему. В эксперименте показано, что введение препарата после инъекции антигена (чужеродных эритроцитов) угнетает развитие аутоиммунной клеточной реакции, но стимулирует специфический иммунный клеточный ответ: инъекции препарата в период иммунизации животных усиливают антителообразование. С помощью спленина можно нормализовать количественные и функциональные показатели Т-системы иммунитета, активность фагоцитирующих клеток, обмен гистамина и комплементарную активность сыворотки крови больных.
Интерферон хорошо известен как неспецифический фактор противовирусной природы. В онкологической клинике интерферон стали применять сразу после успешных экспериментальных исследований. Положительный терапевтический эффект получен при включении лечения интерфероном в комбинированную терапию больных различными злокачественными новообразованиями, в том числе раком молочной железы. У 29 % больных раком молочной железы, получавших лечение с применением интерферона, отмечена полная или частичная ремиссия.
В механизме противоопухолевого действия интерферона выделяют его иммуномодулирующие свойства и непосредственное влияние на опухолевые клетки. Получены данные о том, что интерферон стимулирует киллерную активность Т-лимфоцитов, ЕКК и макрофагов, продукцию антител. Интерферон также активирует неспецифические факторы противоопухолевой защиты. Прямое действие его на клетки неоплазм связано со способностью тормозить пролиферацию, влиять на взаимодействие стромы и опухоли, усиливать экспрессию опухолеассоциированных антигенов. Кроме того, интерферон оказывает различные биологические эффекты на организм. Практическое значение могут иметь данные о том, что комбинированное применение ?- и ?-интерферонов во много раз повышает их противоопухолевое действие.
Таким образом, применение интерферона в клинике было эффективно у некоторых больных, но следует помнить, что необоснованная дозировка препарата может привести к стимуляции опухолевого роста. Необходимы дальнейшие исследования в целях оценки противоопухолевого действия интерферона, разработки оптимальных доз и схем введения препарата, рационального сочетания его с лучевой терапией и химиотерапией. Дальнейший прогресс в этом виде иммунотерапии будет связан с получением высокоочищенных препаратов интерферона на основе биотехнологии.
Деблокирующая терапия заключается в предотвращении (или замедлении) образования сывороточных блокирующих факторов или элиминации их из организма. Этот вид неспецифической иммунотерапии включает замену плазмы (плазмаферез), отмывание аутологичных лейкоцитов, а также “деблокаду” выработки антител против блокирующих антител. С помощью таких методов можно добиться частичной регрессии опухолей и метастазов.

2.2 ПАССИВНАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Пассивная иммунотерапия — вид терапии, при котором в организм вводят извне готовые эффекторы противоопухолевых реакций (противоопухолевые антитела, сенсибилизированные к антигенам клетки, ассоциированным с опухолью).

Иммуноглобулинотерапия разработана раньше других методов, но занимает в онкологической клинике небольшое место, если не считать широко распространенной гемотрансфузионной терапии, которую в определенной степени можно рассматривать как пассивную неспецифическую иммунотерапию ввиду того, что больной получает с перелитой кровью готовые антитела к множеству антигенов. Специфическая пассивная иммунотерапия разрабатывается пока только в эксперименте и успехи ее зависят от выделения специфического опухолевого антигена и, следовательно, от получения возможности выработки специфических (в том числе моноклональных) антител. С помощью противоопухолевых антисывороток удавалось достичь торможения или предотвращения развития экспериментальных опухолей, чаще вирусиндуцированных. Экспериментальные исследования по этой проблеме не привели к значительным достижениям: эффект от лечения аллогенными и гетерогенными антисыворотками был непостоянен и непредсказуем. Кроме того, проведение иммуноглобулинотерапии иногда вызывало усиление опухолевого роста у животных. Это препятствовало широкому внедрению специфической пассивной иммунотерапии в клинику.
Адоптивная иммунотерапия. Различают неспецифическую и специфическую адоптивную иммунотерапию. Первая рассчитана на увеличение возможностей иммунокомпетентных клеток за счет перелитых донорских, вторая — на разрушение опухоли в организме реципиента перелитыми лимфоцитами, обладающими специфическими противоопухолевыми детерминантами.
Адоптивная (от англ. to adopt — усыновлять, присваивать) иммунотерапия предусматривает инфузию в организм клеток или фракций этих клеток, способных опосредовать цитолитическое действие на антигенизмененные или чужеродные клетки. Этот вид иммунотерапии имеет преимущество перед активной иммунотерапией, так как не требует иммунокомпетентности организма, что очень важно при проведении ее у больных онкологическими заболеваниями, у значительной части которых наблюдается выраженный иммунодефицит.
Местная иммунотерапия направлена на активацию иммунных реакций в самой опухоли. Хорошо изученным методом является введение вакцины БЦЖ в узел опухоли и в область, прилегающую к новообразованию. В опухолях, инъецированных вакциной БЦЖ или остатком ее метанольной экстракции, развивается воспалительная реакция с инфильтрацией моноцитами и гистиоцитами, что приводит к дистрофическим и некротическим изменениям и заканчивается образованием гранулярной ткани, замещающей опухолевую.

2.3 КОМБИНИРОВАННАЯ ИММУНОТЕРАПИЯ
Развитие недостаточности иммунной системы при росте злокачественных новообразований обусловливает целесообразность двухэтапной иммунотерапии; I этап — иммунореабилитация, II — активация клеточно-опосредованных противоопухолевых иммунных реакций. Правомерность такого подхода к планированию иммунотерапии подтверждают данные о том, что методы специфической или неспецифической иммунотерапии не дают положительного эффекта у больных онкологическими заболеваниями на фоне значительного ослабления иммунокомпетентности организма. Нарушения иммунной системы при раке затрагивают функции клеток-эффекторов.
Разработаны различные варианты комбинированной иммунотерапии, включающие введение левамизола, вакцины БЦЖ, опухолевых вакцин и других иммуномодуляторов. Клинические исследования свидетельствуют о том, что комбинация различных видов иммунотерапии более эффективна, чем каждый из них в отдельности. Однако комбинированная иммунотерапия проводится еще эмпирически. Определение оптимальных доз препаратов, последовательности различных воздействий на иммунную систему, их длительности требуют много усилий исследователей.
Иммуномодулирующая терапия рассчитана на повышение активности эффекторных клеток иммунной системы. Однако при этом может развиться блокирование функций иммунокомпетентных клеток сформировавшимися в повышенных количествах антителами против опухолеассоциированных антигенов, комплексами антиген — антитело, а также вследствие повышения активности функций клеток-супрессоров. В таких случаях рекомендуется назначать средства, способствующие выведению комплексов антиген — антитело из организма: купренил (D-пеницилламин), спленин, унитиол и др.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Рак молочной железы является системным заболеванием, уже на ранних стадиях связанным с нарушениями состояния иммунной системы. Прогрессирующий рост опухоли сопряжен с нарастанием сдвигов клеточно-опосредованного и гуморального иммунитета, с превалированием иммунодепрессирующих механизмов: с активацией клеток-супрессоров, повышением уровня блокирующих факторов
и т.д.

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.

источник