Меню Рубрики

Цитокератины при раке молочной железы

Экспертное заключение – доктор медицинских наук, профессор кафедры патологической анатомии лечебного факультета РГМУ М.В. Самойлов

Учебное пособие выполнено в рамках инновационной образовательной программы Российского университета дружбы народов, направление «Комплекс экспортоориентированных инновационных образовательных программ по приоритетным направлениям науки и технологий»

Содержание

ПРИКЛАДНЫЕ ВОПРОСЫ ИММУНОГИСТОХИМИИ Тема № 4. Значение клеточных белков в оценке гистогенеза опухолей Тема № 5. Рецепторные белки в неизмененных и опухолевых клетках Тема № 6. Белки – маркеры клеточного цикла Тема № 7. Факторы апоптоза и пролиферации

Тема № 8. Белковые молекулы, характеризующие клеточную адгезию Тема № 9. Иммуногистохимия ангиогенеза
  1. Бабиченко И.И., Костанян И.А., Липкин В.М. HLDF – новый маркер анапластических процессов в предстательной железе человека // В кн.: Рак предстательной железы. / Под ред. Н.Е. Кушлинского, Ю.Н. Соловьева, М.Д. Трапезниковой. – М: Изд. РАМН, 2002. – С. 289-305.
  2. Георгиев Г.П. Молекулярно-генетические механизмы прогрессии опухолей // Соросовский образовательный журнал. – 2000. –Т. 6, № 11. –C. 1-7.
  3. Епифанова О.И. Лекции о клеточном цикле. – Изд. КМК, 2003. – 160 с.
  4. Копнин Б.П. Основные свойства неопластической клетки и базовые механизмы их возникновения. Российский онкологический сервер. (www.rosoncoweb.ru/library/01/02.htm).
  5. Костанян И.А., Осипова М.В., Старовойтова Е.В., Драницына С.М. Выделение и изучение механизма действия пептидно-белковых факторов дифференцировки, вырабатываемых активированными клетками HL-60 // Цитология. – 1994. – Т. 36, № 6. – С. 525.
  6. Лушников Е.Ф., Абросимов А.Ю. Гибель клетки (апоптоз). – М.: Медицина, 2001. – 192 с.
  7. Лысенко О.Н., Ашхаб М.Х., Стрижова Н.В., Бабиченко И.И. Иммуногистохимические исследования экспрессии рецепторов к стероидным гормонам при гиперпластических процессах в эндометрии // Архив патологии. – 2004. – Т. 66, № 2. – С. 7-10.
  8. Мазуров В.И., Криволапов Ю.А. Классификация лимфом, морфология, иммунофенотип, молекулярная генетика неходжкинских лимфом // Практическая онкология. – 2004. – Т. 5. – C. 169-175.
  9. Побединский Н.М., Балтуцкая О.И., Омельяненко А.И. Стероидные рецепторы нормального эндометрия // Акушерство и гинекология. – 2000 . – №3. – С. 5-8.
  10. Полак Дж., Ван Норден С. Введение в иммуногистохимию: современные методы и проблемы. – М.: Мир, 1987. – С. 9-22.
  11. Райхлин Н.Т., Петров С.В., Чаиркин И.Н. История иммуногистохимии // В кн. Руководство по иммуногистохимической диагностике опухолей человека. / Под ред. С.В. Петрова, Н.Т. Райхлина. – Казань, 2000. – С. 12-14.
  12. Самуилов В.Д. Биохимия программируемой клеточной смерти (апоптоза) у животных // Соросовский образовательный журнал. – 2001. – Т. 7, № 10. – С. 18-25.
  13. Семиглазов В.Ф., Нургазиев К.Ш., Арзуманов А.С. Опухоли молочной железы (лечение и профилактика). – Алматы, 2001. –345 с.
  14. Сергеев П.В., Шимановский Н.Л., Петров В.И. Рецепторы физиологически активных веществ. – Волгоград: Семь ветров, 1999. – 538 с.
  15. Угрюмов М.В. Современные методы иммуноцитохимии и гистохимии. «Итоги науки и техники» ВИНИТИ, серия «Морфология». – 1991. – вып. 15. – 115 с.
  16. Франк Г.А. Проблемы морфологической классификации и диагностики опухолей мягких тканей // Практическая онкология. – 2004. – Т. 5. – C. 231-236.
  17. Фролова И.И., Бабиченко И.И., Местергази Г.М. Цервикальные интраэпителиальные неоплазии и дискератозы шейки матки. – М.: Издательский дом «Династия», 2004. – 88 с.
  18. Хансон К.П., Имянитов Е.Н. Эпидемиология и биология неходжкинских лимфом // Практическая онкология. – 2004. –Т. 5. – C. 163-169.
  19. Coons A.H., Kaplan M.H. Localization of antigen in tissue cells // J. Exp. Med. – 1950. – V.91. – P. 1-13.
  20. Coons A.H., Creech H.J., Jones R.N. Immunological properties of an antibody containing a fluorescent group // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. – 1941. – V. 47. – P. 200-202.
  21. Coons A.H., Leduc E.H., Connolly J.M. Studies on antibody production. I. A method for the histochemical demonstration of specific antibody and its application to a study of the hyperimmune rabbit // J. Exp. Med. – 1955. – V. 102. – P. 49-60.
  22. Dabbs D.J. Diagnostic Immunohistochemistry. 2-nd ed. – Elsevier, 2006. – 828 p.
  23. De Miguel M.P., Royuela M., Bethencourt F.R., Ruiz A., Fraile B., Paniagua R. Immunohistohemical comparative analysis of transforming grows factor alpha, epidermal growth factor and epidermal grows factor receptor in normal, hyperplastic and neoplastic human prostates // Cytokine. – 1999. – V.11, N9. – P. 722-727.
  24. Graham R.C., Karnovsky M.J. The early stages of absorption of injected horseradish peroxidase in the proximal tubules of mouse kidney: ultrastructural cytochemistry by a new technique // J. Histochem. Cytochem. – 1966. – V. 14. – P. 291-302.
  25. Guesdon J.L., Ternynck T., Avrameas S. The use of avidin-biotin interaction in immunoenzymatic techniques // J. Histochem. Cytochem. – 1979. – V.27. – P. 1131-1139.
  26. Guesdon J.L., Ternynck T., Avrameas S. The use of avidin-biotin interaction in immunoenzymatic techniques // J. Histochem. Cytochem. – 1979. – V. 27. – P. 1131-1139.
  27. Harris N.L., Stein H., Coupland S.E. et al. New approaches to lymphoma diagnosis // Hematology 2001. – V.1. –P. 194-220.
  28. Kerr J.F.R., Wyllie F.N., Currie A.R. Apoptosis: a basic biological phenomenon with wide ranging implications in tissue kinetics // Brit. J. Cancer. – 1972. – V. 26, № 2. – P. 239-257.
  29. Mar K.C. et al. Cell proliferation marker MCM2, but not Ki 67, is helpful for distinguishing between minimally invasive follicular carcinoma and follicular adenoma of the thyroid // Histopathology. – 2006. – V. 48, N 7. – P. 801-807.
  30. Marrack J.R. Nature of antibodies // Nature. – 1934. – V. 133. – P. 292-293.
  31. Marshall J.M. Localization of adrenocorticotropic hormone by histochemical and immunochemical methods // J. Exp. Med. – 1951. – V. 94. – P. 21–30.
  32. Moll R. Subcellular Biochemistry. Vol 31: Intermediate Filaments/ Ed. Herrmann and Harris. Plenum Press, New York, 1998. – P. 205-262.
  33. Nakane P.K., Pierce G.B.Jr. Enzyme-labeled antibodies: preparation and application for the localization of antigen // J. Histochem. Cytochem. – 1966. – V. 14. – P. 929.
  34. Pathology and Genetics of Tumours of Soft Tissue and Bone. WHO Classification of Tumours. – 2006 . – V.5. – 427 p.
  35. Royuela M., De Miguel M.P., Bethencourt F.R., Sanchez-Chapado M., Fraile B., Paniagua R. Transforming growth factor beta 1 and its receptor types I and II. Comparison in human normal prostate, benign prostatic hyperplasia and prostatic carcinoma // Growth Factors. – 1998. –V. 16, N 2. – P. 101-110.
  36. Sternberger L.A. The unlabelled antibody peroxidase-antiperoxidase (PAP) method. In: Sternberger, L.A., Ed Immunocytochemistry. John Wiley, New York, 1979.-p. 104-169.
  37. Thornton A.D., Ravn P., Winslet M., Chester K. Блокада ангиогенеза с помощью бевацизумаба и хирургическое лечение колоректального рака // Современная онкология. – 2007. – Т. 9, № 1. (www.consilium-medicum.com/media/onkology/07_01/49.shtml).
  38. Van Aken E., De Wever О., da Rocha A.S.C., Mareel M. Defective Ecadherin/catenin complexes in human cancer // Virchows Arch. – 2001. – V. 439. – P. 725-751.
  39. Wood G.S., Warnke R. Suppression of endogenous avidin-binding activity in tissues and its relevance to biotin-avidin detection systems // J. Histochem. Cytochem. – 1981. – V. 29. – P. 1196-1204.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ОНКОМОРФОЛОГИИ

В настоящее время иммуногистохимический метод исследования широко применяется для выявления неизвестной локализации первичной опухоли при наличии её метастазов. От 10 до 15% раковых опухолей характеризуются метастазами в различных органах, полостях и лимфатических узлах.

При морфологической диагностике метастатические опухоли, согласно рекомендациям Европейского общества медицинской онкологии (ESMO, 2004), целесообразно разделять на пять крупных категорий: аденокарцинома, плоскоклеточный рак, нейроэндокринный рак, недифференцированный рак, недифференцированная опухоль. Эти морфологические категории наряду с данными о распространённости процесса во многих случаях позволяют определить адекватный план обследования и лечения.

Частота случаев, когда заболевание сопровождалось развитием метастазов, а локализация первичной опухоли на момент морфологического исследования неизвестна, составляет 3-15% от всех онкологических заболеваний. При этом локализация первичного очага определяется при жизни в среднем у 30-40% пациентов, на аутопсии – у 60-70%.

Иммуногистохимическое исследование в зависимости от морфологического типа новообразования позволяет уточнить гистогенез опухоли и/или высказаться о вероятной локализации первичного очага. Большинство из этих опухолей представляют аденокарциномы молочной железы, толстого кишечника, легких, яичников, поджелудочной железы, предстательной железы и желудка.

В случае метастазов аденокарциномы задача иммуногистохимического исследования состоит в выявлении вероятного источника метастазирования.

Для этих целей в настоящее время используется целый ряд маркеров включая цитокератины 7 и 20, тиреоидный фактор транскрипции (TTF-1), CA125, CDX2, рецепторы к эстрогенам, GCDFP-15, лизоцим, мезотелин, простат-специфический антиген.

Цитокератин 7 (CK7) относится к семейству белков промежуточных филаментов, имеет молекулярную массу 54 кДа, выявляется в различных видах железистого эпителия. Антитела клона OV-TL (Dako) окрашивают цитоплазму различных видов клеток нормального и неопластического железистого эпителия, включая эпителий протоков. CK7 выявляется в клетках цилиндрического и железистого эпителия легких, шейки матки, молочной железы, желчевыводящих путей и собирательных трубочек почек. CK7 окрашивает переходный эпителий мочевого пузыря, эпителий яичников и легких. Иногда можно встретить положительное окрашивание эндотелия сосудов. В свою очередь, CK7 не экспрессируется в эпителиальных клетках желудочно-кишечного тракта, предстательной железы. Практически не выявляется CK7 в гепатоцитах, эпителии проксимальных и дистальных извитых канальцев почек, миоэпителиальных клетках, многослойном эпителии кожи, языка, пищевода и эктоцервикса. Моноклональные антитела OV-TL выявляют отдельные виды аденокарцином и могут быть использованы для проведения дифференциальной диагностики между CK7-позитивными тканями (такими как рак яичников и переходноклеточный рак) и CK7-негативными тканями (такими как аденокарциномы желудочно-кишечного тракта и рак предстательной железы).

Цитокератин 20 (CK20) является представителем кератина I типа, который непосредственно экспрессируется в эпителии желудка и тонкого кишечника, уротелии и клетках Меркеля кожи. Антитела (клон Ks 20.8, Dako) реагируют с соответствующим белком молекулярной массой 46 кДа. CK 20 – это основной белок зрелых энтероцитов и бокаловидных клеток; он специфически экспрессируется в эпителиальных клетках слизистой оболочки желудка и тонкого кишечника. Его также можно выявить в аденокарциномах толстого кишечника, желудка, поджелудочной железы, желчных капилляров, в муцинозных опухолях яичников, переходноклеточном раке мочевого пузыря и раке из клеток Меркеля. В свою очередь, в плоскоклеточных раках, аденокарциномах молочной железы, легких, эндометрия, не муцинозных опухолях яичников и мелкоклеточных карциномах легких CK 20 не экспрессируется.

TTF-1 – ядерный фактор транскрипции, представляющий собой гомеодоменный белок семейства NKX2 (молекулярная масса 40 кДа); экспрессируемый эмбриональной и зрелой тканью легкого и щитовидной железы. В ядрах клеток большинства других органов – печени, желудка, поджелудочной железы, тонкого и толстого кишечника, почек, молочной железы, кожи, яичек, гипофиза, предстательной железы и надпочечников данный фактор не содержится. TTF-1 выявлен в первичных легочных аденокарциномах и не экспрессируется в аденокарциномах толстого кишечника и молочной железы. Антитела к TTF-1 являются ценным маркером при дифференциальной диагностике аденокарциномы легких с метастазами рака молочной железы и мезотелиомы. При выявлении аденокарцином легких с помощью TTF-1 окраска является более специфичной, чем при использовании антисурфактантных антител.

Лизоцим катализирует гидролиз отдельных мукополисахаридов клеточной оболочки бактерий. Используется для выявления опухолей из гистиоцитов и лейкозных клеток миелоидного ряда. Он выявлен в клетках селезенки, легких, почек, лейкоцитах крови, плазматических клетках, слюне, молоке и слезной жидкости.

Мезотелин – клеточный гликопротеин (молекулярная масса 40 кДа), располагается на поверхности мезотелиальных клеток и связан с механизмами клеточной адгезии. Он также выявляется в мезотелиомах, эпителиальных раках яичников и некоторых плоскоклеточных раках. Клон 5В2 (Novocastra) окрашивает эпителиоидные мезотелиомы и аденокарциномы легких, яичников, опухоли брюшины, эндометрия, поджелудочной железы, желудка и толстого кишечника. Антитела не реагируют с тканью почек, печени, плаценты, кожи и щитовидной железы. Мезотелина много в обычных мезотелиальных клетках, из которых формируются злокачественные мезотелиомы и цистаденокарциномы яичников. Эти антитела вместе с антителами к калретинину могут быть использованы для выявления мезотелиом.

CDX2 – рекомбинантный белок прокариотов, соответствующий аминокислотному N-терминальному участку молекулы CDX2 человека. Является специфическим транскрипционным фактором клеток тонкого кишечника. Ген cdx2 кодирует интестинально-специфический транскрипционный фактор, его белок экспрессируется на ранних стадиях развития тонкого кишечника и может иметь значение в регулировании пролиферации и дифференцировки эпителиальных клеток тонкого кишечника. Играет важную роль в инициации дифференцировки клеток в зрелые энтероциты. Клон AMT28 (Novocastra) реагирует с 40кДа белком, расположенным в ядрах клеток. Он экспрессируется в ядрах эпителиальных клеток кишечника от двенадцатиперстной кишки до прямой кишки. Белок CDX2 экспрессируется также в первичных и метастатических опухолях толстого кишечника, а также выявляется при кишечной метаплазии желудка и кишечном типе рака желудка, в свою очередь, в нормальных эпителиальных клетках желудка он не встречается. Данный белок обнаруживается в ядрах только цилиндрического эпителия и раковых клетках колоректальных аденокарцином, таким образом с его помощью можно идентифицировать метастазы рака толстого кишечника.

Читайте также:  Миома матки и рак груди

CA125 – белок ракового антигена яичников. Моноклональные антитела (клон Ov185:1, Novocastra) распознают муциноподобный гликопротеин молекулярной массой около 200 кДа. Антитела окрашивают различные опухоли, такие как аденокарциномы толстого кишечника, аденокарциномы молочной железы, опухоли матки, бронхо-альвеолярные раки, эндометриоидные и серозные аденокарциномы яичников.

ER – рецепторы к эстрогенам. Клон 6F11 (Novocastra) взаимодействует с эстрогеновым рецептором альфа. Антитела окрашивают ядра с рецепторами к эстрогенам в эпителиальных и гладкомышечных клетках матки, а также ядра эпителия молочных желез. Выявление рецепторов к стероидным гормонам широко применяется при лечении гормонально-зависимых опухолей. Наличие рецепторов к эстрогенам является маркером рака молочной железы, а также может свидетельствовать о прогнозе заболевания и эффективности эндокринной терапии.

Простат-специфический антиген (ПСА) – представляет собой гликопротеин. Клон ER-PR8 (Dako) получен к белку молекулярной массой 35 кДа. ПСА биохимически и иммуногистохимически отличается от другого широко используемого маркера опухоли предстательной железы – кислой простатической фосфатазы. Он располагается в цитоплазме клеток ацинарного и протокового эпителия нормальной ткани, выявляется при доброкачественной гиперплазии предстательной железы и аденокарциноме. Эти антитела можно использовать для выявления метастазов рака предстательной железы, поскольку ПСА выделяется опухолевыми клетками простаты и определяется в плазме крови у больных с раком простаты.

GCDFP-15 – белок, который встречается при диффузной кистозной мастопатии, для которой характерны макро- и микрокисты, протоковая и дольковая гиперплазия и др. патология молочных желез. Кисты формируются за счет апокриновой секреции эпителиальными клетками. Жидкость кист содержит гликопротеины, включая уникальный 15 кДа мономер. В нормальной ткани подобный белок встречается в эпителии слезных, подъязычных и мелких слюнных желез, в клетках серозных оболочек, трахеальных и бронхиальных желез.

GCDFP-15 и PSA одновременно экспрессируются в опухолях молочных желез с положительной реакцией на рецепторы к андрогенам. Данный маркер может быть использован для выявления аденокарциномы молочной железы, протоковых раков слюнных желез и апокринового эпителия.

Часть маркеров, такие как ПСА для рака предстательной железы, TTF-1 для рака легких, работают моноспецифично. Другая часть маркеров этой панели характерна для нескольких опухолей: так, рецепторы к эстрогенам могут быть выявлены при раке молочной железы или яичников, CDX2 – при опухолях желудочно-кишечного тракта. Часть маркеров может характеризовать источник метастаза только комплексно: рецепторы к эстрогенам, мезотелин и CA125 характеризуют опухоли яичников.

J.L Dennis с соавт. (2005) предложили алгоритм для выявления локализации первичных опухолей по иммуногистохимической характеристике метастазов с использованием данного набора маркеров:

  1. ПСА-позитивные опухоли, как правило, в 99% случаев представляют собой рак предстательной железы.
  2. TTF1-позитивные опухоли, в 98% случаев — рак легких.
  3. GCDFP-15-позитивные опухоли могут быть либо аденокарциномой толстого кишечника, либо аденокарциномой молочной железы. В данном случае для дифференциальной диагностики используется маркер CDX2. Опухоли CDX2(+) составляют аденокарциномы толстого кишечника, CDX2(–) – аденокарциному молочной железы.
  4. Положительная реакция с маркерами CDX2 и CK20 наблюдается в метастазах из опухолей желудка, поджелудочной железы и толстого кишечника. Применение дополнительного маркера CK7 позволяет дифференцировать эти опухоли. CK7(+) характерен для аденокарциномы желудка и поджелудочной железы; CK7(–) – характеризует аденокарциному толстого кишечника.
  5. Рецепторы к эстрогенам встречаются как в опухолях яичников, так и при раке молочной железы. В дифференциальной диагностике этих опухолей помогает маркер мезотелин(+), фенотип характерен для рака яичников; фенотип мезотелин(–) наблюдается при раке молочной железы.
  6. CA125 является маркером аденокарциномы поджелудочной железы.
  7. Мезотелин(+) характерен для опухолей желудка или поджелудочной железы.
  8. Лизоцим(+) выявляет опухоли желудка и поджелудочной железы.

Метастазы плоскоклеточного и нейроэндокринного рака без выявленного
первичного очага (Савелов Н.А., Петровичев Н.Н., 2006)

При метастазах плоскоклеточного рака проводить иммуногистохимическое исследование нецелесообразно, так как возможности метода не позволяют уточнить вероятный источник метастазирования. Это относится и к метастазам низкодифференцированного нейроэндокринного рака. Однако при метастазах высокодифференцированного нейроэндокринного рака (синоним – атипичный карциноид) коэкспрессия CK7 и TTF1 может свидетельствовать о локализации первичного очага в легком, а коэкспрессия CK20 и CDX2 – в органах ЖКТ.

Метастазы недифференцированного рака без выявленного первичного
очага (Савелов Н.А., Петровичев Н.Н., 2006)

У пациентов с метастазами без четких морфологических признаков железистой (аденогенной), нейроэндокринной или плоскоклеточной дифференцировки главной задачей дополнительных методов исследования является уточнение гистогенеза опухоли (точнее, установление направления дифференцировки опухолевых клеток). Для этого применяется следующая панель антител: р63, CК5, CK14 или CК5/CK6, CК18, СD56 (N-CAM).

Антитела к белку Р63 (клон 4А4, Dako). Белок Р63 принадлежит к семейству Р53 опухолевых супрессорных генов, которые также включают белок Р73. Эти белки регулируют процессы клеточной транскрипции и запускают процессы апоптоза в ответ на повреждение ДНК и развитие гипоксии. Р63 экспрессируется в ядрах базальных клеток различных видов эпителия. Белок Р63 выявляется в пролиферирующих клетках эпителия шейки матки, уротелия и предстательной железы. Он также экспрессируется в большинстве низкодифференцированных плоскоклеточных раков. Антитела к Р63 помогают дифференцировать доброкачественные и злокачественные опухоли предстательной железы.

Антитела к белку CD56 (клон МОС-1, Dako). Белок CD56 является антигеном клеток натуральных киллеров. Реагирует с CD4+ и CD8+, Т-клетками в периферической крови. CD56 можно выявить в нейробластоме и мелкоклеточном раке легких, а также некоторых других опухолях.

Цитокератины CK5/CK6 (клон D6/16 B4, Dako). Цитокератины относятся к семейству промежуточных филаментов и выявлены практически во всех клетках. Типы цитокератинов CK5/CK6 выявляются в мезотелиальных клетках и не встречаются в аденокарциномах. CK5/CK6 применяются как маркеры мезотелиомы и плоскоклеточного рака легких, болезни Боуэна (разновидности карциномы, поражающей чешуйчатые клетки эпидермиса кожи, но не распространяющейся на ее базальные слои). Они не встречаются в аденокарциномах легких, но окрашивают мезотелиому и базальные клетки желез простаты. Данные антитела не реагируют с тканями мезодермального происхождения, такими как мышцы и соединительная ткань. Цитокератины CK5/CK6 экспрессируются в низкодифференцированных аденокарциномах и выявляются в эпителиоидных мезотелиомах.

Цитокератин CK14 (клон LL002, BioGenex), молекулярная масса 50 кДа, – это кислый цитокератин первого типа, с помощью которого можно отличить многослойный плоский эпителий от простого эпителия. Цитокератин CK14 равномерно экспрессируется в цитоплазме всех клеток многослойного плоского ороговевающего эпителия. Моноклональные антитела к цитокератину CK14 помогают дифференцировать типы клеток в молочных железах при развитии аденокарциномы.

Цитокератин CK18 (клон DC10, Dako) – белок с молекулярной массой 45 кДа. Антитела реагируют с большинством видов простого эпителия, включая эпителий протоков и ацинусов желез. Данный белок экспрессируется в эпителии щитовидной железы, молочной железы, желудочно-кишечного тракта и дыхательной системы. Антитела используют для выявления аденокарцином легких, при этом они окрашивают цитоплазму опухолевых клеток из эпителия и не окрашивают опухолевые неэпителиальные клетки (глиомы, меланомы, остеосаркомы).

Для дифференциальной диагностики низкодифференцированных опухолей используется следующий алгоритм:

  1. СК18(+) – аденокарцинома;
  2. СК5/14(+) и р63(+) – плоскоклеточный рак;
  3. СК5/CK14(+), СК18(+), р63(+) – переходноклеточный рак, плоскоклеточный рак, тимома;
  4. СК18(+), CD56(+) – нейроэндокринный рак.
  5. При выявлении экспрессии СК5/14, СК18 и р63 дифференцировать переходноклеточный рак от плоскоклеточного в ряде случаев возможно, исследуя коэкспрессию СК7 и СК20, которая наблюдается приблизительно в 60% метастазов переходноклеточного рака.

источник

Иммуногистохимическое исследование в онкологии – это разновидность исследования ткани с помощью специальных реактивов по принципу антиген-антитело.

При иммуногистохимическом исследовании используются реактивы, которые содержат антитела, отмеченные специальными веществами.

Антитело – это белок, который связывается в тканях с определенными молекулами — антигенами, после чего возникает реакция. Если же таких молекул нет, то и реакции не будет.

По этому признаку можно судить, присутствует в ткани интересная нам молекула или нет. Это похоже на то, если нанести на белый стол бесцветный клей. Невооруженным глазом на белом фоне он практически незаметен, но стоит насыпать на стол мелкого песка, как клей становится виден за счет прилипших песчинок.

По правилам иммуногистохимическое исследование при раке всегда проводится в специализированной лаборатории. Для его проведения необходима опухолевая ткань, полученная в результате биопсии или операции.

Иммуногистохимическое исследование проводится для определения наличия в опухолевых клетках различных точек приложения, например, наличие рецепторов эстрогенов (ER) и прогестеронов (PR). Также иммуногистохимия выполняется для определения показателя Ki-67 (индекс пролиферативной активности опухолевых клеток), гиперэкспрессии белка Her2neu, VEGF (сосудистый фактор роста), р53.

Иммуногистохимическое исследование при раке выполняется для того, чтобы понять, какими препаратами можно лечить злокачественную опухоль, и к каким видам препаратов она чувствительна.

Самый распространённый анализ, определяемый при иммуногистохимическом исследовании, это наличие рецепторной чувствительности к гормонам у опухоли.

ER и PR — протеиновые рецепторы на поверхности опухолевых клеток.

В организме человека постоянно вырабатываются гормоны — эстроген и прогестерон. Эти гормоны воздействуют на ER и PR рецепторы, что приводит к стимуляции роста опухолевых клеток.

Определение Эстрогеновых и Прогетестероновых рецепторов является одним из важнейших моментов, определяющих чувствительность опухоли к терапии гормональными препаратами.

Чаще всего наличие рецепторов ER/PR определяют при раке молочной железы. Их наличие дает возможность, помимо стандартных методов лечения, применить гормональную терапию.

При гормон позитивном раке молочной железы, назначаются препараты: Тамосксифен, Экземестан (Аромазин), Летрозол (Фемара), Анастразол (Аримидекс), Гексэстрол (Синестрол) и другие.Также, считается, что гормонально-зависимый рак молочной железы отличается спокойным течением и редким метастазированием.

Чувствительность опухолевых клеток к гормональной терапии выражается в баллах от 0 до 10. Опухоль считается гормонозависимой, начиная с 2-х баллов. и требует добавления к лечению гормональной терапии.

Her2Neu — это рецептор эпидермального фактора роста раковой клетки. Это — ген, который воздействует на мембранные рецепторы клетки, и стимулирует её к усиленному делению.

В некоторых опухолях (чаще всего рак молочной железы, рак пищевода, рак желудка) присутствует гиперэкспрессия (повышенная активность) Her2Neu, что вызывает быстрое деление опухолевой клетки и её повышенную активность.

Также снижается эффективность химиотерапии, лучевой терапии, гормональной терапии. Из-за этого опухоли с Her2neu позитивным статусом отличаются агрессивным течением.

Существует две методики определения наличия у опухоли гена Her2neu:

1. Иммуногистохимическое исследование

Результаты иммуногистохимического исследования выражаются в баллах:

  • 0-1 означает, что опухоль без гиперэкспрессии Her2neu.
  • 3 означает, что опухоль с гиперэкспрессией Her2neu.

2. Метод FISH (Флуоресцентная гибридизация in situ)

В отличие от иммуногистохимического исследования, при котором определяются белки, при методе FISH определяется наличие генов, кодирующих протеины Her2neu. В зависимости от их наличия, определяется гиперэкспрессия Her2neu.

Определение гиперэкспрессии рецептора Her2neu в опухоли молочной железы является очень важным для дальнейшего назначения лечения.

В современной онкологии гиперэкспрессию Her2neu определяют, чтобы понять, необходимо ли добавление к лечению ингибиторов Her2neu. Для лечения опухолей с гиперэкспрессией рецептора Her2Neu активно и успешно используются таргетные препараты Трастузумаб (Герцептин), Пертузумаб (Перьета), Трастузумаб-эмтанзин (Кадсила), Бейодайм (Трастузумаб+Пертузумаб). Эти препараты прицельно блокируют рецепторы Her2neu, тем самым останавливая активный рост опухолевых клеток и повышая их чувствительность к химиопрепаратам. Добавление таргетной терапии к стандартной химиотерапии при лечении Her2neu позитивных опухолей, серьезно увеличивает общую выживаемость и результат противоопухолевого лечения.

Ki-67 — это маркер пролиферативной активности опухолевой клетки. Данный параметр оценивается в процентах и показывает, сколько процентов опухолевых клеток активно делятся.

Если Ki-67 меньше 15%, опухоль считается слабоагрессивной, при показателе Ki-67 от 30 до 50% опухоль считается агрессивной, а при показателе Ki-67 выше 50% опухоль является высокоагрессивной.

Также Ki-67 является фактором прогноза течения опухолевого заболевания и ответа опухоли на химиотерапевтическое лечение. Определяется это простым способом: чем ниже показатель Ki-67, тем хуже опухоль реагирует на химиотерапевтическое лечение. И наоборот — чем выше показатель Ki-67, тем лучше опухоль будет отвечать на химиотерапию.

Белок p53 — это транскрипционный фактор, регулирующий клеточный цикл. В быстро делящихся клетках обнаружено увеличение концентрации белка р53 по сравнению с клетками, делящимися медленно, что обусловлено высоким риском их онкогенности.

Белок p53 предотвращает образование злокачественных опухолей в нашем организме. В норме, антионкоген р53 находится в неактивном состоянии, а при появлении повреждений ДНК в здоровой клетке — активируется.

Функция белка р53 состоит в удалении тех клеток, которые являются потенциально онкогенными. Это называется — индуцированный апоптоз, уничтожение потенциально опасной клетки.

При иммуногистохимическом исследовании, повышенное содержание белка p53 обнаруживается в 50% злокачественных клеток, что позволяет им беспрепятственно делиться и избегать апоптоза (уничтожения).

Количество белка p53, определяют в дополнение к показателю Кi67, для того, чтобы понять насколько агрессивна опухоль и определить дальнейшее течение болезни. Если уровень белка p53 высокий, значит опухоль не агрессивная и не склонна к метастазированию и быстрому росту. Если же, показатель белка p53 низкий, то значит опухоль агрессивна и склонна к быстрому росту в окружающие ткани и метастазированию.

VEGF – это сигнальный белок, вырабатываемый клетками для активного роста новых сосудов в уже существующей сосудистой системе.

Есть несколько видов белка VEGF, и каждый воздействует на определенный рецептор VEGFR (Vascular endothelial growth factor receptor). Для того чтобы активно делиться, опухоли нужно питание, а для этого нужны сосуды, по которым это питание будет поступать. Именно по этой причине в опухолевых клетках содержится повышенное содержание белка VEGF — для того, чтобы в короткие сроки строить сосудистые сети.

Читайте также:  При раке молочной железы биохимический анализ крови

Наличие белка VEGF в опухоли говорит о возможности применения таргетной терапии такими препаратами, как Бевацизумаб (Авастин), Рамуцирумаб (Цирамза), Афлиберцепт (Залтрап). Они перестраивают сосудистую сеть опухоли, тем самым лишая её питания.

Иммунотерапия в онкологии появилась сравнительно недавно, но уже успела показать удивительные результаты в лечении опухолей. Механизм иммунотерапии рака заключается в том, что препарат позволяет иммунитету увидеть опухоль и уничтожить её. Ответственные за «видимость» опухоли белки PD-1, PDL-1 и PDL-2 в достаточном количестве присутствуют не во всех опухолях. Именно поэтому одним пациентам иммунотерапия помогает, а другим нет.

Чаще всего определение гиперэкспрессии белка PD-1 и его лиганд PDL-1 и PDL-2 необходимо при меланоме, немелкоклеточном раке легкого, раке желудка и раке почки.

Для того чтобы отобрать пациентов, которым показана иммунотерапия, проводится определение наличия экспрессии PD-1 и его лиганд PDL-1 и PDL-2, при помощи флюоресцентной гибридизации in situ (FISH). При наличии экспрессии PD-1 и его лиганд PDL-1 и PDL-2, показано применение иммунотерапии препаратами Пембролизумаб (Кейтруда), Ниволумаб (Опдиво), Атезолизумаб (Тецентрик).

В современной онкологии иммуногистохимическое исследование играет очень важную роль, так как при помощи этого исследования онкологи определяют наличие тех или иных факторов в опухоли, которые позволяют грамотно и адекватно составить дальнейшее лечение пациента и говорить о прогнозах заболевания.

Сегодня иммуногистохимическое исследование при раке молочной железы является одним из самых востребованных и достоверных методов диагностики. Исследование помогает обнаружить патогенные клетки и установить их восприимчивость к специфическим составам, за счет чего удается выявить природу новообразования. Подобное обследование проводится во многих современных клиниках и назначается не только для лечения онкологических заболеваний, но также в качестве профилактики.

Суть процедуры — рассмотрение и оценка под микроскопом образцов биологических тканей,полученных в ходе биопсии. Чтобы добыть необходимую информацию,прежде чем приступать к непосредственному изучению, медик обрабатывает ткани специальными антителами.

Многочисленные клинические исследования подтвердили, что клетки раковых новообразований вырабатывают специфические белки (антигены), которые обладают способностью притягиваться к антителам. Именно это свойство и лежит в основе принципа ИГХ (иммуногистохимическое исследование при раке молочной железы). Если начнется взаимодействие антител с патогенными клетками, возникает флуоресценция, имеющая различную длину волн. Если подобные изменения проявляются, это означает, что у пациента сформировалась злокачественная опухоль. Несомненным достоинством является то, что сегодня разработано множество антител, которые помогают выявить самые распространенные формы новообразований.

Ведущие медики считают ИГХ универсальным, поскольку позволяет:

  • выявить размер первичногоракового новообразования;
  • определить природу опухоли (злокачественная или доброкачественная);
  • выявить, что является первоисточником метастаз;
  • определить активность и скорость разрастания;
  • провести оценку эффективности назначенной схемы лечения;
  • установить, на какой стадии находится рак.

Хотя данное исследование считается максимально результативным, большинство онкологов советуют одновременно проводить обычную гистологию. В этом случае расшифровка результатов будет наиболее точной, врачи смогут составить прогноз для пациента.

Сегодня иммунногистологическое исследование назначается для оценки состояния молочных желез и для других мягких тканей в организме. Тем не менее в большинстве случаев направление на такой диагноз дают при подозрении на онкологию.

Также данный анализ назначается для:

  • определения типа первичных новообразований;
  • выявления локализации и размера метастазов;
  • предположения дальнейшего развития заболевания иподбора оптимальной методики лечения;
  • выявления формлимфопролиферативных состояний;
  • выявления микроорганизмов.

Важно отметить, что ИХ не имеет абсолютно никаких противопоказаний, проводить его можно пациенту любого возраста. Трудности возникают, только если не получается провести забор тканей для анализа.

Первый этап анализа — взятие тканей при помощи биопсии. Именно этот этап наиболее неприятный, поскольку в ходе забора медику придется отщипнуть кусочек мягких тканей.Подобное мероприятие является довольно болезненным и вызывает дискомфорт. Стоит отметить, что забор тканей проводится по-разному, в зависимости от того, где именно находится новообразование и от его вида. Взятые ткани помещают в раствор формалина, а затем направляют в лабораторию.

В специализированном центре добытый образец подвергают таким изменениям:

  1. Ткани обрабатывают обезжиривателем, затем наносят слой парафина. Путем такой обработки получаются гистологические блоки, которые хранятся столетиями,в случае необходимости, провести ИГХ можно будет еще раз.
  2. Далее проводится микротомирование — биологический материал надрезают и распределяют срезы в специальных стеклах.
  3. Срезы окрашивают специальными фармпрепаратами и смотрят, какая будет реакция. Чтобы результат был достоверным, рекомендуется использовать большую панель, содержащую более десятка различных маркеров.Выявить тип новообразования можно будет исходя из того, какие маркеры вступили в реакцию с опухолевыми клетками.

Результат диагностики оглашают примерно через 10 дней, на основе полученных данных можно говорить о том, сколько осталось жить пациентке.

Если онколог назначил подобный анализ из-за предположения у женщины РМЖ (рак молочных желез), лаборант проводит исследование с использованием конкретных маркеров. Важнейшее значение в анализе имеют эстроген и прогестерон, поэтому использование этих маркеров является необходимым. Медики давно доказали, что повышенная выработка этих гормонов может привести к увеличению объема злокачественного нароста и спровоцировать возникновение метастазов. В данном случае ИГХ поможет определить, на какой стадии находится заболевание и можно ли назначать пациентке гормональную терапию.

Важнейшим показателем при такой диагностике является ki 67 при раке молочной железы, именно этот маркер указывает на злокачественную природу новообразования. Если ки 67 при раке молочной железы не превышает значения в 15%, это говорит о том,что болезнь не успела развиться, и пациенту прогнозируют благоприятный исход. Если индекс превышает значение в 30%, это свидетельствует, что опухоль разрастается слишком быстро и женщине назначают химиотерапию. За последние годы было выявлено, приki 67 менее 10%, вероятность выживаемости составляет более 80%.

ИГХ назначают не только при подозрении на рак молочных желез, исследование эффективно и при таких патологиях:

  • бесплодие;
  • проблемы с зачатием и вынашиванием плода;
  • подозрение на гормональные заболевания.

Часто пациентки интересуются, какова норма Ki 67? Медики уверяют, если показатель не превышает значения в 20%, опухоль считается медленнорастущей, прогноз на лечениеи выживаемость будет благоприятным.

Проводить расшифровку анализа может только квалифицированный патологоанатом.Врач должен пройти специальную подготовку и получить сертификат.На бланке, выдающемся пациенту, всегда указываются показатели антител, по которым определяется структура исследуемого материала.

В морфологической структуре должны быть указаны такие показатели:

  1. Структура ткани.
  2. Тип патогенных клеток.
  3. Количество раковых клеток.

Выявленные антигены указывают на тип раковой патологии (карцинома, глиома, саркома и другие). Важно помнить, что окончательный диагноз выносит только онколог, учитывая общие показатели и индексы, выявленные в ходе обследования. Дальнейшая схема лечения подбирается в зависимости от того, какой тип заболевания поставлен пациентке.

Иммуногистохимическое исследование при раке молочной железы хорошо зарекомендовало себя и имеет только положительные отзывы. Несомненное достоинство этого анализа — не только высокая результативность, но также доступная стоимость.

Несмотря на то, что всё больше в клиниках начинают использоваться методы генетического фенотипирования опухолей, ИГХ исследование остается на сегодня основным помощником в расшифровки биологии рака молочной железы, в прогнозировании его дальнейшего развития, “предсказателем” ответа опухоли на запланированное лечение.

В этой статье вы узнаете: что такое иммуногистохимическое (ИГХ) исследование, какое значение ИГХ имеет при раке молочной железы.

Перед тем, как патологоанатом (морфолог) начнёт рассматривать под микроскопом участок ткани молочной железы, полученный в результате биопсии, ему необходимо его окрасить специальными красителями.

Гистохимические красители наносят на тонкий срез участка ткани, чтобы рассмотреть под микроскопом, какие клетки там присутствуют, их расположение по отношению друг к другу (структуру ткани). Световая микроскопия является рутинным методом изучения окрашенных срезов ткани, широко используется в диагностике рака молочной железы. Наиболее часто для окрашивания срезов ткани используют:

  • Гематоксилин — окрашивает клеточное ядро в темно-синий цвет;
  • Эозином — делает цитоплазму клеток розовой. Совместное их использование называется гематоксилин-эозиновое окрашивание.

Патологоанатом — это врач, который долго учился в медицинском университете, чтобы знать, как с помощью микроскопа отличить в окрашенном срезе ткани раковые клетки от нормальных. Обычно для постановки диагноза (доброкачественная это патология или злокачественная) ему достаточно рассмотреть под микроскопом срез ткани, окрашенный гематоксилином и эозином. Но иногда этого бывает недостаточно. В такой ситуации на помощь приходит иммуногистохимия, которая к морфологической идентификации клеток и тканей добавляет иммунологический компонент.

Методика иммуногистохимии (ИГХ) дополняет морфологическое распознавание клеток и тканей, используя антитела к известным антигенам, которые являются специфическими для определенных типов клеток или клеточных компонентов. Расположение этих антител можно увидеть, используя световую микроскопию, так как антитела содержат зрительно-распознающиеся метки.

Первые методики иммуногистохимического анализа рака молочной железы использовали антитела с прикрепленными к ним флуоресцирующими метками, что требовало применения специального флуоресцентного микроскопа, позволяющего увидеть локализацию этих антител в срезе ткани молочной железы.

За последние 30 лет удалось существенно упростить методику, которая применяется при ИГХ исследовании молочной железы, за счет использования более специфичных антител (моноклональных антител) с ферментативными метками. Это, в свою очередь, позволило при иммуногистологических исследованиях молочной железы использовать световую микроскопию, которая намного дешевле, и поэтому наиболее доступная. Однако радиоактивные элементы (пероксидаза, щелочная фосфатаза и флуоресцеин), без которых иногда не обойтись, требуют специальных методик и до сих пор широко используются.

Возникшая ситуация у каждой конкретной женщины с раком молочной железы требует применения тех или иных наборов антигенов (панелей антигенов), что в свою очередь требует от специалиста, выполняющего ИГХ, исследование срезов ткани молочной железы, знаний и громадного опыта.

Необходимость использования иммуногистохимии при раке молочной железы, контроль её качества и интерпретация полученных результатов должны контролироваться патоморфологическим отделением. Важно, чтобы расшифровка полученных данных при ИГХ исследовании использовалась только в сочетании с морфологическим анализом тканей молочной железы, полученным в результате покраски их гематоксилином и эозином.

Сегодня иммуногистохимическое исследование при раке молочной железы является рутинным методом в большинстве морфологических (патогистологических) лабораториях и используется для уточнения диагноза, а также с прогностической целью, в качестве предикативного (предсказывающего) указателя, как поведет себя рак молочной железы в дальнейшем.

Когда патологоанатом рассматривает под микроскопом биопсийный материал, перед ним стоит две основные диагностические задачи: определить происхождение опухолевых клеток, где они появились (в протоках, в дольках или в других участках молочной железы) и подтвердить или исключить их вторжение в близлежащие ткани.

С первых дней использования ИГХ в онкологии велся поиск новых и совершенствовались уже существующие технологии применения антител, которые могли бы идентифицировать антигены клеток с высокой степенью специфичности и чувствительности. Перечисленные ниже ИГХ маркеры в настоящее время широко используются для уточнения гистопатологического диагноза рака молочной железы:

  • CK5, CK10, CK14 и CK17 являются цитокератинами базального слоя эпителия, экспрессируются миоэпителиальными клетками.
  • CK5/6 или “базальные цитокератины» помогают распознать нормальные клетки молочной железы как миоэпителиальные, так и ламинарные (секретирующие).
  • 34β12: это антитело помогает распознать цитокератины 1, 5, 10 и 14.
  • Н-caldesmon. Его можно найти только в миоэпителиальных клетках молочных протоков, поэтому он обладает высокой специфичностью.
  • Гладкомышечный актин (SMA). Это антитело помогает обнаружить актин в микрофиламентах; низкая специфичность, так как SMA обнаруживается в фибробластах (в тканях, которые регенерируют).
  • Миозин тяжелых цепей гладких мышц (SMMHC) — структурный компонент миозина гладких мышц в SM2 изоформе. Экспрессируется миоэпителиальными клетками молочной железы, обладает высокой чувствительностью и специфичностью, так как SMMHC присутствует только в миоэпителиальных клетках, расположенных в протоках и дольках молочной железы, но отсутствует в фибробластах соединительной ткани железы.
  • Calponin — полипептид, 34 кДа, модулирует активность актомиозина. Хорошая чувствительность, но присутствует в фибробластах соединительной ткани молочной железы.
  • P63-p53 гомолог — ядерный маркер, весьма чувствительный к миоэпителиальным клеткам.
  • CALLA: эндопептид, который экспрессируется в миоэпителиальных клетках.
  • P-cadherin — молекула клеточной адгезии с высокой чувствительностью к миоэпителиальным клеткам нормальной ткани молочной железы. Не вступает в реакцию с фибробластами.
  • Е-кадгерин — молекула клеточной адгезии. Используется, чтобы отличить протоковую карциному “in suti” (DCIS) от дольковой. Карциномы “in suti” (LCIS) — DCIS, как правило, выявляются по окрашиванию мембраны, в отличие от LCIS, при которой её нет.
  • Маркеры меланомы: S100, Melan-A, HMB45.
  • Маркеры лимфоцитов: CD20, LCA, CD15, CD30.
  • Маркеры эндотелия сосудов: CD31, CD34, фактор VIII, d2-40 (podoplanin).
  • Маркеры клеточной пролиферации: Ki67, MIB-1, PPh4.
  • Маркеры апоптоза: Bcl-2 и Вах, Bcl-X.

Примеры использования ИГХ для разрешения проблем, возникших при определении патологии молочной железы

Существует много ситуаций, когда иммуногистохимия способствует постановке заключительного патогистологического диагноза при патологии молочных желез:

  • Окрашивание e-кадгерином клеточной мембраны позволяет исключить дольковые неоплазии (ALH) и LCIS. Отсутствие окрашивания клеточной мембраны говорит в пользу дольковых опухолей.
  • Обычная гиперплазия эпителия, или это эпителиальная атипия, или это DCIS. При доброкачественной гиперплазии можно обнаружить реактивность к CK5/6 и CK14, тогда как при атипической гиперплазии и DCIS её нет.
Читайте также:  Пептиды для лечения рака молочной железы

Это микро-инвазивная карцинома или что-то другое? Применение маркеров миоэпителиальных клеток имеет значение при оценке, присутствует или нет микро-инвазия карциномы (вторжение из ламинарного слоя в миоэпителиальный слой клеток). Реактивность фибробластов, разрыв в окрашивании клеток, окрашивание миоэпителиальных клеток гладких мышц сосудов могут вызвать затруднения в интерпретации наблюдаемой картины под микроскопом. В этой ситуации используются два маркера миоэпителиальных клеток, например, p63 и SMMHC, или ASMA, или calponin.

Набор маркеров (диагностическая панель), который используется в ИГХ исследованиях при раке молочной железы, во многом зависит от оснащенности лаборатории, в которой проводится иммуногистохимия, и опыта врача, проводящей ее. Ниже приведены рекомендации, какие ИГХ панели необходимо применять при патологии молочных желез, предоставленные одной из клиник:

  • Миозин тяжелых цепей гладких мышц (SMMHC) или calponin — маркеры чувствительны и специфичны к цитоплазме миоэпителиальных клеток;
  • Актин гладких мышц может быть использован, но все равно в интерпретации следует учитывать, что он присутствует в фибробластах (воспаление и рубец);
  • P63 является чувствительным и специфичным маркером к ядрам миоэпителиальных клеток, но окрашивание может быть прерывистым. Применение маркера к цитоплазме миоэпителиальных клеток, таких как SMMHC или calponin, следует использовать, чтобы не возникли проблемы в интерпретации полученной картины.

При попытке определить наличие или отсутствие миоэпителиальных клеток следует использовать p63 и SMMHC, или calponin.

Роль иммуногистохимии в определении “прогностических” и “предиктивных” факторов при раке молочной железы

Прогностические факторы предоставляют информацию о возможном поведении рака молочной железы на момент его диагностики и не зависят от терапии. То есть с помощью них можно судить, как будет быстро прогрессировать рак и, соответственно, в зависимости от этого принять решение, какой объем и лечение предпочтительны в каждой конкретной ситуации.

В свою очередь, “предиктивные” (предсказывающие) факторы обеспечивают информацией, которая позволяет судить о вероятности ответа опухоли на конкретную терапию. Несмотря на то, что прогностические и предиктивные факторы возможно систематизировать по отдельности, в диагностике и классификации рака молочной железы чаще они являются как прогностическими, так и предиктивными.

Например, наличие высокой экспрессии HER2. Если рак молочной железы her2 положительный (большое количество в опухоли белка HER2), то он протекает агрессивно, с ранним метастазированием в отдаленные органы. А если опухоль содержит малое количество этого белка (рак молочной железы her2 негативный), она не будет реагировать на применение таргетного препарата герцептина.

Рекомендуем прочесть статью о том, что такое люминальный рак молочной железы. Из нее вы можете узнать, как современные методы исследования помогают определить подтипы рака, как выбирают оптимальный метод лечения рака молочной железы в зависимости от результатов исследования.

Существует подразделение рака молочной железы в зависимости то того, какие гены экспрессируют его клетки (профиль экспрессии генов). Опухоли, профиль которых характерен для базальных или миоэпителиальных клеток нормальной молочной железы, будут показывать наличие «базальных» маркеров. Такие опухоли имеют неблагоприятный прогноз. В большинстве из этих «базальных» опухолей полностью отсутствуют ER, PR (рецепторы к эстрогену и прогестерону) и белок HER2. Они часто метастазируют в головной мозг, в легкие.

На сегодня нет консенсуса по иммуногистохимическому профилю (какие ИГХ маркеры должны применяться), который бы четко определял эти «базальные» раки. К этим опухолям с плохим прогнозом относится и так называемый «трижды негативный рак молочной железы», в котором отсутствуют ER, PR и HER2, но экспрессируются базальные цитокератины 5/6 и 14, рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) и C-KIT. Они могут также экспрессировать P-кадгерин и часто p63.

Есть сходство между «базальным» раком молочной железы и раками, которые выявляются у женщин с BRCA1 мутацией.

EGFR экспрессируется часто в «базальных» раках, поэтому пациентки с такими опухолями могут извлечь пользу при лечении ингибиторами EGFR.

Количество митозов или процент клеток, находящихся в митозе, давно считается морфологическим «биомаркером» прогноза рака. Существует ряд ИГХ маркеров, которые демонстрируют пролиферативную активность клеток (количество митозов):

  • Ki67 — антиген, который экспрессируется в ядрах клеток на всех этапах клеточного цикла и является полезным маркером клеточной пролиферации;
  • MIB1 — антитело, которое реагирует с Ki-67 в ткани, зафиксированной формалином или парафином;
  • PPh4.

Апоптоз или «запрограммированный суицид клетки» является биомаркером агрессивных опухолей. Белки апоптоза можно идентифицировать с помощью ИГХ:

  • р53. Мутации в гене р53 супрессора опухолей (TP53) выявляются в 20-30% случаях рака молочной железы. Эти генные мутации наблюдаются чаще у женщин с наследственными синдромами рака молочной железы, чем у женщин с спорадическим раком. Для пациентки с генетической предрасположенностью к раку молочной железы может быть рекомендовано р53-тестирование. Обнаружение мутаций в р53 также рассматривается в качестве возможного предсказателя ответа рака молочной железы на химиотерапию, но обнаружение белка р53 иммуногистохимически в опухоли не отражает статус мутации р53.
  • Топоизомераза II альфа. Это мишень, на которую направлено действие антрациклина — химиотерапевтического препарата, который часто используется в лечение рака молочной железы.

Если у пациента будет обнаружена такая проблема, как подозрение на злокачественную опухоль, ему предстоит пройти иммуногистохимическое исследование и некоторые другие. Данное исследование является одним из наиболее информативных и безошибочных способов диагностики, который принято называть ИГХ.

Если говорить о том, что такое ИГХ, то суть данного диагностического метода заключается в том, чтобы получить от пациента материал из области, где предполагается локализация патологии, после чего проводится лабораторное обследование полученных тканей.

Чтобы у специалиста оказалось достаточно материала для проведения иммуногистохимического исследования, проводится процедура биопсии. После получения достаточного количества биоматериала нужные ткани будут обработаны при помощи особого вещества, содержащего в своем составе антитела. В результате удается точно увидеть, присутствуют ли злокачественные клетки в материале, взятом для анализа.

В области онкологии исследования ведутся уже очень давно. На данный момент пока еще не существует универсального лекарства от рака, но диагностика зашла достаточно далеко, что позволяет быстро и точно определить наличие злокачественных клеток в организме пациента.

Это дает возможность получить качественное лечение на той стадии, когда болезнь только начинает прогрессировать, поэтому у больного есть все шансы на дальнейшую счастливую жизнь.

Одним из самых эффективных анализов является ИГХ. Он основан на знаниях медицины о том, что клетки опухоли способны вырабатывать особые белки, которые ученые называют антигенами. То есть, если результаты исследования тканей покажут наличие подобных элементов, можно говорить о присутствии онкологии. Белок, который вырабатывается злокачественными клетками, связывается с антителами. То есть, иммунногистохимический анализ сразу покажет, что проблема существует.

Чтобы получить четкие данные, специалисты обрабатывают ткани, которые были получены методом биопсии, несколькими видами антител. Далее проводится стандартное исследование под микроскопом. Стоит заметить, что антитела, которые вступили в контакт с белком, вырабатываемым злокачественными клетками, не заметить просто невозможно. При соединении они получают свойство флуоресценции, а такое свечение под микроскопом видно очень хорошо. Таким образом, если лабораторный работник обнаружит светящиеся элементы, можно говорить о наличии онкологии.

Благодаря методу ИГХ можно увидеть немало патологий, но главным условием, при котором может быть назначен данный анализ, является подозрение на злокачественную опухоль.

Более того, с помощью иммуногистологических исследований появляется возможность получить сведения об очаге болезни, увидеть присутствие метастазов и определить уровень эффективности проводимого лечения. Благодаря ИГХ у специалиста будет возможность установить стадию онкологического заболевания и скорость роста опухоли, что позволяет более качественно назначить лечение.

Иммуногистохимический анализ считается самым эффективным в своем роде. Он значительно информативнее, нежели обычный гистологический. Однако в спорных ситуациях врачи стараются провести обе диагностические процедуры.

Показанием к иммуногистохимическому анализу может быть подозрение на наличие онкологии, что обусловлено различными симптомами. ИГХ-исследование могут назначить в отношении любых тканей из различных органов пациента. Если у врача появится подозрение на то, что проблема заключается в злокачественной опухоли, должна быть использована подобная диагностическая процедура.

Иммуногистохимический анализ чаще всего используется для определения первичных опухолей. Как правило, речь идет об одиночных новообразованиях. Если рак уже был подтвержден, ИГХ позволит увидеть еще и метастазы. Информация, полученная после проведения данного анализа, может быть использована для постановки дальнейшего прогноза для пациента и назначения правильного лечения.

Иммуногистохимическое исследование позволяет определить наличие рецепторов к определенным гормонам и обнаружить некоторые микроорганизмы в тканях пациента. Все это очень важно при таком серьезном заболевании, как рак. В данном случае конкурентов у ИГХ нет.

Особенностью данного анализа является то, что он может быть назначен любому пациенту, так как противопоказаний к его использованию нет. Главная проблема заключается в сложности получения материалов, так как биопсия – далеко не самая приятная процедура. Но некоторым пациентам приходится терпеть, так как от этого зависит их дальнейшая жизнь.

Иммуногистохимическое исследование проводят в несколько этапов. Начинается все с подготовки, а именно с получения нужного материала для дальнейшего исследования. Это крайне неприятная процедура, которую выполняет только опытный специалист в условиях стационара. Биопсия может заключаться в вырезании кусочка ткани, а также в получении материала методом эндоскопии либо операции. Все зависит исключительно от того, где именно находится область, которую нужно исследовать.

После получения достаточного количества тканей их сразу помещают в емкость с формалином. Далее материал для дальнейшего исследования будет отправлен в лабораторию.

Специалисты проводят с тканями несколько важных манипуляций. Их необходимо обезжирить и залить парафином, чтобы получить гистологический белок. Стоит заметить, что данный тип подготовки материала очень выгоден, так как в таком состоянии он может храниться бесконечно. Если понадобится повторное проведение исследования на данных тканях, можно взять эти образцы, так как они не испортятся.

Следующим этапом будет микротомирование. Этот метод представляет собой получение тонких срезов с парафиновых блоков. Таким образом, материал для дальнейшего исследования получится шириной в 1 мкм, но не более. Подобные срезы размещаются на стекле и окрашиваются несколькими специальными препаратами. Речь идет о растворах с антителами, которые подготовлены в стандартной концентрации.

Для того чтобы провести исследования тканей на ИГХ, может быть использована малая либо большая панель. В зависимости от этого будет отличаться количество срезов и используемых для их обработки жидкостей. На малой панели размещается не более 5 ячеек, а крупные оснащены 6 и более отсеками для материала. Наиболее подходящий вариант выбирает специалист в зависимости от того, какую именно информацию необходимо получить от тканей больного.

Готовые результаты будут получены через 1-2 недели в зависимости от того, насколько расширенное исследование проводилось. Расшифровка результатов осуществляется исключительно лечащим врачом. Человек без медицинского образования не сможет понять все символы и цифры, которые указаны в бланке.

О том, что именно означают показатели ИГХ, пациенту должен рассказать врач. При различных заболеваниях и исследуемых областях значения могут меняться. Если взять в качестве примера онкологию груди, то тут нужно обратить внимание в первую очередь на такую строчку, как Ki-67. Данный показатель говорит о злокачественности новообразования. Если у представительницы прекрасного пола был диагностирован грудной рак, но уровень Ki-67 будет меньше 15%, прогноз будет благоприятным.

Для того чтобы определить наличие злокачественной опухоли в груди пациентки, может быть использована иммуногистохимия. Для этого берется материал методом биопсии, который после отправляется в лабораторию.

При раке молочной железы важно установить не только наличие злокачественных клеток, но и уровень гормонов, а именно эстрогена и прогестерона. Это очень важно, так как от гормонального фона зависит развитие злокачественного новообразования, скорость его роста и появление метастазов. После проведения ИГХ будет определена стадия заболевания, выбрано наиболее подходящее лечение и необходимость в использовании гормональных препаратов.

Как правило, если в организме пациентки нет проблем с гормонами, и они вырабатываются в достаточном количестве, опухоль не будет чрезмерно активной, и ее можно устранить быстро и без опасности рецидива.

Что касается показателя Ki-67, который в иммуногистохимическом анализе играет очень важную роль, то 30% и выше говорит об ускоренном росте новообразования. В такой ситуации необходимо использовать химиотерапию. Если данный показатель будет меньшим, чаще всего специалисты стараются ограничиться гормональными средствами, но многое зависит от успеха лечения.

Если гормоны не будут справляться с проблемой, придется использовать химию. При уровне Ki-67 в 10% и меньше выживают почти все пациентки. Если данный показатель перешел за отметку в 90%, шансов избежать летального исхода при раке молочной железы у женщины нет.

О принципах и технике ИГХ вы можетет узнать из следующего видео.

источник