Меню Рубрики

Удаление молочной железы для профилактики рака

Анджелина Джоли, в свое время решившись на мастэктомию, подтолкнула многих женщин на борьбу с раком. Последовательницы звезды, пройдя удаление одной груди, требуют убрать и вторую из предосторожности. врачи не всегда согласны с такими решениями. Разобраться в данном вопросе нам помог врач-онколог, хирург Александр Аладин.

Двойн ая мастэктомия Анджелины Джоли на самом деле не была показательным выступлением. Ее мама умерла от рака молочной железы (РМЖ) и рака яичников. Генетическое исследование самой Джоли показало мутации генов BRCA1 и BRCA2. Риск заболеть раком составлял аж 80%.

Для тех, кто еще не в теме, поясним. Гены BRCA1 и BRCA2 — это антионкогены, задача которых контролировать рост клеток в молочной железе. Но если в этих генах есть мутации, то с защитной функцией они могут не справиться. Тогда-то и повышается риск развития онкологических заболеваний молочной железы и яичников. В настоящее время онкологи располагают множеством научных и практических данных, свидетельствующих именно о генетическом риске рака. И все-таки после всеобщей эйфории, вызванной поступком Джоли, сегодня все чаще в вопросах женщин слышится сомнение, насколько необходимо предпринимать радикальные меры при плохой наследственности.

Однозначно можно сказать, что мастэктомия страхует от тяжелого заболевания, но при этом разрушительно действует на женскую психику. После операции остаются шрамы не только на теле, но и на тонкой женской душе, возможна глубокая депрессия, и, поверьте, это не дамский каприз. «Профилактическая хирургия, к сожалению, — это не только одни плюсы, — предупреждает Александр Аладин, — после удаления яичников утрачивается репродуктивная функция, растет риск остеопороза и патологии сердечно-сосудистой системы. Удаление молочных желез делает невозможным грудное кормление. Поэтому без нужды ложиться на операционный стол не стоит. Для начала необходимо провести генетическое исследование с определением мутации генов BRCA1 и BRCA 2. Мутации в этих генах можно выявить при проведении анализа крови. В России это исследование можно сделать в научно-исследовательских институтах и клиниках, специализирующихся на лечении онкологических заболеваний. По статистике, у каждой второй женщины из тысячи определяются мутации генов BRCA1 и BRCA2. При выявлении такой мутации, как в случае с Анджелиной Джоли, риск развития РМЖ и органов женской репродуктивной системы, в том числе и рака шейки матки, очень высокий».

Допустим самое худшее развитие событий: мутация генов BRCA1 и BRCA2 выявлена. Возникает ли в таком случае необходимость хирургического вмешательства? Вот мнение Александра Аладина. «В ряде зарубежных стран профилактические операции при высоком генетическом риске вошли в национальные стандарты оказания медицинской помощи. Однако как на Западе, так и у нас последнее слово всегда остается за пациенткой. Отказ женщины от профилактической хирургии не говорит о том, что у нее в будущем в

100% случаев будет рак молочных желез или яичников. У такой профилактики есть альтернатива. Она более сложная в организационном плане, но достаточно эффективная — это регулярное посещение гинеколога и онколога и проведение диагностических тестов (УЗИ молочных желез, маммографии, МРТ молочных желез с контрастированием, трансвагинальное УЗИ яичников, определение онкомаркера CA-125)».

Для защиты от рака есть еще очень важное исследование, которое необходимо делать всем женщинам с 21 года или с первого года после первого сексуального контакта — это скрининг рака шейки матки. «Ежегодные гинекологические осмотры включают проведение Pap-теста (цитологический мазок шейки матки). При трех и более отрицательных результатах назначают цитологический скрининг (один раз в три года), — объясняет Александр Аладин. — Регулярные Pap-тесты снижают вероятность летального исхода от рака шейки матки на 90 %. Кстати, мировыми исследованиями установлено, что почти у всех пациенток с раком шейки матки присутствовал вирус папилломы человека (ВПЧ). Наибольший риск развития рака шейки матки возникает при инфицировании ВПЧ 6, 11, 16, 18, 31, 33, 42 и 45-го типов. Сегодня ВПЧ, а точнее их типы, делят на три группы по опасности, которую они несут. Высокого риска — ВПЧ 16-го и 18-го типов, среднего — 31, 33, 35, 42-го типов и малого риска — 6-го и 11-го типов. К счастью, современная медицина знает уже два способа, позволяющих элиминировать вирус из организма человека. Первый — противовирусная терапия (ее эффективность низкая, а стоимость высокая). Второй способ — вакцинация, проводимая до начала половой жизни, при отсутствии инфицирования ВПЧ. Эффективность вакцинации уже ни у кого не вызывает сомнений, и ее применяют во всем мире. С 2006 года ее стали использовать и в России. Простой укол позволяет предотвратить развитие рака шейки матки на 90–95 %. Так как в составе вакцины нет вирусной ДНК, она абсолютно безопасна. Прививка переносится легко, нежела тельные эффекты редки. Вакцинация проводится до 26 лет начиная с 12-летнего возраста. Полноценный иммунитет формируется после введения трех доз противовирусной вакцины. Сегодня в России прививку от ВПЧ можно сделать во многих учреждениях здравоохранения: в ближайшей поликлинике, в центрах вакцинации, отделениях гинекологии. Надо иметь в виду, что вакцинация проводится по особым правилам:

  • девушкам, не имевшим половых контактов, исследование на наличие вируса не проводится;
  • если интимная близость уже была, то вакцинация проводится после исследования на выявление ВПЧ;
  • если вирус в организме не найден, проводится вакцинация.
  • был выявлен рак яичников или рак молочной железы
  • в возрасте до 35 лет;
  • у близких родственников по материнской линии диагностирован рак;
  • у близких родственников обнаружены мутации в генах BRCA1 и BRCA2.

источник

Широкому кругу населения Земли о существовании мастэктомии как профилактического метода стало известно, как ни странно, из мира знаменитостей. Несколько лет назад актриса Анджелина Джоли удалила молочные железы из-за высокого риска заболевания раком груди. С тех пор о мастэктомии как средстве предотвращения ракового заболевания заговорили не только в медицинских кругах.

По данным прошлого года, только в России от рака молочной железы в среднем умирает одна женщина в час

Уровень заболеваемости раком молочной железы продолжает расти. Каждый год почти миллион женщин обнаруживают у себя эту страшную болезнь. Рак груди — на первом месте по частоте среди всех онкологических заболеваний у женщин. В России этот показатель составляет 20% от всего числа раковых больных женского пола. По статистике, 5-8% из них были подвержены раку из-за наследственной предрасположенности. По данным прошлого года, только в России от рака молочной железы в среднем умирает одна женщина в час.

Впервые операции по удалению груди в качестве профилактики рака начали выполнять в 60-е годы в Америке. Причем, показанием для операции в то время могло стать только наличие «плохой наследственности» — когда семейная история болезни содержала несколько случаев этого заболевания.

Далее в США начались разработки генетических диагностик, который могли бы выявить предрасположенность к раку груди. Сейчас такие методики существуют и способны с точностью идентифицировать риск заболевания.

В России официально стали практиковать профилактическую мастэктомию начиная с 2010 года, когда эта техника вошла в Перечень разрешенных медицинских технологий. До этого методика применялась в частных клиниках и показывала отличные результаты. В целом, превентивная мастэктомия способна снизить риск заболевания раком груди на 97%.

Обычно в качестве рекомендации профилактическая мастэктомия показана здоровым женщинам, подверженным высокому риску возникновения рака молочной железы, или женщинам, больным односторонним раком груди. В клинических рекомендациях эти показания расширены до следующего вида:

  • Генетические признаки риска заболевания (в т.ч. мутации генов BRCA1 и BRCA2);
  • Морфологические признаки риска заболевания (предраковые заболевания и зародившийся рак);
  • При личном желании женщины, даже если риск заболевания не выявлен (такие операции проводят только в частных клиниках при юридически подтвержденном отказе пациентки от дальнейших претензий).

Мастэктомия противопоказана в следующих случаях:

  • Возраст более 65 лет;
  • Ожирение 2-й или 3-й степени;
  • Гипертония высокой и очень высокой степеней риска;
  • Сахарный диабет с инсулиновой зависимостью;
  • Сердечные заболевания;
  • Бронхиальная астма и острые инфекционные заболевания;
  • Психические заболевания.

Вид операции в клинических показаниях не установлен — мастэктомию проводят как с первичной реконструкцией железы, так и без нее.

Первый этап — административно-юридический. Решение о профилактической мастэктомии принимает консилиум специалистов, занимающихся лечением пациентки: онколог, хирург, пластический хирург, генетик и психолог. На основании этого решения составляется соглашение, которое подписывает пациент. Документ проходит юридическое подтверждение, тем самым администрация снимает с себя претензии пациента.

Дооперационный этап — обследование пациентки и выбор хирургического доступа. При небольшой груди обычно рекомендован субмаммарный доступ, при котором можно удалить ткани молочной железы подкожно, с последующей пластикой собственными тканями или имплантатами. Большая грудь обычно оперируется методом иссечения лишних тканей с переносом ареолярного комплекса.

Операция по мастэктомии проходит в два этапа. Собственно мастэктомия — удаление тканей молочной железы с сохранением кожных покровов, и реконструкция — трансплантация собственных тканей или импланта и формирование молочной железы.

Реконструкция груди собственным тканями. При этом виде восстановления молочных желез используются собственные лоскуты с различных зон тела пациентки (живот, спина, бедра, ягодицы). Переносятся лоскуты как с питающей ножкой, так и свободные.

Метод использования биологических тканей считается более сложным, но, в то же время, самым надежным. Собственные ткани пациента наиболее приживаемы, пересаживаемый лоскут соответствует тканям груди по всем биологическим показателям. Однако данная операция имеет определенные сложности, которые могут значительно увеличить время реконструкции груди. Во-первых, такая операция проводится в три этапа — мастэктомия, формирование и перенос кожного лоскута, реконструкция груди. Кроме того, этап реконструкции иногда требует повторной коррекции, поскольку эстетичного вида груди при формировании ее из кожных лоскутов удается достичь не сразу.

Метод реконструкции молочной железы собственными тканями считается наиболее предпочтительным

Второй способ — использование имплантов для восстановления объема молочной железы. Для этого изначально необходимо подготовить так называемый «карман» для импланта, который состоит из большой грудной мышцы и оставшейся кожи, предварительно растянутой при помощи экспандера. В некоторых случаях, при недостатке кожи, используется так называемый дермальный матрикс (аллодерм) — искусственные ткани, которые служат для сохранения импланта в послеоперационном периоде.

Этот способ наименее травматичный, однако и здесь существуют свои «подводные камни». Поскольку этот метод использует инородное тело — имплант — возникает возможность отторжения импланта или капсулярной контрактуры.

По мнению специалистов, метод реконструкции молочной железы собственными тканями считается наиболее предпочтительным. Тем не менее, в 9 случаях из 10 операция выполняется при помощи установки имплантов.

В случае пластики груди собственными тканями реабилитационный период может затянуться. После первичной пластики, через 3-5 месяцев часто требуется повторная коррекция груди для придания ей более естественной формы, а также создания соска и ареолы из собственных тканей пациентки.

Среди осложнений чаще всего встречаются инфекционные заражения, некрозы, которые происходят в результате отторжения тканей. При пластике имплантами самый распространенный вид осложнений — капсулярная контрактура.

Конечно же, у такого метода не могло не возникнуть противников. Основой аргумент, которым оперируют выступающие против превентивной мастэктомии — если орган не болен, его незачем удалять.

Однако существует такое понятие, как риск возникновения онкологического заболевания. Современные технологии вполне способны весьма точно определить его уровень, и в некоторых случаях предотвратить заболевание будет намного легче, нежели потом его вылечить.

При высоком риске заболевания раком груди мастэктомия необходима для сохранения жизни и здоровья женщины.

источник

Существует множество домыслов и предположений о том, как защититься от онкологических заболеваний, в том числе от рака груди. Тем не менее, доказанного единого подхода в этом вопросе нет. Можно снизить риск развития рака молочной железы, исключив некоторые факторы. Подробнее о каждом из них рассказывает врач-онколог проекта «ОнкоСтоп», кандидат медицинских наук Екатерина Валерьевна Чернова.

Одним из факторов, который может повлиять на риск развития рака молочной железы и других онкозаболеваний, является ожирение. Оно увеличивает риск возникновения болезни на 40%. Связано это с тем, что ожирение приводит к нарушению гормонального баланса и, как следствие, появлению патологических изменений в клетках. Согласно исследованию GLOBOCAN, организованному Международным агентством по изучению рака совместно с ВОЗ, почти 10% случаев рака молочных желез у женщин были связаны именно с ожирением.

Для профилактики рака необходимо придерживаться правильного питания и вести активный образ жизни. Регулярные физические нагрузки в течение 30-60 минут пять и более дней в неделю, а также здоровое питание помогут избежать лишнего веса и снизить риск развития онкологического заболевания.

Исследование, в котором приняли участие около 150 тысяч женщин из 30 стран, показало, что кормление грудью способно минимизировать риск развития рака или отодвинуть время его появления на 10 лет. Женщины, у которых был диагностирован рак молочной железы, реже имели опыт кормления грудью, а продолжительность грудного вскармливания не превышала 9-10 месяцев.

Каждый дополнительный год кормления грудью снижает риск развития рака груди на 4,3%, а каждые дополнительные роды — на 7%. По статистике, онкологические заболевания чаще встречается у женщин, которые не рожали или у которых первые роды были в возрасте после 30 лет.

Таким образом, к профилактике рака молочной железы можно отнести рождение ребенка в возрасте до 30 лет и длительное (от года и более) грудное вскармливание. Риск развития рака также снижается при отсутствии абортов.

Алкоголь вреден даже в минимальных количествах. Он влияет не только на развитие раковых клеток в молочных железах, но и оказывает негативное воздействие на весь организм, приводя к заболеваниям печени, почек, сердца и других органов.

Ученые из Международного агентства по изучению рака провели исследование, в котором установили, что не бывает «безопасных» доз алкоголя. Спиртные напитки в любых количествах, даже минимальных, могут провоцировать патогенные изменения в клетках. Поэтому врачи советуют полностью отказаться от алкоголя в целях профилактики рака молочных желез и других онкологических заболеваний. Если это невозможно, нужно максимально сократить потребление алкогольных напитков.

Читайте также:  Насколько информативны онкомаркеры при раке молочной железы

Глюкоза является пусковым механизмом для образования патологических клеток, способных трансформироваться в злокачественные. Известно, что глюкоза создает благоприятную среду для деления и роста таких клеток, а уменьшение количества потребляемого сахара способно запустить обратный процесс. Соответственно, чем меньше сахара мы потребляем, тем лучше.

Скриниговые обследования направлены на снижение смертности от онкологических заболеваний. Так, если рак молочной железы обнаруживается на ранней стадии, то у женщины больше шансов на излечение. При лечении рака молочной железы на ранней стадии процент выживаемости значительно выше и может достигать 99%. Для сравнения: при запущенных случаях, когда уже имеются отдаленные метастазы (IV стадия), этот процент составляет всего лишь 23%.

Эффективным скрининговым методом обследования считается маммография. Она позволяет обнаружить до 85% опухолей. При этом в 45% случаев рак можно выявить по маммограмме до появления каких-либо клинических проявлений. Благодаря этому методу снижение смертности составило от 28 до 65%.

Для молодых женщин наиболее показательным методом диагностики является ультразвуковое исследование (УЗИ) молочных желез. В возрасте 40 лет и старше предпочтительнее маммография. Но эти обследования могут назначаться врачом в зависимости от показаний в любом возрасте.

Женщины, близкие родственники которых страдали онкологическими заболеваниями любой локализации, при наличии у них других провоцирующих факторов входят в группу повышенного риска развития рака. Особое внимание стоит уделять наследственным случаям рака молочной железы. Если кто-то в вашей семье сталкивался с этим заболеванием, то вам следует обратиться к врачугенетику, который сделает генетический анализ крови и определит предрасположенность к раку молочной железы и другим злокачественным новообразованиям в каждом конкретном случае.

При наличии отягощенной наследственности по раку молочной железы женщине желательно обратиться к онкологумаммологу на 7-10 лет раньше того возраста, когда аналогичное заболевание было диагностировано у ее родственницы.

Операция по удалению молочных желез (мастэктомия) стала особенно популярной после того, как на нее решилась актриса Анджелина Джоли. Профилактическая мастэктомия является общепринятым и доказанным методом предупреждения развития рака молочных желез. Однако такое хирургическое вмешательство в целях профилактики показано только в определенных случаях: при BRCA 1/2-ассоцированном раке, а также при других мутациях в сочетании с отягощенной онкологической наследственностью, наличием долькового не инвазивного (in situ) рака или облучением грудной клетки в возрасте до 30 лет.

Кроме мастэктомии (подразумевается полное удаление молочной железы) одномоментно или отсрочено (через несколько месяцев) выполняют реконструктивные операции с использованием имплантов или собственных тканей.

Заместительная гормональная терапия помогает преодолеть климактерические расстройства, поэтому она назначается женщинам при климаксе. В то же время гормоносодержащие препараты могут повлиять на развитие патологических изменений в клетках, спровоцировать тем самым развитие гормонозависимого рака молочной железы.

При показаниях к заместительной гормональной терапии отказываться от нее не стоит, но необходимо строго придерживаться рекомендаций врача в отношении дозы препаратов и длительности их приема. Во время терапии рекомендуется регулярно посещать врача для оценки эффективности лечения и предотвращения побочных эффектов.

Женщинам старше 35 лет с повышенным риском развития рака молочной железы в целях профилактики заболевания порой назначают химические препараты. Необходимость химиопрофилактики определяет врач на основании результатов обследования, генетического анализа на предрасположенность к раку молочной железы и других факторов.

источник

Рак молочной железы – одно из самых распространенных «женских» онкологических заболеваний. Риск заболеть для среднестатистической женщины в течение жизни составляет 6%. В этой статье Сергей Михайлович Портной — онколог-маммолог Европейской клиники, доктор медицинских наук, — рассказывает о том, почему в молочной железе возникают злокачественные опухоли, какие существуют факторы риска и методы профилактики.

В 2016 году в России рак молочной железы был диагностирован у 68547 женщин и у 548 мужчин. Этот тип рака относится к опухолям видимой локализации: если регулярно осматривать и ощупывать молочные железы, его можно самостоятельно обнаружить на ранних стадиях. Тем не менее, на момент обращения к врачу в 26,3% случаях заболевание диагностируется на III и IV стадиях, когда его уже считают запущенным.

Заболеваемость раком молочной железы с каждым годом растет примерно на 2% — не только в России, но и в других развитых странах. Но смертность ежегодно снижается — тоже на 2%.

Ученые называют две основные причины развития рака молочной железы:

Мутации в генах. Они бывают наследственными, и в этом случае передаются от родителей детям.
Но чаще всего генетические дефекты, из-за которых возникает рак молочной железы, являются приобретенными, то есть возникают в течение жизни и не передаются потомству.

Гормональные нарушения.
Многие опухоли молочной железы являются гормонально-позитивными.
Размножение раковых клеток стимулируют высокие уровни женских половых гормонов — эстрогенов.

В 1936 году ученые провели интересный эксперимент. Они вывели две группы лабораторных мышей: у одних риск рака молочной железы был обычным, а у других искусственно повышен — вероятность развития опухоли составляла 88%.

Далее ученые взяли детенышей мышек с повышенным риском и отдали на вскармливание животным из первой группы. Молоко приемных мам оказалось «целебным»: среди этих мышат и их потомства резко снизилась распространенность рака молочной железы, хотя у них и была изначально «плохая наследственность».

Оказалось, что в молоке мышей, склонных к развитию рака, присутствует вирус MMTV (mouse mammary tumor virus). Он же был обнаружен и у женщин. Но исследователи пока не спешат переносить результаты «мышиных экспериментов» на человека. Вирусная теория пока остается недоказанной.

С развитием злокачественных опухолей связаны две разновидности генов: условно их называют протоонкогенами и генами-супрессорами.

Протоонкогены кодируют белки, которые отвечают за нормальное размножение клеток. Если в таком гене происходит мутация, или появляется очень много его копий, он превращается в онкоген. Соответствующий белок становится слишком активным, и клетка начинает бесконтрольно размножаться.

Гены-супрессоры предотвращают развитие злокачественных опухолей. Они подавляют размножение клеток, «ремонтируют» поврежденную ДНК и вызывают апоптоз — запрограммированную клеточную смерть. Если в гене-супрессоре происходит мутация, то белок, который он кодирует, больше не может нормально выполнять свои функции.

Протоонкогены и гены-супрессоры можно сравнить с педалями «газ» и «тормоз» в автомобиле. В опухолевых клетках «водитель» постоянно давит на «газ», либо отказывают «тормоза». При раке молочной железы чаще всего происходит второе: перестают нормально работать гены-супрессоры.

Наследственные опухоли молочной железы встречаются в 5–15% случаев.

За последние десятилетия ученые обнаружили десятки разных генов, которые, так или иначе, способствуют развитию рака груди. В таблице представлены самые распространенные:

  • Гены BRCA1 и BRCA2 участвуют в репарации ДНК, играют важную роль в развитии эмбриона. Риск РМЖ при мутациях — 65% и 45% соответственно.
  • Ген ATM участвует в восстановлении поврежденной ДНК, а если она не может быть восстановлена — способствует гибели клетки. Риск РМЖ при мутации — 52%.
  • Ген BLM rодирует белок из группы геликаз — «опекунов генома». Участвует в копировании и восстановлении ДНК. Риск РМЖ при мутации повышается в 6,28 раз.
  • Ген BRIP1 участвует в репарации ДНК. Риск РМЖ при мутации повышается в 2-7,7 раз.
  • Ген CDH1 кодирует Е-кадгерин, который регулирует дифференцировку (созревание) клеток и нужен для межклеточного соединения. При мутации CDH1 развивается наследственный диффузный рак желудка. Риск РМЖ при мутации — 42% (повышается к 80 годам).
  • Ген CHEK2 участвует в репарации ДНК. Риск РМЖ при мутации — 28% — 44%.
  • Ген LKB1 кодирует фермент серин/треонинкиназу 11, которая помогает клеткам правильно ориентироваться в тканях, регулирует использование клетками энергии, способствует запуску апоптоза. Риск РМЖ при мутации — 29%.
  • Гены NBS1 и MLH1 участвуют в восстановлении ДНК. Риск РМЖ при мутации повышается в 3,1 и 3,41 раза соответственно.
  • Ген PALB2 кодирует белок, который взаимодействует с продуктом гена BRCA2 и участвует в восстановлении ДНК. Риск РМЖ при мутации — 33% — 58%.
  • Ген PTEN регулирует рост клеток. Мутация в этом гене приводит к синдрому Коудена. Риск РМЖ при мутации — 85.2%.
  • При мутации в гене RECQL риск РМЖ повышается в 33,5 раза.
  • Ген TP53 кодирует белок р53 — «страж генома», который активируется при повреждении ДНК, останавливает размножение клетки и вызывает апоптоз. Риск РМЖ при мутации — 45%.

Приобретенные мутации возникают в течение жизни и не передаются по наследству. Некоторые из них безобидны и не влияют на работу клеток, а некоторые приводят к раку. В настоящее время известны далеко не все приобретенные мутации, которые связаны с раком молочной железы.

Примерно в каждом пятом случае в опухоли повышено количество HER2 — белка-рецептора, который находится на поверхности клеток и стимулирует их размножение. Такой рак называется HER2-позитивным. Существуют таргетные препараты, способные ингибировать этот белок.

Главный и самый очевидный фактор риска рака молочной железы — принадлежность к женскому полу. Хотя у мужчин заболевание тоже встречается, женщины болеют в 100 раз чаще.

Далее, говоря о факторах риска рака молочной железы, мы поделим их на две группы: те, на которые нельзя повлиять, и те, которые связаны с образом жизни.

Факторы риска, на которые вы не можете повлиять:

  • Возраст. Со временем во всех клетках организма накапливаются мутации. «Ошибки» при копировании ДНК во время деления клеток неизбежны. Рак молочной железы чаще всего встречается после 55 лет. В современных развитых странах население «стареет», и это одна из причин роста распространенности рака молочной железы.
  • Наследственность. Если у женщины есть одна близкая родственница, у которой диагностирован рак молочной железы, ее риски повышаются примерно вдвое, если две такие близкие родственницы — втрое. «Примерно 15% женщин, страдающих раком груди, имеют близких родственниц, у которых тоже установлен этот диагноз.
  • Раннее менархе. Научные исследования показали, что риск напрямую зависит от того, в каком возрасте были первые месячные. Чем раньше, тем больше вероятность получить диагноз «рак молочной железы» в будущем.
  • Поздняя менопауза. Здесь снова есть прямая связь: чем раньше наступила менопауза, тем ниже риск. Если условно считать, что при прекращении месячных в 50–54 года вероятность заболеть равна 1, то при менархе после 55 лет она составит 1,12, а до 40 лет — лишь 0,67.
  • Радиация. Когда изучили судьбу 77 752 жителей Японии, перенесших атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, оказалось, что к 2002 году у 14 048 из них были диагностированы злокачественные опухоли, в том числе 970 случаев рака молочной железы. Риски повышаются и после курсов лучевой терапии. Например, у женщин, которые в 25–30 лет перенесли облучение по поводу болезни Ходжкина, риск заболеть раком груди к 40–45 годам составил 13%, в то время как среди всех женщин в целом этот показатель составляет лишь 1%.
  • Плотность ткани молочной железы. Ее определяют с помощью рентгенографии, и если она повышена, риск рака груди увеличивается примерно в полтора раза. Плотность ткани молочной железы зависит от соотношения в ней железистой, фиброзной и жировой ткани. Ее повышение может быть связано с физиологическими изменениями или фиброзно-кистозной мастопатией.

Факторы риска, связанные с образом жизни, на которые можно повлиять:

  • Отсутствие родов. Каждые последующие роды, по данным некоторых исследований, снижают риск примерно на 7%.
  • Поздние роды. У женщин, родивших первого ребенка в 30–34 года риск повышен в 2,2 раза по сравнению с теми, кто родили до 25 лет, а при первых родах после 35 лет — в 3,3 раза.
  • Отсутствие грудного вскармливания. Проанализировав данные 150 000 женщин, ученые обнаружили, что каждые 12 месяцев кормления грудью снижают риск на 4,3%.
  • Гормональные контрацептивы. Риск постепенно снижается после того как женщина перестает принимать препараты и опускается до среднестатистических показателей через 10 лет. Внутриматочные средства и вагинальные кольца с гормонами также повышают вероятность заболевания.
  • Заместительная гормональная терапия (ЗГТ) во время менопаузы. Опыт США показал, что сокращение применения ЗГТ помогает снизить заболеваемость раком молочной железы. Гормональные препараты для лечения симптомов менопаузы нужно назначать с осторожностью, врач должен взвесить все за и против, рассказать женщине о возможных рисках.
  • Избыточная масса тела и ожирение. Этот фактор приобретает особое значение в постменопаузе. Жировая ткань вырабатывает эстрогены, при избыточной массе повышается уровень инсулина, и это способствует развитию рака молочной железы. Но здесь не всё так просто и однозначно. Например, у женщин-европеек в репродуктивном возрасте с увеличением массы тела риски, напротив, снижаются, а у азиаток — растут. Большое значение имеет распределение подкожного жира — опаснее всего, когда он откладывается преимущественно в области талии.
  • Алкоголь. При ежедневном употреблении более 28 граммов этилового спирта (700 мл 5% пива, или 300 мл 12% вина, или 90 мл водки) риск рака молочной железы повышается на 20% по сравнению с непьющими.

Из разряда мифологии: какие факторы не повышают вероятность развития рака груди?

  • Аборты: ни спонтанное, ни искусственное прерывание беременности не повысят ваши риски. Это было доказано после анализа данных 83 000 женщин из 16 стран мира.
  • Антиперспиранты по слухам нарушают отток лимфы, способствуют образованию токсичных веществ и развитию онкологических заболеваний. Но этому нет никаких научных подтверждений.
  • Бюстгальтеры одно время незаслуженно обвиняли в том, что они способствуют развитию рака, потому что сдавливают молочные железы и препятствуют нормальному кровообращению, оттоку лимфы. Этот миф опровергло исследование 2014 года, в котором приняло участие 1500 женщин.

Защитить себя от рака молочной железы на 100% невозможно, но некоторые меры помогают снизить риск.

Для того чтобы понять, какие виды профилактики нужны в конкретном случае, нужно определить индивидуальные риски женщины. Это делают с помощью специальной таблицы по модели Гейла, разработанной Национальным институтом рака США и центром биостатистики исследовательской группы NSABP.

Читайте также:  Прогноз при раке соска молочной железы

Факторы риска, которые учитываются по модели Гейла:

  • Раннее начало менструаций (до 11-12 лет) — риск повышен в 1,07-1,19 раз.
  • Поздние роды (после 20-30 лет) — в 1,2-1,9 раз.
  • Менопауза в 55 лет и старше — в 1,12 раз.
  • Применение гормональных контрацептивов — в 1,21 раза.
  • Применение заместительной гормонотерапии — в 1,14-1,47 раза.
  • Избыточный вес — в 1,08-1,6 раз.
  • Высокая рентгенологическая плотность молочных желёз — в 1.52-1.53 раз.
  • Кисты — в 1,55 раз.
  • Аденоз — в 2 раза.
  • Фиброаденома — в 1,41 раза.
  • Папиллома — в 2,06 раза.
  • Мутация гена NBS1 — в 3,1 раза.
  • Мутация в гене MLH1 — в 3,41 раза.
  • Атипическая протоковая гиперплазия — в 3,28 раза.
  • Атипическая дольковая гиперплазия — в 3,92 раза.
  • Атипическая гиперплазия — риск составляет 35,5%-46,6%.
  • Дольковый рак in situ — 24,3%-26%.
  • Лучевая терапия в СОД 40 Гр, включающая молочные железы в возрасте до 30 лет — 26–29%.
  • Мутация гена BRCA1 — в 14-33 раза.
  • Мутация гена BRCA2 — в 9,9-19 раз.
  • Мутация гена ATM — в 3,2 раза.
  • Мутация гена BLM — в 6,28 раза.
  • Мутация гена BRIP1 — в 2-7,7 раз.
  • Мутация гена CDH1 — риск 42%.
  • Мутация гена CHEK2 — в 3,25-101,34 раза.
  • Мутация гена LKB1 — в 13,9 раз.
  • Мутация гена PALB2 — в 5-9 раз.
  • Мутация гена PTEN — в 25,4 раза.
  • Мутация гена RECQL — в 33,5 раза.
  • Мутация гена TP53 — в 105 раз.

Если вероятность развития рака молочной железы в течение жизни составляет менее 15%, женщину не относят к группе повышенного риска. Достаточно «бытовых» мер профилактики, связанных с образом жизни:

  • Физическая активность. Исследования показывают, что женщины, которые регулярно выполняют физические упражнения, реже страдают раком молочной железы. Как часто нужно заниматься спортом? Эксперты из Американского Онкологического Сообщества (American Cancer Society) рекомендуют как минимум 150 минут умеренной или 75 минут интенсивной физической активности в неделю.
  • Ранние роды. Если у женщины нет близких родственниц, страдающих раком молочной железы, то рождение первого ребенка до 20 лет помогает снизить риски. А если есть две или более больных близких родственниц (скорее всего, женщины в этой семье являются носительницами дефектных генов), ситуация прямо противоположная: ранние роды повышают риск.
  • Поддержание нормального веса. Всем женщинам в течение всей жизни рекомендуется поддерживать здоровую массу тела. В этом помогут физические упражнения и правильное питание. Купите напольные весы, научитесь рассчитывать свой индекс массы тела (ИМТ). Если справиться с лишними килограммами не получается самостоятельно, стоит обратиться за помощью к диетологу, эндокринологу.
  • Ограничение алкоголя. Эксперты Американского Онкологического Сообщества рекомендуют женщинам употреблять не более 350 мл 5% пива, или 150 мл 12% вина, или 45 мл водки в день.

Если риск заболеть раком молочной железы в течение жизни составляет 16% и более, стоит рассмотреть дополнительные меры профилактики. Врач может назначить некоторые препараты:

  • Тамоксифен блокирует эффекты эстрогена в тканях молочной железы. Его можно использовать как у женщин репродуктивного возраста, так и в постменопаузе.
  • Ралоксифен обладает аналогичным действием, но его можно использовать только в постменопаузе. В настоящее время он не применяется на территории России.
  • Ингибиторы ароматазы подавляют производство эстрогенов за пределами яичников. Эти препараты применяют в постменопаузе.

Все гормональные препараты имеют серьезные побочные эффекты, поэтому применять их нужно осторожно. Например, тамоксифен действует в матке как слабый эстроген и может вызывать гиперплазию, полипы, и даже рак эндометрия.

Все три знаменитости перенесли профилактическую двойную мастэктомию.

У Анджелины Джоли от рака груди умерли некоторые близкие родственницы. Это заставило актрису проверить свои гены. Врачи обнаружили у Джоли мутантный ген BRCA1. В 2013 году у нее были удалены обе молочные железы. В 2015 Анджелина решилась на вторую операцию — удаление яичников. Это тоже было сделано, чтобы предотвратить рак.

У Шэрон Осборн тоже был обнаружен «неправильный» ген, который повышает риск рака молочной железы. На тот момент женщина уже хорошо знала, что значит побывать в шкуре онкологического больного: в 2002 году врачи диагностировали у нее рак прямой кишки, который успел распространиться на лимфатические узлы. Шэрон смогла победить болезнь. Для того чтобы не пережить этот кошмар снова, в 2012 году она решила удалить обе молочные железы.

«Это было нелегко. Я не хотела прожить всю оставшуюся жизнь с этой тенью, нависшей надо мной». Из интервью Шэрон Осборн журналу Hello!

У Кристины Эпплгейт в 2008 году был диагностирован рак молочной железы — к счастью, на ранней стадии. Врачи сказали, что можно обойтись резекцией с последующим курсом лучевой терапии и сохранить грудь. Но актриса выбрала радикальное решение — двойную мастэктомию. Генетический анализ показал, что Кристина является носителем мутантного гена BRCA1. В 2017 году она в профилактических целях удалила фаллопиевы трубы и яичники.

Мастэктомия — это еще один метод профилактики рака молочной железы у женщин с высоким риском, например, у носительниц мутантных генов. Некоторые женщины, у которых был обнаружен рак в одной груди, предпочитают выполнить профилактическую контралатеральную мастэктомию — удалить вторую грудь. Это помогает предотвратить в ней рак в будущем.

Окончательное решение о том, какими мерами профилактики воспользоваться, принимает сама женщина. Задача врача — донести до пациентки подробную и достоверную информацию, рассказать о доступных вариантах.

Меры профилактики не обеспечивают стопроцентную защиту от рака молочной железы, поэтому важна ранняя диагностика.

Самая простая мера — самообследование молочных желез. Его стоит проводить раз в месяц, в один и тот же день, лучше всего в первые несколько дней после окончания месячных. Начинать можно с 18–20 лет.

Мы подготовили наглядную инструкцию, из которой вы узнаете, как правильно проводить самообследование молочных желез:

По некоторым данным, до 50% всех опухолей молочной железы женщины выявляют самостоятельно.

Каждой женщине в любом возрасте нужно ежегодно посещать маммолога. И не стоит забывать о скрининге:

  • Женщинам старше 40–50 лет рекомендуется раз в год проходить маммографию — рентгенографическое исследование молочных желез.
  • У более молодых женщин маммография не так информативна из-за более высокой плотности тканей молочных желез. Рекомендуется ежегодно проходить УЗИ.

Если стали беспокоить симптомы, нужно немедленно посетить врача:

Не стоит сразу паниковать. Лишь у 3–5% женщин, обратившихся с этими жалобами к врачу, выявляют рак. Но провериться нужно обязательно.

Итак, во время УЗИ, маммографии или МРТ-маммографии был обнаружен какой-то узел. Что дальше? Нужно выяснить, что это за образование, является ли оно доброкачественным, или это рак. Для оценки снимков удобнее всего пользоваться системой, разработанной специалистами Американского колледжа радиологов (ACR, American College of Radiology). Врач должен отнести узел к одной из категорий, в зависимости от этого определяют дальнейший план действий:

  • Категории 1 и 2 — норма и доброкачественные изменения соответственно. Показано наблюдение.
  • Категория 3 — вероятно доброкачественные изменения. Необходимо более активное наблюдение или проведение биопсии.
  • Категории 4A-4C — легкое, умеренное или серьезное подозрение на злокачественную опухоль.
  • Категория 5 — узел, который очень похож на злокачественную опухоль. Нужно провести биопсию.
  • Категория 6 — это злокачественная опухоль, которая подтверждена по результатам биопсии. Начинают лечение онкологического заболевания по протоколам.

После того как получено заключение по итогам биопсии, врач должен оценить прогноз (каков риск, что злокачественная опухоль возникнет в будущем?) и принять решение, нужно ли удалять узел:

  • Аденоз повышает риск рака в 2 раза. Если узел выглядит подозрительно, и врач не уверен полностью в достоверности результата биопсии, проводят операцию.
  • Фибраденома редко перерождается в рак. Ее можно не удалять, если она не растет, и диагноз подтвержден гистологически.
  • Папиллома или атипическая протоковая гиперплазия повышают риск рака в 2–3 раза. Их нужно удалять. Внутри таких новообразований могут оказаться раковые клетки, которые не были обнаружены с помощью биопсии.
  • Атипическая дольковая гиперплазия повышает риск рака почти в 4 раза, причем, риск тем выше, чем больше в молочной железе очагов. Но не обязательно удалять весь узел, если врач уверен, что в нем нет раковых клеток.
  • Дольковый «рак на месте» (in situ) требует эксцизионной биопсии: нужно удалить узел и провести его гистологическое исследование.

Ранняя диагностика и своевременное лечение помогают сохранить жизнь. Если рак молочной железы удалось обнаружить на 0 или I стадии, пятилетняя выживаемость составляет почти 100%. На II стадии — 93%. На III стадии этот показатель снижается до 72%, а на IV — до 22%.

источник

«Детям важнее живая мама, чем грудное вскармливание»

Рак молочной железы — это почти четверть всех злокачественных опухолей у женщин, а предрасположенность к нему сильно повышена при наличии мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Анализ на эти мутации рекомендуют тем, у кого были случаи рака яичника или молочной железы в семье; при их выявлении риск заболевания очень высок, по некоторым данным — до 87 %, то есть рак разовьётся почти наверняка. В таком случае врачи могут предложить выбор между очень пристальным наблюдением, когда обследование проводится раз в полгода и направлено на то, чтобы наконец выявить опухоль на начальной стадии, и превентивной мастэктомией, то есть профилактическим удалением молочных желёз.

Мы уже рассказывали о движении превайворов, или «заранее выживших» — это женщины, перенёсшие превентивную мастэктомию, которые говорят о ней, повышая информированность окружающих. Анна Николаева рассказала нам, как и почему приняла решение удалить молочные железы и как изменилась её жизнь после операции.

Мне двадцать пять лет; в конце февраля я сделала превентивную мастэктомию с одномоментной реконструкцией — так называется операция по удалению молочных желёз и их замене имплантатами.

Когда четыре года назад у моей мамы обнаружили рак яичника, а до этого почти все родственницы по маминой линии болели или умирали от рака, я поняла, что в будущем меня ждёт удаление молочных желёз и яичников. Правда, я предполагала, что будет это не скоро. На тот момент врачи объяснили, что раз в полгода нужно на всякий случай сдавать кровь на онкомаркеры, и я делала это три с половиной года, пока не пришла на консультацию к пластическому хирургу.

Большая грудь начала беспокоить меня ещё в школе — чем старше я становилась, тем сложнее было с ней жить; в итоге я решилась на уменьшение. Хирурга выбирала недолго — решила обратиться к тому же специалисту, у которого мама ещё до болезни делала несколько косметических операций. Я думала, что мне придётся уговаривать врача уменьшить мне грудь, а он будет отвечать в духе «вот родишь, тогда приходи». Но встреча прошла совсем по-другому.

Сразу после рассказа о маме — на тот момент прошло почти полгода после её смерти — врач спросил меня, когда я в последний раз обследовала грудь. Я этого никогда не делала, поскольку, как и многие, считала, что до тридцати пяти лет это неактуально. Врач выдал целый список дел: УЗИ, рентгенография, осмотр у маммолога и анализ крови на мутации генов BRCA. Он объяснил мне, что уменьшить грудь, конечно, можно, но прежде чем принимать решение, нужно получить результаты всех анализов и, в случае наличия мутации, рассмотреть вариант мастэктомии.

К тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа
на мутацию в BRCA — и я знала,
что рак молочной железы разовьётся
с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя
я уже всё решила.

Такой результат консультации, конечно, удивил, но я решила не делать поспешных выводов и начала обследования. Записаться на все процедуры удалось не без труда: тот же рентген груди обычно до тридцати пяти лет не делают. Следующей моей ошибкой было рассказать маммологу о реальной причине визита: упомянув планируемую пластическую операцию, я, конечно же, получила тот самый комментарий о возрасте и отсутствии детей. Однако к тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа на мутацию гена BRCA1 — и я знала, что рак молочной железы разовьётся с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя я уже всё решила.

На УЗИ у меня обнаружили небольшое образование, которое скорее всего было доброкачественным, но всё-таки я послушалась врача и поехала на консультацию к маммологу-онкологу в один из самых известных онкологических центров Москвы. Поездка туда была очередной ошибкой: мне пришлось выслушать кучу недовольных комментариев в адрес моего врача и уехать с формулировкой «вряд ли это злокачественное образование, но я бы вас понаблюдал» и направлением на очередное УЗИ через месяц.

Как человек, знакомый с непредсказуемостью рака не понаслышке, я решила больше не искушать судьбу: приняла решение о мастэктомии, приехала к хирургу и показала ему результаты всех обследований. Он меня поддержал. Хотя без препятствий не обошлось: на этой консультации присутствовали ещё два доктора, и у каждого было своё мнение насчёт моей ситуации. Я их выслушала, уехала домой и ещё какое-то время думала. Конечно, удалить молочные железы в двадцать пять лет — решение непростое. Но я уверена, что моим детям будет важнее живая мама, чем грудное вскармливание. К счастью, все близкие и друзья меня полностью поддержали.

Дату операции назначили за две недели. В этот момент я впервые начала по-настоящему нервничать, стала искать в интернете истории женщин об этой операции и ничего не находила. Это пугало и смущало, но выбора у меня не было.

Операция длилась около четырёх часов и прошла хорошо; следующую неделю я провела в больнице и в основном спала от большого количества обезболивающих. Мне очень повезло: рядом всё время был любимый человек, который во всём помогал. Помню особое наслаждение, когда спустя четыре дня после операции я смогла вымыть голову. Весь персонал клиники был очень внимателен ко мне, за что я им невероятно благодарна — были моменты, когда что-то болело, я плакала, а медсёстры меня успокаивали.

Читайте также:  Показано ли мрт при раке молочной железы

Тогда же, ещё в больнице, я начала выкладывать видео в инстаграм и написала об операции в фейсбуке. До неё я долго думала, стоит ли предавать историю огласке — или лучше пусть о ней знают только самые близкие. Решение я приняла за несколько минут до вмешательства, выложив первую стори. Я посчитала, что так смогу помочь женщинам, оказавшимся в похожем положении. В ответ я получила колоссальную поддержку, которая тогда была особенно важна.

По возвращении домой я столкнулась с новой проблемой. Несмотря на то что я очень хотела вернуться из больницы, я не задумывалась, что я буду предоставлена самой себе, а медработников вокруг не будет. В первый же день у меня началась паника, я боялась лишний раз пошевелиться. Малейшее изменение в состоянии вызывало кучу переживаний, а постоянно тревожить врачей было очень неловко. Первую неделю дома я пролежала в кровати — после операции не было сил, хотя, конечно, мне хотелось побыстрее снова заниматься домашними делами, работой, встречаться с друзьями и жить обычной жизнью.

Я никогда не была склонна к панике, но в те дни я переживала из-за малейшего пустяка, постоянно рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой или неровной. Конечно, я понимала, что это глупо — ведь вмешательство было не ради внешности, а ради спокойной жизни. Но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно. Меня накрыла жуткая апатия. Приезжали друзья, папа вернулся из командировки, все меня поддерживали, и потихоньку я пришла в себя.

Я всё время рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой. Конечно, я понимала, что это глупо — но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно

Я продолжаю раз в несколько недель встречаться с врачами: процесс заживления затянулся из-за небольших осложнений. У этой операции есть два варианта, чаще соски удаляют полностью и на их месте делают имитацию, которая внешне ничем не отличается, но не обладает такой чувствительностью. Можно попытаться сохранить соски, но это намного сложнее, особенно когда грудь большая. Сосок может не прижиться из-за того, что ножка, на которой он находится, получается больше, чем новая грудь, и её приходится как-то складывать — так мне объяснил врач. Я всё-таки решила рискнуть и сохранить соски, но правый не прижился, и через две недели после операции его пришлось удалить. Сейчас рана почти полностью затянулась, там образуется рубцовая ткань (она немного темнее, поэтому ощущение ареолы визуально осталось). Не знаю, буду ли после окончательного заживления исправлять это, вариантов много: можно сделать имитацию соска из своей кожи, а ещё бывают татуировки или протезы, которые приклеиваются на специальный клей. Но я пока даже не знаю, надо ли мне это. Чувствую же себя отлично.

Хотя несколько месяцев назад я даже не представляла, что меня ждёт, сейчас могу честно сказать, что оно того стоило. Я продолжаю рассказывать об операции в соцсетях, делюсь опытом и отвечаю на все вопросы. Я на себе прочувствовала, как важно, чтобы рядом был человек, который понимает тебя и может дать совет, особенно когда речь идёт о такой нечастой операции, как превентивная мастэктомия. Что касается размера — грудь стала меньше и более красивой формы, ушло обвисание, сейчас у меня размер С и, думаю, она ещё чуть уменьшится и примет окончательный вид.

Я верю, что такого рода вмешательство может спасти жизнь многим женщинам и что о нём нужно говорить, — теперь я хочу создать сайт, где все желающие смогут прочитать мою историю, попросить совета или задать вопрос. Я, конечно, не врач и ни в коем случае не настаиваю на принятии серьёзных мер, даже если они оправданны. Каждая женщина должна решать сама — но для этого она должна знать о такой возможности.

Кто-то поделился моей историей в соцсетях, а кто-то пошёл ещё дальше: например, совместно с Анной Писман, основательницей и дизайнером ювелирного бренда Moonka Studio, я планирую создать коллекцию украшений, средства от продажи которой пойдут в один из фондов по борьбе с раком. И это ещё один способ информировать людей, ведь многие до сих пор толком не понимают, что такое рак и входят ли они в группу повышенного риска.

источник

Анджелине Джоли провели операцию по удалению груди, которая была сделана с целью профилактики возникновения в ней злокачественной опухоли. Весь мир шокирован этим поступком. Следуя примеру киноактрисы, многие женщины приняли решение обследоваться у определить у себя риск возникновения наследственного рака молочной железы.

В отличие от голливудской суперзвезды, пока никто из женщин в России на спешит удалить свою здоровую грудь для того, чтобы избежать возможного возникновения рака. Да и в остальном мире настолько радикальное решение вопроса профилактики рака груди не очень популярно, пишет alloncology.com.

Если на удалении груди настаивает врач-маммолог, то операция проводится. Стоимость ее в России не дороже 10000 рублей. Однако намного дороже стоит последующее пластическое восстановление молочных желез. В зависимости от клиники стоимость такой операции колеблется от 50 до 150 тысяч рублей за обе груди. Восстановительный период после мастэктомии занимает не меньше месяца, еще 3-4 месяца уходит на формирование рубцовой ткани. Другой метод восстановления груди практикуют в Германии – молочную железу восстанавливают из собственных тканей, взятых из области живота.

Пластический хирург Андрей Искорнев, директор клиники пластической хирургии «Платинентал» объяснил, что многое зависит от того, насколько радикальной была операция по удалению молочной железы, была ли она радикальной с самого начала или это уже повторная операция, принимал ли участие в лечении пациентки пластический хирург, или он подключился уже после проведенной операции и ему приходится справляться с последствиями. Наиболее популярным методом реконструкции груди есть эндопротезирование.

Наталья Богданова, заслуженный врач-онколог, подчеркивает, что протезирование увеличивает риск возникновения злокачественной опухоли и затрудняет своевременную диагностику рака. Есть немало вопросов и по качеству самих протезов. Общественности известно множество случаев, когда компании, выпускающие импланты для молочных желез были фигурантами судебных разбирательств.

Пример Анджелины Джоли вызывает специфические тенденции среди женщин. Лишь немногие из них знают, что мутации в наследственных генах, которых так боялась суперзвезда, могут происходить не только в клетках молочной железы, а также в кишечнике и надпочечниках. Лечение скальпелем в этом случае неэффективно, вмешательство должно производиться на клеточном уровне. В случае выявления наследственной склонности к раку и отказе от операции, проводится пожизненная химиотерапия или регулярные осмотры у врача каждые 3-4 месяца.

Нона Овсепян, врач лаборатории «Инвитро» считает, что даже высокий риск не означает, что нужно обязательно ложиться под нож. Ведь высокий риск не значит, что вы точно заболеете. Риск можно уменьшать путем исключения провоцируюших факторов и соблюдения простых правил – отказ от курения и других вредных привычек, отказ от приема гормональных препаратов. Нужно регулярно делать УЗИ молочных желез, а в случае каких-то сомнений – маммографию. То, что Анджелина Джоли сделала операцию, не гарантирует ей безопасности и совсем не значит, что она не может заболеть злокачественной опухолью.

Кроме того, операция это в любом случае риск – возможны осложнения как во время самого вмешательства и наркоза, так и в послеоперационном периоде. Угроза осложнений со стороны протезов, а также невозможность грудного вскармливания.

Обследование на наличие наследственного гена рака молочной железы достаточно сделать раз в жизни. Этот анализ в России стоит от 4 до 17 тыс. рублей.

источник

Ученые давно пытаются понять причины рецидивов рака молочной железы, но они все еще остаются непредсказуемым явлением. Однако профилактика позволяет предупредить возвращение грозной болезни.

Современная медицина имеет представление о том, что даже после успешного лечения патологии клетки опухоли способны мигрировать в другие части тела. Там они могут бездействовать иногда в течение многих лет, прежде чем запустить новую и часто очень агрессивную вспышку заболевания.

Пока одни эксперты дотошно разбираются в механизмах, лежащих в основе рецидива патологии, другие уже начали выделять факторы образа жизни и поведения пациентов, которые снижают риски или не имеют особого значения для профилактики.

«Есть многочисленные рекомендации, которые обещают помочь женщинам справиться с рецидивом рака молочной железы, но они не всегда эффективны», — заявляет Эллен Уорнер, профессор медицины в Университете Торонто, научный сотрудник филиала Исследовательского института Саннибрука. Она поясняет, что имеет в виду советы избегать молочных продуктов, углеводов, сои и т. п. От них, по мнению Уорнер, мало толку, либо они вообще не помогают.

«Например, соя — это хороший продукт, — добавляет Уорнер. — Хотя нет достаточных доказательств того, что необходимо регулярно употреблять соевые продукты, получены некоторые научные данные, подтверждающие, что продукты из сои могут защитить от рецидива опухоли молочной железы».

Но, по мнению Уорнер, действительно существуют некоторые факторы образа жизни пациенток, которые могут повлиять на развитие болезни. Профессор является соавтором недавнего исследования по изучению изменений образа жизни, которые было посвящено данной проблеме. Она считает, что профилактика рецидива рака молочной железы может быть весьма эффективной.

Узнайте, как фитнес, прием лекарств и витаминов снижают риски рецидива рака молочной железы, и что еще можно сделать прямо сегодня, чтобы защитить себя от возвращения болезни завтра.

Доктор Уорнер заявляет, что регулярный фитнес, по крайней мере, по 2½ часа в неделю — это «самый важный фактор образа жизни», если речь идет о снижении риска повторения патологии.

К сожалению, согласно медицинской статистике, только 13% пациентов, выживших после рака молочной железы в США, практикуют регулярные занятия фитнесом.

Нередко бывает достаточно трудно собрать силы, найти энергию для активных тренировок после изнурительной войны с раком. Но поскольку регулярные физические упражнения снижают уровень хронического воспаления и оптимизируют уровни гормонов, ассоциированных с риском развития рецидивов болезни, фитнес — лучшая профилактика. Занятия спортом способны в значительной мере снизить необходимость сражаться с патологией во «втором раунде».

Доктор Уорнер считает, что потеря лишнего веса, хотя и имеет несомненную пользу для здоровья, не гарантирует стопроцентную защиту от рецидива рака молочной железы. Но есть веские доказательства того, что избегая увеличения веса и придерживаясь здоровой диеты во время и после лечения патологии, можно снизить риски.

Другие эксперты согласны с данной точкой зрения. «Женщины с избыточным весом и ожирением имеют более высокий риск рецидива, чем те, кто поддерживают здоровый вес тела», — говорит Элиса Порт, доктор медицинских наук, заведующая отделением хирургии молочной железы в Медицинском центре «Маунт-Синай» (Нью-Йорк).

«Умеренное употребление алкоголя (не более 3-4 бокалов вина в неделю) — разумно и безопасно», — считает доктор Порт. «Следует воздерживаться от ежедневного употребления спиртосодержащих напитков», — добавляет она.

Исследование, результаты которого были опубликованы в 2016 году в «Международном журнале рака», показало, что оставшиеся в живых пациентки, употреблявшие более одной порции спиртосодержащих напитков в сутки, на 28% чаще сталкивались с повторением болезни.

«Профилактика при помощи лекарственных препаратов, назначенных врачом, крайне важна, чтобы снизить риск повторения болезни», — говорит доктор Порт.

Многочисленные исследования, в том числе результаты научной работы, опубликованные в 2016 году в New England Journal of Medicine, показали, что агенты с антиэстрогенной активностью и ингибиторы ароматазы могут блокировать попытки рака молочной железы вернуться. Но из-за побочных эффектов и других факторов многие женщины прекращают принимать данные препараты или принимают их, но не в соответствии с предписаниями специалистов, по мнению Элисы Порт.

Хотя доказательств, подтверждающих, что витамины С и Д необходимы для профилактики повторного манифеста патологии немного, некоторые эксперты считают, что они могут быть весьма полезны.

Так, доктор Уорнер считает, что дополнительный прием витамина С коррелирует со снижением показателей смертности от рака молочной железы.

Низкие уровни витамина D также связывают с худшими результатами лечения патологии, поэтому существуют профилактические рекомендации о дополнительном приеме данного микроэлемента.

Хотя исследования еще продолжаются, лечащий врач может рекомендовать пациентам во время и после успешного лечения опухоли молочной железы дополнительно принимать витамины С и D.

Появляется все больше и больше доказательств того, что прерывистый пост или длительные перерывы между приемами пищи могут обеспечить большие выгоды для здоровья.

Данные исследования, результаты которого были опубликованы в 2016 году в JAMA, являются предварительными. Однако они показали, что пациентки с раком молочной железы, которые воздерживались от употребления продуктов питания в течение 13 часов или более в день, значительно уменьшали риск повторения болезни, по сравнению с женщинами, не придерживавшимися ограничений.

Изменить привычную схему питания проще, чем кажется: необходимо сделать перерыв (продолжительностью в 13 часов или более) между последним приемом пищи в вечернее время и завтраком на следующий день. Поужинав до 8 вечера, можно завтракать на следующее утро в 9 часов.

Нет четких профилактических рекомендаций о пользе данного продукта, но уже получены научные данные, что пациенты, которые пьют много зеленого чая (три или более чашек в день), имеют меньшие риски возвращения болезни.

Так, в ходе исследования, проведенного в Японии, было обнаружено значительное снижение риска рецидива (на 31%) среди женщин, регулярно употребляющих зеленый чай.

источник