Меню Рубрики

Удаление придатков при раке молочной железы

Тревожный диагноз – рак молочной железы становится для молодой женщины крахом всех надежд. Современные методики лечения этого заболевания, особенно при ранней диагностике, дают обнадеживающие результаты. Удаление яичников помогает справиться с болезнью, предупредить рецидивы появления опухоли.

Половой гормон эстроген, который вырабатывают яичники, в женском организме играет особую роль. Он помогает обмену веществ, участвует в работе клеток, способствует вынашиванию ребенка. Есть одна особенность – когда в молочной железе появляется опухоль, эстроген вызывает бурный рост раковых клеток. Это случается, когда повышено количество гормона в организме. Такая разновидность рака молочной железы считается гормонозависимой. Задача онкологии – остановка развития опухоли путем снижения выработки эстрогена.

Овариоэктомия – операция по удалению яичников – помогает устранить источник выработки эстрогена. Цель хирургического вмешательства – остановить процесс роста злокачественной опухоли. Исследования подтвердили – лечение при раке молочной железы таким приемом особо эффективно, когда есть противопоказания к химиотерапии, применению гормональных лекарственных препаратов. В некоторых ситуациях показано удаление матки и яичников, что приводит к бесплодию.

К сожалению, резкая остановка выработки эстрогена, вызванная удалением яичников при раке груди, приводит к осложнениям для женского организма. Служит причиной снижения качества жизни. Внезапно наступает климакс с его последствиями:

  • слабостью;
  • приливами;
  • подавлением сексуального влечения;
  • разрушением костной ткани – остеопорозом;
  • увеличением массы тела;
  • головокружением;
  • сердцебиением;
  • головными болями;
  • повышением давления;
  • быстрой утомляемостью.

Лечение рака груди овариоэктомией проводят пациенткам до начала менопаузы. Если есть возможность, удаление яичника не делают нерожавшим женщинам. При таком положении используют лекарственное отключение функции образования эстрогена, чтобы со временем работа органа восстановилась. Удаление яичников при раке молочной железы гормонозависимой формы дает хороший прогноз к излечению. Показаниями к удалению становятся:

  • 4 стадия рака;
  • профилактика возникновения рецидивов;
  • мутации генов BRCA;
  • риск развития метастазов;
  • наследственность.

Удаление яичников у женщин не проводиться, когда пациентки находятся в возрасте постменопаузы. Во время климакса, когда овуляция прекращается, эстроген перестает вырабатываться, и смысла в операции нет. Гормонотерапия при таких обстоятельствах осуществляется медикаментозным способом. Специальные лекарства – ингибиторы ароматазы – помогают уменьшить уровень эстрогена в крови. Это приводит к излечению рака.

Основная задача, стоящая перед онкологами при гормонозависимом раке груди, – блокировать или уничтожить выработку гормона эстрогена. При этом развитии событий раковые клетки прекратят свой рост. Решение будет зависеть от возраста пациентки, степени развития заболевания, гормонального статуса опухоли. Лечение рака груди, или карциномы, ставящее целью остановить воздействие эстрогена, предполагает использование нескольких методов. Сюда относят:

  • оперативное вмешательство;
  • выключение функции яичников.

Чтобы определить гормональный статус новообразования, проводят специальный анализ. С его помощью выясняется, есть ли в опухоли особые вещества – рецепторы, которые вступают в контакт с гормонами и начинают бурный рост раковых клеток. Определяется кто явился провокатором этого процесса – прогестерон или эстроген. Это влияет на выбор методики. Самый благоприятный исход при раке молочных желез, когда обнаружена активность обоих гормонов.

Современный способ проведения операции – лапароскопия. Для удаления яичников по такой методике делаются маленькие разрезы. Через них вводятся камера и инструменты. На экране монитора хирург наблюдает за ходом операции. Орган удаляется по частям и выводится через небольшое отверстие в брюшной стенке. При этом методе возможно использование местной анестезии, а швы остаются незаметными.

Один из хирургических методов – лапаротомическое удаление яичников. Операция производится путем разрезания передней стенки брюшной полости. При этом методе, особенно если надрез тканей выполнен вертикально, хирург имеет хороший доступ к органу. Есть возможность перевязать сосуды, чтобы избежать кровотечения. При операции используется общий наркоз, остается шрам.

Меры, направленные на выключение деятельности яичников при раке груди, кроме удаления, подразумевают использование других способов. Исключительно важно это для женщин в детородном возрасте, не имеющих потомства. Есть возможность на время отключить выработку гормона эстрогена, чтобы затем восстановить ее. Существуют два метода подавления функции:

  • лучевая терапия;
  • использование медикаментозных препаратов.

Применение лучевой терапии помогает без хирургического вмешательства остановить выработку гормона при помощи облучения яичников. К сожалению, при этом возможно повреждение тканей соседних органов. Использование лекарственных средств для провоцирования искусственного климакса – прерывания выработки эстрогена – более гуманный метод. Методика легко переносится, но требует длительного приема дорогостоящих препаратов.

Вместо хирургической операции, современная онкология предлагает использовать при раке груди гормонотерапию. Назначение лекарственных препаратов находится в зависимости от репродуктивного возраста женщины. Медикаменты решают разные задачи:

  • селективные модуляторы способствуют блокированию выработки эстрогена;
  • ингибиторы ароматазы уменьшают его содержание в крови;
  • особые гормоны прекращают работу яичников.

Селективные модуляторы эффективны, когда у женщины еще не наступила менопауза. Препараты воздействуют на зараженные участки молочной железы очень избирательно. Клетки перестают получать эстроген, провоцирующий их энергичный рост. Процесс замедляется и полностью останавливается. Основной медикамент для воздействия – Тамоксифен, выпускается в таблетках, требует длительного приема.

В период постменопаузы лечение онкологического заболевания груди производят ингибиторами ароматазы. Эти медицинские средства способствуют понижению уровня эстрогена в крови. Применение на этом жизненном этапе ингибиторов ароматазы дает положительные результаты, помогает справиться с заболеванием. Хотя есть и неприятный побочный эффект – повышение хрупкости костей. Среди известных препаратов:

Отдельно стоит применение медикаментов, которые подавляют функцию яичников – искусственно вызывают климакс. Они назначаются, когда не эффективны селективные модуляторы. Препараты Золадекс, Бусерелин, применяемые в виде инъекций раз в четыре недели, прерывают связь гипофиза с яичниками. После отмены лекарства функции восстанавливаются. Еще одно средство – Фаслодекс – радикально уничтожает эстрогенные рецепторы.

Современный вид терапии, заменяющий удаление яичников – таргетное лечение. Применение препаратов исключает рост и увеличение количества раковых клеток, действуя на них точечно. При этом соседние ткани не задеваются. Таргетные препараты помогают остановить развитие раковых процессов. Их применение является профилактикой развития заболевания, при этом мала вероятность интоксикации организма. Увеличивается продолжительность жизни пациенток, больных раком груди. Популярные в онкологии препараты:

источник

Удаление яичников при раке молочной железы является крайней мерой направленной на спасение жизни. Данная операция производится только после проведения анализа всех за и против, о чем подробнее можно узнать далее. Рак молочной железы – это злокачественная опухоль. В наше время каждая десятая представительница женского пола рискует заболеть данной болезнью. Но, самое страшное это то, что все чаще от нее стали страдать совсем молодые женщины, не достигшие еще и тридцатилетия.

Большинство заболевших женщин задается вопросом: «Нужно ли удалять яичники при раке молочной железы?». Это вполне обоснованный вопрос, ведь при гормонозависимой разновидности врач может предложить именно эту процедуру. Объясняется это тем, что эстроген, вырабатываемый яичниками, при здоровом состоянии организма очень важен, так как принимает активное участие в функционировании клеток, нормализует обменные процессы, играет не последнюю роль при вынашивании ребенка. Но, когда у женщины диагностируют рак, то этот гормон способствует бурному росту клеток. Как видим, молочные железы и яичники тесно связаны между собой. Первостепенной задачей лечения является остановка разрастания клеток посредством снижения уровня эстрогена. Именно поэтому в некоторых случаях удаление яичников неизбежно.

Почему эта страшная болезнь поражает ту или иную представительницу прекрасного пола точно сказать нельзя, но, благодаря проведению исследований, были определены факторы риска:

Женщин, в возрасте 40-65 лет, находятся в группе риска. Хотя в, более чем 6% случаев, опухоль диагностируют у женщин до 40 лет. Это означает, что риск заболеть есть в любом возрасте. Риск повышается и тогда, когда ранее у женщины было диагностировано доброкачественное новообразование в груди, которое входит в понятие фиброзно-кистозная мастопатия. Сами по себе эти опухоли очень редко перерождаются в рак, но повышают риск появления рака молочной железы в будущем. Кроме того, велик риск рецидива у тех, кто уже проходил лечение рака груди или яичников. Причем с каждым годом он возрастает все больше и больше.

Наследственный фактор очень распространен, так как, если в вашей семье были случаи образования опухоли молочной железы, то вы автоматически попадаете в группу риска. Причем, если заболевание было диагностировано с обеих сторон у ближайших родственников (мать, бабушка) или болевших было много, то риск увеличивается в 10 раз.

Рак молочной железы может быть вызван различными гормональными нарушениями. Вырабатываемый яичникам эстроген нормализует рост и увеличение протоков, поэтому есть мнение, что, из-за сильной стимуляции происходит чрезмерное образование новых клеток, в связи с чем, и повышается риск возникновения рака молочной железы.

Практически в два раза повышается риск у тех, кто не рожал, не кормил грудью. Некоторые специалисты утверждают, что повышается риск и при наличии в анамнезе пациентки абортов и выкидышей, особенно в возрасте до 18 лет и после 30 лет, хотя научно данная информация не доказана.

Данных о том, как влияет прием гормональных препаратов и оральных контрацептивов на развитие рака груди, нет, но есть основание предполагать, что длительное применение и тех, и других все же повышает риск.

В группу этих факторов входит не только образ жизни, вредные привычки, радиация, питание, экологическая обстановка, а и место проживания. Замечено, что смертность от рака молочной железы выше в Европе и США, нежели в Японии или в Китае. Долгое время эти различия связывали с генетической предрасположенностью. Но проведенные исследования показали, что среди эмигрантов, приехавших в США из страны Восходящего солнца, увеличился процент заболеваемости до уровня местных жителей. Все дело оказалось в питании, жители запада предпочитают мясные блюда и жиры, богатые холестерином, фаст фуд, а азиатские жители налегают на рыбу, рис, зелень. Это лишний раз доказывает, что, для того, чтобы снизить риск, необходимо правильно и рационально питаться.

  • заболевания половых органов, в том числе и хронические;
  • стрессы;
  • неудобное нижнее белье;
  • травмы;
  • отсутствие половой жизни.

Характерным признаком рака молочной железы является наличие шишки в груди, которую можно обнаружить даже при самостоятельной пальпации. Так же могут присутствовать такие признаки: изменение формы груди и соска, сыпь около ореола, гнойные выделения из соска, боли, зуд, жжение, потеря массы тела, повышение температуры тела, шелушение кожи, краснота. Изредка появляются симптомы, схожие с симптомами банальной простуды, боль и ломота в суставах.

Существует несколько систем классификации, которым должны соответствовать виды злокачественной опухоли молочной железы. Описание разновидности опухоли должно соответствовать большинству критериев, описанных в этих классификациях.

В первую очередь рак классифицируется по гистологическим проявлениям. Большая часть видов рака молочной железы появляется в тканях, выстилающих молочные протоки или в дольках. Отсюда и название карциномы – дольковая, проточная. Так же, карцинома бывает местной и инвазивной. Местная образуется из предраковых и раковых клеток в молочных протоках, не проникая в прилежащие ткани. Инвазивная наоборот, выходит за пределы первично пораженного участка, распространяясь на другие ткани.

Ткани здоровой груди имеют тенденцию к видоизменению, приобретают, присущие только им, формы очертания, отражающие их функции. Ткани, пораженные раком, утрачивают эту способность. Так же, те клетки, которые в нормальном состоянии стоят в строго определенном порядке, в злокачественном новообразовании дезорганизуются. Процесс их деления выходит из-под контроля. Клеточное ядро теряет свою однородность. Классификация по степени базируется именно на сравнительном анализе нормальной клетки и пораженной.

  1. Низкую, при которой ткани органа подверглись сильному изменению.
  2. Среднюю. Клетки изменены умеренно.
  3. Высокую, характеризующуюся наличием слабо измененных клеток.

Самым плохим прогнозом обладает опухоль, клетки которой изменены слабо.

Для определения стадии, на которой находится опухоль, существует специальная классификация, в которой учитывается размер новообразования, распространяется ли она на лимфатические узлы и имеет ли метастазы. Чем больше размер, дальше распространились метастазы, и большее количество лимфоузлов поражено, тем выше степень и, соответственно, хуже прогноз.

  1. 0 – предраковое состояние либо местная карцинома.
  2. 1-3 – опухоль поразила периферийные лимфатические узлы, располагается внутри груди.
  3. 4 – характеризуется сильным распространением метастаз.

В цитоплазме и ядре клеток опухоли имеются рецепторы. С ними связаны половые гормоны, которые являются причиной, по которой в клетке происходят изменения. У рака может, как быть, так и не быть таких рецепторов, как рецептор эстрогена, прогестерона и рецептор эпидермального роста (HER2). Выяснив, какие именно половые гормоны воздействуют на рост злокачественных клеток, врач будет знать, какие препараты следует назначить. Например, при зависимости от эстрогена, его пагубное влияние успешно блокируется таким препаратом, как тамоксифен и иже с ним. А при HER2 с успехом применяются такие препараты, как трастузумаб, в сочетании с традиционной химиотерапией. Раковые клетки, не имеющие этих трех рецепторов, имеют название «тройные негативные».

Данный анализ позволяет сравнить здоровые клетки с пораженными. Полученные результаты могут помочь правильно классифицировать вид рака и подобрать верную терапию.

Диагностика проводится в два этапа:

  1. Первичный. Пальпация, скрининг, маммография. Данные методы должны проводиться регулярно, дабы вовремя выявить болезнь.
  2. Уточненный. КТ, МРТ, УЗИ, биопсия. Эти методы позволяют определить вид рака, уточнить его расположение и природу, степень распространенности и т. д. Кроме того, эти же методы используются для выяснения, эффективно ли лечение или нет.

Для лечения рака молочных желез применяются такие методы:

  • хирургический (удаление пораженного органа и удаление яичников);
  • медикаментозный;
  • лечение гормональными препаратами;
  • лучевая и химиотерапия;
  • таргетная (биологическая) терапия.

В настоящее время появилось очень много новых препаратов и методик лечения, это и новинки в области фармакологии, и новейшие методы терапий.

Лечение рака предполагает использование нескольких методик в комплексе, для достижения более эффективного результата. В начале, как правило, применяется хирургический метод, при котором удаляется орган, пораженный болезнью и удаление яичников (при наличии показаний), как способ избавиться от источника нежелательного гормона. Следом идет химиотерапия, если она показана пациентке. Дальше идет лучевая терапия, а завершающим этапом является прием гормональных препаратов.

Лечение гормонозависимой формы осуществляется двумя способами: выключением функции яичников при помощи лучевой терапии и медикаментов, или операбельно.

Многочисленные исследования в данной области показали, что снизить риск развития рака можно:

  • сохраняя нормальный вес;
  • уменьшив потребление алкоголя;
  • ведя активный образ жизни;
  • не пренебрегая грудным вскармливанием.

Так же, в качестве профилактических методов применяются: скрининг, регулярное посещение врача-маммолога, УЗИ, маммография, самоконтроль путем самостоятельной пальпации молочных желез. Целью этих мероприятий является выявление болезни на ранних стадиях.

Как уже говорилось, овариэктомия, то есть удаление яичников при раке молочной железы, в некоторых случаях является необходимой мерой. Целью ее является устранение источника гормона эстрогена. Однако к проведению данной операции должны быть веские показания, ведь существуют специальные препараты, оказывающие подавляющее воздействие на выработку гормонов. Они, как бы, на время отключают яичники, с возможностью дальнейшего возврата их в нормальное состояние. Особенно актуально это для тех, кто не имеет детей.

Показаниями к проведению операции являются:

  • рак 4 стадии;
  • наследственность;
  • профилактика рецидива;
  • риск развития метастазов;
  • мутации некоторых генов.

Операция проводится такими способами:

Не имеет смысла удаление яичников при раке молочной железы у женщин, находящихся в возрасте, когда наступает постменопауза, ведь после прекращения овуляции, данный гормон уже не вырабатывается, то есть функции яичников отключаются сами по себе. Поэтому лечение направлено на снижение уровня эстрогена в крови медикаментозными средствами.

Хорошей альтернативой такому радикальному методу, как удаление молочных желез и, тем более, яичников, является таргетная терапия. Применяемые препараты действуют прицельно (точечно), то есть, только на пораженные клетки, не задевая здоровые. Результат – низкая вероятность возникновения интоксикации, остановка развития ракового процесса, увеличение продолжительности жизни.

Нужно ли удалять яичники при раке молочной железы – решать вам. Наш совет – если нет веских показаний к операции и развитие опухоли не зависит от гормонов, то лучше ее не делать, особенно, если женщина находится в детородном возрасте. Лечитесь консервативно.

источник

В онкологии для обозначения хирургического удаления яичников употребляется именно такой термин — «ovaria» яичник по-латыни, а греческое «ektome» означает вырезание. В других специальностях нередко ему предпочитают полностью греческий термин «оофорэктомия», но в онкологии его почему-то не пытались привить. Иногда овариоэктомию обозначают как «кастрация», но этот термин имеет мужскую «окраску» и используется только в разговорной речи.

Читайте также:  Дыня при раке молочной железы

Овариоэктомия является элементом гормональной терапии рака молочной железы (РМЖ). Половые гормоны в немалой мере считают виновниками развития рака молочной железы, возможно, это справедливо, но они далеко не одиноки в инициации злокачественного перерождения ткани железы. Во всяком случае, гормональная терапия заняла прочное место в терапии опухоли, содержащей рецепторы к эстрогенам и прогестерону. Рецепторы заносят в раковую клетку биологический стимулятор – циркулирующий в крови половой гормон эстроген.

Цель гормональной терапии исключительно антигормональная, а именно, предотвратить попадание в раковую клетку гормона, необходимого для её жизнедеятельности. В отсутствии биологического «топлива» невозможно деление клетки, что автоматически приводит её к смерти. При достаточно высоком содержании таких чувствительных к гормонам клеток в опухоли, она может приостановиться в росте или даже погибнуть.

У женщин, переживших свою последнюю менструацию, называемую «менопауза», снижается продукция половых гормонов, но происходит это постепенно в течение нескольких лет. Считается, что по истечении пятилетки после менопаузы уровень половых гормонов достаточно низкий, но парадокс природы в том, что именно у женщин этого гормонального периода чаще отмечаются реагирующие на гормоны опухоли молочной железы, чем у гормонально активных женщин репродуктивного возраста.

Половые гормоны синтезируются в яичниках и жировой ткани, у молодых женщин в яичниках их производится больше, чем в жировой клетчатке. У пожилых, наоборот, в яичниках почти ничего не продуцируется, за синтез гормонов отвечает только жировая ткань. Поэтому удаление яичников – овариоэктомия, как элемент гормонального воздействия, — подходит только для молодых менструирующих женщин.

Принципиально выключение яичников из системы синтеза гормонов достижимо несколькими способами: хирургическим удалением, облучением или лекарственным отключением. Оптимальный метод прекращения продукции яичниками гормонов так и не определили, подход к проблеме сугубо индивидуальный. Операция и облучение выключают функцию яичников необратимо, тогда как специальные лекарства — только на время их использования.

Вариант длительной лекарственной кастрации кажется пациенткам самым удобным: инъекция препарата раз в месяц или квартал. С онкологической позиции временное воздействие не удовлетворяет цели терапии, потому как высокая вероятность возврата рака молочной железы требует многолетнего антигормонального воздействия. Стандартный режим гормональной терапии 5 лет, и это совсем не предел, потому что рецидив рака может потребовать продолжения лечения, но уже другим антигормональным препаратом.

Выключать яичники из гормональной цепочки у молодых женщин целесообразно надолго, а правильнее навсегда.

Овариоэктомия гормонально зависимого рака молочной железы применяется при адъювантной – профилактической терапии и распространённом метастатическом процессе. Естественно, что женщина должна быть менструирующей или без месячных, но с определенным уровнем половых гормонов крови. Во время химиотерапии происходит подавление яичников, что манифестируется отсутствием менструации – аменореей, но это временно, через некоторое время после завершения химиотерапии яичники восстанавливают свою работу.

При профилактическом лечении РМЖ овариоэктомия не должна дополнять системное лечение, под которым подразумевается любое применение противоопухолевых лекарств: химиотерапия и гормонотерапия. Сегодня овариоэктомия рекомендуется как совершенно самостоятельное профилактическое лечение, когда имеются противопоказания к химиотерапии или приёму тамоксифена. Но есть исключения, когда овариоэктомия в адъювантном режиме обязательна, это использование ингибиторов ароматазы, в ином варианте эти таблетки у менструирующих женщин применять запрещено.

И ещё одно исключение — это профилактическое лечение рака молочной железы у женщин моложе 40 лет. Как правило, течение болезни в этом возрасте более агрессивно, поэтому используется максимальная блокада производства эстрогенов. Ещё недавно совместное применение овариоэктомии и тамоксифена в адъювантном режиме было стандартным для всех пациенток репродуктивного возраста, иногда присовокупляли ещё и приём преднизолона, но в настоящее время такой режим гормонального воздействия «со всех сторон» не считается оправданным.

При распространённом раке или метастатической стадии менструирующим женщинам с гормональными рецепторами в опухоли овариоэктомия может рекомендоваться параллельно с гормональной терапией антиэстрогеном – тамоксифеном. Почему при профилактике такой вариант не считается полезным, а при метастазировании входит в стандарт? Профилактическая терапия нацелена на оставшиеся после радикального лечения клетки опухоли, их мало или вовсе нет, метастазирование требует мобилизации всех терапевтических ресурсов.

Во-вторых, двойное гормональное воздействие оправдано при высоком уровне гормональных рецепторов в клетках опухоли, особенно при метастазах в кости и мягкие ткани, менее целесообразно при опухолевом поражении внутренних органов. Овариоэктомия совершенно обязательна при приёме ингибиторов ароматазы, стимулирующих яичники. Опять же в эту категорию не входят женщины, менопауза у которых состоялась более 5 лет назад.

Сегодня удаление яичников проводится двумя способами: классическим с разрезом передней брюшной стенки и высокотехнологичным с применением эндоскопической техники. Второй способ предпочтительнее, потому что минимальная операционная травма гарантирует быстрое восстановление и краткое время госпитализации. Но при наличии спаек в брюшной полости после другой операции или воспалительном процессе в малом тазу эндоскопическая операция невозможна.

Овариоэктомия может выполняться сразу же по выявлении рака молочной железы, одномоментно с удалением молочной железы, но так происходит очень нечасто. Как правило, удаление яичников откладывают на «потом», после завершения профилактической химиотерапии, на что уходит почти полгода. Когда через полгода ставится вопрос об удалении яичников, то хирурги стараются найти повод для отказа, потому что рака уже нет и возможно полное излечение, а неожиданности во время операции или после могут быть, особенно, после химиотерапии. Тем более что есть альтернатива в виде приёма тамоксифена, пусть с куда более серьёзными токсическими проявлениями.

При метастазировании овариоэктомию хирурги также стараются отложить: «сначала посмотрим, какая будет реакция опухолевых узлов на лечение». Тогда как операция до начала противоопухолевого лечения пройдёт много лучше и с меньшей вероятностью осложнений, чем после химиотерапии, да и само гормональное лечение начнётся сразу же после удаления яичников – практически на операционном столе. После нескольких циклов химиотерапии на передний план выйдут осложнения лечения, на фоне которых хирургическое воздействие не всегда возможно.

Всё следует делать правильно и вовремя, и овариоэктомия не исключение. Как и когда её выполнить с наименьшими потерями для пациентки, отлично известно онкологам Европейской клиники.

источник

4 года))) не наводите здесь страху [/] у ас на работе женщина,в 48 лет в 2001 году рак груди 2 стадия,удалили часть груди плюс облучение ,5лет пила тамоксифен,через 11 лет рак матки,удалили все и лимфоузлы в брюшине,уже прошло 3 года,весела ,жива здорова и вам желаю, а рак матки может и от приема таблеток тамоксифен ,он дает такой побочный эфект.

Перелопатила форумы сколько осилила. не могу найти женщин. кто пережил 10-ий рубеж. Отзовитесь, если прочитаете моё сообщение.

Марина,посоветуйтесь насчет Фаристона,мой врач сказал,что он лучше,пью 3ий месяц,побочных реакций нет.

Елена
Марина,посоветуйтесь насчет Фаристона,мой врач сказал,что он лучше,пью 3ий месяц,побочных реакций нет.

Здравствуйте, автор! У меня у сестры такое было. Тоже сказали: удалять надо яичники. Хотя и был ребёнок, но второго хотела. и тоже молодая, вся жизнь впереди. Мы всей семьёй пытались ей помочь. В итоге нашли клинику в Турции. Называется Медикана. Клиника работает по последним европейским технологиям, но там в несколько раз дешевле, чем в Европе. Там сестру подлечили, сохранили не только яичники, но и грудь.

Здраствуйте девочки,я прошла лечение фаристоном, но он к сожалению мне не подошел,перевели на тамоксифен( да он переносится хуже, но это моё) от предыдущего курса осталось несколько упаковок может кому надо( дешевле отдам) сроки до 19 года.Всем здоровья.

Светлана, если вам назначат тамоксифен, то яичники лучше удалять. я живу уже год без них. ничего страшного не происходит. ощущения не меняются. я радикально поменяла свой образ жизни из-за боязни остеопораза (это одна из главных проблем при отсутствии яичников). бросила курить, кофе практически не пью, каждый день хожу в тренажерный зал, энергии хоть отбавляй :). Надо контролировать постоянно ионизированный кальций в крови и делать денситометрию (это уровень минерализации костей). при постоянных разумных физических нагрузках можно свести все негативные последствия до минимума. главное — это ваш настрой! если врачи советуют удалять, значит не надо раздумывать. не рискуйте своим здоровьем, из двух зол надо выбирать меньшее. а что о старости. еще никому не удалось остановить этот процесс.

На тамоксифене пока второй месяц иногда кружиться голова как с этим бороться

Девочки, уже 5 лет сижу на Фарестоне 60мг, стою на учете у гинеколога, кальций не принимаю. А вы принимаете кальций при приеме этого препарата?

Мари, все кто пережил 5-ти или 10-ти летний рубеж тихо молчат и боятся сглазить свои успехи, поэтому и не хотят общаться. Это я писала о кистах на яичниках (мои посты 328 и 342). У меня вторая стадия и я решила, чему быть, того не миновать. Я очень тяжело переживала климакс, который был после химий, от приливов ни спать ни жить не могла и не хотела. Теперь у меня все наладилось, пошли месячные. А при Вашей первой стадии. тамоксифен и удаление яичников? Врачи видно перестраховаться хотят. Я сама в Интернете нашла, чем можно заменить тамоксифен и пью это уже четвертый месяц. Но тут не хочу писать, потому что это БАД. А Вы сами знаете, какое к ним отношение. Еще подумают, что реклама. Но они американские, у них они проходят очень тщательную проверку и сертифицированы. Самое главное, что они мне очень помогли. В сентябре этого года во второй груди на УЗИ у меня уже была фиброаденома 0,5 см. Я была в панике и хотела уже удалять яичники, так как в этой груди у меня всю жизнь не было никаких образований. Это уже все было после того, как прошла гиперстимуляция яичников и они пришли в норму. Ну в общем, потом нашла эти добавки. в ноябре проверилась. Фиброаденомы нет и грудь перестала болеть. Я, кстати до 40 лет мечтала о втором ребенке, моему сыну уже 20, а так хотелось девочку. Но увы, поздно уже. И так хочется, чтобы хоть у других мечты сбывались, может хоть у Вас получится со вторым ребенком. Постарайтесь не удалять яичники. Если будет интересно, то я Вам напишу название этой добавки. Счастья Вам и здоровья.
Здравствуйте! Как у вас сейчас дела? Читала форум и набрела на ваш пост, очень заинтересовало, какой БАД вы принимали. Мне 35 лет и у меня очень похожая ситуация

2b стадия гормонозависимая есть кто поборол это или от чего-то еще все зависит

Мне 35, в прошлом году обнаружила опухоль в груди, итог pT1N1M0, гормонозависимая оказалась, потом секторальная резекция, 6 химий, 1,5 месяца лучевой, тоже был вопрос удалять яичники (дешевый вариант) и гормонотерапия 3 года, мой врач сама сказала что для моего возраста и стадии есть смысл колоть каждые три месяца гормоны + таблетки, чем удалять. У меня двое детей, но хотелось третьего, почитав о прелестях раннего климакса откинула операцию без сомнений.
Много ограничений в области путишествия и поездок летом к морю или за границу на весь период лечения — табу. Всему свое время, всем скорейшего выздоровления и хорошего настроения!

Мне 42 года, удалили грудь и обязательно нужно было решать с яичниками, они вырабатывали эстроген, который повышает многократно риск возникновения по-новой рака. Мне было предложено удалить яичники или принимать Zoladex, но рожать я не собиралась, у меня есть ребенок, а препарат дорогущий, я решила удалить. Онкогинеколог посоветовал удалить все, и матку, и шейку, и яичники, т.к. риск был слишком велик. Я согласилась. Сейчас, конечно, мучаюсь с приливами, но лучше мучаться приливами, чем жить в постоянном страхе.

Светлана, если вам назначат тамоксифен, то яичники лучше удалять. я живу уже год без них. ничего страшного не происходит. ощущения не меняются. я радикально поменяла свой образ жизни из-за боязни остеопораза (это одна из главных проблем при отсутствии яичников). бросила курить, кофе практически не пью, каждый день хожу в тренажерный зал, энергии хоть отбавляй :). Надо контролировать постоянно ионизированный кальций в крови и делать денситометрию (это уровень минерализации костей). при постоянных разумных физических нагрузках можно свести все негативные последствия до минимума. главное — это ваш настрой! если врачи советуют удалять, значит не надо раздумывать. не рискуйте своим здоровьем, из двух зол надо выбирать меньшее. а что о старости. еще никому не удалось остановить этот процесс.

источник

Эксперты о профилактике онкозаболеваний у женщин

Вчера актриса и режиссер Анджелина Джоли опубликовала колонку в The New York Times, где рассказала о своей борьбе с угрозой рака. Вслед за двойной мастэктомией, то есть удалением обеих молочных желез, Джоли сделала операцию по удалению яичников и маточных труб. Она рассказала о процессе принятия этого непростого решения и призвала женщин внимательно относиться к своему здоровью и понять, что вовремя выявленное заболевание или его адекватная профилактика повышает шансы на долгую и счастливую жизнь. Колонка вызвала бурный резонанс в соцсетях, в том числе и отзывы отрицательного характера — Джоли обвинили в паникерстве, канцерофобии
и в пропаганде неадекватных методов лечения.

Большое количество осуждающих актрису комментариев подтвердило, что при всём прогрессе в области технологий и диагностики многие по-прежнему предпочитают не знать или не думать о потенциальной проблеме, пока гром не грянет, а информированность россиян о профилактике онкозаболеваний и способах их лечения далека от идеальной. Другая причина столь негативной реакции на удаление репродуктивной системы в подобном возрасте кроется в стигматизации подобных операций и перенесших их женщин — в детоцентричном обществе «отрезать себе всё» автоматически означает «перестать быть женщиной» и «утратить ценность» в глазах мужчин. Мы попросили хирурга-онкогинеколога, принимавшего участие в лечении мамы Анджелины Джоли, а также генетика и психотерапевта прокомментировать эту ситуацию и рассказать о новых технологиях и актуальных способах профилактики и лечения женских онкологических заболеваний, о которых надо знать всем.

Владимир Борисович Носов
хирург-онкогинеколог
nosovoncology.com

Каждая восьмая женщина в мире болеет раком груди. В России ситуация несколько хуже, потому что у нас женщины нередко пренебрежительнее относятся к ранней диагностике и врачи ее недостаточно хорошо знают, например, часто заменяют маммографию ультразвуком или вообще простым осмотром молочных желез. При раке груди, как и при любом другом виде рака, очень важно диагностировать его как можно раньше, тогда больше шансов его вылечить. Выживаемость напрямую зависит от того, на какой стадии обнаружили заболевание. Но есть, конечно, и много других нюансов. Например, некоторые опухоли являются гормоночувствительными, и в таких случаях прогноз лучше. Есть ряд опухолей, у которых нет рецепторов к гормонам, они чаще более агрессивные, хуже отвечают на химиотерапию и, соответственно, не лечатся гормональными средствами.

К счастью, существует ранняя диагностика рака груди — для большинства заболеваний ее нет. Если следовать рекомендациям врачей и после 40 лет проходить маммографию раз в год, то вероятность не умереть от рака груди значительно повышается. Женщинам от 30 лет нужно посещать маммолога и делать узи молочных желез раз в три года, причем это при условии, что у них нет особых проблем с молочными железами, там не было никаких уплотнений, новообразований и пациентки не имеют генетической предрасположенности к раку, как та же Анджелина Джоли.

Генетический риск заболеть раком груди или яичников складывается из семейной истории онкологических заболеваний. Если ваша мама, бабушки или тетки в молодом возрасте перенесли предменопаузальный рак (то есть рак молочной железы или яичников — их часто объединяют в один синдром), вы попадаете в группу риска. Шанс заболеть раком в таком случае возрастает колоссально. Конечно, бывают спорадические случаи заболевания, но есть и определенные синдромы, как в случае Анджелины Джоли, — BRCA1 и BRCA2. У носителей мутации первого типа риск заболеть раком груди в том или ином возрасте составляет 85 %, то есть это фактически каждая первая носительница.

Читайте также:  Рак молочной железы у кота последняя стадия

Генетические тесты позволяют выявить, если ли мутация. Про риски выводы делают уже врачи, они смотрят на тип мутации и дальше уже всё известно. Куда важнее, чтобы гинеколог или маммолог грамотно собирал анамнез. Я всегда спрашиваю у пациенток, которые приходят с условной молочницей или дисплазией шейки матки, чем болели их родственники, какой степени родства и в каком возрасте они перенесли заболевание. Когда женщина говорит: «У меня тетка умерла от рака груди в 45 лет, у бабушки был рак яичников и у мамы опухоль, но вроде доброкачественная и ее вырезали», — врач должен понимать, что пациентку нужно проверить на носительство этих мутаций. Обычно мы тестируем женщин, чьи родственницы перенесли рак яичников или молочных желез в молодом возрасте; тех, у кого уже обнаружили рак молочной железы или яичников в возрасте до 50 лет; и женщин, которые проходят множественные биопсии по поводу образований молочной железы, вроде бы доброкачественных, но до конца непонятно. Бывает так, что у женщины очень убедительная семейная история определенных онкологических заболеваний, но по каким-то причинам мутации у нее не обнаруживается. В таких случаях мы секвенируем весь ген BRCA1 и BRCA2 и смотрим, есть ли мутация в каких-то нетипичных локусах (местах), и часто ее там находим.

Рутинно проходить генетические тесты смысла нет. Более того, если у родителей выявлена мутация, мы рекомендуем им не тестировать детей раньше, чем они не достигнут 20–25 лет. Риски онкологических заболеваний начинают расти в 30–35, так что, кроме тревожности, родителям эта информация ничего не добавит. После 20 лет по результатам мы предупреждаем: ваш риск заболеть раком до 35 лет достаточно низкий и у вас есть шанс до этого времени реализовать репродуктивную функцию в той мере, в какой вы хотите. Впрочем, и вреда от таких тестов нет, разве что финансовый: тест на самые распространенные мутации обойдется в 15–17 тысяч рублей.

Каждая четвертая носительница мутации первого типа умирает от рака яичников. Такая грустная статистика

Я девять лет проработал в США и принимал участие в лечении мамы Анджелины Джоли, когда у нее случился рецидив рака яичников. Ей тогда было 54 года, а умерла она в 56 от рака молочной железы. У нее были выявлены сразу две мутации — и первого, и второго типов. У них в семье действительно почти все женщины болеют раком груди или яичников. Всем своим пациенткам, у которых обнаруживается мутация, я долго объясняю, каковы риски. К счастью, в случаях рака молочной железы у нас есть протоколы интенсивного скрининга: мы начинаем отслеживать состояние носителей мутации гораздо раньше обычного, до 25 лет, каждый полгода чередуем маммографию и МРТ молочных желез, проводит осмотры маммолог. Если соблюдать эти условия, вполне можно повременить с удалением груди.

С яичниками всё гораздо хуже: у носителей мутации первого типа вероятность заболеть раком яичников 54 % — то есть каждая вторая женщина. К сожалению, 80 % заболевших узнают об этом, когда рак уже на третьей стадии. На этом этапе выживаемость даже при самом агрессивном лечении — 35 % в лучшем случае. То есть каждая четвертая носительница мутации первого типа умирает от рака яичников. Такая грустная статистика. По этой причине, зная, что риск возрастает в возрасте от 35 лет, я всем своим пациенткам — носительницам мутаций генов BRCA1 и BRCA2 рекомендую профилактическое удаление яичников и маточных труб лапароскопическим путем.

Такая профилактическая операция существенно снижает риск возникновения рака, но не сводит его до нуля. В 7–10 % случаев при удалении яичников мы уже обнаруживаем микроскопическую опухоль. Это значит, что мы опоздали с профилактикой и рак уже начал развиваться. Есть еще подтип рака яичников под названием первичная брюшинная карцинома — это фактически тот же рак яичников, но только он начинается не на самих яичниках, а на поверхностях брюшины. Он может возникнуть даже после удаления яичников и маточных труб у носителей мутаций. С меньшей вероятностью, но исключать этого нельзя. Мы всегда предупреждаем женщин, что они могут заболеть раком яичников, даже если яичников уже нет, как бы парадоксально это ни звучало.

Пациентки реагируют на профилактические операции по-разному. Те, у кого на глазах умирали от рака родственники, сами порой приходят и просят удалить яичники и маточные трубы. Другое дело, когда женщина лет сорока заболевает раком груди и мы выявляем у нее мутацию — в таком возрасте сложнее прощаться с яичниками, особенно если у пациентки еще нет детей. Тогда мы начинаем гонку: просим женщину по возможности быстро забеременеть и родить и после этого уже удаляем яичники. Проблема 40-летних женщин в том, что быстро забеременеть они часто не могут — овариальный резерв обычно не очень хороший к этому возрасту. На помощь приходит репродуктолог, он проводит ЭКО, получает и замораживает яйцеклетки или эмбрионы и только потом мы удаляем яичники, а женщина может выносить эту беременность уже без яичников.

В физическом плане операцию по удалению яичников пациентки переносят легко. Процедура занимает 30–40 минут. Женщина приходит в клинику в день операции за пару часов до начала и на следующий день уходит домой, если нужно — берет больничный на 3–4 дня. Психологически с этим справиться сложнее. После удаления молочных желез и яичников женщины начинают воспринимать себя по-другому, это их сильно меняет психологически. Хотя всё зависит от человека. Многие пациентки после мастэктомии сразу ставят имплантаты и живут как и раньше, наслаждаясь низким риском заболеть раком груди. С яичниками опции поставить имплантаты нет. Удаляя яичники, например в 35 лет, женщина входит в менопаузу. У нее начинается климакс, и это добавляет целый ряд физических и психологических проблем. Теоретически их можно решить или облегчить с помощью заместительной гормональной терапии (ЗГТ), но тут есть свои сложности, потому что при длительном применении ЗГТ сама по себе может спровоцировать развитие рака груди. Поэтому многие женщины отказываются от гормональной терапии и принимают какую-то форму негормональных средств, которые помогают бороться с приливами-отливами, перепадами настроения и всем остальным. Что касается сексуальной жизни, пациентки с удаленными яичниками жалуются на сухость во влагалище и иногда на снижение либидо, но зависимость последнего от наличия/отсутствия яичников пока не доказана.

Ирина ЖЕгулина
врач-генетик
atlas.ru

Анджелина Джоли сдала анализ на мутацию гена, риск развития заболевания оценили с учетом ее родословной. Думаю, она делала обследования и по ряду других показателей. Скорее всего, и на мастэктомию актриса решилась не только на основании генетического теста — конечно, тут важен комплексный подход. Спустя несколько лет Джоли перенесла операцию по удалению яичников. Такой шаг вполне понятен, потому что у женщин в естественной менопаузе риск возникновения рака яичников повышается. Для нее это была оправданная профилактическая мера с учетом мутации BRCA1-гена. Но при этом любой женщине с аналогичной мутацией не стоит тут же бежать и удалять свои репродуктивные органы, так как каждый случай индивидуален, а риски складываются не только из генетических предрасположенностей, но и биохимических изменений, онкомаркеров и других показателей.

Генетический тест достаточно пройти один раз в жизни. Техника такая: сначала сдается скрининг, и если он показывает мутацию, проводится диагностический тест, который позволяет либо подтвердить, либо опровергнуть имеющееся предположение. Сейчас в России много институтов позволяют это сделать.

Результаты генетического теста самостоятельно трактовать не нужно, так как можно начитаться литературы и форумов, впасть в ипохондрию и не дойти до врача. Назначение на поиск мутации гена BRCA1 делает специалист, и интерпретировать результаты должен именно врач-генетик. Не стоит оставлять человека один на один с полученными данными. Пациенту важно всё правильно понять. Ген BRCA1 вообще очень большой, и мутаций в нем сейчас может быть больше полутора тысяч. Чтобы разобраться, какая мутация обнаружена у человека и как она повлияет на развитие заболевания, надо провести большую работу, посмотреть все научные статьи по теме — этим занимается врач-генетик.

Выявленные риски различаются. Есть мутации, которые незначительно повышают вероятность развития болезни, они встречаются чаще всего. В таких случаях нет необходимости делать операцию, нужно внимательнее следить за своим здоровьем. Если доказано, что определенная мутация повышает риск возникновения рака до 87 % (у Джоли именно так — показательный клинический случай), то нужно принимать оперативные решения.

источник

Опубликовано в журнале:
Южно-Российский медицинский журнал »» N 5-6 / 2001 Акушерство и гинекология Пиддубный М.И., Хасханова Л.Х., Духин А.О., Арсанукаев М.А.
Кафедра акушерства и гинекологии Российского университета дружбы народов; консультативно-диагностическая поликлиника N121 ЮЗАО, Москва

Цель исследования: изучение влияния овариэктомии на состояние молочных желез.

Материал исследования: 250 женщин в возрасте от 34 до 53 лет, которые были прооперированы по поводу миомы матки; Проведен ретроспективный анализ историй болезни этих женщин.

Методы исследования: полное клинико-лабораторное обследование пациенток, для уточнения состояния молочных желез — пальпация их, ультразвуковое сканирование, маммография (по показаниям), пункционная биопсия и цитологическое исследование пунктата и отделяемого из сосков при узловых образованиях или кистах молочных желез).

Результаты исследования: у 136 (90,7%) женщин после гистерэктомии без придатков (первая группа) были выявлены различные патологические изменения в молочных железах, из них в 12 (8%) случаях — рак молочной железы. Патологические изменения в молочных железах у больных с удалением яичников (вторая группа) выявлены значительно реже — 8 (8%), то есть в 11 раз реже, чем в группе без удаления яичников.

При обследовании больных первой группы после операции выявлены патологические изменения в яичниках и шейке матки. Фоновые заболевания шейки матки — 12 (8%), дисплазия 1-2 степени — 6 (4%) и рак шейки матки — 9 (6%). Рак яичника обнаружен у 3 (2%), серозные и муцинозные кистомы пограничного типа у 7 (4,7%) больных. В 5 (5%) случаях обнаружены ретенционные кисты яичников. У больных второй группы ни одного из описанных выше заболеваний не выявление.

Заключение: женщины, оперированные по поводу миомы матки без удаления яичников и шейки матки, относятся к группе риска по развитию онкологической патологии органов репродуктивной системы.

Наиболее частой гинекологической операцией в большинстве стран мира является гистерэктомия с придатками или без по поводу миомы матки. В последнее время все чаще миома матки, требующая оперативного вмешательства, выявляется у женщин более молодого возраста [5]. В связи с этим, актуальным является вопрос относительно объема операции. Остается дискуссионной необходимость сохранения или же удаления яичников у женщин позднего репродуктивного и перименопаузального возраста в связи с возможностью возникновения в оставленных придатках и в молочных железах (как органах-мишенях) разнообразных доброкачественных и злокачественных изменений. По данным разных авторов [2, 6], частота возникновения рака в оставшихся органах у оперированных женщин не превышает таковую в общей популяции в тех же возрастных группах. Авторы [5] утверждают, что оставленные придатки матки обеспечивают длительное сохранение гормональных влияний в организме и являются своеобразной гарантией более благоприятного течения переходного периода, предотвращая возникновение срывов в ближайшие и отдаленные сроки послеоперативного лечения. Поэтому считается оправданным оставлять их, независимо от возраста [1, 10]. Другие же считают, что оставлять яичники или их часть следует только до 50 лет [9].

Несмотря на достаточное количество работ о влиянии овариэктомии на органы и системы, влияние ее на молочные железы изучено недостаточно. Высокий процент сочетания патологии молочных желез и различных гинекологических заболеваний, особенно миомы матки, по данным литературы [4, 7], указывает на необходимость более тщательного изучения этого вопроса, особенно о влиянии яичников на молочные железы после операции по поводу миомы матки. Это и составило цель данного исследования.

Материалы и методы

Обследовано 250 женщин, которые ранее (1-12 лет назад) были прооперированы по поводу миомы матки; проведен ретроспективный анализ их историй болезни.

Показаниями к оперативному лечению служили: большие размеры миоматозно-измененной матки — 52 (20,8%), субмукозное расположение или центрипетальный рост миоматозного узла — 78 (31,2%), выраженные вторичные изменения в узлах — 77 (30,8%), наличие быстрого роста миомы — 43 (17,2%).

Перед операцией по поводу миомы матки всем больным проводили полное клинико-лабораторное обследование, ультразвуковое исследование органов малого таза, гистероскопию, раздельное лечебно-диагностическое выскабливание стенок полости матки.

Для уточнения состояния молочных желез перед операцией всем больным проводили пальпаторное обследование, 13 (5,2%) женщинам — ультразвуковое сканирование, 8 (3,2%) — маммографию.

Все больные были разделены на две группы. Первую составили 150 (60%) женщин, которым во время оперативного вмешательства (надвлагалищная ампутация или экстирпация матки) яичники не удаляли. Объем операции в первой группе зависел от состояния яичников: у 85 (56,7%) больных оба яичника оставили, так как они не были изменены. У остальных — 30 (20%) произведена резекция одного или обоих яичников. Односторонняя овариэктомия у 21 (14%) произведена в связи с наличием ретенционных и эндометриоидных кист, кистозного изменения яичников, а также серозной цистаденомы — 14 (9,3%). Во вторую группу вошли — 100 (40%) женщин. В этой группе — 48 (48%) при удалении матки была произведена двухсторонняя овариэктомия в связи с наличием серозных и муцинозных кистом, а также ретенционных и эндометриоидных кист — 52 (52%).

Всем женщинам произведено полное клинико-лабораторное обследование, включая ультразвуковое исследование органов малого таза (трансабдоминальное и трансвагинальное) и молочных желез. По показаниям ультразвуковое исследование органов брюшной полости, гистероскопия, лапароскопия, ирригоскопия, колоноскопия, цистоскопия, эозиногастродуоденоскопия, магнитно-резонансная томография, рентгенологические методы исследования (рентгенография черепа, органов грудной клетки, ретроградная урография). Расширенная кольпоскопия, цервикоскопия, при необходимости ножевая биопсия, а также морфологическое исследование препаратов после операции и определение онкоантигенов в сыворотке крови.

Ультразвуковое исследование молочных желез проводилось контактным методом с использованием датчика линейного сканирования частотой 7,5 Мгц на аппаратах «Domier AL-5200», «Aloka 1400».

По показаниям (при выявлении узловых форм мастопатии, кист, фиброаденом, в сомнительных случаях, при жировой инволюции ткани) проводили маммографию и пункционную биопсию молочных желез под ультразвуковым контролем. Проводилось цитологическое исследование биоптата, а также выделяемого из соска.

Больные первой группы в основной группе были в возрасте от 38 до 53 лет (средний возраст 45+/-1,3 года), а второй группы — от 34 до 52 лет (средний возраст 48+/-0,8 лет). Большинство больных из первой группы были в возрасте 41-50 лет — 93 (62,%). В то же время, почти половина больных второй группы — 44 (44%) была в возрасте 46-50 лет.

Отягощенную наследственность репродуктивной системы имели 53 (21,2%) пациентки.

В детском и пубертатном возрасте большинство 195 (78%) пациенток перенесли различные инфекционные заболевания. 35 (14%) пациенткам была выполнена тонзиллэктомия.

У большинства обследуемых имели место сопутствующие экстрагенитальные заболевания. Обменно-эндокринные заболевания выявлены у 37 (14,8%) больных, в том числе ожирение различной степени тяжести — у 21 (8,4%), сахарный диабет — у 6 (2,4%), заболевания щитовидной железы — у 10 (4%). Заболевания органов дыхательной системы (хронический бронхит, бронхиальная астма, ларингит, тонзиллит, хронический гайморит) отмечены у 11 (4,4%). Заболевания желудочно-кишечно-печеночного комплекса (хронический дуоденит, панкреатит, холецистит, колит, желчекаменная болезнь) у 65 (26%) пациенток и заболевания мочевыделительной системы (хронический пиелонефрит, цистит, мочекаменная болезнь) у 10 (4%) больных. У 39 (15,6%) пациенток установлена гипертоническая болезнь 2-3 степени, у 30 (12%) женщин — ишемическая болезнь сердца, у 36 (14,4% ) пациенток — варикозное расширение вен нижних конечностей, у 19 — (7,6%) ревматизм.

Читайте также:  Какие первые симптомы при раке молочной железы

Средний возраст наступления менархе составил 13,5+/-0,08 года, у 27 (10,8%) пациенток менархе наступило до 12 лет, у 31 (12,4%) в 15 лет и старше. У 230 (92%) женщин менструальная функция установилась сразу, у 20 (8%) через 1 год и более.

До возникновения миомы матки у 235 (94%) больных основной группы менструации были ритмичные, у 185 (74%) — умеренные, у 65 (26%) женщин — обильные менструации с менархе.

С возникновением опухоли характер менструальной функции изменился у 145 (58%) пациенток. При этом у 60 (24%) — меноррагии, у 27 (10,8%) — гиперполименорея, у 38 (15,2%) — метроррагии, у 16 (6,4%) — менометроррагия и у 4 (1,6%) — гипоменорея. Кровопотеря во время менструации была достаточно большой, о чем свидетельствует наличие вторичной постгеморрагической анемии у 98 (39,2%) пациенток.

Три беременности и более были у 102 (40,8%) пациенток, однако, они закончились родами только у 10 (4%) женщин. У 92 (36,8%) женщин было выполнено 3 искусственных аборта и более. Бесплодием страдали 66 (26,4%), из них первичным — 37 (14,8%), вторичным — 29 (11,6%).

Среди перенесенных гинекологических заболеваний в анамнезе у 79 (31,6%) пациенток были хронические воспалительные процессы матки и придатков. У 47 (18,8%) больных диагностированы: цервицит, псевдоэрозия, полип цервикального канала. Частота фоновых заболеваний шейки матки составила 89 (35,6%) случаев. У 38 (15,2%) больных ранее были зафиксированы гиперпластические процессы эндометрия.

У 125 (50%) женщин не наблюдалось каких бы то ни было изменений в сексуальном поведении; 64 (25,6%) пациентки указали на заметное снижение сексуального желания вплоть до его полного отсутствия после оперативного лечения. У 28 (11,2%) женщин наблюдались явления дискомфорта во время полового акта, в связи с чем они избегали половой акт.

У 9 (3,6%) больных выявлены в анамнезе травмы молочных желез за последние три года. 59 (23,6%) пациенток не лактировали. У 18 (7,2%) женщин были в анамнезе лактационые маститы: серозный — у 13 (5,2%), гнойный — у 5 (2%).

В первой группе у 73 (48,7%) больных перед операцией имели место различные изменения в молочных железах: диффузная фиброзно-кистозная мастопатия — у 49 (32,7%) женщин, кисты — у 14 (9,3%) пациенток и фиброаденомы — у 10 (6,7%) больных. У пациенток второй группы патологические изменения отмечены в 67 (67%) случаях, из них диффузная фиброзно-кистозная мастопатия — в 48 (48%), кисты — в 10(10%) и фиброаденомы — в 9 (9%) случаях.

У 38 (38%) больных развился посткастрационный синдром различной степени тяжести: легкой — у 19 (19%), средней — у 11 (11%), тяжелой — у 8 (8%). Посткастрационный синдром развился в различные сроки после операции. 35 (35%) больным была назначена заместительная гормональная терапия.

Через 1-12 лет после оперативного вмешательства все женщины первой и второй группы были нами обследованы. До этого больные находились под наблюдением врачей женских консультаций.

При обследовании больных первой группы после операции нами выявлены патологические изменения в яичниках — у 15 (10%) и шейки матки — у 27 (18%). Все указанные больные были повторно оперированы на органах гениталий: удаления придатков матки — 19 (7,6%), резекция большого сальника — 3 (2%), удаление яичников — 5 (2%), экстирпация культи шейки матки — 9 (3,6%).

Опущение стенок влагалища бьшо диагностировано у 7 (2,8%) пациенток, которые были повторно оперированы; им проведена передняя кольпография.

Гормональный статус больных

Для более объективной характеристики изменений гормональных параметров были проанализированы содержание белковых и стероидных гормонов в зависимости от характера и объема операции.

Определяли показатели содержания гормонов у больных с надвлагалищной ампутацией и экстирпацией матки без придатков (25 больных) до оперативного лечения и после оперативного лечения через 12 месяцев и у 20 больных с экстирпацией матки с придатками.

В группе с надвлагалищной ампутацией и экстирпацией матки без придатков у 9 (36%) пациенток до операции не зафиксировано отклонение уровня белковых и стероидных гормонов от нормы. У 7 (28%) больных выявлена функциональная гиперпролактинемия — 769+/-23,4 МЕ/л/л. У 8 (32%) пациенток зафиксирована гипоэстрогения (уровень эстрадиола был меньше 100 пмоль/л). У 2 (8%) больных уровень эстрадиола в пределах нормальных цифр — 192+/-16,5 пмоль/л, а у 6 (24%) пациенток зафиксирована гиперэстрогенемия — 365+/-24,9 пмоль/л. У 1 (4%) больной уровень прогестерона был снижен — 0,3+/-0,34 пмоль/л. Уровень тестостерона и кортизола у обследованных больных был в пределах, нормы — 16+/-0,06 нмоль/л, и 435+/-14,6 нмоль/л, соответственно.

После надвлагалищной ампутации и экстирпации матки без придатков у 8 (32%) женщин репродуктивного возраста через 12 месяцев после операции, имевших до операции нормальные показатели гормонов в сыворотке крови, гормональный статус не изменился. У 6 (24%) пациенток с гипоэстрогенией уровень эстрадиола и, следовательно, функция яичников нормализовались — 178+/-21,3 пмоль/л. У 9 (36%) в перименопаузе концентрация гонадотропных гормонов повысилась (уровень ЛГ — 56,8+/-23,1 МЕ/л, уровень ФСГ — 64,3+/-15,4 МЕ/л), а содержание эстрадиола через 1 год после операции снизилось у 6 (24%) больных, при достижении ими возраста естественной менопаузы — 41+/-24,5 пмоль/л. Уровень пролактина снизился у 6 (24%) пациенток до нормативных показателей — 267 +/-23,4 и лишь у 1 (4%) снизился незначительно — 335+/-12,6 МЕ/л/л.

У женщин после экстирпации матки с придатками (20 больных) изменения гормонального статуса, обусловленные удалением гормонально-секретирующих желез-яичников, оказались выраженными (данные через 12 месяцев после операции). Удаление яичников, естественно, приводило к снижению концентрации эстродиола (46 пмоль/л) и, как следствие, к нарушению обратной связи и постепенному увеличению концентрации гонадотропинов. Концентрация ЛГ и ФСГ возросла (89,6+/-0,13 МЕ/л, и 97,3+/-24,1 МЕ/л, соответственно). Уровень остальных гормонов у пациенток этой группы достоверно не изменился в течение 6 месяцев после экстирпации матки с придатками.

Уровень кортизола и тестостерона в обследованных группах в пределах возрастной нормы — соответственно, 324+/-12,5 нмоль/л, 1,2+/-0,21 нмоль/л.

Таким образом, на основании анализа гормонального статуса пациенток с экстирпацией и надвлагалищной ампутацией матки без придатков, можно констатировать, что операция не оказала влияние на эндокринную функцию репродуктивной системы пациенток репродуктивного возраста. Снижение содержания после операции пролактина — одного из показателей стрессового состояния — у всех женщин с его повышенным уровнем до операции свидетельствует о снятии стрессовой ситуации ожидания операции. Нормализация уровня эстрадиола в крови у большинства пациенток указывает на улучшение состояния гипофизарно-яичниковой системы вследствие удаления патологического очага.

По-другому обстоит дело с больными, у которых объем оперативного лечения был расширен и удалена не только матка, но и патологически измененные яичники с двух сторон. Удаление яичников, естественно, привело к снижению концентрации эстрадиола, и, как следствие этого, к нарушению обратной связи и постепенному увеличению концентрации гонадотропинов.

Состояние молочных желез у обследованных больных представлено в таблице 1.

Таблица 1. Состояние молочных желез у больных, оперированных по поводу миомы матки

Группа больных,
оперированных
по поводу
миомы матки
Кол-во
больных
Патологии
нет
Формы патологии молочных желез Случаи
патологии
ФКМ Фибро-
аденомы
Кисты Рак
абс % абс % абс % абс % абс % абс %
без удаления
яичников
150 14 9,3 81 54 18 12 25 16,7 12 8 136 90,7
с удалением
яичников
100 92 92 6 6 1 1 1 1 8 8
Всего 250 106 42,4 87 34,8 19 7,6 26 10,4 12 4,8 144 57,6

Обследованные 250 пациенток разделены на две группы: первая группа — 150 (60%) женщин, у которых во время операции (надвлагалищная ампутация матки или экстирпация матки) яичники не были удалены, вторая группа — 100 (40%) больных, яичники у которых по разным причинам, были удалены.

При обследовании всех женщин патологические изменения в молочных железах выявлены у 144 (57,6%) женщин. Патологические изменения были неоднородны и представлены в виде диффузной формы фиброзно-кистозной мастопатии — у 87 (34,8%), фиброаденом — у 19 (7,6%), кист — у 26(10,4%), рака — у 12 (4,8%). Распределение по формам диффузной фиброзно-кистозной мастопа-ии было следующим: с преобладанием фиброзного компонента — 39 (44,8%), с преобладанием железистого компонента — 10 (11%), с преобладанием кистозного компонента — 10(11%), со смешанной формой — 28 (3,1%).

Изучая состояние молочных желез у 150 (60%) больных первой группы (через 1-12 лет), мы выявили патологические изменения в 136 (90,7%)

случаях. Диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии обнаружена у 81-й (54%) женщины, узловые формы — у 55 (36,7%) пациенток, кисты — у 25 (16,7%), фиброаденомы — у 18 (12%), рак молочной железы — у 12 (8%). Диагноз рака молочной железы вирифицирован в специализированных учреждениях, куда больные направлялись, и где им проводилось адекватное лечение.

Из 150 женщин у 53 (35,3%) из первой группы до операции диагностировали различные изменения в молочных железах: диффузную форму фиброзно-кистозной мастопатии — у 39 (26%), у 9 (6%) — кисты и у 5 (3,3%) — фиброаденомы молочной железы.

Обследуя молочные железы у женщин второй группы (с удаленными яичниками — 100 (40%) больных), патологические изменения в молочных железах мы обнаружили лишь у 8 (8%) женщин. У 47 (47%) женщин до операции отмечалось наличие патологических изменений в молочных железах: у 41 (41%) — диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии, у 4 (4%) — кисты, у 2 (2%) — фиброаденомы в молочных железах.

До оперативного вмешательства дисгормональные патологические изменения в молочных железах у больных второй группы встречались чаще — 47%, чем у больных первой группы — 35,3%. После операции нами установлено, что патологические изменения у больных второй группы выявлены значительно реже — 8 (8%), то есть в 11 раз реже, чем в первой группе.

При обследовании больных первой группы после операции нами выявлены патологические изменения в яичниках и шейке матки. Так, фоновые заболевания шейки матки выявлены у 12 (8%), дисплазия 1-2 степени — у 6 (4%) и рак шейки матки — у 9 (6%) больных. Рак яичника обнаружен у 3 (2%), серозные и муцинозные кистомы пограничного типа — у 7 (4,7%) больных. В 5 (5%) случаях обнаружены ретенционные кисты яичников. Все указанные больные 1-й группы подверглись повторному оперативному лечению.

Время, прошедшее после операции до обнаружения патологии, составило от 3 до 8 лет. Так, кистомы возникали — через 1-4 года, рак шейки матки — через 6-8 лет, рак яичников — через 3-6 лет. Ни одного из описанных выше заболеваний нами не выявлено у больных второй группы (на фоне овариэктомии).

На состояние молочных желез выполненные операции — надвлагалищная ампутация и экстирпация матки — существенных различий не оказали.

Таким образом, патология в молочных железах развивается в 11 раз чаще, у больных первой группы, в сравнении с женщинами второй группы (на фоне овариэктомии). Онкологические заболевания различных локализаций диагностированы у 24 (16%) пациенток первой группы: рак молочной железы — у 12 (8%), рак яичника — у 3 (2%), рак шейки матки — у 9 (6%). Предраковые заболевания шейки матки — у 6 (4%), пограничные опухоли яичников — у 7 (4,7%). Ни одного из описанных выше заболеваний не выявлено у больных второй группы (на фоне овариэктомии).

По нашим данным, в случае проведения сохраняющих яичники операций, при миоме матки, частота возникновения гормонально-зависимой патологии в оставшихся органах-мишенях значительно превышает таковую в группе, в которой одновременно удаляли яичники, что также отражено в работах ряда авторов [9]. Однако эти данные не согласуются с данными других авторов [2, 5, 6], полученными в результате ретроспективного анализа повторных операций по поводу опухолевых образований придатков матки, шейки матки и молочных желез.

Как известно, андрогены (андростендион и тестостерон) оба являются С-19 стероидами, которые могут превращаться в периферических тканях в С-18 стероиды и синтезироваться в строме яичников даже в постфертильный период. В связи с этим, оставление яичников обеспечивает длительное сохранение гормональных влияний в организме оперированных больных [5].

По нашим данным, патология в молочных железах развивалась, в основном, через 7-9 лет. Ряд авторов утверждает [3], что удаление гормонпотребляющей избыточной массы миометрия снимает «феномен стимуляции потребления». Однако, другие органы-мишени — молочные железы — также испытывают непрерывное гормональное воздействие, а имеющиеся изменения в молочной железе (узловые формы, фиброаденомы, кисты), по всей видимости, являются избыточной гормонопотребляющей массой, которая продолжает в дальнейшем подвергаться еще большему воздействию оставленных во время операции яичников. Данное воздействие ведет к усугублению патологических изменений в молочных железах и при неблагоприятных условиях — к развитию рака молочной железы. Этим, по-видимому, можно объяснить значительно большую частоту патологии молочных желез, яичников и шейки матки у больных первой группы.

Указанные факты свидетельствуют о том, что укорочение продолжительности репродуктивного возраста путем овариэктомии, снижает риск возникновения рака молочной железы у обследованных женщин, что согласуется с данными других авторов [9].

Учитывая вышеизложенное, мы считаем, что у больных в возрасте 43 и более лет, при сочетании миомы матки с патологией молочных желез, особенно узловых форм, фиброаденом, кист, при операции удаления матки, по всей видимости, целесообразно ставить вопрос о тотальной или субтотальной овариэктомии.

При нормальном состоянии молочных желез, по нашему мнению, во время гистерэктомии необходимо проведение биопсии яичников с цитодиагностикой. При отсутствии патологии яичники должны быть сохранены во избежание развития «посткастрационного синдрома», учитывая, что оставленные яичники обеспечивают длительное сохранение гормональных влияний в организме больных и являются своеобразной гарантией более благоприятного течения переходного периода, предотвращая возникновение срывов в ближайшие и отдаленные сроки после оперативного лечения [5].

В случае оставления яичников показано тщательное динамическое наблюдение за состоянием молочных желез, а также проведение реабилитационных мероприятий, включая обязательную гормональную коррекцию дисгормональной дискоординаций. По нашему мнению, при проведении корригирующей гормональной терапии основного заболевания идет определенное восстановление структуры молочных желез при достаточно стабильном восстановлении функций яичников.

По нашему мнению, всем больным миомой матки, независимо от возраста, необходимо производить ультразвуковое сканирование молочных желез.

Женщины, оперированные по поводу миомы матки без удаления яичников и шейки матки, относятся к группе риска по развитию онкологической патологии органов репродуктивной системы. Полученные данные подтверждают теоретическую концепцию о синхронном полиорганном дисгормональном поражении органов репродуктивной системы, о существовании «гормонального удара» (гонадотропных и стероидных гормонов) на гормонозависимые рецепторы молочных желез, шейки и цервикального канала при удалении матки.

Список литературы:

1. Бодяжина В.И., Сметник В.П., Тумилович Л.Г. Неоперативная гинекология. -М., 1990.
2 Бохман Я.В., Ткелашвили В.Т., Вишневский А.С. и др. Миома матки в пре- и постменопаузе, как маркер онкологической патологии // Акуш. и гин.-1987. N-7. -C. 12-16.
3. Гладун Е.В., Дюг В.М., Корчмару В.И., Попович М.И. Особенности гормональных соотношений после оперативного лечения больных миомой матки // Акуш. и гин. 1988. М-5. -С.17-19.
4. Дуда И.В., Герасимова Л.Н. Сочетанные гормонально-зависимые заболевания матки и молочных желез // Клиническая медицина. 1996. N12. C3-4.
5. Кулаков В.И., Адамян Л.В., Аскольская С.И. Гистерэктомия и здоровье женщины. М.: Медицина. 1999.
6. Кулаков В.И. Оперативная гинекология. М.: Медицина 1990. С-464.
7. Пиддубный М.И. Сочетание миомы матки с дисгормональной патологией молочных желез. Дисс. канд. мед. наук. -М. 1994.
8. Сидоренко Л.Н. Мастопатия. -Л.: 1991.
9. Сидорова И.С., Пидоубный М.И., Гуриев Т.Д., Унанян А.Л. Состояние органов репродуктивной системы после удаления матки с сохранением яичников // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины. Сборник научных статей и тезисов докладов, посвященных 50-летнему юбилею республиканского гематологического центра. Ереван. -1998. С-343-356.
10. Ciatto S. Diagnosi dell neoplasi non palpabili della mammeila // Acta chir. ital. -1991. -vol. 47. -P.257-761.

источник