Меню Рубрики

Я боюсь рака молочной желез

Я беременна. 25 недель. В правой груди справо печет со вчерашнего дня. Покрачнений нет. Но покоя не дает. Мне страшно. А вдруг рак? :(((

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Онлайн. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Личный семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант — дианалитик. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Проверьте есть уплотнение или нет,если есть возможно рак.

Рак не болит. Болеть начинает, когда он уже очевиден. Мастопатия может. К врачу.

Проверьте есть уплотнение или нет,если есть возможно рак.

Автор, прекратите наводить панику, скорее всего мастопатия. Миллион вариантов, а вы сразу на самый худший думаете, вероятность стремится к нулю, сходите к маммологу, он вас успокоит)

Правильно что обеспокоились,рак такое коварное заболевание,люди думают это только с другими случается,но только не со мной,доводят до последних стадий.Обязательно идите к врачу маммологу,а то вас здесь успокоют вы и оставите без внимания.

УЗИ молочных желез и с результатом на осмотр к маммологу

Да не рак это, что вы пугаете? Но на осмотр нужно, с грудью может быть масса других проблем.

Автор, у Вас, возможно, грудь готовится потихоньку к кормлению, поэтому идёт активная гормональная перестройка, которая может вызывать и подскок пролактина, и молозиво. Но, если Вас беспокоит именно боль, то нет ничего проще: делаете узи молочных желез (для малыша это будет совершенно безопасно) и направляетесь с результатами к маммологу, которая посмотрит всё, возможно назначит какую-нибудь мазь, которую можно и при беременности наносить на грудь, на натуральной основе. Пока психовать не надо, успокойтесь, а лишнее узи никогда не повредит. Крепкого Вам здоровья!

Ничего не нащупала, но у меня грудь вся налитая..
Мне только 23:((((

Автор, у Вас, возможно, грудь готовится потихоньку к кормлению, поэтому идёт активная гормональная перестройка, которая может вызывать и подскок пролактина, и молозиво. Но, если Вас беспокоит именно боль, то нет ничего проще: делаете узи молочных желез (для малыша это будет совершенно безопасно) и направляетесь с результатами к маммологу, которая посмотрит всё, возможно назначит какую-нибудь мазь, которую можно и при беременности наносить на грудь, на натуральной основе. Пока психовать не надо, успокойтесь, а лишнее узи никогда не повредит. Крепкого Вам здоровья!

Так ты беременна, потому и налитая. А рак это, как уже выше сказали, уплотнение в груди. Если нащупала, возможно.

А я боюсь рака шейки матки

Откуда такая лютая дремучесть, что рак обязательно не болит? Бывает, что он болит даже на ранних стадиях
Автор не шутите с этим, вы не в средние века живете- идите к врачи не на УЗИ, а на МРТ

Так ты беременна, потому и налитая. А рак это, как уже выше сказали, уплотнение в груди. Если нащупала, возможно.

К врачу надо обязательно! Шутки с этим плохи, чем раньше обнаружить какую-то болячку, тем лучше. У меня недавно боль сильная появилась, при каждом пмс повторялась. Не вытерпела, пошла, обследовалась. Сказал, что ничего страшного, но надо мастопол пропить. Пока пила, хорошо переносила, и боль в груди пропала. Больше не возвращается, даже во время пмс 🙂

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

Mne 26,последние 2 года постоянно присутствуют неприятные ощущения в области левой груди ,иногда даже болит.Никак не решалась сходить к врачу и вот завтра наконец то пойду и узнаю что со мной.Ужасно страшно,даже не знаю, что со мной будет если поставят этот страшный дигноз. Как Подготовить себя психологически? :(((

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Онлайн. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Личный семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Семейный психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант — дианалитик. Специалист с сайта b17.ru

Mne 26,последние 2 года постоянно присутствуют неприятные ощущения в области левой груди ,иногда даже болит.Никак не решалась сходить к врачу и вот завтра наконец то пойду и узнаю что со мной.Ужасно страшно,даже не знаю, что со мной будет если поставят этот страшный дигноз. Как Подготовить себя психологически? :(((

рак не болит, не переживайте так. Но к врачу надо ходить 2 раза в год, чтобы не трястись. Поди, перед зеркалом каждый день крутитесь, а вот про культуру здоровья не слышали

Ниночка, не волнуйтесь. Если эти неприятные ощущения у Вас уже 2 года без ухудшения, то скорее всего у Вас не рак. Вы молодец, что решились-таки пойти к врачу. У меня тоже были неприятные ощущения в груди несколько лет назад. Разнообразные и неприятные. Я дрожала от страха, но к врачу не шла. Боялась того же диагноза. Потом забеременела вторым ребенком и все прошло. У Вас скорее всего мастопатия.
Удачи Вам и Божией помощи.

Скорее всего, мастопатия обыкновенная. У меня такие симптомы, только боли в правой груди. У маммолога наблюдаюсь регулярно, анализы сдаю периодически.
Мой совет, с походом к врачу не тяните. Я в свое время с такой болью дотянула до большой кисты, которую потом склерозировали. Несмертельно, но и приятного мало. Так что лучше предотвратить.

Иногда бывают по циклу менструальному боли в груди и даже уплотненя. Потом проходят. Я ходила сделала УЗи ,а потом прописали гель еще. А вообще если грудь беспокоит,то и по гинекологии значит есть проблемы. А вообще на ранних сроках нормально лечат.

Нина, как вам выше уже написали — при раке грудь не болит. Так что не бойтесь.
У моей мамы даже на последней стадии (когда уже оперировать было нельзя) грудь не болела.
з.ы. Вот кому действительно нужно бояться и проверяться — так это мне с такой-то наследственностью.

В раки груди не нечего страшного главное выбрать правильный метод лечение. У моей свекрови когда обнаружили данное заболевании, то мы стали искать клинику для лечение, отправили везде ее анализы и реальный выход нам предложили в сервисе Хамса israel-medik.com, они подобрали клинику в Израиле, который по результатам анализам максимально может помочь в нашей ситуации. И мы поехали туда и все прошло отлично, свекровь даже грудь сохранила

В раки груди не нечего страшного главное выбрать правильный метод лечение. У моей свекрови когда обнаружили данное заболевании, то мы стали искать клинику для лечение, отправили везде ее анализы и реальный выход нам предложили в сервисе Хамса israel-medik.com, они подобрали клинику в Израиле, который по результатам анализам максимально может помочь в нашей ситуации. И мы поехали туда и все прошло отлично, свекровь даже грудь сохранила

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

Всемирный день борьбы против рака отмечается сегодня, 4 февраля, во многих странах проходят акции и различные мероприятия по профилактике болезней среди населения. Рак молочной железы – один из наиболее часто встречающихся видов онкологии в современном мире. Данной проблемой обеспокоены многие женщины, но, как показывает практика, не все владеют достаточной информацией и следуют рекомендациям врачей. О симптомах, профилактике, ответственности за свое здоровье и страхе женщин перед болезнью в беседе с корр. ИА UssurMedia рассказал известный во всем Приморье онколог-маммолог Владимир Апанасевич.

— Владимир Иосифович, в каком возрасте следует впервые посетить маммолога?

— Во-первых, если беспокоит, то, начиная с младенчества. Проблемы могут быть с рождения: мастит новорожденных, преждевременное развитие молочной железы. С 12-13 лет созревает молочная железа, и могут появляться доброкачественные опухоли — фиброаденомы, а также кисты.

А вот где-то начиная с 25 лет, появляется риск получить рак молочной железы, если в семье были случаи злокачественных образований в молочной железе или яичниках. Вообще считается нормальным обследоваться с 35 лет. Обычно до этого возраста у женщин жалобы одни и те же: циклические боли, наличие выделений, особенно после беременности, отечность молочной железы, увеличение или нарушение размеров. А вот уже после 35 лет надо делать маммографию и регулярно осматриваться у онколога. Сейчас, кстати, говорят, о необходимости передачи этих полномочий гинекологам, но, как показывает практика, онкологи все-таки смотрят лучше.

— То есть после 25 лет нужно раз в год проходить обследование?

— Есть стандарты: до 30 лет можно жить спокойно, если ничего не беспокоит и нет плохой наследственности. А вот с 30 лет проверяйтесь.

— Есть ли какие-то способы профилактики заболеваний молочной железы?

— Давайте тогда сначала разберем, что вызывает эти заболевания. Начнем с самого главного: во сколько лет у женщины проходят первые роды? В 21 или 22 — идеальный вариант, но сейчас замуж выходят поздно и рожают, соответственно, очень поздно. Американки в этом плане — впереди планеты всей. Они выходят замуж в 30 лет, а про первого ребенка задумываются к 32-33 годам. И кормить грудью у них не принято, если честно. Дело в том, что, если женщина перешагнула 30-летний рубеж, а родов не было, тогда на 30% увеличивается вероятность развития рака молочной железы.

Второе — ожирение. Наличие жировой клетчатки — это ароматизация собственных андрогенов и превращение их в эстрогены. Последние — это гормоны, которые вызывают рак. Каждые 4 лишних кг — это ещё один работающий яичник, а, значит, увеличение числа вырабатываемых гормонов.

Третье – это употребление спиртных напитков. Четвертая угроза кроется в оральных контрацептивах, особенно, у нерожавших, и в заместительной гормонотерапия. Затем, пожалуй, отнесем сюда и факторы неблагоприятной среды, радиацию. Люди, работающие с рентген-аппаратами, действительно болеют чаще. К ним также относятся и сотрудники аэропортов, стюардессы.

Как ни странно, влияет и наличие высшего образования. Ночная работа, сверхурочные, — все это способствует развитию болезней. Связано это с увеличением гормона пролактина, который сразу на 40% повышает риск вероятности возникновения болезни.

Ну и, конечно, не забываем о генетике. Если в семье были заболевания, особенно у родственников первой линии, обязательно нужно обследоваться на наличие мутаций генов BRCA1 и BRCA2. У нас в России чаще встречается BRCA1, а у в западной Европе — BRCA2. Мы четко знаем, если выявлена мутация, значит, у женщины будет рак молочной железы с вероятностью до 85% в возрасте до 45 лет. Анджелина Джоли сделала больше чем генетики все вместе взятые для профилактики рака молочной железы.

— Чем отличаются BRCA1 от BRCA2?

— Отличаются они точками мутаций. Мутации сложились примерно полторы тысячи лет назад в разных популяциях. Потомки представителей этих популяций являются носителями этих генов. Впоследствии пошло распространение этих мутаций по всей популяции человечества. В западной Европе распространен BRCA2. Там превалирует рак яичников, хотя онкология молочной железы тоже встречается, но реже. У нас в стране наоборот — рак молочной железы распространен больше: в соотношении, примерно, 70% на 30%.

— Доступен ли этот анализ жителям Приморья?

— Сегодня на платной основе делает «Асклепий», «Инвитро», «Юнилаб», ГАУЗ «ККЦ СВМП».

— При каких симптомах женщинам стоит пройти обследование?

— Вообще есть три симптома: выделение, боль, наличие образований. Женщина раз в месяц должна сама себя обследовать. Левой рукой правую молочную железу, а правой рукой — левую. Встала перед зеркалом, проверила все ли симметрично, нет ли западений, нет ли отклонения соска. Обследоваться нужно во 2-10 день от начала менструального цикла. Главное: не должно быть никаких узловых образований. Если обнаружили что-то, не надо дожидаться следующего цикла — бегом к врачу. Там вам уже УЗИ назначат, маммографию и так далее.

О наличии выделений. В принципе 300 лет назад молочная железа у женщин не просыхала. Девушек выдавали в 12-14 лет замуж, в 16 — первый ребенок, и каждые три последующих года по ребенку. Сейчас мы считаем это патологией, хотя и не всегда. Рано или поздно, если есть выделения, они исчезают, но тут важна цитология. Не должно быть кровянистых выделений, потому что это обязательный повод для беспокойства. Ну и локальная боль, не связанная с циклом.

Для тех женщин, у кого импланты, а их сейчас много, риск возникновения рака молочной железы снижается примерно на 8%. Дело в том, что нахождение большого инородного тела замещает железистую ткань, иными словами, поле, на котором может развиться рак. У таких женщин маммография не работает, требуется МРТ. У нас в Приморье есть хорошая конкуренция среди трех центров, которые зарекомендовали себя как эксперты в области МРТ: «Хокуто», «Эксперт», «Лидер».

— Если рак развивается на железистом слое, влияет ли размер груди на возникновение заболевания?

— Нет. Дело в том, что молочная железа это уникальная железа, уникальный орган, который в процессе эволюции мы получили последним. Внешне грудь может выглядеть одинаково в 20-30-40 лет. Но внутри с возрастом железистый слой сменяется жировой тканью. Это естественно. Организм уменьшает объём этого поля для снижения риска болезни. Но если этот процесс выбивается из нормы, возникает повышенная плотность молочной железы, это для нас звоночек, что здесь может быть рак.

Не все, к сожалению, на это обращают внимание. Незаконченное кормление или прием гормональных препаратов, проведение гормонозаместительной терапии ведут к увеличению уровня плотности железистого слоя, и, значит, растет риск развития рака молочной железы. Как только женщина прекращает принимать эти препараты, все нормализуется в течение пяти лет.

Читайте также:  Рожавшие после рака молочной железы

— Какой процент случаев победы над раком молочной железы?

— Если обнаружение заболевания проходит на первой стадии 95-98%, на второй — 80%, третья стадия — до 50% (речь идет о пятилетней выживаемости), а дальше мы уже, как правило, не может отследить.

— Если сравнить с раком яичников, это высокие показатели?

— Да, в области борьбы с раком яичников все намного хуже. Но рак молочной железы по частоте заболеваний стоит на первом месте. За прошлый год, боюсь соврать, более 800 женщин заболели раком молочной железы в Приморье. В этом году цифры будут, скорее всего, выше. Почему? Потому что факторы, которые приводят к этому, не ликвидированы. Мы не можем сегодня так изменить жизнь женщин, чтобы проблемы, о которых я говорил выше, не влияли на них. Мы можем только провести вторичную профилактику: своевременное выявление. Вот вы знаете, в Приморском крае в прошлом году вместе с диспансером мы провели несколько конференций, заставили наших врачей, специалистов УЗИ и рентгенологов описывать по специальной системе все обследования.

И вот за один год увеличилась численность выявления первой и второй стадии на этапе диагностики на 10%. Это очень много, примерно, 80 женщин. Ну и естественно, женщины стали сами понимать, что их здоровье находится в их руках. Многие женщины приходят на профилактический осмотр и выявляют болезнь на ранних сроках. Это нормально, это положительная тенденция.

— Как жительницы Уссурийска могут попасть к Вам на прием?

— Мы проводим консультации уже лет 12. Сейчас прием ведем один раз в месяц в медицинском центре «Альтернатива» по субботам. Предварительно нужно записываться у администратора центра.

Не надо бояться рака молочной железы. На сегодняшний день, если он на ранних стадиях диагностирован, то мы можем сохранить не только здоровье, не только жизнь, но и внешний вид. Мы можем сделать экономную резекцию, реконструкцию сразу после операции или отсроченную реконструкцию. Это все возможно. Можно сделать так, что и внешний вид не изменится.

Знаете, Коко Шанель в свое время сказала: «Лицо женщины — это ее свидетельство о рождении, шея — это ее паспорт, а грудь — это ее загранпаспорт».

источник

Я стою в коридоре крохотной лаборатории, заполняю многостраничное согласие на обследование и пытаюсь понять: боюсь я рака груди или нет.

Примерно полгода назад мне дали сертификат, по которому можно бесплатно сдать анализ на наследственную предрасположенность к болезни. Исследование недешевое — 8 тысяч рублей, за свои деньги я его, конечно, делать не стала бы (не то чтобы из жадности, просто не задумывалась о его необходимости), но раз дают — надо брать. Вернее, отдавать — самую важную биологическую жидкость.

Сдаешь кровь из вены и ждешь 10 дней результатов — ничего необычного процедура из себя не представляет. От стандартного анализа крови этот отличается только тем, что надо подписать согласие и заполнить анкету о болезнях, которые есть у тебя и у твоих родных, вредных привычках, беременностях, абортах и т.д.

Магия остается за кадром. Из крови выделяют ДНК, в которой зашита вся информация обо мне, в том числе — о том, чем я могу заболеть. Цепочку ДНК «разворачивают», находят в ней нужный отрезок — ген. Его-то и расшифровывают: последовательности составляющих ДНК нуклеотидов трансформируют в последовательности букв, сравнивают их с образцом и смотрят, есть ли ошибки — мутации. Если ошибку найдут в одном из знаменитых генов — BRCA1 или BRCA2 — значит, наследственный риск рака груди есть.

Мои представления о раке сотканы из новостей о суицидах онкобольных, Анджелине Джоли и вдохновляющих примерах победы над болезнью. Еще я знаю, что рак — это очень больно, но если вовремя его найти, можно вылечиться и жить дальше.

Среди моих ближайших родственников никаких онкологических заболеваний не было, и лицом к лицу с онкологическими пациентами я не сталкивалась.

По статистике, в России каждый год диагноз «рак груди» получают 54 000 женщин, в мире — 1 250 000; это онкологическое заболевание номер один среди женщин и третья причина смерти — после болезней кровообращения и несчастных случаев. Абстрактные примеры и сухая статистика — вот все, что мне известно о болезни.

Итак, я сдала анализ и стала ждать результатов. За 10 дней я вспомнила о них едва ли несколько раз. Это странно, потому что обычно я предполагаю худший вариант развития событий, особенно когда речь о каких-нибудь исследованиях. В этот раз представить самое страшное как-то не получилось, и мне стало жутко интересно, почему.

Отсутствие больных среди мамы и двух бабушек позволяло предположить, что риск наследственного заболевания, мягко говоря, очень мал. С другой стороны, рак мог быть у других родственниц, о чем мне неизвестно. К тому же, мне всего 27, а в зоне риска обычно женщины после 40. Да, болеют и молодые женщины, но, если бы я была среди них, — я бы знала (по крайней мере, я так думаю).

Мне известно, например, что такое старческая деменция — по сути, тоже результат злокачественного процесса, который идет себе незаметно, а потом — раз — и ты уже не человек, а оболочка. Выпадаешь из реальности, прошлое мешается с настоящим, нет ни вчера, ни завтра — только бесконечное и унылое подобие «сегодня». Тебе может быть больно или грустно, но помочь никто не в силах, даже если очень постарается. Я видела это не раз, вблизи и со стороны, и могу сказать: вот этого я на самом деле боюсь.

С раком все по-другому. Я не знаю, что происходит с такими пациентами, у меня в голове нет маркера, по которому я должна определить, что это страшно.

Для чистоты эксперимента я попыталась продумать, что я смогу сделать, если результат окажется положительным, но это тоже не удалось: лечить — рано, удалить грудь, как Джоли— нельзя (в России пока нет законодательства для таких операций), а из чего состоит профилактика, — я даже и не знаю.

источник

На сегодня рак молочной железы является самым распространенным онкологическим заболеванием среди женщин и первой по значимости причиной смерти женщин в возрасте от 20 до 59 лет (по данным ВОЗ). О важности систематических обследований и своевременной диагностике — в сегодняшнем интервью.

— К сожалению, мысль пойти и проверить грудь у женщины появляется лишь тогда, когда она сама у себя что-то нащупала или заметила деформацию кожи. Но дело в том, что когда женщина сама у себя что-то обнаружила, это, как правило, уже не первая стадия, а иногда, к сожалению, последняя или предпоследняя стадия рака молочной железы.
Очень многие женщины на вопрос «Почему вы систематически не обследуете грудь?» отвечают «Я боюсь». По сути, женщина сама себе признается в том, что она не идет на обследование, потому что боится, что врачи что-то найдут. И это парадоксально.

Часто пациентки ссылаются на то, что при осмотре гинеколог щупал грудь и ничего не обнаружил. Но мы с вами живем не в каменном веке. Женщинам важно знать, что небольшие образования могут не прощупываться даже опытным врачом и тем более не болеть.

Есть даже фраза у онкологов — «Плохое не болит». Если на обследование приходит женщина и говорит, что у нее периодически болит грудь перед месячными, то, как правило, я могу спокойно выдохнуть, потому что при таких жалобах чаще мы находим у нее мастопатию, а то и вообще боли могут быть не связаны непосредственно с грудью и быть следствием проблем с позвоночником. А вот те изменения, которых стоит бояться, до последнего не дают о себе знать.
Поэтому так важно не ждать, пока что-то заболит, а взять за правило периодически проверяться — это позволит выявить болезнь на ранних стадиях.

Рак молочной железы на ранних стадиях сегодня не должен вызывать у женщин ужас — медицина сейчас на таком уровне, что онкологию можно вылечить и на долгое время об этом забыть. Однако, повторюсь, женщины в основном приходят на обследование уже тогда, когда сами увидели или нащупали изменения, — а это далеко не ранние стадии.

— То, что при посещении гинеколога женщине пальпацией проверяют состояние груди и ничего не вызывает подозрений, может быть гарантом того, что все в порядке?

— К сожалению, нет. Если у женщины объемная грудь, то выявить уплотнения на ощупь будет крайне сложно. Также есть образования, которые не такие плотные, и они могут не вызвать у гинеколога подозрений при пальпации.

— Размер груди играет какую-то роль? Женщины с пышной или, вероятно, наоборот, маленькой грудью больше расположены к развитию заболеваний молочных желез?

— Раньше бытовало мнение, что в маленькой груди ничего плохого развиться не может. Но, как показывает практика, это не так. Есть женщины с маленькой грудью, но с серьезными онкологическими заболеваниями.

Вообще, что касается размера груди, то, честно говоря, я не видела ни одной здоровой женщины, которая была бы худенькой и высокой, но при этом у нее была своя большая грудь. Если все же такая женщина приходит на прием, то у врачей закрадывается подозрение, что у пациентки есть отклонения от нормы по типу мастопатии. Если же женщина крупной комплекции или она уже в возрасте, то за счет жировой ткани грудь может быть больше. Однако стоит сказать, что небольшая грудь — это более здоровая грудь.

  • Наследственность

Часто люди считают, что если у кого-то из родственников была онкология определенного органа, то у них может быть предрасположенность именно к онкологии этого органа. Это так. Но риск развития онкологии в других органах тоже повышен.

  • Гормональные изменения
  • Высококалорийное питание, приводящее к избыточной массе тела
  • Экология
  • Вредные привычки
  • Малоподвижный образ жизни
  • Стресс

Женщины теперь как никогда ведут неспокойный образ жизни и, находясь в состоянии перманентного стресса, подвергают свое здоровье большему риску.

  • Неправильно подобранное белье

Женщины с маленькой грудью любят пользоваться бельем с «косточками», которое при постоянном ношении приводит к микротравматизации, хоть этого и не заметно. Поэтому таким бельем лучше не увлекаться, оставить его для особых случаев, а для постоянного ношения стоит выбирать комфортное, мягкое поддерживающее белье.

  • Операции на молочной железе, в частности — вживление имплантов.

Также нужно понимать, что когда у женщины происходят естественные биологические процессы (беременность, роды, кормление), риск развития злокачественных образований в груди уменьшается.

— Женщина должна регулярно ходить к гинекологу. В осмотр гинеколога обязательно входит пальпация молочных желез, т.е. это уже какой-то контроль раз в полгода. И с такой же периодичностью (раз в полгода) нужно ходить на УЗИ. И ни в коем случае нельзя забывать о самообследовании. Каждый месяц после того, как закончилась менструация, нужно пальчиками ощупать грудь, проверяя ее на наличие уплотнений. В интернете сейчас достаточно материала, подробно описывающего, как это правильно делать.

Женщинам старшей возрастной категории гинеколог может порекомендовать маммографию — это рентгеновский метод диагностики. Однако у женщины в 60 лет может быть маленькая грудь, которую просто технически невозможно будет обследовать между пластинами маммографа. Поэтому маммография и УЗИ друг друга дополняют. Но если женщина молодая, ей достаточно УЗИ — оно позволяет посмотреть все ткани насквозь и выявить изменения, если таковые есть.

— Был период, когда женщинам после 40 лет рекомендовали делать только маммографию, считая ее более информативным методом диагностики. И действительно лет 15-20 назад маммография давала больше информации, чем УЗИ.

Сейчас, даже если специалисты с помощью маммографа что-то находят, они достоверно не могут сказать, что это, и отправляют женщину на УЗИ для уточнения. Поэтому на сегодня определяющим методом все же является УЗИ.

В моей практике даже были случаи, когда маммография ничего не выявляла только потому, что образования находились по краю молочной железы. На УЗИ же просматриваются и окружающие ткани, поэтому есть возможность диагностировать то, что может пропустить маммография.

Также стоит отметить, что сейчас есть и более новые методы диагностики — УЗИ с эластографией, например. Благодаря ему можно без пункции ультразвуком «пощупать» уплотнение, если оно есть. Это позволяет определить эластичность или жесткость образования (доказано, что злокачественные образования более жесткие, а доброкачественные более эластичные). Врачи, которые используют эластографию, при обнаружении какого-то образования в груди могут сориентировать человека: необходимо срочно делать пункцию или достаточно будет просто какое-то время понаблюдать за нежестким уплотнением. К слову, эластография часто используется для исследования узловых образований и щитовидной железы.

— А как часто можно делать УЗИ и маммографию?

— Маммографию желательно делать не чаще, чем раз в два года. Какие бы низкодозные рентгеновские аппараты ни были, все равно это облучение.

Что касается УЗИ, то на сегодня нет ограничений, сколько раз в год его можно делать. Если у женщины все в порядке, то достаточно одного обследования в полгода.

В заключение хотелось бы сказать, что мы, женщины, на маникюр в месяц часто отдаем больше, чем стоит разовое обследование груди. Красота для женщины, безусловно, важна, но давайте не будем делать ее приоритетнее собственного здоровья и жизни.

источник

Согласно международной статистике, это самое частое онкологическое заболевание у женщин. При этом в интернете много противоречивой информации, врачи тоже говорят разное. И есть масса заблуждений на тему того, какие исследования и в каком возрасте нужно проходить.

У мужчин рак молочной железы тоже может быть, но он встречается гораздо реже, поэтому никаких специальных рекомендаций или программ скрининга не существует — нужно обратиться к врачу, если вы заметили шишку или уплотнение, которое, как правило, безболезненно, ямочку, втянутый сосок, какие-то изменения кожи (например, кожа на груди или соске сморщилась, покраснела или шелушится), выделения из соска. При этом наличие таких симптомов вовсе не означает, что дело непременно в раке. Например, уплотнения или шишки в груди могут быть признаком доброкачественной опухоли. Но в любом случае это повод обратиться к врачу и разобраться, в чем дело.

Обратиться к специалисту. Высокий риск означает, что вероятность заболеть раком молочной железы составляет более 20%. Рассчитать это значение самостоятельно сложно. Чтобы правильно оценить риски, онколог может назначить тесты и составить индивидуальный план наблюдения, если это необходимо. Перед тем как обсудить с врачом свой возможный риск, важно узнать о факторах, которые его увеличивают.

Главный фактор — возраст. Чем старше человек, тем выше риск развития онкологического заболевания. Кроме этого, учитывается семейная история: был ли рак молочной железы у близких родственниц (мамы или сестры) и сколько им было лет на момент постановки диагноза. Еще один серьезный фактор — лучевая терапия, которая проводилась в области грудной клетки до 30 лет. Другие факторы: отсутствие беременностей и длительного кормления грудью, раннее начало менструации (до 12 лет), употребление алкоголя (три американские «порции» в неделю, то есть 42 грамма спирта, или больше) и курение повышают риск развития РМЖ. Этнические факторы тоже влияют: например, среди евреев-ашкенази риск развития рака молочной железы довольно высокий.

Не на все риски можно повлиять. Мы никак не поменяем историю семьи, возраст или наши гены. К тому же многое зависит от степени риска. Женщинам с высоким риском предлагают профилактическое удаление молочных желез или назначают специальные лекарства, например тамоксифен. У таких препаратов есть побочные действия, так что перед приемом это нужно обсудить с врачом. В целом, чтобы снизить риск, женщинам рекомендуют по возможности планировать беременность до 30 лет и кормить грудью не менее 6 месяцев, не злоупотреблять алкоголем, отказаться от курения, держать вес в норме, особенно после наступления менопаузы, и вести активный образ жизни. Последний пункт подразумевает, что каждую неделю нужно выполнять упражнения средней интенсивности (например, танцы, уборка, активные игры с детьми, прогулки с домашними животными) на протяжении 150 минут или упражнения высокой интенсивности (бег, быстрое плавание, аэробика, спортивные командные игры) на протяжении 75 минут.

Читайте также:  Риск развития рака молочной железы анализы

Если у ваших близких родственниц был рак молочной железы или вы перенесли лучевую терапию на область груди, то не затягивайте с походом к врачу, сколько бы вам ни было лет. В остальных случаях, если вам нет 40 лет, во время следующего планового визита к терапевту, маммологу, врачу общей практики или семейному доктору можно обсудить свои риски и попросить расписать, на что и когда вам нужно проверяться. В 40 лет пора обсудить с маммологом, стоит ли вам начинать делать маммографию сейчас или можно отложить до 50 лет. Хотя точных рекомендаций про возраст пока нет.

Это не так. УЗИ используют в качестве дополнительного метода исследования, если на маммограмме врачи обнаружили какое-либо отклонение, которое нужно проверить. В качестве скрининга УЗИ не назначают: на снимках часто находят доброкачественные изменения, которые не угрожают здоровью женщины. У ежегодной маммографии тоже есть свои минусы. Она часто приводит к лишней диагностике и вмешательствам. Чтобы соблюсти баланс между эффективностью и потенциальным вредом, женщинам рекомендуется проходить маммографию раз в год или два — в зависимости от группы риска.

В первую очередь нужно помнить о настораживающих признаках: припухлости, боли, впалости соска, выделениях из него, появлении ямочек, похожих на апельсиновую корку, раздражении или изменениях цвета кожи. Если вы заметили у себя какие-либо изменения, обязательно обратитесь к врачу и разберитесь, что не так. Рак молочной железы — одно из немногих онкологических заболеваний, которое успешно лечится, особенно на ранних стадиях.

Полезен ли ежегодный осмотр без наличия симптомов — неизвестно. Пока нет доказательств, что это приносит пользу. Существует вероятность, что аномалия, которую обнаружил специалист, доброкачественная и не требует лечения, но пациентка проходит лишнюю биопсию и переживает. При этом исследования не показали, что клинический осмотр и маммография вместе дают лучший результат, чем только маммография. Возможно, при посещении врача стоит обсудить целесообразность и регулярность осмотра.

Доказано, что пользы от самостоятельных обследований дома — нет. В течение менструального цикла форма молочной железы может меняться, как и во время беременности, наступления менопаузы или приема гормональных препаратов, поэтому самообследования только провоцируют лишнее беспокойство и при этом никак не заменяют маммографию и другие методы исследования.

Это нужно обсудить с врачом. Обычно женщинам с высоким риском рекомендуют начинать проходить скрининг раньше остальных. Кроме маммографии к обследованиям могут добавить магнитно-резонансную томографию.

Это зависит от вида и степени распространенности рака молочной железы. Для постановки диагноза учитывают молекулярно-биологические характеристики опухоли, а в некоторых случаях проводят дополнительные генетические исследования.

На ранних стадиях, когда опухоль мала и не успела распространиться на другие органы, бывает достаточно органосохраняющей операции. Если ситуация позволяет, можно даже сделать разрез под мышкой и удалить опухоль через него, чтобы сохранить целостность кожи и форму груди. Но у органосохраняющей операции есть ограничения: например, беременность, опухоль с несколькими очагами, расположенными в разных участках груди, небольшой размер молочной железы и вовлечение кожи в опухолевый процесс считаются противопоказаниями к проведению такой операции.

До хирургического вмешательства врач может назначить химиотерапию или гормональную терапию, чтобы уменьшить размер опухоли и провести органосохраняющую операцию. Лучевую терапию, как правило, проводят после подобных операций, чтобы снизить риск местного рецидива.

Многие думают, что чем больше тканей удаляют во время операции, тем лучше. Но это заблуждение. Полное удаление молочных желез снижает только риск местного рецидива, но не увеличивает продолжительность жизни. Удаление всей молочной железы с лимфатическими узлами (модифицированная радикальная мастэктомия) снижает качество жизни пациентки и может привести к онемению, боли, отеку и (или) повышенной чувствительности в руке. Хотя мастэктомия связана с определенными рисками, ее могут назначить, если есть какие-либо противопоказания к органосохраняющей операции.

Кроме того, в дополнение к хирургическим методам лечения рака груди (в частности, четвертой стадии) применяют химиотерапию, гормональную, лучевую и таргетную терапию. Препараты помогают замедлить рост опухоли, улучшить самочувствие и продлевают пациентке жизнь.

источник

Ежегодно, по данным ВОЗ, от рака груди во всем мире умирает около полумиллиона женщин. Чтобы обнаружить заболевание на ранней стадии, женщинам после 40 лет рекомендуют ежегодно делать маммографию. Елизавета Ангелевич рассказала «Афише Daily», как победила рак.

У моей мамы был рак молочной железы четыре года назад. Она сама обнаружила у себя опухоль — уплотнение в груди. Пошла к маммологу в Москве, и когда опасения подтвердились, сразу поехала в Германию. Я тогда жила в Англии, и она ничего не сказала мне о болезни, чтобы я не волновалась. Просто сообщила, что переезжает. Для нашей семьи в этом нет ничего особенного: мама жила в разных странах, много путешествовала по работе и для удовольствия. Но потом мама переписала на меня все наше имущество. Вот тут я запереживала. «Мама, что случилось?» — «Я заболела и плохо себя чувствую, мне тяжело сейчас следить за вещами, банковскими делами и работой, поэтому я на тебя все переписываю — сама разбирайся».

Поскольку эта болезнь у всех протекает по-разному, то понятие стадий врачи не применяют. Но можно сориентироваться: есть начальная стадия, когда опухоль до одного сантиметра, потом, когда больше, но еще без лимфоузлов. Потом вторая А — когда один лимфоузел задействован, вторая Б — это два или три лифмоузла. На третьей поражены все лимфоузлы вокруг. На четвертой появляются метастазы. У моей мамы было предметастазное состояние. У нее вся грудь была поражена.

Химиотерапия на нее так хорошо подействовала, что опухоль рассосалась. После первой операции ей удалили только маленький кусочек, где была опухоль. Молочную железу не трогали. Но потом на всякий случай решили сделать вторую операцию, и, чтобы рак не вернулся, удалили грудь и поставили импланты. Мне кажется, что они сейчас такого хорошего качества, что и сам человек разницы не чувствует.

Моя мама выздоровела. До болезни она контролировала все: не дай бог выпить лишний бокал вина, не дай бог проспать тренировку в 7 утра. Она никогда себе не позволяла отступать от режима, съесть лишнего. Сейчас она совсем другая — намного раслабленнее и веселее, ей хочется везде ездить и все смотреть.

Мама начала гонять меня на регулярные обследования, и раз в полгода я делала УЗИ. Тогда мне это не нравилось, но теперь я думаю, что обследование надо проходить каждому человеку.

В прошлом году на одном из осмотров у меня нашли опухоль. Маленькую, где-то один сантиметр. Сделали биопсию — это когда шприцем протыкают грудь и берут пункцию из опухоли. В заключении, которое написала лаборатория, опухолевые клетки были, но при этом непонятно, какого типа. Мама подумала, что российская лаборатория ошиблась. Мы поехали в Германию. Сделали маммографию. Врач сказал, что в моем возрасте (тогда мне было 25 лет) невозможно, чтобы у меня был рак, а вот доброкачественные опухоли — норма. Мы расслабились и забыли об этом на два месяца.

В это время я планировала путешествие по миру — год копила деньги, нашла волонтерскую организацию, где должна была преподавать английский. За пять дней до вылета, когда я уже собрала чемодан, мама попросила приехать еще раз в Германию на обследование — для ее спокойствия. Опухоль уже разрослась, рак пошел в лимфоузлы. Врач сказал, что все выглядит очень плохо, — нужно лечиться.

Когда говорят, что у вас рак, то первое чувство: внутри все опускается, мир рухнул. Но потом ничего. Я в этот же вечер сходила на свидание, чтобы отвлечься. Прекрасно провела время. Потом, когда у меня уже выпали волосы, я сказала этому мальчику: «Прости, я не могу с тобой видеться, потому что у меня уже выпали волосы. Давай увидимся, когда отрастут». И мы с ним переписываемся раз в месяц, он спрашивает, в силе ли наше свидание.

Лечащий врач рассказал мне про наш план. Во всем мире есть только одна химия, которая применяется ко всем больным раком груди. Сперва раз в три недели так называемая EC — это тяжелая химия, ее нужно пройти четыре раза. Потом раз в неделю на протяжении трех месяцев — таксол. Это уже полегче. Потом делают операцию, закрепляют эффект радиацией. Но все зависит от результатов. Если химия не работает, то курс прерывается и тебе делают операцию, могут удалить грудь.

Первое, что мне нужно было сделать до начала терапии, — заморозить яйцеклетки, потому что после лечения был риск остаться бесплодной. Две недели я делала себе гормональные уколы в живот. Это не больно, но странно и страшно. Мои яйцеклетки — по ощущениям — росли: у меня живот раздулся, было неудобно ходить. Потом 15-минутная операция — и готово. После нее за один день я сдала все возможные анализы. Мне вводили контрастную жидкость и сканировали все тело, чтобы увидеть все раковые клетки и есть ли метастазы. Опухоль пометили металлическими скобами, чтобы затем следить, как она уменьшается, и чтобы, если она от химии рассосется, знать, какую часть ткани удалять на операции.

Химия — это капельница, но ее вводят не в вену на руке, а через порт — пластиковую коробку в районе ключицы — в вену, которая идет к сердцу. Во время каждой процедуры кожу протыкают специальной иглой, в которую уже вставляют капельницу. Поэтому следующим этапом мне установили порт. Это тоже операция, под местным наркозом. Тебя отгораживают ширмочкой, чтобы ты не смотрел и не боялся, но разговаривать с врачом можно. Он тебе рассказывает: «Вот я тебя разрезаю, вот ищу вену к сердцу. О, нашел! Вставляю трубку». А тебе правда очень хочется говорить, потому что под наркозом кажется, что все классно, проблем не существует, — великолепно просто.

На следующий день ты уже приходишь на первую химию. Таким образом от диагноза до лечения проходит около трех недель, но в клинике стараются сделать все максимально быстро. У нас даже было так, что для выставления счета мне не хватало одной бумажки, но это не повлияло на начало лечения: принесите, когда хотите, заплатите, когда можете. Немцы вообще не требуют бумаг и доказательств — всегда идут навстречу. К примеру, я получала вид на жительство. Объяснила сотруднику, что мне нужно лечение. Он воспринял это по-товарищески: «Ой, ты бедная, давай я сбегаю соберу все бумаги, поскольку ты не говоришь по-немецки я сам тебе все оформлю, я за тебя позвоню во все учреждения и все сделаю». И так было во всем.

Германию мы выбрали еще и потому, что, как ни странно, с израильским паспортом здесь дешевле, чем в Израиле. Все лечение стоило в пределах 5 тысяч евро, я себе на поездку и то больше отложила. Деньги у нас были. Уложиться можно было бы тысяч в 20 евро — достаточно машину продать.

За сутки до химии нельзя есть. Считается, что так меньше будет тошнить. Хотя теоретически единственное, чего нельзя во время лечения, — грейпфрутовый сок (я не знаю почему), все остальное — по самочувствию. Хочешь кури, хочешь пей — все что хочешь. Просто ничего особенно и не хочется.

Зона, куда все приходят на химиотерапию, похожа на спа: большие кресла, свечи и аромолампы. Пациентки собираются примерно в одно и то же время, все в хорошем настроении, потому что каждая химия — это минус один пункт в плане лечения, это ближе к выздоровлению.

Девчонки, в основном, правда, всем по 50–60 лет, обсуждают, у кого какие симптомы и кто как себя чувствует. Если сидеть не хочется, то можно гулять с капельницей по всей больнице. Да, немножко подташнивает и голова мутная, но ничего сверхъестественного или ужасного.

Чтобы у меня не выпадали волосы, я решила во время химиотерапии делать «охлаждающую шапку». Это новая технология, ей всего два года. Шапка большая и подсоединена ко всяким датчикам, так что с ней уже не погуляешь. Ее надеваешь за полчаса до химии и снимаешь через два часа после ее окончания, то есть где-то семь часов ты сидишь в ней. Это самое ужасное. В ней адски холодно, прям так холодно, что это хуже любой боли, вообще чего-либо: нельзя побегать или попрыгать, чтобы согреться. Ты сидишь и замерзаешь. Я сделала две процедуры, и у меня все равно выпали волосы. Моей подруге шапка, правда, помогла, но и она больше шести раз не выдержала.

Через два часа после EC, когда уже пришел домой, тебе становится нереально плохо. Ужасная тошнота, но тебя не рвет, сильно болят голова и мышцы, обезболивание не действует. Заснуть не можешь. Но через несколько дней все проходит.

Через неделю начинается как бы менопауза. Организм считает, что он умирает, и отбрасывает все ненужные функции — репродуктивную в первую очередь. Случаются приливы: когда тебе сперва нереально жарко, потом нереально холодно. Это достает.

После EC начался курс таксола. Его капают раз в неделю. Я пришла в клинику, приготовившись, что вот сейчас, как обычно, после процедуры мне станет плохо. Но не стало. Тошноты никакой, напротив, хочется есть и спать. После первого таксола я проспала сутки, но потом привыкла и спала как нормальный человек.

Меня все время тянуло на хлеб и сладкое. Голод жуткий, но есть можно сразу на химии — и все так и делают. В итоге за EC я потеряла 10 кг, а на таксоле их набрала.

Моя мама считает, что человек обязан радоваться всему и делать то, что нужно делать. Мы с мамой друзья, но при этом мне не нужна ее поддержка. Мне вообще не нужна поддержка — я и сама нормально справляюсь. Я всегда рада видеть своих друзей, очень их люблю — ко мне почти каждые выходные кто-то приезжал. Но мне не нужно, чтобы кто-то рядом со мной сидел, смотрел в глаза и за руку держал. Мне нужно, чтобы меня развлекли, ну в бар сводили, например.

Когда лечишься, ты не думаешь постоянно: «О боже! У меня рак!» Нет, ты живешь своей обычной жизнью, просто время от времени приходишь на процедуры. Это входит в привычку.

Лечиться я начала в октябре, а с ноября пошла на курсы немецкого — так что четыре часа в день я учу язык. Дневник тоже веду на немецком, чтобы практиковаться.

Я много занимаюсь спортом, и химиотерапия никак на тренировки не повлияла. Сейчас я увлекаюсь кроссфитом. Тренеры все знают, что я делаю химию, но если бы я не сказала — никто бы и не заметил. С мышцами ничего не происходит, можешь быстрее уставать, если целый день по городу гуляешь, но ты не немощный, тебе не хочется лежать целый день. Просто мне обычно хотелось спать не в 11, а в 9 вечера.

До химии я не думала, что волосы — это важно. Подумаешь, заново отрастут. Когда они выпали, я даже обрадовалась — хоть в охлаждающей шапке мучиться не буду, с прической возиться не надо: надел шапку или платок — и хорошо. Но через какое-то время стало тяжело.

Например, когда мужчины перестали смотреть на меня как на женщину. Я привыкла, например, что прихожу в кафе, а там официант молодой. Я ему говорю: «А принесите мне это». А он мне: «Да, я принесу вам это побыстрее и еще дам конфетку к кофе». Я не специально, я так общаюсь. А теперь заигрываешь, а обратной реакции никакой. Обидно.

Читайте также:  Прием чистотела при раке молочной железы

Я все время ходила в шапке и чувствовала, что люди смотрят и думают: «Почему ты в шапке?» Парик я купила только месяц назад, потрясающая вещь. Раньше о нем не подумала только потому, что мама сказала, что он жаркий и не удобный.

Тяжелее, чем волосы, отсутствие бровей и ресниц. Брови я все время крашу. Без них или если вообще смыть макияж, я становлюсь похожа на… как-будто у меня рак.

За время лечения я путешествовала только два раза. На рождество ездила к другу в Ганновер. Это далось с трудом, для путешествий ты все-таки очень уставший. На Новый год я хотела поехать в Мюнхен. Но мне сказали, чтобы я дома сидела, потому что уровень лейкоцитов — иммунных клеток — был очень низким и высок риск подхватить любую болезнь. Я позвонила другу: «Вот как мне плохо. Я одна на Новый год, все поедут в Мюнхен, а я нет». Он приехал на следующий день, но первое, что сказал: «Я так болен, пойду в аптеку, куплю ингалятор». Естественно, я заразилась.

Болеть раком очень странно. Вообще-то, ты знаешь, как ты болеешь, ты болел сто раз за свою жизнь — ты знаешь, что насморк проходит за пару дней. А тут проходит неделя, а насморк как в первый день.

Еще меняются вкус еды и запахи. Некоторые продукты перестаешь любить. Мне кажется, мозг просто какие-то странные фокусы вытворяет: на химии попила как-то фруктовый чай, после этого не переношу клубнику. То же было с имбирем или мамиными любимыми духами, которыми я тоже раньше душилась.

Операцию мне делала та же врач, что и маме. За день до нее я сдала все анализы, меня снова просвечивали после введения контрастной жидкости и еще вставили проволоку в лимфоузел, чтобы во время операции найти путь к опухоли. Проволока торчала из-под мышки — это было неудобно.

Когда меня вывезли на каталке в коридор, каждая медсестра из тех, что сидят на химиотерапии (их всего 10–15 человек), подошла, обняла и пожелала удачи. В больнице в Германии вообще все постоянно обнимаются.

После операции ко мне пришла вся спортивная группа, с которой я занималась, чтобы поддержать. А аптекарь, у которого я покупала обезболивающее, вместе с заказом прислал цветы. Одноклассники из Москвы записали видео с песнями и танцами.

После операции я должна приходить на УЗИ раз в месяц. Сейчас у меня курс радиации — ее делают каждый день по пять минут на протяжении шести недель. Она закрепляет эффект химии. У радиации нет никаких побочных эффектов, но сильно устаешь.

После того как все закончится, мне нужно будет в течение пяти-десяти лет пить противораковое лекарство, чтобы рак не вернулся. Я буду участвовать в эксперименте по тестированию нового препарата, и есть 50%-ная вероятность, что мне будут давать плацебо.

Я снова здорова и теперь чувствую себя бессмертной. Хочу преподавать английский и работать в детском саду.

источник

Если раньше диагноз «рак молочной железы» звучал как приговор, то сегодня он является болезнью, которая успешно лечится. Возможности современной медицины позволяют полностью излечить его в подавляющем большинстве случаев. О том, что изменилось в диагностике и лечении рака молочной железы за последние годы, корреспонденту «МИР 24» рассказали специалисты ведущих российских клиник.

Сегодня ученым намного больше известно о раке молочной железы, чем, скажем, десять лет назад. Этого «зверя» современной медицине уже намного легче удается «укротить», главное – настрой самого пациента, своевременная правильная диагностика и лечение. Женщинам важно понять, что не стоит панически бояться этого заболевания. Но также не стоит оставлять этот вопрос без внимания.

Важно выяснить, относитесь ли вы к высокой группе риска по развитию рака молочной железы или нет. Для этого поговорите с семьей, узнайте были ли в вашей семье повторяющиеся из поколение в поколение случаи рака груди или яичников, или такие же случаи ранних (до 50 лет) раков. Имея эту информацию, обратитесь к гинекологу или онкологу-маммологу за консультацией и попросите помочь определить вашу группу риска. Врач скорее всего, задаст вам уточняющие вопросы про ваше здоровье и образ жизни, и сможет сказать, есть ли именно у вас высокая вероятность развития рака груди.

Если – да, вам необходимо найти специалиста онколога-маммолога, которому вы будете доверять, и составить вместе с ним индивидуальную программу обследований. В этом случае профилактические обследования могут быть показаны с довольно раннего возраста 25-30 лет. Всем остальным женщинам не нужны профилактические обследования до 40-50 лет. Если вас ничего не беспокоит, ведение здорового образа жизни – это то, что мы все можем сделать для себя профилактически. При любых изменениях по сравнению с вашей нормой – не откладывая обращайтесь к врачу. С 50 лет один раз в два года нужно делать профилактическую маммографию, даже если вас ничего не беспокоит.

По мнению Екатерины Башта, директора благотворительной программы «Женское здоровье», способность организма бороться с онкологическим заболеванием тесно связана с качеством жизни и способностью психики адаптироваться к болезни. «Мы убеждены, – говорит она, – что когда поставлен диагноз «рак», важна не только своевременная медицинская помощь, но и психологическое, эмоциональное состояние человека и его близкого окружения. Именно поэтому мы объединяем экспертов в сфере лечения онкологических заболеваний женской репродуктивной системы, развиваем поддерживающее сообщество для пациентов и их родственников, помогаем им получить актуальную информацию и оказываем им эмоциональную и психологическую поддержку».

Для того, чтобы разобраться, какие нововведения сегодня есть у медицины в методах лечения рака, мы разделили вопрос на несколько составляющих: диагностика, хирургия, лекарственная и лучевая терапия, а также протезирование и реабилитация. А также узнали у специалистов по соответствующим областям, какие новые технологии они используют в своей работе.

Главным методом современной диагностики остается маммография. Она позволяет увидеть опухоль на той стадии, когда она еще мала, не прощупывается и не вызывает симптомов. Если потребуются уточнения диагноза, то в некоторых случаях делают магнитно-резонансную маммографию (МРТ), а также компьютерную томографию (КТ), ПЭТ (позитронно-эмиссионную томографию, когда пациентке внутривенно вводится радиоактивное контрастное вещество, благодаря чему можно увидеть места скопления раковых клеток). В последнее время появились ультразвуковые сканеры, которые дают возможность обрабатывать данные КТ и МРТ и совмещать их в реальном времени с данными УЗИ.

Открытием для ученых стали новые подтипы рака. Их выявляют при помощи молекулярно-генетических методов. При этом, становится возможным выявить рецепторы, в отношении которых данная опухоль чувствительна, и провести таргетную терапию (о ней подробнее речь пойдет ниже). Еще одно из достижений последнего времени – открытие роли генов в развитии рака. Ученые поняли, что мутация генов BRСA-1 и 2 многократно увеличивает риск заболеть раком молочной железы и раком яичников.

«Если у ваших близких родственниц был рак молочной железы до 50 лет, то в семье может присутствовать мутация BRCA, и ваш риск заболеть раком возрастает, — говорит онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии» Михаил Ласков. – Если у вас подобная семейная история, нужно посоветоваться с онкологом и он, возможно, предложит сделать исследование на наличие мутации. Если мутацию найдут, опять же, это не означает, что обязательно будет рак, но лишь то, что риски выше. В этом случае нужно, опять же, посоветовавшись со своим онкологом, выбрать стратегию дальнейших действий».

Для того, чтобы понять, есть у вас эта генетическая предрасположенность, можно сделать исследования – они проводятся в Москве и других городах, и стоят примерно 5-15 тысяч рублей.

Используют и лабораторные методы исследования. «Мы привыкли называть раком молочной железы любую опухоль, которая возникла в молочной железе, – говорит онколог, химиотерапевт, заместитель руководителя «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии» Александр Аболмасов. – При гистологическом исследовании, то есть оценке опухоли под микроскопом, опухоли выглядят более или менее одинаково. Однако, если использовать дополнительный метод, который называется «иммуногистохимия» (когда опухоль «красят» специальными веществами и анализируют, прокрасилось или нет), мы получаем как минимум 4 разных болезни, которые ведут себя по-разному и требуют разного лечения».

Когда рак был не так хорошо изучен, хирурги, чтобы минимизировать риски рецидива, отсекали нездоровые ткани по-максимуму. Применявшаяся традиционная операция – радикальная мастэктомия – калечила женщину, так как помимо молочной железы хирургу приходилось удалять пациентке и большую, и малую грудные мышцы, а также регионарные лимфоузлы. Сегодня же в приоритете – органосберегающие методики. Кроме мастэктомии, сегодня распространена лампэктомия – операция, когда удается только опухоль, а сама железа сохраняется.

«Известно, что одно из самых существенных долговременных побочных эффектов после такой операции это отеки руки (лимфодема или лимфостаз), которые возникают из-за профилактического удаления всех лимфоузлов. Для того чтобы не удалять все подмышечные лимфоузлы, профилактически применяется методика сторожевого лимфоузла», – добавляет Михаил Ласков.

Сторожевой узел – это лимфоузел, ближайший к начальному очагу опухоли. Практически всегда первый метастаз опухоли возникает именно в нем. Если в ходе биопсии сигнальных лимфоузлов не будут обнаружены злокачественные клетки, то врачи считают, что с высокой вероятностью их не будет и в других узлах, и принимают решение не удалять пациенту все регионарные лимфоузлы.

Именно в этом виде терапии за последние два десятилетия произошел настоящий прорыв. Об этом говорят почти все эксперты. Руководитель центра химиотерапии, заведующий отделением химиотерапии Клинической больницы МЕДСИ в Боткинском проезде, врач-химиотерапевт, онколог Евгений Ледин рассказывает о главных революционных достижениях современной медицины: открытии сигнальных путей и таргетной терапии: «Ученые и врачи отошли от глобального механизма воздействия на клетку и выяснили, а почему опухолевая клетка растет? Что дает ей сигналы к делению? Так они нашли так называемые «сигнальные пути», то есть механизмы передачи сигнала к делению с поверхности опухолевой клетки к ее ядру. И появилась теория: если найти специфические сигнальные пути и заблокировать их, то опухолевая клетка перестанет делиться или погибнет. Побочных эффектов мало, а эффективность высокая».

«Еще 15-20 лет назад лечение переносилось крайне тяжело, после него люди чувствовали себя очень плохо, вплоть до отказа от продолжения лечения, например, из-за неконтролируемой тошноты и рвоты. Это сформировало стереотипное отношение к лекарственной противоопухолевой терапии, которое сохраняется и по сей день, но не соответствующее действительности. Сегодня сопроводительная терапия вышла на совершенно иной уровень. Появились крайне эффективные и безопасные противорвотные средства, да и многие противоопухолевые препараты воздействуют уже не на организм в целом, не отличая опухолевые клетки от здоровых, а более прицельно, таргетно. Таргетные препараты воздействуют на мишени, которыми могут быть либо отдельные рецепторы на опухолевой клетке или белки, которые участвуют в передаче сигнала к ее делению».

Достижений медицинской науки в данном направлении немало, и развитие происходит семимильными шагами. «Мы порой не успеваем отслеживать по всем направлениям новые разработки, все происходит лавинообразно, – говорит доктор Ледин. — Мы даже пришли к разделению докторов по специализации – кто-то в нашем коллективе более глубоко понимает рак легкого и активно отслеживает по данной патологии новую информацию, кто-то рак молочной железы, и так далее».

«Есть еще эндокринная терапия, или гормональная терапия, которая тоже является таргетной, – рассказывает Евгений Ледин. — Например, есть мишень в виде рецептора эстрогена на поверхности опухолевой клетки, и она блокируется, клетка замирает и перестает делиться. При раке молочной железы ее можно остановить на годы. Гормональная терапия применяется уже с 70-х годов, когда была открыта молекула тамоксифен, которая до сих пор является «золотым стандартом» в лечении рака молочной железы. Были открыты и другие препараты: какие-то более доступны, какие-то – менее».

Онколог Михаил Ласков добавляет один важный момент по поводу терапии лекарствами: «Очень важно, что сейчас у женщины, столкнувшейся с диагнозом «рак молочной железы», есть возможность сохранить способность иметь детей после завершения лечения. Для этого нужно заранее заготовить материал (яйцеклетки, эмбрионы, ткань яичников) и заморозить. Также применяют специальные лекарства, которые на время приостанавливают работу яичников и те меньше подвергаются действию химиотерапии».

Все последние разработки в лучевой терапии направлены на то, чтобы минимизировать травматизацию окружающих тканей, и подвести поток энергии только к опухолевому очагу. Современные аппараты позволяют лучше прицелиться и избежать повреждения других тканей. Чаще всего при лечении рака молочной железы используется внешнее облучение, похожее на обычный рентген, но занимающее чуть больше времени (сеанс длится от 10 до 20 минут).

«Иногда лучевую терапию проводят прямо во время операции по удалению опухоли, – говорит Михаил Ласков. – Это называется интраоперационная лучевая терапия. Она позволяет облучить опухоль на ранней стадии за 1 сеанс и повышает эффективность лечения, снижая риск рецидивов».

Иммуноонкология – это принципиально другой подход к борьбе с опухолью. Если химиотерапия, таргетная терапия и гормонотерапия воздействуют непосредственно на опухоль, то иммунотерапия позволяет нормально работающему иммунитету распознавать опухолевые клетки, которые прежде не распознавались иммунокомпетентными клетками.

Евгений Ледин объясняет механизм так: «Иммунокомпетентные клетки пациента просто не видят «поломанные» опухолевые клетки, что позволяет тем свободно развиваться. Опухолевая клетка иммунитетом не воспринимается, он ее «не видит» и она продолжает спокойно жить и делиться. Но когда с помощью иммунотерапии с нее снимают «плащ-невидимку», иммунитет ее распознает как чужеродную и сам удаляет ее из организма».

Тем не менее, данный вид терапии включен в стандарты лечения многих онкологических заболеваний. Но в отношении лечения рака молочной железы он используется очень мало. «Применять иммунотерапию можно, но только при некоторых, достаточно узких, местах: при метастатическом раке (при радикально пролеченном раннем раке не применяется), и только если в опухолевой ДНК есть особое состояние, которое называется «микросателлитная нестабильность», – добавляет онколог Александр Аболмасов.

Немаловажной частью лечения пациенток с РМЖ является реабилитация, которая должна проводиться на всех этапах терапии рака. Реабилитолог Александра Степанова рассказала нам, что сегодня реабилитация онкологических пациентов включает в себя ЛФК, массаж и физиотерапию. «Большинство считает, что массаж, физиотерапия и онкология – это вещи не совместимые, – говорит Александра. – Однако уже давным-давно в крупных международных и отечественных исследованиях было доказано, что определенные виды массажа и физиотерапии не только можно, но и крайне нужно проводить онкологическим больным. Правда, реабилитацию обязательно должен назначать опытный врач, который, прежде всего, является онкологом».

Проведение полноценной реабилитации позволяет избежать, а, при необходимости, и лечить большинство осложнений, например, уже упоминавшийся выше отек руки. «При этом, – уточняет Александра Степанова, – очень важно начинать реабилитацию как можно раньше, если она после операции – то с первых суток после операции».

Как мы видим, медики постепенно находят все более эффективные способы лечения опухолей, и это, конечно радует. Но в то же время, все врачи советуют женщинам не доводить свой организм до болезни, вести здоровый образ жизни и регулярно проходить профилактические обследования. Здоровья вам!

Благодарим за помощь в подготовке материла Благотворительную программу «Женское здоровье».

Петр Владимирович Криворотько, д.м.н., заведующий отделением опухолей молочной железы, ведущий научный сотрудник ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России.

Михаил Савельевич Ласков, онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии».

Александр Евгеньевич Аболмасов, онколог, химиотерапевт, заместитель руководителя «Клиники амбулаторной онкологии и гематологии».

Александра Михайловна Степанова, зав. отд. реабилитации НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

Евгений Витальевич Ледин, руководитель центра химиотерапии, заведующий отделением химиотерапии Клинической больницы МЕДСИ в Боткинском проезде, врач-химиотерапевт, онколог.

источник