Меню Рубрики

Я стесняюсь своего тела рак съел грудь

Руководитель проекта «Я соромлюсь свого тіла» (СТБ) Дарья Майборода в эксклюзивном интервью журналисту Ivona рассказала о том, как они выбирали героев шоу и врачей, а также с какими трудностями столкнулись во время съемок.

Когда стартовал первый сезон проекта «Я соромлюсь свого тіла», он имел огромный успех и неоднозначную реакцию среди зрителей. Были вопросы о том, что вы слишком много показываете в кадре. Изменился ли подход ко второму сезону в связи с этим?

– Нет, никак не изменился. Когда мы брались за этот проект, то сознательно шли на риск, что нас не поймут все и сразу. Потому что у нас не принято оголяться, рассказывать о своих болезнях и рассматривать медицинские проблемы, тем более, на всю страну. Но, во-первых, таково условие британского формата, который приобрел канал. Мы, конечно, могли все адаптировать, сделать мягче, но когда начали снимать, то поняли, что нет смысла говорить о гинекологической, например, проблеме, не показывая ее. Нужно показать эту проблему крупным планом, чтобы другая женщина, сидя у экрана, запомнила, и, не дай бог, заметив подобное у себя, сразу обратилась к врачу. Мы абсолютно честны со зрителем, перед каждой программой мы предупреждаем о специфическом содержании, висит плашка. Так что во втором сезоне все будет также откровенно.

Честно вам скажу, каждый раз сижу перед экраном и считаю откровенные кадры, чтобы ни один лишний в эфире не промелькнул. Ведь это не есть самоцель.

Чем второй сезон будет отличаться от первого?

– У нас теперь не четыре врача. Осталось трое – один мужчина и две женщины. А принципиальных отличий не будет. Проект новый, он пока не приелся зрителю. Нам есть, о чем говорить в том формате, в котором мы работали в первом сезоне.

Как вы подбирали специалистов для передачи? Были случаи, когда врачи, узнав о передаче, сами вам писали?

– Мы очень долго выбирали экспертов. Когда подбили итоги, оказалось, что мы просмотрели 150 человек. Самое интересное, что за 2 дня до выезда в тур по городам Украины у нас не было ни одного ведущего. Было страшно… К счастью, у нас появилась Катя Безвершенко. Она нам безумно нравилась, но у нее не было никакого телевизионного опыта. Она уехала в командировку на 14 дней и успешно приняла там около 70 пациентов. Позже появились другие ведущие. Людмилу нам порекомендовал как хорошего специалиста-гинеколога один сотрудник нашего канала – она вела беременность его жены. Когда мы ее увидели первый раз, она нам показалась очень строгой и академичной. Но как только начала говорить, мы поняли, что это она, наш человек. А за Валерой мы поехали в Одессу. Нам нужен был врач, который помимо того, что хороший специалист, еще немного шоумен и ведущий. Наши ребята просто пришли в больницу и сказали: «Здравствуйте, мы хотим здесь найти ведущего».

Параллельно шли кастинги в Киеве, нам присылали анкеты. Мне также активно писали в соцсетях разные специалисты, что хотят стать ведущими. Были врачи с хорошей внешностью, очень телевизионные, но мы не искали просто красивую картинку, мы искали небезразличных людей. Ведь и Кате, и Люде, и Валере – им правда не все равно. Они выходят с приема наших пациентов и по-настоящему о них переживают… именно поэтому, мне кажется, и проект получился. Важно, чтобы ты приходил не только к доктору, но и немного к психологу.

Работа психолога в проекте «Я соромлюсь свого тіла» очень важна. Наверное, он работает не только с героями, но и со всей съемочной командой?

– У нас очень специфические психологи, медицинские, которые работают непосредственно с пациентами и поддерживают их в процессе, чтобы они не бросили лечение. А еще есть у нас очень крутой медицинский продюсер, которая, мне кажется, знает все обо всем. Она также поддерживает и нас. Мы часто приходим к ней со своей паранойей, ведь когда насмотришься на пациентов, кажется, что у тебя тоже все болит. Это профессиональная деформация, как говорит нам Ира.

Работа психолога очень важна, потому что мы-то полечили, но человек, который привык быть больным и несчастным, он таким и останется. С самого первого дня участия в проекте, а иногда и с кастингов, к каждому человеку прикреплен психолог, который доводит его до финальной съемки, а зачастую продолжает общаться и после эфира.

Кто принимает решение по поводу героев? Кого брать в проект?

– Это сложный вопрос. Это совместное решение и принимает его директор творческого объединения, которому мы показываем героев с точки зрения истории (это же телевизионный проект) и врач. Потому что, какая бы не была трогательная история, если человеку невозможно помочь, то мы не будем за это браться.

И сколько таких «безнадежных» пациентов у нас в Украине?

– Много… Одно дело, когда они обращаются с неизлечимой болезнью, и мы беремся, чтобы хоть немного облегчить ситуацию. Другое – когда обращаются с запущенной болезнью, которую можно было вылечить 10 лет назад, а сейчас уже поздно. Для меня это самое страшное.

У нас во втором сезоне будет сложная героиня с похожей ситуацией. Она пришла с раком, как она думала, третьей стадии. Она его не лечила, только какие-то травки прикладывала. А оказалось, что стадия четвертая… Ей, можно сказать, повезло, потому что не все так плохо, как могло бы быть. Ей можно продлить жизнь, но это скорее исключение, медицинское чудо. Это мое самое страшное воспоминание… Она с виду нормальная женщина, ей 50 лет, она раздевается, а у нее отгнила грудь. И она сидит и вообще не понимает, что это страшно, что она умирает, она улыбается… Я не могла на это смотреть без слез… Только после того, как мы обследовали ее, поняли, что как-то можно помочь и объяснили ей всю суть ее болезни и перспективы дальнейшей жизни, только тогда она поняла, насколько все серьезно.

Психологи говорят, что очень часто у раковых больных такое бывает. Если ты принимаешь такой диагноз, то тебе нужно что-то делать и бороться, либо смириться, что ты умираешь. А когда ты не принимаешь проблему, можно ничего не делать и жить, как будто ничего не случилось. Но это только защитная реакция.

Какая основная цель проекта «Я соромлюсь свого тіла»?

– Важны не рейтинги и телевизионный продукт, а посыл для людей, чтобы они не опускали руки и обращались к врачу с проблемой. Например, есть женщина, которой 31 год, она замужем, но она ни разу не была у гинеколога. У нас мужчины думают, что если у них проблемы с простатой, то нужно обращаться к гинекологу. Но не ходят вообще ни к каким врачам. А мы хотим донести, что хорошие врачи есть. И к ним можно идти. И они помогут. Наши врачи, кстати, все работают в самых обычных районных поликлиниках.

Как проходит жизнь ваших героев после лечения?

– Мы очень рады тому, как сложилась жизнь Виктории Ольховой, 19-летней девочки, которая в детстве вылила на себя 5 литров кипятка. Так получилось, что мы знакомы еще с кастингов, у ее мамы есть мой номер. Так вот она мне звонила и постоянно рассказывала, как проходит лечение: то лучше, что-то хуже. В итоге, она позвонила и рассказала радостную новость – Вика вышла замуж и она беременна.

А о Тане Лапченко (женщина с лимфостазом (огромными ногами)), вообще переживает весь проект… Уже прошла операция, и мы ждем, когда все заживет, что она придет к нам на финальную студию, как сама мечтала, в туфлях.

Операцию мы, конечно, скоро покажем. Невероятно, что от такой проблемы человека можно избавить так быстро. Вообще в клинике, где лечится Таня (Хинтерцартен, Германия) очень интересная и необычная схема лечения. Чтобы Татьяну выписали, ей нужно будет сдать экзамен – по самостоятельному выполнению специальных массажей, чтобы избежать рецидива. Это нормальный европейский подход.

Как вы искали клинику?

– Сначала через посредников в Германии, а потом сами поехали туда, познакомились и договорились.

Почему именно в Германии, у нас этого не делают?

– Вот это меня и удивляет. У них нет супертехнологий, у них нет супераппаратов. Когда наши ребята приехали, то спросили «а где оборудование?». Но нет никакого оборудования, просто тебе делают правильный массаж. Только там специалисты этому учатся семь лет. А у нас никто не хочет. 2 часа в день ее массируют и у нее все уходит.

Надо сказать, что нам отказывали. Оказывается, что есть подобная клиника в Новосибирске (Россия), но нам отказали. Просто так сложилось, что наши поиски совпали с событиями в Украине и нам сказали «нет» только потому, что они Россия, а мы Украина. А Израиль не взялся, сказали «очень тяжело».

Будут во втором сезоне герои, у которых проблемы с зачатием ребенка? В наше время это очень распространенная проблема.

– Мы когда-то думали о том, чтобы взять в проект пару с проблемой бесплодия, но это оказалось не так просто. Нужно ведь зачастую лечить и мужчину, и женщину. На это нужны долгие месяцы работы и не факт, что им удастся потом забеременеть, ведь мы не боги, мы можем только подготовить пару к этому событию. Это очень щепетильная тема, и мы до сих пор боимся за нее браться.

Читайте также:  Признаки последней стадии рака груди

Кто чаще обращался за помощью к врачам на кастингах, женщины или мужчины?

– Женщины, конечно же. Но очень многие обращаются с тем, что у них грудь после родов обвисла, появились растяжки и все такое. Таких женщин тысячи, поэтому я не завидую своим коллегам, которые сидели на «горячей линии» и объясняли каждой, что это нормально, что вы стали мамой, такое с человеческим телом происходит. Но я не вижу смысла в том, чтобы в проекте медицинском обсуждать вопросы косметологии. Мы не говорим об эстетике, мы говорим о здоровье. Если в итоге это еще и выглядит лучше, чем было до этого, то это круто. Потому что мне кажется, что здоровый человек априори будет выглядеть красиво, а вот красивый человек не всегда может быть здоровым. Поэтому мы никогда не идем на риск ради красоты, если это навредит здоровью.

Например, у нас была в первом сезоне женщина, которая очень хотела пышную грудь, которая у нее когда-то была. Она до прихода на проект поставила импланты, операция была неудачной, один имплант выпал. Мы ей удалили второй имплант, могли сделать грудь из ее собственных тканей, но третьего размера. А она не хотела не третьего, а пятого. Но у нее сахарный диабет, а с таким диагнозом нельзя в тело ничего вставлять, потому что возможно отторжение, имплант может опять выпасть. В итоге, мы ей не сделали так, как она хотела, ради ее же здоровья. Потому что это было бы на нашей совести, ведь мы несем ответственность за работу наших хирургов.

Были люди, которые в последний момент отказывались от съемок?

– Да, это моя душевная травма. Был у нас один такой герой, который пришел во Львове. Человеку 36 лет, а он девственник, по совершенно глупой причине. У него мелкая проблема, которая решается за одну операцию, плюс неделя стационара, и он здоров. Так вот он пришел в темных очках, назвался другим именем, потом попросил остановить съемку, а потом и вовсе пропал. Мы ему звонили, он приезжал к нам в Киев, мы его уговаривали… На что он ответил: «Хорошо, я понял, в чем моя проблема, я сделаю это сам в клинике». Но это не решит его проблему. Проект хорош тем, что здесь есть психолог, который научит тебя жить с твоим новым, здоровым телом. Потому что, когда ты больше 30 лет живешь, осознавая, что ты неполноценный, то это быстро не проходит, это долгая работа… Мне очень жаль, что он отказался, но мы не можем заставить человека быть здоровым и, тем более, быть счастливым. Это его выбор.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

источник

Уже пятый год подряд команда телепроекта помогает украинцам реализовывать мечты о здоровой и счастливой жизни.

Сегодня, 1 февраля, на телеканале «СТБ» стартует новый сезон популярного медшоу «Я соромлюсь свого тіла». В этом году команда сделала акцент на уникальных болезнях и уникальных пациентах, которым можно помочь даже в Украине. Новый сезон проекта докажет, что не обязательно ехать за границу, чтобы получить качественную медицинскую помощь.

«Я соромлюсь свого тіла»

В премьерном выпуске «Я соромлюсь свого тіла» зрители увидят, как изменился Руслан Дорожок, который пришел в медшоу с диагнозом несовершенный остеогенез. В начале проекта он ходил на корточках и мог лишь мечтать о том, чтобы ездить на велосипеде и сдать на права.

Не оставит равнодушным и история 19-летнего Александра. Когда-то он упал с дерева и получил серьезную травму позвоночника. Вот уже два года он передвигается с помощью инвалидной коляски. Все врачи, к которым обращалась семья парня, только разводили руками и уверяли, то надежды нет. Но Саша очень хотел ходить, поэтому и пришел на проект….

«Я соромлюсь свого тіла»: эксперты за работой

Также в сегодняшнем выпуске шоу «Я соромлюсь свого тіла» зрители увидят продолжение истории о Ярославе Осипенко, которая взбудоражила общественность еще два года назад. Девушка — бывшая наркоманка, которую подсадили на «дурь» в 13-летнем (!) возрасте. К 21-му дню рождения она попробовала практически все психотропные вещества.

Родители Ярославы были наркоманами и приучили к этому свою дочь. Только благодаря огромно силе воли она смогла справиться с зависимостью и уже проходила реабилитацию, когда попала на проект. Зачем он был ей нужен? Длительное употребление наркотиков сказалось на здоровье девушки. Как итог — полное отсутствие зубов и сгнившая челюсть.

«Я соромлюсь свого тіла» Ярослава Осипенко с мужем

После полного обследования врачи сделали заключение – для новой челюсти нужно создать титановый протез и провести сверхсложную операцию по его установке. Дарья Майборода, руководитель медицинского проекта «Я соромлюсь свого тіла», отметила:

«Кто бы мог подумать 5 лет назад, когда мы начинали проект, что первая операция по установке импланта челюсти будет произведена нашей пациентке в Украине благодаря нашему проекту. В мире таких операций было 8 и одна из них – в Украине. Никто до нас такого не делал. И вряд ли бы врачи решились, и такое произошло, если бы не проект».

«Я соромлюсь свого тіла»: эксперты

Кроме того, после проекта Ярослава Осипенко вышла замуж! И теперь у нее есть огромная поддержка – муж Валентин, который находится рядом с ней на каждом этапе лечения. Сейчас Яся ждет окончания всех процедур. Телезрители узнают, из-за чего девушка отложила операцию, как себя чувствует на данный момент и что еще ей предстоит пройти.

Смотри промо нового сезона проекта «Я соромлюсь свого тіла»:

источник

На сегодняшний день вышло уже 4 сезона реалити-шоу о здоровье «Я стесняюсь своего тела», постоянными ведущими которого являются Екатерина Безвершенко, Людмила Шупенюк и Валерий Ославский. Каждый из них уже успел обзавестись огромной армией поклонников, но больше всего зрителям пришлась по душе именно Екатерина, которая покорила их сердца своим умом, красотой и мощной харизмой.

Родилась Екатерина в семье медиков в 1979 году. Все детство она слушала разговоры родителей о спасении жизней и сама мечтала пойти по их стопам. Ей хотелось помогать людям, лечить их и спасать, чувствуя себя нужной обществу. Поэтому и поступила она в 1995 году в Киевский национальный медицинский университет, который окончила с отличием. После этого Екатерина Безвершенко прошла сложную медицинскую практику, где набралась опыта и поступила на работу сначала в Институт клинической медицины, а затем в Киевский кожно-венерический диспансер № 3. Сейчас же она вот уже который год работает в больнице «Клиника Нова», принимая каждый день не по одному десятку пациентов. Каждый из них старается заблаговременно записаться к Екатерине, чтобы точно попасть к настоящему профессионалу в своей сфере и получить неоценимую помощь или хотя бы консультацию по дальнейшему лечению.

По словам Екатерины, она стала ведущей вдохновляющего шоу «Я стесняюсь своего тела», прежде всего, для того, чтобы повысить уровень доверия украинцев к отечественной медицине. Ведь большинство из них твердо уверены, что качественную помощью можно получить только за рубежом, хотя это совсем не так. В Украине успешно работает множество настоящих профессионалов и врачей с золотыми руками. Именно это и пытается показать в телепередаче «Я стесняюсь своего тела» Екатерина Безвершенко, когда вместе с коллегами старается помочь больным даже с самыми тяжелыми заболеваниями. И, что приятно, медикам почти всегда удается добиться желаемого, и с каждым успешным случаем все больше украинцев проникаются доверием к отечественным врачам. Второй же причиной, заставившей Екатерину стать ведущей, она называет свое стремление к общему оздоровлению нации, ведь на передаче, помимо лечения запущенных случаев заболеваний, также рассказывается о способах их профилактики. А предотвратить развитие болезни всегда легче, чем вылечить ее.

Естественно, съемки в таком жестком реалити-шоу не могут всегда проходить гладко. На передачу приходят люди с серьезными проблемами, тяжелыми жизненными ситуациями, которые рассказывают о своем горе и делятся переживаниями. В этой ситуации особенно важно сохранять доброжелательность и постараться не выдать своих эмоций, что иногда бывает совсем непросто. И только благодаря настоящему профессионализму Екатерине Безвершенко удается держать себя в руках и не заплакать, услышав об очередной человеческой трагедии.

Тем более, что случаи в телепередаче бывают действительно серьезные. По словам самой Катерины, ее очень тронула история пациентки с онкологией, которая всеми силами боролась с раком, запомнилась девушка с вросшими ногтями, которая, несмотря на болезнь, была очень светлым и позитивным человечком. Очень впечатлила врача и история кожного заболевания Богдана, которая напрямую была связана с огромнейшим количеством стрессов в его жизни. Но иногда, помимо участия и спокойствия, женщине приходилось демонстрировать свою внутреннюю силу, как, например, в ситуации с пациенткой Иванной, у которой был рак груди 4-й стадии и которая была слишком беспечной по отношению к себе. Однако благодаря Катерине она все-таки взялась за ум, начала лечиться, в результате поправилась и начала вести активную социальную жизнь.

Рассказывая об Екатерине, нельзя не упомянуть том, как она выглядит на фотографиях. Ведь эти застывшие мгновения как нельзя лучше позволяют понять сущность характера выдающегося врача-телезвезды. На всех снимках женщина смотрит открыто, улыбается, выглядит доброжелательно. Достаточно взглянуть на фото Екатерины Безвершенко, и сразу можно будет почувствовать расположение к ней, доверие и симпатию, которые от личного общения лишь усиливаются в несколько раз. К таким людям тянутся окружающие, чтобы согреться их душевным теплом и поделиться своими проблемами. Поэтому и неудивительно, что именно к Кате чаще всего бегут записываться пациенты, а количество ее друзей просто зашкаливает. По другому-то и быть не могло, ведь столь добрых, отзывчивых, искренних и талантливых людей осталось совсем мало.

Читайте также:  Применяют ли химиотерапию при гормонозависящим раке молочной железы

О своей личной жизни самый знаменитый дерматовенеролог страны предпочитает помалкивать. Екатерина не распространяется о ней на реалити-шоу, не отвечает на подобные вопросы в интервью, тем самым как будто храня всю информацию под грифом «Совершенно секретно». Из-за этого о личной жизни Екатерины Безвершенко ходят самые разнообразные слухи, иногда совершенно нереальные. Так, например, одни источники утверждают, что Катерина очень счастлива в браке со своим мужем, другие же этот факт напрочь опровергают, утверждая, что женщина с ним развелась. Однако кое-что о семейной жизни ведущей реалити-шоу все-таки известно — у нее есть дочь, в которой она души не чает и которой в 2016 году исполнилось 12 лет.

Несмотря на то, что популярность Екатерины Безвершенко принесла ей много пользы и подарила множество поклонников и даже номинацию на звание «Женщины года» в 2016 году, у ее известности есть и другая сторона. Так, однажды она пострадала от мошенников, которые использовали ее имя для продажи кремов для подтяжки груди и от избыточной пигментации. Конечно же, такая реклама лекарственных препаратов тут же сделала их популярными, что и сыграло злую шутку. Ведь препараты-то были поддельные, поэтому ничего, кроме вреда, они не принесли, а расплачиваться за это пришлось Катерине, чье доброе имя тогда пострадало, так что ей пришлось провести собственное расследование и вывести мошенников на чистую воду.

источник

«Болезнь пытается внедриться в мою жизнь, но у неё не получится меня сломить»

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Мы уже рассказывали, что следует знать об этом заболевании и какие методы диагностики и профилактики самые действенные. Теперь мы решили обратиться к личному опыту и поговорили с Ириной Танаевой, которой два с половиной года назад диагностировали рак молочной железы. Ирина рассказала о том, как болезнь изменила её жизнь, о борьбе и о том, что помогает ей сохранять оптимистичный настрой. Редакция благодарит проект «Крути против рака груди» за помощь в подготовке материала.

В октябре 2013 года я неожиданно нащупала у себя в груди довольно большое уплотнение, которое появилось как будто мгновенно. Оно меня не беспокоило, не болело, но я всё равно пошла к врачу. В платной клинике, где я наблюдалась, меня осмотрела маммолог-онколог — повода не доверять ей не было. Мне сделали УЗИ, и врач сказала, что это фиброаденома. Я попросила сделать пункцию, но доктор отказала: мол, ничего страшного нет и я могу спать спокойно до следующего визита. Я всегда доверяла специалистам, мне и в голову не приходило сходить куда-то ещё, усомниться, перепроверить. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что очень халатно отнеслась к своему здоровью и к самой себе. Я не думала о плохом: раз врач так сказала, значит, всё хорошо.

На следующий осмотр я должна была прийти через три месяца. Я продолжала жить в прежнем режиме, абсолютно не сомневаясь в том, что здорова. Мы с семьёй поехали на море — это был долгожданный отдых в замечательном месте. Именно там я почувствовала боли в области груди — резкие, простреливающие — меня это сильно насторожило и напугало. С того момента эти ощущения стали регулярными. Вернувшись в Москву, я снова обратилась к врачу, но уже в специализированный маммологический центр.

Прошло уже два с половиной года, а мне до сих пор невыносимо вспоминать. 16 февраля 2014 года навсегда останется в моей памяти днём, который изменил всё в моей жизни. Тогда мне только исполнился 31 год, в кабинет врача пригласили не только меня, но и мужа — я тогда ещё не понимала, почему. «У вас, с большой вероятностью, рак», — сказал врач. Больше я ничего не слышала, в моей голове только звучали слова: «Рак — смерть, я умираю». Я очень сильно плакала, ничего не понимала, думала, как же я оставлю шестилетнего сына. Это были тяжелейшие минуты, нет слов, чтобы их описать: шок, отчаяние, ужас, страх — всё это разом, в одно мгновение навалилось на меня, и что с этим делать, я тогда не знала.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать

Мы вышли из больницы и поймали такси, ехали почти молча — я плакала, а муж прижимал меня к себе. Дома нас ждали сынок и моя мама. Я не знала, что ей сказать, поэтому зашла домой и спокойно, без слёз, объявила, что у меня рак. В ответ я услышала уверенное: «Вылечим». Мама выстояла, сдержалась и никогда при мне не плакала. Я знаю, как сильно она переживает, но со мной никаких разговоров о болезни никогда не ведёт. Как отреагировал папа, я не знаю — меня оградили от всего этого, со мной не сюсюкались, не жалели, мы все продолжали жить, как и прежде. По крайней мере, старались так жить, но болезнь внесла много изменений в наши планы.

Мы стали искать хороших врачей. Тех, кому мы в итоге доверились, мы нашли не сразу, но я счастлива, что это произошло. Первым, к кому я попала на приём, был хирург-онколог Евгений Алексеевич Трошенков, работающий в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени П. А. Герцена. Уже через пару минут общения я поняла, что это мой врач. Евгений Алексеевич очень подробно всё рассказал, показал, осмотрел, а самое главное — успокоил меня, вселил надежду и уверенность в хорошем результате лечения. Выходя из кабинета, он сказал: «Вылечим, обязательно вылечим!» Эти слова следующие полтора года я повторяла, как «Отче наш». Мы с мужем ушли от него с улыбками на лицах, оба в один голос сказали: «Это он». Больше я ни о чём не думала: за меня всё решал мой врач, он давал чёткие указания — какие обследования пройти, что и где сделать. Мне уже было не страшно, я больше ни секунды не сомневалась в своей победе. Я набралась терпения и пошла в бой.

Мой диагноз — рак молочной железы Т4N0M0: у меня была опухоль довольно внушительного размера, но лимфоузлы не были задеты, и метастазы тоже не обнаружили. Тип рака — HER2(+++), 3B стадия. Химиотерапию я проходила в Российском онкологическом научном центре имени Н. Н. Блохина; я попала в КИ — клинические исследования, где проверяли эффективность нового препарата по сравнению с другим существующим на рынке. Лечение шло по плану, который наметила мой химиотерапевт. Мне провели восемь курсов химиотерапии: каждый 21 день мне вводили через капельницу препараты, воздействующие на опухолевые клетки. После всех курсов опухоль существенно уменьшилась.

Потом последовала радикальная кожесохранная мастэктомия с одномоментной реконструкцией тканевым экспандером (временным силиконовым имплантом, объём которого может увеличиваться за счёт заполнения его специальным раствором; позднее его заменяют на пожизненный имплант) — мне удалили левую молочную железу и 13 лимфоузлов. Далее была лучевая терапия (воздействие на опухолевые клетки ионизирующим излучением), и через полгода после мастэктомии мне сделали восстановительную пластику груди. Год после химиотерапии я получала таргетный препарат, который блокирует рост и распространение злокачественных клеток, а также применяется в профилактических целях для предупреждения рецидива.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать. Я себя уговаривала, иногда жалела, плакала — делала всё, чтобы моё подавленное состояние не переходило на других. Моя болезнь практически не отражалась на моих родных и близких. Я продолжала жить, как и прежде, усиленно занималась с ребёнком, готовила его к школе. Всегда улыбалась, всегда была позитивна, порой сама утешала родных, ведь им тоже было несладко. Боль от лечения невозможно передать словами — это было очень страшно, очень тяжело, порой мне казалось, что я нахожусь на пределе своих возможностей. Я не знаю, что было тяжелее, — химиотерапия или лучевая терапия: и то и другое я переносила крайне плохо.

Легче всего мне дались две операции — на фоне химиотерапии и лучевой терапии боль от них казалась мне укусами комара. Я очень просила убрать обе груди — я желала избавиться от них, чтобы не осталось ни следа от рака. Я очень благодарна своему хирургу: он не хотел ничего слышать о полном удалении, сказал, что я молодая и что мне ещё жить дальше. Евгений Алексеевич пообещал, что сделает всё как надо, и попросил меня ни о чём не переживать — больше вопросов я не задавала. Сейчас у меня замечательная грудь, очень красивая, очень мне идёт — тем более что бонусом ко всему стало увеличение груди, о котором я сама попросила врача. Моё восприятие себя очень изменилось: я перестала видеть в себе одни недостатки, научилась воспринимать себя адекватно, не обижаться на себя, не ждать, а делать всё сейчас — ведь завтра наступит новый день и придут новые желания. Я полюбила себя — может, не до конца, но я полюбила свое тело, свою новую грудь, шрамы. Мне всё сейчас в себе нравится, несмотря на набранный вес, болезненный вид, отсутствие волос. Я люблю себя, и точка.

Читайте также:  Рак молочной железы у девственниц

Сейчас я даю себе ровно пять минут на то, чтобы поплакать и пожалеть себя, — больше нет ни времени, ни желания

Во время лечения в 2014 году мне очень не хватало общения с такими же, как я. Мои родные не могли до конца понять глубину моих переживаний, интернет я принципиально не читала и как будто находилась в информационном вакууме. Однажды, в тяжёлой депрессии, я выставила в социальных сетях свою фотографию с лысой головой и написала: «Порой рак меняет нас до неузнаваемости». Долгие восемь месяцев я скрывала ото всех свою болезнь, многие даже не догадывались, куда я так внезапно пропала. Конечно, у окружающих был шок, очень многие предпочли перестать мне писать и общаться, но это их право и их выбор.

После этого на своей странице в инстаграме я начала вести онкодневник: рассказывала, что со мной происходит, как проходит лечение. Постепенно я стала находить таких же, как и я, девушек и молодых людей с онкологией. Мы поддерживали друг друга, давали советы, узнавали что-то новое о лечении. Я всегда была очень добрым человеком, мне всегда хотелось помогать, а тут я вдруг нашла применение своему большому доброму сердцу. Я действительно искренне сопереживаю всем, кто столкнулся с онкологией, отношусь к ним с большим уважением, любовью. Они для меня все герои, бойцы, победители.

Всё началось с малого. Сначала я придумала хэштег #берегисьмыбанда, благодаря которому люди с онкологией начали общаться и знакомиться. Потом стала устраивать небольшие встречи. В октябре 2015 года каждый день на своей странице в инстаграме я публиковала истории женщин с раком молочной железы. Благодаря этой моей затее очень многие поняли, что они не одни, — нас много, и что даже с таким диагнозом можно полноценно жить и радоваться каждому дню. Назвала я свою акцию #проект_Хорошиелюди. Аня Якунина так же, как и другие девушки, прислала мне свою историю — тогда меня поразили её смелость и жизнелюбие. Уже вдвоём мы начали устраивать небольшие мероприятия, мастер-классы и просто посиделки в кафе. Это были тёплые, душевные встречи, после них очень хотелось жить. Многие после общения с нами перестали стесняться своей болезни, внешности, стали открыто говорить о себе, смело ходить лысыми, не боясь косых взглядов. Многие, глядя на нас, стали понимать, что рак — это не конец жизни, а всего лишь её этап, который можно пройти.

источник

7 сентября на канале «Ю» вышел первый выпуск шокирующей программы «Я стесняюсь своего тела». Героями шоу стали обычные люди с реальными патологиями, которые старались тщательно скрывать свои несовершенства: болезни, которые принято считать неэстетическими, и о которых в обществе предпочитают не говорить. Отважные участники программы смогут получить квалифицированную помощь врачей, чтобы начать новую жизнь. На глазах телезрителей будет разворачиваться вся история больного: прибытие в клинику, обследования, операция и позитивные изменения. Иногда исследование болезни (поиск первопричины и способов победить этот недуг) будет напоминать настоящий детектив.

На самом деле подобные проекты уже давно идут в других странах. Все они пользуются неизменной популярностью у зрителей, создавая сенсации не на скандалах, интригах и расследованиях, а на простых историях не совсем обычных людей.

Первый выпуск программы Embarrassing Bodies вышел на английском телевидении 17 мая 2007 года. Зрители тут же обратили внимание на проект, который не просто преображает людей, а решает реальные проблемы — от огромной бородавки до смены пола. Ведь, несмотря на современное развитие медицины, врачи не могут вылечить все болезни, и многим людям приходится жить с малоприятными симптомами. Кроме того, при доступности всевозможных лекарств, очень легко увлечься самолечением, не выяснив предварительно собственный диагноз. И только навредить себе.

Создателями программы был выбран совершенно необычный формат. Распространяя священную мантру «Мы все одинаковые — чего стыдиться?», доктора Кристи, Пикси и Дон путешествуют на большом фургоне по Великобритании. От Брайтона до Глазго, от Лондона до Белфаста — их мобильная клиника готова принять всех застенчивых пациентов, страдающих в результате скрытых недугов. Более того, некоторые эпизоды вообще были показаны в прямом эфире, когда пациенты отправляли картинки или видео на электронную почту или Skype и тут же получали квалифицированный ответ специалистов. Есть и интерактивный сайт, который, к слову, слабонервным лучше не посещать.

На основе проекта была создана целая серия спин-оффов. Так, вышел цикл передач о подростках с избыточным весом, онкологических заболеваниях и проблемах сексуальных патологий. А чтобы укрепить веру зрителей в реальности происходящего и в то, что нет проблемы, которую нельзя решить, зрителям показывают эпизоды с участием бывших героев шоу, которые рассказывают, как изменилась их жизнь после проекта.

Где бы ни жил человек, а от проблем не убежать. Вот и жители страны, где много диких кенгуру, тоже испытывают проблемы, о которых стесняются сказать даже самым близким людям. И когда приходится объяснять доктору в чем дело, эти люди то бледнеют, то краснеют от стыда и смущения. В телевизионную команду австралийской версии программы входят врачи Джинни Мансберг, Сэм Сено и Брэд Маккей. Их знает в лицо практически каждый третий зритель. Действие программы разворачивается в одной из австралийских клиник. Среди тех, кто, преодолев неловкость, обращается к врачам, — пациент с анальными бородавками, женщина с ненормально высоким «мультяшным» голосом, бабушка, у которой постоянно отслаивается кожа, мужчина с кистой яичек и другие австралийцы. «В этом нет ничего постыдного!» — заявляют медики и разрабатывают для каждого индивидуальный курс лечения. И даже если в некоторых случаях медицина оказывается бессильной, люди перестают стесняться своего тела и тем самым избавляются от ряда проблем.

Американские врачи Кристиан, Дон и Джеймс делают ставку на психологическую составляющую проекта. Они помогают участникам передачи не просто бороться со своими нестандартными проблемами, но и учат их относиться к себе по-новому, не стыдиться естественных вещей и не унижать себя. Посмотрев эту версию шоу, можно научиться не просто следить за своим здоровьем, но преодолеть страх похода к врачу и понять, что каждый из нас имеет право на поддержку со стороны других людей, в том числе и малознакомых.

Пожалуй, украинская адаптация программы на сегодняшний день самая яркая. Валерий Ославский, 35 лет, хирург-травматолог (стаж 10 лет); Василий Парий, 47 лет, ортопед-травматолог, врач высшей категории, кандидат медицинских наук (стаж 22 года); Людмила Шупенюк, 47 лет, акушер-гинеколог, врач высшей категории (стаж 23 года), и Екатерина Безвершенко, 37 лет, дерматолог-венеролог, врач высшей категории, кандидат медицинских наук (стаж 15 лет), в 2014 году согласились стать проводниками стеснительной публики в мир здоровья. И началось… Врачи решили проблему героини, которая обратилась в проект с просьбой уменьшить грудь 11-го размера. Но вот если проблема решаема с помощью эстетической хирургии и жить не мешает — это не профиль шоу: для этого есть другие проекты и форматы.

А вот, например, мальчику-девочке Иванне помогли. Продюсер проекта Мирослав Домалевский описывают эту историю так: «Мы выяснили с помощью множества анализов и исследований, что родилась она мальчиком. Но в силу того, что предыдущий ребенок у матери был такого же типа, но девочка, то и врачи, и мама приняли решение «делать» из этого мальчика девочку. В 16 лет этому мальчику сделали операцию, и он стал девочкой — неполноценной, конечно. Но он даже не предполагал, что будет происходить дальше. И в этой семье не принято об этом говорить. А человек страдает. Вот это сложная для нас ситуация. Потому что хочется, чтобы мальчик был мальчиком. А по паспорту это уже девочка, и вернуть его в тело мальчика не так просто: у него все отрезано, сделана вагина. Смена пола в нашей стране — это около трех лет на получение различных разрешений, и от 30 до 40 дней наблюдения в психиатрической клинике. Но мы берем для себя и вот такие очень сложные случаи. Потому что хотим помочь».

А что у нас

Наш проект ближе всего к украинскому. Врачи проекта Екатерина Безвершенко (дерматолог), Людмила Шупенюк (акушер-гинеколог), Василий Парий (ортопед-травматолог) и Валерий Ославский (хирург-травматолог) будут пытаться помочь людям не потерять себя из-за внешнего несовершенства. Почему, например, человек 10 лет ходит с грыжей и ничего не делает? Почему пациентка довела свою грудь до того, что она сгнила? На эти и другие вопросы можно получить самые откровенные ответы в программе «Я стесняюсь своего тела».

источник