Меню Рубрики

Южный парк шоу о раке груди

Эпизод «Южного парка»
Шоу о раке груди
Breast Cancer Show Ever
Родители Венди ругают свою дочь.
Сезон: Сезон 12
Эпизод: 1209 (#176)
Сценарист: Трей Паркер
Режиссёр: Трей Паркер
Вышел: 15 октября 2008

«Шоу о раке груди» (англ. Breast Cancer Show Ever ) — эпизод 1209 (№ 176) сериала «South Park», премьера которого состоялась 15 октября 2008 года [1] .

Во время доклада Венди о раке груди Картман постоянно прерывает её своими насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь с этой напастью, которая с каждой неделей лишь разрастается. Учитель лишь устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая «выбить из него всё дерьмо». Картман относится к этому иронически и на показ всем лишь дразнит Венди.

Однако в течение дня Картман начинает чувствовать страх и понимает, что если его побьёт девчонка, то все «начнут считать тебя педиком» (слова Баттерса). Он пытается извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтобы Эрик при всех извинился и признал свою неправоту. Картман делает всё возможное, чтобы переубедить её, — даже ест свои трусы, чтобы доказать, насколько он отчаивается и признаёт свою неправоту. Однако он не извиняется публично, что лишний раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке Эрик с ужасом глядит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпится увидеть бой, однако Клайд жалуется, что не сможет прийти, потому что он наказан и остаётся после уроков в дисциплинарном классе. Картман отчаянно бежит к доске и испражняется на стол учителя. В наказание он тоже попадает в дисциплинарный класс, откуда его должна забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он нарочно всё подстроил, чтобы избежать драки. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это лишь потому, что «он крут». Баттерс его поддерживает и говорит, что «Эрик не боится драться и придёт завтра». Картман с ужасом узнаёт, что завтра утром перед школой все дети соберутся, чтобы посмотреть бой. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на разговор. Спустившись, она с удивлением обнаруживает на диване маму Картмана и его самого в слезах. Родители Венди убеждены, что она угрожала Эрику побить его, и требуют у неё извиниться перед ним. После того как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с удивлением видят, как Венди проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом о том, что рак груди не является такой уж страшной болезнью, и высказывает доводы, которые оскорбляют чувства Венди. Сама же Венди потрясена тем, что Картман, даже побив её в её же игре, не останавливается, продолжая издеваться и мучать её. Она с отчаянными криками спрашивает Картмана, зачем он это делает, и в этот миг её вызывает директор.

В кабинете директора между Венди и директором происходит разговор, в котором авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его победить и выжить. Она говорит Венди, что рак можно описать как «жирного маленького отростка, с которым обязательно надо сражаться, потому как если не показать ему, что ты имеешь власть, то он и дальше будет мучать тебя и разрастаться ещё больше; он не играет по правилам, так и ты не следуй им». Директриса таким образом морально побуждает Венди к драке с Картманом, и в конце концов та решает побить его.

Во дворе Эрик играет в мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и сообщает, что Венди всё же будет с ним сражаться. Эрик в ступоре видит, как к нему приближается Венди. Картман всё ещё напоказ окружающим пытается выглядеть круто, и когда Венди подходит вплотную, шёпотом напоминает ей, что если она будет драться, то он наябедничает своей маме. Но Венди всё равно, и она собирает волосы, чтобы драться.

Бой начинается, причём у Венди явное преимущество, и в конце концов, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Эрика превращается в беззубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и говорит всем, что теперь его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Однако, все мальчики лишь говорят, что они никогда и не считали его крутым и всегда презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что друзья считают его крутым, несмотря ни на что.

  • Картман уже дрался (примечательно, что на том же месте — на заднем дворе школы) в эпизоде «Извинения перед Джесси Джексоном».
  • Название «Breast Cancer Show Ever» — это игра слов: сочетание «Best Show Ever» («лучшее шоу всех времён») и «Breast Cancer» («рак груди»).
  • Рядом с наказанным Картманом в библиотеке сидит рыжий мальчик из эпизода «Рыжие дети».
  • Впервые показывают комнату Венди — она подчеркнутно-стереотипна: розовые стены, цветочки, игрушки, сердечки, единорог.
  • На двери комнаты Венди висит плакат Cirque du Soleil — это отсылка к эпизоду «Пятерняшки 2000».
  • Стэн верит, что Венди боится драться с Картманом, что достаточно странно. Из показанных эпизодов видно, что Венди — весьма решительная и принципиальная девочка, в то время как трусливость Картмана и его склонность ко лжи более всего известны его друзьям.
  • Картман в очередной раз забывает, что не умеет драться — беспокоиться он начинает только после того, как Баттерс подсказывает ему, что Венди может его побить.
  • На что способна по-настоящему разозлённая Венди, уже показывалось в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома» — тогда она при помощи сложной многоходовки избавилась от учительницы, в которую влюбился Стэн.
  • Когда Картман начинает дразнить Вэнди в её доме, можно заметить фотографию на стене, где Вэнди стоит рядом со своей бабушкой (возможно с той, которая умерла в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома»).
  • Наказание Картмана отсылает к фильму «Клуб „Завтрак“» : пятеро наказанных коротают время в библиотеке. Картман занимает «место» хулигана Бендера.
  • Реплика Венди в конце драки «I’ve finished!» — пародия на финальную сцену фильма «Нефть»
  • Драка в конце серии пародирует последний бой из фильма «Большой куш». Музыкальная композиция, играющая во время боя, — аллюзия на инструментал «Fuckin’ In The Bushes» группы Oasis, который звучит всё в том же бою из фильма.
  • Сюжет серии в каких-то частях (попытка извиниться, попытка откупиться, взгляд на часы с ужасом) повторяет сюжет фильма «Ровно в 3».
  • Фраза Биби Стивенс в конце урока — «Врежь ему посильнее, Венди!» — отсылка к фильму «Город грехов».
  • В серии Картман использует психологическую проекцию (возможно, бессознательно).

Князь Андрей, в числе других безнадежных раненых, был сдан на попечение жителей.

В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Денисов ехал тоже домой в Воронеж, и Ростов уговорил его ехать с собой до Москвы и остановиться у них в доме. На предпоследней станции, встретив товарища, Денисов выпил с ним три бутылки вина и подъезжая к Москве, несмотря на ухабы дороги, не просыпался, лежа на дне перекладных саней, подле Ростова, который, по мере приближения к Москве, приходил все более и более в нетерпение.
«Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!» думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву.
– Денисов, приехали! Спит! – говорил он, всем телом подаваясь вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней. Денисов не откликался.
– Вот он угол перекресток, где Захар извозчик стоит; вот он и Захар, и всё та же лошадь. Вот и лавочка, где пряники покупали. Скоро ли? Ну!
– К какому дому то? – спросил ямщик.
– Да вон на конце, к большому, как ты не видишь! Это наш дом, – говорил Ростов, – ведь это наш дом! Денисов! Денисов! Сейчас приедем.
Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.
Старик Михайла спал на ларе. Прокофий, выездной лакей, тот, который был так силен, что за задок поднимал карету, сидел и вязал из покромок лапти. Он взглянул на отворившуюся дверь, и равнодушное, сонное выражение его вдруг преобразилось в восторженно испуганное.
– Батюшки, светы! Граф молодой! – вскрикнул он, узнав молодого барина. – Что ж это? Голубчик мой! – И Прокофий, трясясь от волненья, бросился к двери в гостиную, вероятно для того, чтобы объявить, но видно опять раздумал, вернулся назад и припал к плечу молодого барина.
– Здоровы? – спросил Ростов, выдергивая у него свою руку.
– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство!
– Всё совсем благополучно?
– Слава Богу, слава Богу!
Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.
Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.
– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.
– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.
Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.
– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.
Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.
Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.
Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.
На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.
В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.
– Гей, Г’ишка, т’убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай!
Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки.

источник

Ты — не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: «Истинное обустройство мира».
http://noslave.org

«Шоу о раке груди» (англ. Breast Cancer Show Ever ) — эпизод 1209 (№ 176) сериала «South Park», премьера которого состоялась 15 октября 2008 года [1] .

Во время доклада Венди о раке груди Картман постоянно прерывает её своими насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь с этой напастью, которая с каждой неделей лишь разрастается. Учитель лишь устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая «выбить из него всё дерьмо». Картман относится к этому иронически и на показ всем лишь дразнит Венди.

Однако в течение дня Картман начинает чувствовать страх и понимает, что если его побьёт девчонка, то все «начнут считать тебя педиком» (слова Баттерса). Он пытается извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтобы Эрик при всех извинился и признал свою неправоту. Картман делает всё возможное, чтобы переубедить её, — даже ест свои трусы, чтобы доказать, насколько он отчаивается и признаёт свою неправоту. Однако он не извиняется публично, что лишний раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке Эрик с ужасом глядит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпится увидеть бой, однако Клайд жалуется, что не сможет прийти, потому что он наказан и остаётся после уроков в дисциплинарном классе. Картман отчаянно бежит к доске и испражняется на стол учителя. В наказание он тоже попадает в дисциплинарный класс, откуда его должна забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он нарочно всё подстроил, чтобы избежать драки. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это лишь потому, что «он крут». Баттерс его поддерживает и говорит, что «Эрик не боится драться и придёт завтра». Картман с ужасом узнаёт, что завтра утром перед школой все дети соберутся, чтобы посмотреть бой. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на разговор. Спустившись, она с удивлением обнаруживает на диване маму Картмана и его самого в слезах. Родители Венди убеждены, что она угрожала Эрику побить его, и требуют у неё извиниться перед ним. После того как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с удивлением видят, как Венди проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом о том, что рак груди не является такой уж страшной болезнью, и высказывает доводы, которые оскорбляют чувства Венди. Сама же Венди потрясена тем, что Картман, даже побив её в её же игре, не останавливается, продолжая издеваться и мучать её. Она с отчаянными криками спрашивает Картмана, зачем он это делает, и в этот миг её вызывает директор.

В кабинете директора между Венди и директором происходит разговор, в котором авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его победить и выжить. Она говорит Венди, что рак можно описать как «жирного маленького отростка, с которым обязательно надо сражаться, потому как если не показать ему, что ты имеешь власть, то он и дальше будет мучать тебя и разрастаться ещё больше; он не играет по правилам, так и ты не следуй им». Директриса таким образом морально побуждает Венди к драке с Картманом, и в конце концов та решает побить его.

Читайте также:  Диссертация химиотерапия рак молочной железы

Во дворе Эрик играет в мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и сообщает, что Венди всё же будет с ним сражаться. Эрик в ступоре видит, как к нему приближается Венди. Картман всё ещё напоказ окружающим пытается выглядеть круто, и когда Венди подходит вплотную, шёпотом напоминает ей, что если она будет драться, то он наябедничает своей маме. Но Венди всё равно, и она собирает волосы, чтобы драться.

Бой начинается, причём у Венди явное преимущество, и в конце концов, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Эрика превращается в беззубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и говорит всем, что теперь его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Однако, все мальчики лишь говорят, что они никогда и не считали его крутым и всегда презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что друзья считают его крутым, несмотря ни на что.

  • Картман уже дрался (примечательно, что на том же месте — на заднем дворе школы) в эпизоде «Извинения перед Джесси Джексоном».
  • Название «Breast Cancer Show Ever» — это игра слов: сочетание «Best Show Ever» («лучшее шоу всех времён») и «Breast Cancer» («рак груди»).
  • Рядом с наказанным Картманом в библиотеке сидит рыжий мальчик из эпизода «Рыжие дети».
  • Впервые показывают комнату Венди — она подчеркнутно-стереотипна: розовые стены, цветочки, игрушки, сердечки, единорог.
  • На двери комнаты Венди висит плакат Cirque du Soleil — это отсылка к эпизоду «Пятерняшки 2000».
  • Стэн верит, что Венди боится драться с Картманом, что достаточно странно. Из показанных эпизодов видно, что Венди — весьма решительная и принципиальная девочка, в то время как трусливость Картмана и его склонность ко лжи более всего известны его друзьям.
  • Картман в очередной раз забывает, что не умеет драться — беспокоиться он начинает только после того, как Баттерс подсказывает ему, что Венди может его побить.
  • На что способна по-настоящему разозлённая Венди, уже показывалось в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома» — тогда она при помощи сложной многоходовки избавилась от учительницы, в которую влюбился Стэн.
  • Когда Картман начинает дразнить Вэнди в её доме, можно заметить фотографию на стене, где Вэнди стоит рядом со своей бабушкой (возможно с той, которая умерла в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома»).
  • Наказание Картмана отсылает к фильму «Клуб „Завтрак“» : пятеро наказанных коротают время в библиотеке. Картман занимает «место» хулигана Бендера.
  • Реплика Венди в конце драки «I’ve finished!» — пародия на финальную сцену фильма «Нефть»
  • Драка в конце серии пародирует последний бой из фильма «Большой куш». Музыкальная композиция, играющая во время боя, — аллюзия на инструментал «Fuckin’ In The Bushes» группы Oasis, который звучит всё в том же бою из фильма.
  • Сюжет серии в каких-то частях (попытка извиниться, попытка откупиться, взгляд на часы с ужасом) повторяет сюжет фильма «Ровно в 3».
  • Фраза Биби Стивенс в конце урока — «Врежь ему посильнее, Венди!» — отсылка к фильму «Город грехов».
  • В серии Картман использует психологическую проекцию (возможно, бессознательно).

– Мы просто гуляли. – Честно ответила я. – И вот их искали. – Улыбнувшись «найдёнышам», показала на них рукой.
– Но ты ведь живая? – не мог успокоиться спаситель.
– Да, но я уже не раз здесь была. – Спокойно ответила я.
– Ой, только не здесь, а «наверху»! – смеясь, поправила меня моя подружка. – Сюда мы бы точно не возвращались, правда же?
– Да уж, я думаю, этого хватит надолго. Во всяком случае – мне. – меня аж передёрнуло от недавних воспоминаний.
– Вы должны отсюда уйти. – Опять мягко, но уже более настойчиво сказал юноша. – Сейчас.
От него протянулась сверкающая «дорожка» и убежала прямо в светящийся туннель. Нас буквально втянуло, даже не успев сделать ни шагу, и через какое-то мгновение мы оказались в том же прозрачном мире, в котором мы нашли нашу кругленькую Лию и её маму.
– Мама, мамочка, папа вернулся! И Велик тоже. – маленькая Лия кубарем выкатилась к нам навстречу, крепко прижимая к груди красного дракончика.. Её кругленькая мордашка сияла солнышком, а сама она, не в силах удержать своего бурного счастья, кинулась к папе и, повиснув у него на шее, пищала от восторга.
Мне было радостно за эту, нашедшую друг друга, семью, и чуточку грустно за всех моих, приходящих на земле за помощью, умерших «гостей», которые уже не могли друг друга так же радостно обнять, так как не принадлежали тем же мирам.
– Ой, папулечка, вот ты и нашёлся! А я думала, ты пропал! А ты взял и нашёлся! Вот хорошо-то как! – аж попискивала от счастья сияющая девчушка.
Вдруг на её счастливое личико налетела тучка, и оно сильно погрустнело. И уже совсем другим голосом малышка обратилась к Стелле:
– Милые девочки, спасибо вам за папу! И за братика, конечно же! А вы теперь уже уходить будете? А ещё когда-то вернётесь? Вот ваш дракончик, пожалуйста! Он был очень хороший, и он меня очень, очень полюбил. – казалось, что прямо сейчас бедная Лия разревётся навзрыд, так сильно ей хотелось подержать ещё хоть чуть-чуть этого милого диво-дракончика. А его вот-вот увезут и уже больше не будет.
– Хочешь, он ещё побудет у тебя? А когда мы вернёмся, ты его нам отдашь обратно? – сжалилась над малышкой Стелла.
Лия сначала ошалела от неожиданно свалившегося на неё счастья, а потом, не в состоянии ничего сказать, так сильно закивала головкой, что та чуть ли не грозилась отвалиться.
Простившись с радостным семейством, мы двинулись дальше.
Было несказанно приятно опять ощущать себя в безопасности, видеть тот же, заливающий всё вокруг радостный свет, и не бояться быть неожиданно схваченной каким-то страшно-кошмарным ужастиком.
– Хочешь ещё погулять? – совершенно свежим голоском спросила Стелла.
Соблазн, конечно же, был велик, но я уже настолько устала, что даже покажись мне сейчас самое что ни есть большое на земле чудо, я наверное не смогла бы этим по-настоящему насладиться.
– Ну ладно, в другой раз! – засмеялась Стелла. – Я тоже устала.
И тут же, каким-то образом, опять появилось наше кладбище, где, на той же скамеечке, дружно рядышком сидели наши бабушки.
– Хочешь покажу что-то. – тихо спросила Стелла.
И вдруг, вместо бабушек появились невероятно красивые, ярко сияющие сущности. У обоих на груди сверкали потрясающие звёзды, а у Стеллиной бабушки на голове блистала и переливалась изумительная чудо-корона.
– Это они. Ты же хотела их увидеть, правда? – я ошалело кивнула. – Только не говори, что я тебе показывала, пусть сами это сделают.
– Ну, а теперь мне пора. – грустно прошептала малышка. – Я не могу идти с тобой. Мне уже туда нельзя.
– Я обязательно приду к тебе! Ещё много, много раз! – пообещала от всего сердца я.
А малышка смотрела мне вслед своими тёплыми грустными глазами, и казалось, всё понимала. Всё, что я не сумела нашими простыми словами ей сказать.

Всю дорогу с кладбища домой я безо всякой причины дулась на бабушку, притом злясь за это на саму себя. Я была сильно похожа на нахохлившегося воробья, и бабушка прекрасно это видела, что, естественно, меня ещё больше раздражало и заставляло глубже залезть в свою «безопасную скорлупу». Скорее всего, это просто бушевала моя детская обида за то, что она, как оказалось, многое от меня скрывала, и ни чему пока не учила, видимо считая меня недостойной или не способной на большее. И хотя мой внутренний голос мне говорил, что я тут кругом и полностью не права, но я никак не могла успокоиться и взглянуть на всё со стороны, как делала это раньше, когда считала, что могу ошибаться.
Наконец, моя нетерпеливая душа дольше выдержать молчание была не в состоянии.
– Ну и о чём вы так долго беседовали? Если, конечно, мне можно это знать. – обиженно буркнула я.
– А мы не беседовали – мы думали, – спокойно улыбаясь ответила бабушка.
Казалось, она меня просто дразнит, чтобы спровоцировать на какие-то, ей одной понятные, действия.
– Ну, тогда, о чём же вы там вместе «думали»? – и тут же, не выдержав, выпалила: – А почему бабушка Стеллу учит, а ты меня – нет. Или ты считаешь, что я ни на что больше не способна?
– Ну, во-первых, брось кипятиться, а то вон уже скоро пар пойдёт. – опять спокойно сказала бабушка. – А, во-вторых, – Стелле ещё долго идти, чтобы до тебя дотянуться. И чему же ты хочешь, чтобы я учила тебя, если даже в том, что у тебя есть, ты пока ещё совсем не разобралась. Вот разберись – тогда и потолкуем.
Я ошалело уставилась на бабушку, как будто видела её впервые. Как это Стелле далеко до меня идти. Она ведь такое делает. Столько знает. А что – я? Если что-то и делала, то всего лишь кому-то помогала. А больше и не знаю ничего.
Бабушка видела моё полное смятение, но ни чуточки не помогала, видимо считая, что я должна сама через это пройти, а у меня от неожиданного «положительного» шока все мысли, кувыркаясь, пошли наперекосяк, и, не в состоянии думать трезво, я лишь смотрела на неё большими глазами и не могла оправиться от свалившихся на меня «убийственных» новостей.
– А как же «этажи». Я ведь никак не могла сама туда попасть. Это ведь Стеллина бабушка мне их показала! – всё ещё упорно не сдавалась я.
– Ну, так ведь для того и показала, чтобы сама попробовала, – констатировала «неоспоримый» факт бабушка.
– А разве я могу сама туда пойти. – ошарашено спросила я.
– Ну, конечно же! Это самое простое из того, что ты можешь делать. Ты просто не веришь в себя, потому и не пробуешь.
– Это я не пробую. – аж задохнулась от такой жуткой несправедливости я. – Я только и делаю, что пробую! Только может не то.
Вдруг я вспомнила, как Стелла много, много раз повторяла, что я могу намного больше. Но могу – что. Я понятия не имела, о чём они все говорили, но теперь уже чувствовала, что начинаю понемножку успокаиваться и думать, что в любых трудных обстоятельствах мне всегда помогало. Жизнь вдруг показалась совсем не такой уж несправедливой, и я понемногу стала оживать.
Окрылённая положительными новостями, все последующие дни я, конечно же, «пробовала». Совершенно себя не жалея, и вдребезги истязая своё, и так уже измождённое, физическое тело, я десятки раз шла на «этажи», пока ещё не показываясь Стелле, так как желала сделать ей приятный сюрприз, но при этом не ударить лицом в грязь, сделав какую-нибудь глупую ошибку.

источник

Our queue is available only to registered users.
Please Login or Register in order to use this feature.

OKAY, CHILDREN,LET’S ALL TAKE OUR SEATS.

BEFORE WEGET STARTED TODAY

WENDY TESTABURGERHAS ASKED

TO SHARE SOMETHINGWITH THE CLASS.

FELLOW STUDENTS,OCTOBER IS AWARENESS MONTH

FOR ONE OF THE LEADING CAUSESOF DEATH IN WOMEN—

A TERRIBLE DISEASETHAT TAKES THE LIVES

OF AMERICAN WOMEN EVERY DAY.

I’M TALKING, OF COURSE,ABOUT BREAST CANCER.

AN ESTIMATEDONE IN SIX WOMEN

WILL DEAL WITH CANCERIN THEIR LIFETIME,

AND BREAST CANCERIS THE MOST—

BECAUSE BREAST CANCERISN’T FUNNY.

BREAST CANCERIS KILLING PEOPLE.

MR. GARRISON, DO WE REALLYNEED ALL THIS

POTTY TALK INTHE CLASSROOM ?

ERIC, FOR THE LOVEOF JESUS.

THIS IS A SERIOUSISSUE, ERIC !

WHAT YOU’RE DOINGIS VERY OFFENSIVE !

YOU’RE THE ONE TALKINGABOUT KILLER TITTIES.

WATCH OUT, GUYS, WENDY SAYSBOOBS CAN KILL PEOPLE.

GONNA GET YOU !GONNA GET YOU, WENDY !»

I DON’T WANNA GET KILLEDBY BOOBS !

WILL SOMEBODY DOSOMETHING ?

EVERY WEEK HE GETS WORSEAND NOBODY DOES ANYTHING !

I’M JUST TRYING TOENGAGE WENDY

IN A CONSTRUCTIVEDIALOGUE ABOUT

BREAST-CANCER AWARENESS,MR. GARRISON.

WENDY, YOU NEED TOCALM DOWN.

YOU’RE GONNA GETYOUR BOOBS ALL ANGRY

AND THEY’RE GONNA STARTKILLING EVERYONE.

THERE’S SOME KILLERTITTIES ON THE LOOSE !

COULDA SWORE I HEARD ‘EMCOMIN’ THOUGH THE ROOF !

PSSH— OFFICER, WE NEED TOGET AN A.P.B OUT

THEY’RE ARMEDAND DANGEROUS !

«WENDY, WE’RE GONNAGET YOU, WENDY.

WE’RE YOUR BOOBS,WE’RE GONNA KILL YOU !»

YOU BETTER SHUT UP,OR I’LL MAKE YOU SHUT UP.

WHAT ARE YOU GONNADO ABOUT IT, WENDY ?

I’M GONNA KICK YOUR ASS,THAT’S WHAT I’M GONNA DO !

HA-HA, YOU’RE GONNAKICK MY ASS ?

THAT’S RIGHT,I’M GONNA KICK YOUR ASS !

I’LL SMACK THE S—TOUT OF YOU !

LET’S GO, BITCH.AFTER SCHOOL.

WE FIGHT AFTER SCHOOL,YOU GOT THAT ?!

YOU’RE GONNA FIGHT MEAFTER SCHOOL ?

AS SOON ASTHAT BELL RINGS

WE DO IT OUTSIDE,YOU GOT THAT ?!

WENDY AND ERIC AREFIGHTING AFTER SCHOOL !

WENDY AND ERIC AREFIGHTING AFTER SCHOOL !

WENDY AND CARTMAN ARE GONNAFIGHT AFTER SCHOOL !

WENDY AND CARTMAN AREFIGHTING AFTER SCHOOL.

HEY, EMO KIDS,CARTMAN AND WENDY

ARE GONNA FIGHTAFTER SCHOOL.

WENDY’S GONNA FIGHT YOUAFTER SCHOOL !

SHE’S NOT GONNA SHOW UPTO A FIGHT, DAWG.

I’M SURE SHE’S ALREADYTRYING TO FIGURE A WAY

SHE’S TOTALLYSTARING YOU DOWN.

( Clyde )SHE SURE SEEMS CONFIDENT.

YOU SHOULD PROBABLY GOEASY ON HER, DUDE.

YOU DON’T WANNA PUT HERIN THE HOSPITAL OR ANYTHING.

YEAH, I’M JUST GONNATEACH HER A LESSON.

I’M NOT GONNATOTALLY KICK HER ASS.

( Jimmy )CAN’T GO TOO EASYON HER, THOUGH.

GOD FORBID, SHE ACTUALLYGETS IN A G-GOOD PUNCH

YEAH, IF YOU GOTBEAT UP BY A GIRL,

EVERYONE WOULD THINKYOU WERE A FAGGOT.

WENDY, COULD I TALK TOYOU FOR A SECOND ?

( whispering )WENDY, I WANT TO APOLOGIZE

( whispering quieter )I WANT TO APOLOGIZEAND TELL YOU THAT

I’M SORRY FORWHAT I SAID, OKAY ?

AND I PROMISE YOU THATIT WON’T HAPPEN AGAIN.

I DON’T WANNA FIGHT YOUAFTER SCHOOL, ALL RIGHT ?

YOU CAN SAY ITIN FRONT OF EVERYONE.

( whispering )ACTUALLY, I WAS THINKING,

LET’S JUST KEEPTHIS BETWEEN US.

I WAS WRONG TO MAKE FUNOF BREAST CANCER

AND I’M VERY»REMORSEFULNESS.»

IF YOU’RE REALLY SORRYAND YOU WANNA APOLOGIZE TO ME,

THEN DO IT IN FRONTOF EVERYONE.

THAT’S NOT WHAT I SAID,YOU DUMB BITCH !

YOU JUST STOOD THEREAND SAID YOU APOLOGIZE

OH, WENDY, SUCH A DESPERATEATTEMPT TO GET OUT OF IT.

THESE STUDENTS AREA LITTLE TOO SMART

TO SEE YOU’RE JUST MAKINGEXCUSES NOT TO FIGHT ME.

I’M GOING TO BEAT THEF—KING S—T OUT OF YOU !

( whispering )WENDY, SERIOUSLY, THOUGH,

I’M REALLY SORRY, AND I DON’TTHINK WE SHOULD FIGHT.

BETWEEN ERIC CARTMANAND YOUR GIRLFRIEND.

AND YOU’RE GONNAJUST LET THAT GUY

DOESN’T THATLIKE GO AGAINST YOUR

JOCK-Y MAN CODEOR SOMETHING ?

YEAH, I DON’T EVER REMEMBERA.C./D.C. SINGING ABOUT

LETTING DUDESBEAT UP ON THEIR GIRLFRIENDS.

WHAT AM I SUPPOSED TODO ABOUT IT ?

I DON’T THINKTHE FIGHT’S EVEN GONNA HAPPEN.

CARTMAN SAID THATWENDY’S ALREADY

BEGGING HIMTO CALL IT OFF.

I WANNA SEE ERIC KICKTHE CRAP OUT OF HER !

( whispering )WENDY, WENDY— PSSST.

JUST REAL QUICK,JUST— PSSST— REAL QUICK.

WENDY, YOU’RE NOTGONNA BELIEVE THIS.

I JUST FOUND OUT MY MOMHAS BREAST CANCER.

MAN, I SURE GOTWHAT WAS COMING TO ME.

AND NOW THEY’RE GONNACUT OFF MY MOM’S BOOBS.

YOU REALLY THINK THAT’SGONNA WORK ON ME ?

Captioning made possible by COMEDY CENTRALWENDY, I HAVEHERE $27 IN CASH.

IF YOU JUST CALL OFFTHE FIGHT, THEN I—

YOU CAN’T BRIBEYOUR WAY OUT OF THIS.

WENDY, I HAVEMUSCULAR DYSTROPHY.

MY MOM HASMUSCULAR DYSTROPHY.

THERE IS NOTHING YOU CAN DOTO STOP THIS FIGHT.

I AM GOING TO WIPETHE PLAYGROUND WITH YOU

RIGHT IN FRONTOF EVERYONE !

I AM GOING TO SHOVE YOURASS DOWN YOUR THROAT

AND MAKE YOUEAT YOUR UNDERWEAR !

OKAY, WENDY,I WILL EAT MY UNDERWEAR

JESUS CHRIST, DO YOU HAVENO SENSE OF SELF-RESPECT ?!

DO YOU WANT ME TO HAVESELF-RESPECT, THEN I WILL.

I’LL EAT MYUNDERWEAR, WENDY,

AND THEN YOU’LL BESATISFIED.

WE CAN PUT THISWHOLE THING BEHIND US.

I AM COMMITTED TOPEACE, WENDY.

I WANT YOU TO SEEJUST HOW HUMBLED I AM—

WHAT THE HELL DOYOU WANT FROM ME ?

I ATE MY UNDERWEARFOR YOU !

STAN, STAN,DUDE, WE NEED TO TALK !

WENDY AND I ARE SUPPOSED TOFIGHT IN LIKE THREE HOURS.

SHE COULD END UP GETTINGREALLY HURT, STAN.

YOU’RE MY BROAND SHE’S YOUR BITCH.

I DON’T WANNA HURTMY BRO’S BITCH.

I CAN’T DO ANYTHING,SHE REALLY WANTS TO FIGHT YOU.

SHE TOLD ME SHE DOESN’TWANNA FIGHT.

BECAUSE SHE KNOWSI’M GONNA KICK HER ASS

BUT SHE FEELS LIKE IFSHE DOESN’T FIGHT ME

ALL THE KIDS AREGONNA CALL HER «CHICKEN.»

SHE APOLOGIZED ANDBEGGED ME NOT TO FIGHT HER.

I SAID, «WELL, WENDY,IF YOU’RE SO SORRY

THEN SAY ITFRONT OF EVERYONE.»

THAT’S HOW DESPERATESHE IS.

NOW YOU HAVE TODO SOMETHING, STAN.

YOU HAVE TO BEA F—KING MAN

AND FORBID HER FROMFIGHTING SO SHE HAS A WAY—

OH, THAT’S WHEREI PUT THOSE.

ANYWAY, STAN, YOU’VE GOTTO PUT A STOP TO THIS FIGHT.

WENDY’S STUCK AND SHENEEDS YOU.

DUDE, THERE’S NOTHINGI CAN DO ABOUT IT.

GOD, YOU ARESUCH A PUSSY, STAN !

WHEN I HURT WENDY, IT’S GONNABE ON YOUR F—KING HEAD !

AND SO YOU SEE,AT THIS POINT, EURIPIDES KNEW

HE COULD NOT WINTHE BATTLE.

( Wendy )I AM GOING TO WIPETHE PLAYGROUND WITH YOU

RIGHT IN FRONT OF EVERYONE !

( Butters )IF YOU GOT BEAT UP BY A GIRL,

EVERYONE WOULD THINKYOU WERE A FAGGOT.

ALL RIGHT, KIDS, FOR YOURHOMEWORK TONIGHT,

I WANT YOU ALL TOREAD CHAPTER SEVEN.

KICK THE S—TOUT OF HIM, WENDY.

AS SOON AS THE BELL RINGS,WE GOTTA GET OUT THERE

AND FIND A GOOD PLACETO WATCH THE F-F-FIGHT.

Читайте также:  Какие лимфоузлы удаляют при раке молочной железы

( Cartman )THERE’S NO WAY OUT !

SHE’S GONNA KICK MY ASSIN FRONT OF EVERYONE.

AND BE READY FOR A QUIZTOMORROW MORNING.

I TOTALLY CAN’TSEE THE FIGHT, DUDE.

I’VE GOT DETENTIONAFTER SCHOOL.

I’VE GOTTA GETDETENTION FAST !

ERIC, DID YOU JUSTTAKE A CRAP ON MY DESK ?

I CRAPPED ON YOURDESK, DAWG.

YOU ARE HERE UNTIL YOURPARENTS COME AND PICK YOU UP.

EVERYONE’S STARTIN’ TO SAY YOUGOT DETENTION ON PURPOSE

TO GET OUT OFFIGHTING WENDY.

BUT SOME PEOPLE THINK YOUCRAPPED ON TEACHER’S DESK

THEN WHY’D YOU CRAPON GARRISON’S DESK ?

YOU KNOW,I’M ANTI-ESTABLISHMENT.

I DO HARD-CORE STUFFLIKE THAT.

«CARTMAN AIN’TSCARED OF FIGHTIN’ WENDY !

I JUST GOT ALL PUNK ROCKAND GOT DETENTION, YOU KNOW ?

OKAY, THAT’S GOOD, BECAUSEWE MOVED THE FIGHT

TO FIRST THING INTHE MORNING TOMORROW.

EVERYONE’S GONNAGET THERE EARLY.

THAT WAY, IT WON’T MATTERIF YOU GET DETENTION.

ERIC, GET YOUR BUNS BACKOVER HERE, M’KAY.

WENDY SAID SHE’D BE HEREAN HOUR BEFORE SCHOOL STARTS.

SEE YOU IN THE MORNING,CH-CH-CHAMP !

YOU F—KING DIETOMORROW MORNING !

WE NEED TOTALK TO YOU RIGHT NOW.

WENDY, HAVE YOU BEENBULLYING KIDS AT SCHOOL ?

WELL, DO YOU WANT TOEXPLAIN WHY

THIS LITTLE BOY’S MOTHERHAD TO COME TALK TO US ?

DID YOU TELLTHIS LITTLE BOY

YOU WERE GOING TOBEAT HIM UP ?

YOU DON’T UNDERSTAND,HE SAID HORRIBLE THINGS.

THE THING IS,I TOTALLY SAID I WAS SORRY,

BUT SHE STILL WANTS TOBEAT ME UP.

WENDY, NO MATTERWHAT A PERSON SAYS,

YOU DON’T RESPONDWITH VIOLENCE.

I REALLY THINKYOU’RE AWESOME,

AND I KNOW I’M JUST A NERDYLITTLE WEAKLING TO YOU,

BUT I WANT TOBE YOUR FRIEND

BECAUSE I DON’T HAVE THAT MANYFRIENDS AT SCHOOOOOL.

WENDY, YOU TELL THISLITTLE BOY

YOU AREN’TGOING TO HURT HIM.

MOM, YOU DON’T—NOW, YOUNG LADY !

IF THERE IS ANY WORD OFYOU FIGHTING AT SCHOOL,

IT IS OVER FOR YOU, MISSY,DO YOU UNDERSTAND ?

WE’RE SO SORRY ABOUT THIS,MS. CARTMAN.

OH, NO, THANK YOUSO MUCH FOR YOUR TIME.

( Mr. Testaburger )IT REALLY WON’T HAPPEN AGAIN.

( Ms. Cartman )YOU’RE VERY SWEET,THANK YOU AGAIN.

MAN, IT’S ALMOST TIMEFOR SCHOOL TO START

YEAH, I DON’T KNOWWHAT’S GOING ON.

HOW COME WENDY’S NOTSHOWING UP FOR THE FIGHT ?

I THOUGHT WE WEREMEETING EARLY TO FIGHT.

BWAWK BWAK BWAAAAK !A BWOK BWOK BWAAACK !

I CAN’T FIGHT YOUBECAUSE YOU CAME

CRYING TO MY HOUSELAST NIGHT WITH YOUR MOM !

PFFT— OH,THAT’S A DOOZIE, WENDY.

YOU COME UP WITH THATONE ON YOUR OWN ?

DID YOU COME UP WITHTHAT ONE ON YOUR OWN ?

LET’S DO THIS,LET’S DO IT RIGHT NOW, YO.

COME ON, WENDY,KICK HIS ASS !

( Butters )SHE CHICKENED OUT !

AWW !AWW !MAN !SHE CHICKENED OUT !

UGH, I’M GLADTHAT’S OVER WITH.

YEAH, GUESS YOU DODGEDA BULLET, GALAHAD.

THAT WENDY DIDN’THAVE ANY B-B-BALLS.

AND IT WILLSAVE OUR PLANET. EARTH.

( Mr. Garrison )VERY NICE, CLYDE.

OKAY, WE HAVE TIME FOR ONE MOREREPORT BEFORE RECESS.

( clearing throat )THANK YOU.

MY REPORT TODAY IS ONBREAST-CANCER AWARENESS.

I DO NOT BELIEVE ENOUGHIS BEING DONE.

AND LIKETHE VICTIMS OF BREAST CANCER,

THERE’S SOMETHING I’D LIKETO GET OFF MY CHEST.

WE ALL MUST FIGHT,AND HOPEFULLY ONE DAY

TITTY CANCER WILL BEA DISTANT MAMMARY.

YOU BEAT ME,BUT YOU WON’T STOP.

WHAT DID THE BREAST CANCERSAY TO THE POLISH MONKEY ?

OKAY, ERIC, THAT’S ENOUGH,YOU SMART-ASS !

WHY ARE YOU DOINGTHIS TO ME ?!

( P.A. )Wendy Testaburger tothe principal’s office please !

Wendy Testaburger tothe principal’s office.

WENDY, I’VE BEENHEARING RUMORS

ABOUT A FIGHT BETWEENYOU AND ERIC CARTMAN.

NO, MA’AM, THERE ISN’TGOING TO BE A FIGHT.

I NOTICED ALL THETHINGS YOU’VE DONE FOR

DID YOU KNOW I’MA BREAST-CANCER SURVIVOR ?

I WAS DIAGNOSEDSEVEN YEARS AGO.

IT IS A FAT LITTLE LUMPTHAT NEEDS TO BE DESTROYED.

WHEN THERE IS A CANCER,YOU HAVE TO FIGHT IT.

YOU CAN’TREASON WITH CANCER,

CANCER DOESN’TPLAY BY THE RULES,

MY. PARENTS SAIDTHAT IF I FIGHT—

AND YOU CAN’T LISTEN TOWHAT ANYBODY ELSE TELLS YOU.

YOU HAVE TO BE WILLING TOGIVE UP EVERYTHING

BECAUSE THE CANCERWILL TAKE EVERYTHING.

WHEN YOU HAVE ANCER,YOU FIGHT !

BECAUSE IT DOESN’T MATTERIF YOU BEAT IT OR NOT.

YOU REFUSE TO LET THATFAT LITTLE LUMP

WENDY’S GONNA FIGHTCARTMAN RIGHT NOW !

COME ON !ALL RIGHT, COME ON !THE FIGHT’S ON !

FIGHT’S ON, FIGHT’S ON !COME ON, COME ON !

BUT WENDY’S COMIN’TO FIGHT YOU !

WOO-HOO !YEAH !WOO-HOO !ALL RIGHT !

LET’S GO !WOO-HOO !WOO-HOO !WOO-HOO !

( whispering )WENDY, DON’T FORGET

HEE-HEE-HEE !HEE-HEE-HEE, HEH-HEH !

I DON’T KNOW IFTHERE’S REALLY TIME.

YEAH !YEAH !COME ON !GET IT OVER WITH ALREADY !

WOO-HOO !YEAH !WOO-HOO !ALL RIGHT !

I’LL FIGHT YOU,YOU BIG BULLY !

Captioning made possible by COMEDY CENTRAL( groaning )

HEY, S-SOMEBODYCALL THE PRINCIPAL !

YOU DON’T HAVE TOSAY ANYTHING.

NOW YOU ALLTHINK I’M A FAAAAAG.

MY SCHOOL LIFEIS OVER ‘CAUSE NOW

ALL THE GUYS DON’T THINKI’M COOOOOOOL.

DUDE, WE NEVER THOUGHTYOU WERE COOL.

WE’VE ALWAYSTHOUGHT YOU SUCK.

OUR OPINION OF YOU CAN’TPOSSIBLY GO ANY LOWER.

YOU’RE ALL JUST SAYING THATTO MAKE ME FEEL BETTER.

NO, IT’S TRUE,WE’VE ALWAYS HATED YOU.

DON’T TRY AND MAKE ME FEELBETTER, YOU GUYS !

WHY WOULD YOU GUYSBE SAYING STUFF

UNLESS. UNLESS YOUDO THINK I’M COOL.

IF YOU’RE ALL TRYING TOMAKE ME FEEL BETTER,

THEN YOU MUSTSTILL LIKE ME !

OH, HERE I’VE BEENSO WORRIED

ABOUT WHAT YOU GUYSWERE GONNA THINK OF ME

GETTING BEAT UP BY A GIRL,

AND IT TURNS OUT YOU THINKI’M COOL NO MATTER WHAT !

Wendy gets in trouble when she threatens to beat up Cartman after school.

©2019 South Park Digital Studios LLC.

South Park ©2019 Comedy Partners.

All Rights Reserved. Comedy Central.

South Park and all related titles, logos and characters are trademarks of Comedy Partners.

источник

Просмотров — 6226 Комментариев — Следующая серия »
Южный парк 12 сезон. Навигация по сериям Смотрят онлайн 598 чел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Описание серии

В ходе презентации Венди о раке груди, Картман обрывает её доклад собственными насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь с этой проблемой, которая с любой неделей только разрастается. Учитель только устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман опять отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая выбить всё дерьмо, скопившееся в его жирном теле. Картман иронически относится к этому и на показ всем только дразнит Венди.

Хотя с течением дня Картман начинает чувствовать ужас и осознает, что если его побьет девочка, то все начнут считать тебя педиком (слова Баттерса). Он пробует извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтоб Эрик публично извинился и признал собственную неправоту. Картман делает всё возможное, чтоб переубедить её — даже ест своё нижнее бельё, чтоб доказать насколько он отчаян и признает собственную неправоту. Хотя он не извиняется публично, что еще раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке, Картман с ужасом смотрит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпятся увидеть бой, хотя Клайд жалуется, что не сумеет увидеть бой, так как он наказан и остается после уроков в дисциплинарном классе. Картман в отчаянии бежит к доске и испражняется на стол учителя. Его наказали и он попал в дисциплинарный класс, откуда его обязана забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он спровоцировал учителя, чтоб его определили в этот класс. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это только посему, что он крут. Баттерс его поддерживает и заявляет, что Эрик не опасается драться и придет завтра. Картман с ужасом узнает, что завтра утром до школы все дети соберутся, чтоб поглядеть бой м/у Картманом и Венди. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на диалог. Спустившись вниз Венди с изумлением обнаруживает на диване маму Картмана и самого Картмана плачущего. Родители Венди уверены в том, что она угрожала Эрику побить его и требуют у неё извиниться перед ним. Затем как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с изумлением видят Венди, которая проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом, о том, что рак груди не является подобный уж и страшной болезнью и приводит доводы, которые оскорбляют отношение Венди. Сама же Венди в шоке, от того, что Картман даже побив её в её же игре не останавливается и продолжает издеваться и мучать её. Она с криками отчаяния спрашивает Картмана для чего он это делает с ней, пока её не вызывает директор.

В кабинете директора состоялся диалог м/у Венди и директором, в коем авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его одержать победу и не погибнуть. Она заявляет Венди, что рак возможно описать как жирного маленького отростка, с которым всенепременно нужно сражаться, так как если не продемонстрировать ему, что ты имеешь власть, то он и далее будет мучать тебя и разрастаться ещё более. Он не играет по правилам, так и ты не следуй им. Директриса так морально мотивирует Венди на драку с Картманом, и в конечном счете та решает побить Картмана.

Во дворе Эрик Картман играет мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и передает, что Венди всё же будет сражаться с Картманом. Эрик в ступоре видит Венди, приближающейся к нему. Картман всё ещё напоказ всем пробует смотреться круто и когда Венди вплотную подходит, шёпотом напоминает ей о том, что в случае если он будет побит, он наябедничает собственной маме. Однако Венди всё одно, и она собирает волосы, чтоб драться.

Бой проходит, при этом с очевидным преимуществом Венди, и в конечном счете, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Картмана превратилось в без зубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и заявляет всем, что сейчас его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Хотя, все мальчики только говорят, что они никогда не считали его крутым и вечно презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что друзья думают его крутым, невзирая ни на что.

источник

«Шоу о раке груди» (англ. Breast Cancer Show Ever ) — эпизод 1209 (№ 176) сериала «South Park», премьера которого состоялась 15 октября 2008 года [1] .

Во время презентации Венди о раке груди, Картман обрывает её доклад своими насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь «с этой проблемой, которая с каждой неделей лишь разрастается». Учитель лишь устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман снова отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая «выбить всё дерьмо, скопившееся в его жирном теле». Картман иронически относится к этому и на показ всем лишь дразнит Венди.

Однако с течением дня Картман начинает чувствовать страх и понимает, что если его побьет девочка, то все «начнут считать тебя педиком» (слова Баттерса). Он пытается извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтобы Эрик публично извинился и признал свою неправоту. Картман делает всё возможное, чтобы переубедить её — даже ест своё нижнее бельё, чтобы доказать насколько он отчаян и «признает свою неправоту». Однако он не извиняется публично, что лишний раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке, Картман с ужасом глядит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпятся увидеть бой, однако Клайд жалуется, что не сможет увидеть бой, потому что он наказан и остается после уроков в дисциплинарном классе. Картман в отчаянии бежит к доске и испражняется на стол учителя. Его наказали и он попал в дисциплинарный класс, откуда его должна забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он спровоцировал учителя, чтобы его определили в этот класс. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это лишь потому, что «он крут». Баттерс его поддерживает и говорит, что «Эрик не боится драться и придет завтра». Картман с ужасом узнает, что завтра утром до школы все дети соберутся, чтобы посмотреть бой между Картманом и Венди. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на разговор. Спустившись вниз Венди с удивлением обнаруживает на диване маму Картмана и самого Картмана плачущего. Родители Венди убеждены в том, что она угрожала Эрику побить его и требуют у неё извиниться перед ним. После того как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с удивлением видят Венди, которая проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом, о том, что рак груди не является такой уж и страшной болезнью и приводит аргументы, которые оскорбляют чувства Венди. Сама же Венди в шоке, от того, что Картман даже побив её в её же игре не останавливается и продолжает издеваться и мучать её. Она с криками отчаяния спрашивает Картмана «зачем он это делает с ней», пока её не вызывает директор.

В кабинете директора состоялся диалог между Венди и директором, в котором авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его победить и выжить. Она говорит Венди, что рак можно описать как «жирного маленького отростка, с которым обязательно надо сражаться, потому как если не показать ему, что ты имеешь власть, то он и дальше будет мучать тебя и разрастаться ещё больше. Он не играет по правилам, так и ты не следуй им». Директриса таким образом морально мотивирует Венди на драку с Картманом, и в конце концов та решает побить Картмана.

Во дворе Эрик Картман играет мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и сообщает, что Венди всё же будет сражаться с Картманом. Эрик в ступоре видит Венди, приближающейся к нему. Картман всё ещё напоказ окружающим пытается выглядеть круто и когда Венди вплотную подходит, шёпотом напоминает ей о том, что в случае если он будет побит, он наябедничает своей маме. Но Венди всё равно, и она собирает волосы, чтобы драться.

Бой проходит, причём с явным преимуществом Венди, и в конце концов, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Картмана превратилось в беззубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и говорит всем, что теперь его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Однако, все мальчики лишь говорят, что они никогда не считали его крутым и всегда презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что «друзья считают его крутым, несмотря ни на что».

Не говорит, но сидит с мальчиками в кафетерии. Появляется и потом.

  • Наказание Картмана отсылает к фильму «Клуб „Завтрак“» : пятеро наказанных коротают время в библиотеке. Картман занимает «место» хулигана Бендера.
  • Реплика Венди в конце драки «I’ve finished!» — пародия на финальную сцену фильма «Нефть»
  • Драка в конце серии является пародией на последний бой из фильма «Большой куш». Музыкальная композиция, играющая во время боя — аллюзия на инструментал группы Oasis «Fuckin’ In The Bushes», который звучит все в том же бою из фильма.
  • Сюжет серии в какой-то степени (попытка извиниться, попытка откупа, взгляд на часы с ужасом) повторяет сюжет фильма «Ровно в 3»

скачать
Данный реферат составлен на основе статьи из русской Википедии. Синхронизация выполнена 21.07.11 16:49:11
Похожие рефераты: Рак груди, Увеличение груди, Жим стоя с груди, Размер груди, Система докорма у груди.

источник

Просмотров — 6227 Комментариев — Следующая серия »
Южный парк 12 сезон. Навигация по сериям Смотрят онлайн 598 чел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Описание серии

В ходе презентации Венди о раке груди, Картман обрывает её доклад собственными насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь с этой проблемой, которая с любой неделей только разрастается. Учитель только устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман опять отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая выбить всё дерьмо, скопившееся в его жирном теле. Картман иронически относится к этому и на показ всем только дразнит Венди.

Хотя с течением дня Картман начинает чувствовать ужас и осознает, что если его побьет девочка, то все начнут считать тебя педиком (слова Баттерса). Он пробует извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтоб Эрик публично извинился и признал собственную неправоту. Картман делает всё возможное, чтоб переубедить её — даже ест своё нижнее бельё, чтоб доказать насколько он отчаян и признает собственную неправоту. Хотя он не извиняется публично, что еще раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке, Картман с ужасом смотрит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпятся увидеть бой, хотя Клайд жалуется, что не сумеет увидеть бой, так как он наказан и остается после уроков в дисциплинарном классе. Картман в отчаянии бежит к доске и испражняется на стол учителя. Его наказали и он попал в дисциплинарный класс, откуда его обязана забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он спровоцировал учителя, чтоб его определили в этот класс. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это только посему, что он крут. Баттерс его поддерживает и заявляет, что Эрик не опасается драться и придет завтра. Картман с ужасом узнает, что завтра утром до школы все дети соберутся, чтоб поглядеть бой м/у Картманом и Венди. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на диалог. Спустившись вниз Венди с изумлением обнаруживает на диване маму Картмана и самого Картмана плачущего. Родители Венди уверены в том, что она угрожала Эрику побить его и требуют у неё извиниться перед ним. Затем как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с изумлением видят Венди, которая проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом, о том, что рак груди не является подобный уж и страшной болезнью и приводит доводы, которые оскорбляют отношение Венди. Сама же Венди в шоке, от того, что Картман даже побив её в её же игре не останавливается и продолжает издеваться и мучать её. Она с криками отчаяния спрашивает Картмана для чего он это делает с ней, пока её не вызывает директор.

В кабинете директора состоялся диалог м/у Венди и директором, в коем авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его одержать победу и не погибнуть. Она заявляет Венди, что рак возможно описать как жирного маленького отростка, с которым всенепременно нужно сражаться, так как если не продемонстрировать ему, что ты имеешь власть, то он и далее будет мучать тебя и разрастаться ещё более. Он не играет по правилам, так и ты не следуй им. Директриса так морально мотивирует Венди на драку с Картманом, и в конечном счете та решает побить Картмана.

Во дворе Эрик Картман играет мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и передает, что Венди всё же будет сражаться с Картманом. Эрик в ступоре видит Венди, приближающейся к нему. Картман всё ещё напоказ всем пробует смотреться круто и когда Венди вплотную подходит, шёпотом напоминает ей о том, что в случае если он будет побит, он наябедничает собственной маме. Однако Венди всё одно, и она собирает волосы, чтоб драться.

Бой проходит, при этом с очевидным преимуществом Венди, и в конечном счете, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Картмана превратилось в без зубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и заявляет всем, что сейчас его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Хотя, все мальчики только говорят, что они никогда не считали его крутым и вечно презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что друзья думают его крутым, невзирая ни на что.

источник

Ты — не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: «Истинное обустройство мира».
http://noslave.org

«Шоу о раке груди» (англ. Breast Cancer Show Ever ) — эпизод 1209 (№ 176) сериала «South Park», премьера которого состоялась 15 октября 2008 года [1] .

Во время доклада Венди о раке груди Картман постоянно прерывает её своими насмешками и шутками. Венди жалуется Мистеру Гаррисону и просит его сделать что-нибудь с этой напастью, которая с каждой неделей лишь разрастается. Учитель лишь устало просит Картмана прекратить насмешки, на что Картман отвечает очередной шуткой. Взбешенная Венди вызывает Картмана на бой после школы, обещая «выбить из него всё дерьмо». Картман относится к этому иронически и на показ всем лишь дразнит Венди.

Однако в течение дня Картман начинает чувствовать страх и понимает, что если его побьёт девчонка, то все «начнут считать тебя педиком» (слова Баттерса). Он пытается извиниться перед Венди и просит её отменить бой, на что она требует, чтобы Эрик при всех извинился и признал свою неправоту. Картман делает всё возможное, чтобы переубедить её, — даже ест свои трусы, чтобы доказать, насколько он отчаивается и признаёт свою неправоту. Однако он не извиняется публично, что лишний раз убеждает Венди в том, что Картман нисколько не искренен.

На последнем уроке Эрик с ужасом глядит на часы и старается придумать план побега. Всем ученикам не терпится увидеть бой, однако Клайд жалуется, что не сможет прийти, потому что он наказан и остаётся после уроков в дисциплинарном классе. Картман отчаянно бежит к доске и испражняется на стол учителя. В наказание он тоже попадает в дисциплинарный класс, откуда его должна забрать мать.

Картман с облегчением сидит в классе, пока мальчики подозревают его в том, что он нарочно всё подстроил, чтобы избежать драки. Картман отрицает это и утверждает, что он сделал это лишь потому, что «он крут». Баттерс его поддерживает и говорит, что «Эрик не боится драться и придёт завтра». Картман с ужасом узнаёт, что завтра утром перед школой все дети соберутся, чтобы посмотреть бой. За окном Картман видит Венди, которая угрожает ему.

Вечером в доме Венди родители вызывают дочь на разговор. Спустившись, она с удивлением обнаруживает на диване маму Картмана и его самого в слезах. Родители Венди убеждены, что она угрожала Эрику побить его, и требуют у неё извиниться перед ним. После того как Венди попросила прощения, Картман, пока взрослые не видят, всячески дразнит Венди, показывая ей язык и средний палец.

На следующее утро все собравшиеся дети с удивлением видят, как Венди проходит мимо Картмана. Тот издевается над ней и доказывает всем, что он сильнее и круче её.

На уроке, Картман выступает с докладом о том, что рак груди не является такой уж страшной болезнью, и высказывает доводы, которые оскорбляют чувства Венди. Сама же Венди потрясена тем, что Картман, даже побив её в её же игре, не останавливается, продолжая издеваться и мучать её. Она с отчаянными криками спрашивает Картмана, зачем он это делает, и в этот миг её вызывает директор.

В кабинете директора между Венди и директором происходит разговор, в котором авторы заложили мораль серии. Директриса школы оказывается одной из больных раком, которым удалось его победить и выжить. Она говорит Венди, что рак можно описать как «жирного маленького отростка, с которым обязательно надо сражаться, потому как если не показать ему, что ты имеешь власть, то он и дальше будет мучать тебя и разрастаться ещё больше; он не играет по правилам, так и ты не следуй им». Директриса таким образом морально побуждает Венди к драке с Картманом, и в конце концов та решает побить его.

Во дворе Эрик играет в мяч с ребятами, когда прибегает Баттерс и сообщает, что Венди всё же будет с ним сражаться. Эрик в ступоре видит, как к нему приближается Венди. Картман всё ещё напоказ окружающим пытается выглядеть круто, и когда Венди подходит вплотную, шёпотом напоминает ей, что если она будет драться, то он наябедничает своей маме. Но Венди всё равно, и она собирает волосы, чтобы драться.

Бой начинается, причём у Венди явное преимущество, и в конце концов, побив Картмана, она уходит с площадки. Лицо Эрика превращается в беззубую кроваво-синюю жижу, Картман плачет и говорит всем, что теперь его никто не будет уважать и все будут его презирать из-за того, что его побила девчонка. Однако, все мальчики лишь говорят, что они никогда и не считали его крутым и всегда презирали его, так что ничего не изменилось. Картман воспринял это как попытку его утешить и ушёл довольный тем, что друзья считают его крутым, несмотря ни на что.

  • Картман уже дрался (примечательно, что на том же месте — на заднем дворе школы) в эпизоде «Извинения перед Джесси Джексоном».
  • Название «Breast Cancer Show Ever» — это игра слов: сочетание «Best Show Ever» («лучшее шоу всех времён») и «Breast Cancer» («рак груди»).
  • Рядом с наказанным Картманом в библиотеке сидит рыжий мальчик из эпизода «Рыжие дети».
  • Впервые показывают комнату Венди — она подчеркнутно-стереотипна: розовые стены, цветочки, игрушки, сердечки, единорог.
  • На двери комнаты Венди висит плакат Cirque du Soleil — это отсылка к эпизоду «Пятерняшки 2000».
  • Стэн верит, что Венди боится драться с Картманом, что достаточно странно. Из показанных эпизодов видно, что Венди — весьма решительная и принципиальная девочка, в то время как трусливость Картмана и его склонность ко лжи более всего известны его друзьям.
  • Картман в очередной раз забывает, что не умеет драться — беспокоиться он начинает только после того, как Баттерс подсказывает ему, что Венди может его побить.
  • На что способна по-настоящему разозлённая Венди, уже показывалось в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома» — тогда она при помощи сложной многоходовки избавилась от учительницы, в которую влюбился Стэн.
  • Когда Картман начинает дразнить Вэнди в её доме, можно заметить фотографию на стене, где Вэнди стоит рядом со своей бабушкой (возможно с той, которая умерла в эпизоде «Ринопластическая клиника Тома»).
  • Наказание Картмана отсылает к фильму «Клуб „Завтрак“» : пятеро наказанных коротают время в библиотеке. Картман занимает «место» хулигана Бендера.
  • Реплика Венди в конце драки «I’ve finished!» — пародия на финальную сцену фильма «Нефть»
  • Драка в конце серии пародирует последний бой из фильма «Большой куш». Музыкальная композиция, играющая во время боя, — аллюзия на инструментал «Fuckin’ In The Bushes» группы Oasis, который звучит всё в том же бою из фильма.
  • Сюжет серии в каких-то частях (попытка извиниться, попытка откупиться, взгляд на часы с ужасом) повторяет сюжет фильма «Ровно в 3».
  • Фраза Биби Стивенс в конце урока — «Врежь ему посильнее, Венди!» — отсылка к фильму «Город грехов».
  • В серии Картман использует психологическую проекцию (возможно, бессознательно).

– Мы просто гуляли. – Честно ответила я. – И вот их искали. – Улыбнувшись «найдёнышам», показала на них рукой.
– Но ты ведь живая? – не мог успокоиться спаситель.
– Да, но я уже не раз здесь была. – Спокойно ответила я.
– Ой, только не здесь, а «наверху»! – смеясь, поправила меня моя подружка. – Сюда мы бы точно не возвращались, правда же?
– Да уж, я думаю, этого хватит надолго. Во всяком случае – мне. – меня аж передёрнуло от недавних воспоминаний.
– Вы должны отсюда уйти. – Опять мягко, но уже более настойчиво сказал юноша. – Сейчас.
От него протянулась сверкающая «дорожка» и убежала прямо в светящийся туннель. Нас буквально втянуло, даже не успев сделать ни шагу, и через какое-то мгновение мы оказались в том же прозрачном мире, в котором мы нашли нашу кругленькую Лию и её маму.
– Мама, мамочка, папа вернулся! И Велик тоже. – маленькая Лия кубарем выкатилась к нам навстречу, крепко прижимая к груди красного дракончика.. Её кругленькая мордашка сияла солнышком, а сама она, не в силах удержать своего бурного счастья, кинулась к папе и, повиснув у него на шее, пищала от восторга.
Мне было радостно за эту, нашедшую друг друга, семью, и чуточку грустно за всех моих, приходящих на земле за помощью, умерших «гостей», которые уже не могли друг друга так же радостно обнять, так как не принадлежали тем же мирам.
– Ой, папулечка, вот ты и нашёлся! А я думала, ты пропал! А ты взял и нашёлся! Вот хорошо-то как! – аж попискивала от счастья сияющая девчушка.
Вдруг на её счастливое личико налетела тучка, и оно сильно погрустнело. И уже совсем другим голосом малышка обратилась к Стелле:
– Милые девочки, спасибо вам за папу! И за братика, конечно же! А вы теперь уже уходить будете? А ещё когда-то вернётесь? Вот ваш дракончик, пожалуйста! Он был очень хороший, и он меня очень, очень полюбил. – казалось, что прямо сейчас бедная Лия разревётся навзрыд, так сильно ей хотелось подержать ещё хоть чуть-чуть этого милого диво-дракончика. А его вот-вот увезут и уже больше не будет.
– Хочешь, он ещё побудет у тебя? А когда мы вернёмся, ты его нам отдашь обратно? – сжалилась над малышкой Стелла.
Лия сначала ошалела от неожиданно свалившегося на неё счастья, а потом, не в состоянии ничего сказать, так сильно закивала головкой, что та чуть ли не грозилась отвалиться.
Простившись с радостным семейством, мы двинулись дальше.
Было несказанно приятно опять ощущать себя в безопасности, видеть тот же, заливающий всё вокруг радостный свет, и не бояться быть неожиданно схваченной каким-то страшно-кошмарным ужастиком.
– Хочешь ещё погулять? – совершенно свежим голоском спросила Стелла.
Соблазн, конечно же, был велик, но я уже настолько устала, что даже покажись мне сейчас самое что ни есть большое на земле чудо, я наверное не смогла бы этим по-настоящему насладиться.
– Ну ладно, в другой раз! – засмеялась Стелла. – Я тоже устала.
И тут же, каким-то образом, опять появилось наше кладбище, где, на той же скамеечке, дружно рядышком сидели наши бабушки.
– Хочешь покажу что-то. – тихо спросила Стелла.
И вдруг, вместо бабушек появились невероятно красивые, ярко сияющие сущности. У обоих на груди сверкали потрясающие звёзды, а у Стеллиной бабушки на голове блистала и переливалась изумительная чудо-корона.
– Это они. Ты же хотела их увидеть, правда? – я ошалело кивнула. – Только не говори, что я тебе показывала, пусть сами это сделают.
– Ну, а теперь мне пора. – грустно прошептала малышка. – Я не могу идти с тобой. Мне уже туда нельзя.
– Я обязательно приду к тебе! Ещё много, много раз! – пообещала от всего сердца я.
А малышка смотрела мне вслед своими тёплыми грустными глазами, и казалось, всё понимала. Всё, что я не сумела нашими простыми словами ей сказать.

Всю дорогу с кладбища домой я безо всякой причины дулась на бабушку, притом злясь за это на саму себя. Я была сильно похожа на нахохлившегося воробья, и бабушка прекрасно это видела, что, естественно, меня ещё больше раздражало и заставляло глубже залезть в свою «безопасную скорлупу». Скорее всего, это просто бушевала моя детская обида за то, что она, как оказалось, многое от меня скрывала, и ни чему пока не учила, видимо считая меня недостойной или не способной на большее. И хотя мой внутренний голос мне говорил, что я тут кругом и полностью не права, но я никак не могла успокоиться и взглянуть на всё со стороны, как делала это раньше, когда считала, что могу ошибаться.
Наконец, моя нетерпеливая душа дольше выдержать молчание была не в состоянии.
– Ну и о чём вы так долго беседовали? Если, конечно, мне можно это знать. – обиженно буркнула я.
– А мы не беседовали – мы думали, – спокойно улыбаясь ответила бабушка.
Казалось, она меня просто дразнит, чтобы спровоцировать на какие-то, ей одной понятные, действия.
– Ну, тогда, о чём же вы там вместе «думали»? – и тут же, не выдержав, выпалила: – А почему бабушка Стеллу учит, а ты меня – нет. Или ты считаешь, что я ни на что больше не способна?
– Ну, во-первых, брось кипятиться, а то вон уже скоро пар пойдёт. – опять спокойно сказала бабушка. – А, во-вторых, – Стелле ещё долго идти, чтобы до тебя дотянуться. И чему же ты хочешь, чтобы я учила тебя, если даже в том, что у тебя есть, ты пока ещё совсем не разобралась. Вот разберись – тогда и потолкуем.
Я ошалело уставилась на бабушку, как будто видела её впервые. Как это Стелле далеко до меня идти. Она ведь такое делает. Столько знает. А что – я? Если что-то и делала, то всего лишь кому-то помогала. А больше и не знаю ничего.
Бабушка видела моё полное смятение, но ни чуточки не помогала, видимо считая, что я должна сама через это пройти, а у меня от неожиданного «положительного» шока все мысли, кувыркаясь, пошли наперекосяк, и, не в состоянии думать трезво, я лишь смотрела на неё большими глазами и не могла оправиться от свалившихся на меня «убийственных» новостей.
– А как же «этажи». Я ведь никак не могла сама туда попасть. Это ведь Стеллина бабушка мне их показала! – всё ещё упорно не сдавалась я.
– Ну, так ведь для того и показала, чтобы сама попробовала, – констатировала «неоспоримый» факт бабушка.
– А разве я могу сама туда пойти. – ошарашено спросила я.
– Ну, конечно же! Это самое простое из того, что ты можешь делать. Ты просто не веришь в себя, потому и не пробуешь.
– Это я не пробую. – аж задохнулась от такой жуткой несправедливости я. – Я только и делаю, что пробую! Только может не то.
Вдруг я вспомнила, как Стелла много, много раз повторяла, что я могу намного больше. Но могу – что. Я понятия не имела, о чём они все говорили, но теперь уже чувствовала, что начинаю понемножку успокаиваться и думать, что в любых трудных обстоятельствах мне всегда помогало. Жизнь вдруг показалась совсем не такой уж несправедливой, и я понемногу стала оживать.
Окрылённая положительными новостями, все последующие дни я, конечно же, «пробовала». Совершенно себя не жалея, и вдребезги истязая своё, и так уже измождённое, физическое тело, я десятки раз шла на «этажи», пока ещё не показываясь Стелле, так как желала сделать ей приятный сюрприз, но при этом не ударить лицом в грязь, сделав какую-нибудь глупую ошибку.

источник