Меню Рубрики

Женщины которые выжили после рака груди

Продление жизни выживших после рака груди

В рамках нового исследования, проведенного группой специалистов, представляющих Университет Южной Калифорнии USC, было выдвинуто предположение о том, что регулярные физические нагрузки способствуют продлению жизни пациентов, которые выжили после онкологии молочной железы при том, что показатели рисков могут снизиться с типа 2, уменьшится риск развития сердечных патологий, а также риск рецидива онкологии молочной железы. Результаты научной работы были опубликованы в Журнале клинической онкологии.

По словам Кристины Дили-Конрайт, являющейся ведущим автором исследования, доцентом Отделения биокинезиологии и физиотерапии в USC, пациентам не известна первопричинность смертности среди выживших после онкологии молочной железы – осложнения могут быть представлены сердечнососудистыми патологиями, а не только рецидивом рака.

Как свидетельствуют данные Американского онкологического сообщества, показатели выживаемости пациентов с раком молочной железы относительно высоки и составляют порядка 9 из 10 в пятилетний срок с момента установки диагноза. Наряду с этим у женщин часто наблюдается склонность к увеличению массы тела в ходе противораковой терапии, что является основной проблемой в ходе лечения.

Согласно текущим результатам научного исследования, выжившие пациенты, у которых была диагностирована онкология молочной железы, занимаются аэробикой для повышения резистентности и снижения рисков развития рецидива и метастазирования – это позволяет контролировать состояние здоровья пациентов, а также бороться с избыточным количеством жиров в организме, высоким кровяным давлением и высоким уровнем триглицеридов, которые провоцируют развитие инсульта, сердечных приступов и других патологий.

Факторы, в число которых входит ожирение, химиотерапия и малоподвижный образ жизни, способствуют усугублению метаболического синдрома у пациентов, страдающих раком молочной железы. Как показывают результаты исследования, около 17% женщин с развитием метаболического синдрома склонны к увеличению рисков онкологии молочной железы. У них наблюдаются втрое большие показатели вероятности рецидива онкологии груди и вдвое увеличенные показатели смертности среди пациентов с этим типом рака.

Проведенная научная работа представляла собой рандомизированное исследование, в котором приняло участие порядка сотни человек с диагностированным раком молочной железы, прошедшие терапию длительностью менее полугода до участия в исследовании.

Пациенты, принимающие участие в исследовании, занимались физическими упражнениями трижды в неделю на протяжении четырех месяцев – в программу были включены тренировки сопротивления с использованием весов и от 150 минут аэробных упражнений со средней интенсивностью.

На начало исследования около 46% пациентов страдали от ожирения, а у 77% из них наблюдался метаболический синдром.

В результате проведенных манипуляций только у 15% пациентов наблюдался метаболический синдром сравнительно с 80% контрольной группы. У женщин можно было наблюдать потерю веса и развитие мышечного каркаса. При этом уровень давления был снижен на 10%, а концентрация хорошего холестерина в крови повысилась на 50%, что говорит о снижении рисков развития сердечнососудистых патологий.

Как отметила Дили-Конрайт, ожирение провоцирует воспалителные процессы, что может стимулировать рост раковых клеток и развитие рецидива онкологии. В ранее проведенном исследовании ею были изучены образцы крови и биопсии жировых тканей, полученных от 20 пациентов, страдающих ожирением. Судя по полученным результатам, было установлено, что физическая активность позволяет улучшить общее состояние здоровья и снизить степень воспалительных процессов в клетках.

Дили-Конрайт сказала, что физические упражнения выступают в качестве терапии. Оба научных исследования подтверждают их пользу, что говорит о необходимости использования этого подхода в качестве дополнительной меры в противораковой терапии.

Рак у пожилых людей, в частности рак молочной .

Ученые, которые занимаются изучением .

Учеными, представляющими Университет Нагоя, .

источник

В течение года после постановки диагноза рак груди неуклонно прогрессирует. Соответственно, смертность в первый год при раке составляет около 10%. Онкологи для характеристики смертности при раке груди традиционно учитывают пятилетнюю выживаемость. Этот показатель характеризуется количеством женщин, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рак груди. Статистика по смертности при этом онкологическом заболевании свидетельствует, что показатели выживаемости во многом зависят от адекватности проводимого лечения. В частности, при правильном эффективном лечении в течение пяти лет выживает более 50% женщин. Без соответствующего лечения пятилетняя выживаемость при раке груди не превышает 15%.

По данным российской медицинской статистики, в нашей стране каждый год регистрируется 46 тысяч новых случаев заболевания раком груди. При этом по распространенности у женщин он находится на первом месте, занимая 19,3% в общей структуре онкологических заболеваний. Смертность от опухоли молочной железы занимает третье место после сердечно-сосудистых заболеваний и несчастных случаев. При этом рак молочной железы является основной причиной смертности женщин от онкологических заболеваний. Рак груди занимает 16,3% в структуре женской смертности от рака. Количество умерших от этой причины за последний год составляет 22,6 тысяч женщин, что соответствует показателю смертности 34 на 100 тысяч женского населения. При этом более 30% всех умерших от рака груди составляют женщины трудоспособного возраста, что обуславливает высокую социальную значимость данной патологии в нашей стране.

В нашей стране уменьшение смертности от рака груди является приоритетной задачей, решение которой поможет снизить смертность от онкологических заболеваний в целом. Международная статистика показывает, что регулярные маммографические исследования позволяют существенно снизить общую смертность от данной патологии. Например, по данным шведских онкологов, регулярное проведение маммографии с визитом к маммологу снизило вероятность наступления смертельного исхода на 30%. В то же время, американские статистические данные свидетельствуют о том, что скрининг онкопатологии молочной железы с периодичностью 1 раз в год уменьшает смертность на треть только у женщин младше 50 лет. У лиц старшей категории регулярная маммография не показала такого положительного результата. Несмотря на постоянное развитие в России скрининговых программ для выявления рака груди на ранней стадии, более 40% женщин впервые узнают о своем диагнозе только на 3-й или 4-й стадии.

При опухоли молочной железы выделяют четыре стадии, которые различаются по размерам онкологического процесса и его распространенности. Смертность увеличивается пропорционально с ростом стадии, на которой выявляется опухоль.

1 стадия характеризуется размерами злокачественного новообразования меньше 2 см. При этом раковые клетки еще не успели перейти на подмышечные и окологрудные лимфатические узлы. Статистика показывает, что если рак груди выявляется на первой стадии, то пятилетняя выживаемость составляет 70-95%.

2 стадия предусматривает размеры опухоли 2-5 см без распространения на ближайшие лимфатические узлы. Кроме того, ко второй стадии относится рак размерами не больше 2 см с обнаружением небольших метастазов в регионарных лимфоузлах. Эта стадия также характеризуется благоприятным прогнозом, так как в течение 5 лет выживают 50-80% женщин.

3 стадия характеризуется размерами узла свыше 5 см с поражением регионарных лимфатических узлов. Пятилетняя выживаемость на этой стадии онкологического процесса составляет 10-50%.

4 стадия представляет собой рак любого размера, при котором имеются отдаленные гематогенные метастазы в различных органах, таких как кожа, легкие, печень и так далее. Выживаемость в течение 5 лет не превышает 10%.

Десятилетняя выживаемость при раке груди

источник

Не забывайте делать ежегодную маммографию!

Три года назад моя жизнь и тело изменились навсегда, когда мне удалили две раковые опухоли, обе груди и 13 лимфатических узлов. Я благодарна за каждый день, когда я иду по этой земле; однако, я никогда не буду прежней. Я имею в виду, что я не погружаюсь в горе каждую минуту каждого дня или чего-то еще, но рак всегда со мной и всегда будет со мной.

Вот несколько вещей, которые выживший после рака желает, чтобы вы знали:

Я не понимала, насколько трудным было лечение, пока оно происходило. После 5 операций за 11 месяцев я только теперь могу понять степень травмы, которую пережили мое тело и разум.

Моя левая подмышка всегда будет чувствовать, будто кто-то засовывает мне вешалку под нее.

Я постоянно вспоминаю о моей двойной мастэктомии каждый раз, когда я принимаю душ и не чувствую воды на груди.

Я не могу делать отжиманий, потому что у меня не осталось тканей или мышц в груди.

То, что я вижу, что я смеюсь и продолжаю жить нормально, не означает, что я не боюсь дерьма, что плохие клетки снова начнут расти, и я не смогу увидеть, как мои дети закончат среднюю школу.

Мне нравится слышать истории успеха, а не истории ужасов. Пожалуйста, не стоит рассказывать мне о вашей няне, у которой была двойная мастэктомия в 42 года, но потом рак вернулся через два года, и теперь она мертва. Дело не в том, что мне наплевать на вашу няню — я действительно, правда, на самом деле — это просто мой самый страшный страх, и я просто не хочу этого даже слышать.

С другой стороны, если у вашего друга есть диагноз, и вы говорите об этом в группе, не стоит замолкать, когда вы понимаете, что я рядом. Честно говоря, я могу принять эти разговоры, и когда вы начинаете молчать, это заставляет меня чувствовать, как будто вы думаете, что у меня чума. Или то, что вы все являетесь частью не-онкологического клуба, который может свободно говорить об этом, а я — часть онкологического клуба. Что я до боли осознаю, мне просто не нужно напоминать.

Иногда я так нервничаю, когда иду на прием к онкологу, меня тошнит в ванной комнате приемной. Но я надеваю это смелое лицо, когда вы спрашиваете меня, как прошло мое назначение, как будто это не имеет большого значения.

У меня больше нет контроля над своим телом и эмоциями. Химикаты, которые я принимаю ежедневно, полностью работают на этом корабле. В некоторые дни я их почти не чувствую, а в другие дни я даже не знаю, кто этот человек, рядом со мной. Ничто из этого не является преднамеренным. Пожалуйста, не принимайте это на свой счет, и, пожалуйста, простите меня. Я бы с удовольствием не принимала лекарства, но, понимаете, те же самые химические вещества, которые иногда превращают меня в безумца, — это те же самые химические вещества, которые должны поддерживать мою жизнь. Здорово…

Когда люди говорят: «Теперь у тебя все хорошо, верно?»… Я хочу сказать, что у меня все хорошо, если только эти раковые клетки в моем теле не решат расти и снова исследовать мое тело. Вы видите, вот как это работает для меня сейчас. Если мой рак возвращается, это не потому, что я что-то сделала или не сделала. Потому что это те карты, которые мне сдали.

Мое сердце разрывается, когда я говорю своему сыну Джулиану, что у меня назначена встреча с врачом, и он смотрит на меня со страхом и спрашивает меня, что случилось. Видите ли, он постоянно боится, что рак подкрадется к нам из ниоткуда, как это было в первый раз. И нет ничего более душераздирающего, чем ваш маленький мальчик, заставляющий вас обещать ему, что вы не умрете.

Я бы хотела, чтобы люди перестали использовать термин «без рака», потому что вы никогда не будете «свободны» от рака. Вернемся к более раннему моменту… Я свободна от рака, если только эти клетки не решат снова исследовать мое тело.

Я каждый день напоминаю себе, что я не умираю от рака, но живу с раком, и я напоминаю себе каждый день, что я предпочла бы иметь эту жизнь, чем никакой жизни вообще.

И не забудьте пройти самопроверку в душе и обязательно делайте свою ежегодную маммографию. Раннее обнаружение спасает жизни, и если бы я сделала маммографию, а не была бы слишком занята, мой диагноз и прогноз были бы совсем другими, так как мой рак был в движении.

источник

Когда лечение рака молочной железы окончено, вне зависимости от результатов, женщина будет находиться в особенной группе пациентов. Придется проходить регулярные контрольные осмотры, во время которых врач будет спрашивать о самочувствии, назначать определенные лабораторные исследования, а также делать контрольные снимки. Именно так выглядит жизнь после рака молочной железы.

Чтобы убедиться, что опухоль не возвращается, что не появилось нигде очагов метастаз, ходить к врачу придется регулярно. Также посещение доктора важно и для того, чтобы контролировать побочные действия, которые имеет практически каждый способ лечения от рака.

Конечно, реабилитация после болезни важна, но это не значит, что она будет отнимать много времени. Первые несколько месяцев визиты будут чаще, потому что, возможны побочные эффекты лечения. Особенно надо показаться врачу, если что-то сильно беспокоить, появились новые незнакомые состояния.

Первое время, при условии хорошего самочувствия, достаточно будет ходить к доктору раз в полгода. Чем больше времени проходит с момента победы над болезнью и чем лучше общая клиническая картина, тем более увеличивается перерыв между профилактическими осмотрами. Спустя пять лет можно будет показываться врачу раз в год.

Важно! Если была проведена операция, но при этом сохранена грудь, к специалисту надо будет ходить ежегодно, в течение всей жизни, чтобы проходить маммографию. Если женщина принимает тамоксифен, то раз в год нужно будет дополнительно обследовать тазовую область, особенно, если появляются выделения из влагалища неизвестной природы (могут указывать на развитие рака матки).

Бывает, что во время профилактического осмотра врач замечает, что опухоль рецидивирует. Тогда назначается дополнительное обследование. Если диагноз подтверждается, лечение зависит от места расположения опухоли и общей картины предыдущего лечения.

Лимфоедема представляет собой отек из-за скопления лимфы. Люди, победившие рак молочной железы, часто сталкиваются с этим побочным явлением. Отек может возникнуть в любое время: и сразу после операции, и спустя годы. Определить, у кого именно разовьется лимфоедема не является возможным. При правильном уходе за собой после лечения можно избежать появления этого побочного эффекта. Любая травма или инфекция со стороны, где была опухоль, могут обострить процесс.

У женщин, переживших недуг, в большинстве случаев сохраняется нормальное качество жизни. Но тут многое зависит от лечения, которое проводилось. Больше всего негативных эффектов в дальнейшей жизни дает химиотерапия. Многие исследования показывают, что, чем моложе пациентка, тем сложнее ей адаптироваться к новому образу жизни. После химиотерапии часто возникает ранняя менопауза, что сказывается на возникновении сексуальных проблем.

Когда болезнь осталась позади, надо радоваться, а не унывать. Сегодня практически в каждом городе существуют специальные группы поддержки и профессиональные консультации психологов, которые помогают адаптироваться в обществе людям, пережившим рак молочной железы.

В этом аспекте жизни многое зависит от того способа лечения, который был выбран в итоге. Часто вместе мастэктомии женщины могут выбрать операцию с сохранением молочных желез.

Но тут важно понимать, что следует выбирать наиболее эффективное лечение, а последующие косметические дефекты современная медицина помогает быстро устранить. Потеря волос после химиотерапия пугает многих леди, но есть много современных способов, как справиться с этим явлением.

После болезни можно не только качественно жить, но и дарить новую жизнь. Современная медицина позволяет женщинам, победившим рак молочной железы, беременеть уже спустя два года после болезни (при отсутствии рецидивов и общем хорошем самочувствии). Рак молочной железы и беременность вполне совместимые вещи. Многие исследования показывают, что беременность не повышает риск возвращения рака.

Конечно, онкология, особенно, рак молочной железы – это серьезный диагноз, который требует длительного и сложного лечения. Лечение сложно не только в медицинском, но также в эмоциональном плане. Чтобы побороть болезнь, необходимо собрать все свои силы и волю, обеспечить себе поддержку близких и родных людей. Многие формы рака груди можно победить. Исследования в этом направлении продолжаются, а новые способы лечения внедряются постоянно.

источник

После того как женщина поборола такую серьезную болезнь, как рак молочных желез, ей стоит кардинально пересмотреть и изменить свою жизнь и ее образ. Чтобы быстрее вернуться в обычный темп, следует заняться собой, правильно питаться, заниматься лечебными физическими упражнениями и больше радоваться жизни, не упуская второго шанса.

Каждая женщина больше всего боится этого коварного заболевания. Вылечить его очень непросто, а реабилитироваться еще сложнее. Поэтому жизнь после рака молочной железы должна быть полной и более внимательной.

Кто пережил рак молочной железы, должен более внимательно относиться к собственному организму и рациону питания. Жирная пища для них теперь под запретом. Очень полезным будет употребление следующих продуктов:

  • Фрукты.
  • Овощи.
  • Зелень.
  • Проростки пшеницы.
  • Чай на травах или зеленый.

Нельзя употреблять алкоголь

Все эти продукты способны в несколько раз ускорить процесс восстановления организма, и выведут из него все негативные токсины, шлаки и т. д. Не рекомендуется пить алкогольные напитки, пиво крепкий кофе, поскольку они могут провоцировать появление вторичных опухолей и вызвать рецидив. Пшеница тоже может быть противопоказанной для тех, кто находится в группе высокого риска онкологических болезней.

Те, кто пережил рак молочной железы, должны помнить, что первые шесть месяцев нельзя поднимать любые тяжести, вес которых превышает 2 кг. Конечности нужно трепетно беречь от всех возможных механических повреждений. Под запретом также находятся процедуры естественного загара и солярия. По истечении двух недель с момента проведения хирургических манипуляций по извлечению опухоли и проведения химии, женщина должна ежедневно выполнять специальные упражнения, которые укрепят мышцы. Эта физкультура должна придерживаться около 1,5 месяца, а список движений и нагрузок предоставляет врач-онколог.

Большинство девушек, переживших рак груди, сильно начинают переживать и стеснятся того, что их молочная железа утеряна. Однако современные услуги пластической хирургии решают эту проблему с помощью протезирования. Реабилитация после рака молочной железы должна иметь психологические аспекты. Женщине лучше гнать плохие эмоции и мысли прочь, особенно о рецидиве. Если самостоятельно справиться с негативными эмоциями не выходит, то можно воспользоваться услугами психотерапевта.

Теперь все в руках женщины и только ей решать, как провести последующую жизнь. Главное, что ей необходимо помнить – ей удалось победить страшнейшую болезнь, поэтому ни к чему относится к себе критически. Сегодня существует огромное количество квалифицированных специалистов, которым под силу вернуть былую женскую красоту, пострадавшую из-за удаления новообразования. В результате лечения, может измениться количество женских половых гормонов. Этот фактор может существенно понизить либидо и тягу к интимным отношениям. Чтобы это не стало причиной раздоров с партнером, нужно откровенно разговаривать с ним на данную тему. Выслушав друг друга, пара быстрее возобновит сексуальные отношения и внесет в нее некоторые коррективы.

Очень сложно привыкнуть к новой внешности женщинам, которые пережили рак груди в молодом возрасте (20-40 лет). Отсутствие груди давит на них на психологическом уровне, ведь в такие годы люди начинают строить серьезные отношения и семью. В этом случае очень важно, чтобы близкие люди сумели поддержать и помочь женщине влиться в привычную жизнь и перестать критически к себе относится.

Она только что поборола страшное заболевание, но все еще слаба в психологическом и физическом плане. Организму понадобится много времени, чтобы восстановиться. Родственники должны отнестись к пациентке с пониманием, выслушивать, если потребуется, не перебивать. Если ей нужен будет совет или поддержка, она даст знать.

Люди, победившие рак молочной железы обычно становятся замкнутыми психологически уязвимыми людьми. Однако эта болезнь не выбирает себе жертву и поражает как обычных граждан, так и знаменитостей:

Зарубежная актриса Кристина Эпплгейт является одной из звезд, которая победила рак молочной железы. Она повергла болезнь в 2008 году. Многие могут помнить эту смелую женщину по кинокартинам «Пришельцы в Америке» и «Пережить Рождество». В возрасте 36 лет ей поставили неутешительный диагноз, но она справилась и теперь занимается благотворительностью в поддержке женщин, которые вынуждены также бороться с этим заболеванием.

Певица Кайли Миноуг пережила диагностированный рак груди в 2005 году. Ей пришлось отменить все концерты и начать незамедлительное лечение, которое в итоге оказалось успешным.

Голливудская певица Анастэйшан также столкнулась с этой страшной проблемой. Имея огромное желание помочь другим пациенткам, она дала добро на транслирование передач, которые снимали ее в процессе всей терапии. Будучи больной, записала альбом, который произвел настоящий фурор в 2004 году. А уже спустя пару лет она полностью избавилась от рака. Теперь занимается модой и выпускает коллекции одежды.

Читайте также:  Что нельзя при раке молочной железы лекарства

Популярная писательница страны Дарья Донцова так же как и вышеперечисленные звезды пережила и победила рак груди на последних его стадиях.

Эти люди нашли в себе силы перебороть болезнь и не потерять вкус к жизни. Так что победа над такой страшной болезни должна давать повод женщинам открыть себя для чего-то новое и испытывать только положительные эмоции.

источник

У 40-летней Лиз О’Риордан, врача онкопластической хирургии в Суффолке, Великобритания, обнаружили рак груди третьей степени в 2013 году. После химиотерапии, последующей за ней ампутации молочной железы и лучевой терапии Лиз смогла даже вернуться к работе, пока у нее снова не обнаружили рак на том же месте. И снова после лечения она вернулась к жизни и написала в соавторстве с другой женщиной, пережившей рак, книгу, которая должна помочь другим людям в этой же ситуации.

«Я никогда не думала, что это произойдет со мной. Когда мне поставили диагноз, мне было 40 лет и я никогда не чувствовала себя лучше. Ни у кого в моей семье не было рака. К тому же я всегда сидела по ту сторону от пациента — как консультант-хирург онкопластической хирургии. Я была тем человеком, который сообщал страшные новости и рассказывал об операции, назначал химиотерапию. А не той плачущей и одновременно озлобленной женщиной».

— Dr Miss Dr Mrs Liz O’Riordan (@Liz_ORiordan) 8 сентября 2018 г.

У меня и раньше бывали кисты в груди, так что, когда я заметила новую, то не особо волновалась. Да и проверять ее пошла только по настоянию мамы, которая работала медсестрой. Результаты маммограммы были нормальными, а вот рентген — нет. Мы с рентгенологом сидели и смотрели на экран вместе, когда увидели большую и черную массу: рак. Последующая биопсия показала, что это смешанный протоковый и лобулярный рак, сильно разросшийся и агрессивный.

В одну секунду у меня перед глазами пролетело то, что меня ожидает: мастэктомия, химиотерапия, опустошение и разрушение, которое ляжет на мою семью, брак, тело и карьеру. Наконец я узнала, что значит иметь рак, а не просто быть экспертом по этой болезни.

Цель нашей книги — рассказать женщинам все то, что мы бы хотели знать с самого начала. Все эти вещи я теперь рассказываю своим пациентам, потому что знаю, каково это — оказаться по ту сторону стола. В мае во время стандартного осмотра у меня снова нашли рак. Я, конечно, в шоке и напугана, но все равно это можно вылечить. По крайней мере в этот раз я знаю гораздо больше, чем в первый.

Итак, вот 11 вещей, которые должна знать каждая женщина.

Не храбритесь

Мы с мужем все еще думали над вопросом, заводить ли детей, когда мне поставили диагноз. У молодых женщин химиотерапия вызывает раннюю менопаузу, а с ней и бесплодие. Когда до меня это дошло, я сломалась, горюя о ребенке, которого у нас никогда не будет. В другой раз я была так расстроена, выезжая из клиники, где работала консультантом-хирургом, пытаясь попасть на прием по поводу собственного лечения, что меня чуть не вырвало в машине.

Вам не нужно храбриться и делать вид, что все в порядке, лучше справляться с негативными эмоциями в открытую. Чувствовать себя опустошенным, злым, испуганным или просто жалеть себя вовсе не означает, что это как-то повлияет на ваше выздоровление. Однако если эти чувства полностью поглощают вас, то лучше обратиться за помощью к врачу. То же касается физической боли — просите все необходимое, чтобы уменьшить ее.

Вы можете сохранить фигуру

В наши дни большинству женщин с раком груди не удаляют полностью грудь. Вместо этого хирурги могут сделать лампэктомию, удаляя лишь одну пятую груди и потом убирая последствия с помощью косметической хирургии. Очень большой размер груди, кстати, тоже могут уменьшить. У женщин есть выбор. Вы будете снова хорошо выглядеть обнаженной или в нижнем белье.

Если же вам нужна мастэктомия, как и мне, то вам полностью удалят грудь, а затем проведут реконструкцию, используя имплант и вашу собственную кожу. Я решила, что мне нужна реконструкция. Я не хотела менять то, как я одевалась. А поскольку я худая и у меня не могли взять кожу и жир с другой части тела, то я выбрала имплант.

Эти операции я делала сама регулярно, и, восхищаясь аккуратной работой, которую я проделывала, я говорила пациенткам, как хорошо все заживает. Однако сейчас я знаю об этом гораздо больше. Кожа на груди немеет, а вставленный имплант холодный. Большинство женщин это устраивает, но если вас — нет, то стоит рассказать об этом врачу.

Мне пришлось удалить имплант, когда рак вернулся. Сейчас у меня вместо одной груди плоская поверхность. И ничто не подготовит вас к тому, как вы будете выглядеть без одной груди. Я все еще привыкаю.

Вам может и не понадобиться химиотерапия

Лишь трети людей с раком груди нужна химиотерапия. Ее делают, если вы молоды или рак так разросся, что достиг лимфатических узлов. Многим женщинам делают только операцию по удалению опухоли и, возможно, лучевую терапию. Если же рак чувствителен к эстрогену, то им будут давать антиэстрогенные препараты. Мы знаем, что химиотерапия никак не повлияет на шансы выздоровления и возможный рецидив, так что какой смысл ее проводить.

Но вы все равно справитесь, даже если назначат химиотерапию

Химиотерапию проводят курсами от одной до трех недель, в целом это занимает пять месяцев. В больнице вы проводите всего несколько часов.

Мне делали химиотерапию из-за моего возраста и размера рака. Если вы лишитесь волос, то побалуйте себя и сходите в турецкий барбер-шоп или посмотрите на YouTube крутые способы, как носить головной платок. Поначалу я ненавидела ходить лысой и не хотела носить парики. Тогда я купила необычные очки в надежде, что люди будут смотреть на них.

Вам нужно пить много воды. Она будет ужасна на вкус, так что пейте лучше сквош (напиток из цитрусовых соков и газированной воды). Мажьте вазелином внутри носа, потому что слизистая там высохнет.

Если вас будет мучить бессонница — побочный эффект от стероидных препаратов, присоединяйтесь к онлайн-форумам, там всегда будет с кем поговорить в три часа ночи.

То, что вам не скажет ни один врач: лобковые волосы выпадут в первую очередь, так что вот вам и бесплатная бразильская эпиляция.

Доктор Гугл может быть полезным

Раньше я говорила своим пациентам не гуглить «рак груди». Я наивно полагала, что даю им всю информацию, которая нужна. Но первым же делом, получив результаты своей биопсии, я полезла в гугл. Да, многое, что вы найдете по запросу, будет пугающим и неверным. Однако мы живем в цифровом веке, и игнорировать это невозможно. Ищите безопасные сайты и приложения, которые одобряют большинство крупных благотворительных организаций.

Не отказывайтесь от интимной жизни

Многие женщины реагируют на диагноз, думая, что мужья разведутся с ними, чтобы найти кого-нибудь здорового. Я так думала. Это чувство вины, которое вы испытываете за то, что мужьям приходится все это проходить с вами.

Вам и так придется справляться с изменениями в теле и менопаузой, не позволяйте раку разрушить вашу физическую связь. Лечение приведет к понижению уровня эстрогена, который является природной смазкой, без него все пересыхает. На этот случай существует множество продуктов, как, например, лубриканты. Вашему партнеру тоже может понадобиться помощь, поговорите с ним об этом.

Не будьте как одна моя знакомая, которая спрашивала, можно ли ей заниматься сексом с мужем во время курса химиотерапии, потому что она боялась отравить его.

Игнорируйте шарлатанские снадобья

Будучи врачом, я и не подозревала, насколько огромна индустрия, которая кормится за счет страхов и уязвимости раковых больных. А в качестве пациента узрела. Подумайте сами: если бы куркума и щелочные диеты действительно помогали выздороветь, то вам бы их назначал врач. Бесплатно.

А вот доказательства того, что физические упражнения помогают при усталости и снижают побочные эффекты химиотерапии, существуют. Так что старайтесь каждый день ходить или заниматься немного йогой. Это даст вам силы вновь поверить в свое тело. Я вернулась к тренировкам по триатлону сразу же как смогла.

Рак может вернуться

Многие люди не осознают, что рак может вернуться даже 20 лет спустя. И вот когда он возвращается, он, скорее всего, неизлечим. Я этого избежала — у меня локальный рецидив моего первого рака, он не распространился дальше. Никто не знает, каковы будут симптомы вторичного рака, когда он вернется в ваш мозг, легкие или печень.

Так что, если у вас появился новый симптом — например, кашель, ломота в костях, головная боль или рвота, — и это длится больше месяца, обращайтесь к врачу.

Надейтесь на лучшее.

Но приготовьтесь к худшему. Слава богу, большинство женщин с диагнозом «рак груди» проживут долгую и здоровую жизнь и умрут от чего-то другого. Но мы не должны забывать, что в Великобритании каждый день от этого умирают 30 женщин. Если лечение не срабатывает, вы должны решить, где бы вы хотели умереть, дома или в хосписе. Спланируйте свои похороны и приведите дела в порядок.

Одна из самых сложных вещей, которые мне доводилось делать, — это писать завещание и обсуждать свои похороны с мужем. Рецидив заставил нас столкнуться с этим. Но как только вы это сделаете, вам сразу станет легче и спокойнее.

Вы не просто цифра

Шансы на то, что я буду жива через десять лет, — 60 процентов. Я могу быть среди шести человек из десяти, которые выживут, а могу и попасть в четверку из десяти, кто умрет. Но эти цифры сформированы на исследованиях, которым уже по меньшей мере 10 лет. Все время разрабатываются новые методы лечения. Вы не можете проживать каждый день так, как будто он последний.

Заведите «банку радости»

Эта идея принадлежит доктору Кейт Грейнджер, которая умерла от рака в 2016 году. Каждый раз, когда с вами происходит что-то хорошее, запишите это на карточке и положите в банку. Если у вас плохой день, достаньте из банки радости пару карточек и прочитайте их. Это сработает, обещаю.

Источник: Daily Mail

Понравилось? Жми лайк!

источник

Трижды негативный рак молочной железы считается агрессивной формой онкологии, он не реагирует на многие виды терапии, его сложно лечить. «Афиша Daily» поговорила с Юлией Прониной, которая пережила эту форму рака, а потом родила ребенка — несмотря на то что врачи были против.

Мне было 26 лет. Я получала дополнительное образование в Австралии, где изучала стратегии в рекламе. Как-то я вернулась в Москву на каникулы между семестрами и, когда утром надевала лифчик, обнаружила у себя маленькую горошину в груди. Раньше ее точно не было.

Мне нужно было срочно узнать, что это. Прямо в этот же день. Но я не знала, к кому обратиться, поэтому позвонила подруге, у которой уже были дети, и спросила, куда идти. Она дала мне совет, а также высказала предположение, что, скорее всего, ничего страшного случиться со мной в 26 лет не может.

Мне сделали УЗИ и сказали, что это обычная положительная фиброаденома (доброкачественная опухоль молочной железы. — Прим. ред.). Пока я сидела в очереди, я успела изучить все заболевания груди, поэтому настояла на пункции. Результаты исследования я попросила забрать друга, потому что мне нужно было возвращаться в Австралию. За месяц, пока я ждала результаты, горошина выросла до размера грецкого ореха.

Родственники говорили, чтобы я не накручивала себя: «Тебе же 26 лет! Все нормально, ты же сходила к врачу». Тем более что у мамы и бабушек рака не было.

Через два месяца я узнала результаты, это было в десятых числах сентября, накануне моего дня рождения. Мне позвонил друг и сказал: «Надо возвращаться, у тебя рак груди. Начальная стадия. Все нужно делать быстро». Он не медик, но его эта тема коснулась: мама умерла от рака груди, и он знал, что действовать нужно оперативно.

У меня автоматически хлынули слезы. Сейчас сложно воссоздать свои чувства тогда, но помню, что подумала о родителях и о том, как им рассказать. Вторая мысль — о детях. Я впервые осознала, что хочу стать мамой.

Что будет дальше, я не понимала. Единственное, что я знала, — надо быстро лететь домой и лечиться. После того как я узнала о диагнозе, я пошла к знакомой, с которой мы вместе учились, прорыдала у нее весь вечер, выпила кучу ромашкового чая, чтобы успокоиться, но это не помогло. На следующий день я начала действовать. Мне нужно было переподтвердить диагноз в Австралии, потому что иначе мне бы не вернули деньги за учебу. Я записалась к местному терапевту, который направил меня к онкологу. Сделали УЗИ, пункцию и подтвердили рак. Я реагировала спокойно: я не надеялась на чудесное излечение — мне просто нужно было это подтверждение.

Всего за неделю я решила вопрос с документами и возвратом денег. В это же время мне из России позвонила подруга, которая нашла в Москве врача. Это было большое облегчение, потому что родители обзвонили всех знакомых, и никто не знал, куда идти с этой проблемой. Я сразу не сообразила, что можно обратиться в онкоцентр на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н.Блохина. — Прим. ред.), несмотря на то что жила почти по соседству. В итоге я отправилась именно туда.

Это было 10 лет назад, и я даже не знала, что кто-то не может пробиться в этот онкоцентр. В мое время ты либо приходил с заключением — направлением от местного онколога, либо шел в платное отделение, сдавал анализы. Если по результатам пункции рак подтверждался, тебя переводили на бесплатное лечение. 18 сентября я вернулась в Москву, сделала пункцию и трепанобиопсию (один из методов диагностики онкологии. — Прим. ред.). Мне диагностировали трижды негативный рак молочной железы (опухоль характеризуется агрессивным течением и не реагирует на многие существующие виды терапии. — Прим. ред.). Уже в первых числах октября я начала химию, и в итоге я прошла через четыре химии до операции и еще через четыре после.

Первая химия была самой сложной для меня, потому что я не знала, как все происходит и как я себя буду чувствовать после. Это я сейчас знаю, что ты приходишь, тебе делают капельницу на протяжении 30–40 минут или больше (иногда доходит до нескольких часов), а после этого ты идешь домой, где тебе становится плохо. В больнице не так плохо, потому что там тебе дают премедикацию (лекарственная подготовка к медицинским процедурам. — Прим. ред.), которая позволяет пережить вливания препаратов.

Было плохо. Тошнило, кружилась голова. Прописанные для облегчения симптомов свечки не сильно помогали. Меня сутки рвало, а потом я начинала потихонечку отходить и принимать пищу. Мне хотелось рассола и квашеной капустки. Кстати, если я ела что-то в день химии, то потом у меня к этому продукту было отвращение несколько месяцев. Правда, с шоколадом эта схема не сработала.

Психологически надо мной нависали мысли: «У тебя рак, выхода нет». В нашем обществе никто не думает, что от рака можно вылечиться. Сейчас ситуация немного поменялась, а 10 лет назад на человеке ставили крест. На меня смотрели с таким сочувствием: «Мы-то пожили, а тебе за что!» А я умирать не собиралась.

Пережить последствия химии мне помогали дыхательные упражнения и свежий воздух. Я открывала окна, устраивала сквозняк и глубоко дышала. Я так и после вечеринок делала, когда мне было плохо.

Операцию мне делали 19 января. Перед операцией ты никогда не знаешь, что останется от твоей груди. Узнаешь только после наркоза. Читала, как другие девочки писали: «Не предупредили! Я проснулась — груди нет». Когда проходит запланированная резекция, врачи отрезают кусок опухоли и отправляют на гистологию. Если по краям есть опухолевые клетки, отрезают всю грудь. Если нет — оставляют и зашивают. Мне удалили половину груди.

После операции мою опухоль стали проверять на ответ на лечение. Есть пять степеней ответа, а у меня была самая низкая, самая плохая. Мне назначили еще три химии уже другими препаратами, которые считались наиболее эффективными на тот момент, и отправили лечиться по месту жительства. После того как я узнала степень ответа, доверять свое лечение врачам я уже не могла.

Я нашла международный протокол лечения при моей стадии (новообразование размером 2–5 см. — Прим. ред.) и при моем типе заболевания — трижды негативном раке молочной железы. Оказалось, что одну химию мне просто недодали. Тогда я записалась к другому химиотерапевту и сказала, что мне нужно еще одно назначение. Врач ответил: «Да, все верно, нужна еще одна химия». Я готовилась обороняться, но этого не понадобилось. После окончания химии мне назначили лучевую на Каширке.

Во время лечения я получила колоссальную поддержку, которая приходила отовсюду. Я завела ЖЖ, который был посвящен истории лечения, и одной из первых начала писать о лечении рака груди открыто, без ников, от своего реального имени. Есть популярное сообщество в ЖЖ «Онкобудни». Его создательница как-то сказала мне, что на заведение страницы ее вдохновил мой ЖЖ.

Вначале у меня не было ресурсов на отношения. Когда я лечилась, все мысли были о лечении. Потом был период физической и психологической реабилитации, который затянулся на несколько лет. Возможно, если бы я обратилась к психологам, он бы сократился. Но тогда я не знала, что с такой проблемой можно пойти к психологу. Я и не осознавала, что мне нужна помощь.

Первый год после лечения я была не готова к отношениям. У меня не было половины груди, на ней был огромный шрам. Я не знала, какие вопросы зададут, когда увидят мое тело. Потом поняла: либо человек принимает мое тело, либо нет .

Каждый раз перед очередным [контрольным] обследованием было страшно. Но даже страх со временем притупляется. Я закончила лечение в 2010 году, а в 2015-м, когда уже почувствовала себя здоровой, я забеременела. Это была желательная беременность от любимого мужчины.

Но когда я пришла в женскую консультацию становиться на учет, там просто не знали, что со мной делать, просили бумажку о том, что мне можно беременеть. В онкоцентре на Каширке мне дали направление к гинекологу-репродуктологу, которая сказала: «Вы же знаете свои риски! Трижды негативный рак!» А затем добавила, что, конечно, понимает меня как женщина.

Шел первый триместр, я была эмоционально чувствительной из-за гормональных изменений. И я уже любила своего ребенка, как можно было говорить об аборте?

Потом в роддоме по месту жительства у меня отказались принимать роды, ссылаясь на то, что из-за онкологии мне нужен специализированный роддом. В тот момент я уже была с огромным животом, и мне все это порядком надоело: надоел сбор анализов, надоело выяснять, где мне рожать и можно ли вообще рожать. Тогда я написала в Департамент здравоохранения Москвы.

На письмо отреагировали быстро и собрали консилиум у главного гинеколога города Москвы. Врачи сказали, что изучили мою историю болезни и вообще не понимают, почему меня гоняют по всем инстанциям, заставляя проходить обследования, — ведь я обычная беременная женщина. Оказалось, что рожать я могу где хочу. Единственным вопросом осталось кормление грудью. Гинеколог велел посмотреть, будет ли лактация после родов, потому что из-за операции протоки, скорее всего, нарушены, из-за чего может развиться мастит. В итоге мне подавили лактацию, хотя я знаю девочек, которые кормили сами.

Читайте также:  Нужна ли химиотерапия при раке молочной железы 1 стадии

16 июня 2016 года у меня родилась дочь. Кстати, 16 июня 2010 года у меня была последняя лучевая терапия. Такое вот интересное совпадение.

Во время лечения на Каширке я подслушала разговор женщины, прочитавшей книгу о лечении онкологии, которая помогла ей не бояться. Я тогда решила, что обязательно напишу книгу. И я написала книгу под названием «Стать мамой после рака груди». Связалась с несколькими издателями, но пока не берут. Может быть, выпущу за свои деньги.

Мне часто пишут, спрашивают, куда обращаться и что делать. Когда попадаешь в экстренную ситуацию, обычно нет времени перелопатить весь интернет, чтобы найти нужную тему. Поэтому я завела сообщество, где помогаю женщинам личным опытом. Потом благодарности пишут, мне это приятно. Мне кажется, что делиться опытом — моя миссия.

Если вы или кто-то из ваших близких столкнулся с онкологическим диагнозом женской репродуктивной сферы, — знайте, что вы не одни. Благотворительная программа «Женское здоровье» объединяет экспертов в сфере лечения онкологии женской репродуктивной сферы и оказывает информационную и психологическую поддержку женщинам с диагнозом.

Программа создала большое сообщество женщин с опытом жизни с онкологией по всей стране, которые поддерживают друг друга онлайн и во время личных встреч. В Москве в рамках проекта можно бесплатно посещать группы арт-терапии, танцев, йоги, скандинавкой ходьбы цыгун и ходить в качестве добровольцев в больницы, чтобы поддерживать женщин после операции.

Трипл-негативный рак молочной железы (РМЖ) мы определяем через отрицания — то есть через исключение того, чем он не является. Клетки такой опухоли не имеют на своей поверхности структур, которые мы обычно выявляем при определении биологического подтипа РМЖ. Они не имеют гормональных рецепторов: то есть опухолевые клетки не получают стимулирующего сигнала от гормонов.

Когда я общаюсь с пациентами, я обычно объясняю это так: представьте себе дом, на крыше которого спутниковая антенна. Очевидно, что хозяин дома любит смотреть телевизор. Когда мы видим на поверхности опухолевой клетки структуру, которая принимает определенный сигнал (своеобразную антенну), мы понимаем, что для опухолевой клетки этот сигнал имеет большое значение. При трижды негативном раке таких «антенн» на поверхности клеток мы не видим. Опухоль не нуждается в экзогенной (внешней) стимуляции для своего роста и развития — она автономна. Такие опухоли характеризуются более агрессивным течением и чаще поражают внутренние органы — печень, легкие и головной мозг.

Трипл-негативный РМЖ в определенной степени хуже других, поскольку наш арсенал терапевтических средств ограничен: мы не можем использовать ни гормонотерапию, ни биотерапевтическое лечение. У нас остается фактически один вариант: химиотерапия.

Стандартов в этом вопросе не существует. Это должно решаться индивидуально, на консультации с онкологом. В целом считается, что наибольшая частота местных рецидивов приходится на срок до двух лет после лечения. Если в течение двух лет организм женщины находится в ремиссии (свободен от опухолевого процесса), многие онкологи разрешают пациенткам рожать. Некоторые онкологи говорят о трехлетнем сроке. Но многое зависит от обстоятельств: стадия заболевания, риски прогрессирования. Необходима совместная консультация онколога и репродуктолога.

Критическое значение имеет репродуктивный потенциал женщины. После 35 лет качество яйцеклеток драматическим образом ухудшается — это биологический процесс, который не связан с онкологией. Если речь идет о пациентке 38 лет, мы говорим о перерыве в год, три года или пять лет не только с точки зрения опухолевого процесса, но и с точки зрения репродуктивной функции. При успешно излеченном злокачественном новообразовании препятствий для беременности и родов нет.

источник

С тех пор, как осенью 1991 года Сьюзан Комен начала раздавать розовые ленточки в поддержку людей, перенесших страшный диагноз «рак молочной железы», это социальное течение быстро набрало обороты во многих странах Запада. Теперь практически каждый прогрессивный житель планеты знает, что означают эти розовые цвета. Октябрь традиционно проходит под знаком флайеров, эксклюзивной спортивной одежды и обычных ленточек, приколотых на футболки простых граждан. Программа по распространению информации среди населения, сбору научных исследований, помощи в оказании реабилитации и сбору пожертвований теперь поддерживается и на высшем государственном уровне.

Те, кто нашел в себе силы справиться с этим страшным заболеванием, имеют свою уникальную историю. Однако есть некоторые универсальные истины, которые могут быть справедливы к каждому случаю. На сегодняшний день в мире проживают 3 миллиона человек, перенесших рак груди. В этой публикации мы предоставим откровения некоторых из них.

35-летняя Эрин Шайте рассказала о том, что большинство людей из ее окружения стали более чуткими и отзывчивыми по отношению к ней. В тот момент, когда жительнице Вашингтона диагностировали вторую стадию негативного инвазивного рака молочной железы, она приготовилась разделить свою боль только с близкими родственниками. Каково же было ее удивление, когда на ее беду откликнулись даже малознакомые люди.

Однако не все так радужно. Нашей первой героине повезло встретить чутких незнакомцев, но в то же самое время от нее отвернулись некоторые, казалось бы, преданные друзья. Эрин не винит их за отсутствие поддержки. Женщина полагает, что потеря некоторой части друзей — это необратимый процесс в ее ситуации. Люди по-разному реагируют на этот диагноз, и, по словам нашей первой героини, жизненная позиция ее бывших друзей имеет право на существование.

Многие люди считают рак молочных желез наиболее «простым» из всех существующих видов. Людям кажется, что это так просто, вовремя диагностировать заболевание, а затем провести двойную мастэктомию, курс реабилитации, и проблема решена. Джеси Пауэрс из Нью-Йорка полностью опровергает эту несостоятельную теорию. Девушке был поставлен диагноз инвазивная протоковая карцинома второй стадии, а спустя два с половиной года точно такое же заболевание было выявлено и у однокурсницы Джеси.

Обе девушки смогли обнаружить критические симптомы на ранней стадии, обе прошли через несколько курсов химиотерапии, затем через двустороннюю мастэктомию, после всего пережитого обе продолжали лечение гормонами. Обе девушки полагали, что самое страшное уже позади и готовились с оптимизмом смотреть в свое будущее.

Однако спустя какое-то время у подруги Джесси обнаружился онкологический рецидив, и метастазы распространились на другие органы. Новый диагноз был далек от первоначального. Этот случай указывает на то, что не существует наиболее легких или простых видов рака. К тому же от рака груди в одних только Соединенных Штатах Америки ежегодно умирают 40 000 женщин.

Утверждение о том, что здоровье не купишь за деньги, особенно красноречиво по отношению к онкологии. Однако если женщина услышала на приеме у врача страшный диагноз, это не значит, что она уже умерла. Существуют различные варианты течения болезни, к тому же даже за короткий период времени многие люди успевают сделать больше, чем иные за всю свою жизнь. Несмотря на то что онкология – это в какой-то степени приговор, это всего лишь только малая часть истории конкретной личности. Некоторые больные, напротив, не хотят, чтобы их жалели окружающие.

Сочувствие – это прекрасно, но в данном конкретном случае оно не является первой необходимостью. Именно об этом говорит Джеси Пауэрс. Она отмечала, что многие люди в ее окружении вели себя так, будто бы она медленно, но верно умирала, в то время как девушка стойко выдержала все испытания. Она просит общественность не воспринимать больных раком как жертв, она просит относиться к их диагнозу как к данности.

И пусть это не простая шишка, заработанная от удара о твердый предмет, это серьезная опухоль. Однако женщины и мужчины, которые лечатся от онкологии, так же ходят по магазинам, так же смотрят сериалы по вечерам и так же могут ссориться со своими близкими по пустякам. Каждый из этих больных имеет профессию, многие имеют детей. Они продолжают жить, несмотря ни на что, они борются.

56-летний Лэсли Уэйн Малинс из Мэдисона, штат Джорджия, заметил какое-то уплотнение в области груди, но проигнорировал его. Его жена настояла на диагностике, в ходе которой медики выявили рак молочной железы. Ранее семейство изучило статьи и форумы в Интернете, где отмечалось, что мужчины не могут иметь данный вид онкологии, а наблюдающиеся уплотнения в области молочных желез не что иное, как киста. Теперь мужчина жалеет о том, что в свое время был слишком доверчив ко всему, что написано в сети.

Первоначальный диагноз, который был поставлен в 2011 году, засвидетельствовал у жителя Мэдисона вторую стадию рака молочной железы. Мужчина перенес операцию по матэктомии, однако в этот самый момент выявилось самое ужасное обстоятельство. Специалисты разглядели в удаленных тканях третью стадию заболевания с подозрениями на четвертую. По истечении двух лет с момента обнаружения опухоли Малинс начал чувствовать некоторые боли и дискомфорт в области бедра.

Он снова отправляется на диагностику, где сначала медики заподозрили ущемление седалищного нерва. Однако во избежание ненужных повторений необходимо было пройти процедуру биопсии, которая и показала, что опухоль перешла на костную ткань. Новый диагноз «рак кости четвертой стадии» не приносил ничего утешительного.

Исходя из собственного опыта, Малинс утверждает, что план лечения онкологического заболевания – это нечто больше, чем краткосрочное радикальное хирургическое вмешательство. Именно это обстоятельство должно заставить людей изменить свое отношение к диагностике. Врачи рекомендовали мужчине самостоятельно управлять процессом, ведь по их оценкам, он мог прожить еще несколько лет.

Тогда он, с легкой подачи собственной жены, решает начать вести активный образ жизни. Параллельно Малинс обращается в различные раковые центры страны в надежде услышать альтернативный диагноз. Он делал многое: получал координированную помощь, скинул лишний вес, начал тренироваться, много ходил, чувствовал себя мотивированным как можно дольше прожить.

В конечном итоге в организме мужчины стали происходить удивительные процессы: тело стало реагировать на хорошее самочувствие. Своим примером целеустремленный американец демонстрирует то, как важен не просто план кратковременного лечения, а изменение образа жизни в целом.

источник

Возможно, ситуация с Шэннен не была бы такой трагичной, если бы не оплошность ее агента. Он просто долгое время не делал страховых взносов на медицинские обследования актрисы. Соответственно, с диагнозом и лечением сильно затянули. Позже, гораздо позже, уже поборов болезнь, женщина начнет судебное разбирательство со своими менеджерами за халатность по отношению к собственному здоровью. Окажется, что эти люди отмывали деньги и проводили разные махинации, чтобы наживаться на имени Доэрти. Но момент был упущен, в итоге рак груди актрисе диагностировали на последней стадии.

Как итог, врачи назначили ударный курс облучения и химиотерапии, плюс мастэктомию (удаление груди). Удивительно, но болезнь не сломила, а закалила женщину. Она активно делилась всеми этапами и тяготами лечения, прилежно ходила на химиотерапию, без истерики восприняла лишение волос. Шэннен не раз говорила, что продолжает правильно питаться, работать, что она не унывает, так как у нее есть любимый муж и близкие. Сейчас она поборола болезнь и даже похвасталась в социальных сетях, что спустя два года лечения приступила к съемкам.

Красавица Кайли в какой-то момент почувствовала, что ее грудь болит, причем сильнее с каждым днем. Постановка диагноза была, как гром среди ясного неба. Обратившись в престижную клинику, она получила вердикт – банальная мастопатия. Но боль не проходила, напротив, она становилась сильнее. Тогда певица пошла в другую больницу, где ей поставили рак груди. Кайли говорит о том периоде так: «Я отныне всегда внимательна к собственной интуиции. Страшно подумать, что случилось бы, если бы я просто принимала обезболивающие и продолжала работу, как ни в чем не бывало. А ведь медлить было нельзя, уже через четыре дня после диагностики мне назначили операцию, чтобы не допустить метастазов».

После операционного вмешательства последовал затяжной курс химиотерапии. Блондинке пришлось расстаться со своей шикарной шевелюрой и на время приостановить карьеру. Но сейчас все нормально: волосы отросли, женщина снова на коне и готова к новым подвигам и песням.

Невозможно представить эту подборку без Джоли. В 2013 году актриса сама заявила журналистам, что прошла операцию по удалению груди, потому что врачи выявили у неемутации в генах. Такие дефекты в разы увеличивают риски заболеть раком, а учитывая, что женщины в семействе Джоли и правда часто имели рак груди, ее опасения можно понять. Более того, Анжелина с тех пор активно ратует за то, чтобы женщины не боялись проходить обследования и сделали это вовремя, ведь зачастую печальных последствий. Дамы со всего мира следуют ее примеру, в медицине это даже названии синдромом ее имени.

Через два года Джоли снова обратилась в больницу, на этот раз для удаления яичников. Для нее риск развития рака по женской части составлял 50%. Сама актриса говорит, что это стоило ей больших моральных усилий, ведь, как известно, в их семье с Питтом дети были на первом месте, а отказаться от возможности их иметь – огромный подвиг.

Многие знают Мэгги по роли профессора Макгонагалл в «Гарри Поттера», несомненно, за свою долгую карьеру женщина снялась и в десятках других фильмов. Но именно во время съемок пятой части о мальчике-волшебнике, как оказалось, она лечилась от рака молочной железы, без отрыва от работы. Сама Смит говорит, что этот опыт сильно на нее повлиял, потому что она уже была немолода, крайне перепугана и не знала, что ей вообще делать со своей жизнью. Она даже подумывала завершить работу в кино, но вовремя одумалась, несмотря на то, что лекарства, выписанные ей, совсем не давали результатов.

Но уже в шестой части франшизы Мегги можно было не узнать. Она перестала носить парик, так как снова отпустила волосы, одолела болезнь и перестала больше думать о завершении карьеры. Звезда кино и театра снимается до сих пор.

Секс, наркотики и рок-н-ролл – очевидный девиз семейства Осборн. Самая скандальная пара Оззи и Шэрон с их детишками далеки от идеала, и тем не менее, их выходки – не причина переживать такой сложный период. В двухтысячных у Шэрон диагностировали рак, огромными темпами бьющий по толстой кишке. Для ведущей и жены рок-идола это стало серьезным потрясением, ведь прогноз выживания от такой болезни составляет даже меньше, чем 40%. Далее последовало длительное лечение с ударными дозами химиотерапии, от которых звезда часто теряла сознание, практически 24 часа в сутки испытывала тошноту. И когда, казалось, испытания позади, наступила ремиссия.

В 2012 врачи сообщили, что вероятность развития рака груди буквально дышит ей в спину. На этот раз Шэрон восприняла новость, не дрогнув, после такого ужасающего рака толстой кишки никакие болезни не могли ее сломить. Она сделала двойную мастэктомию, потому что очень хотела жить полной жизнью и нянчиться с внуками.

Обладательница Оскара, известная актриса Кэти Бейтс, к сожалению, столкнулась с раком два раза. Сначала ей поставили диагноз «рак яичников», а через 9 лет – рак молочной железы. Удивительно, но Кэти не давала интервью, не писала мотивационных книг, да и вообще о первой болезни ее поклонники узнали только спустя все те же 9 лет, когда она решилась рассказать сразу о двух онкологиях. Такое поведение заслуживает похвалы и уважения.

Кэти не молчала лишь потому, что необходимость удалить обе груди дали ей понять, как много женщин во всем мире страдают от тех же проблем, стесняются и не имеют поддержки. С тех пор она серьезно занимается благотворительностью, направленной на помощь болеющим раком груди. А также снимается в кино и сериалах, не собираясь отказываться от карьеры.

Певица Анастэйша в свое время всколыхнула СМИ известиями о том, что болеет раком. Диагноз стал для нее шоком. Потом она говорила в интервью, что прошла настоящее отрицание болезни и не хотела верить в правильность диагноза. «Я еще так молода, как это может быть со мной?» – говорила Анастэйша. Карьеру и гастроли пришлось приостановить на длительный период лечения.

Певице назначили лампэктомию и радиотерапию. Казалось бы, болезнь отступила, но спустя 10 лет ей снова диагностировали рак. Это вылилось в решение сделать двойную мастэктомию. Сейчас у певицы есть большой фонд, который направлен на лучшую осведомленность женщин о раке молочной железы и быстрому лечению. Ведь, как известно, чем быстрее начать – тем меньшими будут последствия.

Звезда сериала «Секс в большом городе» часто наведывалась к врачам на плановые осмотры, потому что ее мать перенесла рак груди. Именно поэтому болезнь удалось обнаружить на самой ранней стадии. Яркий пример того, как своевременный диагноз позволяет избежать сложной операции и облучения. В сложные времена Синтия не утратила своего коронного юмора: «Слава богу, все закончилось быстро, мне даже не пришлось брать отгул в театре!».

Но все же событие это оставило отпечаток на жизни актрисы. Сейчас она председатель фонда помощи женщинам с раком груди. Она говорит, что 15 лет боялась диагноза, и в итоге, когда он прозвучал, она была готова.

Есть еще множество звезд, и мужчин, и женщин, которые будучи известными, смогли преодолеть разные типы рака. Такие истории дают надежду и мотивацию думать о своем здоровье и вовремя приступать к лечению.

источник

В мире уже несколько десятилетий рак груди не считается смертельной болезнью. ChaiKhana предоставляет слово женщинам, победившим эту болезнь, и напоминает о необходимости регулярной маммографии – диагностика на ранней стадии спасает жизнь.

Пятиэтажное здание диагностического центра. Кабинет врача УЗИ находится на последнем этаже. Я помню, я вышла оттуда. не знаю, что было в грудной клетке, но мне казалось, я носила весь земной шар на голове. Я спускаюсь по лестнице и слышу звук падающих слез, будто камни ударяются о мрамор и отдаются эхом. Наверно, это было самое сложное. Думаешь, как слезы могут ударяться о камень. Я даже мысли не допускала, что эта болезнь может коснутся меня.

В 1990 году у меня появились первые уплотнения. Сейчас я связываю свою болезнь с теми стрессами в 90-х: я очень больно переживала те события: войска в городе, перестрелки. Когда появились первые уплотнения, врач назначил мне лечение, и каждые полгода я его проходила. На тот момент рак уже был известен, но не был таким радикальным, как сегодня. В 1993 году у меня появились покраснения, и мне сказали, что эти опухоли, а их уже было 12-13, надо удалять. Грудь тогда сохранили, но потом врач сделал ультразвук, и пришлось удалять все женские органы тоже.

При очередном обследовании в 1997-ом году врач заставил срочно показаться маммологу. Но почему так срочно, не понимала я. В тот период уже знали о раке, и я думала, если у меня рак и опухоль злокачественная, то однозначно — я обречена на смерть, мне уже не выкарабкаться.

Я помню этот момент, когда врач сообщил о моем диагнозе. Я думала я — это не я. Я думала, что это не я сижу, я думала, что я стою и смотрю на себя со стороны и слушаю, как ей говорят эти страшные слова, а какая-то Ума сидит и смотрит. А я, я стояла за спиной и смотрела на это.

На тот момент уже была третья стадия рака, надо было срочно делать операцию и химии.

Нам посоветовали другого врача в онкоцентре, где диагноз подтвердился. Созвали консилиум, куда пошла я и вся моя «тяжелая артиллерия родственников» (смеется). Сначала меня не пустили, они что-то обсуждали без меня, но через полчаса вызвали и открыто сказали, как современный и интеллигентный человек я должна знать, что я серьезно больна, и мне предстоит серьезное лечение. Операция, химия, облучение, и лекарства, которые помогают в 70 из 100 случаев. Врач сказал, если 50% — это помощь врачей, то остальные 50% — человек сам должен себе помочь, должен отгонять черные мысли, верить в выздоровление и верить врачам.

Для меня самым тяжелым периодом в жизни был период восстановления. Послеоперационные эффекты давали о себе знать. Рука, где удалили лимфоузлы, перестала работать, наверняка задели какой-то нерв. Постепенно я стала выздоравливать. Мне становилось лучше. Уже перед кабинетом врача я успокаивала других женщин, я им говорила, что через полгода вы выздоровеете и вам станет лучше. Если честно, я не сразу поверила в то , что останусь в живых. Я поняла это через два года.

Читайте также:  Тодикамп при раке молочной железы

Во время химии волосы выпадают, и женщины лысеют, но не все. Доктор сказал , что если человек обладает каким-то интеллектом, то волосы выпадают полностью, у многих волосы выпадают частично. Когда я облысела, мой брат обрадовался и сказал: «Слава Богу, теперь мы знаем, что у моей сестры есть интеллект» (смеется).

Во время химиотерапии настолько непонятно то, что происходит с твоим организмом, я даже не могу это описать, и не могла на тот момент.

После химии спустя 3 года у меня отказала почка, у меня появились проблемы с памятью и слухом, у меня мигрень, я плохо слышу.

После операции и удаления молочных желез у меня образовалась еще какая-то шишка, и надо было ее удалять. Я взяла свою невестку, скрывая от всех, пошла к врачу, чтоб удалить ее. Ну, сколько можно было операций? Я перенесла 6 операций, и не хотела никому говорить. Для человека, который прошел огонь и воду – эта маленькая операция уже была нестрашной.

Я не думаю, что врачи должны напрямую говорить о диагнозе. Мне было очень сложно слышать об этом, думаю, было бы легче, если бы я не знала об этом. Может я не столь современный человек. Я знаю, что многим не говорят. Например, жене моего племянника так и не сказали.

После болезни я стала вести социально активный образ жизни. Я много писала об этой болезни, встречалась с больными и беседовала с ними до тех пор, пока у меня не состоялся разговор с одной женщиной. Я позвонила ей хотела ее успокоить, но она стала задавать обидные вопросы. А где гарантия, что если вы выздоровели, то и я выздоровею, спрашивала она. Было сложно это слышать. Ты не видишь человека, говоришь по телефону, успокаиваешь, обещаешь, что все будет хорошо, через год мы опять с вами поговорим, вы сами скажете, что у вас все хорошо, а в ответ на это я слышу «не все же выздоравливают, как вы». Она как будто винила меня в том, что я осталась жива. Люди бывают разные.

Женщины после таких болезней меняются. Я целовала цветы. Сейчас я это не могу себе представить, как может человек нагнуться и целовать цветок в парке. Я это делала, я любила всех людей на земле, весь земной шар, все что меня окружает, видела красоту вокруг, чего сейчас о себе сказать не могу.

Я очень хотела жить. Мне было 43, и у меня была мечта отметить пятидесятилетие. Я даже просила брата отметить его заранее. Тогда мой брат сказал, Рейган победил рак, ты думаешь, ты не победишь? Тем более у него нет таких братьев и сестер, как у тебя!

На самом деле поддержка семьи – колоссальный фактор, но все-таки надо верить свои врачам тоже. Может мне помог Бог, не знаю, но что-то точно помогло, наверно даже все вместе.

Например, перед химией моему брату было сложно видеть меня без волос, и кто-то ему сказал, что не надо подвергать таким мучениям, есть какой-то доцент, который лечит альтернативными способами, и он очень просил меня пойти к нему. Я отказалась. Я сказала, я верю медицине и врачам, пусть делают врачи, что считают нужным.

Обычно все плохое остается позади, за этот период я познакомилась с очень многими людьми и стала их больше ценить. Если раньше я выборочно общалась с людьми, то потом я стала общаться со всеми и поняла, что все люди равны. Ценности меняются, отношение ко многому меняется, мироощущение меняется.

В 1997 году интернета еще не было, но мне было очень интересно, что мне вводят. Я расспрашивала у медсестры наименования лекарств, заходила в аптеку и спрашивала их состав, так я узнала, что мне вводили змеиный яд в чистом виде.

Начиная с 2009 года я стала интернет-зависимой, сидела на форумах целыми днями, писала, обсуждала какие-то вопросы. Там же я познакомилась с очень интересной молодежью, мы ходили в детские дома вместе, и до сих пор они приходят ко мне домой.

Я писала много статей на эту тему. У меня был материал о молодых людях, с которыми я познакомилась в онкологическом центре, у них обоих был рак, они познакомились друг с другом там. У парня уже не было волос, но несмотря на это, на эту страшную болезнь, у него было большое чувство юмора. Я писала это все от первого лица. Как потом она потеряла его и описывала все эти эмоции.

Как-то уже после операции я выходила из ванной и сын моей племянницы спросил «тетя, а где твои груди?» А я ему указала на вешалку и сказала, вот они висят. Тогда была проблема с протезами, подкладывали что могли, из ваты что-то делала сама и подкладывала. Часто я смотрела на себя в зеркало и плакала, мне казалось это уродством. А он мне сказал, «тетя, не плачь, зато тебе не придется просить людей отворачиваться, когда ты переодеваешься».

Сейчас есть все, но они стоят дорого. Свои первые протезы я хотела кому-то подарить, но никто так и не захотел. Под чужим именем я написала в интернете, и одну грудь у меня забрали. Это тоже проблема, об этом вслух не скажешь, объявление в газете тоже не дашь. Я считаю, если она в целости, то надо кому-то подарить.

До болезни я думала, на свете много плохих и мало порядочных людей, после болезни я поняла, что все это наоборот. Я думаю, все, что случилось в моей жизни, уже случилось, а все, что связано с моей болезнью – знакомства, люди – это хорошо. Плохое или хорошее – это моя жизнь.

Семь лет назад я сама нащупала опухоль в грудb, эта оказалось мастопатией, а опухоль оказалось в другом месте. На тот момент мне было 43 года, когда врач мне сказал, что надо удалять как верхние, так и нижние органы. Я решила удалять, чтоб жить, зачем умирать с двумя грудями.

Прошло 7 лет, как я победила рак. В моей жизни ничего не поменялось. Я не ношу протезы. Я приспособилась и без них.

Я приняла 6 химий, конечно? после операций я ничего не чувствовала, но процесс химии – это не просто тяжело, это неописуемо, это ужасно. Мне казалось, я прошла все круги ада. Я врагу не пожелаю этого. Синяки от уколов до сих пор не отошли. Но я жива? и это самое главное.

Естественно, у меня был шок. Один день я поплакала, потом надела черные очки и пошла получать деньги в банке. Я благодарна людям за помощь. Мои бывшие одноклассники собрались и оплатили пол суммы, вторую половину я взяла в долг, моя подруга написала в одну из самых крупных компаний в Азербайджане, и один человек оплатил все мои химии и еще передал мне деньги на реабилитацию после химии. Когда я позвонила сказать ему спасибо, он перебил меня и сказал спасибо вам, что дали мне такую возможность, возможность вам помочь. Тогда я поняла, что хороших людей больше, чем плохих. Мне помогали абсолютно все.

Мне казалось, что депрессии у меня не было, хотя мои дети утверждают, что от меня шел негатив.

Сейчас мне больно смотреть, что кто-то умирает от этого. Лично мне помог мой сильный характер, я была уверена, что все будет хорошо. Я была уверена в себе, в своем враче, я не ходила больше ни к кому. Она сказала, что я избавлюсь и все будет нормально.

Сегодня мне сложно собрать волю в кулак и пойти провериться. Я не могу больше ходить в онкологию. Мне плохо от того, что там происходит, от этих очередей. Я приходила записываться в 4 утра, и в холоде сидела в коридоре.

Женщине очень сложно решиться на такую операцию, у меня начался климакс, я поправилась, гормональные сбои, стала отниматься рука, но это стоит того, чтобы жить, видеть детей, внуков, мать. Я ходила лысой, носила косынки, но парик — никогда. На свадьбе дочери у меня была очень короткая стрижка и все думали, что ее мама какая-то экстремалка. И несмотря на такое состояние, на черные круги под глазами, желтый цвет лица, мне казалось, я хорошо выгляжу.

У меня ко многому изменилось отношение. У меня всегда было много растений в старой квартире, но когда переехали сюда, они все погибли. После этого я стала разводить цветы. У меня еще была собака, которая умирала от той же болезни, которой страдала я. Эта собака жила с нами 14 лет, мы все ее обожали. Она умирает, на следующий день мы идем сдавать анализы, и у меня все хорошо. Я очень переживала ее смерть, она забрала мою болезнь. Через полгода я опять завела собаку. Сейчас я ко многим вещам отношусь по-другому, стала терпимее, и к людям тоже. Сейчас я живу по принципу «общаюсь с кем хочу»

Когда человек болеет, он цепляется за все. Я часто ходила в церковь, и мне казалось, Матрона мне помогает. Главное — верить, и не важно во что, во врача, в Бога, главное верить.

У меня есть подруга, которая очень тяжело переносила мою болезнь, и после операции у меня появилась седая прядь, и у нее в том же месте, но в зеркальном отражении. За счет моего сильного характера, ну так получилось, что я подбадривала друзей. Звонили мне, чтоб выразить поддержку, а получалось наоборот, я успокаивала их, говорила, что все будет хорошо.

Кому суждено сгореть, тот не утонет. Может, я быстро и вовремя все сделала, у меня не было времени на раздумье.

Говорят, женский рак – это обида, это реакция на обиды, на скопленные в женщине обиды. С этой болезнью у меня ушли все обиды, я больше ни на кого не обижаюсь.

В любой ситуации надо искать позитив. Мой позитив был в том, что со мной это случилось в 43 года, когда я свой женский путь уже прошла, а не в 33. Я видела в онкологии 16-тилетних девочек, которым вырезали матку. У нее был рак матки. Я видела 15-тилетнего мальчика, которого просто вырезали по кускам, и я видела его мать.

Позитив в том, что со мной это случилось в 43, и это со мной, а не с моими детьми. Надо искать позитив, я стала умнее, добрее, у меня появилось много друзей, больше любить жизнь. Не нужно спрашивать за что, надо спрашивать для чего.

Когда я болела, я говорила ничего не буду хотеть, лишь бы выздороветь, как только это проходит, то опять все хочется.

Я думаю, меня наказали за что-то , я даже знаю за что. Но по молодости мы все совершаем ошибок, и на тот момент думаем, что делаем это правильно. Есть поступки, за которые мне стыдно, которые сейчас я бы не сделала. Говорят, мудрость приходит с годами, кое-что я исправила бы, но как говорится, у истории нет сослагательного наклонения.

Такое ощущение, что я никогда не болела, когда я ходила в онкологию – эти лица до меня не доходили. Эти страдальческие лица, смотришь на них и жить не хочется. Понятно, больно, сложно, но не делай так, чтоб тебя все жалели. Я не знала, какая я. Я рыдала только первую неделю болезни, потом собралась. К сожалению, у нашего народа, если у тебя рак, то ты смертник. Поэтому, когда сразу после химиотерапии ты идешь на зумбу, все на тебя смотрят, как на ненормальную.

Летом 2014 года я сама нащупала шишку у себя в груди. Врач мне сказал, у меня узловая мастопатия, я не испугалась и не стала лечить. Диагноз был поставлен неверно. Потом я поехала в Иран, там тоже мне сказали, что все хорошо, прописали какие-то витамины, которые, как потом выяснилось, ускорили процесс развития болезни. Их категорически нельзя было пить. В итоге, в онкологической мне сказали, что у меня уже 3-я стадия с метастазами. Мы поехали в Турцию, врач сказал, есть подозрения на рак, и уже на третий день сделал мне операцию.

После операции, когда я проснулась и увидела мужа в слезах, стала его успокаивать, что это не конец света, и ты приехал поддержать меня, а ты наоборот уже меня хоронишь.

Я понимала, что это — не конец света, это — не все. Моя миссия не закончилась здесь, я не сломалась. Я не знаю, я стала наоборот сильнее, я полюбила жизнь. Я всю жизнь была всем недовольна, жаловалась, все надоело, все было не так. Когда Бог послал мне эту болезнь, я приняла это как урок, как достойный урок, я убедилась в том, что он мне это дал не просто так, и все не так плохо, оказывается. Наверно, надо было столкнуться с этим, чтоб понять.

Когда сидишь и жалуешься , что у тебя нет второй пары обуви, или другого пальто, последнего телефона, а потом, когда каждый 21-ый день ты отдаешь 2000 манат на лекарства, ты понимаешь, что это все не главное. Каждый, кто болеет – меняет в жизни что-то, я стала больше себя любить, смотреть за собой, чего не делала никогда.

Я думала о детях, о том, что они будут делать без меня. Но больше всего меня поддержали турецкие врачи. Например, когда я пришла здесь (в Азербайджане) к врачу, он спросил, принимаю ли я антидепрессанты, я сказала нет. Он удивился, сказал, что я не похожа на больных. Я помню, я видела девушку в очень плохом состоянии, она на меня смотрит и спрашивает, как я могу так. Как я могу сидеть и смеяться, носить красную помаду. Она была удивлена, что у меня тоже рак.

В Турции у них другое отношение, я встречалась со многими женщинами, и все они принимают это, как экзамен.

Я считаю, что женщины — сильные. Мы все притягиваем. Эта болезнь может возникнуть от стрессов тоже, так как падает иммунная система. Я не назову себя победителем, я еще продолжаю лечение и это будет продолжаться 5 лет.

Мне было 31, когда обнаружили эту болезнь. У меня были сложные отношения с мужем, он по себе очень импульсивный человек, эти постоянные эмоциональные качели, нервы, я склоняюсь к этой причине больше. У меня хоть и была первая стадия, но она была в очень агрессивной форме.

Врач 90% был уверен, что это доброкачественная, а оказалось злокачественной опухолью. Она быстро росла, поэтому в течении недели сделали операцию. Это было 3 года назад. Рак, сегодня, очень помолодел, и у молодых он быстрее прогрессирует.

Врач попросил меня присесть и единственное, что сказал, что мне предстоит долгий процесс лечения. Он сказал, что у меня злокачественная опухоль, и дал гарантии, что я выздоровею. Но естественно, у меня было шоковое состояние, я вроде улыбалась, но слезы подкатывали. Конечно, было обидно.

Я очень злилась на своих друзей, которые жалели меня. Я видела в их глазах ужас, страх, жалость, слезы. Мой муж уверял меня, что меня обманывают, что это не мои анализы. Получалось так, что не меня успокаивали, а я их.

Самое сложное в этом процессе — это химия. После этого лысой я ходила год. Иммунитет упал до 0, я стала пользоваться народными средствами, пила литрами морковный сок.

Потом появилась идея – пойти и получить права. Муж обещал купить машину, вот я отвлеклась этим.

Я понимала, что умирать никак нельзя, у меня муж, дети, родители, я чувствовала эту ответственность на себе.

В 2010 году я была в Скрининг Центре, и у меня обнаружили рак. Мне сделали частичное удаление и 8 химий.

Я думала, бывают еще хуже случаи, когда нет выхода. В таком моменте самое главное — психологическая стойкость. Человеку нужно не только здоровье, но и психологическая стойкость.Перед операцией я сделала макияж, уложила волосы, хотя конечно, во время операции с меня сняли макияж, но после операции тут же нанесла опять. Даже после химии я не лежала, встала и пошла сразу на работу.

Потом я попала в клуб «Гамарджоба», клуб для женщин, у которых был рак. Здесь у меня появилось очень много друзей. Здесь и любовь и друзья, мы знаем лучше, что такое жизнь и больше ее ценим.

Обследование в нашем центре бесплатное, но после 40 лет. Здесь работают как врачи, так и психологи. Кроме этого мы, члены этого клуба, встречаемся каждые две недели и радуемся жизни, ходим в театр, на танцы, экскурсии, в театр и кино, мы знаем день рождения друг друга, и стараемся отмечать. В нашем клубе уже 300 человек. Вместе – мы сила. 5 лет назад в Грузии не было этого всего, а сейчас это все бесплатно, и еще с февраля будут бесплатно раздаваться иммуностимуляторы. Они стоят очень дорого, люди продавали квартиры, чтоб заплатить за них. Около 5000 лари стоит один флакон, когда нужно от 5 до 18. Государство сделала программу, и с первого февраля этот препарат будет финансироваться государством.

Я думаю — это минимальное, что может быть в нашей жизни. Это не из-за стрессов, это даже неизвестно от чего. Главное, раз в году каждая женщина должна проверяться, особенно после 30. Женщина должна любить себя. Нельзя горевать, надо бороться и быть сильной.

Я жила в Калининграде, мой муж погиб, осталось у меня двое детей. Несколько лет я лечила мастопатию, но так как медицина у них слабая, им надо было брать анализы и отправлять в Петербург. Когда грудь уже посинела, врач мне сказал, что я уже одной ногой на том свете. Сыну было 5 лет, а дочка училась в школе. Когда врач мне говорил это, я чувствовала, как из под ног уходила земля. Смотрю на ребенка и понимаю, что плакать и терять сознание нельзя. В тот же день забрала документы ребенка из школы и приехала на родину. Здесь сразу же сделали операцию, метастаза уже была. Я прошла через 6 химий и 25 облучений.

После химии я даже спать не могла, все думала, что будет со мной, если я умру, что они будут делать, ведь у меня никого нет. Я знала, что я не должна умирать. У нас на Кавказе, когда кто-то болеет, все родственники приходят в больницу. Я пришла сама и сказала доктору, что к вам никто не придет, так как у меня никого нет. На что он ответил, что я буду жить долго и счастливо. Конечно, лежать я долго не могла, у меня маленькие дети, потом попала на передачу, где мне подарили квартиру. Прошло уже 6 лет, как мне сделали операцию.

Рак — это не приговор. Есть хуже заболевание, чем рак. Если будешь делать все, что говорит врач, и поднимать свой иммунитет, то быстрее выздоровеешь. Когда любишь жизнь все бывает хорошо.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе свежих новостей.

источник