Меню Рубрики

Может ли при беременности быть рак молочной железы

Если у беременной женщины обнаружили рак груди, врачи назначают пациентке комплексную терапию, так как нужно не только обеспечить эффективное лечение рака, но и защитить малыша. Онкологи разрабатывают подробный план лечения и обсуждают виды и сроки терапии совместно с акушером-гинекологом, ведущим беременность.

Беременным женщинам можно лечиться от рака груди, однако тип и сроки терапии зависят от следующих факторов:

  • размер опухоли;
  • местоположение опухоли;
  • степень распространения рака;
  • срок беременности;
  • общее состояние здоровья женщины;
  • личные предпочтения пациентки.

Операция по удалению опухоли молочной железы считается безопасной даже во время беременности. Химиотерапия не причиняет значительного вреда плоду во 2-м и 3-м триместрах, однако ее не назначают в 1-м триместре беременности. Другие методы лечения рака груди, включая гормональную терапию, таргетную терапию и радиотерапию, считаются небезопасными для малыша и обычно не применяются во время беременности.

Западные ученые уже давно обнаружили, что прерывание беременности с целью лечения рака не улучшает прогноз заболевания. Поэтому в ведущих клиниках развитых стран, таких как израильский онкоцентр Ихилов, успешно лечат рак молочной железы, не прерывая беременность.

Как уже было сказано, хирургическое лечение считается безопасным даже для беременных женщин.

Проводятся следующие виды операций:

  • полное удаление железы (мастэктомия);
  • удаление только тканей, пораженных раком (лампэктомия); грудь при этом сохраняется.

Большинству беременных женщин назначают мастэктомию, так как лампэктомия требует дополнительной лучевой терапии. Так как облучение может негативно отразиться на здоровье ребенка, лучевую терапию назначают только после родов. С другой стороны, если отложить лечение на чересчур долгий срок, рак может рецидивировать.

Если раковую опухоль обнаружили в 3-м триместре, женщине могут порекомендовать операцию с сохранением молочной железы, так как в данном случае период между хирургическим вмешательством и сеансами лучевой терапии будет относительно небольшим.

Органосохраняющие операции при раке груди уже много лет выполняются в ведущих западных клиниках. При этом есть доказательства, что онкологический эффект таких операций ничуть не хуже, чем у полной мастэктомии. Так считают, например, хирурги израильского онкоцентра Ихилов.

Врач удаляет не только опухоль, но и один или несколько близлежащих лимфоузлов. Лимфоузлы впоследствии проверяют на наличие злокачественных клеток.

Удаление лимфоузлов, расположенных под мышкой, называется подмышечной лимфаденэктомией . В ходе такой операции хирург удаляет множество лимфоузлов.

Вторая процедура называется биопсией сигнального лимфоузла . Во время биопсии врач использует безопасные радиоактивные вещества и синий краситель, позволяющий выявить те лимфатические узлы, которым в первую очередь угрожает рак. Благодаря такому подходу врач удаляет меньше лимфоузлов.

Однако ученые до сих пор не выяснили, каким образом краситель, используемый во время биопсии сигнального лимфоузла, влияет на развитие плода. Учитывая, что безопасность метода пока не доказана, специалисты советуют проводить биопсию сигнального лимфоузла на поздних сроках беременности и при этом не использовать синий краситель.

Хирургическое удаление раковой опухоли груди обычно не влияет на развитие плода. Однако в некоторых ситуациях анестетики (лекарства, использующиеся для наркоза) считаются потенциально опасными для младенца.

Хирург, анестезиолог и акушер, прошедший специальную подготовку, совместно решают, в какой момент лучше всего провести операцию. Если хирургическое вмешательство назначат на 3-й триместр беременности, акушер будет присутствовать в операционной и своевременно разрешать любые проблемы, связанные с состоянием плода. Специалисты совместно выберут анестетики и хирургические техники, сопряженные с наименьшим риском для женщины и ребенка.

После удаления опухоли пациентке может потребоваться дополнительное лечение – химиотерапия, лучевая терапия, гормональная терапия и/или таргетная терапия. Все эти методы направлены на предотвращение рецидива болезни. Послеоперационную терапию также называют адъювантной. В некоторых случаях адъювантную терапию откладывают, дожидаясь родов.

Химиотерапию в основном применяют в качестве средства адъювантной терапии. Это значит, что прием препаратов назначают после операции по удалению раковой опухоли на ранней стадии. В рамках лечения рака на поздних стадиях химиотерапия применяется в качестве самостоятельного метода борьбы с болезнью.

В 1-м триместре беременности (в течение первых 3 месяцев) химиотерапия противопоказана. Так как большинство внутренних органов ребенка формируется именно в 1-м триместре, ученые не изучали воздействие химиотерапевтических препаратов на плод в этот период. Следует также учитывать, что именно в начале беременности риск выкидыша (потери ребенка) особенно велик.

На протяжении долгих лет врачи полагали, что химиотерапия вредит плоду в любом случае, вне зависимости от того, на каком сроке беременности женщина проходит лечение. Однако ученые доказали, что определенные химиотерапевтические препараты, применяемые во 2-м и 3-м триместрах (с 4-го по 9-й месяц беременности), не повышают риск врожденных пороков развития, мертворождений или патологий, возникающих сразу же после родов, хотя некоторые из этих препаратов повышают опасность преждевременных родов. Исследователи до сих пор не выяснили, воздействует ли химиотерапия на детей в долгосрочной перспективе.

  • Если рак груди обнаружили у женщины в 1-м триместре беременности, медикаментозное лечение отсрочат как минимум до наступления 2-го триместра.
  • Если раковую опухоль груди обнаружили в 3-м триместре , химиотерапию назначат уже после родов. В некоторых случаях требуется стимуляция родов, и тогда женщина рожает на несколько недель раньше положенной даты.

Химиотерапию обычно не назначают позже 35-й недели беременности и в течение 3 недель после родов, так как лекарства могут снизить уровни кровяных телец в организме матери. Понижение уровней кровяных телец может привести к кровотечению или инфицированию во время родов. Приостановление курса химиотерапии на несколько недель, предшествующих рождению ребенка, позволяет организму матери восстановить уровни кровяных телец перед родами.

Некоторые виды онкологического лечения могут навредить плоду. Применение этих методов у беременных считается опасным. Если пациентке необходима такая терапия, лечение обычно назначают уже после рождения ребенка.

После лампэктомии традиционно следует облучение груди, позволяющее снизить риск рецидива заболевания. Высокие дозы радиации, используемые в рамках радиотерапии, способны навредить плоду на любом сроке беременности. Облучение часто приводит к выкидышам, врожденным порокам развития, замедлению роста плода, повышению риска заболевания раком в детском возрасте. По этим причинам врачи не назначают лучевую терапию беременным женщинам.

Если раковую опухоль обнаружили в 3-м триместре беременности, можно провести лампэктомию во время вынашивания малыша, а с лучевой терапией подождать до родов.

Гормональную терапию часто применяют в качестве адъювантного метода лечения, то есть после хирургической операции. Она показана женщинам с гормонально-позитивным раком молочной железы. Так называют опухоли, клетки которых содержат рецепторы для гормонов – эстрогена и прогестерона. К гормональным препаратам, назначаемым при раке груди, относятся тамоксифен, анастрозол, летрозол и эксеместан.

Так как гормональная терапия может повлиять на развитие плода, ее не назначают беременным. Лечение следует отложить до рождения ребенка.

К препаратам, атакующим белок HER2, относятся трастузумаб (Герцептин), пертузумаб (Перьета), адо-трастузумаб эмтансин (Кадсила) и лапатиниб (Тайкерб). Эти препараты остаются основными средствами лечения HER2-положительного рака молочной железы. В терапии небеременных женщин трастузумаб используют в качестве средства адъювантного (послеоперационного) лечения, а пертузумаб обычно комбинируют с трастузумабом.

Комбинацию препаратов назначают до хирургического вмешательства. Все эти лекарства могут применяться в лечении рака груди на поздних стадиях. Тем не менее исследования, проведенные на животных, и отчеты женщин, прошедших таргетное лечение, свидетельствуют о том, что таргетные препараты небезопасны для плода.

Эверолимус (Афинитор) и палбоциклиб (Ибранс) – это таргетные препараты, применяемые в комбинации с гормональной терапией в лечении рака молочной железы на ранних стадиях. Эверолимус и палбоциклиб также считаются небезопасными для плода.

Большинство врачей рекомендуют молодым матерям, собирающимся начать противораковую терапию, отказаться от грудного вскармливания.

Если запланирована операция, приостановление грудного вскармливания поспособствует оттоку крови от молочных желез и тем самым вызовет уменьшение груди. Это поможет хирургу. Кроме того, снизится риск инфицирования тканей молочной железы, а молоко не будет собираться в тех участках, где была проведена биопсия или операция.

Многие химиотерапевтические, гормональные и таргетные препараты проникают в грудное молоко и передаются младенцу.

Многие ученые считают, что у беременных и небеременных женщин с раком груди на одной и той же стадии прогноз будет приблизительно одинаковым. Не все исследователи, впрочем, согласны с этой гипотезой. Некоторые врачи полагают, что прерывание беременности замедляет прогрессирование распространенного рака груди. Соответственно, они рекомендуют женщинам с метастатическим раком прервать беременность.

К сожалению, влияние беременности на развитие рака невозможно оценить объективно, хотя ученые уже пытались изучить этот вопрос. Прерывание беременности упрощает терапию, однако в прошлом исследователи уже отметили, что в конечном итоге подобные меры не улучшают прогноз.

Кроме того, ученые пока не установили, каким образом отсроченная терапия влияет на общие результаты лечения рака. Эту связь тоже сложно анализировать. Наконец, ни один научный документ не свидетельствует о том, что рак молочной железы способен навредить плоду.

Для получения подробной информации о лечении рака нажимайте здесь.

источник

Злокачественные опухоли репродуктивной системы, сочетающиеся с беременностью, по статистике встречаются редко. Тем не менее, в последние годы онкологам приходится решать нелегкую задачу лечения беременных пациенток, у которых выявлены новообразования шейки матки, яичников, молочной железы. Что следует знать женщине, столкнувшейся с такой проблемой?

Анастасия Пароконная
Врач-хирург, онколог-маммолог, врач высшей категории, канд. мед. наук,Российский онкологическийнаучный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

По вариантам строения различают свыше 30 видов опухолей молочной железы но подавляющее большинство из них являются доброкачественными и не угрожаю здоровью. Однако злокачественные, ветре чающиеся гораздо реже, ежегодно пополняют печальную статистику.

Злокачественная опухоль — это особа форма роста тканей, новообразование, обладающее определенными специфически ми свойствами, в частности способностью к безудержному, неконтролируемому организмом росту. Рак — это злокачественна опухоль, исходящая (произрастающая из клеток эпителиальной ткани (слизисты оболочек, кожи).

Новообразование развивается в молочных железах в основном в двух структура: дольках, вырабатывающих молоко, и протоках железы. Реже опухоль развивается в жировой, соединительной ткани, кровеносных и лимфатических сосудах молочных желез.

Рак молочной железы является наиболее распространенной формой злокачественных опухолей у женщин в нашей стране и вторым по частоте онкологическим заболеванием (после рака шейки матки), которое встречается у беременных. По статистике, рискует заболеть раком молочной железы на протяжении жизни каждая 10— 11-я женщина.

Несмотря на то, что вероятность заболеть раком молочной железы увеличивается с возрастом (8 из 10 злокачественных опухолей молочной железы диагностируются у женщин старше 50 лет), тем не м нее с каждым годом растет число женщин заболевающих раком в более молодом возрасте. Вместе с тем в последние годы вдвое увеличилось количество женщин беременеющих в более позднем возрасте.

На сегодняшний день частота заболевания раком молочной железы составляет 1 случай на 3000 беременных женщин.

При современном развитии медицины онкологический диагноз уже не приравнивает к приговору. Тем не менее, на фоне существующей беременности диагностировать опухоль в молочной железе весьма затруднительно.

«Перестройка» молочных желез наблюдается на самых ранних этапах развития беременности. При сроке 6—10 дней женщины не отмечают каких-либо значимых неординарных ощущений. Но при сроке беременности 4-6 недель приблизительно у 43% женщин появляется ощущение увеличения объема, напряжения, тяжести, нагрубания, повышенной чувствительности в области соска. Отмечается выраженное развитие железистой ткани. Таким образом, изменение консистенции, рост, набухание молочных желез осложняют осмотр и маскируют уже развивающуюся опухоль.

Если у женщины с регулярным менструальным циклом возможно повторное исследование молочных желез в начальный период следующего цикла, когда все применяемые диагностические методики становятся более достоверными, то при беременности регулярного цикла не существует, и гормональное влияние с каждым днем только увеличивает разрастание тканей.

В клинической практике в последние годы все чаще встречаются так называемые «стертые формы» воспалительных поражений молочной железы. Они характеризуются слабой выраженностью типичных клинических проявлений. Так, например, гнойный мастит (гнойное воспаление молочной железы) может протекать с нормальной или немного повышенной температурой, без озноба, без выраженных изменений картины крови, с незначительными воспалительными проявлениями в области молочной железы. Как следствие этого, 30% беременных пациенток при наличии рака молочной железы ошибочно ставится диагноз «мастит». К моменту постановки правильного диагноза заболевание нередко находится в неоперабельной стадии. Со дня появления первых симптомов до начала лечения у беременной женщины проходит гораздо больше времени, чем в обычной ситуации.

У кого вероятность заболеть выше?

До сих пор ученые не знают ответа на вопрос: что же вызывает рак молочной железы? Нам известны некоторые факторы риска, наличие которых увеличивает шансы заболеть раком. Такой фактор риска как, например, курение, можно контролировать. Другие, связанные с возрастом и наследственностью, не зависят от нас. При этом наличие одного или нескольких факторов риска в совокупности не значит, что человек непременно заболеет раком.

Принято считать, что развитие рака молочной железы определяется комплексом факторов, связанных с особенностями женского организма, традициями и привычками, генетической предрасположенностью, а также факторов, связанных с производственными условиями и внешними воздействиями окружающей среды.

Причины возникновения злокачественной опухоли в молочной железе, будучи достаточно разнообразными, имеют общий признак: они так или иначе связаны с поступлением и воздействием гормонов-эстрогенов, вырабатываемых в яичниках, надпочечниках и при определенных условиях—в жировой ткани.

Факторы риска, связанные с репродуктивной системой организма:

  • Раннее начало менструаций (до 12 лет).
  • Нерегулярный менструальный цикл.
  • Отсутствие беременностей и родов (риск рака снижается на 7% с каждыми родами).
  • Поздняя первая беременность и поздние первые роды. Так, у женщин, имеющих первые роды в возрасте старше 30 лет, риск заболеть раком в 2—3 раза выше, чем у рожавших до 20 лет.
  • Продолжительность лактации (грудного вскармливания) менее 1 месяца. Отсутствие лактации сопровождается повышением риска возникновения рака молочной железы в 1,5 раза.

Научные исследования последних лет подтвердили ранее высказываемое предположение наследственной предрасположенности к раку молочной железы.

В 1994 и 1996 годах в хромосомах человека были идентифицированы гены BRCA1 и BRCA2. В 5—10% наблюдений случаи рака молочной железы связаны с наличием мутаций (изменений) именно этих генов, что объясняет семейные случаи заболевания.

Вдвое возрастает риск заболеть раком молочной железы, если у женщины есть кровные родственники (мать, сестра, тетя, дочь), имевшие или имеющие это заболевание.

Факторы риска, связанные с заболеванием молочных желез и других органов:

  • Наличие мастопатии (доброкачественного заболевания молочных желез) и других доброкачественных опухолей молочных желез. Риск возникновения рака в данном случае повышается в 2,3 раза.
  • Перенесенные травмы молочной железы, пролеченные безоперационно лактационные маститы (воспаления молочной железы).
  • Перенесенные онкогинекологические заболевания, такие, как рак эндометрия (внутренней оболочки матки), рак яичников, повышают риск развития рака молочной железы в 2 раза.

Факторы риска внешней среды и питания:

  • Курение (особенно если оно началось в подростковом возрасте) является фактором риска возникновения рака любой локализации.
  • Употребление алкоголя в больших количествах сопровождается повышением риска развития рака молочной железы, предположительно в связи с увеличением содержания эстрогенов в организме.
  • Избыточный вес и преобладание жира в пищевом рационе.
  • Низкая физическая активность. Установлено, что на 42% снижается риск развития рака молочной железы у женщин, совершающих часовые прогулки от 5 до 8 раз в неделю.
  • Ионизирующая радиация в качестве фактора риска имеет наибольшую опасность в возрасте до 30 лет (особенно в период от 15 до 18 лет). Это одна из причин предпочтительного использования ультразвукового, а не рентгенологического метода исследования молочных желез у молодых женщин.
  • Проводится ряд исследований, изучающих влияние контрацептивных препаратов на рост заболеваемости раком молочной железы. Высказываются обоснованные предположения о высоком риске, связанном с их приемом.

Этим вопросом задается любая женщина, обнаружившая у себя какое-либо «неблагополучие» в молочной железе. Увеличение размеров желез, потемнение ареолы и соска, видимая венозная «сеточка» на груди, появление стрий (растяжек) на коже, небольшая тянущая болезненность — еще не повод бежать к онкологу. Однако вспомните, когда последний раз гинеколог из женской консультации проводил вам осмотр молочных желез? А ультразвуковое исследование груди вам делать приходилось? Если с ответом вы затрудняетесь, то план действий следующий.

Самообследование:

  • Осмотрите ваше белье, особенно в тех местах, которое соприкасалось с сосками, и убедитесь в отсутствии каких-нибудь темных, бурых пятен. Выделения из сосков при беременности закономерны, особенно на поздних сроках. Однако цвет их желтовато-молочный.
  • Осмотрите соски и ареолу и убедитесь, что на них нет втяжения, шелушения, покраснения, высыпания, изъязвления или других изменений.
  • Встаньте перед зеркалом, поднимите руки и заложите их за голову, обратите внимание на форму молочных желез. Посмотрите, нет ли деформированного участка, втяжения или выпуклости. Не отечна ли кожа? В случае отека она приобретает вид «лимонной корочки».
  • Следующий обычно рекомендуемый этап — пальпация (ощупывание) — эффективна и несет информацию о состоянии железы на начальных сроках беременности. Грубые патологические нарушения в молочной железе и большие опухоли можно самостоятельно определить методом пальпации в более поздние сроки. Тем не менее ощупывайте молочные железы круговыми движениями по спирали или по сегментам от соска к периферии, определяя участки большей и меньшей плотности.
  • Прощупайте области подмышечных впадин. Нет ли увеличенных лимфатических узлов? Хотя при наступлении беременности небольшое, чаще — двустороннее увеличение их возможно.
  • Если вы заметили какие-либо изменения в молочных железах, отправляйтесь прежде всего к наблюдающему вас гинекологу.
Читайте также:  Уход за пациентом с раком молочной железы

На приеме у врача акушера-гинеколога

Учитывая малый опыт знакомства участковых гинекологов с этой патологией (только 15% из них встречали в своей практике злокачественные опухоли молочных желез у беременных), квалифицированный врач для исключения заболеваний молочных желез ориентируется не только на «врачебную интуицию», но и использует в повседневной практике методы объективной диагностики. Наиболее доступным и безопасным, а главное достоверным является метод ультразвукового исследования.

Если женская консультация не оснащена кабинетом УЗИ, подобным оборудованием располагает любой районный онкологический диспансер. На первом этапе ультразвуковой метод поможет определить, есть ли патология в молочной железе, диагностировать наличие или отсутствие кист, опухолей. Как правило, на этом этапе врач женской консультации, диагностировав опухоль, направляет пациентку в онкологическое учреждение.

На приеме у врача-онколога

Опасаться врачей-онкологов не стоит. Современная отечественная медицина дает возможность любой пациентке получить консультацию не только у хирурга, но и врача, который имеет специализацию «онколог» и умеет распознавать и лечить именно опухолевые заболевания. Онкологическая служба сегодня располагает целым набором диагностических методов, начиная микроскопическим исследованием клеток, полученных из опухоли, и кончая сложными современными технологиями. Однако при беременности спектр инструментальных методов диагностики рака ограничен в связи с возможным нанесением вреда плоду.

Традиционный метод маммографии (использование рентгеновского излучения) считается самым распространенным для определения болезни в молочной железе. Маммография, включающая передний и боковой стандартные рентгеновские снимки, воздействует на плод в радиационной дозе только 0,004—0,005 Грей при том, что повреждающей дозой для плода считается 0,1 Грей. Необходимо только помнить, что этот методу беременных женщин не является достоверным из-за физиологических изменений, происходящих в молочной железе, и несет «правильную» информацию о болезни лишь в 25% случаев.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) (использование радиоволн и электромагнитного поля) на сегодняшний день активно применяется в клинической практике у беременных. Метод МРТ дает возможность получить качественное изображение молочной железы в любой плоскости.

МРТ не несет радиоактивного компонента, поэтому считается, что проводить это исследование можно неоднократно. Этот высокоинформативный метод выполняется сравнительно недолго и занимает 10 — 20 минут. Достоинством МРТ является возможность визуализировать опухоль даже в протезированной молочной железе.

Вещество, входящее в состав контрастных препаратов, которые вводятся пациентке при МРТ, в экспериментах на животных не продемонстрировало ни эмбриотоксического (токсически воздействующего на плод), ни тератогенного (вызывающего пороки развития) действия диагностических доз. Тем не менее, необходимо знать, что контрастные препараты не следует вводить беременным женщинам, особенно в первом триместре, если только это не диктуется очевидной необходимостью.

При подозрении на опухоль врач может предложить выполнить пункцию молочной железы. Врач пунктирует, т.е. с помощью шприца «отсасывает» некоторое количество материала — ткани молочной железы из места предполагаемой опухоли. Лаборатория дает заключение и по характеру полученных клеток делает выводы: злокачественное заболевание или нет, имеются ли воспалительные изменения в ткани молочной железы. К сожалению, на фоне существующей беременности достоверность цитологического исследования снижается, так как при изменениях в ткани молочной железы, характерных для беременности, цитологическое заключение может быть не совсем корректным.

Метод биопсии подразумевает получение тканевого материала для гистологического исследования с помощью небольшой операции. Для исследования и постановки диагноза достаточно небольшого участка молочной железы с опухолью, представляющего собой цилиндр ткани 2—3×10 мм. Получить такое количество материала в современной онкологической клинике возможно с помощью специальных аспирационных «биопсийных игл». Процедура почти безболезненна и не требует ни внутривенного, ни общего наркоза; она совершенно не противопоказана беременным пациенткам.

Таким образом, лишь совокупность различных методов, проведенных на высоком профессиональном уровне в специализированном онкологическом учреждении, позволит поставить правильный диагноз беременной женщине.

Как лечиться?

Но как быть, если врач все же выявил изменения в молочной железе? Характер этих изменений может быть различным и, соответственно, потребуются различные лечебные процедуры.

Так, воспаление в железе может быть действительно началом мастита, что подтвердит отсутствие четкого опухолевого узла при УЗИ. В этом случае лечение назначается консервативное, антибактериальное. Оно проводится по назначениям и под контролем врача женской консультации.

Обнаружение кисты в молочной железе не требует дополнительных исследований, кроме УЗИ. Исключение составляет киста с неоднородными «включениями» в ее полости. В этом случае для уточнения диагноза проводится пункция с цитологическим исследованием. Кистозные образования являются доброкачественными и не требуют срочных лечебных мероприятий.

Если же установлено наличие доброкачественной опухоли — фиброаденомы, подтвержденное цитологическим исследованием и характерной картиной при УЗИ, то необходим «динамический контроль» за опухолью в течение всей беременности. Встречаются случаи малигнизации (озлокачествления) доброкачественных опухолей во время беременности. Судить о том, «переродилась» ли фиброаденома в злокачественную опухоль либо рак возник изначально, затруднительно. Достоверным является тот факт, что доброкачественные опухоли во время беременности имеют тенденцию к быстрому росту. Желательно выполнять УЗИ молочных желез каждые 3 месяца для оценки характера и скорости роста фиброаденомы.

Известие о диагнозе «рак» может стать настоящей трагедией для самой женщины и ее родных. И первый вопрос, который возникает у будущей мамы: «Неужели я потеряю ребенка?» Ответом на него является научно доказанный факт, что аборт не влияет на исход и развитие рака молочной железы у пациентки.

«Может ли заболеть раком мой ребенок?» — часто спрашивают женщины с подобным диагнозом. Ответ один: нет, раковые клетки не передаются от матери к плоду. Плод не страдает от болезни матери. Единственное, что может действительно навредить ребенку, — это тот комплекс лечебных процедур, который будет вынужден назначить онколог при диагностике «запущенной» стадии рака. Вот почему ранняя диагностика опухолей молочной железы так важна у беременных женщин.

Выбор лечебной тактики у пациенток с раком молочной железы на фоне беременности осуществляется индивидуально с участием онколога, акушера и родственников больной.

Если болезнь диагностирована на ранних стадиях (стадия I и II — когда опухоль небольшая, нет метастазов — разрастаний опухоли в других органах) и женщина хочет сохранить ребенка, то врач может рекомендовать выполнить операцию на молочной железе. Оперативное вмешательство безопасно для плода во время любого триместра. Учитывая, что в современной онкологии у беременных выполняются большие по объему операции с одномоментным удалением и реконструкцией сразу нескольких внутренних органов, опасаться операции по удалению опухоли в молочной железе не стоит.

Если же обнаружен рак молочной железы более «распространенный» (стадия III и IV — опухоль большая, имеет отдаленные метастазы), то лечение потребует использования не только оперативного метода, но и лучевой и химиотерапии. Химиотерапия при раке возможна у беременных начиная со второго триместра. Определен целый ряд химиопрепаратов в онкологии, которые относительно безопасны для плода. Применение лучевой терапии во время беременности противопоказано, так как плод в результате получения критической дозы облучения может погибнуть либо ребенок родится с пороками развития и врожденными уродствами.

При «распространенных стадиях» рака молочной железы, если диагноз ставится в начале (первом—втором триместрах) беременности, сохранять беременность нецелесообразно, так как надо помнить о предстоящем тяжелом и длительном лечении. Во время третьего триместра, если женщина с III и IV стадиями рака хочет сохранить ребенка, возможна отсрочка в лечении до раннего родоразрешения (начиная с 32 недель). Однако в этом случае все меры направлены на сохранение и защиту только ребенка, а мать начинает лечение после родов. При любом решении после родов женщина получает все лечебные процедуры в объеме, который не отличается от такового у небеременных пациенток с аналогичным диагнозом и стадией.

Помните: только ранняя диагностика рака поможет сохранить жизнь вам и вашему ребенку!

Как обезопасить себя и ребенка?

Если вы планируете беременность:

1. Проведите самообследование молочных желез.

2. Сделайте УЗИ молочных желез и при необходимости — маммографию.

3. Поинтересуйтесь, нет ли среди ваших родных (со стороны матери и отца) людей, болеющих или болевших раком любой локализации. Если среди «кровных» родственников были случаи рака молочной железы, обратитесь к врачам-генетикам (в генетическую консультацию) и проведите необходимые анализы для определения возможных мутаций генов BRCA1, BRCA2. В случае выявления мутации этих генов нужно быть особенно внимательной ко всем изменениям молочных желез, ежегодно проходить профилактическое обследование. При существующей патологии молочных желез (фиброзно-кистозная болезнь, кисты, фиброаденома) проконсультируйтесь у онколога-маммолога.

  1. Проведите самообследование.
  2. В начале беременности сделайте УЗИ молочных желез.
  3. При выявлении доброкачественной патологии молочных желез (фиброаденома) проконсультируйтесь у онколога-маммолога. Проводите контрольные УЗИ 1 раз в 2-3 месяца.
  4. При любых подозрениях на наличие опухоли в молочной железе настаивайте на врачебном осмотре!

источник

Рак — это опухоль злокачественного характера из клеток эпителия, который в молочной железе присутствует в протоках, сосудах, структуре железистой ткани долек. Особенные опасения пациенток вызывает сочетание таких состояний, как рак груди и беременность, за счет определенных трудностей в первичной диагностике, последующем лечении и возможности сохранения беременности.

Следует помнить, что современными методами онкологии это заболевание успешно и полностью вылечивается. Доктора при назначении лечения чаще уделяют внимание сохранению качества жизни пациентки. Для подтверждения диагноза обследование нужно пройти в полном объеме, ведь злокачественные новообразования встречаются значительно реже доброкачественных.

Весьма часто опухоль удается обнаружить посредством самостоятельного обследования молочных желез или на осмотре гинеколога. Характерные для беременности изменения тканей молочных желез (увеличение, изменение консистенции) затрудняют выявление начальных стадий новообразований.

Повышенное содержание в крови эстрогена может спровоцировать начало опухолевого процесса при наличии к нему предрасположенности. Обнаружение рака груди во время беременности усложняется проявлениями действия эстрогена во время 1 триместра: набуханием молочных желез, увеличением долек, болезненностью. Изменения также могут маскироваться под мастит или воспалительные процессы кожи груди.

  • Осмотр проводится перед зеркалом, руки симметрично закидывают за голову и отмечают изменения: нет ли видимой деформации или асимметрии, втяжений или выпуклостей поверхности молочных желез, отечности с «лимонной корочкой», втяжения сосков. Несмотря на увеличение желез при беременности, симметричность их положения, как правило, сохранена.
  • Самостоятельная пальпация (ощупывание) проводится по сегментам железы, от соска к периферии, по спирали. При нарушении однородности консистенции молочных желез можно заподозрить начало заболевания. Следует помнить, что неоднородная структура при беременности будет в обеих молочных железах, односторонний процесс подозрителен.
  • Из других проявлений должны насторожить темные или бурые выделения из сосков (при беременности возможны выделения, но желтовато-белые), усиление венозного рисунка, увеличение подмышечных лимфоузлов, проявления сопутствующего воспаления: краснота, шелушение, язвочки.

Изменения при раке молочной железы и беременности могут быть похожими. Выявленное образование встречается и доброкачественным, например, фиброаденома, киста или мастопатия. Сомнения развеет только осмотр специалиста и обследование.

Начальный этап обследования предусматривает осмотр у гинеколога или маммолога, сбор анамнеза и жалоб, УЗИ. Если при этом выявлены какие-либо значимые изменения, доктор направляет на маммографию. УЗИ молочных желез и маммография совершенно безвредны для плода, но полученные данные могут потребовать уточнения.

МРТ обследование позволяет рассмотреть железы в разных плоскостях, уточнить наличие и размеры опухоли, ее расположение в толще молочной железы. Сложность при этом методе в нежелательности использования контраста при беременности, хоть и подтверждено отсутствие его вредного влияния на плод.

Такое обследование показывает, какие клетки содержатся в опухоли. Биопсию проводят специальной аспирационной иглой, с помощью УЗИ аппарата контролируют проникновение непосредственно в образование.

Пациенток, как правило, волнует вопрос сохранения беременности. Исследования показывают, что прерывание беременности никак не влияет на последующий опухолевый рост. Даже если повышение эстрогенов и спровоцировало начало заболевания, прерывание беременности не влияет на его дальнейшее развитие и на выживаемость пациенток. Тактика выбирается исходя из срока беременности, стадии заболевания и необходимости срочной лучевой терапии.

Если выявлена I — II стадия рака, то проводится оперативное лечение без прерывания беременности, а химиотерапия откладывается на 2 — 3 триместр, когда действие препаратов будет меньше влиять на развитие плода. Лучевое воздействие переносят на послеродовый период.

III — IV стадия требует не только безотлагательной операции, но и скорейшего проведения химиотерапии и лучевой терапии. На небольшом сроке беременности целесообразным будет ее прерывание для полноценного лечения исходя из опасений за жизнь пациентки.

При большом сроке (свыше 32 недель) и положительном решении врача делают отсрочку до родоразрешения. Операцию в нужном объеме (удаление опухоли или железы) проводят во время беременности, а после родов сразу начинают лучевую терапию. Но на III — IV стадии процесса необходим также поиск и удаление возможных метастазов.

Современные способы лечения рака груди при беременности во многих случаях позволяют сохранить плод и исцелить пациентку.

После пройденной операции и курса лечения беременность уже безопасна. Сомнения, что возникнет ухудшение или рецидив, по последним данным не оправдывают себя. Беременность после рака молочной железы рекомендована как минимум спустя полгода после окончания химиотерапии и через 3 месяца после прохождения гормонотерапии. Кормление грудью после родов приветствуется.

Самые надежные рекомендации может дать только врач и применительно к конкретному случаю. Обязательно учитываются возможные риски заболевания, генетическая предрасположенность, гормональный фон и многие другие факторы.

Изменение уровня гормонов при беременности — далеко не единственная причина, запускающая механизм образования опухоли. Прежде чем определить возможные риски возникновения процесса или его рецидива, доктор собирает подробный анамнез и выявляет все, что может предрасполагать к этому заболеванию:

  • Воздействие вредных веществ, в том числе курение, прием алкоголя или наркотических средств. К нежелательному влиянию относится и экологическая обстановка в районе проживания пациентки, радиоактивное воздействие, профессиональные вредности.
  • Низкая физическая активность, «хронические» стрессы и избыточный вес. Гиподинамия в совокупности со стрессовой нагрузкой давно находится под вниманием медиков как один из комплексов, провоцирующих ряд заболеваний, в том числе и развитие опухолей. Накопление при этом лишнего веса может говорить о формировании эндокринной патологии и нарушении баланса гормонов.
  • Наследственность. Роль генетики в манифестации онкологических заболеваний неоспорима и подтверждена статистикой. Наличие в семье случаев рака груди у родственниц увеличивает риск новобразования в 2 раза. При необходимости можно провести генетическое исследование и быть настороже при планировании беременности.
  • Эндокринные нарушения. Повышенный уровень эстрогена, раннее начало (до 12 лет) и нерегулярность менструальных циклов, наличие мастопатий — эти признаки могут говорить о гормональных сбоях, что способствует возникновению онкологического заболевания.
  • Хронические воспаления, травмы, кисты и другие доброкачественные опухоли также могут являться предрасполагающим звеном к злокачественной патологии.

источник

Рак молочной железы у беременных — это злокачественная неоплазия груди, выявленная на фоне гестации, лактации или в течение 12 месяцев после родов. Проявляется узловым или диффузным уплотнением грудных желез, их тяжестью и болезненностью, дискомфортом, болью в области ареолы, выделениями из соска, локальными изменениями кожи, увеличением аксиллярных лимфоузлов. Диагностируется при помощи УЗИ, трепанобиопсии, МРТ молочных желез. В период гестации используются хирургические методы лечения (обычно модифицированные варианты радикальной мастэктомии), химиотерапия по схеме AC. После родов терапию дополняют гормональными препаратами и лучевыми методиками.

Злокачественные опухоли молочных желез — второй по распространенности вид неоплазий, диагностируемых у беременных. Их встречаемость составляет 1:3 000 — 1:10 000 гестаций. Средний возраст женщин, у которых диагностирован рак грудной железы, ассоциированный с беременностью, — составляет 33 года. До 82% пациенток выявляют новообразование самостоятельно в I триместре, при этом практически в 3/4 случаев диагностируются поздние стадии неоплазии с размерами опухоли от 6 до 15 см, а у каждой пятой беременной обнаруживаются метастазы во внутренних органах. Из-за несвоевременной диагностики заболевания задержка начала лечения в среднем составляет 2-3,5 месяца.

Читайте также:  Как у вас обнаружили рак груди

Этиология злокачественных неоплазий при гестации является такой же, как у небеременных женщин. В 5-10% случаев развитие рака обусловлено наследуемой мутацией генов BRCA1/BRCA2. У остальных пациенток новообразование возникает на фоне дисгормональных состояний, воздействий неблагоприятных факторов окружающей среды (мутагенных химических веществ, радиации и пр.), недостаточности иммунитета. Как правило, опухоли, выявляемые в грудных железах беременных, возникают до зачатия, однако их рост может ускориться на фоне физиологических гестационных изменений. По мнению специалистов в сфере онкологии и акушерства, специфическими провоцирующими факторами быстрого онкогенеза при беременности являются:

  • Гормональная перестройка. Более чем в 70% случаев рак груди у беременных является эстроген-зависимым (ER+). При гестации уровень эстрогенов в крови возрастает почти в 30 раз. Под влиянием гормонов происходит подготовка молочных желез к лактации: грудь набухает, в ней увеличивается количество альвеол, молочных протоков. Гиперэстрогенная стимуляция может способствовать более быстрому развитию раковых клеток.
  • Снижение иммунитета. Поскольку генетически плод чужероден материнскому организму, физиологические изменения в иммунной системе беременных направлены на снижение общей реактивности. За счет увеличение числа Т-супрессоров, уменьшения уровня Т-хелперов, появления блокирующих антител подавляется эффекторное звено иммунитета. В результате иммунная система хуже выявляет и уничтожает собственные перерождающиеся клетки.

Вероятный механизм развития рака молочной железы у беременных основан на стимуляции роста трансформированных клеток эстрогенами и прогестероном. Усиленное эстрогенное воздействие индуцирует синтез факторов роста, под влиянием которого пролиферируют эпителиальные клетки грудных желез, в том числе злокачественной опухоли. Одновременно тормозится клеточный апоптоз, за счет индуцированной транскрипции фактора роста сосудистого эндотелия начинается патологическая неоваскуляризация.

Поскольку эстрогены способны нивелировать действие ингибирующих факторов роста, включается отрицательная обратная связь, стимулирующая клеточную гиперплазию. Одним из эстрогенных эффектов является быстрое увеличение числа микрометастазов, вызванное стимуляцией так называемых спящих метастатических образований. Роль прогестерона в онкогенезе неоплазий молочных желез еще уточняется. Его эффекты могут быть связаны с поддержанием циклической пролиферации железистых клеток при гестации и стимуляции роста с потенциальным видоизменением ответа нормального и перерожденного железистого эпителия.

Систематизация форм рака груди во время беременности основана на тех же критериях, что и вне гестационного периода, — анатомическом расположении неоплазии, ее размерах, особенностях метастазирования в лимфатические узлы и отдаленные органы, гистологическом строении, уровне клеточной дифференцировки, типе экспрессируемых рецепторов малигнизированных клеток. Наиболее значимую роль в разработке оптимальной тактики сопровождения беременности играет классификация опухоли по стадиям развития. Онкомаммологи различают:

  • Неинвазивный рак (карциномаinsitu). Неоплазия локализована в молочном протоке или дольке. Лимфоузлы интактны. Клиника отсутствует. Рак становится случайной находкой при плановом обследовании. Наиболее благоприятная форма. Возможно продолжение гестации после оперативного лечения.
  • РакIстадии. Максимальный поперечник новообразования не превышает 2 см. Неоплазия прорастает в окружающие ткани груди, но не метастазирует. Может определяться клинически в виде узлового уплотнения. Проведение хирургического вмешательства позволяет сохранить беременность.
  • РакIIстадии. При IIA стадии опухоль имеет размеры до 2 см с метастазированием в аксиллярные лимфоузлы на стороне поражения или до 5 см без метастазов. При раке IIB стадии размеры неоплазии составляют 2-5 см при наличии метастазов в лимфоузлы или от 5 см и более — при их отсутствии. Для сохранения гестации показана радикальная мастэктомия.
  • РакIIIстадии. Опухоль разрастается до 5 и более сантиметров либо отмечаются конгломераты спаянных подмышечных лимфатических узлов, прорастание рака в кожу молочной железы, ткани грудной клетки, поражение подключичных и надключичных лимфоузлов. Возможны отдаленные метастазы.
  • РакIVстадии. Отмечается массивное поражение молочной железы с прорастанием окружающих тканей, диссеминацией в кожу, изъязвлениями. Возможно вовлечение в процесс второй груди, подмышечных лимфоузлов на противоположной стороне. Характерны множественные отдаленные метастазы.

При III-IV стадиях онкопроцесса по желанию пациентки и ее родственников допустимо сохранение гестации с досрочным родоразрешением в сроки достаточной жизнеспособности ребенка. В таких случаях выполнение радикального оперативного вмешательства позволяет приостановить распространение опухоли и начать активную терапию в послеродовом периоде. Назначение некоторых химиопрепаратов возможно с 15-й недели гестации.

Хотя гестационные физиологические изменения тканей усложняют выявление злокачественного объемного образования, существуют маркерные признаки, повышающие онконастороженность. О развитии рака может свидетельствовать появление в одной из молочных желез узла или неоформленного уплотнения, болезненности и тяжести. У некоторых пациенток на фоне общего нагрубания асимметрично изменяется форма пораженной грудной железы, на коже возникают неровности, участки втяжений или локальной отечности.

Часто отмечается покалывание, боли в сосково-ареолярной области, может втягиваться сосок, появляются сукровичные выделения. При наличии регионарных метастазов в подмышке на пораженной стороне определяются увеличенные лимфатические узлы, в более тяжелых случаях лимфоузлы прощупываются над и под ключицей, в противоположной аксиллярной впадине. Признаки общей интоксикации в виде потери аппетита, снижения веса, нарастающей слабости и быстрой утомляемости характерны только для терминальных стадий болезни.

Рак грудных желез, возникающий у беременных, может быстро прогрессировать и осложняться метастазированием. Распространенные формы заболевания выявляются у 72-85% пациенток, у 20% женщин внутренние органы поражены метастазами. В некоторых случаях развивается воспаление тканей, окружающих опухоль. По мнению большинства акушеров-гинекологов, рак груди не оказывает негативного воздействия на ребенка, однако на поздних стадиях заболевания при наличии опухолевой интоксикации возможна гипоксия плода. Применение во II-III триместрах химиотерапевтических препаратов способно спровоцировать преждевременные роды, миелосупрессию у женщины и ребенка, задержку развития плода, мертворождение, массивные послеродовые кровотечения, инфекционные осложнения (эндометрит, хориоамнионит и др.).

Поскольку беременные женщины часто расценивают начальные признаки опухоли как специфические изменения молочных желез перед лактацией, рак груди при гестации обычно диагностируется на более поздних стадиях. Диагностически значимые радиологические методы исследования при беременности применяются ограниченно из-за возможного негативного влияния на плод, однако другие современные методики позволяют выявить опухоль и правильно оценить стадию онкопроцесса. Наиболее информативными при обнаружении злокачественной неоплазии груди являются:

  • Маммосонография. УЗИ молочных желез — оптимальный метод скрининговой диагностики злокачественных опухолей у беременных и лактирующих женщин. Информативность ультрасонографии, дополненной цветовой и энергетической допплерографией, достигает 97%. Обычно на УЗИ рак выглядит как гиперваскуляризированное гипоэхогенное образование неправильной формы и неоднородной структуры. С помощью ультразвука удобно исследовать регионарные лимфоузлы.
  • Трепанобиопсия молочной железы. Материал, полученный с помощью биопсийного пистолета, используют для определения морфологической структуры новообразования и его иммуногистохимического профиля (рецепторного статуса, амплификации гена Her2-neu, пролиферативного индекса Ki-67 и др.). Трепанобиопсия обладает большей информативностью, чем пункционная биопсия, позволяет верифицировать диагноз в 99,0-99,8% случаев.
  • Томография. МРТ молочных желез проводят при получении неоднозначных результатов сонографии. Послойная визуализация дает возможность максимально точно оценить размеры и распространенность неоплазии. МРТ всего тела рекомендована для выявления метастазов. В I триместре сканирование осуществляют с осторожностью из-за возможной кавитации и перегревания эмбриона. Контрастирование допускается в исключительных случаях.

Маммографию беременным с подозрением на рак груди назначают редко, что связано с возможным повреждающим воздействием на плод и получением в 25% случаев ложноотрицательных результатов. В качестве дополнительных методов обследования рекомендовано определение онкомаркера CA 15-3, цитология мазка, полученного из соска пораженной молочной железы, оценка риска развития BRCA-ассоциированного рака, дуктоскопия, радиотермометрия груди, электроимпедансная маммография. Заболевание дифференцируют с маститом, доброкачественными неоплазиями (кистами, аденомами, фиброаденомами, липомами, листовидными опухолями), галактоцеле, гамартомами, лимфомами, саркомами, туберкулезом. Кроме онкомаммолога пациентку по показаниям консультирует онколог, химиотерапевт, хирург, фтизиатр, инфекционист.

Если ранее выявление злокачественного новообразования груди служило достаточным основанием для прерывания беременности, в последние десятилетия применяют стратегии, предполагающие раннее начало терапии и сохранение гестации. Выбор врачебной тактики в каждом конкретном случае рака выполняется индивидуально с учетом стадии процесса, гестационного срока и решения беременной. В 1-м триместре при выявлении инвазивных форм опухоли беременность рекомендуется прервать медицинским абортом, во 2-3-м — при желании пациентки продлить до минимально возможного срока рождения жизнеспособного плода. После искусственного прерывания гестации лечение производится по стандартным протоколам онкологической помощи. При решении сохранить ребенка могут использоваться следующие варианты:

  • Хирургическое лечение. Наиболее оправданным вмешательством при ранних стадиях рака является радикальная мастэктомия, при необходимости дополненная аксиллярной диссекцией без последующей лучевой терапии. Лампэктомия, квадрантэктомия, секторальная резекция груди выполняются реже. Онкопластические операции не рекомендованы. Объем и срок проведения вмешательства при поздних стадиях болезни определяются индивидуально.
  • Назначение химиопрепаратов. Антинеопластические средства могут применяться после 14 недели гестационного срока. Чем позже начато медикаментозное лечение, тем меньше вероятность возникновения уродств у плода. Препаратами выбора являются алкилирующие цитостатики и антрациклиновые антибиотики. При распространенных формах рака используется неоадъювантная полихимиотерапия как подготовительный этап перед радикальной операцией.

Гормонотерапия, наиболее эффективная при рецепторо-позитивных формах рака, беременным не проводится из-за тератогенного влияния антагонистов эстрогенов. Назначение лучевой терапии возможно только после завершения гестации. Рекомендованным способом родоразрешения являются естественные роды. Кесарево сечение осуществляется только при наличии акушерских показаний или тяжелой экстрагенитальной патологии, несовместимой с родовыми нагрузками.

Показатели выживаемости пациенток, у которых в период беременности было диагностировано злокачественное новообразование молочной железы, не отличаются от данных по группам небеременных женщин. Прерывание гестации не влияет на исход заболевания. Однако в целом прогноз является более серьезным, поскольку у беременных зачастую выявляются распространенные формы рака. Минимальный безопасный интервал от момента завершения лечения до следующей беременности, по данным разных авторов, составляет от 6 месяцев до 5 лет. Основная задача профилактики рака грудных желез — обнаружение опухоли на ранних стадиях при помощи скрининговых методов (УЗИ, маммографии).

источник

В современной литературе рак молочной жележы (РМЖ), возникший на фоне беременности, лактации либо в течение первого года после завершения беременности, обозначают термином «РМЖ, ассоциированный с беременностью».

Carcinoma mamma.
КОД ПО МКБ-10
C50 Злокачественное новообразование молочной железы.
В зависимости от анатомической локализации опухоли заболеванию присваивают статистический шифр.
· C50.0 Соска и ареолы.
· C50.1 Центральной части молочной железы.
· C50.2 Верхневнутреннего квадранта молочной железы.
· C50.3 Нижневнутреннего квадранта молочной железы.
· C50.4 Верхненаружного квадранта молочной железы.
· C50.5 Нижненаружного квадранта молочной железы.
· C50.6 Подмышечной задней части молочной железы.

Ежегодно в мире выявляют более 1 млн новых случаев РМЖ, прогнозируя рост числа заболевших к 2010 г. до 1,5 млн.

В России РМЖ занимает первое место по частоте среди всех злокачественных новообразований у женщин. Ежегодно регистрируют более 46 тыс. новых случаев РМЖ. Примерно 1 из 10 женщин на протяжении жизни заболевает РМЖ.

Смертность равна половине заболеваемости РМЖ. В 2002 г. в России от РМЖ умерли 22,1 тыс. женщин, что составило 16,7% среди злокачественных новообразований. Среди всех злокачественных новообразований, выявляемых при беременности, РМЖ занимает второе место по частоте после РШМ. На 3000 беременностей приходится 1 случай РМЖ. Около 3% всех наблюдений РМЖ диагностируют во время беременности. До 7,3% женщин моложе 45 лет, страдающих этим заболеванием, — беременные или кормящие.

Классификация РМЖ, ассоциированного с беременностью, не отличается от таковой у небеременных и основана на клинических проявлениях заболевания. В её основу положены восемь признаков: анатомическая локализация и размер опухоли, объём метастатического поражения лимфатических узлов, наличие отдалённых метастазов, стадия развития опухоли (как вариант комбинации её размера и объёма метастатического поражения), а также клеточный тип, гистопатологический уровень дифференцировки и тип экспрессируемых рецепторов клеток опухоли.

Клиническая классификация первичной опухоли и регионарных лимфатических узлов (Международный противораковый союз, 6-е издание. Перевод и редакция проф. Н.Н. Блинова).

Оценка размеров первичной опухоли (T):
·T0 — нет признаков первичной опухоли;
·TX — оценка первичной опухоли невозможна;
·Tis — карцинома in situ; внутрипротоковая карцинома, дольковая карцинома in situ или поражение соска (болезнь Педжета);
·T1 — опухоль 2 cм или менее в наибольшем измерении;
·T1mic — микроинвазия; опухоль 0,1 см или менее 1 см в наибольшем измерении;
·T1а — опухоль более 0,1 см, но менее 0,5 см в наибольшем измерении;
·T1b — опухоль более 0,5 см, но менее 1 см в наибольшем измерении;
·T1c — опухоль более 1 см, но менее 2 см в наибольшем измерении;
·T2 — опухоль более 2 см, но менее 5 см в наибольшем измерении;
·T3 — опухоль более 5 см в наибольшем измерении;
·T4 — опухоль любого размера, прорастающая грудную стенку и кожу;
·T4а — прорастание грудной стенки;
·T4b — отёк (включая симптом «лимонной» корки) или изъязвление кожи молочной железы;
·T4с — сочетание T4а и T4b;
·T4d — воспалительный РМЖ.

Поражение регионарных лимфатических узлов (N): NX (если лимфатические узлы нельзя исследовать по какойлибо причине), N0 (регионарные лимфатические узлы не пальпируются), N1 (метастазы в ипсилатеральные подмышечные лимфатические узлы, при этом последние подвижны), N2 (метастазы в ипсилатеральные подмышечные лимфатические узлы, которые неподвижно фиксированы друг с другом или с окружающими тканями), N3 (метастазы в надключичные и подключичные лимфатические узлы на стороне поражения, метастазы в окологрудинные лимфатические узлы на стороне поражения).

Отдалённые метастазы (М): MX (наличие отдалённых метастазов оценить невозможно), M0 (отсутствие метастазов), М1 (есть отдалённые метастазы; уточнение их локализации в конкретном органе — лёгком, костях, печени, мозге и т.д.).

Стадии РМЖ:
· 0 (ТisN0M0);
· I (Т1N0M0);
· IIA (T1N1M0,T2N0M0);
· IIB (T2N1M0,T3N0M0);
· IIIA (T1N2M0,T2N2M0,T3N1M0,T3N2M0);
· IIIB (T4N0M0,T4N1M0,T4N2M0);
· IIIC (любая Т N3M0);
· IV (любая Т любая N M1).

На заболеваемость РМЖ оказывает влияние ряд факторов.

· Факторы риска развития РМЖ, связанные с репродуктивной функцией.
— Раннее менархе, поздняя менопауза.
— Нерегулярный менструальный цикл.
— Отсутствие беременностей и родов (риск рака снижается на 7% с каждыми родами).
— Поздняя первая беременность и поздние первые роды. У женщин, имевших поздние первые роды (в возрасте старше 30 лет) или не имевших родов вообще, риск заболеть РМЖ в 2–3 раза выше, чем у родивших до 20 лет.

Каждые последующие роды в возрасте до 30 лет сопровождаются дальнейшим снижением риска развития РМЖ. Риск возникновения РМЖ в возрасте до 40 лет в 5,3 раза выше у женщин, родивших в возрасте старше 30 лет по сравнению с родившими до 20 лет.

— Продолжительность лактации менее 1 мес. Отсутствие лактации сопровождается увеличением риска возникновения РМЖ в 1,5 раза. Прослеживается обратная зависимость между общей длительностью лактаций и риском развития РМЖ.

· Наследственные факторы. В 5–10% наблюдений РМЖ связан с мутацией генов BRCA1 и BRCA2, что объясняет семейные случаи заболевания. Риск развития РМЖ у женщин-носителей мутантных генов чрезвычайно высок и составляет 80–95% на протяжении всей жизни. Рожавшие женщиныносители данных мутаций существенно чаще (в 1,71 раза) заболевают РМЖ в возрасте до 40 лет, чем нерожавшие. Ранний возраст первых родов в этой группе не снижает риск развития рака.

·Факторы риска, связанные с заболеваниями молочных желёз и других органов.
— Наличие пролиферативной формы фиброзно-кистозной болезни и различных доброкачественных опухолей молочных желёз (риск возникновения рака увеличивается в 2,3 раза).
— Травмы молочной железы, неоперированные лактационные маститы.

· Генитальные факторы риска.
— Рак эндометрия, рак яичников повышают риск развития РМЖ в 2 раза.
— Некомпенсированное влияние эстрогенов также повышает риск РМЖ. Для женщин, у которых естественная менопауза наступила в возрасте до 45 лет, риск развития РМЖ снижается вдвое по сравнению с теми, у кого менструации продолжаются после 54 лет. Показано достоверное снижение риска возникновения рака у женщин с хирургической кастрацией до 40 лет на 47% по сравнению с группой женщин с естественной менопаузой в 45–54 года, причём наименьшее число опухолей обнаружено при искусственной менопаузе до 35 лет.
— Приём синтетических прогестинов повышают риск развития РМЖ.

· Факторы внешней среды.
— Факторы риска внешней среды и питания (курение, алкоголь, избыточный вес).
— Ионизирующая радиация. В качестве фактора риска имеет наибольшую опасность в возрасте до 30 лет (в период от пременархе до 18 лет). Это одна из причин предпочтительного использования УЗИ, а не рентгенологического метода исследования молочных желёз у молодых женщин.

Этиологические факторы, влияющие на возникновение РМЖ на фоне сущест-вующей беременности, предположительно, не отличаются от таковых в группе небеременных пациенток.

Регуляция нормального функционирования молочной железы происходит под влиянием комплексного взаимодействия между различными гормонами.

Читайте также:  Сколько можно прожить при раке груди с метастазами

Гормональное влияние на развитие РМЖ хорошо известно. Эстрогены и прогестерон могут выполнять роль стимуляторов роста опухоли во время беременности, если злокачественная трансформация уже произошла. Это осуществляется в результате индукции синтеза факторов роста, которые стимулируют пролиферацию эпителиальных клеток молочной железы и тормозят апоптоз (транскрипция фактора роста эндотелия сосудов индуцируется эстрогенами, что может привести к патологической неоваскуляризации); стимуляции клеточного роста за счёт отрицательной обратной связи, согласно которой эстрогены нивелируют эффекты ингибирующих факторов роста.

Известен эффект эстрогенов, вызывающих ускорение роста числа микрометастазов, — стимуляция так называемых спящих метастазов. Прогестерон также поддерживает циклическую пролиферацию молочных желёз в течение беременности, стимулируя рост эпителия. В зависимости от продолжительности воздействия прогестерон может потенциально видоизменять ответ как нормальных, так и раковых клеток молочной железы на различных уровнях.

Гипертрофия, набухание молочных желёз, изменение консистенции, усиленная васкуляризация, а также ряд возможных осложнений (мастит, галактоцеле) затрудняют осмотр и маскируют развивающуюся опухоль во время беременности и лактации.

Наиболее характерной жалобой у 95% больных бывает определение болезненных неоформленных опухолевидных масс в ткани молочной железы, часто сопровождающихся дискомфортом в области соска (болезненность, покалывание, отёчность); изменение состояния всей молочной железы в виде асимметричного набухания и уплотнения; одностороннее увеличение лимфатических узлов. Втяжение соска, наличие кожных симптомов (например, «симптом площадки»), как правило, не отмечают.

Нередко в анамнезе у заболевших раком на фоне беременности есть пролиферативная форма фиброзно-кистозной болезни, а также различные доброкачественные опухоли молочных желёз. В 45–50% случаев пациентки, ранее имевшие беременность, перенесли лечение по поводу лактационного мастита. Нередко пациентки отмечают случаи РМЖ в своей семье. При сборе анамнеза женщины указывают на длительный период наблюдения опухоли. В 82% случаев пациентки самостоятельно выявляют опухоль в I триместре. Треть заболевших на фоне беременности при первом выявлении опухоли не обращаются за врачебной помощью, а при подозрении на злокачественный процесс в 25% случаев отказываются от диагностических мероприятий. С момента появления первых симптомов до
установления диагноза врачом у беременной женщины проходит гораздо больше времени, чем в обычной ситуации (15 и 4 мес соответственно). Поздняя диагностика РМЖ в период беременности приводит к отсрочке начала лечения в среднем на 2–3,5 мес. Установлено, что 1 мес задержки в лечении увеличивает риск метастазирования в подмышечные лимфатические узлы на 0,9%, а задержка в лечении на 6 мес — на 5,1%. По этой причине к моменту установления правильного диагноза заболевание нередко находится в неоперабельной стадии.

Физиологическая гипертрофия (средний вес молочных желёз, равный приблизительно 200 г, удваивается во время беременности до 400 г), изменение консистенции, отёк, усиленная васкуляризация затрудняют осмотр. Стандартное пальпаторное исследование малоэффективно и в большинстве случаев, особенно на поздних сроках гестации, не позволяет дифференцировать опухоль.

Клинический и биохимический анализы крови больных с РМЖ, ассоциированном с беременностью, не отличаются от таковых у здоровых беременных. Изменение биохимических показателей крови, косвенно указывающих на возможное метастазирование РМЖ в кости или в печень, при беременности не характерно. Так, активность ЩФ при беременности физиологически может увеличиваться от 2 до 4 раз; АЛТ, АСТ, лактатдегидрогеназа обычно находятся на уровне, соответствующем сроку беременности. Уровень половых гормонов и пролактина у больных с РМЖ также соответствует срокам беременности.

Рентгенологическое исследование (маммография) ассоциируется с негативным влиянием на плод. Тем не менее, при адекватном экранировании и защите плода в ряде случаев этот метод диагностики можно проводить. Так, рентгенография в передней и боковой проекции воздействует на плод в дозе только 0,4–0,5 мрад (0,004–0,005 Гр) при доказанной повреждающей дозе, равной 0,05–0,1 Гр. Однако маммография при беременности существенного диагностического значения не имеет и в 25% случаев даёт ложноотрицательную картину — тень опухоли сливается с гипертрофированной железистой тканью (рис. 50-1, см. цв. вклейку). Если удалось визуализировать участок уплотнения (симптом затемнения) в двух проекциях, можно говорить об объёмном процессе. Высокоинтенсивное затемнение неправильной формы, нечёткость контура, наличие микрокальцинатов не позволяют исключить злокачественный процесс. Однако в большинстве случаев чётко определить размеры и структуру опухоли весьма затруднительно.

Рис. 50-1. Рентгенограмма молочной железы в прямой проекции. Рак молочной железы. Беременность 24 нед.

Опухоль чётко не определяется.

УЗИ (ультрасонография) — метод, наиболее рекомендуемый для диагностики рака у беременных и кормящих женщин. С помощью стандартного УЗИ возможно выполнить цветовую и энергетическую допплерографию, количественную оценку скорости кровотока в визуализируемых сосудах. В 97% случаев метод УЗИ позволяет провести дифференциальную диагностику кистозных образований с солидными (рис. 50-2, см. цв. вклейку). При сонографии РМЖ представляет собой гипоэхогенное образование (тёмносерые оттенки на экране), неправильной формы без чётких контуров, неоднородной структуры, с гиперваскуляризацией

Рис. 50-2. Сонограмма молочной железы. Пациентка, 23 года. Беременность 11 нед. Фиброаденома.

МРТ можно применять во время беременности, так как данный метод не несёт радиоактивного компонента. Тем не менее, контрастный препарат гадобутрол не рекомендуется использовать при беременности за исключением случаев крайней необходимости. В настоящее время в России МРТ молочных желёз исследуют и используют в диагностике случаев, неоднозначно интерпретируемых при маммографии и УЗИ. Оценка количественной характеристики динамического накопления контрастного вещества (интенсивное), а также качественные характеристики выявленного патологического процесса (нечёткие, тяжистые контуры) позволяют дифференцировать злокачественный процесс.

Цитологическое и гистологическое исследования пунктатов и биоптатов молочной железы — наиболее достоверные методы диагностики. Результат цитологического исследования у беременных во многом зависит от опыта работы цитолога с аналогичными случаями.

Эксцизионную биопсию, выполняемую под местной анестезией, считают «золотым стандартом» при любой неясной патологии в молочной железе. При завершённой беременности для снижения риска развития лактационного свища рекомендуют прекратить лактацию приблизительно за неделю до проведения манипуляции (каберголин). После выполнения биопсии назначают холодовое воздействие на молочные железы и их тугое бинтование. Техника «Cor- биопсии» образований в молочной железе высокоспецифична и высокочувствительна (рис. 50-3, см. цв. вклейку)

Морфологу, выполняющему исследование удалённого препарата, необходимо сообщить о наличии беременности у пациентки. «Сor-биопсия» позволяет не только получить достаточное количество материала для верификации диагноза, но и выполнить целый набор иммуногистохимических исследований для определения прогноза и тактики лечения пациентки (рецепторный статус опухоли, экспрессия гена Her2-neu, Ki-67 и т.д.). РМЖ у беременных имеет то же гистологическое строение, что и в группе небеременных. От 70 до 90% опухолей соответствует инфильтративному протоковому РМЖ. У беременных чаще наблюдают опухоль больших размеров с выраженным внутрипротоковым компонентом, метастатически изменённые регионарные лимфатические узлы, распространение раковых эмболов по лимфатическим щелям. Как правило у беременных, больных РМЖ, определяют эстроген и прогестеронотрицательные опухоли.

Рис.50-3. Аппарат-игла для проведения «Cor-биопсии».

Выявление отдаленных метастазов в печени без риска для плода может быть произведено с помощью УЗИ и МРТ.

Радиоизотопное исследование костей скелета для выявления метастазов выполняют чрезвычайно редко, поскольку данный метод исследования несёт 0,00194 Гр лучевой нагрузки на плод.

Программа скрининга подразумевает маммографическое и физикальное исследования, а также самообследование женщиной молочных желёз. У беременных наиболее рациональными, доступными и информативными методами скрининга считают самообследование молочных желёз и УЗИ. Схема ультразвукового скрининга при беременности, регламентированная приказом №457 МЗ РФ «О совершенствовании пренатальной диагностики в профилактике наследственных и врождённых заболеваний у детей» включает три обязательных исследования в 10–14, 20–24 и 32– 34 нед беременности, позволяющие своевременно диагностировать ВПР. Считают рациональным одномоментно выполнять и контрольные УЗИ молочных желёз.

Дифференциальную диагностику РМЖ у беременных и кормящих женщин следует проводить с маститом, фиброаденомой, листовидной опухолью молочной железы, галактоцеле, липомой, лимфомой, гамартомой, саркомой, туберкулёзом. Постановка диагноза «лактационный мастит» при наличии злокачественной опухоли в молочной железе — типичная ошибка в клинической практике. Кроме совпадения сроков проявления истинного лактационного мастита и РМЖ не редкостью бывает и совпадение клинической картины (рис. 50-4, 50-5, см. цв. вклейку).

Рис. 50-4. Пациентка, 21 год. Беременность 16 нед. Рак молочной железы (отёчно-инфильтративная форма).

Рис. 50-5. Пациентка, 25 лет. Беременность 24 нед. Мастит.

В последние годы всё чаще наблюдают стёртые формы воспалительных поражений молочной железы, характеризующиеся, если не полным отсутствием, то, по крайней мере, слабой выраженностью типичных клинических проявлений. Так, гнойный мастит может протекать с нормальной или субфебрильной температурой, без озноба, без выраженных изменений картины крови, при вялой воспалительной реакции. В клинике возрастает число случаев необоснованного и неадекватного применения лечебных физиотерапевтических процедур, которые стимулируют диссеминацию злокачественного процесса и приводят к быстрой инвазии в окружающие ткани, образуя так называемые острые, или диффузно-инфильтративные, формы рака.

При обнаружении опухоли и при её цитологической верификации необходимо коллегиальное обсуждение полученных диагностических данных с участием онколога и акушера. В крупных медицинских центрах на этапе постановки диагноза возможно привлечение медицинского генетика.

В диагнозе указывают локализацию опухоли (правая/левая молочная железа) и соответствие стадии по классификации ТNM. Необходимо указать наличие беременности и срок гестации в неделях.

Рак правой молочной железы T2N0M0 (IIА стадия). Беременность 23–24 нед.

Целью лечения больного с онкологическим заболеванием считают не только достижение максимально выраженного клинического эффекта, но и увеличение продолжительности и улучшение качества жизни. Определение лечебной тактики зависит прежде всего от стадии заболевания, а не от срока беременности. В том случае, когда больная отказывается от медицинской помощи и приоритетом для неё и её семьи представляется защита плода, лечение откладывают до момента родов. Как правило, прогноз у больных, выбравших этот вариант, крайне неблагоприятен.

Второй вариант подразумевает немедленное завершение беременности и проведение лечения в объёме, адекватном стадии опухолевого процесса. Дальнейшее лечение не отличается от такового у небеременных.

Третий вариант, который всё чаще применяют в мировой практике последние 20 лет — проведение лечения без прерывания беременности. При этом можно проводить как оперативные вмешательства, так и лекарственную терапию.

Лечение РМЖ подразумевает комплексный подход, включающий оперативное вмешательство, лекарственное лечение и лучевую терапию. Несмотря на то что лучевую терапию достаточно часто применяют в обычной онкологической практике, для беременных она противопоказана. Тератогенные свойства лучевой терапии, а также угроза развития онкологической патологии у ребёнка, в том числе лейкоза, заставляют воздерживаться от её применения на протяжении всей беременности. При проведении стандартного курса в суммарной дозе, равной 5000 рад (50 Гр), плод получает лучевую нагрузку в пределах от 3,9–15 рад (0,039–0,15 Гр) в I триместре и 200 рад (2 Гр) — к концу беременности. Пороговой повреждающей дозой для плода в I и II триместрах беременности считают 10 рад (0,1 Гр). Доза от 10–15 рад приводит к дефектам развития, нарушениям ЦНС, доза 50–200 рад — к задержке развития, а доза от 100–250 рад — к уродствам.

Спорными вопросами бывают безопасность и возможные побочные эффекты противоопухолевых препаратов в период беременности. Наибольший риск развития уродств у плода возникает при проведении химиотерапии в I триместре беременности — частота ВПР составляет 10–20%, возрастает частота спонтанных абортов.

Химиотерапия, проводимая во II и III триместрах беременности, также может приводить к преждевременным родам и таким осложнениям, как миелосупрессия у матери и плода, кровотечение и инфекционные заболевания, задержка роста, малая масса тела плода, рождение его мёртвым. Отдалённые результаты проведения химиотерапии во время беременности неизвестны. Решение о проведении химиотерапии возможно лишь после разъяснительной беседы с беременной и её семьёй.

В случае полной информированности больной о всех возможных осложнениях и при решении немедленно начать лечение, сохранив плод, во II и III триместрах беременности возможно назначение неоадъювантной полихимиотерапии (доксорубицин, циклофосфамид).

На современном этапе нет отдалённых данных о судьбе и здоровье детей, родившихся у женщин, подвергшихся специфическому лекарственному лечению.

Одним из наиболее действенных методов терапии РМЖ считают гормональное лечение. Однако антиэстрогенное средство тамоксифен оказывает тератогенное действие и противопоказан при беременности.

Оперативное лечение считают основным методом при РМЖ. На начальных стадиях заболевания возможно выполнение оперативного вмешательства в качестве первого этапа лечения. Радикальная мастэктомия или органосохраняющая операция, а также сопровождающее анестезиологическое пособие, не опасны для плода и, как правило, не приводят к самопроизвольному аборту. Радикальная маст-эктомия с сохранением обеих грудных мышц — наиболее рациональный хирургический объём при начальных (I, II) стадиях РМЖ в I триместре, когда больная хочет сохранить беременность. Больные, перенёсшие мастэктомию, не нуждаются в лучевой терапии. Органосохраняющие операции при сохранении беременности нежелательны, так как требуют дополнительной лучевой терапии, а её можно проводить только после завершения беременности. Необходимость выполнения аксиллярной диссекции во всех случаях определяется высокой частотой метастазов в регионарные лимфатические узлы.

При отказе больной от полного удаления молочной железы, при начальных сроках беременности органосохраняющая операция может быть дополнена полихимиотерапией, начиная со II триместра, и лучевой терапией после раннего родоразрешения.

Если диагноз поставлен в конце II триместра или позже, вариантом выбора считают радикальную резекцию с последующей дистанционной лучевой терапией после завершения беременности.

Метод лечения у больных РМЖ, ассоциированным с беременностью, определяют индивидуально с учётом срока беременности и данных о распространённости опухоли предпочтительно консилиумом с привлечением хирурга, акушера, химиотерапевта, радиолога, психолога.

Госпитализация в онкологический стационар показана в случае согласия больной на тот или иной вид лечения. При госпитализации необходимо заключение акушера о сроке беременности, объективная инструментальная оценка жизнеспособности плода, наличия или отсутствия его патологии. Акушер предоставляет заключение о противопоказании к тому или иному виду планируемого лечения.

Оценка эффективности лечения. Лечебный эффект от неоадъювантной химиотерапии определяется на основании сравнения размеров опухоли до лечения и после, наличия отека, гиперемии. Если контроль осуществляется на фоне существующей беременности, необходимо подобрать безопасные для плода методы. После окончания лечения контрольное исследование, включающее, осмотр, маммографию, рентген легких, УЗИ органов брюшной полости, радиоизотопное исследование костей, проводится через 6 месяцев. Последующее обследование — через 1 год.

При местнораспространённом РМЖ (стадии IIIA, IIIB, IIIC), при отёчноинфильтративных формах рака и при IV стадии рака, если необходимо проведение химиотерапии и больная согласна на прерывание беременности, в качестве первого этапа лечения рекомендуют прерывание беременности, причём на любом сроке (с 22–27 недель — «очень ранние» преждевременные роды). При постановке диагноза в III триместре и при решении пролонгировать беременность возможны ранние преждевременные роды в сроке 34 недель.

Профилактика основана на программах формирования здорового образа жизни и устранении факторов риска развития рака. Помимо повышения информированности женщин репродуктивного возраста о возможной злокачественной патологии молочных желёз на фоне беременности необходимо внедрять методы самообследования, а главное — инструментальное исследование молочных желёз в рамках прегравидарной подготовки. Основные профилактические меры должны быть направлены на выявление болезни на максимально ранних сроках.

Необходимо включить УЗИ молочных желёз в план наблюдения беременной либо на этапе планирования, либо в I триместре беременности.

Необходимо информировать женщин о том, что опухолевые клетки не метастазируют в ткани плода; женщина, болеющая раком, должна прекратить лактацию, что связано с необходимостью немедленно начать лечение и принимать различные лекарственные препараты. Ошибочно предположение, что будущий ребёнок женского пола непременно заболеет РМЖ, если у болеющей матери обнаружены мутации генов BRCA1 и BRCA2.

Следует объяснить, что последующая беременность не ухудшает прогноз у больных с ранней стадией РМЖ. Вопрос о беременности после проведённого лечения при сохранённой репродуктивной функции следует решать с осторожностью. Необходимо учитывать стадию заболевания, наличие или отсутствие неблагоприятных факторов прогноза. Минимальным интервалом от момента завершения лечения до планирования последующей беременности считают интервал 2–3 года.

После окончания лечения женщина должна находиться под длительным наблюдением онколога. Срок первого контрольного осмотра — через 6 мес от момента проведения лечения. Затем рекомендована явка через год.

При сравнении в рамках одинаковых стадий и возрастных групп выживаемость беременных, больных РМЖ, ассоциированным с беременностью, не отличается от таковой в группе небеременных. Тем не менее, РМЖ, ассоциированный с беременностью, имеет худший прогноз, чем в целом РМЖ, что обусловлено большей распространённостью болезни на момент постановки диагноза.

Примерные сроки нетрудоспособности

Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при злокачественных новообразованиях молочной железы (класс II по МКБ-10) I стадии составляют 50–75 дней, II–III стадии — 80–115 дней. Вопрос об установлении инвалидности решают после завершения оплачиваемого отпуска по беременности и родам.

источник