Меню Рубрики

После рака груди женщина будет жить

Дмитренко Алексей Петрович

маммолог, онколог

Итак, лечение рака груди уже позади… Что же делать дальше? Как и у кого наблюдаться? Как вовремя заметить рецидив рака груди? Этими вопросами озабочены все женщины после лечения рака молочной железы.

Печальный факт: «Рак молочной железы – хроническое неизлечимое заболевание с хорошей выживаемостью», — цитата из одного авторитетного источника. Да, рецидив рака молочной железы может произойти через 10 лет и даже через 20 лет. Риск рецидива существует при любой стадии рака груди и чем больше стадия, тем выше риск.

Почему же так происходит? В организме женщины, даже после таких агрессивных методов лечения, как химиотерапия и лучевая терапия, часто остаются опухолевые клетки, которые находятся в «дремлющем» состоянии. При снижении противораковой устойчивости организма раковые клетки начинают свой новый путь…

Поэтому необходимо наблюдаться. Стандартный план наблюдения, сложившийся в онкослужбе десятилетиями, сводится к следующему. Женщинам рекомендовано появляться в онкологическом учреждении с определенной периодичностью: в первый год после лечения – один раз в три месяца, второй-третий год – раз в полгода, с четвертого года наблюдения контрольные явки рекомендованы один раз в год. Во время визита онколог оценит общие показатели крови и мочи, УЗИ печени, флюорографию легких и, если Вам попался внимательный доктор, Вас даже посмотрят руками.

Но есть некоторая порочность в этой схеме. По пунктам:

1. Все вышеперечисленные мной оценочные критерии, направленные на выявление метастазов в печень и легкие, а именно, общие показатели крови и мочи, УЗИ печени, флюорография легких, к сожалению, показывают возвращение болезни достаточно поздно. Т.е. видимые глазами (УЗИ, ФЛО) метастазы, независимо от их величины, по биологическим меркам являются уже далеко зашедшим процессом. Химиотерапия, конечно, помогает в борьбе за жизнь, но финал уже предрешен.​​

2. Многие годы, наблюдая женщин после лечения рака груди, я отмечаю одну и ту же психологическую особенность. Сразу после окончания лечения по поводу рака груди женщина очень прилежно выполняет все рекомендации, очень внимательно следит за своим здоровьем и режимом, т.к. впечатления от перенесенного стресса ещё остры, опасения за жизнь велики. Проходит два-три года, ничего с болезнью не происходит, женщина приободряется и начинает многое себе позволять. Далее женщина становится всё смелее и смелее, пренебрегает запретами, нарушает график контрольных явок к доктору… И тут, как гром среди ясного неба, метастазы. На самом деле, в первые годы после лечения рака молочной железы риск появления метастазов невелик. Наиболее часто метастазы появляются (если им суждено появиться) на четвертом-шестом году наблюдения. К сожалению, как раз в этот опасный период женщин редко приглашают на контроль (лишь один раз в год).

Таким образом, очевидная порочность в наблюдении больных, перенесших лечение рака груди, не благоприятствует ранней диагностике повторного появления болезни. Такая сложившаяся в онкологических учреждениях практика в большей мере связана с экономическими вопросами. Поэтому в нашей жизни, как всегда, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. То есть, пациенты, желающие иметь углубленное представление о своем здоровье должны самостоятельно найти специалиста и оплатить необходимые исследования.

В нашем Маммологическом центре при наблюдении больных после лечения рака груди, кроме стандартных критериев, используются и дополнительные лабораторные тесты, позволяющие увидеть начальные проявления возврата заболевания. Благодаря специальным лабораторным исследованиям, мы можем оценить и эффективность гормонотерапии. Этот тест проводится пациенткам, получающим такие препараты, как анастрозол, летрозол, экземестан, фемара и др. Эта оценка является очень важной, т.к. на гормонотерапию часто возлагают большие надежды, а качество препаратов не всегда идеальное.

ДЛЯ ЖЕЛАЮЩИХ ПРОХОДИТЬ УГЛУБЛЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ПОСЛЕ ЛЕЧЕНИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ НАШИ ДВЕРИ ВСЕГДА ОТКРЫТЫ!

источник

Рак молочной железы – частый вид, поражающий женщин всех возрастов. Представляет ряд злокачественных новообразований. У женщин заболевание вызывает ужас, ведь смертность чрезвычайно высока. Впрочем, за последние десять лет выживаемость при раке молочной железы увеличилась. Это связано с прогрессом в медицине: появились новые диагностические маркеры, помогающие в выявлении патологии на ранних стадиях, сформированы новые действенные подходы к лечению пациентов.

Как сказано выше, онкология груди диагностируется у женщин разнообразного возраста: от 20 до 90 лет. Медициной зафиксировано два возрастных пика заболеваемости: в тридцатилетнем возрасте и после пятидесяти лет. Два указанных периода тесно связаны с гормональным фоном. В возникновении болезни прослеживается наследственный характер: при наличии в семье женщин с раком у потомков женского пола вероятность обнаружения патологии возрастает в десятки раз. Но не только наследственность обуславливает онкологический прогноз. Факторы, определяющие риск образования опухоли:

  • Гормональный дисбаланс (высокое содержание женских половых гормонов – эстрогенов).
  • Нарушения менструального цикла (нерегулярность, раннее наступление менархе, поздняя менопауза).
  • Эндокринные болезни щитовидной железы.
  • Отягощённый акушерский и гинекологический анамнез (аборты, первые поздние роды, гинекологические болезни).
  • Отказ от грудного вскармливания ребёнка.

Женщины первым делом задаются вопросом: сколько живут с раком груди. Ответить однозначно и дать точный ответ невозможно. Продолжительность жизни зависит от:

  • типа рака и его агрессивности;
  • локализации;
  • наличия метастазов;
  • сопутствующего поражения лимфатических узлов;
  • чувствительности к эстрогенам и прогестерону;
  • своевременности лечения.

В определении прогноза первостепенное значение отводится стадия диагностированной опухоли.

1 стадия. Небольшие опухоли диаметром не более двух сантиметров. Близлежащие ткани не затронуты. Прогноз наиболее благоприятный, выживаемость в течение 5 лет достигает 95%.

2 стадия. Разделяется на 2 подтипа:

  • 2a – установлен первичный очаг в груди до двух сантиметров, поражены до 5 подмышечных лимфатических узлов.
  • 2b – опухоль вырастает до 5 сантиметров, прорастания в регионарные узлы не происходит. Процент выживаемости через 5 лет составляет 50-80%.

3 стадия. Размер образования превышает 5 сантиметров. Подмышечные лимфоузлы вовлечены в процесс. В органах обнаруживаются метастазы: в грудной клетке, в лёгких, костях грудины. На третьей стадии выживаемость не превышает 50%.

4 стадия. Опухоль разрастается до неопределённых размеров. Выявляются множественные метастазы в большинстве органов. Эта степень поражения организма крайне запущенная. Пятилетняя выживаемость обеспечена лишь 10% заболевших женщин.

Привёденная выше статистика по выживаемости относится исключительно к пациенткам после операции по удалению опухоли груди. Женщина, предпочитающая народные и другие нетрадиционные методы лечения, уменьшает собственные шансы на выздоровление! К сравнению, без операции пятилетняя выживаемость составляет лишь 15%.

Женщина самостоятельно либо при помощи мужчины может нащупать образование или уплотнение в груди. Внимания требуют изменения соска: изъязвление, втяжение, появление кровянистых выделений при надавливании. Обнаружив ряд перечисленных симптомов, нужно быстрее обратиться к врачу. На поздних стадиях рак проявляется повышенной утомляемостью, ухудшением состояния, одышкой, кашлем, болями в костях.

Решающий фактор в раннем выявлении ракового образования – это обследование, которое каждая девушка любого возраста обязана проходить ежегодно. До сорока лет оно включает ультразвуковое исследование молочных желёз. После сорока проводится маммография с периодичностью в два года. После пятидесяти лет скрининг нужно проходить регулярно, раз в год. Помните, обследование нужно проводить и в отсутствие жалоб. Часто рак выявляется случайно, а чем раньше обнаружен, тем больше вероятность выздоровления.

Форма определяется способностью раковых клеток проникать в близлежащие ткани, а также источником развития. Определение точного типа опухоли поможет в дальнейшем в назначении наиболее эффективной терапии. Приводится классификация по разновидностям раковой патологии:

  • Протоковый.
  • Дольковый.
  • Гормонозависимый.
  • Люминальный.
  • Воспалительный.
  • Трижды негативный.

Самая распространённая форма рака груди и наиболее благоприятная для пациентов. Бывает инвазивным (проникающим в соседние ткани) или неинвазивным (карцинома in situ). Опухоль образуется в стенке молочного протока. Чаще выявляется при профилактических осмотрах. Прогноз зависит от стадии выявленной патологии.

Опухоль располагается в верхней внутренней части груди, растёт из структуры, продуцирующей молоко – молочной дольки. Часто раковые клетки чувствительны к гормонам, поэтому гормональная терапия оказывается эффективна. На ранних стадиях тяжело диагностируется, но успешно поддаётся терапии. На поздних стадиях протекает агрессивно, быстро даёт метастазы в другие органы.

Опухоль включает рецепторы к эстрогену и прогестерону, поэтому врачи направляют усилия на их блокировку. Указанный тип рака протекает скрытно, явных симптомов не обнаруживается. Потому заболевание выявляется лишь на 2-3 стадии. При рецидиве после лечения исход летальный.

Название происходит от люминальных клеток, из которых и растёт раковая опухоль. Делится на 2 подвида: A и B. Наиболее благоприятным считается тип A, он характеризуется чувствительностью клеток к половым гормонам и низкой активностью клеточного деления. Тип B протекает тяжелее, слабо поддаётся терапии. Чаще всего среди всех пациентов выявляется у молодых девушек, но в целом признан редким типом.

По течению напоминает воспаление молочной железы – мастит. Грудь отёчна, болезненна при ощупывании, кожа покрасневшая. Из-за подобного сходства часто ставится неправильный диагноз, вследствие чего теряется время на лечение. В отличие от мастита нет высокой температуры.

Так называются опухоли, нечувствительные к эстрогену и прогестерону, плюс отсутствует экспрессия гена HER2. Представляет собой наиболее агрессивный и злокачественный тип рака. Таргетная терапия (доставка лекарств непосредственно к раковым клеткам) неэффективна, так как у опухоли отсутствуют все рецепторы. Нечувствителен к большинству видов терапии. Выживаемость в данном случае зависит от стадии диагностированного рака.

Не лечить рак нельзя! Терапия заболевания комплексная, включает хирургические методы, лучевую терапию, гормональную и химиотерапию. В разработке индивидуального плана лечения участвуют врачи нескольких специальностей.

Основной метод лечения – операция. Опухоль удаляют, затем исследуется кусочек раковой ткани, чтобы определить тип рака. По результатам исследования уже назначается дальнейшая медикаментозная терапия. В последующем решается вопрос о реконструктивной операции. Хирургический этап включает указанные разновидности операций:

  • Удаление только опухоли.
  • Частичное удаление груди вместе со здоровой тканью вокруг и частью мышц.
  • Удаление груди полностью.
  • Радикальная операция: удаляют грудь, подмышечные лимфоузлы и мышцы груди.

После операции назначают курс гормонотерапии, успех которой будет зависеть от наличия гормональных рецепторов на поверхности опухолевой клетки. Назначается курс химиотерапии. Он заключается в приёме лекарственных препаратов, направленных на уничтожение патогенных клеток. Применяется как в целях подготовки к оперативному лечению, чтобы уменьшить размеры образования, так и для обезвреживания метастазов.

Лучевая терапия – лечение ионизирующим излучением. Назначается, чтобы замедлить рост раковых клеток. Является методом выбора, если опухоль неоперабельная.

Рак – агрессивная болезнь. К сожалению, лечение не гарантирует стопроцентного результата. Через неопределённый промежуток времени симптомы могут вновь вернуться. Это обусловлено рецидивом болезни. Рак может возникнуть на прежнем месте либо образуются новые опухоли из метастазов. Часто рецидивы встречаются после удаления опухолей больших размеров. Самым опасным периодом считаются первые пять лет после операции, несмотря на успешность её проведения. Средняя продолжительность жизни после рецидива составляет 1-2 года.

Смертность от онкологии продолжит занимать лидирующее место в мире, пока медицина не найдет действенный способ излечения раковой патологии. Люди должны вносить посильный вклад: ежегодно проходить скрининг, чтобы вовремя обнаружить патологию и пройти курс ранней эффективной терапии, помогать распространять правильную информацию о болезни. Это позволит прожить долго, даже с диагнозом рака.

В излечении любой болезни главную роль играет собственный настрой человека: несмотря на тяжесть состояния, он должен быть положительным. Главное, запомните: после рака возможно жить счастливо.

источник

У 40-летней Лиз О’Риордан, врача онкопластической хирургии в Суффолке, Великобритания, обнаружили рак груди третьей степени в 2013 году. После химиотерапии, последующей за ней ампутации молочной железы и лучевой терапии Лиз смогла даже вернуться к работе, пока у нее снова не обнаружили рак на том же месте. И снова после лечения она вернулась к жизни и написала в соавторстве с другой женщиной, пережившей рак, книгу, которая должна помочь другим людям в этой же ситуации.

«Я никогда не думала, что это произойдет со мной. Когда мне поставили диагноз, мне было 40 лет и я никогда не чувствовала себя лучше. Ни у кого в моей семье не было рака. К тому же я всегда сидела по ту сторону от пациента — как консультант-хирург онкопластической хирургии. Я была тем человеком, который сообщал страшные новости и рассказывал об операции, назначал химиотерапию. А не той плачущей и одновременно озлобленной женщиной».

— Dr Miss Dr Mrs Liz O’Riordan (@Liz_ORiordan) 8 сентября 2018 г.

У меня и раньше бывали кисты в груди, так что, когда я заметила новую, то не особо волновалась. Да и проверять ее пошла только по настоянию мамы, которая работала медсестрой. Результаты маммограммы были нормальными, а вот рентген — нет. Мы с рентгенологом сидели и смотрели на экран вместе, когда увидели большую и черную массу: рак. Последующая биопсия показала, что это смешанный протоковый и лобулярный рак, сильно разросшийся и агрессивный.

В одну секунду у меня перед глазами пролетело то, что меня ожидает: мастэктомия, химиотерапия, опустошение и разрушение, которое ляжет на мою семью, брак, тело и карьеру. Наконец я узнала, что значит иметь рак, а не просто быть экспертом по этой болезни.

Цель нашей книги — рассказать женщинам все то, что мы бы хотели знать с самого начала. Все эти вещи я теперь рассказываю своим пациентам, потому что знаю, каково это — оказаться по ту сторону стола. В мае во время стандартного осмотра у меня снова нашли рак. Я, конечно, в шоке и напугана, но все равно это можно вылечить. По крайней мере в этот раз я знаю гораздо больше, чем в первый.

Итак, вот 11 вещей, которые должна знать каждая женщина.

Не храбритесь

Мы с мужем все еще думали над вопросом, заводить ли детей, когда мне поставили диагноз. У молодых женщин химиотерапия вызывает раннюю менопаузу, а с ней и бесплодие. Когда до меня это дошло, я сломалась, горюя о ребенке, которого у нас никогда не будет. В другой раз я была так расстроена, выезжая из клиники, где работала консультантом-хирургом, пытаясь попасть на прием по поводу собственного лечения, что меня чуть не вырвало в машине.

Вам не нужно храбриться и делать вид, что все в порядке, лучше справляться с негативными эмоциями в открытую. Чувствовать себя опустошенным, злым, испуганным или просто жалеть себя вовсе не означает, что это как-то повлияет на ваше выздоровление. Однако если эти чувства полностью поглощают вас, то лучше обратиться за помощью к врачу. То же касается физической боли — просите все необходимое, чтобы уменьшить ее.

Вы можете сохранить фигуру

В наши дни большинству женщин с раком груди не удаляют полностью грудь. Вместо этого хирурги могут сделать лампэктомию, удаляя лишь одну пятую груди и потом убирая последствия с помощью косметической хирургии. Очень большой размер груди, кстати, тоже могут уменьшить. У женщин есть выбор. Вы будете снова хорошо выглядеть обнаженной или в нижнем белье.

Если же вам нужна мастэктомия, как и мне, то вам полностью удалят грудь, а затем проведут реконструкцию, используя имплант и вашу собственную кожу. Я решила, что мне нужна реконструкция. Я не хотела менять то, как я одевалась. А поскольку я худая и у меня не могли взять кожу и жир с другой части тела, то я выбрала имплант.

Эти операции я делала сама регулярно, и, восхищаясь аккуратной работой, которую я проделывала, я говорила пациенткам, как хорошо все заживает. Однако сейчас я знаю об этом гораздо больше. Кожа на груди немеет, а вставленный имплант холодный. Большинство женщин это устраивает, но если вас — нет, то стоит рассказать об этом врачу.

Читайте также:  Степень дифференцировки для рака молочной железы

Мне пришлось удалить имплант, когда рак вернулся. Сейчас у меня вместо одной груди плоская поверхность. И ничто не подготовит вас к тому, как вы будете выглядеть без одной груди. Я все еще привыкаю.

Вам может и не понадобиться химиотерапия

Лишь трети людей с раком груди нужна химиотерапия. Ее делают, если вы молоды или рак так разросся, что достиг лимфатических узлов. Многим женщинам делают только операцию по удалению опухоли и, возможно, лучевую терапию. Если же рак чувствителен к эстрогену, то им будут давать антиэстрогенные препараты. Мы знаем, что химиотерапия никак не повлияет на шансы выздоровления и возможный рецидив, так что какой смысл ее проводить.

Но вы все равно справитесь, даже если назначат химиотерапию

Химиотерапию проводят курсами от одной до трех недель, в целом это занимает пять месяцев. В больнице вы проводите всего несколько часов.

Мне делали химиотерапию из-за моего возраста и размера рака. Если вы лишитесь волос, то побалуйте себя и сходите в турецкий барбер-шоп или посмотрите на YouTube крутые способы, как носить головной платок. Поначалу я ненавидела ходить лысой и не хотела носить парики. Тогда я купила необычные очки в надежде, что люди будут смотреть на них.

Вам нужно пить много воды. Она будет ужасна на вкус, так что пейте лучше сквош (напиток из цитрусовых соков и газированной воды). Мажьте вазелином внутри носа, потому что слизистая там высохнет.

Если вас будет мучить бессонница — побочный эффект от стероидных препаратов, присоединяйтесь к онлайн-форумам, там всегда будет с кем поговорить в три часа ночи.

То, что вам не скажет ни один врач: лобковые волосы выпадут в первую очередь, так что вот вам и бесплатная бразильская эпиляция.

Доктор Гугл может быть полезным

Раньше я говорила своим пациентам не гуглить «рак груди». Я наивно полагала, что даю им всю информацию, которая нужна. Но первым же делом, получив результаты своей биопсии, я полезла в гугл. Да, многое, что вы найдете по запросу, будет пугающим и неверным. Однако мы живем в цифровом веке, и игнорировать это невозможно. Ищите безопасные сайты и приложения, которые одобряют большинство крупных благотворительных организаций.

Не отказывайтесь от интимной жизни

Многие женщины реагируют на диагноз, думая, что мужья разведутся с ними, чтобы найти кого-нибудь здорового. Я так думала. Это чувство вины, которое вы испытываете за то, что мужьям приходится все это проходить с вами.

Вам и так придется справляться с изменениями в теле и менопаузой, не позволяйте раку разрушить вашу физическую связь. Лечение приведет к понижению уровня эстрогена, который является природной смазкой, без него все пересыхает. На этот случай существует множество продуктов, как, например, лубриканты. Вашему партнеру тоже может понадобиться помощь, поговорите с ним об этом.

Не будьте как одна моя знакомая, которая спрашивала, можно ли ей заниматься сексом с мужем во время курса химиотерапии, потому что она боялась отравить его.

Игнорируйте шарлатанские снадобья

Будучи врачом, я и не подозревала, насколько огромна индустрия, которая кормится за счет страхов и уязвимости раковых больных. А в качестве пациента узрела. Подумайте сами: если бы куркума и щелочные диеты действительно помогали выздороветь, то вам бы их назначал врач. Бесплатно.

А вот доказательства того, что физические упражнения помогают при усталости и снижают побочные эффекты химиотерапии, существуют. Так что старайтесь каждый день ходить или заниматься немного йогой. Это даст вам силы вновь поверить в свое тело. Я вернулась к тренировкам по триатлону сразу же как смогла.

Рак может вернуться

Многие люди не осознают, что рак может вернуться даже 20 лет спустя. И вот когда он возвращается, он, скорее всего, неизлечим. Я этого избежала — у меня локальный рецидив моего первого рака, он не распространился дальше. Никто не знает, каковы будут симптомы вторичного рака, когда он вернется в ваш мозг, легкие или печень.

Так что, если у вас появился новый симптом — например, кашель, ломота в костях, головная боль или рвота, — и это длится больше месяца, обращайтесь к врачу.

Надейтесь на лучшее.

Но приготовьтесь к худшему. Слава богу, большинство женщин с диагнозом «рак груди» проживут долгую и здоровую жизнь и умрут от чего-то другого. Но мы не должны забывать, что в Великобритании каждый день от этого умирают 30 женщин. Если лечение не срабатывает, вы должны решить, где бы вы хотели умереть, дома или в хосписе. Спланируйте свои похороны и приведите дела в порядок.

Одна из самых сложных вещей, которые мне доводилось делать, — это писать завещание и обсуждать свои похороны с мужем. Рецидив заставил нас столкнуться с этим. Но как только вы это сделаете, вам сразу станет легче и спокойнее.

Вы не просто цифра

Шансы на то, что я буду жива через десять лет, — 60 процентов. Я могу быть среди шести человек из десяти, которые выживут, а могу и попасть в четверку из десяти, кто умрет. Но эти цифры сформированы на исследованиях, которым уже по меньшей мере 10 лет. Все время разрабатываются новые методы лечения. Вы не можете проживать каждый день так, как будто он последний.

Заведите «банку радости»

Эта идея принадлежит доктору Кейт Грейнджер, которая умерла от рака в 2016 году. Каждый раз, когда с вами происходит что-то хорошее, запишите это на карточке и положите в банку. Если у вас плохой день, достаньте из банки радости пару карточек и прочитайте их. Это сработает, обещаю.

Источник: Daily Mail

Понравилось? Жми лайк!

источник

Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место среди заболеваемости онкологией у женщин, а также первое место в структуре смертности. Поэтому, своевременная диагностика и последующее лечение имеют важнейшее значение. Каждую девушку, которой был поставлен такой диагноз, волнует один вопрос: «Сколько живут с раком груди?» На этот вопрос можно ответить, зная особенности течения злокачественного процесса и его основные характеристики.

Факторы риска возникновения новообразований в груди:

  • Образ жизни. При неправильном питании, рваном ритме жизни ослабевают защитные силы организма, снижается иммунитет и распознавание измененных, перерожденных клеток нарушается. Прием алкоголя увеличивает риск развития заболевания в 1,6 раз. Незначительно повышает вероятность развития недуга прием оральных контрацептивов (в 1,2 раза).
  • Лишний вес. В жировых клетках происходит выработка эстрогена, который отрицательно сказывается на железистой ткани.
  • Репродуктивные. Гормональные сдвиги, связанные с дисфункцией яичников, надпочечников, щитовидной железы увеличивают риск развития онкологии. В эту же группу риска относятся пациентки с нарушениями менструального цикла, отсутствие родов и грудного вскармливания, наступление менопаузы после 60 лет (риск повышается в 1,5 раза), воспалительные заболевания матки и яичников. По статистике, отсутствие родов увеличивает риск в 2 раза.
  • Пролиферативные изменения в ткани грудных желез (увеличение, разрастание). Доброкачественные заболевания, такие мастопатия или фиброаденома, способны спровоцировать изменение клеток ткани молочной железы.
  • Травмы груди в анамнезе. На месте травмы может сформироваться рубец, который может стать причиной перерождения клеток.
  • Возраст. В группе риска женщины в возрасте от 40 до 60 лет. Климактерические изменения в организме, гормональные перестройки оказывают непосредственное влияние на железистую ткань.

В лечении любых онкологических новообразований важную роль играет время. Этот фактор может продлить жизнь на долгие годы. Для ранней диагностики важно уделять здоровью пристальное внимание. Женщина должна проводить самообследование, путем которого можно выявить уплотнения в груди на ранних этапах. При этом, пропальпировать можно и доброкачественное образование. Насколько лучше выявить мастопатию, которая легко лечится, чем испугаться и пропустить злокачественное образование. Также, в программу диспансеризации женщин старше 40 лет входит обязательная маммография и УЗИ.

В клинической практике используется тройной диагностический тест: клинический осмотр, маммография и пункционная биопсия с цитологией.

Во время клинического осмотра определяется наличие пальпируемого образования, кожные симптомы (отек, покраснение, симптом «лимонной корки»), устанавливается локализация и размеры первичной опухоли. Оцениваются лимфатические узлы, которые относятся к регионарным: подключичные, надключичные, аксиллярные, загрудинные. В эти узлы метастазируют клетки из опухолевого очага.

Маммография, выполненная в нескольких проекциях, помогает в диагностике и локализации очага поражения на ранних этапах и подобрать соответствующую схему лечения, например, химиотерапию.

Существуют и дополнительные исследования. Рентгенография костей скелета, КТ и МРТ органов грудной и брюшной полости. ПЭТ-сканирование. Эти методы позволяют выявить метастазы и распространение процесса на соседние органы.

Прогноз при раке молочной железы индивидуален в каждом случае. Он формируется, исходя из многих факторов. В основном, это зависит от этапа развития новообразования. Этапы заболевания выделяют по нескольким параметрам: размер очага, поражение регионарных лимфатических узлов и наличие метастаз.

Стадия 0 – внутрипротоковая карцинома, рак in situ.

1 стадия – очаг небольшого размера. Метастазов в лимфатические узлы не наблюдается.

2 стадия делится на А и В. Размер образования составляет 2-5 см. Стадии различаются между собой состоянием лимфоузлов. Рак груди 2 степени может никак себя не проявлять.

  • 3А – местно-распространенный злокачественный процесс, является операбельным. Размер опухоли более 5 см, лимфоузлы пальпируемы и фиксируемые.
  • 3В – неоперабельный, поскольку невозможно полностью удалить опухолевые клетки. Опухоль любого размера, распространяется на кожу или грудную стенку.
  • 3С – на этой 3 стадии выявляются метастазы в вышеописанные лимфатические узлы.

4 стадия рака – прорастание опухоли в грудную стенку и отдаленные метастазы.

На прогноз жизни оказывают влияние и такие факторы как возраст, менструальная функция, гормоночувствительность опухоли, степень злокачественности. Чем моложе женщина, тем хуже прогноз. Поэтому девушкам в возрасте до 35 лет стоит внимательнее относиться к своему здоровью. Если заболевание возникло во время менопаузы, то течение будет более благоприятным. Гормонозависимая опухоль имеет благоприятное течение, легче поддается лечению.

Также, наилучший прогноз имеет рак молочной железы, локализованный в наружных областях железы. Они легче выявляются, даже путем самообследования. Лечение их также более эффективно, потому что локализация способствует полному хирургическому удалению. Неблагоприятный прогноз наблюдается при опухоли центральных и внутренних участков груди, они более подвержены риску метастазирования.

Выживаемость при раке молочной железы больше всего зависит от этапа развития болезни. У женщин, у которых выявлен предрак, выживаемость составляет 98%. Такой прогноз считается крайне благоприятным. При злокачественном образовании на первой стадии выживаемость составляет 96% при условии своевременно начатого лечения. Выживаемость при раке молочной железы 2 стадии составляет около 80% случаев. Крайне резко снижается уровень при раке груди 3 стадии, до 50%. А четвертая стадия рака характеризуется 90% смертности.

Сколько живут с раком молочной железы зависит от формы заболевания. При инфильтративных формах онкологии прогноз неблагоприятный и выявляется он чаще у молодых дам. Крайне неблагоприятные формы – воспалительные (маститоподобная или «панцирная»). К сожалению, прожить с ними возможно не более четырех лет.

Сколько живут при раке молочной железы? Если рак молочной железы 2 степени, то продолжительность жизни более 10 лет в 60% случаев. Когда рассчитывают прогноз на предстоящие 10 лет, учитывают наличие и количество метастаз в костях и лимфоузлах. Если при раке груди отсутствуют метастазы, то смертность составит 15-20%. При увеличении их количества и вовлечении в процесс лимфатических узлов, процент выживаемости будет снижаться.

Если обнаруживается рак молочной железы 3 степени, продолжительность жизни может составить и более 10 лет в случае комплексного лечения. Если борьба начата на ранних этапах и включает в себя хирургическое лечение, химиотерапию, лучевую терапию, то есть неплохие шансы на стойкую ремиссию заболевания при третьей стадии.

Рак молочной железы 4 степени имеет самый высокий процент смертности из-за тяжести состояния пациентов. Опухолевые клетки распространяются по организму, образуются метастазы и поражаются другие органы. На этом этапе помочь прожить еще несколько лет может только мощная комплексная терапия, включающая в себя и химиотерапию, и облучение, и оперативное вмешательство.

Пациентки, прошедшие лечение от рака молочной железы и достигшие стойкой ремиссии, не могут считаться до конца здоровыми. После рака за женским здоровьем нужно будет следить в два раза тщательнее. Есть огромное число женщин, проживающих счастливую жизнь, несмотря на такое испытание.

источник

Женщинам с раком груди кроме химиотерапии нередко делают и мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Иногда вырезают только опухоль, но некоторым приходится удалять грудь полностью.

Четыре женщины, перенесшие радикальную мастэктомию, рассказали «Бумаге», как операция изменила их отношение к себе, почему они решили не вставлять импланты и как на это отреагировали их близкие.

— У меня двое детей, благополучная семья, я очень спортивная. И к врачам ходила в основном с травмами. У меня была порвана плечевая мышца, и я сначала лечила плечо, потом нашла что-то в груди, и врачи мне сказали, что это, скорее всего, синяк. Но на всякий случай сделали пробу. Это было в декабре 2016 года. И вдруг звонят из поликлиники и говорят, что мне нужно срочно прийти. И так настаивают.

Долго не могла поверить в то, что мне рассказывают, не могла вникнуть в смысл слов «атипичные клетки». Потом уже поговорила с хирургом, он сказал, что диагноз не вызывает ни малейших сомнений, вопрос только в том, какой это вид и какая схема лечения. Помню состояние абсолютной паники и растерянности: что делать, куда пойти? Паника длилась, наверное, неделю.

На работе сказали, что оплатят мое лечение в Герцена (Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена — прим. «Бумаги»). Операция прошла 4 августа 2017 года. Сначала я была настроена сразу же сделать одномоментную реконструкцию, потому что просто не представляла, как жить без груди. У меня была паника от картинок, которые я видела в интернете: смотрела на них и рыдала.

Но хирург сказал, что не рекомендует делать одномоментно: у меня третья стадия с метастазами — реконструкция пострадает при лучевой терапии. Технически реконструкцию можно делать спустя полгода после терапии. Я была настроена восстанавливать грудь, но только своим лоскутом (метод восстановления, при котором вместо имплантов используют собственные ткани пациентки: часть мышцы с передней брюшной стенки или лоскут со спины — и перемещают в область груди — прим. «Бумаги»). Однако потом была уже утомлена прошедшим лечением: восемь химий — это очень тяжело. Если после первой химии я была «не в форме» первые два дня, то после восьмой — десять дней совсем никакая.

Это настолько злобное лечение, что организм еще не восстановлен. Понимание этого тормозит меня делать что-то с грудью. И на предложение сделать самую дорогую операцию хирург сказал, что она мне не подходит. И потом, очень много деталей, о которых узнаешь, только вникнув в тему. Например, я перенесла лучевую и потеряла большой вес. Мне сказали, хорошо, что я не сделала имплант: при потере 15 кг и изменении тела он мог бы оказаться на спине.

Мне рекомендуют делать именно импланты, но я не хочу: надеюсь снова заниматься плаванием и айкидо, а [при физических нагрузках] они могут травмироваться, порваться внутри. И вопрос в их долговечности. Что с ними будет через 10 лет, через 20? Я человек нестарый, меня напрягает, что эта штука будет жить внутри меня долгое время. Скорее всего, операцию делать не стану.

Когда у меня была шестая или седьмая химия, в палату привезли женщину, которая не стала делать радикальную мастэктомию. Сейчас у нее метастазы по всему телу. Сколько ей осталось и что можно сделать? Смотреть на нее больно и страшно. Я для себя решила, что это подсказка свыше: [вот] что произойдет, если пожалею убрать грудь.

Читайте также:  Народные средства при злокачественной опухоли молочных желез

Было страшно до последнего, даже не могла смотреть на себя в зеркало после операции. Сейчас привыкла. Муж говорил, что для него это абсолютно неважно, но это не те слова, которые я хотела услышать. Когда было совсем тяжело, звонила по телефону горячей линии. И хочу сказать, что сотрудники отрабатывают свою миссию прекрасно. Когда я была на грани отчаяния, слышала [от них] слова, которые, наверное, и хочет услышать человек в такой момент.

Вдруг я поняла, что не одна. Девчонки из группы поддержки рассказывали, что это [удаление груди] как раз фигня, что из всех аспектов лечения он наименее травматичный.

Сейчас хожу в бассейн и до сих пор не могу раздеться при всех: прячусь и переодеваюсь отдельно. Не могу раздеться при муже, хотя он уверяет, что это не имеет никакого значения. Это имеет значение.

С операцией справилась, но длинное лечение сильно меняет мировоззрение. Теперь я ценю себя, жизнь приобрела яркие цвета. Больше не психую из-за немытого пола, непоглаженного белья — хрен с этим. Год не могла это делать и поняла, что [члены семьи] и так проживут; не буду готовить ужин из трех блюд — сварят себе пельмени.

Главное, мне хотелось бы перестать бояться рецидива. Никто не может объяснить, почему это произошло со мной. И образ жизни, и диета — всё было. Я не пила, не курила, родила детей, кормила их сама — не попадаю в группу риска. Один из факторов, почему я не иду на импланты: некоторые онкологи говорят, что это увеличивает риск рецидива. Свою прежнюю форму восстановлю: я человек целеустремленный. Но как мне перестать бояться, что мне опять поставят такой диагноз, не знаю.

Работает в социальной сфере в Москве

— В ноябре 2015 года мне поставили диагноз «рак груди», а в конце года сделали полную мастэктомию левой груди. Сейчас у меня ремиссия.

Моя бабушка болела раком груди; из-за этой болезни умерла мама, когда мне было 16 лет. Тогда я жила в онкоцентре на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии Блохина, РОНЦ — прим. «Бумаги»). Я всегда была «онконастороженной»: всю жизнь боялась заболеть — до психических срывов (и ходила к психологу, который пытался сгладить этот страх). Тем не менее болезнь не миновала, хотя я регулярно наблюдалась.

Сначала мне диагностировали фиброаденому (доброкачественная опухоль — прим. «Бумаги»), но в итоге это оказался рак. Опухоль обнаружил муж. На следующий день мы поехали в маммологический центр на обследование, но я знала: это диагноз, рак.

Мне диагностировали вторую стадию, и я понимала, что нужно сделать всё радикально, убрать [молочные железы] по максимуму. Мысли, что я теряю грудь и буду испытывать какие-то неудобства или страдания, не было. Просто сгруппировалась и дала себе установку: надо держаться за жизнь.

Я мама 13-летнего ребенка, у меня семья. Муж сразу сказал: «Саша, даже звука не произноси о реконструкции. Ты мне нужна живая: с грудью, без груди, кривая, косая — неважно, лишь бы ты была здесь, с нами».

Девочки, с которыми лежала в больнице и с которыми сейчас общаюсь, не видели себя без груди и решились на реконструкции. Но [реконструкция] — это операция не без последствий. Лечение было очень тяжелым, организму требуется много сил, чтобы это выдержать. И для себя решила, что не готова к этому ни физически, ни морально. Реконструкция — это шестичасовая операция с наркозом, двухнедельный вынос из жизни, который я не могу себе позволить. Стоит ли грудь таких мучений? Для меня нет.

Комплексов и дискомфорта у меня нет, спокойно смотрю на себя в зеркало. У меня вставлен протез, я ношу красивое нижнее белье, замечательно чувствую себя на море в купальниках. Понятно, что не могу надеть какое-нибудь декольте или что-то еще, но этим можно пожертвовать. Чем больше живу, тем больше понимаю, что реконструкция мне не нужна.

Вообще, во мне нет сентиментальности, я даже не плакала [из-за болезни]. Единственное, сказала мужу: «Игорь, ну е-мое, в 38 лет!». А потом видела женщин, заболевших онкологией и в 38, и в 28, и в 20 лет. Я не зациклена на себе, смотрю вокруг и понимаю: есть девчонки-героини, которые столько прошли. А я? Ну прооперировалась, прошла курс химиотерапии, прохожу обследование. Какое отсутствие груди, какие комплексы? В мыслях — только выжить, идти вперед, дожить до совершеннолетия ребенка, дай бог, выучить ее. Была бы возможность, я бы и вторую грудь убрала к чертовой матери.

Специалистка по нетрадиционной медицине из Москвы

— Когда узнала про диагноз, конечно, была в шоке. Но у меня даже вопросов не возникает, [почему это произошло]. В моем случае [причиной] заболевания стала психосоматика. Как мы обычно: нигде не болит — и ладно, а эмоции не так важны в жизни. Оказалось, что очень важны.

У меня была небольшая опухоль в груди, и она меня не беспокоила. В то время я помогала подруге [с ее депрессией], у которой муж умер от рака в 42 года. И вдруг начала думать, а что у меня там [в груди]? Меня это стало беспокоить даже не физически, а эмоционально. Пошла к врачу, и мне моментально поставили диагноз, анализ всё подтвердил, хотя ни боли, ничего не было. Диагностировали вторую стадию.

Когда мне до операции сказали, что возможно полное удаление, я ударилась в рев и в слезы. Но потом [врачи] сказали: «Да нет, обойдемся резекцией (частичным удалением груди — прим. «Бумаги»)». Мы еще думали, в какую сторону сделать шов, как буду прятать его под купальником.

На операционном столе выяснилось, что у меня внутрипротоковый рак, и грудь удалили полностью. Мне было очень тяжело, и процесс по выходу из этого состояния был очень тяжелым. У меня была и химиотерапия, и лучи, но думаю, что держусь за счет нетрадиционной медицины: биоэнергетики, биодинамики, работы с собой, вырисовывания своих эмоций, еще я мандалы рисую.

У меня была дикая депрессия, непрекращаемый поток слез. И если бы не мои подруги, которые вытягивали меня из этого состояния, не знаю, чем бы всё закончилось. Рука после операции не действовала, не могла поднять чашку с водой. Сейчас более или менее, могу выполнять бытовые задачи.

Муж удаление груди воспринял спокойнее меня. Так сложилось, что у нас родственники, у которых находили рак, все умирали. И поэтому потеря груди, а не жены была для него меньшим злом, он прямо об этом говорил. Но меня это мало успокаивало.

Пока не знаю, буду ли делать пластическую операцию, год делать ее нельзя. Переживания смягчились. Но это не я такая умная красавица — просто мне помогли.

Для меня грудь связана с сексуальностью, а женщина без груди — это уже не женщина. Поэтому потеря груди — это потеря и сексуальности, и красоты, вообще всего. Но сейчас понимаю, что в лифчике, например, не видно, что я без груди. Поэтому для посторонних людей ничего не поменялось. Отсутствие груди видно в интимном моменте, в бане. Но в баню мне сейчас всё равно нельзя. Есть такие фитнес-центры, где не общий душ, а кабиночки, я в такой ходила. Но тема пляжа для меня еще не решенная.

Плюсы реконструкции: у меня будет грудь, и меня перестанет беспокоить этот вопрос. А минусы: неизвестно, как себя поведет рука, и брать лоскут живота… Импланты мне не подходят, потому что я буду ощущать в своем теле что-то инородное. И еще очень пугает воздействие наркоза на мозг: потом от него долго отходишь, способность к биоэнергетике понижается — это меня останавливает.

Работала на заводе в Петербурге

— О диагнозе узнала случайно: в апреле прошлого года мылась в душе и нашла у себя уплотнение. Обратилась к гинекологу, а она даже смотреть меня не стала, сказала: идите к хирургу, к терапевту и, вообще, куда хотите. Сделала УЗИ, и врач сказала, что это очень похоже на опухоль. В итоге я пошла в онкодиспансер на Удельной, где мне дали направление в Песочное (НМИЦ онкологии имени Петрова в поселке Песочное — прим. «Бумаги»).

Там все хирурги в один голос сказали, что это опухоль. Сейчас у меня третья стадия, я прошла кучу обследований, и ни одно не выявило саму опухоль, только метастазы. Было обидно удалять грудь, понимая, что опухоли там может и не быть, что она может оказаться в совершенно другом месте. Но биопсия показала, что метастазы именно от молочной железы.

Был вариант резекции, но поскольку непонятно, в каком месте находится опухоль, наобум вырезать какую-то часть [было неэффективно]. А где гарантия, что она не в другом месте? Заведующая отделением сказала, что если для вас это не принципиально важно, то лучше убрать грудь целиком. Мы с мужем посоветовались и решили, что будем удалять полностью.

Любая женщина не готова расстаться со своей грудью, мне было жалко до последнего. Но я себя уговаривала, что это поможет выжить. Что если не сделаю этого, то опухоль, возможно, останется — и тогда придется всё начинать сначала.

Муж до последнего не верил в происходящее. Он у меня человек немногословный, за эти месяцы «постарел». Дети — у меня два мальчика, уже взрослые — поначалу даже не поняли, что произошло. Младшему мы сначала не говорили [подробностей], слово «рак» даже не произносили.

Реконструкцию, скорее всего, делать не буду: не считаю нужным подвергать свой организм дополнительной нагрузке. Всё это не так просто, как рассказывают: нужна серьезная подготовка — не месяц и не два, будет больно, невозможно добиться абсолютной симметрии, то есть нужно и вторую грудь оперировать. Я считаю, что с таким заболеванием, как рак, чем меньше вмешательств, тем лучше. Но, может, изменю свое мнение года через три-четыре.

У меня в семье одни мужчины, поэтому не даю слабины. Все эти мысли, что я инвалид, стараюсь от себя гнать, чтобы не плакать и не расстраиваться. Когда одета, вроде как ничего, но когда раздеваюсь, тяжело. Не могу раздеться при муже, показать ему это всё. Он говорит: «Что ты глупостями занимаешься? Что ты прячешься?». Но я пока не могу себя пересилить.

Поначалу отдыхала. А потом поняла, что если буду лежать, то сойду с ума: у меня все мышцы ослабли, осанку держать не могла. С апреля по январь, когда проходила химиотерапию, не было такой минуты, чтобы не думала о диагнозе. Дошло до того, что с ноября перестала спать. А после операции — как отрезало, будто организм сказал: «Всё, у меня нет рака».

Сейчас из-за лучевой терапии мне нельзя заниматься спортом, но с сентября пойду в бассейн: руку нужно всё время разрабатывать. Я созваниваюсь с женщиной, [которой тоже сделали мастэктомию], она ходит в бассейн и говорит: «Иду в туалет и переодеваюсь там в купальник, никто ничего не замечает». Конечно, при всех это будет не очень легко, но когда переживаешь такую болезнь, очень многое меняется в мироощущении. Если мне будет негде переодеться, буду переодеваться при всех, потому что это нужно для моего здоровья. Кто что подумает — это мало меня интересует. Может, задумаются и пойдут к врачу. Произошедшее со мной сподвигло знакомых пойти обследоваться.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит благотворительную программу «Женское здоровье»

источник

После того как женщина поборола такую серьезную болезнь, как рак молочных желез, ей стоит кардинально пересмотреть и изменить свою жизнь и ее образ. Чтобы быстрее вернуться в обычный темп, следует заняться собой, правильно питаться, заниматься лечебными физическими упражнениями и больше радоваться жизни, не упуская второго шанса.

Каждая женщина больше всего боится этого коварного заболевания. Вылечить его очень непросто, а реабилитироваться еще сложнее. Поэтому жизнь после рака молочной железы должна быть полной и более внимательной.

Кто пережил рак молочной железы, должен более внимательно относиться к собственному организму и рациону питания. Жирная пища для них теперь под запретом. Очень полезным будет употребление следующих продуктов:

  • Фрукты.
  • Овощи.
  • Зелень.
  • Проростки пшеницы.
  • Чай на травах или зеленый.

Нельзя употреблять алкоголь

Все эти продукты способны в несколько раз ускорить процесс восстановления организма, и выведут из него все негативные токсины, шлаки и т. д. Не рекомендуется пить алкогольные напитки, пиво крепкий кофе, поскольку они могут провоцировать появление вторичных опухолей и вызвать рецидив. Пшеница тоже может быть противопоказанной для тех, кто находится в группе высокого риска онкологических болезней.

Те, кто пережил рак молочной железы, должны помнить, что первые шесть месяцев нельзя поднимать любые тяжести, вес которых превышает 2 кг. Конечности нужно трепетно беречь от всех возможных механических повреждений. Под запретом также находятся процедуры естественного загара и солярия. По истечении двух недель с момента проведения хирургических манипуляций по извлечению опухоли и проведения химии, женщина должна ежедневно выполнять специальные упражнения, которые укрепят мышцы. Эта физкультура должна придерживаться около 1,5 месяца, а список движений и нагрузок предоставляет врач-онколог.

Большинство девушек, переживших рак груди, сильно начинают переживать и стеснятся того, что их молочная железа утеряна. Однако современные услуги пластической хирургии решают эту проблему с помощью протезирования. Реабилитация после рака молочной железы должна иметь психологические аспекты. Женщине лучше гнать плохие эмоции и мысли прочь, особенно о рецидиве. Если самостоятельно справиться с негативными эмоциями не выходит, то можно воспользоваться услугами психотерапевта.

Теперь все в руках женщины и только ей решать, как провести последующую жизнь. Главное, что ей необходимо помнить – ей удалось победить страшнейшую болезнь, поэтому ни к чему относится к себе критически. Сегодня существует огромное количество квалифицированных специалистов, которым под силу вернуть былую женскую красоту, пострадавшую из-за удаления новообразования. В результате лечения, может измениться количество женских половых гормонов. Этот фактор может существенно понизить либидо и тягу к интимным отношениям. Чтобы это не стало причиной раздоров с партнером, нужно откровенно разговаривать с ним на данную тему. Выслушав друг друга, пара быстрее возобновит сексуальные отношения и внесет в нее некоторые коррективы.

Очень сложно привыкнуть к новой внешности женщинам, которые пережили рак груди в молодом возрасте (20-40 лет). Отсутствие груди давит на них на психологическом уровне, ведь в такие годы люди начинают строить серьезные отношения и семью. В этом случае очень важно, чтобы близкие люди сумели поддержать и помочь женщине влиться в привычную жизнь и перестать критически к себе относится.

Она только что поборола страшное заболевание, но все еще слаба в психологическом и физическом плане. Организму понадобится много времени, чтобы восстановиться. Родственники должны отнестись к пациентке с пониманием, выслушивать, если потребуется, не перебивать. Если ей нужен будет совет или поддержка, она даст знать.

Читайте также:  Разновидности рака молочной железы у женщин на ранней стадии

Люди, победившие рак молочной железы обычно становятся замкнутыми психологически уязвимыми людьми. Однако эта болезнь не выбирает себе жертву и поражает как обычных граждан, так и знаменитостей:

Зарубежная актриса Кристина Эпплгейт является одной из звезд, которая победила рак молочной железы. Она повергла болезнь в 2008 году. Многие могут помнить эту смелую женщину по кинокартинам «Пришельцы в Америке» и «Пережить Рождество». В возрасте 36 лет ей поставили неутешительный диагноз, но она справилась и теперь занимается благотворительностью в поддержке женщин, которые вынуждены также бороться с этим заболеванием.

Певица Кайли Миноуг пережила диагностированный рак груди в 2005 году. Ей пришлось отменить все концерты и начать незамедлительное лечение, которое в итоге оказалось успешным.

Голливудская певица Анастэйшан также столкнулась с этой страшной проблемой. Имея огромное желание помочь другим пациенткам, она дала добро на транслирование передач, которые снимали ее в процессе всей терапии. Будучи больной, записала альбом, который произвел настоящий фурор в 2004 году. А уже спустя пару лет она полностью избавилась от рака. Теперь занимается модой и выпускает коллекции одежды.

Популярная писательница страны Дарья Донцова так же как и вышеперечисленные звезды пережила и победила рак груди на последних его стадиях.

Эти люди нашли в себе силы перебороть болезнь и не потерять вкус к жизни. Так что победа над такой страшной болезни должна давать повод женщинам открыть себя для чего-то новое и испытывать только положительные эмоции.

источник

В октябре по всему миру прошли информационные кампании по поводу рака молочной железы. Как болит при онкологии и нужно ли начинать скрининг, если ничего не беспокоит? «Правмир» записал реальные истории женщин о борьбе с раком груди и взял комментарий у специалиста.

“Эта бодренькая старушка сказала, что у меня рак”
Анна, 42 года, на момент постановки диагноза — 38 лет

Узнала о диагнозе я в 2014 году. До этого три года была на учете у маммолога: он наблюдал фиброзно-кистозную мастопатию. Каждые полгода я приходила к врачу — меня осматривали, делали УЗИ, говорили пропивать определенные препараты. Все рекомендации я выполняла в обязательном порядке.

Новообразование находилось в нетипичном месте — в дополнительной дольке молочной железы, почти под мышкой, за грудью. Как-то не хотели на него обращать внимание. За три месяца до того, как мне поставили диагноз – рак молочной железы IIIC стадии — я была на приеме у известного врача. Объяснила, что меня беспокоит, он посмотрел УЗИ, все обследования, сказал, что с фиброзно-кистозной мастопатией живут 95% женщин, рекомендовал пропить курс лекарств, сделать пункцию в своей поликлинике. Дообследоваться на месте не предложил.

Я ушла, а дискомфорт — как выяснилось позже, от этой опухоли размером с фасоль — нарастал, я уже не могла спать на том боку, пошла в районную поликлинику.

Маммолог, осмотрев меня, сказала:

Такое впечатление, что это что-то плохое, давай-ка сразу пункцию сделаем.

Через 10 дней эта бодренькая старушка озвучила, что у меня рак, и надо незамедлительно начинать лечение.

Из ее уст это не звучало как-то трагично. Но, провожая меня из кабинета, она добавила:

Деточка, где же ты так долго гуляла?

Я сразу пошла вставать на учет в онкодиспансер. Три недели я ждала очереди, а в регистратуре никто не подсказал, что при первичном обращении по направлению с уже установленным диагнозом я имею право получить консультацию онколога в течение пяти рабочих дней. В тот период у меня не было финансовой подушки, чтобы обследоваться платно.

Анна

Химиотерапия длилась около четырех месяцев. На нее был хороший отклик, затем сделали полную мастэктомию — удалили грудь и лимфоузлы, через пару месяцев был курс лучевой терапии. Весь цикл лечения пройден, впереди пять лет гормонотерапии. По истечении этого времени, на основании результатов лечения, химиотерапевт даст дальнейшие рекомендации.

Сейчас я живу обычной жизнью. Нахожусь в процессе реконструкции груди, причем так получилось, что реконструктивную операцию делали день в день с первой операцией. Но с интервалом в три года. Изначально, я не планировала делать восстановительную пластику, меня не смущало, что нет груди, у меня не было ограничений, я могла ходить в спортзал, заниматься танцами и йогой, нормально себя чувствовала, грудь небольшая — не было видно асимметрии. Но соблазнилась на реконструкцию, потому что многие из моего окружения начали делать такую пластику — девчонки ходили очень довольные, глаза блестели. И я пошла за компанию — была только на одной консультации у хирурга и сразу решилась.

После лучевой терапии я долго восстанавливалась — после радикальной мастэктомии осталось минимальное количество ткани, которая еще ощутимо пострадала после лучей. Я даже не представляла, что можно будет что-то с этим сделать. У меня была просто впадина на месте груди, ребра, обтянутые кожей. Но доктор как-то совершил волшебство. Уверена, результат будет лучше, чем до начала лечения!

Потом я познакомилась с программой «Женское здоровье», стала в качестве волонтера посещать больницу, вскоре меня пригласили на работу в программу и я стала координатором. Мы общаемся с женщинами, которые недавно узнали о своем заболевании и только вчера сделали операцию на груди. Не вмешиваясь в план лечения, мы делимся своим опытом, отвечаем на вопросы, на которые может ответить только тот, кто пережил рак груди.

Личная жизнь? Мой семейный статус не изменился, но я думаю, что все впереди. Поклонники есть, но близких отношений нет, и это не зависит от того, была ли операция. Вовсе нет. Пока нет человека, с которым в горе и в радости я буду счастлива так же, как счастлива сейчас.

Но скажу вам, за четыре года жизни с онкологическим диагнозом я многого насмотрелась и наслушалась. Несмотря на то, что на дворе 21 век, мифы по поводу рака и табуированность темы еще встречаются. Много заблуждений и непонимания этого диагноза — не только среди обычного населения, но иногда и медперсонала.

После приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог
Марина, 48 лет, на момент постановки диагноза — 45 лет

У меня появилась шишка. Поначалу она то исчезала, то появлялась. Я закрутилась, заработалась, куча событий во всех сферах жизни, просто шквал какой-то, и мне стало не до этого. Потом я поняла, что я странно себя чувствую и очень сильно устаю. Знакомая гомеопат посоветовала провериться – я еще погуляла, были трудности в семье, но в конце-концов записалась на прием к маммологу.

За день сделали все базовые анализы, платно.

Результата биопсии надо было ждать неделю, но снимки доктор видел, я спросила напрямую – скажите честно, что вы думаете. Он посмотрел, говорит: молодец, что пришла, наш пациент. Биопсия все подтвердила.

Были понятные шаги – один за другим. Первой была операция, операционная гистология совпала с первичной. Расписали план лечения. Вкатили по полной программе восемь химий, лучевая терапия. С момента диагностики до того, как все закончилось, прошёл год.

Пока я сдавала анализы, я работала. После операции была на больничном месяца четыре. За это время договорилась об изменении графика — я работала удаленно, в офис приезжала, когда могла. Здесь, спасибо моему работодателю, они пошли навстречу и поддержали – посмотрели, какие сегменты я в этом состоянии могу закрывать, и так мы продолжали работать.

Сейчас я уже три года принимаю гормонотерапию — это часть моего лечения, мне пить ее еще несколько лет. Да, жизнь стала другой. Друзья — кто-то отсеялся, это стандарт, обычная история. Члены семьи есть разные, ближайшие — поддержали во всем, а кого-то я не стала информировать. Так получилось, что брак распался до диагноза. Я много всего переосмыслила, после приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог.

За несколько лет до всей этой истории мне в руки попала книга Яны Франк – художницы и иллюстратора, семья которой из Узбекистана уехала в Германию. Она заболела раком — была тяжелейшая история с кишечником, она выбралась из всего этого и рассказывала о себе и лечении. В Германии в план лечения входят сессии с психологом, и если человек отказывается, его лишают страховки – потому что это значит, что он не хочет лечиться.

Работа с психологом – это серьезный, очень важный этап реабилитации, и я очень надеюсь, что это когда-нибудь будет у нас.

Я не ощущала ничего в груди, но при обследовании кишечника нашли опухоль
История 3. Ирина, будет 47 лет, на момент постановки диагноза — 42 года

В какой-то момент я почувствовала, что чем-то болею: как будто что-то со мной не так, я уставала. Я пошла к терапевту — анализы нормальные, все хорошо. И тогда я почему-то решила, что у меня рак, и пошла к онкологу за деньги.

Первый онколог сказал: расслабься, все хорошо. Второй онколог меня пощупал, в том числе и грудь, сказал, что ему не нравится мой кишечник. Вот в процессе обследования кишечника, на КТ, и нашли опухоль в молочной железе. Но я не ощущала ничего в груди.

Диагноз был поставлен в конце года, и мне сказали, что процесс получения квоты будет длительным. Начитавшись всего, я решила лечиться платно. Когда пришла гистология и иммуногистохимия, врачи решили, что рак не такой агрессивный, и начали с операции. Но когда стали пересматривать материал после операции, оказалось, что рак не такой простой.

Начали делать химию – я прошла четыре курса, до сих пор прохожу гормональную терапию. Еще мне сделали овариэктомию (операция по удалению яичников), когда анализы более-менее пришли в норм, мне стало полегче.

Я хотела второго ребенка. Врач сказал:

Тебе 42, когда ты закончишь пить таблетки и можно будет рожать, тебе будет 47, ну куда уже, зачем?

Я подумала-подумала, и правда – я согласилась на вторую операцию достаточно быстро.

Диагноз мне поставили 20 октября, операция была 17 ноября, а химию я закончила 12 февраля. Вторая операция была в конце мая. В общей сложности семь месяцев. Сейчас каждый день в определенное время я пью таблетку — делать так нужно в течение 10 лет, я пропила уже 4 года. Обследования сначала были раз в три месяца, потом — раз в полгода, сейчас — раз в год.

Жизнь стала немножко другой. Из плюсов: полностью изменилась моя профессиональная направленность, болезнь привела меня в сферу, про которую я даже не думала. До диагноза я работала заместителем директора крупной компании, а сейчас я научный сотрудник в учебном заведении. Мне это нравится, первая работа — это работа для денег, а это — работа для себя. В семье сказали: главное, чтобы тебе было лучше.

Мы с мужем почувствовали, что мы вместе и более сильные. Это испытание, но оно было нами пройдено. Наши отношения перешли на другую стадию, стали лучше.

Изменилось внутреннее ощущение себя, но произошло это не быстро. Я не скажу, что сразу была оптимисткой, я плохо себя чувствовала физически, у меня были психологические проблемы из-за переживаний, а потом в какой-то момент все изменилось, не сразу. Люди вели себя по-разному, с некоторыми знакомыми и друзьями мы стало общаться намного меньше, но появились другие.

Рассказывает врача-рентгенолог, консультант программы “Женское здоровье” Ольга Пучкова:

В области молочной железы боль может по нескольким причинам:

– Межреберная невралгия – самая распространенная ситуация. У женщины заболело справа – ныло-ныло и прошло, снова начало ныть, потом снова прошло. Это боль, связанная с позвоночником и ущемлением нервных окончаний в нем.

– Циклическая масталгия — боли предменструального характера. Боли, связанные с молочной железой циклически и функционально, всегда симметричны и касаются обеих желез, клетки одни и те же. Не бывает такого, что только в одной железе есть неприятные ощущения, а в другой нет. Начинаются после овуляции, у кого-то могут быть за две недели до менструации, у кого-то — за два дня, но всегда – после середины цикла.

– Третий вариант — боль, связанная с прорастанием опухоли в нерв. Такая боль постоянная, выраженная, не проходящая вообще. И это большие размеры опухоли, ее сложно с чем-то спутать, и уже есть определенная клиническая картина.

Есть крупные, серьезные исследования, доказывающие, что скрининг при раке молочной железы эффективен. Самые большие программы запущены в Финляндии, Швеции и Голландии и показывают результаты снижения смертности на 50%.

В Финляндии и Голландии скрининговый возраст 50-69 лет, в Швеции — 40-69 лет. В этих странах нет однозначной концепции относительно того, когда начинать скрининг и об интервале между обследованиями. В Швеции принято обследоваться раз в год с 40 до 55 лет и раз в два года, начиная с 55 лет. Они объясняют это биологией рака и возрастом — чем моложе пациентка, тем агрессивнее рост опухоли, поэтому интервал обследования короче.

В Финляндии скрининг раз в два года, в Голландии сейчас обсуждается включение в скрининг женщин с 40 лет.

Если у женщины нет никаких жалоб, ее ничего не беспокоит, то никакие обследования ей не нужны. Дело в том, что у обследования есть положительный результат — выявление рака на ранней стадии, когда он не угрожает жизни, а есть отрицательный — выявление незначительных изменений, которые требуют, тем не менее, каких-то вмешательств — вплоть до биопсии.

Врачи понимают, что до 40 лет вероятность заболеть РМЖ очень низкая, проводить скрининг не целесообразно, а вероятность ложноположительных результатов и выполнения ненужных исследований крайне высока – чего мы пытаемся избегать.

Но если есть жалобы на уплотнение, изменение цвета кожных покровов, формы железы, вытяжение соска или выделений из него – речь идет уже не о скрининге, а о диагностическом обследовании – за один его раунд женщине может быть сделана и маммография, и УЗИ, и биопсия, чтобы подтвердить или исключить проблемы.

Если есть отягощенная наследственность, есть мутации в генах — этим пациенткам раз в год, начиная с 25 лет, делают МРТ с контрастом. Этот скрининг работает в США, Италии и Израиле.

Причиной мастопатии является генетический вариант строения железы, с ним ничего сделать нельзя — это бесполезно и бессмысленно. Плотный фон для рентгенолога – это как облака для пилота, он снижает чувствительность маммографии. Но из-за этого плотного фона мы не призываем чаще обследоваться, возможно лишь добавление УЗИ к маммографии для этих женщин.

Женщина же должна знать, что вариант строения ее железы – такой, он не требует приема никаких препаратов. Распространено назначение «Мастодинона», но этот препарат работает при предменструальной боли, он не рассасывает кисты, фиброзножелезистая ткань никуда не девается – это утопия.

Поэтому если женщину ничто не беспокоит и не болит, она просто живет с этим и регулярно обследуется. На мой взгляд, лучше раз в год, хотя единого мнения на этот счет нет.

источник