Меню Рубрики

Адъювантная лучевая терапия при раке молочной железы

Такое страшное заболевание как раковое поражение молочной железы можно побороть только комплексными мероприятиями, в которые входит оперативное вмешательство, медикаментозное лечение, химиотерапия, радиологическое облучение, питание и другие мероприятия. Лучевая терапия при раке молочной железы применяется и как монотерапия, она неплохо сочетается с оперативным вмешательством, является закрепляющей результат после проведенной химиотерапии. Современные аппараты радиологического облучения лишены многих негативных факторов, которые проявлялись при проведении подобного мероприятия еще лет 10 – 15 назад. Современная лучевая терапия позволяет воздействовать на злокачественные конгломераты новообразования достаточно локально, не затрагивая здоровые клетки.

[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9]

Прежде чем определиться с вопросом, в каких случаях онколог назначает лазеротерапию, прежде следует поднять вопрос о разновидностях данной процедуры, которая зависит от цели ее применения:

  • Радикальное радиологическое облучение, которое позволяет проводить полную резорбцию злокачественного новообразования.
  • Паллиативное радиологическое облучение назначается при диагностировании значительных объемах опухоли и распространенном метастазировании. В данном случае добиться полного купирования проблемы не получится, но притормозить распространение метастаз и рост образования вполне возможно. Такая процедура позволяет продлить жизнь онкологического больного, снизить болевую симптоматику, облегчив ему жизнь.
  • Симптоматическое облучение назначается врачом – онкологом в случае особо тяжелой клинической картины заболевания. После прохождения лучей у такого больного снижается интенсивность, и острота боли, которую уже трудно устранить даже наркотическими обезболивающими лекарственными средствами.

Показания к проведению лучевой терапии при раке молочной железы, на основе которых делается необходимое назначение:

  • Более четырех пораженных лимфатических узлов.
  • Многочисленные очаги инвазий в молочных железах;
  • Отечная форма ракового новообразования, поражающая молочную железу женщины и/или лимфатические узлы с формированием конгломератных структур. То есть при диагностировании локально — распространенного процесса, не отягощенного продуктами распада опухоли.
  • Метастатическое поражение костей, с болевой симптоматикой.
  • Радикальная резекция молочной железы.
  • Органосохраняющее оперативное вмешательство.
  • Устранение осложнений прогрессирующего ракового процесса.
  • Предоперационная лучевая терапия, позволяющая повысить уровень чувствительности раковых клеток.
  • Послеоперационная лучевая терапия, позволяющая удалить оставшиеся после оперативного вмешательства клетки.
    • Высокая вероятность рецидивирования.
    • Третья стадия ракового новообразования.
    • Многочисленные метастазы в подмышечно – подключичной зоне.

Еще до недавнего времени радиологическое облучение прооперированной зоны проводилось после того как операция была завершена. Лучи поражали и уничтожали клетки, которые по той или иной причине не могли быть иссечены.

Но наука не стоит на месте. Разрабатываются и внедряются все новые методики лечения и современное, более совершенное оборудование. Инновационная интраоперационная лучевая терапия рака молочной железы, появившаяся на вооружении врачей – онкологов не так давно, уже неплохо зарекомендовало себя в лечении многих онкологических заболеваний.

Суть данной методики в том, что она позволяет начать процесс облучение раковых клеток еще на стадии проведения оперативного вмешательства. Радиоактивные лучи сразу же после иссечения опухолевого образования направляют на определенный участок. Это позволяет свести к минимуму вероятность остаточной опухоли. То есть проводиться обезвреживание участка опухоли, который возможно не был иссечен. Ведь, как показывают исследования, в девяти случаях из десяти рецидивирующая карцинома молочной железы появляется на месте, где уже было иссечено новообразование. Именно по этой причине онкологи практикуют незамедлительное прицельное облучение высокими дозами области, попадающей в зону риска.

Высокая эффективность и привлекательность рассматриваемой методики еще и в тома, что здоровые клетки организма не подвергаются поражению.

Как показал мониторинг применения интраоперационной лучевой терапии (ИОЛТ), который захватывает результаты последних пяти лет, что процент возникающих рецидивов достаточно низок, по сравнению с классической радиологической терапией, и составляет менее 2 %.

Особенно актуальна рассматриваемая методика поражения раковых клеток еще в процессе терапии для пациентов пожилого возраста, но если речь идет о низкоагрессивном типе раковых опухолей. В ряде случаев допускается полная замена интраоперационной лучевой терапией послеоперационного радиологического облучения. Если же без послеоперационной лучевой терапии не обойтись, применение интраоперационной методики дает возможность уменьшить продолжительный прием послеоперационной в среднем на пару недель.

На сегодняшний день, в силу инновационности технологии, не установлен оптимальный уровень разовых доз электронного излучения. Онкологи, опираясь на свой опыт и клиническую картину заболевания, назначают дозировку, попадающую в диапазон от 8 до 40 Гр.

Как показали наблюдения, больные, подвергающиеся процедуре ИОЛТ, переносят сеанс нормально, без особых осложнений.

Непосредственно после проведения интраоперационной лучевой терапией медики отмечали повышенную отечность и покраснение облучаемых и соседних с облучаемой областью тканей. Имеется еще одна особенность: на протяжении первых двух – трех суток наблюдалось выраженное выделяющееся в ткани и/или полости организма экссудата (экссудативная реакция). В дальнейшем восстановительный период проходит относительно нормально.

Некоторые пациенты на седьмые – девятые сутки дают повышение локальных показателей температуры тела. Местно, в зоне облучения, наблюдается отек и формирование гематомы, которая впоследствии перерастает в инфильтрат с последующим нагноением.

Малогабаритные бетатроны (аппараты, излучающие необходимые лучи), размещенные непосредственно в операционной, позволяют производить обработку лазером больного еще на операционном столе, не ослабевая при этом контроль над состоянием пациента. Контроль производится дистанционно с использованием монитора.

Достаточно часто, боясь побочных осложнений, больные отказываются от лечения лучами. Особенно процент отказов велик у пациентов пожилого возраста. Это в основном связано с психологическим страхом и незнанием. Чтобы развеять часть домыслов, следует подробнее оговорить, какие побочные эффекты лучевой терапии при раке молочной железы могут возникнуть и наиболее часто проявляются.

Стоит сразу успокоить пациентов, что такая симптоматика как потеря волос и стойкая тошнота при проведении рассматриваемой процедуры не наблюдается в силу того, что применяемая доза ионизирующего излучения достаточно низкая, поэтому она не приводит к развитию лучевой болезни.

Но все же побочные явления существуют и проявляются с разной частотой и интенсивностью у различных больных. Обычно наблюдается:

  • Повышенная утомляемость, которая становится более заметной к концу курса и постепенно самостоятельно проходит после его завершения. Восстановительный период длительный и занимает от одного до двух месяцев.
  • Могут эпизодически возникать боли в области пораженной облучением молочной железы. Они могут быть как тупого, ноющего характера, так и острые (такие встречаются реже). Обычно данный симптом так же не требует медикаментозного лечения.
  • Достаточно часто на кожном покрове облучаемого больного может развиться лучевой дерматит. По истечению трех – четырех недель с начала терапии, на коже может развиться локальное раздражение, сопровождающееся:
    • Зудом.
    • Отечностью подкожной клетчатки.
    • Гиперемией.
    • Повышенной сухостью кожного покрова.
  • У некоторых больных лучевой дерматит может прогрессировать «по сценарию» солнечного ожога.
    • Может развиваться влажная десквамация в виде волдырей заполненных жидкостью.
    • Возможно отслоение эпидермиса. Преимущественно такими местами поражения становятся анатомические складки организма. Например, область подмышечных впадин и под грудью. Преимущественно такая патологическая симптоматика постепенно уходит на протяжении пяти – семи недель после завершения облучения. Чтобы как можно дольше противостоять появлению подобной патологии, необходимо следить за кожей и постараться держать свой иммунный статус высоким. Стоит позаботиться и об одежде. На всем протяжении лечения она должна быть удобной, не передавливать и не натирать. Желательно если она будет из натуральных материалов, чтобы параллельно не провоцировать еще и аллергическую реакцию и так ослабленного болезнью организма. На время терапии стоит отказаться и от использования спиртовых средств для протирания кожного покрова, так как он сушит ее. Не приветствуются и кремы. На фоне чрезмерной потливости у многих пациентов кремовые средства могут вызвать кожную мацерацию (разъединение растительных или животных клеток в тканях).
  • Может наблюдаться болезненность мышечных тканей.
  • Снижение показателей крови. Развивается лейкопения и тромбоцитопения.
  • Достаточно редко, но возможно появление кашля и других проявлений воспалительного процесса, протекающего в области дыхательных органов.
  • Диспепсические расстройства кишечника.
  • Временное потемнение эпидермиса в области груди c стороны облучения.

Какие побочные явления способна принести лучевая терапия!

Подавляющее большинство пациентов онкологических клиник поддаются процедуре радиологического облучения раковых клеток, с целью угнетения их способности к размножению и уничтожению. За последние десять – пятнадцать лет медицинское радиологическое оборудование претерпело ряд существенных изменений и усовершенствований. Рассматриваемая процедура стала гораздо безопаснее, но, не смотря на это, данную методику нельзя назвать абсолютно безопасной для организма больного. Однако тот эффект, который она приносит по локализации, снижению объемов и уничтожению раковых новообразований перевешивает негативность ее проявлений.

Последствия лучевой терапии при раке молочной железы напрямую зависят от состояния самого организма пациента, сопутствующих его заболеваний, уровня индивидуальной чувствительности тканей, а так же глубины проникания радиологических лучей. В большинстве случаев последствия облучения начинают проявляться у больных прошедших через продолжительный курс лечения.

Основные последствия, например, умеренная отечность и незначительная болевая симптоматика, могут приносить определенный дискомфорт на протяжении шести – двенадцати месяцев после процедуры. Эти боли обычно обусловлены разворачиванием постлучевого миозита (поражение мышечных тканей под воздействием различных факторов, которое носит воспалительный, травматический или токсический характер).

[10], [11], [12], [13], [14]

Обычно осложнения лучевой терапии при раке молочной железы не требуют подключения каких – либо терапевтических мероприятий или поддерживающего лечения. Но оставлять без внимания данный факт все же не следует. О появившейся патологической симптоматике следует поставить в известность своего лечащего врача – онколога или наблюдающего маммолога, который, сей факт, должен взять под контроль и при необходимости принять адекватные меры к купированию проблемы.

Одним из осложнений, которое зачастую требует медицинского вмешательства, является лимфодема (отечность мышечных структур руки со стороны пострадавшей груди). Возможно развитие радиационной пневмонии, катализатором которой являлось воздействие рентгеновских лучей на ткани грудной клетки. Данное заболевание способно начать прогрессировать спустя три – девять месяцев после получения лечебной дозировки.

Еще одним осложнением радиологической терапии можно назвать потерю мышечной силы верхней конечности со стороны пострадавшей груди (которая переходит в хроническое русло). Для реанимации данного процесса приходится привлекать знания и помощь специалистов.

На кожной поверхности больного могут проявиться лучевые язвы, которые требуют уже оперативного хирургического вмешательства. Отдаленным осложнением лучевой терапии может стать повреждение миокарда и органов дыхания.

Но большинство из осложнений, все же не требует никакой медицинской помощи. Снизить воздействие ионизирующего излучения, а, следовательно, и тяжесть осложнений возможно только применением более инновационного оборудования, тщательного подбора дозы излучения и правильно локализовать область облучения.

[15], [16], [17]

Достаточно часто, для получения более эффективного результата, больной получает комплексное лечение, которое может состоять из проведения химиотерапии, результат которой закрепляет радиологическое облучение. Лучевая терапия при раке молочной железы после химиотерапии – это достаточно часто встречающийся тандем, показывающий наиболее положительный результат по сравнению с применением их в отдельности в роли монотерапии.

В данном случае химиотерапия при раке молочной железы используется для истребления раковых конгломератов, тогда как радиологическое ионизирующее облучение, оказывая локальное воздействие на конкретную зону новообразования и пути притока лимфы, позволяет уничтожить остаточные «живые» раковые клетки, которым удалось «избежать» уничтожения фармакологическими препаратами, которыми проводилась химиотерапия.

Особенно часто сочетание химиотерапии с ионизирующим облучением назначается в ситуации, когда по какой – либо причине недопустимо применение более радикальных методик. Например, в случае неоперабельного или инфильтратно – отечного рака. Еще один вариант применение – когда сам пациент отказывается от операции. Тогда данный тандем назначается для снижения болевого синдрома и продления жизни больного.

Рак молочной железы — патологическая болезнь, которая характеризуется развитием злокачественных конгломератов в одной или обеих молочных железах. Это пожалуй одно из наиболее часто встречающихся заболеваний, частота диагностирования которого за последние несколько лет значительно возросла. По этой причине женщин, которых интересует данный вопрос, становится все больше. И он обоснован тем, что либо сама женщина столкнулась с данной патологией, либо является близким наблюдателем беды, произошедшей с ее родственницей, подругой или знакомой. Но, в любом случае, знания о проблеме, механизме ее развития и прогноз на будущее может принести пациентке определенную эмоциональную стабильность, что немаловажно для больной, которой только предстоит пройти этот непростой путь. Ведь женщину больше пугает неизвестность, которая и сказывается на ее психике.

Сегодня на просторах интернета можно найти множество форумов, предоставляемых отзывы о лучевой терапии при раке молочной железы, где бывшие пациентки и их родственники делятся своими переживаниями и опытом прохождения процедуры. Здесь можно найти и многочисленные советы, способные помочь женщине, попавшей в аналогичную ситуацию.

Преимущественно все респонденты соглашаются с тем, что обойтись без лучевой терапии в купировании проблемы рака молочной железы практически не возможно. Но вот последствия и осложнения, которые приходится преодолевать таким больным, достаточно отличаются. Одним впоследствии длительное время приходится бороться с отдышкой, проявляющейся как симптом лучевой пневмонии, кто — то, страдает от лучевого дерматита и с этим приходится длительное время бороться, а часть пациенток прошла процесс реабилитации, не ощутив достаточного дискомфорта.

Но практически все едины во мнении, что лучевая терапия – это билет в будущую жизнь. Одни находят в себе силы и долго, счастливо живут в кругу своей семьи. Другим, хоть и ненадолго, эта жизнь продляется, а насколько она будет качественной, уже зависит от самого человека.

Поэтому женщине, готовящейся пройти курс лазерной терапии, очень полезно будет почитать высказывания и советы бывших пациенток, пообщаться с ними. Ведь большинство страхов и сомнений – это от незнания предмета и того, что ожидает в будущем. Если больная будет представлять себе, что ее ждет, какие осложнения и последствия ее могут ожидать и как можно «смягчить» или полностью предотвратить их проявление, то и настроение, с которым она пойдет на облучение будет совсем иное. А как отмечают медики, что значительная часть эффективности результата лечения зависит от самого человека и его настроя на выздоровление.

Читайте также:  Можно ли есть картофель при раке груди

Рак – это страшный диагноз звучит как приговор к боли и смерти. Именно так это заболевание воспринимается многими людьми. И с ними могут аргументированно поспорить люди (в данном случае, женщины), которые получили второй шанс на жизнь. И этим шансом для них стала лучевая терапия при раке молочной железы. Ведь никто не поспорит, что многих из них уже давно не было бы в живых, не пройди они данную процедуру. Да – больно, да – страшно. Но это шанс жить и им необходимо воспользоваться, а уж, какой Ваша жизнь, подаренная онкологами, будет после лечения, во многом будет зависеть от самого человека, моральной и физической помощи его родных и близких. Будьте здоровы! Живите долго и счастливо, ценя каждый день!

источник

Гормональная терапия является эффективным методом лечения гормональнозависимых опухолей молочной железы. Иногда ее называют антиэстрогеновой терапией, так как она направлена на предотвращение воздействия эстрогена на онкологические клетки.

В Москве на онкологических болезнях (в том числе и на раке молочной железы) специализируются врачи Юсуповской больницы. Это одно из лучших учреждений по оснащенности, высококвалифицированным врачам, ценовой политике, качеству оказываемых услуг и сервису, в котором процент положительного исхода лечения один из самых высоких в стране.

В большинстве случаев гормональная терапия оказывает эффективное действие, так как 75% всех опухолей, расположенных в молочных железах, имеют гормонзависимую природу. В зависимости от общего состояния пациентки, стадии заболевания, характера течения, распространенности, менопаузального статуса доктор подбирает оптимальную схему лечения. Ее нужно строго придерживаться, ведь только так можно достичь положительного результата.

Показаниями к назначению гормональной терапии являются:

  • снижение вероятности возникновения рака у женщин, которые не страдают этим заболеванием, но находятся в зоне высокого риска;
  • снижение риска рецидивов при неинвазивном раке;
  • снижение вероятности рецидива или появления новых опухолей после оперативного вмешательства, химиотерапии и лучевой терапии;
  • уменьшение размеров опухоли при инвазивном раке;
  • метастатический рак.

Гормонотерапию часто называют «страховкой» после применения других методов лечения рака, так как операция, лучевая терапия и химиотерапия не могут дать 100% гарантию, что пациентка не заболеет вновь. Препараты гормонотерапии оказывают влияние на весь организм, подавляя действие эстрогена, и назначаются только в случаях гормонозависимых опухолей.

В Юсуповской больнице применяется только лучшее диагностическое оборудование от производителей с мировым именем, полный перечень лекарственных препаратов (антибиотики, химиопрепараты, гормональные таблетки и инъекции).

  • адъювантная (профилактическая);
  • неоадъювантная;
  • лечебная.

Применяется как дополнительная терапия после оперативного вмешательства, химического облучения и лучевой терапии с целью профилактики рецидивов. Обычно такая терапия длится от 5 до 10 лет, при этом доктор назначает препараты ингибиторов ароматазы или тамоксифен.

Неоадъювантная терапия представляет собой комплексное лечение перед проведением оперативного вмешательства или лучевой терапией. Она применяется в следующих случаях:

  • для уменьшения размеров опухоли и ее метастазов;
  • для уменьшения объема хирургического вмешательства;
  • для увеличения безрецидивной и общей выживаемости;
  • для определения чувствительности опухоли к цитостатикам;
  • для оценки новых способов лечения.

Такая терапия длится от 3 до 6 месяцев, хотя при положительном результате лечение продлевается.

Назначается пациенткам с неоперабельным раком и при генерализации. Также лечебную терапию назначают молодым женщинам с метастазами в печень или легкие, а также в период ремиссии.

Выбор лечения рака молочной железы зависит от многих факторов, среди которых:

  • гормональный статус обнаруженной опухоли;
  • менопаузальный статус женщины;
  • стадия заболевания;
  • применяемые ранее способы лечения;
  • наличие сопутствующих соматических болезней;
  • риск развития рецидива.

После применения неоадъювантной терапии у 80% пациенток опухоль уменьшается в размерах, а у 15% — отмечена полная морфологическая ремиссия.

Все виды терапии применяются в Юсуповской больнице. Врач, учитывая состояние пациентки, природу опухоли и стадию заболевания, подберет оптимальную схему лечения, которая поможет в эффективном лечении.

Гормонотерапию при раке молочной железы подбирают в зависимости от того, сохранен ли у женщины менструальный цикл. Так, пациенткам в пременопаузе (менструальный цикл постоянный) назначают:

  • тамоксифен сроком на 5 лет (на ранних стадиях заболевания);
  • операцию по удалению яичников;
  • после удаления яичников или подавления их функции с помощью медикаментов назначают ингибиторы ароматазы.

Женщинам в период менопаузы (пациентка находится в климактерическом или постклимактерическом состоянии):

  • назначают ингибиторы ароматазы после хирургического вмешательства, химической и лучевой терапии;
  • если пациентка до менопаузы принимала тамоксифен, то его заменяют ингибиторами ароматазы;
  • если женщина принимала тамоксифен на протяжении последних 5 лет, то его заменяют фемарой;
  • если при лечении тамоксифеном была выявлена новая опухоль или рецидив, то вместо него назначают ингибиторы ароматазы;
  • если в период приема ингибитора ароматазы выявлен рецидив, то его заменяют на тамоксифен, фаслодекс или назначают другой ингибитор ароматазы.

Опухоли по своей природе могут быть доброкачественными и злокачественными. Если опухоль доброкачественная, при этом существует риск ее перехода в рак, то единственным препаратом, который назначается таким пациенткам, является тамоксифен. Также он применяется при обнаружении протоковой карциномы in situ.

Женщинам с HER2-позитивным раком предпочтительнее назначать ингибиторы ароматазы. Также они назначаются, если тамоксифен оказался нерезультативным.

Относится к группе антиэстрогенов и препятствует соединению эстрогенов с раковыми клетками, что, соответственно, не дает последним увеличиваться. Его назначают женщинам на ранних стадиях заболевания и в период предменопаузы.

Одно из торговых названий этого препарата – Тамоксифен-Нолвадекс (в таблетках). У некоторых пациенток при их приеме отмечается сухость влагалища или, наоборот, чрезмерные выделения, усиленное потоотделение, покраснение кожи, увеличение веса.

Эти препараты блокируют выработку эстрогенов в организме женщины и назначаются пациенткам уже после наступления менопаузы. Как показывает практика, многим женщинам удалось преодолеть рак молочной железы благодаря приему одного из этой группы препаратов (аримидекс, фемара, аромазин). Каждый препарат назначается в определенных случаях:

  • аримидекс – на ранних стадиях заболевания сразу после удаления опухоли;
  • аромазин – на ранних стадиях рака тем женщинам, которые ранее несколько лет принимали тамоксифен;
  • фемара – на ранних стадиях болезни после оперативного вмешательства пациенткам, которые принимали тамоксифен 5 и более лет.

У большинства женщин прием этих препаратов не вызывает никаких негативных симптомов, но некоторые отмечают тошноту, сухость во влагалище и боль в суставах. Также длительный прием ингибиторов ароматазы может стать причиной хрупкости костей, поэтому вместе с данными препаратами параллельно назначают кальций и витамин Д.

Этот препарат является аналогом природного ЛГРГ и применяется для подавления работы гипофиза. Он снижает количество гормонов, которые вырабатывают эстрогены, но при прекращении его приема гипофиз начинает работать в усиленном режиме. Поэтому врачи после нескольких месяцев приема золадекса рекомендуют операцию по удалению яичников (овариоэктомию) хирургическим способом или путем облучения.

Побочное действие препарата заключается в снижении полового влечения, покраснении, сильном потоотделении, головных болях, перепадах настроения. Золадекс вводят внутримышечно в нижнюю часть брюшной стенки 1 раз в месяц.

Несмотря не огромную пользу, гормонотерапия имеет ряд негативных последствий. Примерно половина женщин, которым назначается гормонотерапия при раке молочной железы, отмечают:

  • увеличение массы тела;
  • потливость;
  • отечность;
  • сухость влагалища;
  • преждевременное наступление менопаузы;
  • перепады настроения, депрессия.

Широко используемый препарат тамоксифен может стать причиной образования тромбов, рака матки и бесплодия. Препараты, которые направлены на снижение уровня эстрогенов (ингибиторы ароматазы), в некоторых случаях приводят к остеопорозу, повышению холестерина, заболеваниям ЖКТ. При появлении вышеперечисленных симптомов следует немедленно обратиться к доктору. Он сможет подобрать другие оптимальные лекарства.

С момента обнаружения опухоли в молочной железе женщине нужно пересмотреть свой рацион. Правильно подобранная диета позволит значительно улучшить общее самочувствие и снизить риск дальнейшего развития заболевания.

Питание при раке должно быть максимально сбалансированным, с большим количеством витаминов и микроэлементов. Кушать необходимо часто, но маленькими порциями, при этом придерживаться принципа раздельного питания.

Врачи Юсуповской больницы считают, что питание при гормонотерапии рака молочной железы должно быть именно таким:

  • употреблять много ярко окрашенных овощей и фруктов (морковь, тыква, томаты, капуста, клюква, чеснок) и злаков (коричневый рис, пророщенная пшеница, отруби);
  • калорийность рациона должна зависеть от веса пациентки: женщинам с лишним весом с помощью диеты нужно попытаться избавиться от лишних килограммов;
  • уменьшить количество животных жиров в рационе и увеличить количество растительных;
  • употреблять пищу, богатую кальцием и витамином Д;
  • отказаться от продуктов, в состав которых входят фитоэстрогены;
  • полностью исключить копченую, жареную, соленую, острую пищу и продукты с консервантами;
  • ограничить количество сахара (в том числе и напитков с его содержанием);
  • полностью отказаться от алкоголя, курения и наркотических средств;
  • как можно меньше кушать красное мясо;
  • обязательно добавить в рацион морскую рыбу, морепродукты, морскую капусту;
  • ежедневно употреблять 1-2 порции молочных продуктов;
  • пить как можно больше сырой воды (не менее 2-2,5 л в день), зеленого чая и отваров из травяных сборов.

В Юсуповской больнице есть все необходимое оборудование для диагностики и лечения заболевания, а при выявлении образования в молочной железе в лаборатории можно сделать анализ на определение его природы.

Важно заметить, что каждая женщина в возрасте после 35 лет должна раз в год посещать маммолога чтобы исключить вероятность патологических образований в груди. Это можно сделать в Юсуповской больнице, которая находится по адресу: 117186, г. Москва, ул. Нагорная, д.17, корп.6, предварительно записавшись на прием.

источник

Особые показания к адъювантной лучевой терапии при раке молочной железы T2N1M0 после радикальной мастэктомии

В обзоре приведены данные исследований, демонстрирующие влияние различных факторов риска на выбор лучевой терапии при раке молочной железы T2N1M0. Следует рассмотреть возможность проведения лучевой терапии после радикальной мастэктомии при наличии как минимум двух из следующих факторов риска: возраст менее 40 лет, наличие позитивного или близкого (менее 1 мм) края резекции, экстранодальное распространение опухоли, низкая степень дифференцировки, лимфоваскулярная инвазия, люминальный В или трижды негативный подтип рака молочной железы.

В обзоре приведены данные исследований, демонстрирующие влияние различных факторов риска на выбор лучевой терапии при раке молочной железы T2N1M0. Следует рассмотреть возможность проведения лучевой терапии после радикальной мастэктомии при наличии как минимум двух из следующих факторов риска: возраст менее 40 лет, наличие позитивного или близкого (менее 1 мм) края резекции, экстранодальное распространение опухоли, низкая степень дифференцировки, лимфоваскулярная инвазия, люминальный В или трижды негативный подтип рака молочной железы.

От локального или локорегионарного рецидива рака молочной железы (РМЖ) не застрахованы ни радикально пролеченные больные с местнораспространенным процессом, прошедшие длительную комплексную терапию, ни пациентки с небольшими опухолями и достаточно благоприятным прогнозом. По данным разных авторов, частота развития изолированных рецидивов в области грудной стенки или сопровождающихся поражением зон регионарного лимфооттока у пациенток с инвазивным РМЖ стадий I–IIIA варьируется от 10 до 20% [1]. Такие больные заслуживают особого внимания, поскольку некоторым из них потребуется завершающая точка в виде послеоперационной лучевой терапии, направленной прежде всего на снижение риска рецидива и улучшение отдаленных результатов лечения. Несмотря на то что специалисты, занимающиеся данной проблемой, руководствуются рекомендациями крупных мировых сообществ, основанными на результатах большого количества исследований наивысшего уровня достоверности, в спорных ситуациях, к которым безусловно относится стадия T2N1M0 после радикальной мастэктомии, нередко звучат диаметрально противоположные мнения.

Показано ли облучение пациенткам с первичной опухолью размером менее 5 см и ограниченным количеством пораженных лимфоузлов (от одного до трех) после мастэктомии? Или такое лечение должны получать только больные с большим размером опухоли и более массивным метастатическим процессом в регионарных лимфоузлах? На какие факторы риска следует обращать более пристальное внимание при решении данного вопроса? Стоит ли в случае принятия положительного решения о лучевой терапии подвергать полномасштабному облучению все традиционно принятые зоны, или можно ограничиться отдельными? Специалисты достаточно часто задаются подобными вопросами.

Итак, РМЖ T2N1M0 после выполнения радикальной мастэктомии. 2007 г. стал переломным в плане отношения к адъювантному облучению для этой группы пациенток. Многие известные сообщества онкологов высказались в поддержку всестороннего рассмотрения возможности его назначения. С этим согласились и эксперты NCCN (National Comprehensive Cancer Network – Национальная всеобщая онкологическая сеть), проанализировав данные многочисленных рандомизированных исследований. Специалисты предложили при наличии от одного до трех пораженных лимфоузлов «серьезно рассмотреть проведение лучевой терапии на грудную стенку, надключичную и подключичную области» [2]. Как показал опубликованный в 2016 г. анализ L.L. Frasier и соавт. [3], основанный на данных SEER, за последующие четыре года ситуация действительно существенно изменилась. Авторы проанализировали почти 62,5 тысячи случаев РМЖ после мастэктомии. Все пациентки были разделены на три группы. В первую вошли больные с однозначным показанием к адъювантному облучению (опухоль ≥ 5 см, число пораженных лимфоузлов > 4), во вторую – пациентки без показаний (опухоль ≤ 5 см, отсутствие метастазов в лимфоузлах). Третью группу составили пациентки с опухолями ≤ 5 см и количеством выявленных метастатических лимфоузлов от одного до трех. Оказалось, что в этой когорте с 2007 по 2011 г. процент назначения послеоперационной лучевой терапии возрос с 26,9 до 40,5% (предположительно именно за счет больных со стадией T2N1M0). Ежегодный прирост составил от 2 до 9%. В двух других группах изменений не зафиксировано. Это говорит о том, что вопрос, не упускаем ли мы благополучную на первый взгляд группу пациенток после мастэктомии, вызывает обеспокоенность у специалистов во всем мире.

На какие же факторы риска следует обращать особое внимание, принимая решение о назначении адъювантной лучевой терапии для снижения риска рецидива в области грудной стенки? Такие факторы риска, как размер первичной опухоли менее 5 см, мультифокальность и наличие внутрипротокового компонента, не ассоциированы с повышенным риском локального рецидива, равно как и количество пораженных лимфоузлов (один, два или три). Однако последний фактор неразрывно связан с таким показателем, как количество исследованных лимфоузлов. R.V. Iyer и соавт. показали, что в соответствии со статистической моделью для достижения 90% вероятности аккуратности стадирования и подтверждения статуса N1 у больной с Т1 и пораженными одним, двумя или тремя лимфоузлами необходимо исследовать восемь, 15 или 20 лимфоузлов соответственно [4]. Если количество пораженных лимфоузлов менее восьми, то при обнаружении одного метастатического лимфоузла риск N2 составит 13%, двух – 55%, трех – до 93%. В подобных ситуациях следует задуматься об облучении подмышечной области. Как показали результаты недавних исследований, в отсутствие лимфодиссекции эффективность облучения подмышечной зоны сопоставима с эффективностью операции. Процент осложнений такой же или меньше [5].

Читайте также:  Что означает цифры при раке молочной железы

О повышенном риске рецидива в области грудной стенки можно говорить при наличии следующих клинических, патоморфологических и иммуногистохимических факторов:

  • молодой возраст. Еще в первой половине прошлого века многие исследователи отмечали: чем больная моложе, тем многократно выше риск развития рецидива. Так, D. Lewis и W.F.J. Rienhoff [6] установили, что в возрасте 20–29 лет риск составляет 67%, в возрасте 30–39 лет – 41%, в возрасте 40 лет и старше – 21–25%. Безусловно, возраст не всегда служит независимым предиктором повышенного риска рецидива в области грудной стенки, но в сочетании с другими факторами значительно увеличивает вероятность более раннего возвращения заболевания у определенной категории больных;
  • экстракапсулярное распространение опухоли за пределы пораженного лимфатического узла. Его обнаружение повышает риск рецидива в области именно грудной стенки, но не подмышечной зоны. Значение имеет и количество лимфоузлов с зафиксированным экстранодальным распространением, хотя в целом его нельзя считать независимым предиктором локального рецидива. Необходимо сочетание этого фактора как минимум еще с одним, чтобы склонить чашу весов в сторону адъювантного облучения;
  • край резекции. Обнаружение опухолевых клеток в линии резекции чревато локальной катастрофой при любой локализации опухоли, в том числе при РМЖ после радикальной мастэктомии, например при глубокой инвазии fasciapectoralis. P.T. Truong и соавт. [7] отмечали повышенный риск рецидива (20%) в области грудной стенки при позитивном крае именно у спорной категории больных с Т1–2 после радикальной мастэктомии. Сегодня понятие «близкий край резекции» уже практически не используется. Тем не менее утверждение «чем ближе края опухоли к краю резекции, тем выше риск локального рецидива» имеет место;
  • низкая степень дифференцировки опухолевых клеток и наличие лимфоваскулярной инвазии. Достоверность этих двух факторов риска подтверждена при мультивариантном анализе [8]. Grade III опухоли служит независимым предиктором развития локального рецидива, а наличие лимфоваскулярной инвазии повышает этот риск в два раза (с 19% в ее отсутствие до 36%);
  • молекулярный подтип опухоли. Возможно, он наиболее значим в плане вероятности локального или локорегионарного рецидива из всех перечисленных, хотя пока ни одни официальные рекомендации не предлагают его строго учитывать. K.D. Voduc и соавт. оценивали риск рецидива в зависимости от биологической природы опухоли [9] и установили следующее. Если принять риск рецидива для наиболее благоприятного в плане прогноза люминального А подтипа за единицу, то для других биологических вариантов опухоли молочной железы при T1–2N1M0 и G3 после радикальной мастэктомии риск развития рецидива как в области грудной стенки, так и в зонах регионарных лимфоузлов значительно возрастает (причем статистически достоверно для большинства из них) (табл. 1). В итоге это выражается в определенных показателях риска десятилетнего локального рецидива (табл. 2).

Маловероятно, что в случае HER2-позитивных опухолей лучевая терапия эффективно предотвратит рецидив в отсутствие таргетной терапии трастузумабом. По крайней мере при люминальном В подтипе (в сочетании с экспрессией HER2-neu или без нее) показано облучение грудной стенки, а при трижды негативном раке – возможно, всех зон регионарных лимфоузлов.

Итак, в случае T2N1M0 после радикальной мастэктомии при наличии как минимум двух из указанных выше факторов риска (возраст менее 40 лет, наличие позитивного или близкого (менее 1 мм) края резекции, экстранодального распространения опухоли, низкой степени ее дифференцировки и лимфоваскулярной инвазии, а также при обнаружении люминального В или трижды негативного молекулярного подтипа рака молочной железы) следует облучить хотя бы грудную стенку для снижения риска локального рецидива. Вероятно, в большинстве клинических ситуаций этой областью можно ограничиться.

Лучевая терапия на зоны регионарного лимфооттока чревата усугублением частоты и выраженности лимфостаза, развитием пневмофиброзов и сердечно-сосудистых осложнений. Подобный риск повышается при использовании 2-D-конвенционального облучения с более проблематичной стыковкой полей. Учитывая такую небезобидность лучевой терапии на регионарные зоны, при раннем раке подход к ее назначению должен быть максимально индивидуальным и взвешенным.

По мнению экспертов NCCN, если решение о лучевой терапии при Т1–2N1 принято, следует проводить облучение грудной стенки и надключичной области. С этим сложно не согласиться, особенно когда имеют место выявленная неадекватная подмышечная лимфодиссекция при количестве удаленных лимфоузлов менее восьми (необходимо рассмотреть возможность облучения подмышечной области), выраженная лимфоваскулярная инвазия, а также трижды негативный РМЖ.

Для подтверждения последнего предположения можно обратиться к результатам двух недавних работ. J. Wang и соавт. оценивали эффективность лечения 681 больной ранним тройным негативным РМЖ стадий I–II после радикальной мастэктомии и адъювантной химиотерапии в зависимости от добавления лучевой терапии в полном объеме (грудная стенка и зоны регионарного лимфооттока) либо без таковой. Причем основное внимание уделялось показателям пятилетней безрецидивной и пятилетней общей выживаемости. Средний период наблюдения при этом составил 86,5 месяца. Оказалось, что адъювантная лучевая терапия позволяет увеличить показатели безрецидивной выживаемости до 88,3% (против 74,6% в отсутствие таковой) и общей выживаемости до 90,4% (против 78,7%) без существенного увеличения токсичности [10].

T.J. Whelan и соавт. в подгруппе больных (как правило, с T1–2N1) после радикальной резекции с отрицательными рецепторами эстрогенов и прогестерона при облучении молочной железы и всех зон регионарных лимфоузлов установили тенденцию к лучшей общей выживаемости по сравнению с теми, у кого облучению подвергалась только молочная железа (81,3 против 73,9%) [11].

Вопрос о включении в облучаемые зоны парастернальной области остается одним из наиболее дискутабельных, несмотря на то что за последние три года появились результаты рандомизированных исследований, в частности EORTC 22922 и MA20, а также метаанализ 2013 г. Ни в одном из них не выявлено явных преимуществ добавления парастернального поля. Вероятно, поэтому рекомендации St. Gallen – 2015 не содержат прямых указаний на необходимость облучения данной зоны.

Наиболее подходящим для нашей клинической ситуации представляется исследование французских авторов [12]. Из 1334 больных после радикальной мастэктомии, включенных в исследование, почти 90% имели Т1–2. Больных с N1 насчитывалось более половины. Пациентки были рандомизированы на группы в соответствии с возрастом, рецепторным статусом и лекарственным лечением. В контрольной группе облучали грудную стенку и надподключичную зону. В экспериментальной группе лучевая терапия проводилась дополнительно на парастернальные лимфоузлы. Анализ десятилетней общей выживаемости продемонстрировал статистически недостоверное преимущество – 3,3%. Причина скорее всего в том, что изначально авторы предполагали более значительный выигрыш – 10%. При этом анализ по подгруппам в зависимости от локализации опухоли (медиальный/центральный или латеральный квадрант), наличия или отсутствия пораженных подмышечных лимфоузлов (N1 или N0), проведения адъювантной химиотерапии либо отказа от нее также не выявил достоверных преимуществ включения в зону облучения парастернального поля. Между тем при наличии медиальной или центральной локализации и N1 проведение пара­стернального облучения приводило к более существенной разнице в показателях выживаемости как среди тех, кто получал адъювантную химиотерапию, так и среди тех, кому она не проводилась.

Таким образом, расширение зон послеоперационного облучения с захватом надподключичной области в большей степени показано пациенткам с трижды негативным РМЖ, особенно при условии не­адекватного исследования подмышечных лимфоузлов (когда необходимо облучение подмышечной зоны), а также больным с выраженной лимфоваскулярной инвазией, даже при стадии T3N0M0, как рекомендуют специалисты Американского колледжа радиологии (American College of Radiology). При локализации опухоли во внутреннем или центральном квадранте молочной железы и поражении подмышечных лимфоузлов, особенно в сочетании с другими факторами риска, необходимо рассмотреть возможность облучения парастернальной области.

Итак, больные РМЖ T2N1M0 после радикальной мастэктомии требуют индивидуального подхода. При наличии весомых факторов риска целесообразно облучение хотя бы грудной стенки, в ряде случаев надподключичных, а также парастернальных и подмышечных лимфоузлов. В некоторых ситуациях оставить данную категорию пациенток без облучения, не взвесив тщательно все аргументы «за» и «против», было бы опрометчиво.

источник

Адъювантная терапия ‒ это лечение, которое применяется в дополнение к основным (начальным) терапевтическим методам как вспомогательные процедуры. Этот вид медицинской помощи разработан с целью достижения конечной цели.

В зависимости от стадии и распространения злокачественного процесса, адъювантная терапия направлена на полное излечение, перевод онкозаболевания в состояние ремиссии или представляет главное орудие паллиативного лечения (улучшения качества жизни). Кроме этого, данная терапия способна улучшить симптомы конкретных заболеваний и повысить уровень общей выживаемости.

Даже после успешной операции по удалению всех видимых признаков злокачественного образования существует вероятность того, что микроскопические частицы остались, и рак может вернуться. Поэтому во многих случаях врачи рекомендуют прибегнуть к дополнительному лечению, которое используется после первичной терапии.

Способ лечения предвидит употребление медицинских химических препаратов с целью воздействия на раковые клетки, независимо от их места расположения в теле. Однако, химиотерапию не всегда целесообразно проводить. Поэтому следует посоветоваться с врачом о конкретной выгоде этого терапевтического способа.

Некоторые виды рака чувствительны к гормонам. Для влияния на гормонозависимые злокачественные формирования, эффективно остановить выработок гормонов в организме или блокировать их действие.

Она влияет на рост и распространение злокачественных формирований с помощью энергии мощного излучения. Этот вид адъювантной терапии способен убить оставшиеся раковые клетки и существенно повысить терапевтический эффект. Зависимо от цели, внешнее или внутреннее излучение фокусируется на исходном месте образования опухоли, что снижает риск повторения онкологического процесса в этой области.

Работает с защитными свойствами организма. Она может либо стимулировать иммунитет сопротивляться онкологии собственными силами, либо помогать ему с помощью медицинских препаратов.

Стремится изменить конкретные нарушения, присутствующие в раковых клетках путем изменения их внутренней структуры.

Онкологи используют статистические данные для оценки риска рецидива заболевания до принятия решения о конкретном виде адъювантной терапии:

  1. Использование одного терапевтического метода: например, лучевая терапия после резекции на рак молочной железы или химиотерапия в постоперационный период для пациентов с раком толстой кишки.
  2. Системная терапия состоит из химиотерапии, иммунотерапии, модификаторов биологического ответа (целевое лечение) или гормональной терапии.
  3. Системная адъювантная терапия рака и лучевое лечение в комплексе часто делаются после хирургического вмешательства во многие виды злокачественного процесса, в частности онкозаболевания рака толстой кишки, легких, поджелудочной и предстательной желез, а также некоторых гинекологических раков.
  4. Неоадъювантная терапия, в отличии от адъювантной, дается перед основным лечением. Она направлена на первичную обработку, уменьшение размеров опухоли и улучшение результатов основной терапии.

Каждый тип злокачественного процесса предвидит особое применение адъювантной терапии. В основном используются такие способы:

  1. Адъювантная гормональная терапия особенно эффективна при:
  • Раке молочной железы. В этом случае эндокринная адъювантная терапия блокирует действие эстрогена на опухоль молочной железы. Врачи преимущественно назначают “Тамоксифен” и препарат «Фемара»;
  • После удаления рака предстательной железы. В настоящее время врачи применяют ЛГ-рилизинг-гормоны (гозерелин, лейпрорелин), чтобы избежать возможных побочных эффектов.
  1. Адъювантная терапия при раке молочной железы используется на первом и втором этапах, а также при включении в злокачественный процесс лимфатических узлов. Метод лечения также может состоять из химиотерапии (“Доксорубицин”, “Герцептин» “Паклитаксел”, “Доцетаксел”, “Циклофосфамид”, “Фторурацил”) и лучевой терапии.
  1. Адъювантную терапию в виде химических препаратов (“Цисплатин”, “Паклитаксел”, “Доцетаксел” и др.) и лучевой терапии применяют при мелкоклеточном раке, а также при онкозаболеваниях легких с целью уберечься от местного рецидива или предупредить метастазы в мозг.

Для оценки эффективности адъювантной терапии, как минимум, раз в месяц следует проводить анализ общей биохимии крови, который включает в себя выявление состояния гематокрита, гемоглобина, функции печени и почек.

Адъювантная терапия особенно эффективна при таких видах рака:

  • колоректальный злокачественный процесс;
  • онкозаболевания легких;
  • медуллобластома (при полной резекции и применении адъювантной терапии 5-летняя выживаемость составляет 85%);
  • острый лимфобластный лейкоз.

Адъювантная терапия, за исключением лучевого лечения, не улучшает прогноз I, II и III стадий почечно-клеточной карциномы. При использовании лучевого лечения местный рецидив снизился с 41% до 22%.

Выбор общего лечения онкологических процессов, в том числе адъювантная терапия рака, предвидит полную оценку состояния больного и ответа опухоли на терапевтические процедуры. В связи с этим, проводится точная диагностика, которая обеспечивает основу для расчета регрессии заболевания, сопоставляются все преимущества и возможные побочные эффекты.

источник

Системная терапия улучшает выживаемость у пациенток, страдающих раком молочной железы на ранних стадиях.

Более половины пациенток с операбельным раком молочной железы, подвергающихся только локально-регионарному лечению, умирают от метастазов.

Это указывает на то, что микрометастазы существуют уже на момент установления диагноза.

Единственный способ улучшить выживаемость — назначать системную фармакотерапию. Системную терапию можно назначать в виде эндокринной, химио- или целевой терапии. Она может назначаться после (адъювантная) или до (неоадъювантная) локально-регионарного лечения.

Адъювантная эндокринная терапия признается единственным эффективным средством у пациенток с рецепторам эстрогена (ЭР) и рецепторам прогестерона (ПР) положительными опухолями. До недавнего времени тамоксифен был наиболее часто используемым препаратом у женщин как до менопаузы, так и после нее.

Тамоксифен является частичным антагонистом эстрогенов, однако оказывает агонистический эффект на эндометрий, жировой обмен и костную ткань. При его назначении в течение 5 лет снижается риск развития рака молочной железы на противоположной стороне на 40-50% (табл. 5.6).

Читайте также:  Метастатическое поражение печени при раке молочной железы прогноз

Таблица 5.6. Пропорциональноеснижениерискапосле5летприема тамоксифена по возрастным группам после исключения пациенток с опухолями, содержащими низкий процентэстрогенных рецепторов

Возраст, лет
Доля (%) ЭР-положи­тельных пациенток Пропорциональное (%) снижение (СО) ежегодной вероятности
Рецидив Летальный исход
70 94 54 (13) 34 (13)
Все 94 47 (3) 26 (4)

Примечание: СО — стандартное отклонение.

Препарат может быть менее эффективен в отношении HER2-положительных опухолей.

Селективные ингибиторы ароматазы (ИА) третьего поколения — анастрозол, летрозол и эксеместан — являются основным достижением в адъювантной терапии пациенток в постменопаузе, страдающих раком молочной железы на ранней стадии.

У данной группы пациенток они демонстрируют свое превосходство над тамоксифеном, действуя путем блокирования синтеза эстрогенов, осуществляемого посредством фермента ароматазы. Они демонстрируют улучшение безопухолевой и безметастазной выживаемости и превосходят в этом тамоксифен. Ингибиторы ароматазы третьего поколения, по сравнению с тамоксифеном, дополнительно снижают риск рака молочной железы на противоположной стороне на 40-50%.

Данные из первого исследования, в котором сравнивали тамоксифен с анастрозолом (ATAC, Arimidex, Tamoxifen Alone or in Combination) среди более чем 9000 женщин, продемонстрировали существенное улучшение безопухолевой выживаемости на фоне применения анастрозола по сравнению с тамоксифеном.

После этого исследования в других клинических испытаниях было показано преимущество летрозола над тамоксифеном в качестве препарата первого ряда, а также перехода с тамоксифена после его приема в течение 2-3 лет на анастрозол или эксеместан в течение 2-3 лет, по сравнению с приемом в течение 5 лет только тамоксифена.

Дополнительные данные, указывающие на эффективность этих препаратов, получены в ходе клинического испытания MA17, проведенного в Канаде. В ходе него было выявлено, что летрозол, назначаемый после 5 лет приема тамоксифена, снижает риск местного рецидивирования у пациенток с ЭР-положительными опухолями без метастазов в лимфатические узлы и с метастазами в них, а также вызывает существенное улучшение выживаемости у пациенток с метастазами в лимфатические узлы.

Поэтому в настоящее время доступные варианты лечения пациенток в постменопаузе — это прием только тамоксифена в течение 5 лет, прием в течение 5 лет анастрозола или летрозола, прием в течение 2-3 лет тамоксифена с последующим переходом на прием в течение 2-3 лет анастрозола или эксеместана или прием в течение 5 лет тамоксифена с последующим переходом на прием в течение 5 лет летрозола.

У женщин в периоде предменопаузы с гормонально-чувствительными опухолями варианты лечения включают назначение тамоксифена или тамоксифена в сочетании с подавлением гормональной активности яичников, наиболее часто с помощью аналогов гонадотропин-рилизинг гормона, например госерелина.

Добавление тамоксифена к госерелину демонстрирует улучшение выживаемости у пациенток с ЭР-положительными опухолями. Пока еще неясно, достигается ли данный результат при добавлении госерелина к тамоксифену. По данному вопросу проводятся клинические испытания, в которых сравниваются госерелин и тамоксифен с госерелином и ингибитором ароматазы.

Наибольшие преимущества химиотерапии наблюдаются у женщин до 70 лет. Химиотерапия опосредует свои эффекты не только за счет индукции аменореи. В настоящее время увеличение размеров опухоли, вовлечение лимфатических узлов, отсутствие рецепторов эстрогена, HER2-положительность, наличие лимфатической или сосудистой инфильтрации (ЛСИ) и возраст пациентки (младше 35 лет) являются факторами, рассматриваемыми при определении показаний и типа химиотерапии.

Химиотерапия не демонстрирует значимых преимуществ у получающих соответствующую эндокринную терапию пациенток в постменопаузе с опухолями на I или II стадии, опухолями, насыщенными ЭР, HER2-отрицательным раком молочной железы.

Включающие антрациклин комбинации, в которых используются доксорубицин или эпирубицин, более эффективны, чем традиционные комбинации циклофосфамида, метотрексата и фторурацила, и в настоящее время являются стандартом.

Добавление таксанов к антрациклинам дополнительно улучшает выживаемость при метастазах в лимфатические узлы, по сравнению с изолированным применением антрациклинов. При назначении новых схем лечения 5-летняя выживаемость у пациенток с метастазами в лимфатические узлы выросла с 65% до 85% и выше (табл. 5.7).

Таблица 5.7. Снижение частоты рецидивирования и летальности в клинических испытаниях полихимиотерапии (из Early Breast Cancer-Trialists’ Collaborative Group, 1998)

источник

Использование высокой энергии лучей или фотонов (X-лучи) или электронов для уничтожения раковых клеток или остановки их умножения. Как и хирургия – это локорегионарное лечение, потому что излучение достигает раковых клеток только в обрабатываемой области. Лучевая терапия используется, как правило, после операции и / или химиотерапии.

Давайте рассмотрим самые популярные виды лучевой терапии при раке молочной железы известные в современной медицине и применяемые при лечении во Франции.

Ранее она была «кобальт бомбой», теперь она представляет собой линейный ускоритель, который генерирует поток фотонов или электронов, используемых в лечении рака молочной железы.

Она стала золотым стандартом для лечения рака молочной железы и является трехмерной конформной лучевой терапией, включающей:

  • Моделирование путем получения анатомических изображений на специальном сканере.
  • Разграничение объемов целевых и органов с повышенным риском.
  • Дозиметрия.
  • Аудит портала позиционирования изображения.

Это метод – излучение, которое улучшает охват сложных целевых объемов при одновременном снижении воздействия органов риска.

Одна из целей этой методики лечения рака молочной железы состоит в том, чтобы получить однородное распределение дозы с оптимальным индексом конформации (максимальной дозой, средней дозой и лимитированной).

Кроме того, снижение воздействия на органы высокого риска, в том числе сердце и легкие, является еще одной задачей этого метода излучения.

Стереотаксическая лучевая терапия является локальным абляционным лечением (высокой дозой на фракцию, объем ограничивается облучением одного или ограниченного числа фракции).

В настоящее время в лечении рака молочной железы этот метод применяется только к облучению метастатических очагов, преимущественно головного мозга.

Используется при лечении опухолей радиоактивных, природных или искусственных источников. Брахитерапия может вылечить многие виды рака, при условии, что она является доступной в малом объеме (диаметром меньше, чем от 4 до 5 см). Мета-анализ показывает, что при таком лечении 4 из 5 человек избегают рецидива в течение 5 лет и смерти в течение 15 лет на последних стадиях.

Пионером этого метода был американский рентгенолог из Стэндфордского университета, доктор Генри Каплан, который описал технику в 1950-х годах.

В этом случае излучение применяется после операции, чтобы уничтожить раковые клетки, которые могут остаться в оперируемой области, если она используется после консервативной хирургии Дополнительное облучение молочной железы указывается, независимо от типа.

Результаты раннего рака молочной железы Collaborative Group TRiaLisT (EBCTCG), опубликованной в 2011 году, с участием 10,801 пациентов показали:

Значительное снижение риска рецидива до десяти лет 15,7% (доверительный интервал в пределах от 19% до 35%). Снижение вероятности специфической смертности (для рака молочной железы) от 25,2% до 21,4%, 3,8% — абсолютная выгода. Кроме того, мета-анализ у пациентов, имеющих от 1 до 3 положительных узлов, показал снижение первых локорегионарных рецидивов и смертности.

Это новый, менее агрессивный метод. Он направлен, во-первых, чтобы снизить риск поздней токсичности, и, во-вторых, сократить общую продолжительность лучевой терапии (от минут до нескольких дней, а не шесть-семь недель).

Методы, называемые «инвазивными», такие как: брахитерапия, облучение с лучевым Mammosite® и интраоперационным.

Методы, называемые «неинвазивными», как: трехмерное конформное излучение внешнего пучка, протонная терапия, и конформная лучевая терапия с модуляцией интенсивности.

  • Возраст ≥ 60 лет
  • размер опухоли ≤ 2 см (T1); pN0 (I, I +)
  • Отрицательные поля не менее 2 мм
  • ER
  • Без сосудистого болюса

Лучевая терапия при раке молочной железы часто применяется после мастэктомии, чтобы уменьшить, насколько это возможно, риск рецидива. многочисленные исследования показали, что для больных раком при «высоком риске» рецидива, лучевая терапия снижает после мастэктомии риск рецидива при курсе до пяти лет с 23% до 6%, разница 17% и в особенности снижение смертности на 15 лет с 60% до 55%, разница в размере 5%; р

Преимущество лучевой терапии наблюдается во всех возрастных группах и независимо от характеристик опухоли, размера опухоли (Т) и поражении лимфатических узлов (N).

Если химиотерапия и лучевая терапия зовутся адъювантной, то, как правило, сначала выполняется операция. В этом случае лучевая терапия должна быть начата не позднее, чем через 6 месяцев после операции и не более, чем через 5 недель после химиотерапии.

Она проводится до операции, отдельно или в сочетании с химиотерапией или гормональной терапией. Это полезно, чтобы убить раковые клетки и уменьшить размер опухоли. Этот вариант, как правило, предлагается в тех случаях, когда опухоль является большой или трудно искоренимой.

Грудное Облучение в дозировке 50 Гр поставляется в 25 фракций 2 Гр за сеанс

(Альтернативная схема 42,5 Гр за 16 фракций в 22 дней, 41,6 Гр за 13 фракций в течение пяти недель и 40 Гр за 15 фракций в течение трех недель) 5 сеансов в неделю

От 4 до 6 М. В. фотона или кобальта

10-16 Гр поставляется от 1 до 2-х недель

Противопоказано для пациентов пожилого возраста в случае отрицательных полей или низких факторов риска

Три основных принципа, регулирующие обращение излучения:

Для введения дозы радиации необходимо и достаточно, чтобы достигнуть стерилизации опухоли, точно высчитать дозу.

Чтобы предоставить дозу лучей по всей области максимально равномерно.

Сведение к минимуму внешней обеспеченной дозы до целевого объема, не задевая что не надо (здоровые органы и клетки).

Поэтому точность идентификации, проверки анатомического содержания доставленных балок и дозиметрии очень важны. А то в России часто делают на глазок эти сложнейшие расчеты.

Прогресс, такой как конформная лучевая терапия и модуляция интенсивности, которые уменьшают облучение здоровых тканей, позволяет уменьшение побочных эффектов.

Максимальное время от начала лучевой терапии после операции, при отсутствии адъювантной химиотерапии должно быть не менее 3-х месяцев.

Если химиотерапия и лучевая терапия назначены вам вместе, химиотерапия обычно выполняется первой. В этом случае, лучевая терапия будет начата позднее, чем через 6 месяцев после операции и через 5 недель после окончания химиотерапии.

Лечение во Франции методом лучевой терапии обычно начинается от 4 до 6 недель после операции или окончания химиотерапии. Вы встретитесь с радиационным онкологом, который осмотрит вас и объяснит ваше лечение, продолжительность и сроки проведения сеансов. Если нет химиотерапии, облучение начинается при заживлении ран, как правило, в течение восьми недель после операции.

При химиотерапии большинство центров не рекомендуют ждать до ее окончания, чтобы начать лучевую терапию. Иногда оба вида лечения вводят вместе, это называется химиорадиотерапия «RCT».

Первая консультация направлена на то, чтобы точно определить область, которая будет облучаться, области должны быть защищены, будет выбран наиболее подходящий метод облучения для вас.

Для этого, рентгенограмма будет сделана через «имитатора» — устройство с теми же техническими характеристиками, что и в дальнейшей обработке устройства. Область облучая будет отмечена войлоком на коже (не удалять) или маленькими точками татуировки размером с кончик пера (эта татуировка не остается навсегда). Этот этап идентификации длится от 40 до 60 минут.

С первой сессией лучевой терапии, вы встретите команду манипуляторов, которые будут выполнять ваше ежедневное лечение: контрольный выстрел будет реализован и подкреплен излучениями терапевта врачом. Вам будут установлены манипуляторы, которые затем покидают комнату, оставаясь в контакте с вами через аудиосвязь и камеру.

Как правило, при лечении пациент лежит на спине (положение лежа на спине). В особых случаях используются другие позиции на боку (боковое положение) или сзади (положение лежа).

Раздор обеспечивается с помощью наклонной плоскости, скорректированной на форму груди и размер груди. Для Вашего удобства и оптимизации расположения, ваши руки будут подняты и закреплены на регулируемых опорах.

Лучевая терапия рака молочной железы обычно проводится один раз в день, пять дней в неделю и не требует госпитализации. Она продолжается в среднем 6 недель. Сеанс радиотерапии имеет длительность 15 минут, а само облучение от 3 до 5 минут. Темп и продолжительность лечения определяется радиационным терапевтом и должны быть соблюдены. Еженедельное наблюдение во время «радиационных сессий» будет проходить с радиационным онкологом.

Мыться ежедневно, избегая горячих ванн, предпочитая непродолжительный душ с использованием нераздражающего нейтрального мыла.

В процессе лечения лучевой терапией рака молочной железы запрещается ношение жесткой синтетической одежды. Предпочтительно надевать свободную одежду из хлопка с армированием без нижнего белья, чтобы избежать раздражения от потливости и мацерации.

Необходимо заботиться об облученной коже во избежание травм и трения. Время ежедневного увлажнения обрабатываемого участка должна быть по возможности отслежено, при зарождающемся покраснении надо незамедлительно сообщить врачу.

Никогда не применять местные или пероральные препараты без разрешения лечащего врача.

Операцию по восстановлении груди можно делать через год после последнего сеанса лучевой терапии. Если была лучевая терапия на старых аппаратах или неверно высчитана частота радиации, то может остаться ожег, который истончит кожу, и восстановление груди станет практически невозможным.

Неправильно сделанная радиотерапия гарантирует рецидив в течение следующих 10 лет. Именно поэтому очень важно обращать внимание на используемые аппараты, на квалификацию команды и врача.

Во Франции в сеансах лучевой терапии участвует не менее 7 человек, это снижает риск врачебной ошибки. Этот закон был принят после того, как в одном онкоцентре в Тулузе чрезмерно облучили нескольких пациентов.

Как часто в России умирают не от рака, а от корявого лечения? То химией затравят, то радиацией облучат, а потом скажут, что это все рак. А ведь на самом деле – это некомпетентность врача!

Хотите получить эффективное лечение онкологии на современном медицинском оборудовании — обращайтесь во французскую клинику. В самом лучшем онкоцентре Москвы методики и оборудование отстают от Франции не менее, чем на 10 ЛЕТ!

источник